Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Гибель начальника РУОПа Владимира Еремкина. Часть 4.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 16.10.2020

Опубликовано: 18.10.2020



В очередной подборке материалов, связанных с самоубийством 21.09.1995 г. начальника РУОПа Поволжского экономического региона при УВД Саратовской области полковника милиции Еремкина Владимира Ивановича, 24.09.1947 г.р., читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф, предлагаются 13 статей (с № 33 по № 45), опубликованных в СМИ с января 1996 г. по 11.12.1996 г.
*
Содержание:
33. Макаров Н.И., Булгаков В.Н. Открытое письмо
// "Версия" (г. Саратов). 1996, январь. № 1.
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1996, 17 января.
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, январь. Стр. 1-2.
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 02 февраля. Стр. 3.
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 22 марта. Стр. 1.
38. Фомичев К. Маска, ты кто?
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 23 марта, суббота. № 56 (1214), с. 2.
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1996, 05 апреля. № 13 (73), с. 2.
// "Известия Поволжья" (г. Саратов). 1996, 26 июля, пятница. № 18, с. 5.
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 09 августа. Стр. 2.
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 28 августа, среда. № 163 (1122), с. 2.
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 13 сентября. Стр. 1-2.
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 17 сентября. Стр. 1, 3.
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 11 декабря, среда. № 243 (1423), с. 1-2.
**


33. Н.И. Макаров, В.Н. Булгаков
Открытое письмо
// "Версия" (г. Саратов). 1996, январь. № 1.
* Подг. к печати: 22 августа 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Главному редактору газеты "Известия"
Голембиовскому И.Н.
Уважаемый Игорь Нестерович!
Органы внутренних дел и прокуратура Саратовской области на протяжении длительного времени являются постоянными подписчи­ками "Известий". Большинство материалов на правоохранительную тематику привлекают внимание злободневностью, аргументирован­ностью и объективностью.
Конечно, в любом деле есть издержки. Подтверждение этому - статья И. Королькова "Меня убьют не бандиты" ("Известия" № 238 от 16 декабря 1995 г.). В ней автор факту самоубийства начальника РУОП при УВД Саратовской области (Поволжского экономического региона) В.И. Еремкина искусственно придает политическую окраску. Более того, он развивает надуманную, кем-то сочиненную и для чего-то нужную в нашей области версию об оппозиции начальника УВД и прокурора главе администрации области, о попытках влияния на расстановку политических сил.
Прокуратура и УВД области находятся в оппозиции только к злостным нарушителям закона и делают все возможное для успешной борьбы с преступностью и коррупцией. Надеемся, что руководство администрации, если ей это небезразлично, даст разъяснения в отношении выводов публикации.
Непонятен и бездоказателен тезис о якобы имевшем место мощном прессинге на В.И. Еремкина и РУОП. Не секрет, что создание Регионального управления в Саратове является инициативой лично начальника УВД, по его же просьбе назначен на должность руково­дителя и В.И. Еремкин. Автор был проинформирован об этом, а также о том, что все проверки и процессуальные действия вынужденно проводились прокуратурой и УВД, причем только по фактам наруше­ния законности и чрезвычайных происшествий, совершенных сотруд­никами РУОП, т.е. подчиненными Еремкина (о чем имеется аудиозапись). В настоящее время некоторые из них находятся под следстви­ем, трое арестованы, в том числе начальник отдела по борьбе с коррупцией. Руководство УВД неоднократно обращалось в ГУОП МВД РФ, чтобы такие проверки проводились их силами, но предло­жения в Главном управлении Министерства не нашли поддержки. Справедливости ради надо сказать, что большинство сотрудников РУОП честные, добросовестные, профессиональные оперативные работники.
Мы, как никто другой, заинтересованы в объективном и скорей­шем расследовании обстоятельств и причин, повлекших трагедию. По окончании расследования готовы предоставить все материалы для объективного и полного информирования общественности. Не слу­чайно поэтому, предвидя подобные спекуляции, после появления аналогичного предвзятого материала М. Синельникова 29 сентября 1995 г. в издании "Комсомольская правда" в Саратове", прокуратура и УВД 30 сентября 1995 г. вынуждены были выступить с заявлением, которое опубликовало большинство местных средств массовой ин­формации.
Автор прекрасно знал, но умолчал, что в расследовании уголов­ных дел о самоубийстве и в отношении сотрудников РУОП, кроме бригады МВД РФ, участвовал представитель Генеральной прокурату­ры. Более того, сообщил, что к материалам следствия они не допускались. Не имея оснований и не дожидаясь официальных результатов комиссии Генеральной прокуратуры и МВД РФ, оконча­ния следствия, из лично ему известных соображений, основываясь на домыслах и слухах, он сделал однозначный вывод о конкретных виновниках, нанеся серьезный моральный ущерб руководителям прокуратуры и УВД, сотрудникам, ведущим следствие и проверку. Используя свое положение обозревателя газеты, растиражировал это на всю страну.
По старой привычке равняясь на центральную печать и не упуская "жареный" материал, 22 декабря 1995 г. статью И. Королько­ва перепечатало местное издание "Саратов".
Кто-то спешит даже нечистоплотными путями заработать поли­тические очки и, опасаясь объективности, используя такое мощное оружие, как Ваша газета и другие средства массовой информации, ввести в заблуждение общественность, отрицательно повлиять на ход расследования, внести сумятицу и вбить клин во взаимоотношения правоохранительных органов, в том числе с РУОП, отвлечь от борьбы с организованной преступностью, и, как видно, небезрезультатно. Чей же выполнялся заказ и кому это нужно?
Остается сожалеть, что столь авторитетное издание, не воспользовавшись материалами комиссии МВД РФ и Генеральной прокуратуры, которая вскрыла серьезные недоработки в деятельности РУОП, не до конца изучило ситуацию и поместило односторонний материал. Ваш обозреватель говорит, что к этой проблеме приковано внимание столичных изданий, ссылаясь на статью "Остров РУОП" в "Извести­ях". Однако автором данного материала является все тот же И. Ко­рольков, поэтому можно только догадываться о ее объективности. Конечно, эти публикации не изменят нашего отношения к газете, в то же время хотелось, чтобы подобных статей было как можно меньше. Ожидаем, что еще до окончания следствия по делу о самоубийстве В.И. Еремкина автор принесет свои извинения, в противном случае оставляем за собой право обратиться в суд. Надеемся на Ваш авторитет и объективность. Прокуратура и УВД при необходимости окажут помощь в установлении истины.
С уважением,
Прокурор Саратовской области Н.И. Макаров
Начальник УВД Саратовской области В.Н. Булгаков
(Макаров Н.И., Булгаков В.Н. Открытое письмо
// "Версия" (г. Саратов). 1996, январь. № 1).
**


34. Елена Ардабацкая, Сергей Черных
В историю русской мафии Саратов вписан кровавой строкой
Метод убеждения конкурентов в этом городе один – смерть
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1996, 17 января.
* Подг. к печати: 09 февраля 2018 г. http://www.криминальныйсаратов.рф.  Вяч. Борисов.
До почетного звания "Саратов-папа" этот город пока не дорос. По уровню преступности он замыкает вторую десятку и явно уступает Москве, Питеру, Владивостоку и Екатеринбургу. Если бы здесь недавно не застрелился шеф РУОПа Поволжского экономического региона полковник Владимир Еремкин и не произошел массовый расстрел одиннадцати человек, большинство из которых входили в преступную группировку Чикунова ("Комсомолка" рассказывала об этой истории), на область так и не обратили бы особо пристального внимания.
А тут понаехали... Офицеры с большими звездами на погонах, уполномоченные главами российских правоохранительных ведомств дотошно изучают сложившуюся ситуацию.
В день нашего приезда в Саратове проходил международный боксерский турнир "Профи-95" памяти погибшего четыре года назад кандидата в мастера спорта Александра Наволокина. Это соревнование уже занесено в международный боксерский календарь и считается довольно престижным (финальные матчи, например, судил рефери, проводивший последний поединок Тайсона!).
Однако участвовавшие в турнире боксеры вряд ли знали то, что в Саратове известно любому: безвременно погибший Наволокин был основоположником мафиозного движения в области.
- Кто разрешил этот турнир, вообще никому  неизвестно, - сказал "КП" новый шеф РУОПа Валерий Прошин и пообещал разобраться с организаторами к следующему соревнованию.
Чем еще интересен Саратов? В пятидесяти метрах от областной прокуратуры заканчивается строительство двух девятиэтажных домов, каждый из которых является маленьким шедевром архитектуры. Этаж одного из домов выделен под германское консульство. На остальных поселятся члены кооператива, которые заплатили вступительные взносы в размере $100 000 (сто тысяч долларов США).
В интервью "КП" прокурор области Николай Макаров сказал, что его ведомство в курсе всех дел, но:
а) разбираться с жильцами "теремков" прокуратура будет только после заселения;
б) органы не могут что-либо сделать из-за отсутствия законодательной базы.
Что касается криминогенного центра – Заводского района, он скоро будет включен в план экскурсий, настолько хороши трех-, четырехэтажные дома, принадлежащие главам мафиозных кланов, их женам, родственникам и любовницам.
Ценителям памятников рекомендуем также посетить местное кладбище. Гарантируем массу впечатлений.
Массовый расстрел одиннадцати человек во главе с Чикуновым и его "правой рукой" Эриком Багратуни стал рекордным на территории России.
29-летний Игорь Чикунов по схеме преступного мира Среднего Поволжья занимал одну из ведущих позиций. Ему принадлежали два крупнейших магазина и Крытый рынок в центре города, контрольный пакет акций нефтяного концерна "Астек", он входил в совет директоров множества фирм поменьше. Ни умом, ни силой, ни авторитетом не выделялся. Как ему удалось в столь юном возрасте достичь таких высот, не знает никто. Говорят, что над ним были руководители повыше, хотя и не такие приметные.
"Авторитеты" со стажем ничему не удивляются. По их мнению, Чикунов просто выскочка: "посылал" (а иногда и бил) воров в законе, жил не по "понятиям", да при этом еще ни разу не сидел. "Убийство от обиды" – одна из версий расстрела. Неофициальные источники утверждают, что положить 11 человек из двух пистолетов без единого промаха могли только профессионалы из РУОПа, которые не могли "достать" Чикуна законными способами. Но самая главная версия – начало коренного передела сфер влияния между криминальными структурами, который затронет не только Саратовскую область, но и многие прилегающие к ней, а также Москву-столицу.
И это будет уже второй передел – первый произошел в начале 90-х.
Всё началось с Владимира Хапалина, которого убили в 1990-м. Бандиты уверенно шли в бизнесмены – уже упоминавшийся Александр Наволокин возглавлял саратовский филиал "Алисы" и был убит в 91-м. Весенним утром 93-го, почти в центре города, в упор из автоматов были расстреляны президент Саратовской товарно-сырьевой биржи Владимир Мальков и его водитель. Мальков был профессионалом во всем – имел  черный пояс каратиста и удостоверение члена правительства Москвы, найденное у него в залитом кровью бумажнике. Некто Канапа, брат и коллега по темной стороне дел Малькова, достойно почтил его память "Саратовским концертом" Александра Розенбаума.
Мелкие "авторитеты" были не так знамениты, но наглы. Их имена в Саратове не знали только младенцы. Чикунов (Чикун), Яковлев (Якорь), Жуков (Гвоздь), Лапин (Лапа), Силкин, братья Парамоновы, Савин и Кузьмин, Давыдов (Зубан)... Преступные группировки в Саратовской области давно, хоть и приблизительно, подсчитаны. Число их – 177, постоянный состав – примерно 1200 человек. Трудятся на поприще крупного бизнеса – нефть, зерно, автомобили и крупные торговые точки неподалеку от центра Саратова. За 1995 год у "братвы" было изъято 134 килограмма взрывчатки, 257 единиц огнестрельного оружия, в том числе – два гранатомета. А также 61 килограмм наркотиков, 578 миллионов нечестно заработанных рублей и 57,5 тысячи долларов...
Новый этап войны начался с убийства пяти человек на стадионе "Локомотив", ставшем крупным рынком. Бедняг забили ножками от кроватей в сауне стадиона, потом скинули в бассейн...
Саратовский беспредел так взбудоражил столицу, что на следующий день после массовой расправы над "чикунятами" сюда вылетели первый заместитель министра МВД РФ Владимир Колесников и заместитель начальника главного управления уголовного розыска МВД России Леонид Втюрин. Чем так встревожила кровавая волжская разборка? Своей эталонной, российской типичностью. Просто Саратов опережает остальных на год-другой. Здесь к власти уже идут юные волчата.
Елена Ардабацкая, Сергей Черных.
(Наши спец. корр.). Саратов.
(Ардабацкая Е., Черных С. В историю русской мафии Саратов вписан кровавой строкой
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1996, 17 января).
**


35. Марина Бирюкова
"Так, как было, в нашем РУОПе уже не будет"
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, январь. Стр. 1-2.
Рубрика: Факты и мнения.
* Подг. к печати: 19 августа 2015 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Прим. Вяч. Борисова: Статья М. Бирюковой была опубликована в январе 1996 г. в газете "Саратов" – страницы 1-2. В моем распоряжении находится основная часть статьи, напечатанная на стр. 2; данные о дате выпуска газеты отсутствуют. Как видно из приведенного ниже текста, М. Бирюкова беседует с прокурором Саратовской области Макаровым Николаем Ивановичем, 08.02.1950 г.р., который с мая 1990 г. по июнь 2000 г. занимал должность облпрокурора.
<…> - Мой коллега из "Известий" считает: расследуя дело  самоубийстве Еремкина, вы фактически стали "судьей в собственном споре", то есть - проверяете самого себя. Ведь в последнем письме полковник лично вас обвинил в организации травли РУОПа. Автор считает, что расследовать это дело могла только Генеральная прокуратура.
- Во-первых, сразу после случившегося я звонил тогдашнему и.о. Генпрокурора Олегу Гайданову, просил забрать это дело от нас. Гайданов ответил: расследуйте сами, мы вам доверяем – а там посмотрим. Во-вторых, мы не могли травить Еремкина и доводить его до самоубийства. Начальник РУОПа от нас (меня и Булгакова) практически не зависел. Он напрямую подчинялся Москве, ГУОПу. Конечно, мы, областная прокуратура, осуществляли надзор за законностью деятельности Регионального управления. Нарушений законности было много; жалобы шли потоком: нарушение конституционных прав, незаконные задержания, избиение, выбивание показаний. Я писал представления на имя Еремкина, в конце концов внес представление на имя министра внутренних дел Анатолия Куликова. После этого в Саратов прибыли представители МВД, и началась полная проверка деятельности нашего РУОПа. Результат проверки, насколько мне известно, таков: работа признана неудовлетворительной. Дров наломано много, а дел, завершенных и переданных в суд, практически нет.
- Создание группы "Кобра" – это что, действительно "стремление дискредитировать РУОП"?
- Группа "Кобра" была создана именно в связи со слабой работой РУОПа для расследования заказных убийств и убийств, совершенных  организованными преступными группировками. Со своей работой она справляется. По нашей оценке, весьма успешно.
- В том самом "письме без начала и конца", обнаруженном в сейфе Еремкина сразу после его гибели и впоследствии разошедшемся в ксерокопиях, есть строчка "Булгаков хочет отомстить мне за мэрию". Владимир Иванович имел в виду, очевидно, арест бывшего вице-мэра Саратова Анатолия Зотова и управделами мэрии Александра Фролова; в феврале 1994 года эти высокопоставленные чиновники были арестованы сотрудниками РУОП.
- Дело Зотова и Фролова возбудили и расследовали мы, областная прокуратура. Дело застопорилось в суде и было возвращено на доследование из-за процессуальных нарушений, допущенных РУОПом и следствием. Сейчас доследование завершено, обвиняемые знакомятся с делом.
- Зотова и Фролова арестовал "коррупционный" отдел РУОПа. Зотов и Фролов вышли из камер под подписку о невыезде. А начальник отдела по борьбе с коррупцией Михаил Лямин и старший опер того же отдела Александр Абрамов сели в тюрьму, обвиняются в незаконной коммерческой деятельности. Статья в "Известиях" недвусмысленно связывает это дело и с политической борьбой, и с трагедией Еремкина. Верно ли, что планировался его арест, что готово уже было обвинение?
- Арест Еремкина не планировался. По делу Лямина и Абрамова он проходил свидетелем. Его допрашивали как свидетеля – подробно, по всем вопросам. Дело Лямина началось с заявления одного из соучастников, ныне также арестованного, - коммерсант просил избавить его от вымогательства, говорил, что руоповцы навязали ему себя в качестве "крыши". Дело это большое, сложное, "ветвистое", некоторые нарушения закона делались с ведома  и согласия Еремкина.
- Так у него были основания полагать, что он может быть арестован?
- Думаю, да. Он видел, куда пошло следствие, к чему оно неизбежно придет.
- Письмо, обнаруженное в сейфе Еремкина, не было ведь предсмертным, прощальным?
- Нет, на прощальное письмо самоубийцы оно не похоже. Оно имело какое-то другое назначение, возможно, Еремкин готовил публикацию в прессе.
- Вскоре после смерти Владимира Ивановича фрагменты письма были опубликованы в саратовском вкладыше "Комсомольской правды".
- Я не знаю, как это письмо попало в прессу. Наша группа, вошедшая в кабинет Еремкина сразу после рокового выстрела, увидела это письмо в раскрытом сейфе поверх других документов, и забрала. Мы его никому не показывали. Не исключено, что ксерокопии были сняты еще при жизни Еремкина. Возможно, он сам передал копию в прессу.
- Как это произошло – самоубийство? Что-то предвещало страшный уход?
- С утра в тот день Владимир Иванович приехал на работу как обычно, был спокоен, хотя и несколько угрюм (по словам свидетелей) как и в предыдущие дни. Что, впрочем, не удивляло: кому это нравится, когда в отделе сидит комиссия из Москвы и копает. До обеда он, однако, работал, встречался с людьми, с сослуживцами. Потом, оставшись один, достал пистолет…
- Другой записки, кроме того письма, что было в сейфе, не осталось?
- Нет. Но, похоже, это был продуманный, полностью осознанный поступок.
- Кто сейчас начальник РУОПа? Будет ли Региональное управление, как предполагалось, переподчинено облУВД?
- Начальником РУОПа назначен Валерий Прошин, работавший ранее заместителем начальника милиции общественной безопасности облУВД. О реформировании РУОПов, о переподчинении их областным управлениям внутренних дел в МВД что-то замолчали, хотя это был бы разумный шаг, необходимый для осуществления прокурорского надзора. В любом случае – так, как было, в нашем РУОПе уже не будет. А если будет – мы будем соответственно реагировать.
Беседовала задавала Марина Бирюкова
Постскриптум.
Наши коллеги из "КП в Саратове" объяснили нам: Владимир Иванович Еремкин не передавал своего письма журналистам при жизни. Журналисты получили это письмо из рук человека, назвать которого они на данный момент не могут (профессиональная этика и Закон о СМИ обязывают хранить источник в тайне). По всей видимости, письмо полковника было отксерокопировано в промежуток времени между роковым выстрелом и появлением в кабинете бригады из облпрокуратуры.
Прокурор области Николай Макаров и начальник облУВД Владимир Булгаков обратились к главному редактору "Известий" Игорю Голембиовскому с письмом, в котором утверждают, что статья Игоря Королькова нанесла "серьезный моральный ущерб руководителям прокуратуры и УВД". В том же письме далее: "Ожидаем, что еще до окончания следствия по делу о самоубийстве В. Еремкина автор принесет свои извинения, в противном случае оставляем за собой право обратиться в суд".
(Бирюкова М. "Так, как было, в нашем РУОПе уже не будет"
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, январь. Стр. 1-2).
**


36. Т. Артемова
Прокуроры часто бьют по "хвостам", а хотят бить по "голове". (Выписка).
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 02 февраля. Стр. 3.
Рубрика: Закон или дышло?
* Подг. к печати: 06 сентября 2015 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В докладе прокурора области Н. Макарова на расширенной коллегии по итогам работы в 1995 году, на первый взгляд, присутствовали одна словообразовательная и одна морфологическая форма с частицей и с предлогом "не". Иными словами, на 31 странице доклада проще было сосчитать положительные характеристики относительно работы милиции, РУОП, ОБЭП, отдельных прокуратур, так как их было значительно меньше отрицательных. И самые лестные определения сводились к формулировке "на прежнем уровне".
На прежнем уровне осталось количество тяжких преступлений – около 25 тысяч. Не достигнуто значительных позитивных результатов в борьбе с умышленными убийствами, тяжкими телесными повреждениями, грабежами. А число краж имущества и серьезных хулиганств увеличилось. На 4,5 процента возросла преступность по области за прошлый год.
И хотя работа по раскрытию преступлений во всех правоохранительных органах ведется (возбуждено 48 уголовных дел в отношении организованных преступных групп, раскрыто 30 случаев вымогательства, 12 грабежей, 8 убийств, 2 взяточничества), во многих подразделениях и ведомствах палку то недогибают, то перегибают. Иными словами, как отмечено в докладе, в деятельности правоохранительных органов наблюдается много недоработок, нарушений закона и служебных обязанностей, конституционных прав и свобод граждан. Под прицельный огонь критики областного прокурора попало РУОП: им не отслеживаются связи организованных преступных групп с коррумпированными элементами в органах власти и управления. Просчеты в ведении оперативно-розыскной работы приводят к тому, что почти каждый четвертый бандит освобождается. Все это послужило основанием для возбуждения в 1993-1995 гг. в отношении сотрудников РУОП 13 уголовных дел по злоупотреблению служебным положением, превышению власти, убийству, мошенничеству. <…>
(Артемова Т. Прокуроры часто бьют по "хвостам", а хотят бить по "голове". (Выписка).
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 02 февраля. Стр. 3).
**


37. Ещё один арест в РУОПе
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 22 марта. Стр. 1.
Рубрика: По слухам и достоверно.
* Подг. к печати: 15 февраля 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
На прошлой неделе арестован Сергей Богатырев - бывший заместитель начальника Регионального управления по оргпреступности, незадолго до ареста вышедший на пенсию по выслу­ге лет.
Следствие ведет областная прокуратура. Богатыреву инкрими­нируются статьи 147 ч. 3 (мошенничество, причинившее значи­тельный ущерб), 175 (должностной подлог) и 170 (злоупотребле­ние властью или служебным положением).
(Ещё один арест в РУОПе
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 22 марта. Стр. 1).
**


38. К. Фомичев
Маска, ты кто?
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 23 марта, суббота. № 56 (1214), с. 2.
Рубрика: Наше право.
* Подг. к печати: 02 сентября 2015 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
О состоявшейся в январе это­го года расширенной коллегии областной прокуратуры, посвя­щенной итогам 1995 года, "СВ" подробно уже рассказывали. Но если в первых публикациях речь шла, в основном, о темпах роста преступно­сти, раскрываемости преступлений и работе следст­венных органов, то сейчас хоте­лось бы подойти к проблеме с другой стороны. А именно - взглянуть на действия оператив­ников и работников УВД глазами их "клиентов". И проблема здесь действительно существует.
Едва ли кто станет спорить, что за последние годы расхожее выражение "моя милиция меня бережет" приобрело несколько иной оттенок. Точнее, во­проси­тельную интонацию. И этот сар­казм, к сожалению, оправдан. Но дело не только в катастрофи­ческом росте преступности, с которым имеющимися на се­год­ня у правоохранительных орга­нов средствами справиться про­сто невоз­можно. Дело еще и в самих этих органах, отдельные работники которых, идя на серь­езные нарушения наших прав, еще больше заставляют сомневаться в своей дееспособности. Более того, даже у законопо­слушных граждан все более крепнет убеждение, что с мили­цией связываться не стоит, да­же в качестве свидетеля или потерпевшего.
Как это ни печально, но по­добные размышления имеют под собой вполне реальную основу. Так, на вышеупомянутой колле­гии прозвучали следующие циф­ры: в ряде горрайотделов внут­ренних дел процент освобожден­ных из изоляторов временного содержания, из-за отсутствия необходимости в данной мере составил от трети до половины задержанных (!). Иными слова­ми, человека вполне могут поса­дить в камеру, не имея на то никаких законных оснований, а руководствуясь лишь принци­пом – "потом разберемся".
Каждый из нас, кто хоть раз сталкивался в своей жизни с ми­лицией, думается, ощущал соб­ственную беспомощность и пре­восходство над собой человека в форме. Но превосходство, именно, не закона, а этого кон­кретного работника, хотя бы ос­тановившего вас на улице для элементарной проверки докумен­тов. Именно ощущение того, что все дальнейшее развитие  событий зависит только от него, и стало, кажется, самой распространенной в последнее время реакцией на любые действия представителей органов. И опять же, к сожалению, подобное от­ношение нельзя назвать безосновательным.
Следователям областной прокуратуры в последнее время все чаще приходится заниматься делами, связанными со злоупо­треблениями и правонарушения­ми работников подразделений МВД. Так, служащие РУОП, одного из подразделений этого ве­домства, за 1993 -1994 год со­вершили 22 правонарушения. При этом нелишне подчеркнуть, что речь идет лишь о тех право­нарушениях, о которых постра­давшие осмелились заявить. В результате, за последние три го­да было возбуждено 13 уголов­ных дел о злоупотреблении  служебным положением, превыше­нии власти, убийствах и мошен­ничестве.
Среди этих правонарушений и "проявление несдержанности" (выражаемое обычно в избиении задержанных. - Авт.), и несколь­ко ДТП, и драка с сотрудника­ми одного из райотделов мили­ции, и вымогательство, и неза­конное хранение оружия. При­чем, опытные следователи облпрокуратуры заметили тенден­цию - рост подобных незакон­ных действий совпал с организацией в последние годы мно­жества структур, призванных, ка­залось бы, защищать права за­конопослушных граждан.
Никто не станет отрицать, что борьба с организованной пре­ступностью требует адекватных мер - разного рода операций, выездов и задержаний. При этом, однако, все больше ста­новится случаев, когда эти ме­роприятия проводятся со множе­ством нарушений.
Летом 1994 года, на одной из туристических баз, в ходе про­ведения подобного мероприятия, несколько отдыхающих были просто избиты. Избиты людьми в масках, прибывшими на базу в поисках "криминальных эле­ментов". В результате невинно пострадавшие подали жалобу, было возбуждено уголовное де­ло в отношении работников органов. Но хотя личности всех избивающих были установлены, доказать следствию ничего не удалось – "блюстители   порядка" были в масках и опознать каждого конкретно в лицо потерпевшие не смогли. Наказание понесут, возможно, лишь двое из оперативников, не ставшие скрывать в процессе операции своих имен и званий.
Подобная ситуация повтори­лась в том же году на дебарка­дере, принадлежащем одной из коммерческих фирм. Там временно проживало несколько де­сятков кавказцев - студентов саратовских вузов. Прибывшие (вероятно, по анонимному звон­ку. - Авт.) ранним утром на дебаркадер 60 сотрудников ми­лиции подвергли его обитате­лей обыску и избиениям, нанеся при этом значительный мате­риальный ущерб самой фирме-владелице. Но результатом мно­гомесячного расследования ста­ло решение об оправдании дей­ствий сотрудников органов. Про­сто никто из пострадавших не смог их опознать - студентов скидывали с кроватей и стави­ли лицом к стене, а выводя с дебаркадера, заставляли опус­кать голову, не давая рассмотреть лиц оперативников. И подобные примеры можно продол­жать и продолжать.
Хочется, чтобы нас поняли правильно. Данный материал во­все не является очередной по­пыткой опорочить правоохрани­тельные органы. Но если уж проблема злоупотреблений существует, то о ней стоит говорить. Сами следователи облпрокуратуры, занимающиеся подобными делами, обращают внимание на такую деталь - большинство правонарушений работниками органов совершается "инкогни­то", то есть в масках. Эти черные маски все мы неоднократно видели на экранах телевизоров. И пусть не покажется никому кощунственным следующее на­блюдение - видели их на бой­цах ОМОНа, видели и на боевиках террористических группиро­вок. Но если последним и впрямь есть резон скрывать свои лица от правосудия, то от кого скрываются те же бойцы РУОПа или ОМОНа?
Расхожее объяснение о том, что их лиц не должны видеть задерживаемые ими бандиты, чтобы не было у семей опера­тивников лишних проблем, на первый взгляд звучит убедитель­но. Если бы не одно "но". Люди в масках проводят мероприятия только по задержанию членов преступных группировок. Потом их пути расходятся. Задержан­ных же передают в следствен­ные органы. Но ведь ни один следователь, судья или проку­рор не работает в маске, хотя встречаться с задержанными им приходится куда чаще. И разве меньше оснований опасаться за благополучие своих семей у тех, кто выносит приговоры нежели у тех, кто задерживает по­дозреваемого? Кстати, каждый из сотрудников западных спец­служб, занимающихся аналогич­ными задачами, даже работая в маске, имеет свой опознава­тельный знак. В результате, ни один из преступников личность его установить не сможет, а в случае нарушения этим работни­ком прав граждан правосудие его легко найдет.
У нас же все наоборот. Пом­ните годичной давности историю с "Мост-Банком"? Тогда в его помещения ворвались воо­руженные люди в масках и учи­нили обыск под предлогом поис­ков оружия. Доказано, что это были работники правоохрани­тельных органов, но следствие в их отношении было прекращено, так  как никто не видел их лиц.
Вы, кстати, заметили, на­сколько в последнее время при­выкли мы к цвету хаки? Понятно, что когда в "камуфля­же", ранее запрещенном для но­шения гражданскими лицами, ходят все, кому не лень, появ­ление на улице серо-зеленого человека в маске и с автоматом уже не так впечатляет. Но не трогает вас это зрелище лишь до тех пор, пока сами вы не попадете на мушку.
Кто-то, возможно, спросит, к чему завели мы весь этот раз­говор, где же, наконец, долго­жданная мораль из всего выше­сказанного? А мораль в том, что общество наше все больше впа­дает в состояние войны. Войны с самим собой. "Битва за уро­жай" давно уже уступила место "борьбе с преступностью". При­чем, правила игры принимают обе стороны - и те, кто виновен, и те, кто виновных ищет. Ну, а между двумя этими воюющими сторонами -мы. И, право, очень хотелось бы знать, кто тебя, образно выражаясь, под­стрелит - свой или чужой?
Сейчас мы смотрим много за­падных фильмов о том, как доб­лестные полицейские сражаются с преступниками. Мы видим, что слово полицейского там - за­кон, что самое страшное пре­ступление - это убийство по­лицейского. Но видим мы при этом и то, что каждый гражда­нин там знает свои права, кото­рые никто не может нарушить, а каждый полицейский, в свою очередь, знает свои обязанности, ограниченные законом. "Вы мо­жете не отвечать на вопросы, каждое ваше слово может быть использовано против вас, вы имеете право на адвоката" - это пока не про нас. Про нас - это когда лицом в асфальт и руки за спину, а потом, мол, разберемся.
Никто, конечно, не станет спорить с тем, что преступность нужно побеждать и уничтожать. Не хочется, однако, чтобы заод­но с преступностью уничтожили и всех нас. По ошибке.
(Фомичев К. Маска, ты кто?
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 23 марта, суббота. № 56 (1214), с. 2).
**


39. Прощание губернатора
Юрий Белых на президента не обиделся
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1996, 05 апреля. № 13 (73), с. 2.
Рубрика: Семь дней.
* Подг. к печати: 27 июля 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Смещенный с поста главы администрации области Юрий Белых дал "прощальную" пресс-конференцию саратовским журналистам.
Юрий Белых сообщил, что о своем отстранении он, как и все саратовцы, узнал из сообщений СМИ. Не только президент Ельцин, но и никто из его аппарата с ним ни до снятия, ни после не встречался.
Говоря о причинах своего смещения, Белых подчеркнул, что все бумаги о его снятии написаны были в Саратове, а в Кремле только подписаны.
В ходе пресс-конференции Юрий Белых дал оценку положения в области после своего смещения. Он подчеркнул, что с принятием решения о судьбе кресла главы администрации тянет вовсе не Москва, а сам же Саратов, где, по его мнению, слишком много желающих порулить, одновременно не способных ни о чем серьезном между собой договориться. При этом, как отметил Юрий Васильевич, претенденты буквально засыпали тех, кто готовит кадровые решения, папками с разоблачительными документами на конкурентов. В итоге все, кто первоначально рассматривались как возможные преемники Белых, оказались безнадежно скомпрометированы, и Москва зашла в тупик, не зная, что делать с таким конфликтным регионом.
Юрий Белых заявил, что, по его мнению, кандидатами на губернаторское кресло движут стремление пораспоряжаться бюджетом области в интересах своих кланов, воля к власти, а также "абсолютный дебилизм". Последнее определение было разъяснено как неумение адекватно оценить свои возможности и способности. Фамилии и имена не назывались, однако все соискатели скопом были поименованы "стаей стервятников", кружащейся над губернаторским креслом.
На пресс-конференции Юрий Белых, отвечая на вопрос, не угрожает ли его жизни и здоровью опасность, заявил, что многие "доброжелатели" хотели бы его смерти. Однако он не намерен делать им такой подарок. Он считает, что добровольно уйти из жизни – это не по-мужски и не по-христиански, и настроен совсем на иной лад. Вместе с тем Юрий Белых опасается, что может быть устроена провокация или что его могут убить, инсценировав самоубийство. Он сообщил, что его действительно донимают телефонными звонками с угрозами и "советами" покончить с собой.
Представители "Земского обозрения" на пресс-конференцию приглашены не были.
(Прощание губернатора
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1996, 05 апреля. № 13 (73), с. 2).
**


40. Сергей Быстров
Преступники ищут "крышу" в государственных структурах
// "Известия Поволжья" (г. Саратов). 1996, 26 июля, пятница. № 18, с. 5.
* Подг. к печати: 15 сентября 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
И находят ее путем подкупа чиновников, организуя для себя "статус наибольшего благоприятствования" во властных и правоохранительных органах. Об этом говорилось на коллегии прокуратуры области.
В самом деле, чем иным объяснить небывалый рост преступности и расцвет коррупции? И это не только теоретический посыл. О том же говорят и факты, даже те немногочисленные, что становятся достоя­нием общественности.
Безнаказанные многомилли­ардные аферы в кредитно-фи­нансовой и банковской сферах, оседание валютных средств гос­предприятий и акционерных об­ществ за рубежом, продолжаю­щийся раздел собственности и сфер влияния под аккомпане­мент криминальных "разборок" - с одной стороны. С другой, мягко говоря, многочисленные нарушения законности при рас­следовании преступлений, пря­мое их укрывательство, преда­тельство интересов службы отдельными сотрудниками испол­нительной власти и правоохра­нительных органов. Вот какой "букет" мы имеем сегодня, не говоря уж о таких "мелочах", как бесконечная отправка дел на доследование, волокита в судах, взятки, подчинение не закону, а политической конъюнктуре и на­чальнику, т.е. то, что, собствен­но, и называется коррупцией.
Немудрено. Не так давно по подозрению во взяточничестве задержаны трое сотрудников ад­министрации Волжского района г. Саратова, чуть позже к ним присоединился шеф - глава районной администрации Ю. Рустиков, недавний кандидат в де­путаты Госдумы. В связях с преступным миром обвиняются два работника областной прокуратуры, а у службы собственной безопасности УВД, как сказал на­чальник управления В. Булгаков, "работы невпроворот". Идет служебная проверка неприглядных фактов по РОВД Ленинского района, назревает "дело о 10-ти миллиардах" и т.д.
Семнадцать прокурорских работников разных рангов за полгода привлечены к административной ответственности, что дало повод прокурору области Н. Макарову откровенно при­знать: "Мы без сожаления рас­стались бы кое с кем из них...".
Саратовцы из публикаций "Известий" знакомы с изнанкой деятельности местного РУОПа - регионального управления по борьбе с организованной преступностью: что-то заставило покончить жизнь самоубийством начальника управления, его за­меститель и несколько офицеров находятся под следствием. А тем временем некоторые добле­стные борцы с оргпреступностью весьма своеобразно ведут себя в свободное от этой борьбы вре­мя: не смущаясь, приходят в Волжский районный суд, где на них заведено уголовное дело, и откровенно "давят" на судью.
Кстати, не потому ли это дело так долго мусолится? Не секрет: не хватает нашим следователям, прокурорам и судьям смелости и принципиальности в тех случаях, когда они сталкиваются с блюс­тителями порядка или "крутыми ребятами". Увы, иногда это одно и то же. Тот же Волжский райсуд чудесным образом освободил от наказания обладателя более чем солидной дозы наркотиков. Никак не могут саратовские дозна­ватели довести до логического конца следствие по обвинению бывшего начальника Ивантеевского РОВД г-на Соснина.
Ничто не рождается на пус­том месте. Иностранные юрис­ты, частенько бывающие ныне в российской провинции, прихо­дят в ужас, когда узнают о масштабах нашей преступности и, в частности, о количестве умыш­ленных убийств. По сравнению с 1980 годом их стало вчетверо больше! В области за первое по­лугодие зафиксировано 232 умышленных убийства, 62 оста­лись нераскрытыми, в том числе - 6 заказных. По статистике правоохранительных органов, в области действуют 47 преступ­ных группировок, объединяющих более 700 человек. Впро­чем, на этом фронте есть и неко­торые успехи: в Саратове за пол­года раскрыто 92 крупных пре­ступления, арестовано 40 активных членов криминальных групп, возбуждено 3 уголовных дела по бандитизму. Ждут суда банды неких Силкина, Жукова, Соловьева…
Непосвященному странно было слышать: "В Аркадаке на учете состоит одна группировка в количестве 6-ти человек". Ничего удивительного: закон не дает возможности взять "голыми рука­ми" всех, кто действительно сто­ит на учете и давно заслужил ареста. Но, как говорится, про­цесс пошел: районный прокурор поделился - сначала был осуж­ден "заместитель лидера", затем еще двое… Да и в целом по обла­сти кривая раскрываемости и, если можно так выразиться, осуждаемости пошла вверх. У правоохранительных органов прошел период растерянности перед валом преступности, весы качнулись в сторону Фемиды.
Однако продолжает оставать­ся благоприятной почва, пита­тельная среда уголовщины, срос­шейся с незаконным бизнесом и теневой экономикой. Растет чис­ло налоговых нарушений и пре­ступлений, скрывается и занижа­ется валютная выручка, не увядают хищения и злоупотребления служебным положением. На этой ниве отличились Балаковское уп­равление федеральной почтовой связи, торговая фирма "Само­лет", АО "Саратовнефтегаз".
Сложившаяся ситуация - во многом следствие превратно по­нятых политических и экономических свобод, которых раньше страна и ее люди не знали. В ито­ге разгул вседозволенности, ког­да прибыль тратится не на разви­тие производства или заработ­ную плату, а на коттеджи, загран­поездки, шикарные автомобили. Только по невыплате зарплаты в судах скопилось 700 заявлений, 20 руководителей привлечены к административной ответственно­сти, возбуждено 5 уголовных дел.
Житейский опыт подсказы­вает: возбуждено - не значит завершено. Грозные обвинения чаще всего ничем не кон­чаются. Хлопок и - тишина. В том же Аркадаке за последнее время ни одного факта взяточ­ничества не выявлено, хотя, как утверждают компетентные лица, кое-какая информация на этот счет имеется, в том числе и касающаяся бывшего главы администрации. Кроме того, часть денег дорожного фонда пошла на возведение особняка для одного из отцов города и района.
И что? Скорее всего, ничего. Сами понимаете - пустяк… Хотя в России с этих самых особняков все и начинается. Коммунисты строили-строили, потом демок­раты за дело взялись - и все мало!
* Когда верстался номер, пресс-служба областной прокуратуры сообщила редакции, что среди руководи­телей, привлеченных к административной ответствен­ности за нарушения, связанные с задержкой выплаты зарплаты, - гл. врач областного центра Госсанэпид­надзора В. Коротков, директор авиационного технику­ма М. Минаичев, гл. бухгалтер АО "Маркс-1" И. Долотова и другие.
По признакам преступлений, предусмотренных ст. 138 и 141 (1) УК РФ, к ответственности привлекаются директор ТОО "Жирновское" (Петровский район) Г. Иорданов, глава администрации и гл. бухгалтер адми­нистрации с. Плес Федоровского района Н. Емельянов и В. Киреева, директор Новоузенского АТП А. Рыженков… Однако ни одно из возбужденных уголовных дел до суда пока не дошло.
Сергей Быстров, "Известия Поволжья"
(Быстров С. Преступники ищут "крышу" в государственных структурах
// "Известия Поволжья" (г. Саратов). 1996, 26 июля, пятница. № 18, с. 5).
**


41. Марина Бирюкова
"Шестёрка" готова бороться с мафией. (Выписка).
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 09 августа. Стр. 2.
Рубрика: Компетентно.
* Подг. к печати: 18 июля 2015 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
На вопросы нашего обозревателя Марины Бирюковой отвечает Анатолий Яцков – заместитель начальника Регионального управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ.
- Анатолий Федорович, весь последний год о РУОПе, иначе говоря, шестом отделе ходила молва: всё, дескать, эра "шестерки" кончилась, ее расформируют за неэффективностью, переподчинят областному УВД…
- 19 июля сего года вышел приказ министра внутренних дел "О совершенствовании деятельности подразделений по борьбе с организованной преступностью в системе МВД". Приказ четко формулирует задачи и основные функции РУОПов. Я всегда считал, что основная причина "натяга" вокруг РУОПа, осложнения его отношений с руководством облУВД и других негативных моментов – неопределенность статуса этого управления. РУОП должен был координировать деятельность по борьбе с оргпреступностью в регионе (шесть областей), и в то же время он числился при УВД Саратовской области. Двоякий статус, двойное подчинение: Москве и начальнику облУВД, который не отвечает за регион. Приказ, о котором я говорил, наконец-то расставляет всё по местам. Наш статус четко определен – мы – региональное управление по организованной преступности при ГУОПе МВД РФ. Подчиняемся только Москве.
- Значит, РУОП будет жить?
- РУОП будет жить, и будет заниматься более серьезными делами, чем раньше. Раньше мы были вынуждены реагировать на каждое заявление о мелком вымогательстве, заниматься всяческой мелочевкой, а теперь всем этим будет заниматься УОП – управление по оргпреступности при облУВД, оно должно быть создано согласно тому же приказу для борьбы с преступными группировками на территории Саратовской области. А наша, РУОПа, задача – борьба с крупными преступными сообществами, имеющими межрегиональные, межгосударственные связи, связи в органах власти. Очень серьезная работа, требующая высокой квалификации каждого сотрудника. Мы сделали важные шаги, чтобы быть готовыми к этой работе: у нас есть информация, есть наработанные материалы.
<…> - И вы, и начальник РУОПа Валерий Прошин – люди новые, недавно назначенные. А в свое время – год, два года назад – мне приходилось слышать о РУОПе очень много плохого. Я имею в виду обращение с задержанными, незаконные методы следствия, избиения, многочасовое держание на ногах, "на растяжке" и тому подобное. Женщины, проходившие по делам свидетельницами, жаловались на ничем не оправданную грубость, психологическое давление, запугивание…
- Я с этим здесь не столкнулся. Все эти явления я связываю с людьми, которые теперь из РУОПа ушли. Сейчас мы ведем со своими сотрудниками воспитательную работу, делая упор на квалифицированный подход, на правовое решение всех проблем. Профессионализм заключается в том, чтобы обезвредить преступника наименьшей кровью. Фактов нарушения прав человека у нас на сей момент нет. Просто нет. Я это могу вам сказать как руководитель. Проводим профилактику, чтоб этого не было и впредь. Хотя необходимо учесть и другое. Мало кто из рэкетиров, которых мы берем на так называемых стрелках, не оказывает нам сопротивления. Пытаются уйти, пытаются протаранить нашу машину и так далее. В этих случаях мы просто обязаны применять спецсредства, применять силу. Потом и подследственный, и его адвокат начинают спекулировать на этих телесных повреждениях. Так и создается негативный образ отдела. <…>
(Бирюкова М. "Шестёрка" готова бороться с мафией. (Выписка).
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 09 августа. Стр. 2).
**


42. Марина Бирюкова
Пакет от генерала: "Я не ставил и не ставлю себя в оппозицию…"
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 28 августа, среда. № 163 (1122), с. 2.
Рубрика: Официальное лицо.
* Подг. к печати: 23 августа 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Очень хотелось взять интервью у начальника облУВД, генерал-майора милиции Владимира Булгакова, да всё никак не получалось. Всё некогда было Владимиру Никитовичу. В конце концов я перехватила его на пресс-конференции, и он сказал: ладно, только вопросы передайте заранее через пресс-службу.
Передаю вопросы через пресс-службу. Чувствуя тенденцию, предупреждаю еще раз: письменные ответы нашу газету не устраивают, нам нужна звукозапись живой беседы. Увы! Через некоторое время мне передают ответы в письменном, точнее, печатном, беспочерковом виде.
Звоню, прошу о встрече: надо, мол, кое-что уточнить, мало фактов, много общих мест – ответ тот же: некогда.
Словом, читатель, читайте то, что есть.
- Во время нахождения у власти прежнего губернатора вас наряду с прокурором области Н. Макаровым рассматривали как своего рода "правоохранительную оппозицию" (хотя вы, быть может, и возразили бы против такого термина). Во всяком случае, ваши отношения с главой администрации области не ладились, он пытался вас снимать с должности, в "Известиях" мелькнула таинственная фраза "Булгакову есть что рассказать…". Так что бы вы могли рассказать об этом сегодня?
- Нужно ли ворошить старое? Я не ставил и не ставлю себя в оппозицию кому-либо, а просто стараюсь добросовестно делать свое дело, как требует закон, как подсказывает моя  профессиональная совесть. Вместо того, чтобы помочь в решении многих наболевших вопросов, бывший глава администрации сковывал инициативу и оставался глух к нашим конкретным предложениям. За настойчивость, активность и особенно за укрепление экономической безопасности нас, руководителей УВД, обвиняли в торможении реформ. Реформ, которые проводил Ю. Белых. Чем они закончились? Результат налицо.
- Покойный начальник РУОПа В. Еремкин в своем письме (очевидно, всё-таки не предсмертном) писал, что вы готовите некую провокацию, против него. Это тоже было в "Известиях". Вполне понимая тяжесть и трагизм ситуации, я всё же решаюсь вас спросить: что происходило на самом деле?
- Не лукавя скажу – письма, о котором говорят, не видел. Следствие по самоубийству В. Еремкина ведет прокуратура Воронежской области и примет законное решение по этому вопросу. О какой провокации можно говорить, если по моей просьбе РУОП создан не в Самаре, а в Саратове? Я также поддержал и предложение МВД о назначении на должность начальника этого подразделения Еремкина. Еремкин стал членом коллегии УВД. Но я как тогда, так и сейчас недоволен результатами борьбы с организованной преступностью, это касается не только УВД, но и РУОПа. Я неоднократно говорил об этом руководству Регионального управления прямо в глаза. С дисциплиной и законностью в РУОПе не всё обстоит хорошо.
- Придя к руководству облУВД, вы многих сняли и многих поменяли. Снятые и отправленные на пенсию были очень недовольны, особенно бывший начальник ГУВД А. Косыгин. Чем вы всё-таки руководствовались и руководствуетесь в своей кадровой политике?
- Не хочу перечислять всех, кто ушел с тех или иных должностей. В большинстве люди ушли на действительно заслуженный отдых. По отрицательным мотивам уволены единицы. При  назначении на должность во внимание принимаются профессионализм, честность, порядочность, способность видеть и использовать новое. Среди пришедших на их место все местные, принявшие эстафету у старших товарищей.
Некоторые руководители проработали в одной должности по 15 и более лет и уже не замечали собственных недостатков, да и здоровье не позволяло активно работать. В современных условиях не каждый способен выдержать физические и психологические нагрузки.
- Мне кажется, сотрудники милиции, честно и самоотверженно несущие службу (а таких немало), должны очень болезненно воспринимать тот факт, что престиж и авторитет милиции в нашем обществе на сей день невысок. "Мента" в народе не любят: в обывательских разговорах негативное слышишь гораздо чаще, чем положительное. Каковы, по-вашему, причины и насколько преодолима инерция такого отношения?
- Из-за экономической нестабильности, напряженности в социальной сфере, утраты духовности и традиций значительно снижен авторитет органов власти, в том числе и милиции. Наша деятельность очень широка, и при исполнении закона мы затрагиваем интересы многих. Милиция практически осталась единственной управляемой организацией, которая ведет борьбу с такими социальными пороками, как пьянство, наркомания, бродяжничество.
Необходимо подчеркнуть, что правовой нигилизм затронул достаточно широкие слои населения. Каждый трактует известный принцип "Что не запрещено, то разрешено" в свою пользу. Этот постулат правонарушители всеми способами стараются использовать в своих интересах, злоупотребляя несовершенством  законодательства. Зачастую отыскивать такие лазейки за немалую мзду им помогают опытные юристы.
Конечно, большую роль играет и кадровая политика. В милицию приходят люди, которые жили в нашем же обществе. Каждый со своим характером, взглядами на жизнь. При приеме на службу важно учитывать эти обстоятельства. Кадровые ошибки влекут за собой и предательство, должностные проступки. Мы не скрываем ни одного факта нарушений со стороны сотрудников органов внутренних дел. И стараемся избавиться от тех, кто наносит ущерб нашему делу. Безусловно, не работают на наш авторитет задержка зарплаты, нехватка форменной одежды, социальная незащищенность.
Свою лепту в формирование негативного образа милиционера внесли и средства массовой информации, преподнося факты односторонне. Да, мы за то, чтобы в открытую говорить о перерожденцах в милицейских мундирах, но давать это надо объективно, а не как "жареную" информацию.
- Я не случайно задала на пресс-конференции вопрос о гибели Сергея Рыбалкина. 20-летний человек задержан на 30 суток по подозрению в квартирных кражах (подозрение, кстати, не подтвердилось, подельники Рыбалкина освобождены) и на шестые сутки умирает от разрыва внутренних органов, то есть от жестоких побоев. Суда, вероятнее всего, не будет: следствие приостановлено. Ну, а что же сама милиция, руководство УВД? Почему служебная проверка фактически расписывается в беспомощности, в неспособности установить, что произошло с задержанным? Не верится, что вы не можете разобраться с собственными кадрами. Кстати, о служебных проверках: как часто и по каким случаям эти проверки приводят к увольнению из органов?
- Этот вопрос развивает предыдущий. Разве нам всем не нужна ясность в случае с Рыбалкиным? Конечно, этот случай работает против авторитета милиции. Нами проведено служебное расследование по этому случаю в силу нашей компетенции. Дальше – дело прокуратуры, которая должна рассмотреть этот трагический случай. Мы за то, чтобы следствие установило конкретных виновников. В милиции не нужны такие люди, которые недостаток профессионализма компенсируют рукоприкладством.
Мы активно занимаемся очищением милицейских кадров, для чего и создано управление собственной безопасности. В текущем году к дисциплинарной ответственности за нарушение законности привлечены 50 сотрудников, к уголовной ответственности – 32 человека, осуждены 15.
- Когда в Волжском районе, в подвале недостроенного дома нашли растерзанного мальчика, пропавшего четырьмя сутками раньше, вы сразу же выехали на место страшной находки. В связи с этим несколько вопросов. Мальчика нашла не милиция, а знакомые его родителей. Решив поискать, они прикинули возможный маршрут… и нашли через двадцать минут. Милиция же не могла найти подростка несколько суток. Как вы оцениваете действия ваших сотрудников в столь трагической ситуации? Как у нас вообще ищут пропавших детей? Что необходимо сделать для того, чтобы детей находили быстрее, пока они еще живы? Как часто вы лично выезжаете на места происшествий?
- Стараюсь выезжать на все особо опасные преступления, все происшествия, получающие большой общественный резонанс. Это необходимо для организации работы. Выезжал и в том случае, о котором вы говорите. Действительно, сотрудники проработали не все варианты, пришлось их подталкивать. Мы благодарны помощи граждан в раскрытии этого и других преступлений. Сейчас, как вы знаете, виновные в смерти подростка задержаны. Я согласен с тем, что реакции милиции в этих случаях – когда пропадают дети – не всегда достаточна.
В текущем году в розыске находились 370 детей, найдены 349. Это в основном беглецы, и нам приходится их искать, затрачивая много сил и средств, которые пригодились бы в раскрытии других опасных преступлений.
- Часто ли вы бываете в сельских районах области? Наверное, вам хорошо известна нынешняя доля сельского участкового. Нынешний Аниськин в своей глуши часто оказывается один на один с организованной уголовной средой, как местной, так и заезжей. Что делается, чтобы его поддержать?
- Сегодня нет ни одного района, где бы я не побывал. Сейчас езжу туда, где необходимо разобраться и помочь. Стараюсь встречаться с жителями. Мною поставлена задача – все руководители РОВД в обязательном порядке не реже одного раза в неделю должны выезжать для работы в отдаленные села, знакомиться с работой участковых инспекторов милиции, лично вести прием граждан. Вы правы, когда говорите, что одному участковому, независимо от того, где он работает – в селе или городе, сложно справиться со всем объемом работы. На селе это особенно сложно. Прибавилось и визитеров в сельские районы, особенно сейчас, в уборочную страду. Не во всех селах есть телефонная связь, а порой туда и на машине в распутицу не доберешься. Администрацией выделено дополнительно 238 должностей участковых инспекторов, которыми будут укреплены и сельские районы.
- Вы не раз высказывались за "усиление контроля за лицами чеченской национальности", за ограничение прав "некоторой части лиц". В условиях войны вас как человека, ответственного за правопорядок и безопасность граждан, можно понять. Но, по крайней мере, совсем недавно в милиции служило немало чеченцев, в некоторых районах она была чеченской чуть ли не сплошь. Доверяете ли вы этим людям по-прежнему? Может ли ваш сотрудник стать "нежелательным" только по причине своей национальности? Примете ли вы сейчас на службу чеченца?
- Я никогда не выступал за какие-либо ограничения конституционных прав, тем более по национальному признаку. Для нас не имеет значения, какой национальности преступник. Важно то, чтобы он был своевременно изолирован от общества и предстал перед законом. Как один из руководителей, ответственный за общественный порядок, обязан знать, кто приезжает в нашу область из горячих точек. У нас достаточно много беженцев и мигрантов оттуда. Тех же чеченцев проживает более трех тысяч. Им созданы все условия для спокойной жизни, в том числе и милицией.
При приеме на службу в милицию руководствуются профессиональными и моральными качествами. Чеченцы и представители других национальностей и сейчас служат в органах внутренних дел, и нет никакой дискриминации по национальному признаку. Конечно, если они допускают нарушения по службе или совершают неблаговидные дела, то отвечают за них в соответствии с дисциплинарном уставом и законом, как и каждый сотрудник милиции.
Наша деятельность в поле зрения администрации, прокуратуры, депутатов и населения и подвергается всестороннему анализу. С благодарностью воспринимаем объективную критику и стараемся устранить имеющиеся недостатки в работе.
(Бирюкова М. Пакет от генерала: "Я не ставил и не ставлю себя в оппозицию…"
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 28 августа, среда. № 163 (1122), с. 2).
**


43. Марина Бирюкова
Тот сумасшедший с бритвою в руке. (Выписка).
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 13 сентября. Стр. 1-2.
* Подг. к печати: 13 октября 2020 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
<…> Итак, невменяем – значит невиновен. Невменяемость может быть временной. Милиционер, сотрудник РУОПа, внезапно выстреливший из пистолета в троллейбусе и смертельно ранивший случайного пассажира, действовал, по мнению врачей, в состоянии патологического опьянения. Чтобы впасть в это состояние, не надо пить много: при большом нервном перенапряжении достаточно сто граммов. Человек не помнит, что творил час назад, но, придя в себя, вновь становится нормальным. Руоповец не понес ответственности за свои действия, если не считать долгого сидения в СИЗО и Институте имени Сербского – туда отправляют в особо серьезных и дискуссионных случаях. Патологическое опьянение – случай дискуссионный. В каких-то ситуациях оно может быть представлено, наоборот, как отягчающее вину обстоятельство. <…>
(Бирюкова М. Тот сумасшедший с бритвою в руке. (Выписка).
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 13 сентября. Стр. 1-2).
**


44. Михаил Синельников
В органах "раздрай", в мафии "банзай"?
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 17 сентября. Стр. 1, 3.
Рубрика: Я не знаю, зачем и кому это нужно…
* Подг. к печати: 15 октября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Я не ставил своей задачей вбить клин между различными правоохранительными органами и придерживался только фактов, которые при случае могу доказать. И абсолютно не моя вина в том, что на основе увиденного и услышанного напрашиваются определенные выводы, выставляющие кое-кого в неприглядном свете. Думаю, тут нелишне будет сослаться на пункт 9 статьи 47 Закона Российской Федера­ции о средствах массовой информации, гласящий: "Журна­лист имеет право излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распро­странения за его подписью", а также статью 41: "Редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с услови­ем неразглашения его имени".
Ситуация, о которой я хочу по­ведать, еще очень далека от сво­его разрешения, и статью я начну, условно говоря, с середины, по­степенно дойдя до истоков. 11 сентября 1996 года за попытку вымогательства квартиры у пенсионера П. сотрудниками регио­нального управления по борьбе с организованной преступностью (далее РУОП) в соответствии с указом президента были задержаны начальник смены дежурной части Октябрьского РОВД капитан милиции Г-в (в органах МВД с 1982 г.), менеджер коммерческой фир­мы Д-в и нигде не работающий Е-в. По оперативной информации пос­ледние двое входят в известную организованную преступную груп­пировку города. Версия "руопов­цев", наблюдавших за бандой не­сколько недель, следующая.
Эта далеко не святая троица избрала объектом своего внима­ния самый незащищенный соци­альный слой - алкоголиков. Вычис­лялась квартира, где проживал почитатель "зеленого змия", к нему просилась на постой ("Дяденька, дайте попить, а то так есть хочется, аж переночевать негде") несовершеннолетняя гражданка, держа­щая наготове заветные бутылки. После совместного распития она "испарялась", и наступала очередь человека в погонах. Он грозно за­являл, что к нему поступило заяв­ление об изнасиловании, что по­хмельному бедолаге светит нема­лый срок, но все можно утрясти в обмен на квартиру. Если тот не со­глашался, в игру вступали члены ОПГ, которые с помощью кулаков доказывали несчастному пропой­це "его неправоту".
Другое событие, последовав­шее почти сразу, вроде никак не связано с первым. Это уже потом возникли определенные паралле­ли, а пока...
На следующий день рано утром якобы трое неизвестных преступ­ников, один из которых был одет в форму сотрудника милиции, а двое - в "камуфляж", остановили "БМВ", где находились предпри­ниматели братья М-сян. Представившись сотрудниками РУОП, неизвестные надели на них наручники и вывезли в лесопосад­ки за аэропорт. Там слегка побили, поугрожали предметом, по­хожим на пистолет, и ко всему прочему отобрали дорожную сумку с деньгами в сумме 480 миллионов рублей. После чего грабители сели в "Жигули-2109", и "привет". Инцидентом заинтересовалось высокое на­чальство, и на место происше­ствия выехали начальник облУВД Булгаков, начальник ГУВД Кожевников, начальник област­ного угро Конегер и другие пред­ставители правоохранительных органов. По Саратову объявили план "Перехват". И вот тут, со­временно выражаясь, начинают­ся "непонятки".
При первоначальных показа­ниях братья М-сян вроде бы ска­зали, что нападавшие скрылись на красной "девятке" с поддель­ными номерами. А номер этот действительно числился за РУОПом. Через короткий отре­зок времени сотрудники отдела вневедомственной охраны Ле­нинского РОВД находят машину спецслужбы на стоянке в районе поселка "Техстекло", причем та стояла холодная, без всяких сле­дов, намекающих на то, что ею недавно пользовались или ме­няли номера. Поступает коман­да: дождаться водителя и препроводить его в Кировский РОВД. Эта команда выполняет­ся, и шофер РУОП оказывается в камере, причем (абсолютный нонсенс!) его забыли обыскать и, по некоторым данным, поместили за решетку вместе с табельным оружием (!!!).
В общем-то, образно говоря, получается, что УВД и РУОП счет сравняли, а это немаловажно, ведь в данный момент проводит­ся плановая проверка этих ве­домств комиссией из Москвы. Я не исключаю возможность про­стого совпадения, а просто раз­мышляю. И мысли приходят чем дальше, тем интереснее.
В тот же день пострадавшие братья М-сян заявляют, что на­падение было ЛОЖНЫМ, и его обстоятельства ИНСЦЕНИРО­ВАНЫ. Водителя РУОП отпуска­ют и обращают самое присталь­ное внимание на самих М-сян. И еще один фактик. Несмотря на то, что все выяснилось сразу же, 12.09.96 г., в пятницу, 13, во многие газеты просочилась ин­формация, где сотрудники РУОП по-прежнему обвиняются в гра­беже, и, если бы не принятые меры, то в конечном итоге в суб­ботних выпусках эта инсинуация и прозвучала бы, прочно укре­пившись за выходные в голове читателя.
* Информация, говорящая либо о многом, либо ни о чем
Мне удалось встретиться с начальником пресс-службы УВД Кузьминым и начальником об­ластного уголовного розыска Конегером. Разговор получился ин­тересный и полезный, к сожале­нию, из-за недостатка газетного места не могу его привести це­ликом.
Корр. Как вы можете проком­ментировать произошедшее?
Конегер: Когда происходит преступление, отрабатываются все версии. Мы обязаны были проверить РУОП, но речь идет только о номерных знаках.
Корр. А что, была такая ост­рая необходимость задерживать водителя РУОП?
Конегер: С юридической точ­ки зрения его никто не задержи­вал (???), а проверяли как одну из версий. Никакого акцента на то, что он из РУОП, не делалось.
Корр. Где сейчас "потерпев­шие" братья М-сян?
Конегер: Они задержаны 13 сентября и обвиняются в даче ложных показаний. С ними про­должается работа, т.к. их ком­мерческая деятельность вызы­вает сомнения. Откуда у индиви­дуального частного предприятия такая значительная сумма (?), платили ли они налоги (?), их об­раз жизни (?) - все это надо тща­тельно проверить. Сейчас идет расследование, и трудно сказать, было ли на них совершено напа­дение, была ли это инсцениров­ка, были ли сообщники и т.д. По­казания братьев очень проти­воречивы.
Корр. Трудно представить, что человек в добром здравии (со­мнительно, что оба брата сумас­шедшие. - Прим. авт.) ни с того ни с сего вздумает клеветать на такую серьезную спецслужбу, как РУОП. А что если предста­вить такую ситуацию. Некто "икс" в своих каких-то целях застав­ляет М-сян оклеветать РУОП, а так как они свою функцию не выполняют, их наказывают - броса­ют в камеру и подводят под ста­тьи о лжесвидетельстве и, возможно, о сокрытии налогов и не­законном предпринимательстве…
Конегер: О чем они думали, мы не знаем, а нафантазировать мож­но все что угодно.
Корр. Странно, сначала РУОП арестовывает сотрудника УВД (тот самый капитан. - Прим. авт.), потом УВД выставляет РУОП в непонятном свете, и все это на фоне плановой проверки из Мос­квы.
Конегер: У меня бы не хватило фантазии связать эти события. У нас с РУОПом нормальные, рабо­чие отношения.
Кузьмин: Зачем ссорить меж­ду собой правоохранительные органы? Это только мешает на­шей работе, поднимает ненужный ажиотаж. Можно домыслить вся­кое, связать несвязуемое, но нуж­но ли?
Корр. Но мне тоже это не приснилось. Перед встречей с вами я разговаривал со многими людьми и с той, и с другой стороны. Мне­ния, мягко говоря, неоднозначные.
Кузьмин: Может быть, в ка­ких-то рабочих моментах и быва­ют мелкие разногласия, но такое встречается почти везде. И раз­дувать это искусственно... Мы имеем общую цель - борьбу с пре­ступностью.
Конегер: Вот мы задерживали другого сотрудника РУОП, но ни в какие СМИ об этом не сообщали. Уж если следовать вашей логике, то мы должны были этот случай "раздуть", однако не "раздули".
(Потом я узнал, что этот "другой" сотрудник на момент задержания уже в РУОПе не работал, следо­вательно, к этой структуре его можно отнести лишь с натяжкой. - Прим. авт.).
Абстрагируемся немного от недавно произошедших событий и вспомним недалекое прошлое. В те времена в области (не только здесь, разумеется) было как бы три хозяина: первый секретарь об­кома, областной прокурор и на­чальник облУВД (КГБ стоял не­сколько особняком). Известны примеры, когда, объединившись, сотрудники органов свергали партийца. Вряд ли у некоторых господ-товарищей в эпоху демок­ратии поуменьшилось амбиций, а тут вдруг появляется новая мощ­ная служба. Огромный соблазн - либо подтянуть ее к себе и сде­лать "карманной", чуть поделив­шись властью, либо держать но­вую структуру в постоянном напряжении, чтобы не успевала от­мываться от грязи. Вполне веро­ятно, что проблема тут не только в "бонапартизме" конкретных лиц. С самого начала создания РУОПов, было много неясного, и прежде всего в самой сути их вза­имодействия с территориальны­ми органами. В Саратовской об­ласти был вообще парадокс, вы­ражавшийся в вертикально-гори­зонтальном подчинении, когда штаб РУОП (под контролем кото­рого находятся шесть областей) подчинялся не только московско­му главку, но и областному (?) УВД. Отсюда возникало много вопро­сов, иногда выливавшихся в тра­гедию.
* Информация, говорящая либо о многом, либо ни о чем
История создания и развития в Саратове спецслужбы по борьбе с организованной преступностью довольно-таки запутанная. В 1989 году всем известный 6-й от­дел помещался в "сером доме" на ул. Дзержинского в двух неболь­ших комнатах и имел не полнос­тью укомплектованный штат. Тем не менее результаты работы впе­чатляли. Потом началась реорга­низация, и произошло непонятное увольнение первого начальника, якобы по возрасту. Дальше по­явился РУОП, тоже громко зая­вивший о себе, так что бандиты трепетали только при одном упо­минании этой аббревиатуры. И вдруг поворот на 180 градусов, в прессе прокатывается волна ра­зоблачительных публикаций, об­виняющих РУОП в незаконных методах ведения следствия и физи­ческом воздействии на подозре­ваемых. Результат - год назад в собственном кабинете из табель­ного "стечкина" кончает жизнь са­моубийством второй начальник РУОП 49-летний полковник В. Еремкин. Вряд ли этот поступок был вызван какими-то незначительными деталями личного ха­рактера. По мнению знавших его людей, это был "крепкий мужик", воевавший в Афганистане и имев­ший боевые ордена.
А вот как в посмертном письме объясняет мотивы, вынудившие его свести счеты с жизнью, сам В. Еремкин (приведу лишь некото­рые цитаты):
"В последние не­сколько месяцев этого года (1995) проведена серия негатив­ных публикаций с передергива­нием фактов, с целью скомпро­метировать деятельность РУОП. Организовали все это руководство УВД вместе с областной прокура­турой... Кампания по дискредита­ции РУОП имеет целенаправленный характер, истоки которого на­ходят отражение в политической борьбе за власть в области. Создается впечатление и есть осно­вания полагать, что все это, в конечном результате, является со­циальным заказом криминальных структур... Располагаю информацией, что в отношении меня гото­вится провокация, подыскивают­ся люди, которые могли бы это сделать, и готовит все это руководство УВД... Не вижу никакого выхода, как оградить подчинен­ных от произвола - не знаю, не в силах, но что-то делать надо"...
Перед смертью не лгут, и ко всему прочему Еремкин сделал кое-какие неутешительные про­гнозы, и часть из них сбылась. Общественность надеялась, что все точки над "i" расставит след­ствие (дело для пущей объектив­ности ведет Воронежская проку­ратура), но пока все глухо.
Наивно полагать, что трения в треугольнике РУОП - УВД - прокуратура происходят только в Сара­товской области. Доказательства тому - ряд статей в центральной прессе примерно такого же характера. И если отдельно взятого журналиста можно обвинить в предвзятости, то в отношении всех остальных коллег это уже кажет­ся смешным.
Похоже, проблема существу­ет, и надо предпринимать какие-то шаги, дабы развивающийся конфликт не разрешился чем-то страшным. Утрирую? Отнюдь нет. Даже в эпоху социализма столк­новения между конкурирующими ведомствами могли перерасти в настоящую войну. Да-да, я имею в виду тот случай, когда на станции метро "Ждановская" милиционе­рами был убит "кэгэбэшник". Ми­нистр МВД Щелоков тогда пошел напролом против комитета и Ге­неральной прокуратуры и успоко­ился только после того, как ему показали папку с компроматом. Виновных быстренько расстреля­ли, и все затихло.
Естественно, любой руководи­тель, что бы он там ни говорил на словах, печется о пресловутой чести мундира. Опять же есть све­женький пример на эту тему, о котором "СВ" вскользь уже упо­минали. Некто Щ-н, директор акционерного общества закрытого типа при одном НИИ, в июле 1996 года собрался сбыть московским коммерсантам около тонны циркония. Сделка по продаже пер­вой партии (110 кг) должна была произойти в котельной в районе пос. Солнечный. Тогда как раз вновь обострились отношения с Чечней, и везти цирконий через весь город было непросто - авто­мобили досматривались. Щ-н не придумал ничего лучшего, как на­нять своих друзей - работников областной прокуратуры - в каче­стве водителя и охранника. 17.07.96 г. всю компанию (там было много кого еще) накрыли оперативники РУОП, причем у "охранника" пистолет был на взводе и патрон дослан в патронник. Составили протокол, затем "прокурорских" отпустили и даже вернули оружие, полагая, что с ними разберутся в родном ведомстве. Там разобрались по-своему, и по результатам слу­жебной проверки к начальнику главка УОП МВД РФ В. Петрову помчалась бумага, которая обвиняла ... руоповцев в превыше­нии полномочий и незаконном за­держании. Действительно, пра­воохранительные органы не име­ют права задерживать работни­ков прокуратур, за исключением ма-а-ленькой оговорки - если те не попались прямо в момент совершения преступления. А то, что сотрудников прокуратуры "хлоп­нули", что называется, с полич­ным, наблюдали многие люди - репортаж об этом шел по цент­ральному телевидению с использованием фрагментов оператив­ной съемки. Интересно, а как сло­жилась дальнейшая судьба работников облпрокуратуры?
По общему тону статьи у чи­тателя может сложиться мнение, что УВД и прокуратура "плохие", а РУОП действует в "белых пер­чатках". Отнюдь. Были факты (о них много писали, в том числе и "СВ") , когда сотрудниками СОБРа (подразделение РУОП) ни за что ни про что избивались ни в чем не повинные граждане, на них собирались порочащие ма­териалы, оказывалось давление и т.п. Вот мнение на этот счет одного из офицеров начальству­ющего состава РУОП:
- Да, мы этого не отрицаем. И все же по отношению к се­годняшнему РУОПу это не со­всем верно. Во-первых, коман­да "молотобойцев" отсюда ушла в другую оперативную службу системы УВД (эту служ­бу в городе хорошо знают, и упорно ходят слухи, имеющие под собой реальную почву, о ее скором расформировании. - Прим. авт.); во-вторых, поменялся руководящий состав, из­менились многие наши мето­ды, однако по-прежнему мы чувствуем определенный прес­синг в наш адрес.
Кто тут прав, кто виноват - я не судья, но зато подозреваю, кому подобный расклад выгоден. Как любой нормальный че­ловек, я за то, чтобы крими­нальная милиция ловила воров, убийц и взяточников; милиция общественной безопасности наводила порядок на улицах; РУОП держал под контролем мафию, а прокуратура выдви­гала обоснованные и непредв­зятые обвинения. В дестабили­зации же заинтересованы толь­ко те, кто "кое-где у нас порой честно жить не хочет". Кстати, абсолютно не исключаю, что РУОП в том случае, с которого я начал свой материал, подста­вили они.
"Для меня не важно, на чьей стороне сила; важно то, на чьей стороне право".  В. Гюго
* Информация, говорящая либо о многом, либо ни о чем
По некоторым данным, в пер­вой декаде сентября 1996 года в г. Энгельсе состоялась "сходка" уголовных авторитетов, где присутствовали воры в законе Поволжского региона и г. Моск­вы. На "сходке" решались орга­низационные моменты и вопро­сы "коронации", причем воров не местных. Почему для этих целей избрана именно наша территория - загадка, хотя…
(Синельников М. В органах "раздрай", в мафии "банзай"?
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 17 сентября. Стр. 1, 3).
**


45. Татьяна Артемова
Разговор на законных основаниях. (Выписка).
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 11 декабря, среда. № 243 (1423), с. 1-2.
Рубрика: Интервью по поводу.
* Подг. к печати: 02 января 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральным Законом "О прокуратуре Российской Федерации", приказом генерального прокурора России на второй пятилетний срок прокурором Саратовской области назначен Николай Иванович Макаров. Ему 46 лет. Женат. Имеет дочь и внука. В органах прокуратуры – с 1970 года. Работал следователем. В 25 лет стал прокурором Озинского района. В 35 лет возглавил прокуратуру Пензенской, а с 1991 года – Саратовской области. Николай Иванович Макаров – государственный советник юстиции 2-го класса (генерал-лейтенант), почетный работник прокуратуры, заслуженный юрист Российской Федерации.
Итак, позади пять лет в должности прокурора Саратовской области. Для Николая Ивановича Макарова они были не из легких. Ведь именно на 1992-1995 годы пришелся резкий рост преступности в стране. Не миновал он и нашу область. В этот же период в компетенцию прокуратуры законодательно введена координация правоохранительных органов по борьбе с преступностью. А значит, возросла и ответственность за ее итоги.
Сейчас можно уже говорить об определенных, пусть пока и небольших, позитивных тенденциях. Снизился уровень преступности. Увеличилась раскрываемость преступлений до 74,2 процента в текущем году против 32 за 1991 год. По данному показателю область занимает примерно 20-е место из 80 регионов России.
Сегодня наш разговор с прокурором несколько о другом. О тех острых и не всегда видимых проблемах, с которыми сталкивается прокуратура в своей деятельности, о позиции прокурора области во взаимоотношениях с другими правоохранительными органами, с властью, в вопросе проведения правовых реформ. Разговор был откровенным.
- Прокуратура всегда была органом контролирующим, надзирающим, координирующим. То взаимопонимание и взаимоподдержка, я бы сказала, дружеские отношения с руководством УВД и ФСБ, которые вы демонстрируете, не мешают ли они исполнению контролирующих функций, возложенных на прокуратуру?
- Что касается чисто человеческих отношений, то в этом смысле нашей области повезло. Там, где идет противостояние между органами, там нет работы слаженной, скоординированной, идет поиск компромата друг на друга, все это на руку преступному миру, коррупции. В соответствии с федеральным законом о прокуратуре и соответствующим указом президента координация всей правоохранительной деятельности возложена на прокурора субъекта Федерации, и поэтому под надзором прокуратуры правоохранительные органы планируют свою совместную работу, исходя из анализа состояния преступности, и выносят после глубоких проверок эти проблемы и вопросы на координационное совещание, где мы обмениваемся мнениями и вырабатываем общие позиции борьбы с этими явлениями. А дружба делу только на пользу идет.
<…> - Как сейчас обстоит дело с "Операцией "Цирконий", для чего было затребовано повторно из РУОП дело, где фигурируют сотрудники облпрокуратуры?
- В процессе следствия установлено, что цирконий был приобретен Шульциным на законных основаниях. Он не является редкоземельным и редким металлом, не радиоактивен, не токсичен и не взрывоопасен. В связи с этим уголовное дело обоснованно прекращено за отсутствием состава преступления.
Уголовное дело истребовалось в прокуратуру области 23.07.96 г. для служебной проверки и принятия решения в отношении двух работников прокуратуры области.
Второй раз уголовное дело истребовалось в прокуратуру области в конце декабря т.г. для проверки обоснованности принятого по делу решения и подготовки заключения.
Материалы уголовного дела с заключением направлены 30.10.96 г. в Генеральную прокуратуру РФ. В настоящее время постановление о прекращении отменено – дело направлено для дополнительного расследования Генпрокуратурой в прокуратуру Воронежской области.
- Есть мнение среди работников вашего ведомства, что расследование убийства в "Грозе" было поручено не вполне, скажем так, профессиональному следователю. Прошло больше года, но итогов следственной деятельности пока что нет.
- По делу работает следственно-оперативная группа, в которую входят профессионально подготовленные сотрудники из различных служб: прокуратуры, УВД, РУОП. Претензии к их деятельности (а проделан колоссальный объем работы) не возникали ни со стороны руководства прокуратуры и УВД, ни со стороны Генпрокуратуры и МВД. Бригаду возглавляет один из опытнейших руководителей следственного управления облпрокуратуры. Работа не прекращается, и в настоящее время есть обнадеживающие результаты, о которых, правда, говорить в средствах массовой информации пока рано.
<…> - Известно, что между вами и прежним губернатором было серьезное противостояние. По подписанным им постановлениям выносилось немало представлений прокуратурой: по фонду обязательного медицинского страхования несколько постановлений, по "алкогольному" постановлению. Как правило, исполнительной властью они игнорировались. Хотя ваша позиция поддерживалась и депутатами, и прессой.
- По поводу представлений по фонду обязательного медицинского страхования нельзя сказать, что там ничего не было сделано, многие нарушения закона были устранены. Но мы ставили вопрос, чтобы сняли с должности человека, который возглавляет этот фонд, за нарушения – это сделано не было. Он до сих пор работает. Дело в том, что нарушения закона этим руководителем выражались в том, что средства этого фонда расходовались не по назначению. Они должны были использоваться на приобретение лекарств, медтехники, а расходовались по распоряжению главы обладминистрации на строительство больниц: вроде бы имеет отношение к медицине, но мы считаем, что это не целевое использование. И если хотя бы копейку Бурдавицын положил в карман, мы бы с ним не церемонились. Вот такая ситуация, с одной стороны – распоряжение губернатора, которое он обязан выполнять, с другой – наши представления. Если сейчас сегодняшнее правительство сочтет возможным вернуться к этому делу, особенно с учетом антимонопольного законодательства, то, пожалуйста, все в их распоряжении. Кстати, на днях председатель счетной палаты В.Н. Давыдов мне этот вопрос задал. Я ответил: если будет от вас сигнал, будем опять заниматься, это наша обязанность.
Что касается игнорирования прежним губернатором наших представлений, я эту практику обобщил, выступил в журнале "Президентский контроль" с большой статьей. Полагаю, что в какой-то степени это послужило одним из оснований освобождения Белых от занимаемой должности за грубейшие нарушения законодательства. Ведь за несколько лет опротестовали десятки незаконных решений, в том числе через суд. Конечно, это нельзя было назвать сотрудничеством, было настоящее противостояние. А теперь в руках прокуратуры – хорошее оружие. Вы знаете Указ Президента РФ об укреплении государственной дисциплины, где по представлению прокурора области, субъекта Федерации в адрес президента за нарушение, неисполнение федеральных законов и указов президента любое должностное лицо может быть им освобождено от должности независимо от порядка назначения.
- Прежний губернатор предпринимал какие-то ответные попытки дискредитировать вас как облпрокурора?
- 4-5 раз он направлял письма на меня Генеральному прокурору и президенту, в правительство, чтобы меня сняли с этой должности, так как я мешаю ему проводить здесь реформы, которые развалили экономику области основательно. Эти взаимоотношения ни для кого не секрет. <…>
(Артемова Т. Разговор на законных основаниях. (Выписка).
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 11 декабря, среда. № 243 (1423), с. 1-2).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
16 октября 2020 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню