Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Записки провинциального адвоката" Владимира Бурдонова. Часть 3. "Записки…", 2000 г. Окончание.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 25.11.2020

Опубликовано: 26.11.2020



14. Наркотики. Стр. 78-85.
Рассказать об этом случае меня побудило не само преступление и моя защита наркомана в суде, а рассказ матери обвиняемого о том, как ее обманули, или, вернее, не обманули, а требовали значительные деньги. Конкретнее: ее сын вместе с другом задержаны в подъезде дома после употребления героина. Какое количество они успели употребить, неизвестно, но в шприце (одном на двоих) еще оставалось 0,003 г и еще 0,030 г героина в пузырьке от пенициллина. Дело поручили вести следователю Л., довольно молодой женщине. Следователь вызывает мать и говорит, что дело сложное и помочь ее сыну сможет только адвокат П. Впрямую, не стесняясь, следователь сообщает, что эта адвокат П. ее родственница, которая к тому же является еще и родственницей заместителя прокурора района, а он непосредственно курирует милицию. Куда деваться матери? Естественно, идти к этому адвокату П., которая обещает добиться условной меры наказания, но нужно заплатить 30 тысяч рублей, у матери таких денег нет. "Ну тогда не 30, а хотя бы 15, иначе сыну сидеть и сидеть". Мать за участие в следствии, как она говорит, "неучастия адвоката на следствии" (может быть, всего раз пришла адвокат), заплатила 3 тысячи рублей, а за суд может заплатить только 1 тысячу рублей, чего адвокату явно мало. И вот мать обратилась ко мне за защитой. Хотя где она и ее сын были раньше? Они живут в соседнем доме, свою автомашину я ставил на стоянке, где этот сын работал сторожем. Но, видно, самый лучший адвокат не тот, кто знает законы, или, как в Библии, - "нет пророка в своем отечестве", а тот, который знает следователя. Сколько уж раз было такое, что следователь рекомендовал адвоката, и это всегда приводило только к тому, что адвокат, рекомендованный следователем, не мог профессионально осуществлять защиту, он должен был подыгрывать следователю и в результате – нарушение права на защиту. Адвокат, отказавшись защищать в суде, кроме всех моральных адвокатских категорий нарушила также и закон: <…> Стр. 78-79.
*
<…> Почему предъявили обвинение по 4-й части этой статьи? Следователь решил, что налицо сбыт наркотиков – парень купил героин как для себя, так и для друга, так как тот не знал места продажи. Хотя деньги на наркотики давал именно другой, но все равно, по мнению следователя, имел место сбыт наркотиков.
Состоявшееся судебное заседание все поставило на свои места, по 4-й ст. 228 УК РФ подсудимый был оправдан. Суд также счел возможным, учитывая положительные характеристики как с места прохождения службы в армии, так и с мест работы, а также то, что на его иждивении находится малолетний ребенок, назначить наказание без лишения свободы.
Впоследствии я, конечно, поинтересовался, где правда, а где ложь. Я решил спросить, но у кого? Или у прокурорского работника, которого я знаю десять лет и с ним – если не в дружеских, то во вполне нормальных отношениях, или же у заведующей юридической консультацией, которая довольно влиятельна в юридических кругах. Она сама давно работает, да и ее муж очень большой человек в юридических кругах. Я знаю ее по совместной работе тоже не один и не два года. Выбрал прокурора. Сведения подтвердились наполовину, адвокат и прокурор действительно родственники, а следователь нет. И тогда я сказал прокурору: "Передай родственнице, что все-таки нельзя так себя вести, надо бы быть поскромнее". Последствия нашего разговора были неожиданными. Прошли день, два. Заведующая консультацией звонит мне и просит приехать, по какому поводу, я уже понял. Приезжаю, она на меня легко "наезжает", в том смысле, что не ожидала, что я кляузник. Я отвечаю, что не жаловался, просто давно знаю прокурора и спросил его, где правда, где нет. "А ты знаешь, - отвечает она мне, - что здесь устроила мать подзащитного? Грандиозный скандал с требованием вернуть 3 тысячи рублей, что она заплатила адвокату, для того чтобы заплатить судье". Мать моего подзащитного, конечно, никакому судье ничего платить не собиралась, да тот бы и не взял, в этом я уверен. Но прокуратура опротестовала приговор суда, почему? Сейчас жду решения областного суда и сам не знаю, каким оно будет. Если отменят приговор, то это – "заслуга" заведующей юридической консультацией, а если оставят без изменения, то тогда это – месть прокурора за огласку родственных связей.
Перед областным судом ко мне опять обратилась мать осужденного, показала протест прокурора и спросила: "Почему?" Я ей сказал, что пошли какие-то нехорошие разговоры о том, что она требовала назад свои деньги, чтобы обратить их в доллары и дать судье. "Какие доллары? Какому судье?" – возмутилась она. Я попросил ее рассказать поподробнее, как у нее сложились отношения с адвокатом, сколько и когда она отдавала ей денег? Она мне уже по-другому рассказала. Да, действительно, следователь сказал матери о том (а сын был арестован), что сыну может помочь эта адвокат, у нее есть связи в прокуратуре. Адвокат ей говорит, что надо заплатить 3 тысячи рублей за предварительное следствие и еще 2 тысячи рублей за суд. Мать принесла 2 тысячи рублей, вскоре мера пресечения сыну была изменена на залог. Мать пришла к адвокату, та сказала, что она должна еще заплатить. Мать: "А где взять денег?" Адвокат: "Ведь у вас сын работает и вы сами тоже, и вообще, был разговор о трех тысячах за следствие, уговор надо выполнять". Мать принесла ей доллары (вот откуда разговор про доллары) на сумму, эквивалентную 1000 рублей. А перед судом адвокат ей говорит: "Несите остальные деньги, а то на суд не пойду". "А где я возьму?" – "Я же не 30 тысяч и не 15 от вас требую". – "У меня больше нет". Вот так, ничего нельзя понять, то ли требовала адвокат, то ли нет, скорее всего, второе. "Ну, нет, - говорит адвокат, - тогда я на суд не пойду". "Не пойдете, верните деньги и доллары, я другого адвоката найду". В том, что никаких долларов мать судье не давала, я уверен. Во-первых, ей их просто не на что было купить. Во-вторых, когда она обратилась ко мне, то так переврала фамилию судьи, что я с трудом понял, о каком судье идет речь. В-третьих, а почему мы решили, что судья вообще мог взять какие-то деньги?
А дальнейшие события развивались следующим образом. Судебная коллегия областного суда отменила приговор районного суда из-за мягкости наказания и направила дело на новое судебное рассмотрение. А та адвокат все же приходила в суд, как и положено, нельзя отказываться от защиты, но, узнав, что есть другой адвокат, ушла. Стр. 80-82.
**
15. Еще кое-что о милиции. Стр. 86-88.
В последнее время наблюдается тенденция к привлечению правоохранительных органов для решения несвойственных им задач по преследованию инакомыслящих, но не по политически мотивам, а по мотивам неугодности действующей власти.
Но подчас бывает, что правоохранительные органы самостоятельно участвуют в преследовании граждан, исходя из личных, корыстных интересов.
Если сравнить, к примеру, действительность и времена 5-7-летней давности, то ранее о существовании милицейской "крыши" никто и не мог подумать. Как это работники правоохранительных органов осуществляют "охрану" коммерческого предприятия и получают за это деньги? И ранее, и сейчас есть вневедомственная охрана, но это – официальное подразделение милиции, предназначенное именно для охранных целей. А расплодившиеся в последнее время милицейские "крыши" стали теснить уголовные, и уже считается неудачей в бизнесе, если у тебя нет такой "крыши".
Подчас это оправдывается, милиции дано много прав, и жалобы некоторых её работников в средствах массовой информации на бесправность милиции – это вымысел. Стр. 86.
*
<…> Возможно, у милиции не хватает денег, это так, но и здесь на выручку приходит милицейская смекалка. Начальник райотдела вместе с сотрудниками милиции на официальную основу поставил поборы с проезжающих автомашин как частных, так в основном и транспорта предприятий. И при этом работники милиции давали шоферам расписки в получении с них денег, в которых указывали, что денежные средства пойдут на ремонт здания милиции и прочие расходы. Было возбуждено уголовное дело, состоялся суд и вынесен приговор с условным наказанием за злоупотребление служебным положением.
Недавно областной суд признал виновными и приговорил работников милиции – ОМОНа за убийства и разбойные нападения на дорогах к длительным срокам лишения свободы. Работники в милицейской форме останавливали машины (несколько эпизодов), убивали шоферов и захватывали груз. Были пойманы случайно в другой – Тульской области, где, посетив тещу одного из подельников, решили снова совершить преступление, но были задержаны. В местной газете прошло сообщение об этом и было сказано, что подробности опубликуют позже, но, видимо, под давлением милиции они так и не появились в газете. Хотя надо было бы напечатать, не так часто выносятся такие приговоры: двоим работникам милиции – пожизненное заключение, третьему  - 20 лет лишения свободы. Стр. 87-88.
<…> Заканчивая тему о милиции, хочу сделать свой пессимистический прогноз дальнейшего развития событий. С каждым днем власть милиции будет усиливаться и не в связи с изданием каких-то новых законов. Просто милиция почувствовала свою власть и неподотчетность кому-либо. Начало этому процессу положили события в Чечне, потом последовали притеснения лиц кавказских национальностей. И первое и второе народ приветствовал, но я подозреваю, что когда закончатся и война, и преследование кавказцев, то перейдут на нас с вами, на тех, кто своими призывами и одобрениями способствовал усилению влияния, а отсюда и бесконтрольности милиции. Стр. 88.
**
16. Убийства и покушения на адвокатов. Стр. 89-91.
Опасна ли работа адвоката? Да, и очень. Даже если адвокат не занимается громкими или скандальными делами, если даже адвокат не берет большие гонорары и не нарушает финансовую дисциплину, все равно ему может угрожать опасность со стороны правоохранительных органов. Ведь часто адвокат входит в коллизию со следователем или прокурором. У меня тоже был один такой случай. Защищал я работника милиции, капитана, обвиняемого в сокрытии преступлений для улучшения показателей работы райотдела милиции, хотя большую заинтересованность  в этом имел заместитель начальника райотдела. И в ходе судебного заседания я стал задавать этому заму неприятные вопросы, а ему приходилось на них отвечать. После допроса его в качестве свидетеля он вышел из зала судебного заседания и сказал работнику милиции, который ожидал своей очереди на допрос: мол, передай своему другу – этому козлу адвокату, что я ему еще устрою. Все было сказано так громко, что слышали и судья и прокурор. Впоследствии он пытался натравить на меня работников ГАИ, но те, видимо, не стали исполнять его указаний. Мы все работали в небольшом городе и друг друга знали, а по прошествии нескольких месяцев один работник ГАИ даже рассказал об этой команде заместителя начальника.
Но это мелочи, а бывает и гораздо хуже.  
Молодой адвокат, молодой не столько по возрасту, сколько по стажу, ранее работавший в прокуратуре, найден убитым в своей квартире. Преступление не раскрыто до сих пор, так что я вам представляю версии, но не следствия, а рассуждения своих же адвокатов по этому трагическому случаю. Основная версия все же профессиональная. Незадолго до этого он выехал в район для защиты одного гражданина, как сейчас принято говорить, "лица кавказской национальности", который сменил адвоката, вынужденную отказаться от защиты, так как на нее оказывали психологическое воздействие.
А суть дела такова: этот кавказец убил председателя колхоза и покушался на жизнь его жены.
И, видимо, что-то в этом деле было не так, возможно, что и не он убил, а кто-то другой, а он просто взял на себя чужую вину или еще что-то, но этот адвокат после первой командировки как-то сник. И через несколько дней его убили. Эта версия не подтверждается приговором в отношении того кавказца, его признали виновным, осудили и вряд ли он взял чужую вину на себя. Но версия правдоподобна.
Другая версия касается его семьи. Жена упала в квартире и в больнице умерла, а она вроде бы состояла в какой-то секте, и вот с мужем, который, по мнению секты, виновен в гибели жены, и расправились её члены.  
А вот случаи убийств адвокатов, за которые виновные были осуждены и понесли наказание.
Первое дело. Исчез молодой адвокат, по иронии судьбы тоже ранее работавший в прокуратуре. Исчез вместе с новой автомашиной ВАЗ 21099. Месяц, другой известий нет. В таких случаях расследование идет по разным направлениям, например, убийство с целью завладеть автомашиной, но основная версия все же связана с профессиональной деятельностью. Проверяются дела, которые вел адвокат, не могли ли расправиться с ним за, скажем так, плохо выполненную работу. Но пока никаких результатов в расследовании. Родственники пропавшего дали объявление в газету, предложили неплохие деньги за информацию. И вот неожиданно "всплывает" автомашина, убийца не стал её уничтожить, перекрасил, что-то еще переделал, но все же на ней попался. Он показал место, где убил адвоката (маленькое озеро в лесу), расчленил его труп и утопил. А вот мотив убийства, по версии убийцы, ведь, как все было на самом деле, теперь вряд ли узнаешь.
Жили-были два следователя прокуратуры, молодые, перспективные. Однажды у одного из них из сейфа пропал пистолет, на этом закончилась его карьера, его уволили. Уволили и второго. Точнее, никого не уволили, а они сами ушли по собственному желанию. Раз есть сомнения, пусть совсем малые, в том, что он мог украсть пистолет. Оба уходят в адвокатуру в разные, правда, консультации, но дружба-соперничество продолжается. Оба ведут крупные, хорошо оплачиваемые дела. Тот, второй, близко сходится с бывшим работником милиции, дает ему деньги в долг раз, другой третий и так далее. Бывший работник милиции проматывает эти деньги, и, когда адвокат просит вернуть долги, у того ничего нет. Тогда адвокат предлагает ему вместо возврата долга убить первого адвоката. И из чего бы вы думали? Правильно, из того самого пистолета, а заодно убить еще и заведующую юридической консультацией, которая своими придирками мешала ему развернуться. Работник милиции думал-думал: двойное убийство - это почти наверняка высшая мера наказания - и решил, что лучше убить одного - адвоката–заказчика. Где правда, где ложь не знаю, сам на судебном процессе не был, но эта версия ходила в наших адвокатских кругах.
Второе дело. Убийство адвоката на своей квартире было раскрыто очень быстро. Очень хороший адвокат, правда, особенно в последнее время, частенько обращавшийся к рюмочке, был убит на бытовой почве. Выпивавшему с ним в квартире понравилась обстановка, видеотехника, он убил и забрал вещи (наказание 17 лет лишения свободы).
Были еще покушения на адвокатов, у одного взорвали автомашину. О причинах он не распространялся, но в наших кругах считают, что это не из-за профессиональной деятельности, а из-за коммерческой.
У другого взорвали автомашину, когда он в нее садился, адвокат чудом не пострадал. Он тоже не распространялся о причинах, но все уверены, что происшествие связано с  адвокатской деятельностью. Накануне он проиграл процесс, за выигрыш которого дали очень неплохие деньги, он, конечно, вернул свою часть (по слухам, его немного подставили другие адвокаты), но, наверно, друзьям подсудимых важны не столько деньги, сколько нужен результат. Стр. 89-91.
**
17. Какие бывают адвокаты. Стр. 91-98.
Никак не мог начать эту главу, ведь здесь мне придётся выложить такие неприятные подробности про своих коллег, что они, возможно, на меня обидятся. Пусть я не указываю ни фамилий, ни инициалов, но многие поймут, о ком идет речь.
Я не оригинален в написании мемуаров, кто только их в последнее время не пишет, я не надеюсь попасть на страницы столичных газет, как некоторые известные деятели театра или эстрады. Тем более мне непонятна их позиция писать воспоминания под своим именем и рассказывать в них все подробности, в том числе интимные, иногда неприятные для других людей. В этом их можно сравнить с исполнителями стриптиза перед громадной аудиторией. Хотя книга будет издана под псевдонимом, все равно я постараюсь как-то зашифровать моих коллег. Кстати, о псевдониме. Он не связан с какими-то еврейскими или прибалтийскими корнями. Просто я, будучи юным, умудрился, правда поочередно, в течение года сломать сначала одну руку, после другую. И в довершение еще и ногу. Пару недель я лежал в гипсе дома, потом в гипсе же ходил в школу и, естественно, хромал. Отсюда прозвище, чуть было не написал кличка, как у воров, хотя на их языке это не кличка, а "погоняло", итак, прозвище – "хромой". Или на американский (английский) лад – Lame.
Адвокаты в принципе не многим отличаются от остальных представителей нашего общества. Среди нас тоже есть "голубые" и "красные". Самого известного "голубого" адвоката-депутата знает вся страна, читайте "Комсомольскую правду" и другие центральные газеты.
У нас тоже есть такой, правда, не депутат, но все же известный. По "Положению об адвокатуре" нас регулярно собирают на отчетно-выборные собрания. Эти собрания раньше превращались в бенефис одного человека. Ну, сиди, как все, и помалкивай, нет. До всего ему есть дело, лезет во все дырки, как будто все вокруг глупые и только он один умный. Я не помню ни одного адвоката, который бы к нему хорошо относился, но знаете, что интересно? То, что он пользуется популярностью и его часто приглашают вести довольно громкие дела – уголовные дела высокопоставленных работников. Я совершенно не думаю, что это связано с его ориентацией. Как-то он перешел на работу в другую консультацию, и кто-то спросил у заведующего: "А этого для чего вы взяли?" Тот ответил оригинально: "У нас умных хватает, а вот такой настырный пригодится". Действительно, настырный, он так замучивает следователя и прокурора своими жалобами, что те или прячутся от него, или удовлетворяют его жалобы, чтобы больше не писал и они его больше не видели. На нашем языке это называется "решить вопрос не мытьем, так катаньем".
Я уже как-то вскользь упомянул об адвокате, который съел несколько страниц из материалов дела. Есть адвокаты, которые работают посыльными между своими подзащитными, находящимися под стражей, и братвой на свободе, были случаи передачи крупных сумм денег с воли в следственный изолятор. Были случаи и кражи уголовных дел.
Расскажу такой эпизод. Подходит ко мне молодая женщина-адвокат с просьбой порекомендовать ее работникам прокуратуры города, где я раньше работал. У нее там уголовное дело, и она защищает молодого парня по ст. 103 УК РСФСР (умышленное убийство). Для чего необходима такая рекомендация? Не для того, как некоторые подумали, чтобы дело сразу прекратить. А для того, чтобы следователь и адвокат не строили друг другу козней, а спокойно, без излишних эмоций и жалоб делали свое профессиональное дело. Порой бывает, что адвокаты не могут именно в тот день, когда желает следователь, участвовать в каких-то следственных действиях, и вот начинаются жалобы на адвоката, звонки в президиум и т.д и т.п. Или, наоборот, следователь тянет с проведением каких-либо следственных действий, и уже адвокат пишет прокурору жалобы (см. выше, как можно не умением, а количеством жалоб решать вопросы). Так что взаимное уважение адвоката и следователя идет только на пользу дела. Я позвонил, порекомендовал. Надо сказать, что молодой адвокат – довольно коммуникабельная дама. Проходит примерно полгода, и по работе мне надо было посетить тот городок. Я приезжаю туда, ну и, как обычно бывает, начинаю вспоминать, где и кто из знакомых. "А где старший следователь прокуратуры?" – спрашиваю я. "Он уволился". – "Почему?" И мне рассказывают следующую историю.
Приезжала тут одна "столичная" (в смысле – из областного центра) адвокат, вела у него уголовное дело. Всё идет к концу, необходимо ознакомить обвиняемого и его адвоката с материалами уголовного дела. Ознакомление затянулось допоздна, до 8 часов вечера. Окончание дела решили "отметить" на берегу речки, естественно со спиртным. Прокуратура закрыта, и следователь взял уголовное дело с собой. Наутро он проснулся у себя дома, а уголовного дела нет. Позвонил адвокату, та ничего не знает. Следователь, не сообщив прокурору, начал восстанавливать уголовное дело, но это долго и сложно. Вдруг адвокат подает в суд жалобу в порядке ст. 220-1, 220-2 УПК РСФСР об отмене меры пресечения – заключения под стражу – и избрании другой – подписки о невыезде.
Для справки: <…> Стр. 91-93.
*
<…> "Статья 220.2. Судебная проверка законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей.
<…> В случае, если в заседание не были представлены материалы, подтверждающие законность и обоснованность применения заключения под стражу в качестве меры пресечения или продления срока содержания под стражей, судья выносит постановление об отмене этой меры пресечения и об освобождении лица из-под стражи".
Обратите внимание на формулировку: если не представлены материалы, то суд обязан освободить лицо из-под стражи. И вот прокурор, получив сообщение из суда, вызывает следователя и говорит: "Подготовь материалы в суд, кстати, а почему до сих пор у меня на столе нет дела для подписи обвинительного заключения?" И тут выясняется, что дела-то и нет вообще. Скандал, прокурор звонит адвокату и сообщает, что если в течение трех дней она не вернет дела, то он возбудит уголовное дело уже в отношении адвоката, та, естественно, отрицает: "Я ничего не знаю". Через три дня – анонимный звонок, в кустах у речки валяются какие-то бумаги с надписью "Прокуратура города Н." Хорошо, что старший следователь прокуратуры имел полную выслугу, и он ушел на пенсию, а то жалко было бы его. Он три года провел в Узбекистане по хлопковому и остальным делам, награжден орденом, и вдруг – такая бесславная концовка. Я не хочу сказать, что адвокат похитила дело, это не доказано, но разве кому-нибудь из прокуратуры или суда объяснишь, что это не так.
Как отступление от нелицеприятного разговора – мои заметки по поводу такой меры пресечения, как содержание под стражей. Стр. 93-94.
*
<…> Вернемся к судебной статистике. Я не знаю официальных цифр, но, по моим прикидкам, в первые годы после введения ст. 220-1 УПК РСФСР суды процентах в 30 отменяли меру пресечения – заключение под стражу. Данное постановление судьи было окончательным и обжалованию и опротестованию не подлежало. Кому-то это показалось не соответствующим законодательству, было внесено изменение, чтобы обвиняемый и прокурор получили возможность для обжалования постановления судьи, и что же? Сейчас процент освобождения резко упал, почти 100% протестов прокуроров областной суд удовлетворяет, а вот жалобы обвиняемого – практически ни одной. У меня, кстати, было одно из самых первых таких дел, и обвиняемый был освобожден из-под стражи. А все просто – следователь сам понял, что он всего лишь пешка в большой игре, а больших игроков "трогать" не дали или не смогли доказательно привлечь их, и вот следователь не представляет в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность, и суд отменяет меру пресечения.
Это дело пересекается с рассматриваемой темой. К обвиняемому приходит адвокат и говорит: "Я адвокат, меня пригласили такие-то и такие-то, но моя главная задача в том, чтобы ты не выдавал этих людей. Мы тебе поможем, но учти, эти люди должны остаться неизвестными".
Как вам нравится такой защитник? По существу ему заплатили не за то, чтобы он прилагал все свои усилия и профессиональные знания для защиты обвиняемого, а для того, чтобы обвиняемый молчал, а там как кривая вывезет, может, освободят, может, посадят. А кто этот адвокат? Сможете угадать? Не надо гадать, это адвокат из главы об убийстве адвокатов, тот первый, который остался живым. Стр. 94-95.
*
<…> А вообще-то, мнение, и мое в том числе, с годами трансформируется. Когда я проработал немного, я удивлялся, тому, что опытные женщины-адвокаты так возмущались поведением двух молоденьких женщин-адвокатов, которые завели дружбу со следователями, и следователи постоянно приглашали их на дела. Удивлялся, зачем это ветеранам, разве им не хватает работы? Не могут же молодые уводить клиентов у заслуженных работников. С возрастом и опытом понял, что дело не в клиентах. Дело в принципе, не может адвокат, зависимый от следователя, исполнять свои профессиональные обязанности в полном объеме. Одна из них и стала героиней истории с потерянным делом. И таких случаев, когда приходится исправлять "наработки" этих, так сказать, адвокатов, много, но это уже в десятки раз тяжелей.
Кстати, и вторая адвокат тоже отличилась. Мне рассказали, что когда к ней  обратились кавказцы за защитой их человека, арестованного, то она, во-первых, так нелестно отозвалась о своей коллеге, которая защищала второго человека в этой группе, но это полбеды. Во-вторых, она пыталась уговорить родственников второго отказаться от того адвоката, чтобы самой защищать сразу двоих людей, но это же незаконно. Адвокат не может защищать разных людей, если в их показаниях имеются противоречия. А здесь явные противоречия – второй говорит, что первый купил наркотик и дал его всем попробовать, а первый теперь отказывается от этого.
Бывают такие случаи, когда следователь говорит родственникам о необходимости пригласить (а не "нанять", как часто говорят) адвоката, и спрашивает, есть ли у них знакомый адвокат. Естественно, у половины граждан нет знакомых адвокатов, и тогда следователь "ненавязчиво" предлагает поговорить с адвокатом, "случайно" оказавшимся в данное время в данном помещении. Такой адвокат говорит обвиняемому, что признание служит обстоятельством, смягчающим наказание. Стр. 95-96.
*
<…> Адвокат говорит: "Если вы уже признались в совершении убийства (при допросе в качестве подозреваемого, а точнее, даже свидетеля) и теперь будете все отрицать, то все себе испортите, а так за убийство дадут 5 лет лишения свободы" (?!). Обвиняемый верит такому "адвокату", но до поры до времени, потом, когда понимает, что его обманули, отказывается от такого защитника. Вступаю в дело я, и что же обнаруживается? Действительно, бывают ведь совпадения, адвокат – "защитница" – жена того самого гаишника. Именно поэтому я и не стал указывать его фамилию, хотя мне очень хотелось это сделать. Но это еще полбеды. Далее! Следователь, получив письменную жалобу обвиняемого на адвоката и полный отказ обвиняемого от ранее данных показаний, не нашел ничего лучшего, чем допросить адвоката в качестве свидетеля!!! И та (вот чудеса!) дает показания: "Никаких 5 лет лишения свободы я ему не обещала, не уговаривала его в признании своей вины, он САМ МНЕ ПРИЗНАЛСЯ в убийстве!" Как вам нравится такая позиция адвоката? Она тем самым выдала тайну "исповеди" перед адвокатом. А это категорически запрещено не только с точки зрения морали, а даже с точки зрения закона: <…> Стр. 96.
*
<…> На днях будет заседание суда присяжных, и там я поставлю вопрос о том, можно ли вообще признавать  допустимыми доказательства, полученные с участием такого защитника и в то же время СВИДЕТЕЛЯ по одному и тому же уголовному делу. К сожалению, что-то исправить не удалось, суд посчитал, что можно только признать недопустимым доказательством протокол допроса адвоката в качестве свидетеля, а все остальные следственные действия с участием адвоката признаны допустимыми и вердикт суда присяжных был – 20 лет лишения свободы.
Я вспоминаю случай, когда следователь областной прокуратуры вместе с работником регионального управления по борьбе с организованной преступностью пытался допросить меня в качестве свидетеля, хотя я даже не защитник, хоть и адвокат, а знакомый потерпевшего, отказавшегося от своих первоначальных показаний: "Ордера у меня нет, вас можно привлечь к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний". Пресс был серьезный, но я устоял. А здесь, чуть подуло ветром, и сразу "защитница", "распушив перья", бежит, дает показания следователю.
Есть еще "адвокаты", которые основной своей задачей считают вытянуть из клиента как можно больше денег. Я бы отметил, что этим особенно страдают бывшие работники органов правопорядка, перешедшие в адвокатуру. Не зря таких раньше практически не брали на работу. Эти адвокаты, имеющие связи со своими бывшими сотрудниками, обещают золотые горы и кисельные берега, и люди им верят. Приносят деньги, и немалые, а результат? Да, если адвокат раньше работал в следствии или в прокуратуре, то на период следствия он в состоянии добиться меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, но дальше, получив с клиента громадные деньги, всяческими путями затягивает судебное следствие, прекрасно понимая, что там уже вряд ли уедешь далеко на старом багаже. И вот тогда суд выносит приговор – 7 или 8, а то и 10 лет лишения свободы. И вдобавок эти адвокаты умудряются еще пропустить срок для подачи кассационной жалобы. Сразу вспоминаешь, как раньше за малейшее нарушение адвокатом своих обязанностей следовало наказание, а уж за несоставление кассационной жалобы он вообще исключался из коллегии. А этим все как с гуся вода, или же сейчас никому нет ни до кого дела?
А их манеры: "У меня связи, и я ими могу воспользоваться, но если ты уйдешь к другому адвокату, то все связи направлю на то, чтобы тебе было хуже". Жертва напоминает мне рыбу, попавшуюся на крючок к опытному рыбаку (а опыт у них есть – десятки лет работы), не сорвется.
Поэтому отношение к адвокатам в последнее время резко изменилось. Если раньше он был как маленький бог, все шли к нему за советом и защитой, то теперь адвокат в глазах большей части людей стал олицетворением хапуги и обдиралы. Все это я понял, когда баллотировался в депутаты и встречался с избирателями, и мне было очень стыдно за коллег.
Обсуждал как-то с бывшей заведующей консультацией "новых" адвокатов, стремящихся содрать с клиентов последнюю шкуру ("Нет денег, так неси телевизор или отработай". И мать отрабатывает, как рабыня Изаура, моет полы, пылесосит ковры и т.п.), и в разговор вступила адвокат, отработавшая более 10 лет: "Правильно эти адвокаты поступают, нечего клиентов жалеть". Чем мы тогда лучше следователей – внуков Дзержинского ("Если вы еще не в тюрьме, то это не ваша заслуга, а наша недоработка")? Если у клиента еще остались деньги, то это наша недоработка?
О каком уважительном отношении к адвокату можно говорить после этого? Я не ханжа и бесплатно тоже не работаю, но мне кажется, что знаю меру и надеюсь, что мои подзащитные и доверители не обижаются на меня и не судачат за моей спиной. Стр. 96-98.
**
18. Размышления на досуге. Стр. 98-109.
Эти строки пишутся в большой праздник, 29 октября – День рождения комсомола! Мне посчастливилось 4 года работать освобожденным комсомольским работником. Но на дворе 1999 год и мало кто помнит об этом дне, и, обзвонив кого еще не забыл, остаюсь в воспоминаниях о минувших днях. Вспомнить, естественно, есть что, и в основном хорошее. Это - способность нашей памяти вспоминать в основном хорошее, а плохое намного быстрее забывать. Стр. 98.
*
<…> Правда, не могу не сказать, что и меня в одно время тоже не заразила эта болезнь – коммерция (спекуляция). Тогда я очень был дружен со старшим следователем прокуратуры. Не путайте с той дружбой, когда следователь "подбрасывает" адвокату дела. Просто после одного дела, кстати, убийства нескольких женщин, которое он вел как следователь, а я как адвокат, мы подружились, и семьями тоже.
Как отступление от темы расскажу о том деле. Молодой довольно человек, правда, ранее судимый за изнасилование и еще что-то в придачу, совершал убийства женщин. Его почерк таков: заходил в позднее время вместе с женщиной в лифт и под угрозой ножа снимал с нее ценные вещи. И если женщина не сопротивлялась, то он ее оставлял в живых. Малейшее сопротивление со стороны потерпевшей вызывало в нем приступ агрессии, и как следствие смертельный исход. Судебно-психиатрическая экспертиза признала его вменяемым. Не помню, сколько ему было лет, но где-то 25-30. Женат, имел малолетнего (около года) ребенка. И, что интересно, адвоката для его защиты пригласила, кто бы вы подумали? Теща!
Когда его задержали с поличным за очередное убийство, кстати, последняя потерпевшая была дочерью бывшего председателя областной коллегии адвокатов, он все признал. Признал, не помню точно, 5 или 6 убийств и 3-5 грабежа. При этом он пояснил, что воспитывался одной матерью и с детства имел склонность мстить женщинам за их крик, давление на него. Когда жертва кричала и активно сопротивлялась, то он применял нож. Хотя какое сопротивление, когда он убил сначала мать, а потом дочь дачников, возвращавшихся со своего участка? Правда, дело я до конца не довел, его теща отказалась от моих услуг, так как я абсолютно ничего не обещал в данной ситуации. Вероятно, другой адвокат что-то бы пообещал, но приговор, естественно, был – исключительная мера наказания, расстрел.
Отвлечемся о темы. Адвокат – этика и обязанности. Убили дочь бывшего председателя коллегии адвокатов, человека к которому я отношусь с большим уважением. Но всё равно у меня не возникали сомнения, защищать этого убийцу или отказаться. Тогда не было еще альтернативных коллегий, и если не меня, то все равно кого-нибудь привлекли бы к защите преступника, по таким делам участие адвоката обязательно. Я не сомневаюсь, что бывший председатель понял мою позицию и не обиделся.
Возвращаюсь к теме. Я подружился со старшим следователем прокуратуры и в течение почти двух лет принимал даже своих клиентов в его кабинете (раньше такое было возможно).
Помимо основной работы он активно занимался коммерцией. Его телефон не умолкал. Мясо, масло, подшипники, сигареты, водка и прочее, прочее. Правда, надо заметить, что 90% всех коммерческих начинаний – это "порожняк". То есть, ни у продавца нет товара, ни у покупателя нет денег, но есть желание что-то предпринять (тоже мне предпринимательская деятельность!), чтобы получить прибыль. Посмотрев на все это, я тоже решил подзаработать. Как адвокат я обслуживал ряд предприятий, у которых были интересы в Крыму, тогда еще советском, но уже не до конца. И вот я привез образцы товара – пробные духи нескольких марок. Помните, такие были маленькие пробирки с розовым маслом, лавандовым и пр. Показали эти образцы знакомому бизнесмену, и тот согласился купить по одной тысяче пробирочек духов. В следующее посещение Крыма я приобрёл 30 тысяч таких пробирок и привез в город. Предполагаемая прибыль должна была составить не менее 200%. Тот бизнесмен приобрел, как и обещал, 3 тысячи пробирок духов. Еще около 3 тысяч мы довольно быстро смогли реализовать. Прибыль, действительно, была даже более 200%, но затем никуда не смогли сплавить почти 20 тысяч этих пробирок. Почти 9 месяцев мы занимались этим. Всем работникам правоохранительных органов передарили эти пробирки, и лишь перед праздником 8 Марта удалось все сбагрить. О какой прибыли можно говорить, когда товар "завис" на 9 месяцев?
Это первая неудачная попытка "бизнеса. Вторая и последняя, после которой я дал себе зарок, вот уже 5 лет исполняемый мной, не заниматься коммерцией, - это следующее. У нас был знакомый молодой бизнесмен, который имел торговые связи с Туркменией. Он предложил нам купить автомашины "Волга" ГАЗ-31029 и перепродать их в Туркмении. Тогда еще не существовало таможни, и было единое экономическое пространство. Другой бизнесмен, чуть старше возрастом, но уже более или менее "битый", воплотил все это в жизнь. Взяли 10 автомашин "Волга", но все же решили не спешить и отправить в Туркмению всего одну машину. Она ушла и, естественно, "канула". Мое мнение, что не менее 50% всего бизнеса ранее, и, наверное, сейчас заключается в стремлении получить товар не заплатив. И мы однажды тоже оказались такими же "бизнесменами". Платежное поручение, по которому получили "Волги", не было обеспечено реальными деньгами, оказалось фактически "липовым". Конечно, ни я, ни работник прокуратуры об этом не знали. Просто все это сделал более опытный бизнесмен. Через некоторое время обнаружилось, что деньги не поступили, и та фирма, которая продавала "Волги", приехала на "разборку", но и другая фирма, которая якобы перечислила деньги, тоже была не "слабая". В результате было решено, что в самое ближайшее время после продажи автомашин деньги будут возвращены. Но самое ближайшее время растянулось на два-три месяца, а процент рефинансирования был в то время 200-250% годовых. И если бы мы возвращали деньги с процентами, то ни о какой прибыли не было бы речи, только огромные убытки. После этого случая я сделал вывод, что у меня в руках есть настоящая профессия, незачем изобретать велосипед и заниматься всякой спекуляцией.
А вообще-то, адвокаты, не все, конечно, но многие, занимаются бизнесом, и некоторые очень успешно. По Положению об адвокатуре нам нельзя работать где-то в других местах. Стр. 99-101.
*
<…> Так вот, по слухам, которыми земля полнится, некоторые адвокаты имеют бизнес, и немалый. Некоторые владеют магазинами, и не одним, другие работают в строительном бизнесе, стали председателями ЖСК в самых престижных районах, некоторые даже занимаются нефтью и бензином. И не просто в качестве юрисконсультов, но и владельцев пакетов акций. Часть адвокатов не просто имеют акции в какой-то компании, а акции в разных компаниях и еще играют не последнюю роль в политической тусовке. Так что чистота рядов – это все в прошлом. А в принципе нужна ли она? Почему адвокат, тем более если нет чисто адвокатской работы, не может подработать еще где-то? Стр. 103.
**
19. Заключение. Стр. 109-110.
Давно назрела необходимость изменения в Положении об адвокатуре, в уголовно-процессуальном и гражданско-процессуальном законодательствах. И если какие-то изменения требуют большого количества денежных средств (такие, как, например, суд присяжных, когда 12 основных и 2 запасных присяжных заседателя отвлекаются на длительный период от работы и им на сегодняшний момент при занятости целый месяц выплачивают более 1000 рублей, естественно, каждому). Или еще дорогостоящее мероприятие – мировой суд, хотя он тоже крайне необходим. Такие изменения, прямо указанные в Конституции как избрание меры пресечения в виде заключения под стражу судом, не потребуют новых денежных средств.
Необходимо прямо указать в УПК, что как обвиняемый, так и его родственники и знакомые имеют право пригласить защитника, и лицо, производящее следствие, не вправе отказать защитнику, приглашенному другими лицами, при наличии у защитника ордера юридической консультации. Объясню на примере: следователь, часто не желая заменить "своего" адвоката другим, приглашенным родственниками или еще кем-то, мотивирует это тем, что защитник уже есть, и на его замену необходимо заявление обвиняемого. Я говорю: "Хорошо, дайте разрешение на свидание с обвиняемым и он напишет такое заявление". А мне в ответ: "Я не могу дать разрешения, так как вас обвиняемый не приглашал". Заколдованный круг. И пока какими-то окольными путями не дойдет до обвиняемого, что необходимо заменить адвоката, пройдет значительное время, а иногда нельзя упускать даже минуты, не только дня.
Мне кажется, что в последнее время профессия адвоката перестала быть такой почетной, как ранее. Много завелось адвокатов, которые не имеют знаний, но решают вопросы по знакомству и прочими путями. Удивительно, как некоторые юристы, даже имеющие ученые степени, по-дилетантски рассуждают. Недавно прочитал в газете, что один ученый пишет: "Звоню знакомому адвокату в третьем уже поколении, а он дома: "Почему дома?" – "Нет приглашений от клиентов". А вот моя знакомая недавно приехала в Москву из провинции, так у нее нет отбоя от клиентов, вот молодец". Молодец, да, конечно, но она, по всей вероятности, гонится за длинным рублем, который, особенно в последнее время, тоже немало решает. Так прилюдно хвалить ее я бы не стал. Не хочу сказать, что мы, опытные адвокаты, совсем не пользуемся своими знакомствами и связями, но все это, конечно, в меру.
Что хотелось бы пожелать вам в заключение, уважаемый читатель?
Во-первых, чтобы у вас не было такой ситуации, в которой нужно обращаться к адвокату.
Ну и, во-вторых, уж если пришлось обратиться, то чтобы вам не попались адвокаты, которые стремятся к единственной цели – пополнить свое благосостояние, а достались те, кто хочет и действительно имеет возможность оказать вам реальную юридическую помощь, а ведь таких осталось не слишком много! Стр. 109-110.
(Лэйм В. Записки провинциального адвоката
// Саратов, Приволжское книжное издательство, 2000 г., 112 с. Тираж 1 000 экз. Подп. в  печать 11.07.2000 г. Литературно-художественное издание).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
25 ноября 2020 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню