Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Криминальный Саратов" Сергея Михайлова. Часть 13. "За меня отомстят!"

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 24.01.2021

Опубликовано: 25.01.2021



Сергей Михайлов
"За меня отомстят!"
// Из книги: Михайлов С.Ю. Криминальный Саратов: Очерки. - Саратов, ООО ПКФ "Слово и К*". 1997 г. 160 стр. Подп. в печать 17.12.1997 г. Тираж 5 000 экз. Глава тринадцатая, с. 91-97.
Автор: Михайлов Сергей Юрьевич.
* Подг. к печати: 24 января 2021 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
*
Глава тринадцатая. "За меня отомстят!" Стр. 91-97.
Убийца сорвал с парня всю одежду. Привязал тряпками, сделанными из его рубашки, к дереву. Облил бензином. Зажег спичку. Ствол дерева и человек исчезли в пламени. Убийца повернулся и пошел к машине.
Алексей Коробач сделал рывок, и подгоревшие веревки оборвались. Двое дачников увидели: в их сторону бежит горящий факел. Сбивая пламя, Алексей, охваченный жуткой болью и шоком, кричал своему убийце: "За меня отомстят!".
В ожоговом центре он умирал два дня – мучительно, находясь в полном сознании.
Убийца сядет в тюрьму спустя четыре года.
Два вооруженных пистолетами-пулеметами бойца специального отряда быстрого реагирования Приволжского РУОП охраняли главного свидетеля этого убийства Валентину круглые сутки около полугода – до того времени, пока бывший ее муж не был признан судом присяжных виновным в совершении этого убийства. Три года со дня гибели Алексея Коробача пробивало правосудие дорогу к истине, встречая множество препятствий. Сам же убийца до последнего дня был уверен, что осужден не будет. После шумного и внезапного его захвата и задержания в частном доме осенью 1996 года спецгруппой бойцов отряда быстрого реагирования РУОП, когда его привезли на допрос к следователю прокуратуры г. Саратова Алексею Александрову, он устроил грандиозный скандал и поднял шум. Грозил, что всех, кто его задерживал, уволят, что у всех, кто причастен к этому делу, будут очень большие неприятности.
Следственный изолятор, а потом и приговор суда остудили голову не только ему, но и тем родственникам-покровителям, которые пытались вступиться за убийцу, стремились запугать свидетелей. Приговором Саратовского областного суда, который был оглашен в начале ноября 1997 года, 30-летний Сафаров Алипаша Ахмед Оглы осужден к 15 годам лишения свободы с отбыванием первых десяти лет в тюрьме.
Сафаров, по национальности азербайджанец, родился в Грузии, в местечке Больнисы, известным тем, что там проживают преимущественно азербайджанцы. И еще тем, что выходцы из этого селения издавна и традиционно пользуются особым почтением среди азербайджанцев. "Наверное, это обстоятельство и повлияло очень серьезно на характер Сафарова, но только в худшую сторону – он считал себя намного выше и достойнее других и по отношению к большинству людей вел себя дерзко, жестоко. Был очень вспыльчивым", - так вспоминает о своем подследственном Алексей Александров, следователь прокуратуры Саратова.
В биографии Сафарова, как стало известно органам только недавно, немало (и до сих пор) "темных пятен". Несколько из них были засвечены после разработки Сафарова следственно-оперативной группой, когда тот был арестован осенью 1996 года. Так, теперь известно, что Сафарову было предъявлено обвинение за участие в разбойных нападениях на таксистов в Грузии. Ему "светило" до 15 лет заключения. Но каким-то чудом, каким, до конца это не известно, Сафаров ускользает от правосудия и уезжает на Украину. Здесь он огляделся, поступил учиться в пожарно-техническое училище. Женился на симпатичной украинке с красивым именем Янина. Но супружеское счастье девушки было коротким. Начались ссоры. Как-то Сафаров, заподозрив Янину в неверности, "загорелся" мгновенно. Ее находят убитой. По подозрению в убийстве Янины Сафарова берут под стражу. Очень скоро об этом становится известно дяде Сафарова из Саратова, человеку в определенном смысле влиятельному и богатому. И Сафаров "испаряется" из-под стражи, появляется в Саратове. Это произошло в середине 80-х годов.
В 1993 году Сафаров женится второй раз. Его жена, Валентина, уже состоявшая в браке и имевшая маленького сына, женщиной была предприимчивой и в бизнесе удачливой: имела магазин, получала устойчивый доход. Сафаров стал работать водителем в ее фирме. На грузовой крытой машине типа "кунг" марки "ЗИЛ" он возил товар. Все шло, вроде бы, нормально… О его прошлом, кроме некоторых родственников, не знал никто. Все эти обстоятельства – грабежи таксистов в Грузии, убийство жены на Украине – не были известны и следствию, и суду тогда, в 1993 году, когда Сафарова допрашивали по делу об убийстве Алексея Коробача. Когда же Сафаров был арестован второй раз, осенью 1996 года, в следственном изоляторе до него дошли слухи, что следствию стали известны эти факты. Он потерял сон и, возможно, впервые в жизни – уверенность в себе.
…Магазин Валентины, жены Сафарова, находился в Ленинском районе Саратова. Он был поделен на две части. Одна принадлежала ей, вторая – другой фирме. В ночь с 16 на 17 июня 1993 года во второй части магазина работал Алексей Коробач. Торговля шла в вечерние часы уже вяло. Алексей и еще один парень поигрывали в карты. К магазину подъехал Сафаров и поставил "Жигули" жены рядом. Подошел к окошку и в своей привычной манере разговаривать с младшими пренебрежительно бросил Алексею, чтобы тот смотрел за машиной, и если что-то случится – тогда, мол, пеняй на себя. Алексей возразил. С чего бы это вдруг он станет смотреть за его машиной – он продавец, а не сторож. Кто бы знал, что эти слова будут стоить Алексею жизни, и менее чем через сутки его будут убивать…
Сафаров ушел, Алексей продолжал играть в карты. Когда стало поздно, он уснул. Наутро его разбудил бешеный стук в окно и крик Сафарова. "Жигули" отогнали далеко в сторону, сняли стекло, колеса. Он, посчитав, что его машину проиграл в карты именно Алексей с друзьями, начал угрожать: или машина будет возвращена такой, какую он оставил ее здесь вечером, или… Сафаров помчался в милицию. В Ленинском РОВД работал его земляк. Так что и по этой причине в том числе опергруппа по жалобе Сафарова прибыла к магазину очень быстро. Мальчишку буквально выдернули из магазина. Привезли в отдел, посадили в камеру. Начали с ним "работать", но не как со свидетелем, а как с подозреваемым.
В Ленинский РОВД подъезжает и Ветхов – владелец второй части магазина, хозяин Алексея. Первое, что он видит в коридоре райотдела, - разъяренное, перекошенное от злобы лицо Сафарова. На следствии и Ветхов, и его помощник по бизнесу Майоров, который тоже был в отделе милиции, расскажут, как Сафаров ворвался в кабинет оперуполномоченного уголовного розыска Захарченко. Схватил Алексея за грудки, стал трясти и кричать, что с ним следует говорить по-другому, а чтобы он заговорил, надо вывезти в лес и поджечь. Об этом случае рассказывал на следствии в 1996 году и сам Захарченко. Но тогда, в 1993 году, когда все это происходило в его кабинете, он повел себя весьма интересно. Когда Ветхов и Майоров обратились к нему с просьбой позаботиться о том, чтобы Алексей не попал в руки разъяренного Сафарова, который грозил расправиться с парнем, оперуполномоченный успокоил их и заверил, что Алексей Коробач задержан и ночь проведет в ИВС. Ветхов и Майоров уехали… А очень скоро они узнают: вечером того же дня Алексея выпустили из Ленинского РОВД, в тот вечер он был подожжен в лесу неподалеку от Малой Поливановки и через два дня умер в больнице.
Когда Алексей вышел из райотдела, его уже ждали. Здесь стоял "ЗИЛ" Сафарова. В кабине сидела жена Валентина. Сафаров позвал Алексея в кабину – "поговорить". Он садится. Сафаров, как показалось Валентине, повел сначала машину в сторону магазина. Но потом свернул на другую дорогу. К лесу. Прошел дождь, дорога была грязной и скользкой. Машина остановилась возле пруда – кабиной к воде. Сафаров вытащил Алексея, а Валентине приказал сидеть и не выходить. Он был в десятки раз сильнее парня, сопротивляться, вырываться, увы, Алексей никак не мог. Сафаров подводит его к небольшому дереву, срывает с парня абсолютно всю одежду. Из его рубашки делает веревки и привязывает к стволу. Идет за бензином. Из канистры выливает в ведро около половины и подходит к своей жертве. Говорил ли он что-нибудь в эти секунды парню? Говорил ли парень в эти секунды что-нибудь своему убийце? Пламя, смертельно вздохнув, побежало по телу. Сафаров, не оборачиваясь, двинулся к машине. Он был уверен, что не пройдет и минуты, и мальчишка умрет. Алексей хотел жить. Разорвав подгоревшие тряпки, он вырывается и бежит в сторону дачного массива, сбивая на ходу пламя. Валентина видела, как он бежал, слышала, как он кричал: "За меня отомстят!". Дачники вызвали "скорую помощь", и Алексея в шоковом состоянии, полуживого привезли в ожоговый центр – 95 процентов кожи было поражено огнем. Умирая, Алексей так и не рассказал никому, кто его убивал: наверное, верил, что выживет и обязательно сам рассчитается с Сафаровым.
Уголовное дело по факту убийства Алексея Коробача было возбуждено 17 июня 1993 года. Тогда вина Сафарова в совершении им убийства доказана не была. Ленинский суд рассмотрел уголовное дело по обвинению Сафарова в угрозе убийством Алексею Коробачу. Тогда, в 1993 году, Ленинский суд признал Сафарова виновным в этом и приговорил его к… 6 месяцам лишения свободы. Но и этого срока Сафаров не сидел. Его освободили, так как он попал под проводимую как раз в то время амнистию.
Следующие три года стали сплошным кошмаром для Валентины – главной свидетельницы того, что произошло в лесу 17 июня 1993 года. Сафаров боялся, что его жена вдруг заговорит и однажды "сдаст" его милиции. Дважды Сафаров пытается убить женщину. Первый раз, сильно напившись, он хватает свое ружье  - "Мосберг" – и с 15 шагов стреляет. Промахивается. Второй раз, свалив во время ссоры Валентину на пол, начинает душить ее. Падая, она ломает руку и теряет сознание. Сафаров, думая, что Валентина мертва, прекращает ее душить. Все это происходило на глазах детей – семилетнего сына Валентины и двухлетней дочери. Несколько раз Сафаров при свидетелях сильно избивал жену, дважды она попадала в больницу с диагнозом "сотрясение мозга". Валентина не раз обращалась с жалобами в Ленинский РОВД, но его работники ограничивались формальной проверкой фактов, в возбуждении уголовного дела каждый раз отказывали. Одну из таких проверок по ее жалобе проводил земляк Сафарова, и им был оформлен так называемый отказной материал. Потом, спустя два года, прокуратурой г. Саратова было отменено решение об отказе в возбуждении уголовного дела.
К осени 1996 года Сафаров разошелся совсем не на шутку. Почувствовав как-то за собой слежку, он стал носиться по городу на машине с бешеной скоростью. Убедился – действительно, за ним "хвост". Приезжает к Валентине (а они уже тогда вместе не жили), хватает двухлетнюю дочь и, забирая ее, предупреждает, что если Валентина не прекратит свои жалобы в милицию, то он пришлет ей голову дочери… Угроза была настолько реальной, что Сафарова брали в частном доме по схеме освобождения заложников: внезапно с выстрелами и с шумом ворвались в двери, в окна…
Все отказные материалы Ленинского РОВД по Сафарову были отменены прокуратурой Саратова. Следователем прокуратуры Алексеем Александровым, проводившим расследование этого сложнейшего уголовного дела, была проведена огромная работа при прямой поддержке прокурора г. Саратова Юрия Бурлакова.
Например, когда друзьям Сафарова стало вдруг известно, что следствие очень серьезно вновь заинтересовалось "ЗИЛом", на котором Сафаров вывозил Алексея в лес, они угнали машину в Аткарский район, разобрали ее, загнали во двор и пытались представить дело так, будто бы эта машина "гниет" во дворе вот уже несколько лет. "Где мы только не искали эту машину. Но все-таки нашли", - вспоминает Алексей Александров.
Обвинение Сафарову было предъявлено по 9 эпизодам. Суд присяжных состоялся в начале 1997 года. Тогда по основному эпизоду – убийству Алексея Коробача – присяжные вынесли вердикт, проголосовав 6 против 6. Шестеро признали, что Сафаров заслуживает снисхождения. По закону, при равенстве голосов суд склоняется в пользу подсудимого. Одна из женщин – из состава присяжных, голосовавших за снисхождение, вела себя несколько странно – после вынесения вердикта зааплодировала.
Не согласившись с приговором суда, государственный обвинитель написал протест. Дело ушло в Верховный суд. Вернулось в Саратов на новое рассмотрение. Новый состав присяжных вынес иной вердикт. Девять из двенадцати присяжных признали, что Сафаров виновен и снисхождения не заслуживает.
Приговором Саратовского областного суда, который был оглашен в начале ноября 1997 года, 30-летний Сафаров Алипаша Ахмед Оглы осужден к 15 годам лишения свободы с отбыванием первых десяти лет в тюрьме. Стр. 91-97.
(Михайлов С. "За меня отомстят!"
// Из книги: Михайлов С.Ю. Криминальный Саратов: Очерки. - Саратов, ООО ПКФ "Слово и К*". 1997 г. 160 стр. Подп. в печать 17.12.1997 г. Тираж 5 000 экз. Глава тринадцатая, с. 91-97).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
24 января 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню