Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Нераскрытое убийство (часть 1)

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав
Вячеслав Борисов, Александр Крутов
Нераскрытое убийство
// Богатей, 2002, 14 июня; № 21.


30 ноября 1991 года на перекрестке улиц Пензен­ской и Барнаульской в Заводском районе Сарато­ва восемью выстрелами из пистолета "ТТ" был убит начинающий предприниматель и известный боксер Александр Наволокин. Примечательно, что убийство Наволокина произошло менее чем за две недели до презентации гремевшего в то вре­мя Торгово-биржевого дома "Алиса" в Саратове". Несмотря на свою молодость (всего 24 года), убитый являлся членом Совета директоров мест­ного филиала этой известной московской биржи и владельцем 23-процентного пакета в уставном капитале ТБД "Алиса" в Саратове". Несмотря на то, что убийство Александра Наволокина имело в своё время весьма громкий резонанс как в право­охранительных структурах, так и в криминальных кругах, оно так до сих пор и не раскрыто. Более того, если об убийстве Владимира Хапалина, тра­диционно считавшегося "крёстным отцом" крими­нального бизнес-общества, саратовские журнали­сты писали много и подробно, то убийство Алек­сандра Наволокина и обстоятельства расследова­ния этого преступления оказались практически не освещёнными прессой. Сегодня у нас есть уни­кальная возможность восполнить этот пробел.

Детство и юность Александра Наволокина прошли в Заводском районе Саратова, а точнее — в той части, которая называет­ся Пролетаркой. Нет ничего удивительно­го в том, что дальнейший жизненный путь нашего героя предопределила та "среда обитания", которая окружала его в детские и юношеские годы. Дом Наволокиных нахо­дился на улице 7-й Нагорной и имел от­дельный выход на улицу Донскую. На этой улице в доме неподалёку проживал и бли­жайший друг Александра — Игорь Чикунов. К моменту убийства Наволокина, Алек­сандр и Игорь дружили около десяти Лет. Познакомились они в начале 80-х годов в секции бокса при ГПТУ-20, которой руково­дил Геннадий Табояков. Спортивные до­стижения у друзей были разные. Алек­сандр Наволокин сдал норматив мастера спорта по боксу. А вот Игорю так и не удалось подняться выше спортсмена-любите­ля, хотя он до самой смерти был фанатом бокса. После убийства Наволокина ещё не­сколько лет подряд в Саратове проводи­лись юношеские боксёрские турниры его памяти. Генеральным спонсором этих тур­ниров традиционно выступала фирма "АСТЭК", а организаторами являлись старший брат убитого Алексей Наволокин, Игорь Чикунов и гражданин Яковлев, больше из­вестный по кличке Якорь.

Несмотря на бытующую славу крими­нального авторитета, Александр Наволокин формально никогда судим не был. Однако это вовсе не означает, что он никогда не имел конфликтов с законом или с подобны­ми ему "бизнесменами". И лучшее тому до­казательство — это обстоятельства его гибе­ли от пуль, так и не найденных до сих пор убийц. Попытаемся восстановить цепь наи­более значимых из предшествовавших убий­ству событий, а также расскажем о наиболее интересных этапах его расследования.

Невинные вымогатели


В оперативных разработках правоохра­нительных органов имена Игоря Чикунова и Александра Наволокина стали попадать­ся с 1989 года. Однако наиболее серьёз­ные неприятности у наших героев нача­лись весной 1991 года, когда оба были за­держаны по подозрению в совершении уго­ловного преступления, предусмотренного ст. 148, п. 2 УК РСФСР — "Вымогательст­во". Дело обстояло так.

В мае 1991 года в 6-й отдел Областно­го УВД, позже преобразованный в ОРБ (оперативно-розыскное бюро), поступило заявление от гражданина Рякова о том, что у него с применением угроз вымогают деньги два малознакомых, но весьма аг­рессивных молодых человека. По этому заявлению было возбуждено уголовное де­ло № 30750, в ходе расследования которо­го вырисовалась следующая картина.

В конце марта — начале апреля 1991 го­да Ряков, честно проработавший до того 3 года простым фотографом в ДК САЗ, отды­хал вместе с супругой в элитном санатории в посёлке Дагомыс Краснодарского края. Вместе с супругами Ряковыми в том же са­натории отдыхала другая пара — фотограф Козлов с супругой. И вот в один из дней, ког­да обе супружеские пары с пользой для здо­ровья проводили время в санаторном бас­сейне, их взорам предстало довольно не­приятное зрелище. А именно: присутство­вавший в бассейне молодой человек весь­ма грубо повёл себя с сопровождавшей его дамой и, не стесняясь присутствующих, по­носил её нецензурной бранью. Жёны наших фотографов вступились за обижаемую и са­ми, на глазах своих благоверных, подверг­лись неожиданному нападению со стороны двух неизвестных молодых людей. Дело до­шло до того, что одну из сильно возмущав­шихся дам неизвестные выволокли в кори­дор и там начали душить. Но тут в конфликт каким-то образом встряли мужья, и его уда­лось на время притушить без привлечения правоохранительных органов.

Наверное, на этом бы всё и закончилось, не окажись представители конфлик­тующих сторон все из одного города. По прошествии месяца после дагомысского инцидента наши фотографы неожиданно встретили в центре Саратова двух обидчи­ков своих супруг. Правда те со своей сто­роны сами считали себя обиженными, а потому незамедлительно потребовали у фотографов по 2,5 тысячи рублей "с носа" в качестве компенсации за моральный ущерб от дагомысского инцидента.

Те из читателей, кто жил в советское время, могут представить, сколь ве­лика была требуемая сумма. Ду­маю, она составила зарплату фотографа за полтора года честного труда. Реакция же друзей-фотографов на это требование была раз­личной. Козлов, смек­нувший, с кем он име­ет дело, без лишних разговоров согласился выплатить требуемую с не­го сумму. А вот Ряков день­ги отдавать не пожелал и вскоре пришёл с заявлением в милицию. К заявлению фотографа Рякова руководство УВД отнеслось с должным внимани­ем и поручило разработку опе­рации по задержанию предпола­гаемых вымогателей 6-му отде­лу, возглавлял который в то время Валерий Стуров. Причи­ной такого решения стало то, что оба предполагаемых рэкетира по оперативным данным, ра­нее были связаны с Хапалиным.

План операции был доста­точно прост. Козлов должен был выйти на контакт с вымогателем и договориться с ним о переда­че денег. Момент передачи дол­жен был быть зафиксирован оперативной видеосъёмкой из здания напротив. После того, как передача денег произойдёт и будет отснята, группа захвата из "шестёрки" должна задер­жать вымогателей и доставить их в УВД для проведения даль­нейших следственных действий. Следует отметить, что в 1991 го­ду милиция имела минималь­ный опыт по задержанию с по­личным за вымогательство. И это, по-види­мому, надо считать главной причиной, по­чему операция по задержанию предполагаемых вымогателей была провалена в са­мом начале. Чего стоит хотя бы тот факт, что на плёнке милицейской видеокамеры оказалось отснято совсем не то место, где развивались основные события. По плану операции предполагалось, что Ряков дол­жен передать якобы за себя Козлову из­рядную сумму денег на глазах у потенци­альных вымогателей. После чего Козлов подходит к этим вымогателям вплотную, но не сразу передаёт деньги, а начинает торговаться и просить об отсрочке. Пред­полагалось, что в ответ на попытку торга вымогатели неминуемо прибегнут к угро­зам, аудиозапись которых будет зафикси­рована и станет неопровержимой уликой факта вымогательства. Однако в реально­сти события развивались совсем не так, как были задуманы. Позже выяснилось, что оперативники из группы захвата были настолько слабо проинструктированы, что не имели ни малейшего представления о том, как выглядят потенциальные вымога­тели и их жертвы. Поэтому, когда 29 мая 1991 года в условленное время Ряков пе­редал Козлову определенную сумму денег, последний через несколько минут был скручен группой захвата, которая по неве­дению приняла его за вымогателя. При этом оперативники задержали и молодого человека, к которому явно направлялся Козлов, приняв его за "сообщника вымога­теля". Этим молодым человеком оказался Игорь Чикунов. Тут же был задержан и Александр Наволокин.

Под стражей Чикунов и Наволокин про­были три дня. 1 июня их освободили из ИВС, предъявив обвинение в вымогатель­стве и избрав в качестве меры пресечения подписку о невыезде. Официальное след­ствие по этому уголовному делу года было прекращено за недоказанностью 28 июля 1991. Тем не менее, в результате оператив­но-следственных действий впервые стали известны некоторые биографические дан­ные подозреваемых. Будучи сформулиро­ванными в виде коротких справок, впоследствии эти данные фигурировали в уголов­ном деле об убийстве Наволокина, а ещё через четыре года — и Чикунова.

Итак, кто же были эти парни? Александр Наволокин родился в июле 1967 года в Саратове. Высший предел образования — Саратовский монтажный техникум. Несмо­тря на молодость, Наволокин официально являлся мастером спорта по боксу. Одна­ко в армии не служил: по официальной версии — из-за болезни почек и желтухи. Если верить официальным записям в тру­довой книжке, то карьера дипло­мированного мастера-мон­тажника после окончания техникума складывалась не очень удачно. Алек­сандр Наволокин рабо­тал сторожем — сначала в хлебном магазине, а затем в детском садике. Столь скромная долж­ность, однако, не поме­шала Наволокину про­слыть весьма крутым ав­товладельцем. Свой "Москвич" последней мо­дели скромный детсадов­ский сторож уже в конце 80-х годов поменял на весьма ред­кую в Саратове в то время иномарку "Вольво". А разбив эту "Вольво", он продал её и летом 1991 года приобрёл более новую модель этой же фирмы. Свою иномарку, как позже установит следствие, Наволокин постоянно остав­лял на автостоянке № 4 у За­вода тяжёлых зуборезных станков в Заводском районе на Ново-Астраханском шоссе.

В поле зрения органов по борьбе с организованной пре­ступностью Александр Наво­локин попал в связи с рассле­дованием дела об убийстве небезызвестного Владимира Хапалина, которого принято считать "крёстным отцом" ор­ганизованного рэкета. В част­ности, скромный сторож был замечен в числе активных участников похорон Хапали­на. И хотя бесстрастные кадры оперативной видеосъёмки зафиксировали более 600 участников похоронной процессии на 252 автомашинах, но допрашивали об их отно­шениях с покойным далеко не всех. Алек­сандр Наволокин был среди допрошенных.

В своих показаниях следствию он пояс­нил, что познакомился с Хапалиным летом 1989 года. От друзей Наволокин знал, что Хапалин недавно освободился из мест за­ключения, а потому является "авторитет­ным человеком". Судя по всему, между мо­лодым сторожем и "авторитетным челове­ком" достаточно быстро сложились при­ятельские отношения. Из показаний следо­вало, что Хапалин даже как-то отснял на видеокассету маленького сына Наволоки­на, а ему самому подарил какую-то очень модную рубашку. Развитию дружеских отношений способствовало и совместное ув­лечение спортом. Правда, встречались наши герои не на ринге, а на футбольном поле. Среди участников тех товарищеских матчей Наволокин упоминает Сергея М., известного в определённых кругах как Ка­напа, и Виктора Павловича Кулешова (Палыча). Пройдёт несколько лет, и в 1998 году гражданин Кулешов практически с по­личным будет задержан во время опера­ции по вымогательству, на которую он от­правился на джипе, позаимствованном у своего приятеля, депутата городской Думы Виктора Кофтина. Любопытно, что, когда уголовное дело по обвинению Кулешова было передано в Заводской районный суд Саратова, в здании суда случился пожар. В результате пожара дело серьезно пострадало, однако благодаря стараниям сле­дователя прокуратуры Андрея Морозова (ныне заместителя прокурора Ленинского района) было восстановлено. Будем наде­яться, что скоро по этому делу прозвучит справедливый приговор.

Биография второго задержанного, позже ставшего весьма известным благодаря многочисленным публикациям, в принципе мало чем отличалась от биографии его то­варища. Игорь Чикунов родился 6 марта 1966 года, окончил ПТУ-44 по специально­сти "токарь". В армии не служил "из-за бо­лезни головы", хотя эта болезнь нисколь­ко не помешала ему в занятиях боксом. В 1984 году, в возрасте 18 лет Чикунов уст­раивается грузчиком в магазин "Садко". Проработав в этой должности всего полго­да, Чикунов становится продавцом в вин­ном отделе. По-видимому, в связи с начав­шейся в 1985 году антиалкогольной кампа­нией от продавцов винных отделов стали требоваться боксёрские навыки, и это спо­собствовало торговой карьере Чикунова. В 1990 году, сменив после "Садко" ещё два винных магазина, Игорь Чикунов устраива­ется на должность экспедитора в коопера­тив "Планета". Кооператив этот, с точки зрения кадрового состава, представлял из себя целую вереницу людей, чьи имена позже стали широко известны всему сара­товскому бизнес-сообществу. Председате­лем "Планеты" был Юрий Владимирович Мальков, брат уже упомянутого Канапы, его заместителем — Александр Земцов. В этом же кооперативе на должности брига­дира электрокарщиков был оформлен и Владимир Хапалин. Здесь же стал тру­диться и Чикунов. Про Юрия Малькова можно сказать, что в 1989 году он был аре­стован по подозрению в вымогательстве денег у братьев-близнецов Емелиных, про­вел в СИЗО 1 год и 7 месяцев, но после был освобожден судом из-под стражи. Впоследствие это уголовное дело, свиде­телями по которому проходили Хапалин (Хапуга), Канапа, Яковлев (Якорь), Жуков (Гвоздь) было прекращено.

Как выяснилось на следствии, к марту 1991 года наши друзья-боксёры изрядно подустали, а потому решили махнуть на десять дней по путёвкам в один из санато­риев Дагомыса. Четыре путёвки с идущи­ми подряд номерами с 000613 по 000616 были приобретены на имя Игоря Чикунова, Александра Наволокина, Елены Наволокиной и Светланы Павловой. Из других сара­товцев, как выяснили оперативники, в том же санатории в то же время помимо уже известных читателю фотографов с супру­гами отдыхал также житель Энгельса Ми­хаил Орлов с женой. Речь идёт о том са­мом Орлове, который уже был известен оперативникам по кличкам Гиббон и Орёл и позже был осужден по одному делу с Цы­ганковым по кличке Потап (тройное убий­ство членов ОПГ Потапа у села Синенькие Саратовского района).

Правда, на следствии и Чикунов, и Наво­локин решительно отрицали факт своего знакомства с фотографами Козловым и Ряковым. А что касается случившихся во вре­мя отдыха конфликтов, могли припомнить только один — тот, когда Игорь Чикунов по­ругался со Светланой Павловой, а потому уходил из номера ночевать в автомобиль.

В результате, как уже было сказано, в конце июля 1991 года уголовное дело № 30750 было прекращено по ст. 208, ч. 2 УПК РСФСР (за недостаточностью доказа­тельств их вины).

(Продолжение следует)




Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню