Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Срочная служба в Советской Армии, 1974-1976 гг.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 03.07.2018
Опубликовано:
09.07.2018



С мая 1974 г. по май 1976 г. мне пришлось служить срочную службу в Советской Армии в Сибири в Отдельной армии ПВО, которая прикрывала две трети территории Советского Союза. И если выбирать между Перелюбским районом Саратовской области с пустынно-степной местностью, где любая щепка привозная, и где мне пришлось четыре с лишним года работать в Перелюбском РОВД, и далёкой Сибирью, то я, исходя из жизненного опыта - безоговорочно выбираю матушку Сибирь со всей её огромностью и невероятной красотой.
Служить пришлось 2 года планшетистом космической обстановки разведывательного отдела армии ПВО – на подземном командном пункте (КП, а в обиходе попросту "яма"). В армию я попал почти в 21 год: до армии работал токарем, грузчиком в магазине, грузчиком-экспедитором в НИИ. Со службой – во время боевого дежурства мне повезло. Я был единственным солдатом-срочником, размещавшимся в главном зале подземного командного пункта, среди старшего офицерского состава: от майора до полковника. Одним из преимуществ службы было наличие собственного кабинета на КП, что также было только у секретчика в "яме". Ко мне, во время боевого дежурства, не мог зайти ни один офицер из нашей роты – надземной части, да и они и не пытались.
В армии было 4 дивизии, которыми с КП армии руководили два направленца – на каждого по две дивизии. Вот эти направленцы фактически и командовали армией ПВО, а у них в подчинении, под рукой – в главном зале КП, был планшетист разведотдела – ваш покорный слуга.
Ночное боевое дежурство на КП длилось с 20.00 до 08.00 часов, а дневное с 08.00 до 14.00 час., с 14.00 до 20 час. Ночью я не работал, но при запуске США очередного разведывательного спутника должен был сломя голову мчаться на рабочее место КП для проведения соответствующих действий. Фактически на боевом дежурстве планшетист разведотдела (у всех общая кличка "Космонавт"), должен был находиться все семь дней недели с 8  до 14 час., если не было срочной работы. Затем после обеда надлежало быть в помещении роты: заниматься "шагистикой" – строевой подготовкой, политзанятиями, уборкой территории и прочей малоприятной лабудой, и всегда быть под надзором сержантского состава. Для себя я выбрал другой путь: фактически жил на подземном КП, находился там с 8 час. до 20 час., на поверхность выходил обедать, а затем ужинать с последующей ночевкой в части. Такое положение дел в роте обосновывал большим количеством работы на КП. Жалоб на меня с КП в роту никогда не поступало, а взводный лейтенант и не мог помыслить прийти в главный зал КП и поинтересоваться у кого-либо из направленцев, что же делает планшетист "Космонавт" день-деньской в "яме".
Направленцы работали сутки через двое, одни жили по соседству с КП – в военном городке, а других каждый день привозили из города. Люди-человеки все разные, у каждого свой характер, судьба, жизненный опыт. С каждой сменой направленцев я находился по 12 часов в день, ладить приходилось со всеми, но к нудным и тягомотным симпатии не испытывал.
Приходя из "ямы" на обед в помещение роты, в Ленинской комнате прибирал к рукам свежую прессу, которую тайком тащил после обеда на КП. Читать газеты в "яме" мне никто из направленцев никогда не запрещал, лишь бы я нагло не спал.
Когда было спокойное боевое дежурство, то один из направленцев уходил из главного зала вздремнуть часок, а с другим мы калякали о чем угодно. Чтобы занять должность направленца, руководившего двумя дивизиями армии ПВО, а в ночное время единолично принимающего решения по действиям всех четырех дивизий армии, этим армейским офицерам пришлось пройти каждому свой трудный путь. Мои начальники на боевом дежурстве – направленцы, все были членами Коммунистической партии Советского Союза (КПСС). Они были патриотами нашей Родины, но в разговорах со мной довольно резко высказывались о политике партии и государства, о происшествиях в армии и т.п. На гражданке, в те 70-е годы им бы приклеили ярлык инакомыслящих-диссидентов, но они просто-напросто объективно оценивали сущность нашего бытия.
Из газет я узнавал официальную точку зрения "руководящей и направляющей" линии КПСС, а направленцы комментировали и разжевывали для меня недотепы существо дела. На службе в армии я встретил свой 21 и 22 год рождения, а до армии начал деньги зарабатывать с 14 лет, т.ч. в разговорах участвовал всё-таки не 18-летний солдатик, многие из которых до армии не заработали ни единого рубля на хлеб насущный.
Когда я служил, летчик Савенко, если я правильно называю фамилию, угнал с Дальнего Востока СССР истребитель в Японию, который затем разобрали и вывезли в США. Резкие комментарии направленцев резко расходились с дурацкой политикой замалчивания предательства летчика.
Во время моей службы, наш вертолет с разведывательной аппаратурой в тумане приземлился на территории Китая, возможность войны с которым в то время было реальностью. Когда китайцы-военнослужащие бежали к вертолету, то экипаж растерялся и побоялся подорвать дорогостоящую разведаппаратуру вместе с вертолетом. Китайцы взяли наших с поличным как шпионов, а советская пресса несла чушь о том, что вертолет летел на погранзаставу за больным военнослужащим и случайно залетел на территорию КНР. Через несколько месяцев китайцы выдали СССР экипаж вертолета. По своей наивности я спрашивал у направленцев: "Почему их не покажут по ТВ?" Ответ: "Чего показывать? Замученных пытками людей, которые находятся почти при смерти?".
Находились полные идиоты, которые бежали из СССР на территорию Китая, откуда рассчитывали выехать в США. Советско-китайская граница проходила в основном в безлюдной местности. Беглецы пересекали границу, а потом днями искали кого-либо из пограничников и местной власти Китая, чтобы им сдаться и попросить политического убежища. Наши погранцы обнаружив уход нарушителя на сопредельную сторону, в большинстве случаев раньше китайцев отлавливали перебежчиков на чужой земле и возвращали домой. Как мне рассказывали направленцы, один из беглецов добрался до китайских властей и попросил выдать его властям США. Китайцы приняли его за агента-нелегала США и долго пытали, а когда выяснили, что у этого придурка что-то неладно с головой, отдали нам за ненадобностью в полудохлом состоянии.
Части ПВО выдвигались как можно ближе к территории Китая, чтобы как можно глубже прощупывать сопредельную территорию, т.ч. наши погранзаставы находились в глубине территории СССР. Вместе с офицерами в частях жили их семьи: жены, дети, а граница вот она рядышком. Китайцы на границе размещали громкоговорящие установки и вели для советских военнослужащих "разъяснительные" лекции об идеях великого Мао Цзэ-дуна, призывали бежать в Китай, где обещали каждый день выдавать беглецам определенное количество риса и других продуктов. Китайцы не понимали идиотизма такой "великолепной" пропаганды. Бежать в социалистический "рай" Китая никто не хотел, и поэтому китайцы начали морально терроризировать семьи наших военнослужащих, которые жили буквально на границе с Китаем. Китайцы выходили толпами к границе, снимали штаны: прилюдно ссали, гадили, демонстрировали половые органы, нагибаясь показывали обнаженные задницы. Русский человек, даже в т.н. "тоталитарное" советское время, если его прижмут обстоятельства, всегда найдет выход из сложной ситуации. Жены и дети советских офицеров - смотрели каждый день на голые жопы китайцев. В один прекрасный день толпа китайцев вышла к границе и начала как обычно снимать штаны, но тут они опешили – на их обнаженные члены и жопы, со стороны СССР смотрел большой портрет "великого кормчего" Мао. Ну не будешь же ты, показывать задницу "ясному Солнышку", и гадости мигом прекратились.
После боев с китайцами в 1967 г. на острове Даманский, был какой-то конфликт на советско-китайской границе в районе Казахстана в зоне действия нашей армии ПВО. Я поинтересовался у направленцев, что же там было. Четкий ответ, а это было в 70-е годы, меня ошарашил. Китайцы сосредоточили в степи войсковые части – для прорыва на территорию СССР с целью крупномасштабной провокации. Как только китайцы начали активные действия по прорыву границы, по территории Китая ударила в тайне подтянутые реактивные системы залпового огня и китайские части были полностью уничтожены. Конфликт мигом прекратился, а китайцы стали утирать свои сопли. Необходимо отметить, что после завершения в 1975 году американской агрессии во Вьетнаме, Китай попытался откусить у него часть территории, но получил по сусалам и откатился на свою территорию.
В период моей срочной службы, в разгар напряженности на советско-китайской границе, у всех на зубах застрял довольно хреновый анекдотичный вариант начала войны с Китаем, который предъявляет нам ультиматум. Если СССР не сдается на милость Китая, то в первый день войны нам сдаются в плен 100 миллионов китайцев, не сдаемся – на следующий день нам сдаются в плен еще 100 млн китайцев, и так каждый день войны. Китайцы спрашивали СССР: "Ну и чем вы будете кормить китайских военнопленных?".  Офицеры-направленцы мне говорили, что таких "братьев" по социалистическому лагерю в случае начала войны надо выжигать огнем до последнего человека и никого не брать в плен.
Попав с гражданки в разведотдел КП армии ПВО, я был ошеломлен количеством и качеством разведывательной информации. США только что запустили новый космический спутник, а передо мной данные о наличии на нем аппаратуры, со всеми тактико-техническими данными (ТТД). Подлодка США прервала паузу радиомолчания, и я иду отмечать её точное местонахождение, не говоря уже о направлении для захода в порт для ремонта или пополнения запасов и т.д. Я был солдатом-срочником, а мне представлялись светло-зеленые томики Главного разведывательного управления (ГРУ) при Генштабе Минобороны СССР, с грифом "Совершенно секретно". В которых наш ближайший потенциальный противник – ВВС Китая был расписан детально: место базирования, взлетно-посадочная полоса (ВВП): длина, ширина, состав и глубина покрытия; самолеты: год выпуска, изношенность и пр.; капониры в скалах для укрытия самолетов: глубина – вместимость, толщина скального грунта; командный состав: Ф.И.О., личные данные и многое другое. При такой скрупулёзной детализации по частям противника, отраженных в томиках ГРУ, возникал естественный вопрос: "Сколько же агентуры работает непосредственно в Китае и какое положение в обществе, в армии агенты занимают, если обладают допуском к такой информации?".
В мае 1976 г., отбыв 2 года срочной службы в армии, я возвратился в Саратов и в июне 1976 г. поступил на службу в УВД Саратовского облисполкома с целью дальнейшего поступления в СЮИ им. Д.И. Курского на заочное обучение.
С 1977 по 1982 гг. мне пришлось учиться на заочном факультете Саратовского юридического института им. Д.И. Курского, по окончании которого с августа 1982 г. начал работать следователем МВД, и на следственной работе проработал без малого 17 лет - по март 1999 г.
Работа перед армией, служба в армии со знающими людьми, учеба в институте плюс самообразование оказали существенное влияние на формирование моей жизненной позиции и становление меня как следователя-профессионала.
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
03 июля 2018 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню