Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Убийство Юрия Циттеля: разборки на ПЖД. Часть 7. Пресса: 2004 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 29.01.2021

Опубликовано: 31.01.2021



По убийству Циттеля Ю.И. читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф, предлагаются для чтения 2 статьи за 2004 год, с № 48 по № 49; объем 8 листов.
*
Содержание:
2004 г.
48. Каюкова А. Конец "голливуда"
// "Известия" – Саратов" (г. Саратов). 2004, 26 февраля. № 15.
// "Общественное мнение" (г. Саратов). 2004, октябрь. № 10 (61), с. 20-23.
**


48. Алена Каюкова
Конец "голливуда"
В Саратове раскрыто убийство, совершенное восемь лет назад
// "Известия" – Саратов" (г. Саратов). 2004, 26 февраля. № 15.
* Подг. к печати: 12 июля 2020 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Это было одно из самых громких преступлений 1990-х годов, вошедшее в российские учебники криминалистики, - расстрел одиннадцати человек в офисе фирмы "Гроза". Считается, что гибель лидеров крупнейшей группировки завершила целую эпоху "дикого" капитализма в отдельно взятом регионе. После восьми с лишним лет расследования областная прокуратура готовится передать дело в суд.
В середине 1990-х 29-летний саратовец Игорь Чикунов по кличке Чикун считался одной из самых влиятельных фигур в криминальной среде города. Под его контролем находились два крупнейших магазина, Крытый рынок, пакет акций нефтяного концерна. Легально молодой человек входил в совет директоров нескольких фирм. 20 ноября 1995 года Чикунов и двенадцать его приятелей отдыхали в офисе фирмы "Гроза", который находился в Заводском районе. Компания пила пиво и играла в "пульку". Внезапно в комнату вошли двое мужчин с пистолетами и молча расстреляли присутствующих. Как в голливудском боевике, убийцы за двадцать секунд выпустили по две обоймы. "Чикуновцы" не ожидали нападения – оружия при них найдено не было. Некоторые даже не успели вынуть руки из карманов. Киллеры сделали контрольные выстрелы и скрылись на неустановленной машине. Милиция обнаружила лишь два пистолета "ТТ" китайского производства и двух тяжело раненых приятелей Чикунова. Им удалось спастись, спрятавшись под телами погибших. На городском кладбище появилось одиннадцать гигантских надгробий.
Сразу после сообщения о расстреле в Саратов прилетела делегация МВД РФ во главе с первым заместителем министра Владимиром Колесниковым. Первой, неофициальной версией стали разговоры о мифической "Белой стреле" и мести сотрудников РУБОПа. Говорили о действиях московских бандитов, которые якобы отдавали саратовским коллегам на переработку монгольскую нефть и однажды недосчитались прибыли. Как рассказывают в областной прокуратуре, следствие не прерывалось ни на день. Подозреваемых задерживали даже на Украине. Но версии отмирали одна за другой.
Летом 2003 года на заказчика и исполнителей знаменитого убийства вышло Приволжское УВД на транспорте. "Это не наша подследственность. Однако почти 50% нашего коллектива составляют бывшие работники РУБОПа, - говорит начальник оперативно-розыскного бюро при УВДТ Александр Безъянов. – Делом чести управления стало раскрытие другого страшного преступления 1990-х, убийства начальника Приволжской железной дороги. В ходе следствия по этому делу мы попутно раскрыли девять заказных убийств, в том числе и в "Грозе".
Сотрудники УВДТ в течение года объезжали зоны смертников – "Черный дельфин", "Белый лебедь", встречались также с выжившим приятелем Чикунова, который сейчас отбывает наказание. В июле 2003-го транспортная милиция задержала одного из предполагаемых киллеров, некоего Орлова. При нем обнаружили пистолет ПСМ и пакет героина. После расстрела в "Грозе" прошло много лет. Саратовец обзавелся семьёй, поселился на окраине города и занялся бизнесом. Параллельно следователи работали со вторым подозреваемым, Алексеем Цыганковым, ранее осужденным к пожизненному заключению за другие убийства. По словам Александра Безъянова, "Цыганков понял, что милиции известно все, и написал чистосердечное признание, тогда и Орлову – его правой руке – пришлось "расколоться".
Как рассказали в УВДТ, Алексей Цыганков также был знаком с Чикуновым и был наделен большими амбициями. Личность он незаурядная: вырос в семье видного партийного функционера и известного адвоката, учился на юридическом факультете, увлекался немецкой философией и теологией. По предположению следствия, в течение года Потап (таково прозвище обвиняемого) устранял рядовых членов банды. Несколько месяцев до расстрела, не отрываясь, смотрел боевики "Крестный отец" и "Сицилийская мафия" и учился стрельбе у знакомого милиционера. Воспроизвести киношные сцены 22-летнему Алексею якобы не составило труда. "Комната в "Грозе" была маленькой, пять на шесть метров, плюс большая скученность присутствующих", - поясняет Безъянов.
Следствие установило личность заказчика преступления. Им оказался "интеллигентный саратовец, занимавшийся бизнесом", который платил Чикунову дань. Сейчас он находится в розыске.
Орлову и Цыганкову предъявлено обвинение по статье "Умышленное убийство" с отягчающими обстоятельствами. Возможно, не последнее – ведь человеку, осужденному пожизненно, нечего терять. В прошлом году Потап в очередной раз продемонстрировал способности к спецэффектам – таинственным образом освободился от наручников и сбежал из здания областного суда. Догнали его через два квартала. Дело по "Грозе" будет передано в областной суд в конце февраля.
(Каюкова А. Конец "голливуда"
// "Известия" – Саратов" (г. Саратов). 2004, 26 февраля. № 15).
**


49. Альберт Кошкаров
"Карты, деньги, два ствола"
// "Общественное мнение" (г. Саратов). 2004, октябрь. № 10 (61), с. 20-23.
Рубрика: Персона.
* Подг. к печати: 19 августа 2020 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Имя этого человека только недавно стало широко известно. Естественно, в "узких кругах". А фантастический и подчас мрачный ореол домыслов и слухов, взаимоисключающих и парадоксальных, вокруг него остался. С этого мы начали беседу с предпринимателем Леонидом Фейтлихером.
- Леонид Натанович, вокруг вашего бизнеса столько слухов и тумана – поэтому мысли лезут в голову самые разные и неожиданные. Давайте из первых уст – что такое фирма "Рим"?
- Если люди умеют ответить на агрессию, и достаточно жестко – это не значит, что они бандиты. Если я владею пакетом акций коммерческого банка – это тоже автоматически не означает, что я – банкир. Акциями могут владеть и конюх, и птицевод… Едва ли они от этого сделаются банкирами. Это – что касается туманов и слухов.
Группа компаний "Рим" существует 12 лет. Как и большинство компаний, в начале 90-х мы начинали с торговли. Быстро выстроили сеть магазинов бытовой электроники, стали одним из лидеров на этом рынке, привлекли к сотрудничеству известные мировые брэнды LG и SAMSUNG, с их помощью осваивали современные стандарты торговли. Параллельно создавали сеть обувных магазинов. Нам всегда хотелось развиваться, быстро и динамично расти. Поэтому мы активно привлекали к работе молодежь, создавали кадровый резерв, отправляли сотрудников учиться (и здесь, и за границей), учились сами и построили в результате не интегрированный, а диверсифицированный холдинг. Сегодня мы работаем на самых передовых и растущих рынках.
Компании "Оверта" и "Конверсия связь" представляют нас на рынке современных телекоммуникаций, завод керамического кирпича "Римкер групп", купленный в полуразрушенном состоянии и реконструированный нами, - на рынке строительства, городки аттракционов "Лукоморье" в Саратове и Энгельсе – на рынке досуга и отдыха. Да, совсем недавно наш труд по созданию городков аттракционов был оценен на Всероссийском конкурсе "Хрустальное колесо России", где мы получили приз и вошли в десятку (!) лучших развлекательных парков России.
В нашем инвестиционном портфеле много новых проектов, на очереди создание горнолыжного комплекса с системой искусственного оснежения склонов, строительство жилья и т.д. Но это не главное, что хотелось сказать о нас. Главное, что за 12 лет мы не "сидели" ни на газовой, ни на нефтяной трубе, не участвовали в приватизации предприятий, через нас никогда не проходили бюджетные деньги. Мы работаем только в нашей области, инвестируем только в нашу область, мы не вывозим капитал за границу, мы создаем и сохраняем рабочие места (у нас работает более 2000 сотрудников), мы пытаемся внести свой вклад в благоустройство города. Посмотрите на саженцы новых дубов в городском парке, на цветы на наших детских площадках. Те же, кто нас критикует и обвиняет, не создали ничего, а разрушили многое.
- В списке компаний вы не назвали коммерческие банки, прежде всего, банк "Экспресс-Волга". Кстати, прокомментируйте ситуацию с покупкой банка "Экспресс-Волга" "Пробизнесбанком". Говорят, вы и были главным переговорщиком?
- Мы остались в банке "Экспресс-Волга" владельцами блокирующего пакета. Прошла пресс-конференция, публикации в прессе – добавить особо нечего. Крупный и технологичный московский банк пришел в регион.
Действительно, я был инициатором продажи. Решение абсолютно закономерное, что бы там ни говорили. Банк был крупнейшим в регионе по всем показателям. Благополучно развивался десять лет. Последние годы – особенно успешно. И все это могло бы оказаться под вопросом, региональные деньги – они достаточно дорогие. Все равно пришли бы столичные с более дешевыми ресурсами, а потом и иностранные банки. Это уже реальность. Лучшее время продажи бизнеса – когда он на пике, на взлете. А если жалеть и тянуть – он потихоньку начинает подгнивать, падать в цене… А банк "Экспресс-Волга", да, отличный банк, на который я потратил десять лет жизни.
- Леонид Натанович, а почему губернатор как-то сказал "такого банка больше нет"? Это связано с кредитом в 30 миллионов, который правительство не вернуло банку?
- Это занятная история. Если хотите – расскажу. Ее герои – и спикер облдумы Шувалов, и бюджетный клуб "Сокол", и наш непредсказуемый губернатор. Давайте для начала я вам дословно воспроизведу, что он сказал на всю область в передаче "Доброе утро, губерния!" (Встает, вставляет кассету в магнитофон, нажимает на воспроизведение.)
Фрагмент радиопередачи
Журналист А. Касович:
"…Вопрос жизни и смерти института "Саратовгражданпроект", который намеревается выселить из занимаемого помещения банк "Экспресс-Волга", не дает покоя профсоюзному лидеру института Людмиле Бакутской".
Ответ Д. Аяцкова:
"Я дал поручение Владимиру Михайловичу Марону, что мы деньги… "Экспресс-Волга"… Такого банка практически уже нету. С новыми хозяевами мы пока договорились, и вас трогать никто не будет. Правительство будет решать эту проблему.
Л. Бакутская задает вопрос:
"…У нас 16 декабря – очередной суд".
Д. Аяцков:
"Судиться надо – суд будет на вашей стороне!"
*
Банк "Экспресс-Волга" не может забрать здание "Гражданпроекта". По закону залог не забирается. Имущество, которое находится в залоге, должно реализовываться на аукционе. И часть денег, вырученных на аукционе, идет на погашение кредита. Само здание мы никак забрать не могли. Поэтому вся истерия специально нагнеталась, чтобы скрыть истинные мотивы и роль людей, которые здание закладывали. Здание, которое является государственной собственностью. Далее – губернатор говорит: с новыми хозяевами мы договорились. Да тогда с "Пробизнесбанком" еще никаких договоренностей о покупке не было! Переговоры только велись. А тут заявление, что он договорился с новыми хозяевами и уже дал поручение Владимиру Михайловичу Марону. Еще один банковский специалист.
Меня поразили две вещи. "Суд будет на вашей стороне". Тут без комментариев – Дмитрий Федорович и царь, и суд, и воинский начальник. И второе. Юрий Борисович Зеленский, начальник ГУ ЦБР по Саратовской области должен был отреагировать на слова, сказанные на всю область: "Такого банка больше нет", поскольку заявления губернатора могли привести к большим экономическим проблемам не только в банке, но и в области. У нас 67 тысяч вкладчиков! Какая толпа могла бы ломануться в банк! Тут бы вынесли все двери. Видимо, от ужаса услышанного Зеленский просто замер.
- Но не ломанулись же и не вынесли…
- А это цена губернаторского слова. Ни один человек не пришел и не снял свой вклад.
- А роль Шувалова?
- Вернемся к истории взятия кредита. Мне позвонил Сергей Шувалов, спикер облдумы и слезно просил дать денег нашему старому клиенту, футбольному клубу "Сокол". Миллион долларов, или в рублях – 30 миллионов. Клиент и впрямь старый. Единственное, что могу о нем сказать – вся история его обслуживания всегда сопровождалась задержками с возвратом кредитов и выплатами процентов… Правда, под "Сокол" мы всегда получали обеспечение и гарантии. Естественно, встал вопрос об обеспечении и на этот раз. Шувалов сказал, что поговорит с губернатором, правительством и предложит нам перечень объектов областной собственности. Мы выбрали "Гражданпроект". Было личное распоряжение Аяцкова, его обращение к комитету по имуществу. Вся процедура была соблюдена. "Сокол" получил кредит.
Пришло время погашения. Ни денег, ни процентов! Управляющий банком Евгений Зубаков начал искать ходатая, уважаемого нашего спикера областной думы. Найти не может. Не должник бегает за кредитором, рассказывает о трудностях и просит подождать, а просто: "Нет денег – и все". "Соколу" включили штрафные проценты, передали иски в суд.
- А как сейчас развивается ситуация?
- Идут судебные процедуры. Денег так никто и не отдал. Никаких договоренностей не достигнуто.
- Кстати, о Шувалове. Вас называют человеком, который подарил ему вторую политическую жизнь. Вы сняли своего кандидата по округу в ситуации, когда у Шувалова были проблемы избраться депутатом. И вообще, что за странные отношения? То вы снимаете своего кандидата, то просьба по телефону о миллионе долларов.
- Сергея Шувалова я знаю давно. Ну, не когда он работал инструктором в обкоме партии. Но года с 1991-го мы знакомы. Внешне всегда казался неплохим, веселым парнем. Когда он попал в правительство, я был очень рад: наконец-то у нас в областной администрации стали появляться более-менее образованные, интеллигентные люди. Это оказалось заблуждением. Дозвониться до Сергея Алексеевича становилось все труднее и труднее, а потом просто невозможно. Не виделись годами. Я понял, что парень заразился и тяжко заболел. И вот в период предвыборной кампании в областную думу, в 2002 году, явился сам. Садимся, мило беседуем о жизни. Я ему говорю: "Где же ты скрывался, Сережа?" А он мне, показывая пальцем наверх, отвечает: "Они мне запрещали с тобой общаться. Ты же понимаешь, если не послушался бы, то вылетел бы оттуда". А мы выставили в округе управляющего нашим ершовским филиалом, уроженца Ершова Анатолия Семенова. Перспективы у Шувалова были нулевые. Он проиграл бы не только нам, но и коммунистам. А Семенов имел блестящие шансы. Шувалов слезно, чуть не на коленях, умолял, просил снять кандидатуру Семенова. Говорил: шеф пообещал ему, что сделает спикером. И вот тогда уж он развернется и "создаст достойную конструктивную оппозицию этому преступному и антинародному режиму".
Мы сняли своего кандидата. Шувалов за счет мощного административного ресурса все-таки выиграл выборы. Стал депутатом. Надо отдать ему должное, пришел ко мне с бутылкой коньяка. Мы выпили за его успех. С тех пор я его видел пару раз мельком. Ну а борьбу с антинародным режимом он продолжает вести. А как – мы все видим.
- Раз мы вышли на политические темы: что все-таки привело вас к общественно-политической деятельности?
- Не хотелось бы повторять банальностей вроде: если вы не занимаетесь политикой, она займется вами… Но если мы говорим о развитии, то при сложившихся условиях развиваться в Саратове стало невозможно. У власти – примитивные, ущербные, необразованные люди, которые душат всякую инициативу. Не думающие ни о городе, ни о людях, даже о том, что о них скажут после ухода и будут ли плевать вслед.
Не понимающие, не чувствующие города, в котором они живут. Это те же самые номенклатурные коммунисты, которые сменили партбилеты. Только не первого, а четвертого-пятого ряда. Колхозная бюрократия правит нами до сих пор. И все бы ничего, конец ей бы все равно наступил. И занялись мы этим не для того, чтобы изменить власть. Власть изменить невозможно. Но поскольку все это катится в тартарары, ужасно хочется придать этому процессу ускорение. Вот и причина, почему в той или иной степени мы занялись политикой.
Ситуация, которая сложилась в Саратове: одно сплошное гнусное интриганство, а никак не политическая жизнь. Нет серьезных бизнес-процессов и нет бизнес-сообщества как такового. Полная политическая и бизнес-апатия.
- Выяснилось, что были личные отношения с Шуваловым. А с губернатором? Говорят, он имел с вами что-то вроде консультаций?
- Да, мы встречались пару раз. Часа по два беседовали. Первая встреча запомнилась мне ее началом.
Он спросил: "Ну, что делать будем? Воевать я готов, дружить – готов, хотите создавать политическую оппозицию – пожалуйста!".
Я ему говорю: "А у вас какие планы?".
Он говорит: "В каком смысле?".
Я говорю: "Ну, если вы в министры или послы решили податься – тогда и говорить не о чем".
А он мне отвечает: "Вам еще долго меня терпеть придется!!!".
Человек безусловно неординарный и… одинокий. У меня свои об этой личности представления. Если с ним разговаривать в привычном ему режиме, он человека просто не видит. Смотрит поверх него. Говорит то, что планировал сказать. Жмет руку и – до свидания. Как только ты говоришь ему: ку-ку, Дмитрий Федорович, проснитесь! Только тогда он начинает слышать тебя. И начинается беседа. На мой взгляд, он живет в придуманном мире, иррациональном. В какой-то момент, когда путь его был наверх, что-то произошло, и он оказался уже не здесь и еще не там. Человек, которого Ельцин представлял Клинтону, как будущего президента России, вынужден разгребать мусор в Саратовской губернии… Согласитесь, не каждому психологически такое под силу. С тех пор он пребывает в неадекватном состоянии. Из которого без посторонней помощи выйти не сможет. А может, даже и помощи медицинской.
- А вы какие-то условия ставили?
- Условий не ставил. Я ему изложил свое видение процесса. Я говорил: власть полностью сгнила и скомпрометировала себя. Марон и его кураторство, в первую очередь медицины, - это ужасно. Марон угробил медицину. Целенаправленно все эти годы делал из главврачей – коммерсантов. Может, Джлавян хорошо кладет асфальт (и то сомнительно). Но деньги-то ему зачем давать? Кто сказал, что он в финансах разбирается? Я говорил, что надо устанавливать в области настоящие рыночные отношения, которые позволяли бы побеждать лучшим. Услуга и товар были бы более качественными. Главное - свободная конкурентная борьба во всем. Ведь что делал Аяцков все эти годы? Шел по пути прямого или завуалированного монополизма. Это и привело его к финансовому краху. Даже для своих "карманных бизнесменов" он партнером так и не стал.
- Газета "Новые времена", с которой связывают ваше имя, поначалу резко критиковала только губернатора и вскользь мэра. А потом вдруг пошла жесткая критика и губернатора, и мэра.
- У Аяцкова – самая большая должность. И он был самый сильный. Бить надо сильного. Только крысы задирают слабого. Аксененко сильным никогда не был. Живучим – да, везучим – да, богатым – да. Парадокс его политического долголетия заключается в том, что практически, если не считать время от выборов до выборов, его можно снять, только заведя на него жесткое уголовное дело. Учитывая, что на тот период между губернатором и мэром была конфронтация, любой грамотный тактик поддержал бы слабого. Да и Аксененко был для Аяцкова не противовесом, а отвлечением.
- Леонид Натанович, вам нравится заниматься политикой?
- Нет. К сожалению, занимаясь политикой, приходится общаться с совершенно неинтересными людьми. Более того, считаю, что политика – это наркотик. Который лучше не пробовать. Зачем выхолащивать свою жизнь? Мы занимаемся так называемыми точечными ударами, а не политикой. Да и то надоело.
Но снова спрашиваешь себя: ты родился, чтобы тобой командовали глупые примитивные люди? Нет. Тогда должен или бороться, или уезжать. Жить с этим невозможно. Когда не дают развиваться, когда они придумывают собственные рейтинги, собственные цифры, показатели инвестиций, консультативные советы, даже оппозиционеры там, наверное, собственные. Либо приходится жить под этими примитивными людьми, либо сделать так, чтобы их не было. Меня очень часто зовут в Москву. Я не хочу. Мне здесь нравится. Это мой город, моя родина. Я хочу много для нее сделать, пусть это и громко звучит. Думаю, что если нам удастся повлиять на уход Аяцкова и Аксененко, это будет большим вкладом в развитие нашего родного города и области.
- Вас считают создателем и идеологом проекта "Новые времена".
- Могу признаться без ложной скромности: это так. Мне кажется – газета состоялась. Число подписчиков растет. Покупаемость – самая лучшая. Самый низкий возврат в "Роспечати". Хорошие показатели по альтернативным продажам. Не только в Саратове, но и в области. Сейчас тираж газеты – 9 тысяч, для нашей географии это солидная цифра. Причем тираж не придуманный, не дутый, он весь расходится по читателям. Да и вообще классная газета! Одни ее любят и ждут, другие ждут и боятся. Трех персонажей мы затронули сейчас в разговоре. Ни Аяцков, ни Аксененко и Шувалов ни разу не попробовали опровергнуть то, что мы пишем.
- Аксененко же судился…
- Аксененко судился не по сути, а по форме. А по сути претензий не было. Либо им нечего сказать. Либо они это признают.
- Вы говорили об отсутствии реального бизнес-сообщества. Действительно, почему оно не сложилось в Саратове?
- Нормальных, талантливых, успешных бизнесменов в Саратове очень много. Старинный купеческий, студенческий город, хорошие торговые традиции, немало незаурядных людей. А остались только те, кто развивался не благодаря власти, а вопреки. Мы, например, прошли все стадии давления. Всевозможные проверки. Автобусы с ОМОНом в масках с автоматами и т.д.
Нет бизнес-сообщества, потому что всякая инициатива, не одобренная властью, пресекается на корню. Убита вера во всё созидательно-продуктивное. Бизнесмены привыкли, что решить свои проблемы можно, не объединившись, а отдельно – по знакомству или взятками. Почему я пытался организовать тот поход к губернатору под своим предводительством? Хотел показать - не надо бояться. Время другое. Можно открыто говорить и требовать. Это колоссальная сила – огромное количество самостоятельных, умных, работающих людей. Объединились бы на безусловных для всех принципах, власть бы себя так по-хамски не вела. Не мешала бы. За нами стоял бы мощный электорат. С такой силой любая власть захотела бы иметь контакт. Теперь – что делала власть, чтобы разбить ее. Примитивная стандартная схема – разделяй и властвуй. Одному – кусок, другому – крошки, а третьему – вообще ничего… Начинается раздражение, зависть, обоюдная неприязнь. Сегодня тактика сменилась. Они выслушивают. На той встрече с губернатором, к которой я так часто возвращаюсь, было 10 ведущих бизнесменов. Мы разговаривали с Аяцковым, тон у нас был достаточно нелицеприятный, и он многое признавал. Жесткий откровенный разговор. Когда вышли, люди были удивлены тональностью и откровенностью беседы. Но дальше этого дело не пошло. Власть выслушивает и ничего не делает. Это профилактика. Выпускание пара. Такую профилактику с Ассоциацией застройщиков провел мэр. А потом губернатор с депутатами.
- Леонид Натанович, прокомментируйте странное дело редактора "Саратовской панорамы" Пчелинцева. Вас в связи с ним постоянно упоминают…
- На сайте "Шалтай-Балтай" размещались данные оскорбительного для меня и других людей характера. Я написал заявление в прокуратуру. Идет следствие. Думаю, делал это лично Пчелинцев со своего компьютера, сайт зарегистрирован тоже на его имя. А сейчас он может заявить, что Пентагон или Моссад внедрился в его компьютер, чтобы его, Пчелинцева, подставить. А это – редактор газеты, лицо официальное. Не думаю, что Юрий Аксененко давал ему такую конкретную команду. Это издержки верного служения. Все эти вспышки братской любви между мэрскими и губернаторскими журналистами, вдруг объединившимися на почве нелюбви ко мне, и открытые письма областному прокурору вызваны тем, что мы критикуем хозяев. Губернаторско-мэрский пул слился в общей истерии против нас. Очень символично, что организовывал открытое письмо Анатолию Бондару советник губернатора – "известный писатель-публицист" Эдуард Абросимов.
- За последнее время очень много боевых гранат разбросано по Саратову. Одна из них залетела и в банк "Экспресс-Волга". У вас есть какие-то версии?
- Да, залетела… Мы провели собственное расследование. Проанализировали большое количество фактов. Пришли к определенному выводу. У нас есть устойчивое мнение – кто это делает и зачем. Большего я пока сказать не могу. Придет время, и все узнают: автор всех взрывов гранат, всех провокаций – один.
- На новый виток вышло так называемое дело Аллы Гейфман, отец которой с вами работал. На ваших глазах велось расследование этого чудовищного преступления. Вы наблюдали ситуацию изнутри. Что-то можете добавить к известным фактам?
- Мог бы очень много рассказать об этом деле, но еще время не пришло. Люди, который действительно приложили максимум усилий и самоотверженного труда, чтобы спасти девочку, - имена их сейчас не слышны. Как не слышны имена и тех работников спецслужб, непрофессионализм которых мог бы привести к тому, что ребенок не вернулся бы из плена. Не дай Бог пережить то, что пережил Гриша Гейфман. Остается удивляться, как ему хватило мужества.
- Возвращаясь к политике. Мы разобрали три ключевые фигуры. Но есть же какие-то положительные герои, во всяком случае, на ваш взгляд, на политической сцене Саратова. Говорят о вашем союзе с Володиным.
- С Вячеславом Володиным мы знакомы. Считаю преступлением нашей власти, что потенциал таких людей не используется. Ни одна область не может похвастаться двумя вице-спикерами Госдумы. У нас – Слиска и Володин. Ни одна область не могла похвастаться таким представительством в парламенте. Мы имеем на высокой федеральной должности Саурина. Имели Коргунова. И не использовать это для области – просто преступно.
Мало того, что эти люди реализовали себя, с точки зрения пользы для области, в гораздо меньшей степени, чем могли бы. Было сделано все, чтобы приезжая в область на свою родину, они чувствовали себя персонами нон грата. Это касается Володина и Слиски, Саурина и Коргунова. Расточительно так разбрасываться политическими тяжеловесами.
Все течет, все изменяется. Люди меняются. Сейчас нет смысла говорить о Володине образца команды Аяцкова – до 1999 года. Есть Володин сегодняшний. Не хочу говорить, что это два разных человека, но тем не менее сейчас у него абсолютно другой взгляд на то, как должны взаимодействовать власть и бизнес. Пять лет в Москве, общение с серьезными политиками и бизнесменами. Совершенно другой уровень: человек усвоил то, что благополучным можно быть только в развитом, богатом регионе. Не в гнилом и бедном. Поэтому, если Володин станет губернатором, я уверен: область просто обречена на развитие. Не потому, что Володин такой передовой и культурный. А потому, что выхода другого у него нет. Выигрывают все. Если же брать мои личные отношения с Володиным… Дружбы между нами никогда не было и нет. Есть нормальные деловые отношения, какие могут быть между бизнесменом и политиком федерального уровня. Недавно Володин заявил себя как акционер одной из крупных компаний. Его за это успели полить грязью. Однако для бизнеса это серьезный и обнадеживающий знак. Он – акционер, и если он и строил с кем-то отношения, то в качестве компаньона. Дмитрий Аяцков для своих бизнесменов всегда был в графе "расходы".
- В газете "Богатей" Александр Крутов причислял вас к так называемой энгельсской политической группировке. Есть ли в этом доля правды?
- Ну, к "парковской" группировке меня уже причисляли, теперь дожил до энгельсской. На повышение пошел. Был район, а теперь целый город. Саша Крутов – яркий журналист. Когда он имеет дело с фактами, он их прекрасно описывает и комментирует. Но как только углубляется в аналитику, она заводит его в такие дебри, что диву даешься. Политическая аналитика Крутова вызывает у меня недоумение. Либо человека используют, либо он недостаточно информирован. Конечно, лестно, когда он поставил меня "между Лениным и доном Корлеоне". Основываясь на единственной фразе "своим враньем вы оскорбляете мой разум…" Я действительно назвал так одну из своих реплик-передовиц в газете, но цитировал не дона Корлеоне, а Альфреда Коха, фразу из его открытого письма НТВшникам.
У меня отличные отношения с Михаилом Лысенко. Не считаю его безгрешным, но могу сказать: Лысенко не страдает алчностью. Разумен, нормальный жесткий руководитель, полон здоровых амбиций, которые хочет реализовать. Ему не безразлично, как о нем скажут потомки, что он оставит после себя.
- Банальное завершение интервью: Леонид Натанович, у вас есть мечта?
- Пишу книгу о последних пятнадцати годах моей жизни. Столько было интересного, фантастических событий, просто жалко, если они сотрутся, растворятся. В меньшей степени это будет книга обо мне. И в большей – о тех людях, с которыми сводила жизнь.
- И в каком жанре книга?
- Авантюрный роман. А в каком еще жанре может быть книга о последних годах жизни в России? Карты, деньги, два ствола. Шутка.
Беседовал Альберт Кошкаров
Три цветных фото "демонического" Фейтлихера Л.Н. в служебном кабинете.
(Кошкаров А. "Карты, деньги, два ствола"
// "Общественное мнение" (г. Саратов). 2004, октябрь. № 10 (61), с. 20-23).
*
Продолжение следует.
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
29 января 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню