Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Синаюк Виктор, кличка "Урод": "пещерный" рэкет 90-х годов Часть 2. Статьи СМИ: 1997-1998 гг.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 17.04.2021

Опубликовано: 17.04.2021



Содержание:
1. Бирюкова М. В кольцах "Кобры"
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 24 сентября. Стр. 1-2.
2. Михайлов С. Бросок "Кобры"
// "Саратовская мэрия" (г. Саратов). 1997, 05-11 декабря. № 48.
// "Саратовские вести" по субботам" (г. Саратов). 1998, 07 февраля. Стр. 11.
// "Версия" (г. Саратов). 1998, февраль. № 5, с. 6.
*


1. Марина Бирюкова
В кольцах "Кобры"
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 24 сентября. Стр. 1-2.
Рубрика: Право и порядок.
* Подг. к печати: 13 октября 2015 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
- Они не были задержаны, - сказал мне начальник легендарной следственно-оперативной группы "Кобра" Игорь Косолапов, - они были доставлены в "Кобру" для дачи показаний.
...Ну а поскольку они не были задержаны и на них не распространялась статья 122 УПК ("Задержание подозреваемого в совершении преступления"), то их нельзя было запереть в камеру. Запереть их в камеру было бы нарушением закона, соблюдением коего "Кобра", надо думать, неуклонна озабочена.
Именно поэтому "доставленные для дачи" (загадочная формулировка!), по выражению главного кобровца, "просто стояли вот тут у стены, и всё".
- Стояли двадцать часов подряд?
- Ну, не все двадцать. Их же вызывали в кабинет, с ними работали.
"Как только мы вошли – сразу начались эти тумаки, сразу поставили на растяжки. Били по ногам. За то, что я что-то подсмотрел (выглянул из-под руки, будучи распят лицом к стене. – М.Б.), меня ставили на другую растяжку, более жестокую – руки вот так, ноги вместе (под углом к полу – М.Б.). Чуть голову поднял – сразу по голове: не смотри. В кабинет меня водили – то же самое, голова была на полметра от пола, руку вот так выворачивали, заставляли сгибаться и в таком положении водили в кабинет, там было человек 5-6, и каждый – кто по голове, кто куда... Я непосредственно слышал, как били Самсонова..."
Это - с диктофонной плёнки. Рассказ Дмитрия Митрофанова. Пятеро молодых людей пришли ко мне в редакцию 17 сентября. Не утверждаю и не собираюсь утверждать, что они – ангелы без крыльев, образцы законопослушания. Если они преступники (как рассказывали мне на следующий день в "Кобре") – пусть их задерживают в соответствии с той же 122-й, предъявляют обвинение, избирают меру пресечения и так далее, вплоть до вступления приговора в законную силу. Короче, пусть всё будет в рамках закона. Аргумент "с ними только так и можно, они иначе не понимают" знаком до боли.  На месте "их" может оказаться любой. Например, безвинный свидетель по уголовному делу, доставленный опять же "для дачи показаний". Разговаривала я в своё время с такими свидетелями – абсолютно приличными людьми – простоявшими в той же "Кобре" у стенки двенадцать часов подряд. В гуманном, правда, варианте: не на растяжке, а просто лицом в кирпич. Вопрос – кто дал право – повисает в воздухе.
Но вернёмся к моим молодым визитёрам. Передо мной – ксерокопии шести заявлений в областную прокуратуру. Во всех шести говорится об избиениях. "Кобра" избиение отрицает. Облпрокуратура начала проверку. По ходу этой проверки два автора "Коброй" уже задержаны. Виновны ли они в незаконном лишении человека свободы – не знаю, но в любом случае за них страшно: ведь знают уже, что жаловались в прокуратуру, ходили в редакцию "Саратова"...
Вообще история странная. Заместитель начальника СОГ "Кобра" Юрий Золотарев изложил мне её так: Сергей Самсонов (из нынешних коммерсантов) с помощью другого моего редакционного визитёра Дмитрия Головченко умыкнул своего приятеля, сутки держал его в частном доме, заставил написать ложную расписку: якобы он, Самсонов, дал ему, этому своему приятелю, 32 миллиона рублей за его, приятеля, машину. Купил у него машину, проще говоря. Потом приятеля повезли к нотариусу и переоформили машину на Самсонова.  Дальше пошла затяжная разборка, в ходе которой приятель, ранее боявшийся, вынужден был, наконец, обратится в "Кобру".
Не отрицаю. Не утверждаю (повторюсь), что Самсонов – ангел без крыльев. Но вот что при этом странно. В заявлении своём в облпрокуратуру Самсонов написал, что в "Кобре" его "заставили написать липовую расписку о возвращении мне денег..."
А устно – в разговоре со мной – пояснил: приятель там же, в "Кобре", пообещал забрать своё заявление обратно, если он, Самсонов, напишет расписку о том, что те самые 32 миллиона получил назад. Что Самсонов и сделал – потому что, во-первых, сам был жестоко избиваем, а во-вторых, видел, что ребята не могут уже на растяжке стоять.
После чего всех стоящих и отпустили. Около четырех дня, в субботу. А забрали (с квартиры Самсонова) около десяти вечера в пятницу.
Лжёт Самсонов? А что-то, знаете, мало похоже на ложь. На что бы он рассчитывал – с такой ложью? Не нашли той самой расписки – и всё, сказке конец.
А если это правда, если написано и сказано искренне – что за странную функцию в данном случае выполняла "Кобра"?
И ещё один вопрос: коль скоро речь идёт о преступлении, о незаконном лишении свободы (Самсонов отражает это иначе: "Мы с ним сутки вместе пили"), так почему Самсонов, Головченко и прочие, имеющие к этому отношение, не были задержаны той же ночью в соответствии опять же со статьёй 122 УПК? Налицо один из разрешающих признаков этой статьи: "Очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо указывают на данное лицо как на совершившее преступление".
Почему уголовное дело возбуждено не в субботу, а в понедельник, когда стало ясно, что жертвы "не слушаются", да ещё и жалуются? Утром, вшестером, они пошли не в "Кобру", как им велели, а в областную прокуратуру. Пошли искать защиты своих прав. "Я в "Кобру" не пойду, так как опасаюсь за своё здоровье, становится страшно, что может такой кошмар повториться снова", - из заявления Дмитрия Головченко в областную, напомню, прокуратуру.
Косолапов объясняет их поведение иначе:
- Лучший способ обороны – нападение. Они жалуются на "Кобру", чтобы спасти себя. Мечта всех бандитов Саратова – чтобы "Кобры" не существовало.
Уверяю вас, Игорь Васильевич, жалобы на "Кобру" никому ещё не помогали. Ни одному подследственному, ни одному подсудимому. Скорее, наоборот.  Жалоба на "Кобру" - поступок с чисто шкурной точки зрения невыгодный. Продиктован он, вероятней всего, именно чувством справедливости. А оно, знаете ведь, бывает живо и у бандита. Хотя не всякий попавший в кольца "Кобры" - бандит.
А пришедшие ко мне в редакцию молодые люди – далеко уже не первые, кто рассказывает подобные вещи о "Кобре". Не раз и не два слышала я это в суде – от подсудимых и в коридорах областного суда – от их жён и родителей. От адвокатов. От тех самых свидетелей. Наконец, я своими глазами видела людей, доставленных вот также "для дачи показаний" и тут же, в кобровском коридоре, прижатых лицом к стенке, руки за головой (не растяжка, а чуть гуманнее). Через сутки человек становится совершенно неузнаваемым...
"Кобру" боятся. Страх бандита (вполне реального бандита, убийцы) – любимый аргумент следственно-оперативной рептилии в свою защиту: дескать, кого бы они ещё боялись? От юридических комментариев этого аргумента воздержусь. "Кобру" создавали как змею межведомственную: милиция, дескать, будет работать в тесном сотрудничестве с прокуратурой, под её непосредственным контролем. Сотрудничество и понимание в лице заместителя прокурора города Евгения Григорьева – налицо, а вот что до контроля за соблюдением конституционных прав человека – тут возникают, мягко выражаясь, сомнения. Молодые люди настаивали, чтоб их заявления проверила именно областная, а не городская прокуратура, и я думаю, они в этом правы.
Начальник отдела по надзору за следствием и дознанием облпрокуратуры Сергей Кулапов дал понять следующее. Проверка заявлений завершается. Готовится представление на имя начальника облУВД. Облпрокуратура считает: "Кобра" проигнорировала закон. Она не имела права держать людей в своём помещении без малого сутки. Не были оформлены даже протоколы задержания. Да ведь это, по сути, и не было задержанием! Доставка для дачи показаний? Но для дачи показаний приводом может быть доставлен, например, свидетель – по поручению следователя, если этот свидетель сам не идёт на допрос, не реагирует на повестку. Или – судьи, если свидетель не идёт в суд.
Что же касается физического насилия, избиения, странной истории с распиской и обстоятельств возбуждения уголовного дела...
- Об этом говорить ещё рано, - сказал Сергей Лаврентьевич, - тут ещё надо разобраться.
(Бирюкова М. В кольцах "Кобры"
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 24 сентября. Стр. 1-2).
**


2. Сергей Михайлов
Бросок "Кобры"
// "Саратовская мэрия" (г. Саратов). 1997, 05-11 декабря. № 48.
Рубрика: Операция "Группировка".
* Подг. к печати: 13 октября 2015 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Ещё одна преступная группировка прекратила своё существование: специальным оперативно-следственным подразделением "Кобра" арестованы не только её лидер по кличке "Виктор", но и несколько его "братьев по оружию". Произошло это совсем недавно – в конце октября, и их арест совпал с проведением в Саратове органами внутренних дел операции под кодовым названием "Группировка". Сейчас членам группировки "Виктора" предъявлено обвинение по статье 127 УК РФ "Незаконное лишение свободы", предусматривающей наказание до 8 лет.
Пока сам Виктор и его, как он их иногда называл, члены "спецкоманды" дают показания на допросах, я расскажу о том, как и за что они были арестованы, при этом (как это обычно делается в публикациях до приговора суда), настоящие фамилии не названы.
Задержание: один не сопротивлялся, другой прятался в шкафу
Виктора взяли 17 октября, вечером, в районе Стрелки в Саратове, где он назначил встречу одному из предпринимателей. Предлагал ему свою "крышу". Во время переговоров с предпринимателем и накрыли его самого. Он был без своих помощников, один. Поэтому взяли его без каких-либо осложнений. Ему 37 лет. Даже среди своих, в кругах криминальных, о нём отзываются резко отрицательно, характеризуя как человека скользкого, непредсказуемого и полного беспредельщика, не признававшего никаких "норм".
По некоторым данным, Виктор прежде входил в одну из влиятельных группировок середины 90-х некоего З – ва. Кроме того – он тесть небезызвестного авторитета по кличке "Копчёный". Именно покровительство этого человека и уберегало Виктора от многих неприятностей. Потом он ушёл от своих "командиров" и организовал свою маленькую "бригаду".
Спустя два дня после ареста Виктора, 19 октября, оперативники "Кобры" остановили движение и главной "торпеды" из его группировки – задержали К – ва. Он был правой рукой Виктора.
К. уже знал, что "Кобра" идёт по следу, поэтому пытался найти дно поглубже. Но его сумели "выдернуть", и после проведения оперативно-розыскных мер стал известен дом, где он скрывался. Было около восьми вечера.  К дому подъехала машина с четырьмя оперативниками из "Кобры". Надо было убедиться, в квартире ли К. Стали ждать и смотреть на окна. К. вышел на балкон. Когда ушёл обратно в комнату, начали действовать. Один встал под балконом (мало ли, вдруг спрыгнет?), двое – у двери в квартиру. Четвертый – оперативник Константин Глухов, руководивший операцией задержания, постучал в дверь. В квартире, кроме молодой женщины, никого не было: ни в кухне, ни на балконе. Не под диваном же? Глухов подошёл к шкафу, открыл его. Так они и встретились.
Чуть позже был арестован ещё один из группировки. Двоих арестовали ещё в сентябре. Трое пока в розыске.
В спецподразделении "Кобра" бандиты не впервые. Пребывали тут в сентябре. Тогда было задержано сразу семеро из "спецкоманды" Виктора. Но находились они здесь недолго – их выпустили.
Об этом случае писала в конце сентября одна из саратовских газет. В редакции побывал тогда сам Виктор и некоторые из его "братанов" - разжалобили журналиста, рассказали ему жуткую историю о "неправомерных действиях сотрудников милиции". По жалобам "пострадавших" и после публикации были проведены проверки прокуратурой города Саратова, прокуратурой области, управлением собственной безопасности УВД. Оперативники из "Кобры" давали пояснения проверяющим: и те и другие теряли впустую время, а освобождённая группировка праздновала "победу", отмечая её новыми бандитскими "достижениями". Так, 15 октября в 11 часов вечера в строительном вагончике на проспекте Строителей в Саратове бандиты пытали двух парней.
Предыстория этой разборки такова. В Саратов приехали в начале 1997 года два парня из Гурьевской области Республика Казахстан. Один из них учился в сельхозинституте. Они снимали комнату в частном доме в районе "Молочки" у одинокого деда. Жили вначале спокойно, а потом стали притеснять хозяина. Началось с прозрачных намёков, закончилось открытыми угрозами, что весь дом они у деда "отожмут", если он не примет их условий. А условия были такими. Дед меняет дом на однокомнатную квартиру, а разницу в деньгах отдаёт своим квартирантам. Дед обратился в фирму по недвижимости. Ему подыскали квартиру в Энгельсе за 17 миллионов рублей и дали залог 8 миллионов, которые потом и забрали у деда его квартиранты. (По оценке независимых экспертов, дом деда стоил 60 миллионов). Пока агенты по недвижимости занимались оформлением купли-продажи, деда и квартирантов фирма поселила в Студгородке. Но один из представителей фирмы, почувствовав, что с домом деда что-то не чисто и что особенно подозрительны его квартиранты, обратился за советом и помощью к Виктору. Виктор был тут как тут, сообразив, что можно заработать на этом деле. В Студгородок он присылает своих четверых "торпед" на двух машинах. Среди них был и К. Кстати, его подруга рассказывала, что когда тому позвонил Виктор и сказал, что предстоит "работа" и надо выехать кое-куда, К. отказался. Виктор пояснил – если К. не поедет, то за ним приедут, и тогда... К. вынужден был согласиться и поехал в Студгородок. Здесь они взяли деда и тех двух квартирантов. Привезли их на территорию ЖБК. В строительном вагончике, представившись работниками милиции, устроили им пытку. Задавали  главный вопрос, интересовавший их: "Где бабки?". Одному сломали ногу, другому нос, ребро.
Это всё происходило, повторяю, 15 октября, после того как семерых из бригады Виктора при первом их задержании в сентябре выпустили из "Кобры". За что же их тогда, как они утверждали в газете, "незаконно" задержали?
К Андрею В. из посёлка Солнечный в мае этого года обратился один из группировки Виктора с такой "просьбой" - помочь в продаже однокомнатной квартиры в районе Техстекла. "Попробую", - сказал Андрей.  И вот однажды к нему "подкатывают" несколько человек и говорят примерно следующее: "Ты протянул с продажей квартиры, подвёл нас, мы из-за тебя "попали" и теперь ты должен нам 10 миллионов". Андрей понял, с кем имеет дело. Понял, и быстро исчез из Саратова.
"Торпеды" группировки Виктора начинают искать Андрея. Они по пятам, как тени, ходят за его женой. Однажды подъезжают к дому. К пятилетней дочери Андрея подходит К. (тот самый, который при задержании прятался в шкафу), хватает девочку и говорит: "Где отец, говори, а то сейчас увезём". Случилось почти чудо – девочка вырывается и убегает в дом.
Но Андрея всё же поймали, когда он приехал из района в Саратов, чтобы увидеться с семьей. Его "вычисляют", силой усаживают в машину и увозят на одну из "конспиративных" квартир. Здесь его стерегут до утра. Утром Андрея везут к нотариусу, и он под давлением пишет генеральную доверенность на имя одного из членов группировки Виктора на право вождения своей новой "Нивы".
После оформления документов его отпускают, но говорят, что следующей будет его квартира. И назначают время встречи в РЭО ГАИ, чтобы там окончательно оформить документы на автомашину. И Андрей В. соглашается. Но едет он не домой, а, покружив по городу, приходит в "Кобру", где пишет заявление с просьбой о помощи...
P.S. Когда верстался номер, стало известно, что арестовано ещё двое "подручных" Виктора.                    
(Михайлов С. Бросок "Кобры"
// "Саратовская мэрия" (г. Саратов). 1997, 05-11 декабря. № 48).
**


3. Станислав Орленко
Похитители людей верили в гуманность закона
С этой верой они "отжимали" квартиры и машины, ломали рёбра своим жертвам и даже "подставляли" друг друга
// "Саратовские вести" по субботам" (г. Саратов). 1998, 07 февраля. Стр. 11.
* Подг. к печати: 13 октября 2015 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В отношении лидера преступной группировки не раз была проявлена гуманность. А делать для себя какие-то выводы и вставать на путь исправления он не собирался...
Видеокамера в камере пыток
На экране "видика" - два парня лет двадцати в светлых "джинсовках". Оба стоят "на растяжке" - лицом в стену, руки вверху, ноги в стороны. Их о чём-то спрашивают, через каждое слово – мат, они что-то отвечают. К ним подходит здоровяк в черной кожанке, пинает: "Ноги шире, сука!", потом бьёт кулаком по затылку: "Башку не поднимай, козёл!"
Похоже на допрос третьей степени. Вопросы разные, но главный один: "Где бабки?"... Удары монтировкой по рёбрам, по локтям, по коленям: "Где бабки? Бабки где?" Бьют серьёзно, а вот съёмка явно не профессиональная. Когда допрашиваемые со стонами сползают на пол, камера за ними не успевает, съезжает куда-то в сторону. Только по звукам можно понять, что их продолжают молотить ногами.  Потом одного утаскивают, а другого разворачивают и заставляют смотреть прямо в объектив.
Сцены пыток в западных кинобоевиках такого жуткого впечатления не производят.  Парень с разбитой переносицей и ошалевшими от ужаса глазами боится даже кричать. Заикаясь, с трудом двигая окровавленными губами, он выдавливает, что теперь хочет сказать всю правду.
"Значит, до этого ты нам врал?" - тот самый, в кожанке, хорошо прицелившись, бьёт точно под сердце. Парень валится, как подкошенный, но тут же, задыхаясь, поднимается. "Смотри, конь какой, встаёт", - хохочет истязатель.
Кошмар на экране длится десять, пятнадцать, двадцать минут. Кому и для чего понадобилось фиксировать эту мерзость?
Когда допрашиваемый окончательно сломлен, ему объясняют, что родственники должны срочно внести за него деньги, иначе его завтра же посадят в ИВС, затем отправят "на СИЗО", а там сокамерники уничтожат, когда узнают, что он у старика квартиру "отжал". Что же получается – милиция задержанных калечит? Да ещё и деньги у них вымогает...
Видеокассету с этой записью нам показали в следственно-оперативной группе "Кобра". Она прилагается в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела, возбужденного против членов преступной группировки, занимавшейся похищениями людей и вымогательством.
Материалов в деле и так хватает – целых три тома. Но эта кассета – документ в своём роде уникальный.  Не так часто бандитам приходит в голову увековечить собственные "подвиги". Парни, из которых монтировкой выбивают "бабки", - тоже не безвинные овечки.  Они действительно "кинули" пожилого одинокого  человека, заставив его поменять собственный дом на комнатушку в какой-то развалюхе, разницу в деньгах присвоили себе.  Об этом узнала криминальная "бригада", специализирующаяся по "отжиманию" квартир, и решила проучить "конкурентов", заодно и "наварившись".
Захватив "подозреваемых", бандиты представились им сотрудниками милиции. Для правдоподобия (да и для устрашения) в строительном вагончике, где происходил описанный выше допрос, установили видеокамеру. Наверное, кроме оказания давления на психику жертв это преследовало и другие цели: хотелось порисоваться, посмаковать ощущение своей власти над беззащитными. Оба допрашиваемых тогда получили серьёзные увечья. Вряд ли те, кто их пытал, ожидали, что кассета с записью "игры в гестапо" вскоре окажется в руках настоящих сотрудников милиции.
Видеозапись помечена датой – 15 октября 1997 года. Ровно месяцем раньше, в середине сентября, герои этого жуткого "действа" побывали в редакции одной из саратовских газет и одновременно написали шесть заявлений в областную прокуратуру. В устной и в письменной форме они слёзно жаловались на... "неправомерные действия" сотрудников СОГ "Кобра", которые накануне их задержали и через сутки выпустили за недостатком улик.
Призыв "пострадавших от милицейского беспредела" был услышан. Прокуратура провела тщательную проверку, а в газете появилась публикация с кричащим названием "В кольцах "Кобры". Там были и такие строки по поводу дальнейшей судьбы искателей правды:
"Виновны ли они в незаконном лишении человека свободы (в этом их обвиняли в "Кобре". – С.О.) – не знаю, но в любом случае за них страшно: ведь знают уже, что жаловались в прокуратуру, ходили в редакцию..."
Интересно, не страшно ли автору этих строк за тех, кто попадал в руки этих "страдальцев" до и, главное, уже после газетного выступления в их защиту? Повторюсь ещё раз: они настолько уверовали, что общественность и закон на их стороне, что, побывав "в кольцах "Кобры", не боялись фиксировать собственные преступления на видеокассете.
Сейчас шестерых членов преступной группировки ожидает суд, обвинение им предъявлено. Вместе с "подручными" на скамье подсудимых будет находиться и их "бригадир", лидер, которого взяли 17 октября, через два дня после кошмара в строительном вагончике.
Путь в "авторитеты", вымощенный ложью
Биография этого человека – назовём его условно гражданином С. – абсолютно нетипична для лидера преступной группировки. Начиная с того, что родился и вырос он в очень приличной семье, не имевшей никаких пересечений с уголовным миром.
Окончив школу, поступил в одно из саратовских военных училищ. Но до офицерских погон не дотянул – отчислили за неуспеваемость и нарушения дисциплины.
Унывать не стал, поступил в госуниверситет. Но и оттуда вскоре "вылетел", уже тогда ему хотелось получать от жизни блага без труда и без долгих лет учёбы. А проблемы с образованием С. впоследствии решил просто – изготовил "липовый" диплом об окончании СГУ. Подделка документов вообще сыграла в его жизни немалую роль – позже, во время одного из арестов у него на квартире обнаружили целую кучу бланков разного предназначения. Это, кстати, и привело его первый раз на скамью подсудимых.
Не доучившись, С. пошёл на завод. И тогда же стал... внештатным сотрудником милиции, добровольным помощником ОБХСС в борьбе с расхитителями государственного добра. Однако лживость и жадность взяли своё – вскоре он решил использовать опыт этих самых расхитителей в собственных целях. На этот раз он подделал удостоверение оперативного сотрудника и заявился в один из магазинов Волжского района. Предъявив красную книжечку, стал требовать дефицитные в то время продукты, якобы, для проведения банкета в "верхах". Директор магазина заподозрил неладное и вызвал милицию. Афериста-вымогателя задержали с поличным.
Свой первый срок С. отбывал, как тогда говорили, "на химии", на Украине. Там заработал ещё одну судимость, опять по мелочи.
В начале 90-х волна "криминального взрыва" подняла нашего героя до уровня "бригадира" при одном из крупнейших "авторитетов" Саратова. Однако вскоре эти рамки стали ему тесны – времена изменились, вчерашние лидеры ОПГ стали уходить в коммерцию, заниматься экономикой. Такой способ добывания денег показался С. неподходящим – зачем зарабатывать, когда можно отбирать? Он создаёт собственную "бригаду" под видом частного охранного предприятия, в очередной раз подделывая документы.
В 1995 году подручные С. совершают страшное злодейство. В Озинском районе они выследили двух коммерсантов – мужа и жену, которые только что выгодно продали большую партию зерна. Один из членов группировки, будучи знакомым супругов, предложил довезти их до станции, остальные ждали у дороги, в безлюдном месте. Сначала, забрав деньги – около восьмидесяти миллионов, хотели ограничиться избиением и запугиванием, но потом решили, что убить всё-таки надежнее. Двое поехали за лопатами, чтобы вырыть могилу, те, кто остался, ломали своим жертвам рёбра, женщину по очереди насиловали. Обезображенные трупы закопали. У погибших от рук бандитов было трое детей.
Во время разработки этого дела оперативники выявили другие случаи вымогательства, незаконного лишения свободы.
Вышли и на С., который был арестован. Однако доказать его участие в тяжких преступлениях тогда не удалось – он получил всего лишь год за угрозу убийством. Во время процесса в 1996 году ему зачли срок предварительного заключения и прямо в зале суда освободили из-под стражи.
"Пещерные" рэкетиры
Даже в криминальных кругах, среди "братвы" у этой группировки репутация была дурная. И дело даже не в жестокости и кровожадности – этим никого не удивишь, а в какой-то примитивности, "пещерности" помыслов и устремлений.
Вцепившись в объекты своих посягательств, они шли на всё, преследовали по пятам, терроризировали членов их семей. В прессе уже упоминалось, как они пытались похитить пятилетнюю девочку, отца которой поставили "на счётчик". Чисто случайно ребёнку удалось вырваться из рук злодея, тащившего её в машину, и убежать домой (дело происходило перед подъездом, в котором она жила). Именно тогда, по заявлению отца девочки, "Кобра" и задержала преступников в сентябре, после чего они бросились жаловаться.
Своими жертвами они выбирали людей убогих, незащищённых или, скажем, коммерсантов, которые сами были не в ладах с законом. Был случай, когда один из тех, у кого вымогали деньги, обратился в "Кобру", а позже, когда бандиты уже были арестованы, не стал подтверждать своих показаний, поскольку, как выяснилось, требуемую сумму всё-таки отдал и не захотел для себя дополнительных осложнений. По этой же причине попали под "пресс" перед видеокамерой два приезжих парня, обманувших одинокого старика – своего квартирного хозяина.
Было несколько случаев, когда рэкетиры связывались с настоящими "крутыми" и получали "облом". Один директор коммерческого магазина вроде бы принял их условия, назначил "стрелку", а сам позвал туда своих ребят, которые вымогателей сильно поколотили. С. тогда даже в больницу обращался – ему разбили голову.
В ходе следствия выяснилось, что все они не раз "подставляли" и "кидали" друг друга, особенно при дележе награбленного. Тот же С. общался со своей, как он говорил, "спецкомандой", в основном, посредством угроз. И попав в "Кобру", они вели себя как пауки в банке, "сдавая" своих подельников.
Сейчас пятеро членов группировки арестованы, один до суда выпущен под залог. Четверо ушли "в бега", но двое из них вскоре "всплыли". Они оказались в числе убитых во время бандитской "разборки" в Хвалынском районе, которая произошла в декабре минувшего года. Так что тем, кто сейчас ожидает суда под стражей, можно сказать, снова повезло. Они, по крайней мере, живы.
(Орленко С. Похитители людей верили в гуманность закона
// "Саратовские вести" по субботам" (г. Саратов). 1998, 07 февраля. Стр. 11).
**


4. С. Орленко
Видеокамера в камере пыток
// "Версия" (г. Саратов). 1998, февраль. № 5, с. 6.
Рубрика: Беспредел.
* Подг. к печати: 13 октября 2015 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
На экране "видика" - двое парней лет двадцати в светлых "джинсовках". Оба стоят "на растяжке" - лицом в стену, руки вверху, ноги в стороны. Их о чём-то спрашивают, через каждое слово – мат, они что-то отвечают. К ним подходит здоровяк в черной кожанке, пинает – "ноги шире, сука!", потом бьёт кулаком по затылку – "башку не поднимай, козёл!"
Похоже на допрос третьей степени. Вопросы разные, но главный один: "Где "бабки"?"... Удары монтировкой по рёбрам, по локтям, по коленям – "Где "бабки"? "Бабки" где?" Бьют серьёзно, а вот съёмка явно не профессиональная. Когда допрашиваемые со стонами сползают на пол, камера за ними не успевает, съезжает куда-то в сторону. Только по звукам можно понять, что их продолжают молотить ногами. Потом одного утаскивают, а другого разворачивают и заставляют смотреть прямо в объектив.
Сцены пыток в западных кинобоевиках такого жуткого впечатления не производят.  Парень с разбитой переносицей и ошалевшими от ужаса глазами боится даже кричать. Заикаясь, с трудом двигая окровавленными губами, он выдавливает, что теперь хочет сказать всю правду.
"Значит, до этого ты нам врал?" - тот самый, в кожанке, хорошо прицелившись, бьёт точно под сердце. Парень валится, как подкошенный, но тут же, задыхаясь, поднимается. "Смотри, конь какой, встаёт", - хохочет истязатель.
Кошмар на экране длится десять, пятнадцать, двадцать минут. Кому и для чего понадобилось фиксировать эту мерзость?
Когда допрашиваемый окончательно сломлен, ему объясняют, что родственники должны срочно внести за него деньги, иначе его завтра же посадят в ИВС, затем отправят "на СИЗО", а там сокамерники уничтожат, когда узнают, что он у старика квартиру "отжал".
Что же получается – милиция задержанных калечит? Да ещё и деньги у них вымогает...
Видеокассету с этой записью нам показали в следственно-оперативной группе "Кобра". Она прилагается в качестве вещественного доказательства к материалам уголовного дела, возбужденного против членов преступной группировки, занимавшейся похищениями людей и вымогательством.
Материалов в деле и так хватает – целых три тома. Но эта кассета – документ в своём роде уникальный. Не так часто бандитам приходит в голову увековечить собственные "подвиги". Парни, из которых монтировкой выбивают "бабки", - тоже не безвинные овечки.  Они действительно "кинули" пожилого одинокого человека, заставив его поменять собственный дом на комнатушку в какой-то развалюхе, разницу в деньгах присвоили себе.  Об этом узнала криминальная "бригада", специализирующаяся на "отжимании" квартир, и решила проучить "конкурентов", заодно и "наварившись".
Захватив "подозреваемых", бандиты представились им сотрудниками милиции. Для правдоподобия (да и для устрашения) в строительном вагончике, где происходил описанный выше допрос, установили видеокамеру. Наверное, кроме оказания давления на психику жертв, это преследовало и другие цели: хотелось порисоваться, посмаковать ощущение своей власти над беззащитными. Оба допрашиваемых тогда получили серьёзные увечья. Вряд ли те, кто их пытал, ожидали, что кассета с записью "игры в гестапо" вскоре окажется в руках настоящих сотрудников милиции.
Видеозапись помечена датой – 15 октября 1997 года. Ровно месяцем раньше, в середине сентября, герои этого жуткого "действа" побывали в редакции одной из саратовских газет и одновременно написали шесть заявлений в областную прокуратуру. В устной и в письменной форме они слёзно жаловались на... "неправомерные действия" сотрудников СОГ "Кобра", которые накануне их задержали и через сутки выпустили за недостатком улик.
Призыв "пострадавших от милицейского беспредела" был услышан. Прокуратура провела тщательную проверку, а в газете появилась публикация с кричащим названием "В кольцах "Кобры". Там были и такие строки по поводу дальнейшей судьбы искателей правды: "Виновны ли они в незаконном лишении человека свободы (в этом их обвиняли в "Кобре". – С.О.) – не знаю, но в любом случае за них страшно: ведь знают уже, что жаловались в прокуратуру, ходили в редакцию..."
Интересно, не страшно ли автору этих строк за тех, кто попадал в руки этих "страдальцев" до и, главное, уже после газетного выступления в их защиту? Повторюсь ещё раз: они настолько уверовали, что общественность и закон на их стороне, что, побывав "в кольцах "Кобры", не боялись фиксировать собственные преступления на видео.
Сейчас шестерых членов преступной группировки ожидает суд, обвинение им предъявлено. Вместе с "подручными" на скамье подсудимых будет находиться и их "бригадир", лидер, которого взяли 17 октября, через два дня после кошмара в строительном вагончике.
Путь в "авторитеты", вымощенный ложью
Биография этого человека – назовём его условно гражданином С. – абсолютно нетипична для лидера преступной группировки. Начиная с того, что родился и вырос он в очень приличной семье, не имевшей никаких пересечений с уголовным миром.
Окончив школу, поступил в одно из саратовских военных училищ. Но до офицерских погон не дотянул – отчислили за неуспеваемость и нарушения дисциплины.
Унывать не стал, поступил в госуниверситет. Но и оттуда вскоре "вылетел", уже тогда ему хотелось получать от жизни блага без труда и без долгих лет учёбы. А проблемы с образованием С. впоследствии решил просто – изготовил "липовый" диплом об окончании СГУ.
Подделка документов вообще сыграла в его жизни немалую роль – позже, во время одного из арестов у него на квартире обнаружили целую кучу бланков разного предназначения. Это, кстати, и привело его первый раз на скамью подсудимых.
Не доучившись, С. пошёл на завод. И тогда же стал... внештатным сотрудником милиции, добровольным помощником ОБХСС в борьбе с расхитителями государственного добра. Однако лживость и жадность взяли своё – вскоре он решил использовать опыт этих самых расхитителей в собственных целях. На этот раз он подделал удостоверение оперативного сотрудника и заявился в один из магазинов Волжского района. Предъявив красную книжечку, стал требовать дефицитные в то время продукты якобы для проведения банкета в "верхах". Директор магазина заподозрил неладное и вызвал милицию. Афериста-вымогателя задержали с поличным.
Свой первый срок С. отбывал, как тогда говорили, "на химии", на Украине. Там заработал ещё одну судимость, опять по мелочи.
В начале 90-х волна "криминального взрыва" подняла нашего героя до уровня "бригадира" при одном из крупнейших "авторитетов" Саратова. Однако вскоре эти рамки стали ему тесны – времена изменились, вчерашние лидеры ОПГ стали уходить в коммерцию, заниматься экономикой. Такой способ добывания денег показался С. неподходящим – зачем зарабатывать, когда можно отбирать? И он создаёт собственную "бригаду" под видом частного охранного предприятия, в очередной раз подделывая документы.
В 1995 году подручные С. совершают страшное злодейство. В Озинском районе они выследили двух коммерсантов – мужа и жену, которые только что выгодно продали большую партию зерна. Один из членов группировки, будучи знакомым супругов, предложил довезти их до станции, остальные ждали у дороги, в безлюдном месте. Сначала, забрав деньги – около 80 миллионов, хотели ограничиться избиением и запугиванием, но потом решили, что убить всё-таки надежнее. Двое поехали за лопатами, чтобы вырыть могилу, те, кто остался, ломали своим жертвам рёбра, женщину по очереди насиловали. Обезображенные трупы закопали. У погибших от рук бандитов было трое детей.
Во время разработки этого дела оперативники выявили другие случаи вымогательства, незаконного лишения свободы.
Вышли и на С., который был арестован. Однако доказать его участие в тяжких преступлениях тогда не удалось – он получил всего лишь год за угрозу убийством. Во время процесса в 1996 году ему зачли срок предварительного заключения и прямо в зале суда освободили из-под стражи.
В отношении лидера преступной группировки в очередной раз была проявлена гуманность. А делать для себя какие-то выводы и вставать на путь исправления он, как видим, не собирался...
"Пещерные" рэкетиры
Даже в криминальных кругах, среди "братвы" у этой группировки репутация была дурная. И дело даже не в жестокости и кровожадности – этим никого не удивишь, - а в какой-то примитивности, "пещерности" помыслов и устремлений. Ведь в наши дни иерархи преступного мира стараются шагать в ногу со временем – один храмы строит, другой дороги прокладывает, третий детским домам деньги перечисляет. Пусть эта благотворительность показная, но всё же налицо желание создать себе какой-то "имидж", оставить не только плохой след, может быть, даже в чём-то оправдаться перед самим собой и Господом Богом.
С. и его "команде" всё это было чуждо и непонятно. В жизни их интересовали только "бабки", на популярность и репутацию им было глубоко наплевать. За деньги готовы были перегрызть горло кому угодно, в том числе и друг другу.
Сотрудники "Кобры", которые давно шли по следу бандитов, тоже отмечают странную примитивность их инстинктов, явное несоответствие сегодняшнему дню.
Вцепившись в объекты своих посягательств, они шли на всё: преследовали по пятам, терроризировали членов их семей. Так было, когда коммерсант, поставленный  на "счётчик", исчез из Саратова. Тогда злодеи схватили его пятилетнюю дочку, которая играла во дворе, и потащили в машину, сильно напугав. Чисто случайно девочке удалось вырваться  и убежать в подъезд. Именно тогда, по заявлению отца малышки, "Кобра" и задержала преступников в сентябре, после чего они бросились жаловаться.
Своими жертвами они выбирали людей убогих, незащищённых или, скажем, коммерсантов, которые сами были не в ладах с законом. Был случай, когда один из тех, у кого вымогали деньги, обратился в "Кобру", а позже, когда бандиты уже были арестованы, не стал подтверждать своих показаний, поскольку, как выяснилось, требуемую сумму уже отдал и не захотел для себя дополнительных осложнений. По этой же причине попали под "пресс" перед видеокамерой два приезжих парня, обманувших одинокого старика – своего квартирного хозяина.
Было несколько случаев, когда рэкетиры связывались с настоящими "крутыми" и получали "облом". Один директор коммерческого магазина вроде бы принял их условия, назначил "стрелку", а сам позвал туда своих ребят, которые вымогателей сильно поколотили. С. тогда даже в больницу обращался – ему разбили голову.
В ходе следствия выяснилось, что все они не раз "подставляли" и "кидали" друг друга, особенно при дележе награбленного. Тот же С. общался со своей, как он говорил, "спецкомандой" в основном, посредством угроз. И попав в "Кобру", они вели себя как пауки в банке, "сдавая" своих подельников.
Сейчас пятеро членов группировки арестованы, один до суда выпущен под залог. Четверо ушли "в бега", но двое из них вскоре "всплыли". Они оказались в числе убитых во время бандитской "разборки" в Хвалынском районе, которая произошла в декабре минувшего года. Так что тем, кто сейчас ожидает суда под стражей, можно сказать, снова повезло. Они, по - крайней мере, живы.   
(Орленко С. Видеокамера в камере пыток
// "Версия" (г. Саратов). 1998, февраль. № 5, с. 6).
*
17 апреля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню