Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Нераскрытое убийство (часть 4)

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав
Вячеслав Борисов, Александр Крутов
Нераскрытое убийство
// Богатей, 2002, 04 июля; № 24.
(Продолжение. Начало см. в №№ 21-23)


В работе следствия возникали эпизоды, когда руками милиции одни криминальные группировки пытались устранить другие.

Следствие берёт след


Наверное, одним из немногих свидетелей, кто воочию видел убийц Александра Наволокина, был водитель хлебного фургона из автоколонны № 1181. В момент убийства он случайно проезжал мимо и, притормозив, громко обма­терил киллеров. Последствия не замедлили сказаться. На следую­щий день, 1 декабря 1991 г., в кон­тору АК № 1181 прибыли неизвест­ные молодые люди в гражданской одежде с повадками бандитов. Представившись сотрудниками уголовного розыска, визитёры по­желали получить данные на води­телей хлебных фургонов, которые развозили хлеб около 22 часов 30.11.1991 г. Внешность этих мо­лодчиков вызвала сомнение у кад­ровиков автоколонны, и они потре­бовали предъявить им удостове­рения сотрудников милиции. При­бывшие растерялись и заявили, что работники милиции, находясь в гражданской одежде, с собой служебных удостоверений не но­сят. После чего пошли на выход. Работники автоколонны заметили, что когда "милиционеры" уходили, то они старались так открыть дверь, чтобы на дверных ручках не остались следы их рук. Когда "ми­лиционеры" отъезжали от конторы АК № 1181, среди их машин вни­мание шоферов привлёк "Москвич-Алеко", которых в то время в Сара­тове было всего несколько штук.

Скорее всего, убийцы не знали о том, что на хлебных фургонах работает сразу несколько водите­лей. Их заинтересовала автома­шина с конкретными номерными знаками. Через несколько дней после убийства А. Наволокина хлебный фургон с этими номера­ми в ночное время проезжал со стороны кожевенного завода к центру Заводского района. Около подстанции водитель увидел лег­ковушку и стоящего возле неё во­дителя. Казалось, он кого-то под­жидал. Это насторожило водите­ля, и он прибавил газу. Опасения оказались не напрасны. Когда фургон подъехал достаточно близко, неизвестный вскинул руку и начал стрелять в водителя из пистолета. Однако злоумышленник не ожидал, что его жерт­ва резко "газанёт". В результа­те все пули угодили не в кабину водителя, а в кузов фургона. Пре­следовать фургон нападавший не решился, так как рядом находился железнодорожный переезд с по­стом, где обычно дежурили работ­ники железной дороги.

Следователи милиции об этом узнали только во второй половине декабря 1991 г. от одного из крими­нальных "авторитетов" из окруже­ния погибшего А. Наволокина. "Ав­торитет" поведал об этом с некото­рыми искажениями событий, так как получил информацию не из первых рук, но и этого следователям было сверхдостаточно. "Авторитет" также пояснил, что его люди, люди брать­ев Наволокиных, представители других группировок привозили в АК № 1181 свои фотоальбомы, другие самые различные фотографии, но никто из сотрудников автоколонны не опознал на этих фотографиях "милиционеров", побывавших 1 де­кабря на их предприятии.

Следователи при выездах в АК № 1181 допросили всех возможных свидетелей по вышеуказанным со­бытиям, изъяли части обшивки кузо­ва обстрелянного хлебного фургона. Оказалось, что водитель фургона по­сле обстрела обратился в Заводской РОВД. Но его фактически послали подальше, пытаясь убедить, что ему всё это почудилось. В результате этого следователи на своей шкуре ощутили негативное отношение ра­бочего класса к работе милиции. Не получив помощи от работников За­водского РОВД, руководство АК № 1181 пошло на поклон в ГАИ, где им заменили номерные знаки на обст­релянной автомашине, так как никто из водителей не хотел больше выез­жать в рейс на машине с известны­ми убийцам номерными знаками.

В АК № 1181 неожиданно всплыл и другой аналогичный факт. Выяснилось, что на террито­рии Саратовского района, где про­живал водитель другого хлебного фургона, также произошел обстрел автомашины, на этот раз из ружей­ного обреза. При допросах води­тель — молодой парень — как-то юлил, чего-то недоговаривал. По-видимому, этот эпизод только на 50 процентов можно было отнести к убийству А. Наволокина, а на дру­гие 50 процентов возникала версия бытовых молодежных "разборок".

После проведённых допросов неоднократно на совещаниях в об­ластной прокуратуре следователи милиции ставили вопрос о состав­лении фотороботов "милиционе­ров", посетивших АК № 1181, так как сами не имели для этого техни­ческих возможностей. Но прокура­тура почему-то не захотела пойти навстречу настырным "ментам". А ведь работники автоколонны до­статочно чётко описывали внеш­ность сообщников убийц.

Хотя следователи установили всех водителей хлебных фурго­нов, которые были на линии 30.11.1991 г. во время убийства А. Наволокина, но никто из водите­лей, видно, памятуя реакцию За­водского РОВД на обстрел авто­машины, так и не признался в сво­ём нахождении на месте убийства. Тогда было направлено отдель­ное поручение о проведении опе­ративной работы в автоколонне по установлению водителя, свидете­ля убийства. Но всё закончилось отписками, и фактически никто та­кой работы так и не провёл.

Следователями были установле­ны и допрошены владельцы автома­шины "Москвич-Алеко", побывавшей в АК № 1181. Ими оказались некие граждане Соколовы из Заводского района, которые, несмотря на сви­детельские показания, всячески от­рицали возможность нахождения их автомашины у конторы АК № 1181. Следователям было заявлено, что автомашина в то время находилась в гараже в полуразобранном виде. Оперативным путём эти Соколовы так и не были отработаны. Но мы ещё вернёмся в нашем рассказе к людям с такой фамилией.

В работе следствия возникали эпизоды, когда руками милиции од­ни криминальные группировки пы­тались устранить другие. В частно­сти, после убийства А. Наволокина в самые различные правоохрани­тельные органы по телефону стали поступать анонимные сообщения от неизвестной женщины о том, что это убийство совершили Александр Жуков по кличке Гвоздь и Сергей Яковлев по кличке Якорь. И что ско­ро они же совершат следующее убийство — убьют Валентина Заха­рова. Женщина была установлена. Ею оказалась гражданка Захарова, а В. Захаров оказался её сыном. На допрос она отказалась являться по уважительной причине, и тогда к ней домой выехал следователь В. Лужков. Захарова показала, что лю­ди Гвоздя и Якоря постоянно пре­следуют её сына, хотят его убить, на её глазах в Энгельсе зверски расправились с товарищем сына — Фейтуллаевым, которого среди бе­ла дня вытащили из автомашины и на глазах многочисленных свидете­лей нанесли ему тяжкие телесные повреждения с похищением имуще­ства. Мать есть мать, и своего сы­на она описывала только с хорошей стороны. Однако было выяснено, что в 1991 г. между группировкой ранее судимого Валентина Захаро­ва (клички: Захар, Валёк) с одной стороны и совместной группиров­кой Гвоздя и Якоря с другой сторо­ны, произошёл кровавый конфликт из-за раздела сфер влияния. У Яко­ря при этом был похищен ближай­ший родственник, которого держа­ли в заложниках, угрожая его убий­ством. А люди Якоря, в свою оче­редь, "разобрались" с Фейтуллае­вым и другими людьми Захара. Опасения за жизнь сына на тот мо­мент были немного странными, так как Захар непосредственно перед убийством Наволокина был захва­чен ОМОНом на квартире своей со­жительницы в Заводском районе вместе со своим товарищем и аре­стован.

Информация гражданки Захаро­вой относительно Гвоздя и Якоря вызывала подозрение и по другой причине. Ночью, сразу после убий­ства Наволокина криминальные лидеры собрались у здания Завод­ского РОВД, и среди них были Гвоздь и Якорь. Когда следовате­ли милиции с декабря 1991 г. ста­ли постоянно работать в здании Заводского РОВД, то там они встретили Гвоздя и Якоря в тесной компании сотрудников Заводского РОВД, которые относились к "авторитетам" с трепетом, можно даже сказать, заискивали перед ними. При таком отношении сотрудников милиции из Заводского РОВД Гвоздь и Якорь выглядели как звезды шоу-бизнеса, а не как лиде­ры организованной преступности. Оказалось, что их несколько дней подряд вызывают в РОВД, но при этом никто так и не набрался сме­лости допросить "уважаемых" лю­дей по убийству А. Наволокина.

"Знаменитости", допрошенные по очереди, начали каждый одина­ково. Они "поздравили" следовате­лей милиции с повышением зар­платы. Гвоздь и Якорь делали это, не скрывая издёвки. Зарплата у следователей была нищенской, а прибавка копеечной. Однако "авто­ритеты" не учли того обстоятельст­ва, что перед ними за рабочим сто­лом сидели уже не сотрудники За­водского РОВД. Следователю сто­ило лишь дать понять "авторите­там", что подобными хамскими по­здравлениями они могут нажить в его лице личного врага, как Гвоздь и Якорь тут же дали "задний ход", всячески стараясь загладить неприятный инцидент. Но было уже поздно. Раздражённые следова­тели начали морально "прессо­вать" "авторитетов" массой прямых и не очень приятных вопросов. При этом Гвоздь и Якорь, чувствовав­шие себя виноватыми за такой по­ворот событий, уже не могли укло­ниться от откровенных ответов. В частности, в целях обеспечения своего алиби Гвоздь был вынуж­ден назвать имя женщины, с кото­рой он находился в момент убийства Наволокина. Этой дамой ока­залась бывшая жена Валерия Старчикова по кличке Старчик.

В ходе допросов Гвоздя и Якоря неожиданно высветился один лю­бопытный момент, о котором здесь стоит упомянуть. Оба "авторитета", как сговорившись, заявили следо­вателю протест против постоянной, наглой, по их мнению, слежки, ко­торую за ними постоянно осуще­ствляют люди в автомашине ВАЗ, назвав при этом номерные знаки. При этом они намекали на приня­тие с их стороны ответных неадек­ватных мер. В то время действи­тельно велось оперативное наруж­ное наблюдение за этими фигуран­тами, но автомашины с названны­ми номерами в оперативной рабо­те задействовано не было. Заинте­ресовавшись этим заявлением, оперативники выяснили, что этим автомобилем пользуются отец и сын Михно, проживавшие в то вре­мя в Саратове. Будучи приглашён­ными в милицию на беседу, оба Михно изображали крайнее возму­щение по поводу задаваемых им вопросов. Из их ответов выходило, что они абсолютно не осведомле­ны о делах в криминальном мире Саратова. С Гвоздем и Якорем, по словам обоих Михно, они также бы­ли совершенно незнакомы.

К сожалению, в 1992 году в свя­зи с огромным потоком поступаю­щей информации оперативники не смогли тщательно "отработать" этих людей и выяснить степень их причастности к криминальному ли­деру. Тайна фамилии Михно от­крылась значительно позже, когда в 1998 году в РУБОПе расследо­валось уголовное дело в отноше­нии организованной преступной группы Палыча — Виктора Павло­вича Кулешова. Когда при отра­ботке "связей" Палыча следовате­ли внимательно изучили биогра­фию Валентина Захарова (он же Захар, Валёк), то выяснилось, что мать Захарова в девичестве носи­ла фамилию Михно. Скорее всего, опрошенные в 1992 году отец и сын Михно доводились родствен­никами Захару и, возможно, вы­полняли его просьбу по слежке за криминальными оппонентами.

Сегодня трудно даже предста­вить, каким финалом для Гвоздя и Якоря могло обернуться подобное наружное наблюдение. Для при­мера стоит вспомнить хотя бы друга Владимира Хапалина Олега Зинина, который бесследно исчез вместе с машиной в 1994 году и не обнаружен до сего времени.

(Продолжение следует)



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню