Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Банда Силкина против группы Пронина. Часть 3.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 15.08.2020

Опубликовано: 08.10.2020



Читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф предлагаются тексты 6 статей саратовской журналистки Марины Бирюковой, опубликованных в газете "Саратов" с 25.05.1995 г. по 29.09.1998 г. - о криминальных "подвигах" банды Александра Силкина и группы Сергея Пронина, жителей Заводского района г. Саратова.
*
Содержание:
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 25 мая, четверг. № 94 (820), с. 2.
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 16 июля.
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 08 августа. Стр. 1.
4. Бирюкова М. Травматический шок
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 14 февраля. Стр. 1-2.
// "Саратов" – Неделя" (г. Саратов). 1998, 06 марта, пятница. № 51-52 (1565-1566), с. 2.
6. Бирюкова М. Клетка для Чижа
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 29 сентября. Стр. 2.
**


1. Марина Бирюкова
Не исключено, что убийца Циттеля уже арестован
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 25 мая, четверг. № 94 (820), с. 2.
Рубрика: Криминал.
* Подг. к печати: 15 августа 2020 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
Начальник методико-криминалистического отдела областной прокуратуры Виктор Будылев отвечает на наши вопросы о нашумевших преступлениях, о заказных убийствах, потрясших Саратов.
- Виктор Александрович, у большинства обывателей уже сложилось впечатление, что заказные убийства не будут раскрыты никогда. Так ли это?
- Разумеется, это новый и очень тяжелый для раскрытия вид преступления. Цепочку – от заказчика до киллера – проследить трудно, нужны большие силы, чтобы перелопатить информацию, привести ее в форму доказательств, приемлемых для суда. Практика заставила нас идти по пути создания мощных следственно-оперативных групп. При ГУВД созданы две такие группы. В них входят лучшие следователи, сыщики (сотрудники угрозыска), бойцы СОБРа (специального отряда быстрого реагирования при РУОПе). Аналогичные группы действуют при областной прокуратуре. В них входят следователи по особо важным делам, прокуроры-криминалисты, а также, по мере необходимости, - сотрудники ФСБ. Эти группы систематически следят за преступными группировками (в поле зрения находится около двух сотен группировок). Удалось установить 113 преступников, 72 из которых задержаны. Раскрыто 51 убийство.
- Убийство Юрия Черняева, директора городского аптечного склада, расследует одна из этих групп?
- Да, работа ведется, есть определенные результаты.
- О "лекарственном бизнесе" ходят самые феерические слухи…
- О мотивах и причинах того убийства говорить пока рано.
- А убийство Циттеля?
- Здесь арестована целая группировка. Следствие убеждено, что оно идет по верному пути, что в его руках – организаторы и непосредственные участники убийства Юрия Ивановича. Арестованным предъявлено соответствующее обвинение.
- Человек, нажавший на курок, - среди арестованных?
- В скором времени следствие ответит на все вопросы, в том числе и на этот.
- Что вы можете сказать о трагедии на "Локомотиве", когда в один день были убиты пять человек, всё руководство стадиона?
- Это дело расследует областная следственная группа. Собрана солидная база доказательств, проводятся экспертизы. Все участники побоища арестованы, и картина вырисовывается, но все причины произошедшего установить не так просто. Сейчас можно сказать только, что этих людей перехватили вовремя. По крайней мере, один из них (тот, кого пришлось долго искать) имел намерение создать мощную молодежную группировку, которая перекрыла бы все существующие. Сейчас много пишут о тоталитарных сектах, так вот, это было что-то похожее. Внушение, гипноз, беспрекословное подчинение, культ старшего.
- Вы сказали – раскрыто 51 убийство. Сама по себе цифра поражает. И это ведь только раскрыто!
- Раскрыто только четырьмя группами, о которых мы говорили. Всего по области раскрытых убийств гораздо больше. Жертвы заказных убийств, как правило, люди, имеющие отношение к коммерческим структурам. Вообще на сей момент в СИЗО находятся 260 человек, обвиняемых в умышленных убийствах. Во многих случаях убийцы известных в мире бизнеса людей либо сидят за другие преступления, либо находятся в розыске, либо уже, так сказать, "почили".
- Еще одно сложившееся у населения мнение: ну и что же, что поймали бандита из известной группировки, все равно его выпустят…
- Из 72 преступников, задержанных следственными группами, освобождены только 5 – за недостатком улик, ведь одного нашего убеждения в причастности здесь недостаточно.
- Чекунов освобожден. А другие известные в городе лидеры группировок – Силкин, Пронин, Жуков, то бишь Гвоздь…
- Они находятся под стражей. Но суд, по всей видимости, не скоро – слишком много натворили.
- Часто приходится слышать: киллер уходит с места преступления, потому что он профессионал, и так далее. Только ли поэтому?
- То, что мы на начальном этапе не находим следов, - это наши огрехи. Ведь не бывает, чтобы преступник не оставил следов. Вот один из недавних примеров: убийство командира вневедомственной охраны Ракшина, произошедшее в Заводском районе. Туда выехали наши опытные специалисты… Но сотрудники милиции, приехавшие первыми, затоптали следы возле машины, не приняли мер к охране места преступления. Такие факты, к сожалению, не так уж редки.
- Что вы можете сказать об убийстве Михаила Яковлева, генерального директора областной туристической фирмы?
- Пока – только то, что и этим убийством занимается специальная следственная группа.
Вопросы задавала Марина Бирюкова
(Бирюкова М. Не исключено, что убийца Циттеля уже арестован
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 25 мая, четверг. № 94 (820), с. 2).
**


2. Марина Бирюкова
От бандита есть и польза – можно снять бронежилет
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 16 июля.
Рубрика: Компетентно.
* Подг. к печати: 05 августа 2020 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Могут ли правоохранительные органы стать организованней организованной преступности? На вопросы нашего обозревателя Марины Бирюковой отвечает прокурор Саратова Юрий Бурлаков.
- Юрий Иванович, три года назад я писала судебный очерк: судили, так сказать, рэкетира, мальчишку, закрепленного бригадой за мелкими лавочниками. Очередной лавочник оказался идейным, и рэкетир попался. "Судят пешку, - написала я тогда, - фигуры средней руки дают показания в качестве свидетелей, а тузы и короли очень долго еще будут царствовать на свободе". Да, многим тогда так казалось: ключевые фигуры неприкосновенны, город обречен на их владычество…
- Ситуация не поддавалась контролю, в городе творился хаос. Безусловно, сейчас обстановка стала другой. Лидеры, которые действовали абсолютно безнаказанно, внаглую, в открытую – в большинстве своем сели в тюрьму. Организованная преступность видоизменилась, она стала малозаметной, преступления совершаются неочевидно, скрыто. Вообще-то рост преступности в период ломки экономических отношений, передела собственности – процесс естественный, от этого никуда не уйдешь, мы должны это пережить. Структурные изменения (организованная преступность, заказные убийства и т.д.) – тоже процесс закономерный. Наконец, закономерно и естественно то, что поначалу правоохранительные органы пребывали в некоторой растерянности. Но сейчас уже можно сказать: мы с каждым днем чувствуем себя все уверенней. Есть практика расследования подобных дел, есть уже и судебная практика. Передали в суд дело Силкина, одного из лидеров преступных группировок; подсудимых 20 человек, пятеро из них обвиняются по статье 77 УК РФ – бандитизм. Эта статья включена в Уголовный кодекс недавно, мы только начинаем по ней работать. Еще одно дело вот-вот будет передано в суд: девять человек из бандитской группировки Пронина и он сам. Целый ряд убийств. Завершено следствие по делу легендарного Гвоздя и его сообщников – на скамью подсудимых сядут 11 человек, у четверых обвинение по 77-й. Не так давно областной суд осудил восьмерых членов преступной группировки по статье 125-прим: похищение человека, первый случай применения этой статьи Саратовским облсудом. Несколько "ключевых фигур" сели по обычным, бытовым, часто применяемым статьям Уголовного кодекса: 206, хулиганство (вор в законе по кличке Дато), 117, изнасилование – люди из ближайшего окружения покойного Чикуна.
- Но ведь раньше их не удавалось сажать ни за хулиганство, ни за изнасилование. Потерпевших и свидетелей к "судному дню" запугивали так, что они забывали собственные фамилии…
- У здания суда – два десятка "девяток", пол-зала бритоголовых, они чувствуют себя хозяевами положения – картина знакомая. У нас нет больших сил и средств на охрану потерпевших и свидетелей, и все-таки мы находим людей, и это делаем. Сейчас, например, охраняем предпринимателя, которого недавно похищали бандиты, он чудом остался жив.
- Несколько лет назад мы все удивлялись: почему весь город знает фамилии и клички "авторитетов", знает, где их коттеджи, где офисы, в каких больницах они лечат свои раны – а правоохранительные органы как будто и не знают.
- К сожалению, в нашей системе недостаточно настоящих профессионалов, способных работать на высоком уровне.
- Уголовные дела, о которых вы говорили, связаны с долгой и беспощадной войной между группировками, войной, унесшей не один десяток жизней. "Командармы" в тюрьме – но войны продолжаются?
- В такой форме, как раньше, - уже нет, но противоречия между подобными людьми, конечно, возникают и будут возникать.
- Когда-то давным-давно они делили улицы, на которых могли "трясти" ларечников, а что они делят теперь – недвижимость, акции, сферы влияния в экономике?
- Им, конечно, есть что делить. Кроме экономической основы есть и другие моменты, личные амбиции… У нас, к сожалению, нет физической возможности отследить все эти экономические процессы, но мы знаем: подоплека большинства расследованных нами преступлений – экономическая.
- Верно ли, что контрольными пакетами акций многих крупных предприятий владеют преступные сообщества?
- Я не могу вам ответить на этот вопрос, потому что официальных данных у нас нет, в предъявленных обвинениях это не фигурирует, а на оперативные данные ссылаться я не имею права.
- Итак, вы считаете, что вам удалось угнаться за процессом…
- Не то чтобы "угнаться" – мы просто стали контролировать этот процесс, держать преступность в определенных рамках.
- За счет чего вам это удалось – если действительно удалось?
- Период растерянности прошел, наступил период требовательности: каждый начал отвечать за свой участок, прокуратура и милиция заработали более эффективно. Кроме того, используем нетрадиционные методы. Создали межрайонную следственно-оперативную группу "Кобра". Подтянули в нее наиболее профессиональные, способные силы и, главное, взяли все эти процессы под непосредственный прокурорский контроль, надзор и руководство. Прочие ранее используемые методы оказались малоэффективными. Преимущество "Кобры" в том, что она объединяет силы прокуратуры и милиции. Прокурор не просто осуществляет надзор, как раньше, он руководит конкретными действиями.
- Газеты уже писали о том, что "Кобра" плохо вооружена, плохо экипирована, ГАИ на дорогах стоит – сплошь в брониках, а в "Кобре" их два, да и те с бандитов сняты. Группа находится в самом неподходящем помещении – на первом этаже жилого дома, в бывшем магазине. Теснота, духота…
- Внимания "Кобре" оказывается очень мало. Учитывая ее значение, зная о серьезнейших уголовных делах, которые через нее прошли, нельзя, на мой взгляд, не оказывать внимания куда большего. Особенно по материальной части. Нужны оружие, бронежилеты, транспорт, другое помещение. Словом, нужны деньги.
- К вопросу о внимании. В момент недавнего бандитского налета на "Кобру" один из ее создателей и вдохновителей, полковник Владимир Колдин, будучи безоружен, бросился на бандита, вооруженного автоматом. Сбил его с ног, выбил автомат и тем самым спас, возможно, не одну жизнь. На мой дилетантский взгляд, этот человек заслуживает правительственной награды.
- Есть представление в адрес руководства УВД. Оно подписано прокурором области Макаровым. Как оно будет рассмотрено, мы пока не знаем.
С начала сего года "Коброй" изъято 98 единиц огнестрельного оружия, из них автоматов 8 штук, пистолетов ТТ 6 штук, пистолетов Макарова 5 штук и т.д. Задержано 26 лидеров и активных членов преступных группировок, а всего членов преступных группировок – 53. Арестованы Соловьев, Селиван, люди Чикуна, Профессора, Канапы, Земца. Задержаны человек, обвиняемый в убийстве адвоката Дубровина, и его сообщники.
(Бирюкова М. От бандита есть и польза – можно снять бронежилет
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 16 июля).
**


3. Марина Бирюкова
Следствие назвало их бандой
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 08 августа. Стр. 1.
Рубрика: Суд да дело.
* Подг. к печати: 17 июля 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда начала процесс, необычный во многих отношениях.
Дело слушается не в здании облсуда на Советской, а на территории следственного изолятора, в конференц-зале административного корпуса СИЗО. Как мне сказали, это второй в истории нашего СИЗО "надомный" процесс. Первое дело слушалось весной 1989 года. Это было дело о побеге из следственного изолятора с захватом заложников (Рыжков и другие).
По нынешнему делу проходят двадцать человек, пятеро под подпиской о невыезде, остальные под стражей, поблизости, как вы уже поняли, от зала суда. Один из тех, что под стражей, даже в зале суда сидит не вместе со всеми, не в большой клетке, а в маленьком решетчатом "стакане" сбоку. Это Александр Силкин. Тот самый. Фамилия известная.
Обвинительное заключение прямо называет Силкина "лидером вооруженной банды", а его подельников соответственно бандой, устойчивой вооруженной преступной группировкой.
Молодые люди – в основном 70-х годов рождения, со средним и средне-техническим образованием – обвиняются по очень серьезным статьям Уголовного кодекса: 102 (убийство при отягчающих обстоятельствах), 125-прим. (похищение человека), 77 (бандитизм), 146 (разбой), 108 (умышленное тяжкое телесное повреждение). Ну и, конечно, по 218 – незаконное хранение оружия.
Напоминаем, что все это – лишь версия обвинения: вопрос о виновности каждого из двадцати молодых людей решит суд.
Обвинение же считает, что поначалу четверо из подсудимых промышляли следующим образом: посреди города тормозили "жигулиста", просили за хорошие деньги покатать по городу, затем вывезти на природу. На природе сперва выпивали, потом владельца машины убивали ножом (по десять-двадцать колото-резаных ранений), машину гнали в Саратов, разбирали на запчасти и продавали. Одну продать удалось, другую обнаружила милиция и забрала. Ну а затем начали собираться у Силкина, обсуждать планы создания "устойчивой вооруженной группировки… имея умысел на похищение и убийство членов других группировок". Обвинительное заключение отражает эпизоды войны между группировками. На его страницах – весь антураж бандитской романтики: камуфляжные костюмы, черные маски, наручники, внезапные налеты, увоз захваченных на волжский дебаркадер, последующее утопление их в проруби. Выстрелы в подъезде. Поджог квартиры. Граната в пластилине. С гранаты снимается предохранитель, рычаг прикрепляется к корпусу пластилином, граната засовывается в машину коллеги-оппонента поближе к печке. Пластилин тает, гранату рвет.
Процесс обещает быть очень долгим. Когда он закончится и приговор будет вынесен – напишем поподробнее, не столь бегло.
Силкин нежданно  ходатайствовал о рассмотрении его дела судом присяжных (дело рассматривает судья и два народных заседателя). Подельники растерялись: кто поддержал, кто нет, кто растерянно пробормотал "на усмотрение суда". Суд же объяснил Силкину, что он опоздал: суд присяжных может быть избран подсудимым только на стадии ознакомления с делом. Силкин сказал, что ему не дали такой возможности. Но процесс пошел дальше.
(Бирюкова М. Следствие назвало их бандой
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 08 августа. Стр. 1).
**


4. Марина Бирюкова
Травматический шок
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 14 февраля. Стр. 1-2.
Рубрика: Суд да дело.
* Подг. к печати: 17 июля 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Почти два месяца в полутемном коридоре областного суда маячила одноногая фигура на костылях. Конвойные овчарки гавкали на инвалида, как и на семерых его подельников, ведомых следом, но конвой на него смотрел мало – этот не убежит…
Суд под председательством Александра Тарасова слушал дело так называемой группировки Пронина. Так называемой – поскольку следствие наличия ОПГ не признало и состава бандитизма (статья 77-я) не нашло. Тем не менее восемь молодых людей (все 70-х годов рождения) должны были нести ответственность по очень серьезным статьям: убийство, похищение человека, умышленные тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть (читай – забитие похищенного насмерть), ну и конечно – незаконное приобретение и хранение оружия… Девятый обвинялся всего лишь в недонесении об известном ему убийстве и был оправдан в связи с новым Уголовным кодексом, который никого ни о чём доносить не обязывает.
Сергею Пронину 25 лет. Ногу ему раздробило взрывом гранаты. Из гранаты выдернули чеку, залепили пластилином и сунули в машину под самую печку. Пластилин растаял, гранату рвануло.
Так и не только так выясняли между собой отношения "люди Пронина" и "люди Силкина". Дело группировки Александра Силкина тоже вскоре будет рассмотрено в облсуде; эта группировка в отличие от пронинской уже в обвинительном заключении вполне официально именуется бандой.
А вообще-то это всё обычные ребята. Из среднестатистических семей. Родители старились на всяческих "шариках". Сыновья кончали школы и ПТУ, занимались спортом, думали, как жить в этой жизни. Жить плохо им не хотелось. Так называемая коммерция втягивала быстро и закономерно. Она принимала всевозможные, не предусмотренные законодательством формы… Но всё это не ответ на вопрос: почему стали друг друга убивать?
Вася Казаркин и братья Лапины – Саша с Лешей – вместе ходили в детский садик. Гоняли во дворе в футбол. Потом Вася оказался у Силкина, а Саша с Лешей (ну да, те самые братья Лапины) – у Пронина. Вася с тремя товарищами сидел в "форде". "Форд" стоял в гаражах у ДК "Нефтяник": здесь была забита стрелка, назначена разборка. Накануне парни Силкина во главе с ним самим избили пронинских, расколотили стекла в их машине. Итак, разборка. Силкинские ждали – не то чтобы доверчиво, с автоматом наготове, но всё же с надеждой на какой-то диалог. Но та, другая сторона уже решила разбираться не на словах – на деле. В руках Алексея Карамышева был "Макаров", у Александра Лапина – автомат. Воспоминаниям о детском садике Саша Лапин в тот миг вряд ли предавался. Трое из сидевших в "форде" - Казаркин, Никифоров, Коробко – убиты. Четвертый, Семенов, тяжело ранен. Очень тяжело: одна из восьми (!) пуль застряла в мягких оболочках мозга. Хирурги решились пулю вынуть. Парень выжил и заговорил.
Следствие считало, что Сергей Пронин был организатором убийства у "Нефтяника", но суд со следствием согласиться не смог и за отсутствием доказательств Пронина по этому делу оправдал.
Расстрел "форда" - это 17 января 94-го. Дальше – того же года февраль. Хроника боевых действий. Следствие (отчасти и суд, дела Силкина, как вы поняли, ещё не рассмотревший) представляет эту хронику нижеследующим образом.
Люди Силкина, желая рассчитаться за "форд" и, главное, выяснить, кто именно стрелял, похищают двоих приятелей Пронина: Рябуху и Кузнецова. Их держат на барже в Заводском районе, потом ночью в наручниках ведут по льду и сталкивают под лед. Пронин не остается в долгу: узнав об исчезновении своих ребят, он решает похитить кого-то из силкинских. С целью обмена или, по крайней мере, выяснения, где Рябуха и Кузнецов.
Гараж в Комсомольском поселке принадлежал матери одного из подсудимых. С трехдневным интервалом в этот гараж были доставлены два человека, имевших отношение к группировке Силкина. Похищение человека – это довольно просто: позвали, обступили, затолкали в машину, повезли. Ну а потом…
- Они открыли гараж, завели меня внутрь, связали мне руки и спустили в погреб. Там, в погребе, уже был Ефимов. Он лежал и стонал. Руки у него не были связаны, но почти не действовали… Ночью мы выбрались из погреба. Я попытался открыть гараж изнутри. Но тут услышал, что к гаражу подъехала машина. Мы с Ефимовым тут же спрыгнули в погреб. В гараж вошли Пронин, Яковлев и Нарчук, они подняли нас наверх и стали спрашивать: ну что, вы подумали? Будете говорить? Я знал, что Кузнецов и Рябуха на какой-то барже, но больше не знал ничего…
Рябуха и Кузнецов были уже подо льдом. А 36-летний Александр Ефимов умер в результате этого допроса. У него были сломаны челюсть, ключицы, ребра (почти все), голень, предплечье… Разрыв селезенки, кровоизлияния в мозг. На ногах – рубленые раны от топора. Причина смерти – травматический шок.
Александру Марченко досталось меньше, да и сам он оказался жизнеспособнее. Следующей ночью нашарил в погребе какую-то железочку, перепилил веревку на своих руках, затем развязал неподвижного Ефимова и убедился, что Ефимов мертв… Поднял изнутри крышку погреба. Уму непостижимо как: на ней лежала мотоциклетная рама. Наверное, жить хотел… Выбрался из гаража. Закричал, прибежали какие-то люди. В милиции сказал, что похитили и избивали их с Ефимовым "неизвестные лица" - сказать правду боялся.
Почти все подсудимые в суде показания давать отказались. Один из них, Дмитрий Приходько, говорил, что "на следствии дал неправильные показания, потому что били и морили голодом". Итог судебного разбирательства – большие сроки, от 7 до 15 лет.
Следователь по особо важным делам городской прокуратуры Алексей Макаров рассказал, что расследование шло непросто: после четырехмесячных поисков дело по расстрелу "форда" было приостановлено и возобновлено лишь через полгода. Кое-кого из ныне осужденных задерживали уже тогда, зимой, но отпустили за отсутствием доказательств. Троих потом пришлось выслеживать в Астрахани и оттуда доставлять в Саратов.
На мой вопрос, так уходит ли Саратов бандитский в прошлое, следователь ответил: может быть, не столько уходит, сколько видоизменяется, легализуется, становится респектабельным. Дилетантски бегать с автоматом – это нынче уже не модно, а модно – нанять профессионального киллера, коего не поймают, а если и поймают, не расколют и не докажут.
Теща одного из подсудимых обнаружила на чердаке своей бани мешок с автоматом, патронами и черными масками. Безо всяких колебаний теща выбросила эту гадость в пруд.
Теща лучше, чем киллер.
(Бирюкова М. Травматический шок
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 14 февраля. Стр. 1-2).
**


5. Марина Бирюкова
Киллер был пьян и трусил отчаянно
// "Саратов" – Неделя" (г. Саратов). 1998, 06 марта, пятница. № 51-52 (1565-1566), с. 2.
Рубрика: Суд да дело.
* Подг. к печати: 17 июля 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
- Я не спрашивал, куда мы повезем Малькова, где будем его держать. Я был пьян и трусил. Лозовский звонил из Москвы: ну что вы резину тянете? Если не можете украсть – убивайте. Хоть на ступеньках УВД. Я пытался это оттянуть. Смылся домой, напился, думал – пьяного-то меня не потащат туда. Но Карасев меня нашел дома и предупредил, чтоб я завтра не надирался: завтра дело…
11 октября 1992 года. Убийство президента Саратовской товарной биржи Владимира Малькова. Он и начальник службы безопасности фирмы "Возрождение" Игорь Саттаров расстреляны в упор из пистолета и автомата возле машины Малькова, возле его дома. Подруга Малькова, сидевшая в той же машине, ранена. Одно из первых заказных убийств.
И вот – через пять с половиной лет старшина присяжных трижды произносит: "Да, виновен".
Виновным в организации убийства признан Сергей Яковлев; в Саратове он больше известен как Якорь. Мастер спорта по боксу, участник чемпионатов России, отец двоих детей. По убеждению следственных органов – уголовный авторитет.
"Техническим директором" убийства присяжные признали Александра Карасева, работавшего когда-то в фирме ЛКС-ЛТД (что за фирма – об этом чуть ниже).
Наконец, третий подсудимый по этому делу – исполнитель. Киллер. 35-летний Анатолий Андреев. Тоже виновен, но в отличие от Яковлева и Карасева – в глазах присяжных заслуживает снисхождения.
Старшина присяжных, молодая женщина, на секунду запнулась, прежде чем произнести это "Да, заслуживает". Может быть, ее тревожила реакция потерпевших, родственников жертв? На совести Андреева не две, а по меньшей мере четыре жизни. Но с другой стороны – он полностью признал свою вину. Добровольно, отчаянно, взахлеб – все рассказал. Сначала на следствии, потом – в суде.
…Он не хотел убивать Малькова. Он нарочно пытался попасть Малькову на глаза, чтоб потом сказать: я не могу в этом участвовать, я засветился. Но все получилось наоборот:
- Мальков вышел из машины, сделал буквально два шага – навстречу ему идет Кузнецов, расстегивает куртку, а под курткой у него висит ярко выраженный желтый автомат…
Кузнецов – это исполнитель № 1. Андреев - № 2. Кузнецова убили в Москве в январе 1993-го. (В суде всплывала версия – что Анатолия Кузнецова убил Андреев, дабы скрыть свое участие в их общем деле, в убийстве Малькова и Саттарова. То есть – что не четыре жизни на счету Андреева, а пять. Но Андреев, признавшийся, как уже говорилось, в других убийствах, - это категорически отрицает.)
- …я выстрелил несколько раз из пистолета в направлении Малькова. Потом над ним возник Кузнецов, прошил его автоматной очередью и бросился бежать. Я был ошарашен, я не был готов к такому повороту событий…
Александр Карасев, он же Сема, обеспечил отход. Впоследствии был приставлен к двум киллерам, двум Толикам (Андрееву и Кузнецову) в качестве шефа. Над Андреевым и впрямь надо было шефствовать. Он почти не помнит, как его везли из Саратова в Москву, как прятали в Москве, как потом везли в Туркмению:
- Напившись, я переставал думать о будущем. Забывался. Пил, чтобы уйти от реальности…
Но вернемся к началу, к фирме ЛКС-ЛТД. Офис этой фирмы находился в гостинице "Словакия". Во главе фирмы стоял Сергей Лозовский, ныне бесследно исчезнувший. Это был человек с большими деньгами и большими связями. Он любил фильм "Крестный отец" и всегда держал при себе оружие.
Судя по всему, именно Лозовский был генеральным заказчиком убийства Владимира Малькова. Но вот что именно они не поделили, где Мальков перешел Лозовскому дорогу – покрыто мраком. Присяжным, во всяком случае, об этом не сообщили. Что дало лишний козырь в руки защиты Яковлева. Яковлев-Якорь в фирме Лозовского числился начальником отдела кадров. По версии обвинения – обеспечивал крышу.
Яковлеву под сорок, он человек неглупый, жизнестойкий, вины своей не признал – ни в суде, ни на следствии, хотя пережить ему пришлось по ходу этого следствия немало. Гособвинитель Эдуард Лохов настойчиво спрашивал того же Андреева: "Вы знали Яковлева?" – "Так его все знали!" – "А почему (читай – в каком качестве) Яковлева все знали?" – "Ну а почему Киркорова все знают?" – пожимал плечами Андреев.
Ясно, что Яковлева все знали не в том качестве, в каком Киркорова; однако с доказательствами его вины в суде было туговато. Андреев, живо и охотно рассказывавший обо всех, в том числе и о Карасеве, причастность Яковлева отрицал. Веселый, мол, парень, общительный, только и всего. Обвинение же настаивало: именно этот "веселый парень" все организовал, продумал, распределил роли, купил "у неустановленных лиц" пистолет и автомат…
Дело об убийств Малькова пересеклось с другим уголовным делом; в феврале прошлого года судья областного суда Александр Тарасов вынес приговор так называемой группировке Пронина. По мнению следствия, некоторые подсудимые по тому делу присутствовали на исторической сходке, имевшей место в Заводском районе за день до убийства Малькова. На этой сходке Якорь (по версии, опять же, обвинения) сказал: все, Малькова мы завтра хлопнем.
Исходя из этого, в суд был вызван свидетель – тогдашний подсудимый, ныне осужденный Сергей Пронин. Он был, естественно, в зэковском бушлате, опирался на костыль, прихрамывал на протез: ногу оторвало гранатой… Пронин сказал: никакой сходки не было, Яковлева я знаю только потому, что он работал приемщиком стеклотары, а я ходил туда сдавать посуду. Вот и все.
Тогда присяжным показали видеозапись допроса пронинского подельника, бывшего члена его группировки – Алексея Лапина. Лапин – человек особенный, его тогда не посадили, дали пять лет условно – за помощь следствию. Вызвать Лапина в суд живьем не смогли – не нашли, хоть он и условник, то есть должен быть все время у милиции на глазах. Но видеозапись показали. Леша сказал: да, Якорь тогда, на той сходке, говорил, что они Малькова хлопнут…
Накануне убийства Мальков был на свадьбе своей сотрудницы в ресторане "Волна". Там они виделись с Яковлевым, разговаривали вроде вполне мирно – об общих делах. А два Толика уже бдили неподалеку. Ждали: поедет ли Мальков из ресторана домой? Будет ли ночевать дома?
После убийства Лозовский скрылся. Киллеров Карасев, как уже говорилось, увез в Москву, потом в Туркмению, потом опять в Москву. Покоя, конечно, не было. Они были "людьми Лозовского". У Лозовского были суровые враги – чеченцы, в частности, Атлан Сергеевич. Двух Толиков поймали и под автоматами доставили в офис к Атлану Сергеевичу. Они очень испугались. Но как раз к Андрееву-то Атлан Сергеевич был благосклонен. Люди Атлана позвонили в Саратов Гвоздю (Александру Жукову – еще одно нашумевшее уголовное дело!), и Гвоздь подтвердил, что Андреев у Лозовского – человек случайный. Атлан сказал Толику, что Лозовский его, Атлана Сергеевича, кинул на 160 миллионов и что с Лозовским ему, Атлану Сергеевичу, придется теперь воевать. Но Толик перед ним, Атланом, не виноват. Толик – храбрый парень, ему дадут автомат, он найдет Лозовского…
- Я вовсе не хотел этого. Вовсе не хотел. У меня и так крыша ехала. От алкоголя и страха. Меня охватывало чувство безысходности…
Возможно, у него возникла мысль: до каких же пор меня будут вот так использовать?
Ему не заплатили за Малькова. Ему вообще не собирались платить – только кормили и поили.
Его тезку и товарища, Кузнецова, убили люди Атлана. А он, Андреев, сбежал в Саратов. И здесь – от этой безысходности, от страха, от навязчивой идеи "все продались ментам, кругом агенты" – учиняет стрельбу на одной вполне дружественной, но при этом безоружной вечеринке. Еще две жизни… Но эту стрельбу я в газете уже описывала – летом, когда суд возвращал дело на доследование.
Взяли Анатолия Андреева в Москве, в марте 1996-го. Думаю, что он испытал облегчение. Наконец-то причал.
Он ведь неглупый человек, этот киллер.
Марина Бирюкова
Коллаж Ольги Пегановой
(Бирюкова М. Киллер был пьян и трусил отчаянно
// "Саратов" – Неделя" (г. Саратов). 1998, 06 марта, пятница. № 51-52 (1565-1566), с. 2).
**


6. Марина Бирюкова
Клетка для Чижа
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 29 сентября. Стр. 2.
Рубрика: Суд да дело.
* Подг. к печати: 17 июля 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Судья: Почему вы пошли на преступление?
Подсудимый: Была хроническая невыплата зарплаты.
Судья: Так что же теперь - идти людей грабить?
Подсудимый: Сама жизнь заставляет.
Присяжные признали их виновными. По всем четырем инкриминируемым эпизо­дам: разбойное нападение на ИЧП Бугро­ва, на аптеку в Заводском районе, на ма­газин "Радуга" и, наконец, разбой на ули­це Чернышевского, 100, - там скопление офисов разных фирм. Все это - события марта сего года.
Присяжные не согласились, однако, с тем, что эти молодые люди являли собой "устойчивую вооруженную группу", то есть банду. Присяжные не знали, что один из представших перед ними подсу­димых, 25-летний Михаил Перепелков (по версии следствия - лидер), проходит также и по делу известного Александра Силкина. Не знали, поскольку не должны знать ничего, характеризующего подсуди­мых.
Потерпевшие же по этому делу - а их было, как вы понимаете, много - рассказывали примерно следующее:
- 7 марта мы у себя в офисе поздрав­ляли женщин с наступавшим праздником и находились уже в состоянии легкого опьянения. Вдруг дверь распахнулась от мощного удара ноги. Ворвались трое в масках. Наши девчонки не поверили, что это налет, и не хотели отдавать ключи. Но я понял, что дело серьезное, и сказал: отдайте. Один, очень нервный, казался мне особенно опасным. Увидев, что в сейфе ничего нет, они начали отбирать у женщин серьги, кольца. И деньги - в тот день как раз выдали зарплату…
- У всех троих были пистолеты. Они ворвались и крикнули: ограбление! Всем сесть на пол, быстро! Все восприняли это как шутку. Я помню свою мысль: что за шутки! Только когда я пошла по их прика­зу открывать сейф, мне стало жутко. Они скомандовали: "Все под стол!" Мы сели под стол, и они нас задвинули стульями.
- Из всех слов, которые были адресо­ваны женщинам, можно привести лишь одно слово - "суки". Его очень часто по­вторяли. Они нервничали, метались. Я сидела на полу, руки у меня были за голо­вой, один увидел на моем пальце кольцо и постучал пальцем: снимай, мол. Я сня­ла. Уходя, они оборвали нам телефон…
Адвокат: Разбирается ли этот по­терпевший в оружии? В кармане у по­терпевшего было семь тысяч долларов, отсюда можно сделать вывод, что в оружии потерпевший разбирается.
Сторож магазина "Радуга" Филимонов никаких долларов отродясь в глаза не ви­дел, но в оружии разбирается тоже:
- На меня был направлен револьвер. Я служил в спецсвязи, у нас на вооруже­нии был наган, так что я могу отличить.
Продавщица из "Радуги" рассказыва­ла:
- Дверь распахнулась, вошли двое парней в темных матерчатых масках, с автоматами. Сказали: ограбление. Сто­рожа положили на пол лицом вниз, я, правда, на пол не ложилась, я стояла за прилавком, руки у меня были за головой. Тут в магазин вошли два покупателя…
- …я вхожу в магазин и вижу - люди в масках, ствол - на меня: "На пол, быст­ро! Дырку в голове сделаю!" Я лег. Они что-то взяли - деньги вроде, сигареты, бутылку шампанского - и ушли. Я встаю, продавщицу спрашиваю: что у вас тут, ОМОН тренируется? Она вся белая, головой кивает: "Ага, ОМОН".
- Это мальчики из бедных семей, - доказывала мне мама одного из подсудимых, - у них не было денег на проезд в общественном транспорте, они просили эти деньги у родителей. Они трясли тех, кто нахапал…
Оружие к месту разбоя подвозилось именно на общественном транспорте. В зеленой болоньевой сумке. В машине оружие возить опасно, машину ГАИ мо­жет в любой момент досмотреть. А вооб­ще ездили - с дела и на дело - на ма­шине Перепелкова. Который, по его собственным показаниям, материальных бедствий не испытывал: делал надгроб­ные памятники, строил баню, жил, сло­вом, нормально. Перепелков вообще от­рицает свою причастность к чему бы то ни было. Он уверял присяжных в том, что взяли его - ни с того ни с сего, и все последовавшее (навешивание одного раз­боя за другим) было чистым абсурдом…
Иное дело - Олег Межоннов по кличке Чиж, Чижик. Он признавал двадцатое марта, разбой на улице Чернышевского, 100:
- Кондаков спросил меня, давно ли я получал зарплату. Я ответил, что денег нет. Все дальнейшее произошло как-то спонтанно. Мне дали оружие…
Виталий Кондаков тоже все отрицал. Несовершеннолетний Андрей Kapпов (ocтальные обвинялись еще и в вовлечении его в преступную деятельность) призна­вал свое и Кондакова участие в нападе­нии на аптеку. "Фармацевт не нажала кнопку сигнализации, потому что Конда­ков направил на нее револьвер, - объяс­нял присяжным гособвинитель Сергей Недобежкин. - Фармацевт отметила ловкие, заученные движения, которыми выгребали наличку из кассы". Карпов, по его словам, попал в эту аптеку почти случайно. Посреди улицы увидел своих знакомых - они обсуждали план нападения на аптеку. "Ограбление? - заинтересовался юный Карпов. - Как интересно, возьмите меня с собой". Взрослые пере­глянулись и решили, что Андрей - на­дежный парень…
Перепелков, Кондаков, Межоннов и Карпов - на скамье подсудимых; еще двое — в бегах; к седьмому члену этой группы решением суда применены меры медицинского характера. Проще говоря, он помещен в психбольницу. Может быть, не выдержал следствия? Господа присяжные! Вы слушали потерпевших, но не слышали подсудимых. Вас удаляли из за­ла, когда они "ставили вопрос о допусти­мости использования в суде доказа­тельств".
Михаил Перепелков:
- Меня избивали несколько часов в Октябрьском РОВД, потом спросили, при­мерял ли я противогаз… Я видел в стек­лах противогаза свои расширенные, на­ливавшиеся кровью глаза. Начались кон­вульсии, я свалился на пол и пытался го­ловой обо что-то - о стенку стула, стола - стащить этот противогаз. Потерял со­знание, пришел в себя - они сидят, улы­баются. Потом меня увезли в "Кобру", там много часов держали на растяжке, надевали наручники, заводили руки на­зад и били головой о стенку…
Виталий Кондаков:
- Когда меня доставили в Октябрьский РОВД, я дал там более или менее прав­дивые показания о нападении на улице Чернышевского… Но они стали спраши­вать меня: какие преступления ты еще со­вершил? Я ответил: никаких. Они мне сказали: сейчас поедешь в "Кобру", там дашь какие угодно показания. В "Кобре" меня избивали, надевали противогаз, то­ком били, машинка у них там есть элект­рическая… Я несколько раз терял созна­ние. Я был в таком состоянии, что все признал…
Прокурор тут же сообщил суду, что по заявлению Кондакова проводилась слу­жебная проверка, и факты не подтверди­лись. Не удивительно. Эти факты никог­да, никогда не подтверждаются…
Я далека от того, чтобы защищать пре­ступников. Перепелков, Кондаков и иже с ними отнюдь не безвинные жертвы про­извола: присяжные, думается мне, пра­вы… Присяжные должны принять к свое­му сведению все доказательства, при­знанные судом законными, в том числе и показания подсудимых на следствии. Присяжные не должны решать, пытали подследственного или не пытали, они должны решать вопрос о его виновности. Вот почему присяжных на момент обсуж­дения этих вопросов удаляют из зала су­да. Все правильно. Но - неизбежный вопрос: если присяжные об этом (о противогазе и пр.) знать не должны, то кто об этом знать должен?
- Они лгут! Они оговаривают органы в целях самозащиты…
Во-первых, что-то уж очень похоже у нас все лгут. Во-вторых, трудно солгать такую натуралистическую деталь: как, ер­зая по полу, человек пытается головой зацепиться за ножку стола и стащить про­тивогаз…
Разбойники получают свое - обвини­тельный вердикт. Действия присяжных законны. Действия судьи и прокурора - тоже. И та служебная проверка, что про­водилась, - законна формально. Так что успокоимся. Не будем проводить еще од­ну проверку, опрашивать всех (осужден­ных, оправданных, случайных…) прошед­ших через так называемую "Кобру".
Кондакова и Перепелкова задержали 20 марта, непосредственно после разбойного нападения на офисы "Меркурия" и "Какаду". Им не повезло: в здании оказа­лись люди, знавшие их в лицо. Эти-то лю­ди и сообщили сразу в милицию: работа­ет бригада Перепелкова. В машине Перепелкова нашли пакет с деньгами, очень много рублей и долларов. Это был их са­мый удачный разбой…
Процесс пришелся в аккурат на первую волну экономического кризиса. В переры­вах обсуждали подорожание стирального порошка - те, разумеется, в чьей жизни стиральный порошок продолжал играть роль. Прочим было не до порошка и не до кризиса…
Хотя вообще-то кризис - он всегда в головах. И в душах.
(Бирюкова М. Клетка для Чижа
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 29 сентября. Стр. 2).
**
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
15 августа 2020 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню