Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Игорь Осовин о "независимых" СМИ, об Александре Крутове и Александре Ландо

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 25.01.2021

Опубликовано: 25.01.2021



В конце 2010 г. в гор. Саратове на денежные гранты США, под "крышей" Фонда защиты гласности (г. Москва) – совместно с Центром журналистского образования (США), работала Школа журналистского мастерства, где руководителями были: Симонов Алексей, директор (г. Москва); журналисты Саратова: Почечуев Сергей Алексеевич, 22.12.1968 г.р., псевдоним "Гавердовский" – завуч; Крутов Александр Николаевич, 02.07.1960 г.р. – руководитель группы журналистов-расследователей; Чернышов Юрий Леонидович, эксперт Фонда защиты гласности в Саратовской области – руководитель группы блогеров.
Будучи адвокатом, по приглашению Крутова, я – как и некоторые саратовские адвокаты, побывал на части лекций в Школе, которые проводились вечером. Меня интересовали лекции о журналистских расследованиях по организованной преступности, о сращивании оргпреступности с властными структурами, которые читали лекторы, как из Москвы, так и из других городов РФ.
"В те времена далёкие", Александр Крутов дружил с бизнесменом Курихиным Сергеем Георгиевичем, 13.02.1970 г.р., владельцем еженедельной газеты "Саратовский взгляд", но это не помешало ему, на одной из лекций рассказать о "ложке Грибоедова", автора комедии "Горе от ума" Александре Сергеевиче Грибоедове, 04 (15) января 1794 г.р., из коллекции Курихина С.Г. Как рассказывал Крутов, однажды Курихин, хвастаясь антикварными "раритетами" коллекции, продемонстрировал ему столовую "серебряную" ложку, на ручке которой были выбиты буквы "АИГ", утверждая при этом, что ложка принадлежала знаменитому Грибоедову, что подтверждается этим клеймом. Небезызвестный Глейзер Владимир Вениаминович (автор "Записок провинциального алкоголика"), как-то сказал о Курихине фразу, обошедшую весь Саратов: "Всем хорош Сергей Георгиевич, да только среднюю школу не окончил". Крутов был отличником в спецшколе для детишек саратовской номенклатуры, и поэтому сообщил богатенькому, но необразованному Курихину, имеющему диплом о высшем образовании, что у Грибоедова отчество было "Сергеевич", как у Пушкина А.С., а не "Иванович". Курихин не поверил, что его так грубо "кинули" при купле-продаже ложки, слазил в Интернет и убедился в правоте своего друга-журналиста Крутова А.Н., которому и отдал в подарок злосчастную ложку, в которой никакого серебра не было. На лекции Крутов демонстрировал начинающим саратовским журналистам "ложку Грибоедова", которую, как выяснилось, ранее – до Курихина, ни в одном антикварном магазине Саратова не стали покупать по цене лома из серебра - из-за явной подделки.
Первоначально 16 декабря, а затем 20 декабря 2010 г. в Школе должен был прочитать лекцию саратовский журналист Осовин Игорь Алексеевич, 30.05.1968 г.р., псевдоним "Виктор Кугельшрайбер". Однако, в связи с тем, что Осовин собирался поведать на лекции, кроме всего прочего, о "некрасивых" делах Ландо Александра Соломоновича, 15.05.1943 г.р., одного из руководителей регионального отделения партии "Единая Россия" в Саратовской области, то Александр Крутов, поддерживавший в то время дружеские отношения с Ландо, своим волевым решением лекцию Игоря Осовина для чтения в Школе запретил. Осовин И.А., на произвол Крутова А.Н. – с запретом "свободы слова", ответил статьей в Интернете, которая и предлагается читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф.   
*
Игорь Осовин
Образование по-саратовски: Ландо, Крутов и "Единая Россия". Часть 1.
Запрещенная А.Н. Крутовым лекция И.А. Осовина, которую он должен был прочитать в Школе журналистского мастерства
26.12.2010 г.
* Подг. к печати: 11 февраля 2015 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
*
«Им не нужны журналисты, которые будут обладать практическими навыками в области расследовательской журналистики. Оно и понятно. Сегодня куда ни копни - везде натыкаешься на аферы «столпов общества»: там - «единороссы», там - «патриоты» в погонах, а там - ещё какая-то хрень. Нужна им расследовательская журналистика? Конечно, нет.»
В общем, так. Как оно часто и бывает, пришла беда, откуда не ждали. То, что видный саратовский «расследователь» Александр Крутов - кадр ещё тот, лично для меня новостью не было. Но то, что он... Впрочем, обо всём - по порядку.
Как известно, с 15 ноября 2010 года в городе Саратове на базе пресс-центра «Московская, 90» начала работу Школа журналистского мастерства - бесплатная образовательная программа повышения квалификации работников СМИ и блоггеров, ежегодно реализуемая Фондом защиты гласности (г. Москва) совместно с Центром журналистского образования (США).
*
Про симоновскую школу и Крутова
Цель этой программы - помочь начинающим журналистам в приобретении недостающих теоретических знаний и практических умений, необходимых для профессиональной деятельности на рынке масс-медиа.
Как, опять же, известно, нынешняя Школа журналистского мастерства - не первая: до этого аналогичные курсы обучения прошли в Москве, Владивостоке и Екатеринбурге, и вот теперь местом проведения Школы стал Саратов - первый город в Приволжском федеральном округе, на котором остановили свой выбор руководители программы.
Фото Алексея Смирнова: Александр Крутов (слева) и Сергей Плотников (Екатеринбург, справа) - лекторы Школы журналистского мастерства Алексея Симонова.
*
Распределение обязанностей в Школе сложилось следующим образом. Общее руководство саратовской Школой в ранге директора осуществляет Алексей Симонов, завуч - Сергей Почечуев, руководитель группы журналистов-расследователей - Александр Крутов, руководитель группы блоггеров - один из создателей Ассоциации блоггеров Саратовской области, эксперт Фонда защиты гласности в Саратовской области Юрий Чернышов.
Более подробно с работой Школы можно ознакомиться на её интернет-сайте - Simonovka.com, который был открыт для посетителей 15 ноября 2010 года.
*
Теперь - про Крутова.
Александр Крутов начал «гадить» ещё на начальном этапе, когда была начата подготовительная работа по запуску симоновской школы в Саратове. Это выражалось и в его «пожеланиях» к отбору слушателей, и в отборе лекторов с саратовской стороны, и в подготовке учебного плана. Поначалу это казалось крайне странным, но понимание мотивации такого рода действий товарища пришло достаточно быстро.
Про связи Александра Крутова с «конторой» среди саратовских журналистов не знает разве что самый ленивый. Александр Николаевич - «барабанщик» ещё тот! Плюс к тому, работая в журнале «Общественное мнение» и в on-line его версии, Крутов, фактически, работает на «Единую Россию», что тоже не является секретом.
«Общественное мнение» входит в медийный пул главы МО «Город Саратов», видного «единоросса» Олега Грищенко. А тут - выборы депутатов Саратовской городской Думы на носу, непрекращающиеся информационные войны... Дело даже не в том, что кто-то из журналистов в Саратове сегодня работает на одну политическую группу, а кто-то - на другие политические силы. В конце концов, началось это не вчера, и завтра тоже не закончится. А есть хочется каждый день. И, желательно, не по одному разу. Суть - не в этом.
Вопрос: почему Александр Крутов с таким маниакальным упорством начал «гадить» с самого начала (к примеру, отговаривал Алексея Симонова от проведения Школы именно в Саратове), а потом - и в процессе работы Школы? Ответ, как это ни банально звучит, очень прост. Крутову, а точнее, тем, кто стоит за его спиной, на хер не нужны журналисты, которые будут обладать практическими навыками в области расследовательской журналистики. Оно и понятно. Ведь сегодня куда ни копни - везде натыкаешься на аферы «столпов общества»: там - «единороссы», там - «патриоты» в погонах, там - представители финансово-промышленных групп, а там - ещё какая-то хрень. Нужна ли им качественная расследовательская журналистика? Конечно же, нет.
Поэтому Школа и взяла крен в сторону, фактически, профанации и, полагаю, параллельного - в рамках проведения Школы - отрабатывания грантов на тему борьбы с женским курением и прочей тряхомудрией.
Крутов же... Ладно, бог бы с ним. Как пел Владимир Высоцкий, «сумасшедший - что возьмёшь?».
Фото Ольги Пушиной: Игорь Корольков (Москва) - прочитанный им курс лекций был первым в программе Школы.
*
Впрочем, всё это вместе взятое не побудило бы меня браться за эту тему, если бы не поведение Александра Крутова. Не хочешь видеть меня в качестве одного из лекторов Школы? Ну, так прямо и скажи, чего в штаны-то класть? А этот «дерьмодемон» учудил вот что. Другие почему-то на крутовские финты реагировали более сдержанно. Но я - не Зоя Космодемьянская, молчать не буду. Тем паче, что речь идёт не о личных амбициях, а о том, что Крутов, фактически, ведёт дело к срыву занятий в Школе.
*
Финты журналиста-"расследователя"
Моё выступление в рамках проведения Школы было намечено на 16 декабря 2010 года. Но так как в Саратов - в рамках проведения Школы - состоялся приезд академика Елены Галяшиной, то моя лекция была передвинута на понедельник, 20 декабря 2010 года.
Я, естественно, времени даром не терял, подготовился к выступлению. И вот, накануне оного, около полуночи в воскресенье, 19 декабря, мне звонит по телефону завуч Школы Сергей Почечуев и рассказывает о телефонном разговоре, который только-только состоялся у него с Александром Крутовым. Выяснилось, что Крутов буквально рогом упёрся: «Игорь Осовин завтра лекцию читать не будет!!!». Никаких аргументов, никаких объяснений - не будет Осовин читать лекцию, и всё.
На следующий день, в понедельник, 20 декабря 2010 года, аккурат в День чекиста, становится известно, что Александр Крутов оборвал телефон Алексея Симонова всё с тем же ультиматумом: Игорь Осовин читать лекцию не будет, типа - только через мой труп! Симонов звонит Почечуеву, урезонивает: вы там, в Саратове, Сашу не обижайте.
Тут уже мне стало интересно пообщаться с Крутовым: ты мне в лицо скажи - что да как - чего через посредников-то общаться? Пересёкся я с ним в понедельник, 20 декабря, за десять минут до начала занятий в Школе. «Пошто ж вы так, Александр Николаевич? - спрашиваю. - Почему же вы мне запрещаете лекцию читать?». Тот потащил меня в конференц-зал, достал какие-то замусоленные бумажки.
«А вот, - говорит, - у вас же изначально тема была заявлена о коррупции в системе муниципального управления».
«Так оно и было, - отвечаю я. - Но тут ошибочка вышла: это не совсем мой круг интересов. Тему изменили, и звучит она теперь так: от расследовательской журналистики (на примере «дела Александра Ландо») до расследований в конспирологическом ключе. Всё верно. А тему коррупции в сфере муниципального управления вы же самолично больше месяца назад передали другому лектору - Сергею Георгиевичу Курихину».
Уж не знаю, почему Александр Крутов решил, что Сергей Курихин будет читать лекцию на эту тему - может, договорился с ним? Почему именно Курихин? Друзья они, что ли, давние знакомцы, или учились вместе? Не знаю, не в этом дело.
Так вот, а Крутов мне и отвечает, что Ландо, типа, трогать не надо. Потому как сейчас идёт информационная война - и против «Единой России», и против её отдельных представителей, ну, и Ландо тоже в ней достаётся. Типа, не надо политизировать Школу.
Вот хоть стой, хоть падай! А куда ты денешься от политики, если она повсюду тебя окружает, особенно - в расследовательской журналистике? Да и как могут игнорировать политические реалии журналисты-расследователи и социально-ориентированные блоггеры? В конце концов, это же не слушатели института благородных девиц!
Фото Ольги Пушиной: Слушатели Школы, на переднем плане - Александр Крутов и Сергей Плотников (Екатеринбург): лекционный курс Сергея Фёдоровича был вторым по очерёдности.
*
Тезис про то, что Школу не надо «политизировать», Крутов задвигал ещё на начальном этапе, когда шёл приём анкет соискателей и вырабатывались общие принципы проведения занятий. Почечуев предлагал что? В Школу можно и нужно принимать слушателей вне зависимости от того, в каких СМИ они работают (в плане политической ангажированности). Ведь главная задача, которая ставилась  перед саратовской Школой изначально, была такова: реально повысить уровень профессиональной подготовки молодых саратовских журналистов и блоггеров - вне зависимости от того, в «проволодинских» ли СМИ они работают, в «грищенковских» ли, «курихинских» ли, «фейтлихеровских» ли, «ипатовских» или ещё каких.
Помимо теоретических занятий предполагалась и практическая часть. В том числе - разбор и анализ разнообразных ситуаций, которые возникали в общественно-политическом контексте прошлых лет и совсем недавнего времени. Как на «глобальном», так и на региональном, саратовском, материале. И что теперь я слышу от уважаемого «фекалоида»? Не надо «политизировать» Школу, не надо говорить про Ландо, ибо против саратовской «Единой России» идёт информационная война! А о чём, простите, тогда можно говорить, и чем можно заниматься? Разбором коробки, содержимое которой - а было в Школе и такое! -  найдено на помойке?! Ну, в самом-то деле!
Ладно. Попытался было в последний раз объяснить Крутову, что я и не собирался смаковать детали того, почти десятилетней давности, противостояния с Ландо, что на этом примере я хочу рассказать совсем о другом... Но куда там! Крутов был неумолим. Сидит передо мной этот «неликвид лебединого озера» и «гадит по полной». Хорошо, решил зайти с другой стороны. «Как же так? - спрашиваю. - Я же к выступлению готовился, потратил своё время. Кто мне будет компенсировать мои, так сказать, трудозатраты?».
А тот и отвечает: ну, вот другую тему подберите, а там, глядишь, и выступите ещё. Я понял: выступлю, когда Крутов раком на горе свистнет. И ведь что интересно: этот «горшок душистых прений» ни разу не поинтересовался, о чём конкретно я собираюсь говорить. Ясно, почему: о чём бы я не рассказывал, он бы всё равно не допустил моего выступления под любым предлогом. Достаю последний аргумент.
«Допустим, - говорю. - Но тема моего выступления была известна месяц назад. Почему о недопустимости "политизации" Школы мне было заявлено только сегодня? Почему об этом нельзя было сказать неделю назад, месяц назад?».
Фото Ольги Пушиной: Доктор юридических и филологических наук, академик РАЕН Елена Галяшина (Москва).
*
Крутов в ответ гундосит то, что уже до этого говорил. И тут я подумал: а чего это я перед этим «гуттаперчевым бляйштифтом» бисер мечу? Пошёл бы он куда подальше! Ну, а напоследок заявляю: «Знаешь что, дорогуша? Ты на меня, если что, не обижайся. У меня в отношении тебя руки теперь развязаны. Так что не взыщи. Не хотел я тебе этого говорить, но сказать придётся: ты, мил человек, блядью как был, так блядью и останешься!». И, исключительно довольный своей проделкой, отправился в праведном гневе писать этот текст. А Крутов с воодушевлением завёл свою волынку про то, как «его по морде били чайником». В смысле - как его неоднократно избивали за журналистские расследования (хорошая реклама для профессии, ничего не скажешь!).
А теперь - о том, что же я хотел в своей лекции рассказать. Хотел рассказать - обязательно расскажу. Благо, что есть Интернет - великая вещь!
Итак...
*
Тезисы лекции
План у меня был такой. Лекция должна была быть в двух частях, каждая - по одному академическому часу. Первая часть лекции состояла из двух блоков.
Могут ли правоохранительные и следственные органы выступать в качестве союзника журналиста? Да, могут. Краткий рассказ об этом должен был быть проиллюстрирован историей моего противостояния с Александром Ландо - про то, какую неоценимую помощь тогда, в 2001 году, мне оказали следователи прокуратуры города Саратова во главе с Е.Ф. Григорьевым. Всем желающим планировал раздать оставшиеся у меня экземпляры газеты «Саратов» (май, 2003 г.) с объёмной публикацией о проделках А.С. Ландо - «Генерал случайной карьеры».
Второй блок первой части должен был служить переходом ко второй части. План был такой: рассказать о том, как именно можно и нужно вести журналистские расследования сегодня, используя огромные информационные ресурсы Интернета. В том числе, планировал сказать несколько слов и о том, как именно некоторые журналисты зарабатывают на заказных расследованиях, то есть - на тех расследованиях, которые изначально не предназначены для публикации, а заказываются тем или иным заинтересованным лицом для служебного, так сказать, пользования. Проиллюстрировать этот блок я планировал рассказом о подоплёке странной информационной войны между областным министром-транспортником Сергеем Шейкиным и предпринимателем Александром Тимошком, разгоревшейся в 2008-2009 годах. Этот рассказ и должен был стать основным в первой части лекции.
Вторая часть лекции должна была быть посвящена расследованиям, проводимым в конспирологическом ключе. Несколько вводных слов хотел сказать о том, что такое конспирология, и можно ли её рассматривать как научную дисциплину. Несколько слов - о методологии конспирологического подхода.
Далее должен был последовать рассказ о пользе персональных блогов в деле поиска необходимой информации (на примере подготовки статьи для сайта Conspirology.org «Пираты и XXI век. Часть 3»).
Далее - рассказ об использовании находящейся в Интернете информации для расследования исторических фальсификаций (на примере подготовки статьи для сайта Conspirology.org «Загадки пакта "Молотова-Риббентропа"»).
И напоследок - рассказ о том, как можно и нужно использовать блоги, а также информацию из русско- и иноязычного Интернета в поисках фактов о людях и событиях, о которых нет практически никаких официальных данных (на примере реконструкции биографий Карла Шапеллера и Ганса Колера для статьи на сайте Conspirology.org «Схватка за Антарктиду. Часть 13»).
И вот такой замечательный план «расследователь» Крутов похерил, даже не попытавшись узнать у меня, что именно я - причём, совершенно бесплатно! - планирую рассказать слушателям Школы журналистского мастерства. Одно слово - хронотоп Прокопенко!
Фото Ольги Пушиной: Известный саратовский адвокат Елена Кобзаренко - один из преподавателей Школы.
*
Но так как план лекции у меня был готов, я и решил разместить её текст на Conspirology.org. Вторую часть лекции описывать не буду, так как её «фишка» заключалась в наглядной - с помощью компьютера и цифрового проектора - демонстрации методологии поиска необходимой информации. А, в принципе, в упомянутых выше статьях это уже всё подробно рассказано. Поэтому перейду к изложению первой части лекции.
Вот что, в общих чертах, я хотел рассказать слушателям Школы журналистского мастерства. Итак: сначала про Ландо и прокуратуру г. Саратова.
*
"Подставы" как неизменный атрибут современной журналистики
Те, кто занимаются реальной журналистикой, прекрасно знают, как выглядят эти самые «подставы». Одна из них приключилась со мной летом 2001 года. Тогда, после полугодового перерыва, вновь начала выходить газета «Саратов». Мэр Саратова Юрий Аксёненко хорошо понимал, как много значит для нашего города газета с его названием.
Фото Николая Клёнова: Пресс-конференция во дворе редакции газеты «Саратов», которая состоялась 6 августа 2001 года.
*
Прежнее руководство редакции довело «Саратов», фактически, до ручки. И тогда Аксёненко решил, что необходимо осуществить кадровую ротацию в издании. Из муниципального бюджета газета «Саратов» не финансировалась, но Юрий Аксёненко помогал находить, так сказать, внебюджетные источники финансирования. Более подробно об этом периоде истории «Саратова» на Conspirology.org уже было рассказано в серии статей 2009 года «От Плохотенко до Осовина. Краткий курс истории газеты "Саратов"» (часть 4).
«Послом по особым поручениям», а фактически, куратором возобновления выхода газеты «Саратов» был Алексей Пчелинцев, тогда работавший в Администрации г. Саратова. Алексей Геннадиевич (ныне, если не ошибаюсь, успешно директорствующий в фирме-издателе саратовской газеты «Резонанс») энергично подключился к делу.
Первый номер «Саратова», после приостановки издания в марте 2001 года, вышел в понедельник, 30 июля, того же года. На его страницах была опубликована статья «Тайна вклада больше не гарантируется. Правозащитник Ландо обходится саратовским налогоплательщикам недёшево». Из-за неё и разгорелся дальнейший сыр-бор.
Статья - теперь-то об этом рассказывать уже можно - была опубликована с подачи Алексея Пчелинцева. В тексте указывалось, что Уполномоченный по правам человека в Саратовской области Александр Ландо вместе с членами семьи за счёт средств областного бюджета регулярно отдыхает в Сочи (цена путёвок достигает 138 тысяч рублей на одного человека). Плюс к тому - «народный защитник» с недавних пор живёт в элитном доме, в квартире площадью 150 кв. метров, при цене 1 кв. метра порядка 1 тысячи у.е.
Почему в качестве мишени был избран именно Ландо? Ответ на этот вопрос достаточно прост. Ориентировочно с весны 2001 года началась информационное противостояние между мэром г. Саратова Юрием Аксёненко и губернатором Саратовской области Дмитрием Аяцковым, которое продолжалось, фактически, до того момента, когда в конце 2004 года стало ясно, что на новый срок губернатором Дмитрий Фёдорович назначен не будет.
Фото Николая Клёнова: Александр Крутов - на фуршете, который состоялся по завершению пресс-конференции в редакции газеты «Саратов», посвящённой «делу Ландо».
*
О реальных причинах этого противостояния, думается, детально могут рассказать лишь Аксёненко и Аяцков, но тогда, весной-летом 2001 года, ходили разговоры, что его катализатором послужили итоги выборов депутатов Саратовской городской Думы, которые состоялись в декабре 2000 года. То ли Аксёненко не выполнил предварительных договорённостей с ДФ относительно прохождения в гордуму «нужных» Аяцкову людей, то ли Дмитрий Фёдорович стал предъявлять Юрию Николаевичу иные, новые требования. Короче, суть - не в этом.
И вот, когда информационная война разразилась, со стороны Дмитрия Аяцкова её активным солдатом как раз и был Александр Ландо. Соломоныч резко критиковал возглавляемую Юрием Аксёненко Администрацию города, делал заявления, что Аксёненко-де угрожал ему чуть ли не преждевременной кончиной... Ну, короче, всё - в таком же духе.
Много позднее, в октябре 2006 года, я вместе с главным редактором недолго просуществовавшего саратовского журнала «Брэнд & Стиль» Владимиром Ивановым брал интервью тогда уже у бывшего губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова (его текст был опубликован в декабрьском номере издания в том же, 2006-ом, году). Я задал Дмитрию Фёдоровичу прямой вопрос о том, почему он так долго держал Александра Ландо возле себя. В опубликованный вариант интервью вошёл такой ответ:
«Чтобы видеть изнанку общества, чтобы знать, чем живёт народ, иногда и должны быть вот такие люди. В их числе, надо сказать, был ведь не только один Ландо».
А вот в неофициальном, неотредактированном варианте ответа, Дмитрий Аяцков не без раздражения помянул про «услужливых баранов», которые, к сожалению, на определённом этапе были ему необходимы, хотя и приносили, пожалуй, больше вреда, чем пользы. Проблема в том, что других-то под рукой не было!
Так вот, в 2001 году в «доме со львом» - на Первомайской, 78 - тоже не отмалчивались и кидали Соломонычу попутные ломы в спину. В числе прочих «гадостей» и было принято решение обнародовать сведения о курортно-квартирных делишках Ландо.
Когда я, как главный редактор, прочитал принесённый Пчелинцевым текст, первый же вопрос был о наличии копий документов, подтверждающих изложенное в статье. Документов не было, но Алексей Геннадиевич энергично убеждал меня, что документы будут «как только - так сразу». Перспектива забрезжила хреновая. Её я и обрисовал куратору Пчелинцеву. Если документов не будет, вариантов дальнейшего развития событий может быть два.
Первый - лучший: Ландо, опасаясь публичной огласки, не будет связываться с судебным разбирательством, а предпочтёт подать заявление в прокуратуру. Дескать, его публично оклеветали. В этом случае по окончании следствия я смогу ознакомиться с его материалами. И дай бог, чтобы «прокурорские» нарыли против Соломоныча реальную «компру». Пчелинцев энергично уверял, что в городской прокуратуре «у нас всё тип-топ». Я лишь горестно вздыхал в ответ: а если Ландо обратится не в городскую прокуратуру, что тогда?
Второй вариант - худший: Ландо подаёт исковое заявление в суд. И я, как главный редактор и автор статьи (а авторство мне, конечно же, придётся взять на себя) с треском проигрываю процесс, так как никаких реальных документов, подтверждающих правоту изложенных в статье сведений, у меня нет.
Конечно, как мог, я поправил текст статьи, но это было всё равно, что мёртвому припарки. Ведь в этой статье обязательно должны были остаться упоминания про халявно доставшуюся Ландо квартиру площадью 150 кв. метров ценой под 150 тысяч у.е. и про путёвки в Сочи ценой по 138 тысяч рублей, оплаченные за счёт средств саратовских налогоплательщиков.
Разумеется, был и третий вариант: вообще отказаться от публикации явно «подставной» для газеты статьи. Но это было бы приговором для газеты: статья о делишках Ландо обязательно должна была выйти в свет - это было требование заказчика. Будет ли заказчик обеспечивать финансирование выпуска газеты, которая не печатает то, что ему нужно? Вопрос, как говорится, риторический. Значит, нужно было осознанно идти на риск.
В подобных ситуациях журналистам приходилось, да и теперь приходится оказываться нередко. И это - очень сложный выбор. Конечно, рафинированным «расследователям» легко рассуждать о профессиональной этике и хвалиться своими белыми, хотя и не всегда чистыми, одеждами. Легче, когда ты делаешь выбор, но отвечаешь при этом только за себя. Не говорю, что это легко, но - легче. Гораздо сложнее, когда приходится из двух зол выбирать меньшее, потому что так надо. Потому что за тобой - коллектив, пусть и малочисленный. И этому коллективу необходимо обеспечивать выплату зарплаты, гонораров. Желательно - регулярно и своевременно. Легко осуждать других, особенно тогда, когда у тебя нет никаких социальных обязательств: ни жены, ни детей, ни семьи, ни родителей. Легко рассуждать о замечательной и высокоморальной практике работы журналистов «Вашингтон Пост» или «Нью-Йорк Таймс». Но мы-то живём и действуем не в США в 1970-ые, а здесь и сейчас.
В общем, оказаться в такой ситуации никому не пожелаешь. Вот и я тогда, в июле 2001 года, встал перед аналогичным выбором. Короче, статья была опубликована под моим псевдонимом «Виктор Кугельшрайбер». Кстати, несчастливый для меня псевдоним. Несколько раз его использовал - и, практически, всегда после опубликования подписанных «Кугельшрайбером» статей случалась какая-то засада. Это - к вопросу о псевдонимах. Как только понимаете, что псевдоним для вас таит скрытую угрозу, херьте его к чертям собачьим, не испытывайте судьбу! Карма - не карма, но если в Берлине в Штирлице узнают русского разведчика по волочащемуся за ним парашюту, этот парашют лучше всего бросить.
Ну, так вот. Газета со статьёй про Ландо, отпечатанная тиражом 3 тысячи экземпляров, раздавалась читателям бесплатно, чтобы напомнить саратовцам о газете с названием нашего города.
Ландо, естественно, возбудился и... Совершенно верно! Подал заявление в прокуратуру. Побоялся рисковать и выходить на открытый, гласный судебный процесс.
Тем, кто только входит в журналистику, или делает в ней первые шаги, просто необходимо учитывать один немаловажный фактор.
Публичные фигуры, деятельность которых в том или ином виде освещается в СМИ, как правило, люди трусливые. Не все, конечно же, но большинство - это точно. Проще говоря, они - изрядные ссыкуны.
Пётр Красильников в 1998 году, когда мы вместе работали в газете «Саратовские губернские ведомости» (сегодня он возглавляет саратовскую газету «Время. События. Мнения. Тенденции»), выразился резко, но очень верно: дескать, Саратов - это город политических ссыкунов. Исключения (типа Дмитрия Аяцкова или Вячеслава Володина) лишь подтверждают общее правило.
Конечно же, как только такого кадра в СМИ погладят против шёрстки, первая реакция выглядит изрядно отчаянной, я бы даже сказал - брутальной: да я этого журналюгу! да в порошок! да в суд! да в прокуратуру!!! Но тут же наступает отрезвление. «А чёрт его знает, что у этого «козла» на меня ещё есть? А, что если он расскажет...». (А рыло-то здесь и сейчас у большинства в таком мощном пуху, что мама - не горюй!) «Подожди-подожди! Кто за этим журналюгой стоит, чей это может быть заказ?», и т.д.
Вот тут-то и начинается увлекательный и крайне «продуктивный» процесс поиска чёрной кошки в тёмной комнате.
В моей практике таких случаев, к слову говоря, было немало. Взять, к примеру, июнь и июль 2006 года, когда вместе с Сергеем Почечуевым мы выпускали еженедельный самиздатовский бюллетень «Наблюдатель». Печатали его ограниченным тиражом на офисном принтере формата А-3, после чего Сергей разносил его по «присутственным» местам. Цель выпуска бюллетеня была крайне простой: или найти инвестора, или получить какой-то заказ. Короче, деньги были нужны. Но никто не верил, что это - «просто так». Какие только фигуры не озвучивались нам с Почечуевым в качестве лиц, стоящих за «Наблюдателем»! И Леонид Фейтлихер, и Сергей Курихин, и Леонид Писной, и Павел Ипатов, и Виктор Тюхтин, и Михаил Лысенко, и Александр Мирошин...
Посыл, кстати говоря, сработал: в сентябре того же года на нас с предложением о совместной работе вышел главный редактор и владелец газеты «Саратовский репортёр» Сергей Михайлов (тогда выход «СР» финансировала компания «Астэк-С» во главе с Алексеем Еруслановым), с которым мы и проработали до августа 2007 года. Ну, а потом - пошли выборы, работа на «Единую Россию» и прочие «прелести» партийной контрпропаганды, о чём в своё время нами уже было рассказано.
Или сейчас: неуёмные доброжелатели с ног сбились, ища источники постоянного финансирования пресс-центра «Московская, 90». Какие только имена не называют: и Леонид Фейтлихер, и Сергей Курихин, и Леонид Писной, и Павел Ипатов, и Виктор Тюхтин, и соратники Михаила Лысенко. Или даже - все сразу!
...Так вот, 2 августа 2001 года в городскую прокуратуру поступает заявление от А.С. Ландо. Уже на следующий день он признаётся потерпевшим, а против меня возбуждается уголовное дело № 48148 по признакам совершения преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 129 УК РФ.
Алексей Пчелинцев, как мог, помогал, но непосредственные источники информации о проделках Ландо как воды в рот набрали. А следствие шло своим чередом: обыски, вызовы на допросы в прокуратуру... То есть, «подстава» произошла конкретная. Отсюда - естественный вывод: если занимаешься расследованием, опираться можно только на документальные источники. Всё остальное «прокатывает» лишь по линии «одна бабушка сказала», либо скатывается в область публицистики: когда, к примеру, «герою» публикации задаются вопросы. А правда ли, что имярек купил то-то за такую-то сумму? А откуда у него такие деньги? А на какие «шиши» он ездит в булочную на такси? Ну, и тому подобное.
Тем временем, Александр Ландо, настрочив на меня «заяву» в прокуратуру, решил отдохнуть от трудов праведных и вновь укатил на отдых в Сочи. В результате, я, оформив служебную командировку, отправился на черноморское побережье следом за Ландо. Был, кроме прочего, найден и выход на одного дружески расположенного чиновника в Администрации г. Сочи.
Приехал в Сочи. Объяснил чиновнику, что именно мне необходимо. Тот взял пару дней для «рекогносцировки на местности». Я же решил навестить один из санаториев, в котором, как мне говорили в Саратове, регулярно проживал на отдыхе Ландо. Санаторий назывался «Русь». В советские времена он носил громкое имя: «Санаторий им. В.И. Ленина», и находился на балансе ЦК КПСС, а в 1990-х годах был приватизирован, и в 2001 году уже принадлежал нефтяной компании «ЮКОС». Кстати говоря, летом 2001 года в сочинской прессе появились публикации, посвящённые некоторым странностям приватизации этого санатория соратниками Михаила Ходорковского.
Фото: За забором - пансионат «Русь», август 2001 года.
*
Исходя из вышесказанного, надо понимать: пансионат «Русь» - что в советские, что в постсоветские времена - был ещё той «цитаделью»: просто так туда не попадёшь. Но мне это удалось. Сам не подозревал наличие в себе склонности к своего рода шпионской деятельности. Один из сотрудников «Руси», сообразив, что именно мне надо, посочувствовал, но честно заявил: информацию о своих клиентах пансионат раскрывает очень и очень неохотно. Конечно, как главный редактор, я могу послать запрос, но ответ получу, скорее всего, очень обтекаемый. А если запрос направит прокуратура? Ну, это другое дело.
Ещё раз пообщался с чиновником из Администрации г. Сочи. Тот по своим каналам выяснил, что Александр Ландо в «Руси» никогда не останавливался, гостил в санатории «Сочи». Тоже - неплохое место. В 2001 году (как сейчас - не знаю) санаторий «Сочи» находился на балансе Правительства РФ, и в августе 2001 года - одновременно с Александром Ландо - там отдыхал тогдашний глава Центризбиркома РФ Александр Вешняков.
Фото: Санаторий «Сочи», август 2001 года.
*
И - всё! Не считая того, что за время визита в г. Сочи я впервые в жизни искупался в Чёрном море, посмотрел выступление группы «ТАТУ» на площади перед сочинской филармонией (было это в момент закрытия какого-то фестиваля), никаких иных существенных результатов мною получено не было.
Оставалась одна надежда - на сотрудников прокуратуры и следователей ОБЭП Волжского РОВД г. Саратова, которые вели расследование по уголовному делу № 48148. И эта надежда оправдалась. Что в прокуратуре, что в милиции - и там, и там - Ландо недолюбливали. Задолбал их этот «правозащитник» своими жалобами изрядно!
В общем, следователи были предельно корректны, и через три месяца, 3 октября 2001 года, уголовное дело № 48148, возбуждённое по факту публикации в СМИ статьи, содержащей сведения, порочащие честь и достоинство Уполномоченного по правам человека в Саратовской области А.С. Ландо и подрывающие его репутацию, постановлением следователя по особо важным делам прокуратуры г. Саратова, юристом 2 класса О.И. Пименовым было прекращено за отсутствием в действиях И.А. Осовина состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 129 Уголовного кодекса Российской Федерации (клевета, опубликованная в СМИ).
Следователи выяснили, что за отдых А.С. Ландо областной бюджет платил неоднократно. Да, путёвка на одного человека стоила не 138 тысяч рублей, а несколько меньше. Ошибка в публикации «Саратова» была, но клеветы - не было.
С квартирой «правозащитника» дело обстояло ещё веселее. За новую квартиру Ландо расплатился бюджет Саратовской области. Следствие выяснило, что Ландо имел возможность пользоваться двумя квартирами в доме № 15 по улице Волжской. Их совокупная площадь была не 150 кв. метров. И не «около 90 кв. метров» (как говорил в своих показаниях в прокуратуре сам Ландо). Общая площадь составляла 230,8 кв. метра! Причём, квартиры находились на двух этажах - одна над другой. В публикации «Саратова», таким образом, была ещё одна ошибка. Но на этот раз - в сторону уменьшения квадратных метров, которыми «правозащитник» А.С. Ландо на тот момент имел возможность пользоваться.
Ещё раз подчеркну, что следователи вели себя предельно корректно. Ещё в самом начале следственных действий один из них в неформальной беседе бросил мне ободряющую фразу: типа, на переживай, всё будет нормально! И весьма прозрачно намекнул, что им самим с сугубо профессиональной и человеческой точки зрения интересно разобраться в делишках Александра Соломоновича. Когда дело было закрыто, я пришёл в прокуратуру г. Саратова для ознакомления с его материалами. Ознакомился.
Следователь Олег Пименов поинтересовался: буду ли я писать продолжение статьи о курортно-квартирных делах Александра Ландо? «Конечно!» - ответил я. Статья «Сага о Ландо» в двух частях вскоре была опубликована на страницах газеты «Настоящий Саратов», в номерах от 16 и 23 ноября 2001 года.
- Только вы уж повнимательнее изучайте материалы дела, - посоветовал Пименов. - А то напишите что-нибудь второпях, допустите ошибку, а Ландо опять на вас заявление к нам принесёт!
- Вы и ваши коллеги столько всего обнаружили, что, полагаю, Ландо теперь будет не до жалоб, - ответил я.
Пименов усмехнулся. Посетовал на то, что журналистская братия прокуратуру недолюбливает. Высказал предположение, что и я, скорее всего, в своей статье, посвящённой «делу Ландо», тоже пройдусь по «прокурорским».
- С чего вы взяли? - удивился я. - Наоборот - я очень благодарен вам и вашим коллегам. Так прямо в статье и напишу.
- Да ладно! - махнул рукой Пименов. - Об одном прошу: вы, как статью опубликуете, пожалуйста, принесите нам несколько экземпляров газеты. Нам тоже будет интересно почитать, как вы всю эту историю подадите.
Просьбу Олега Пименова я выполнил. И как только обе части «Саги о Ландо» были опубликованы, занёс в городскую прокуратуру по несколько экземпляров каждого из двух номеров газеты «Настоящий Саратов».
Через пару-тройку дней мне в редакцию позвонил сам Пименов. Ему и его коллегам, сказал он, статья очень понравилась. Но особенно потряс их подзаголовок «Саги о Ландо», который гласил: «В противостоянии правозащитника и журналистов победила городская прокуратура».
*
В качестве заключения
Как уже было сказано, я вовсе не собирался в своей лекции подробно излагать историю «дела Ландо». Так вышло, что именно Александр Крутов своими нелепыми, на первый взгляд, требованиями и запретами подвёл меня к тому, чтобы вновь вспомнить эту историю. Историю, из которой в своей лекции я планировал сделать вот какой вывод.
Может ли сотрудник правоохранительных и следственных органов выступать в качестве союзника журналиста? Да, может. И эти случаи не так уж редки, как можно подумать. Необходимо помнить две вещи.
Во-первых, следователи - тоже люди. Ничто человеческое им не чуждо. В их работе тоже возникает масса ситуаций, когда они находятся в тупике, в цейтноте. И в такой ситуации они, безусловно, будут благодарны журналисту, который в общении с ними не начинает «качать права», козыряя нормами Закона РФ «О средствах массовой информации», а наоборот - легко идёт на контакт и сотрудничество, облегчая следователю выполнение поставленных перед ним задач.
Во-вторых, из своего личного опыта могу сделать следующий вывод. Следователи, как правило, достаточно слабо разбираются в нюансах редакционно-издательской деятельности как печатных, так и электронных СМИ. То, что для любого журналиста, особенно - руководителя СМИ, является очевидным и естественным, у следователя может вызвать удивление. Он просто-напросто может этого не знать. И когда журналист спокойно и доходчиво объяснит товарищу неведомые для него моменты, будьте уверены: следователь это оценит вполне адекватно и объективно. Это вовсе не означает, что вы станете с ним друзьями. Но и во врагов вы уже не превратитесь. А это очень здорово может пригодиться в будущем, в вашей журналистской деятельности - и в плане добывания необходимой (теперь - уже вам!) информации, и в плане получения профессиональных консультаций, без которых в работе журналиста также не обойтись.
И последнее. В работе журналиста-расследователя (работает ли он в печатном СМИ, публикует ли свои материалы в Интернете) очень важна грамотная работа с документами. Есть немало весьма простых приёмов, которые эту работу облегчают и упрощают. О них, в том числе, и пойдёт речь во второй части статьи.
Ну, а теперь - текст статьи про Александра Ландо. Опять же, спасибо Александру Крутову, который напомнил мне про Александра Соломоновича. Текст статьи «Генерал случайной карьеры» впервые был опубликован в «Саратове» в мае 2003 года, когда газета выходила в виде толстого (64 полосы формата А-3) ежемесячника. В тексте «Генерала...», готовя его к размещению на Conspirology.org, я принципиально ничего не менял, за исключением лишь внесения несущественных стилистических правок.
Игорь Осовин. 26.12.2010 г.
(Осовин И. Образование по-саратовски: Ландо, Крутов и "Единая Россия". Часть 1.
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
25 января 2021 г., г. Саратов.
***

Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню