Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Убийство прокурора Григорьева, 13.02.2008 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 09.05.2019
Опубликовано:
09.05.2019



13.02.2008 г. в гор. Саратове был убит прокурор Саратовской области Григорьев Евгений Федорович, 03.02.1960 г.р., занимавший эту должность всего 2 года. В ходе предварительного следствия двое обвиняемых по официальной версии повесились: Евгений Манбетов в Пензенской области в марте 2008 г., а объявленный организатором убийства Алексей Максимов, гендиректор и владелец ОАО "Саратовский завод "Серп и молот", был найден повешенным 14.01.2010 г. в Бутырской тюрьме гор. Москвы. Исполнителем убийства был признан Марат Казаков, бывший сотрудник милиции из Мордовии. Вместе с ним были осуждены Букенбай Казиев и Александр Панченко, жители Саратовской области. Можно то ли смеяться, то ли плакать, но по официальной версии следствия и суда, убийство облпрокурора Григорьева в денежном эквиваленте составило всего-навсего 100 000 руб.
С момента убийства прокурора Григорьева Е.Ф. прошло уже 11 лет, но на многие вопросы так и не нашлось вразумительного ответа. В марте 2008 г., все причастные к убийству прокурора, кроме самоубийцы Манбетова, находились под стражей. Многие высокопоставленные должностные лица не раз заявляли СМИ, что Алексей Максимов никак не может быть организатором и заказчиком громкого убийства, тем более, что он дружил с отцом убитого – Григорьевым Федором Андреевичем. Общественность клятвенно уверяли, что истинные заказчики убийства облпрокурора будут найдены и предстанут перед судом. Но, по прошествии времени, когда грубо говоря "пыль улеглась" и ажиотаж вокруг убийства пошел на спад, уголовное дело "тихой сапой" спустили на тормозах. Чтобы Алексей Максимов не наговорил лишнего на судебном процессе, его вначале объявили невменяемым, но по неизвестной причине не направили под наблюдение врачей в психиатрическую больницу, а незаконно продолжали содержать в следственном изоляторе, где он так "удачно" для следствия удавился 14.01.2010 г. в переполненной камере Бутырской тюрьмы.
21.03.2008 г. газета "Комсомольская правда" в Саратове" (выпуск № 40 (24067) за подписью московского корреспондента Владимира Ворсобина опубликовала статью "Саратовского прокурора убили "свои"?
24.03.2008 г. в газете "Время. События. Тенденции. Мнения" (г. Саратов) Тимофей Бутенко в статье "Дело Григорьева", пишет:
"На прошлой неделе одно из федеральных изданий опубликовало очередной материал, посвященный громкому убийству Евгения Григорьева. Несмотря на огромный поток предшествующих материалов СМИ, в которых десятки раз перемалывались одни и те же версии о причинах гибели прокурора, эта статья вызвала широкий резонанс в общественности и властных кругах. "Время" узнало, что думают об этой публикации лица, прямо или косвенно причастные к ней.
Статья под заголовком "Саратовского прокурора убили "свои"?", скорее всего, в считанные минуты после появления в продаже газеты, или даже еще до того, облетела все "высокие столы" области. В этой публикации некое анонимное лицо рассказывает о своей близкой дружбе с Григорьевым, а также о проблемах, которые, якобы, возникали между убитым прокурором и его коллегами.
Имена и фамилии всех фигурантов материала изменены, однако таким интересным образом, что присутствует некая созвучность с именами и фамилиями реально существующих людей. Рассказывает историю в газете Людмила Карпова. В ее рассказе фигурирует "сотрудник прокуратуры Сорокин", который после увольнения из надзорного органа тесно общался с коллегами – Серегиным, Чуриным и Николиным. Всех этих людей источник называет "преступной группировкой", на которую у Григорьева, якобы, был компромат. <…>".
(Бутенко Т. Дело Григорьева
// "Время. События. Тенденции. Мнения" (г. Саратов). 2008, 24 марта. № 11 (126), с. 3).
*
Интервью у "Людмилы Карповой" (это - Кошманова Лидия Ивановна, 10.03.1951 г.р.) брал Нечаев Александр Сергеевич, 12.05.1986 г.р., корреспондент ООО "Комсомольская правда в Саратове", который на тот момент был студентом 431 группы Филологического факультета СГУ им. Чернышевского. Именно саратовец Александр Нечаев, а не москвич Владимир Ворсобин, написал статью "Саратовского прокурора убили "свои"?
Обо всех перипетиях с интервью Кошмановой Л.И. читайте на нашем сайте  www.криминальныйсаратов.рф в статьях:
1. Борисов В. Допрос: Александр Нечаев, 26.03.2008 г.
2. Борисов В. Допрос: Лидия Кошманова, 29.03.2008 г.
В апреле 2019 г. известный федеральный телеканал начал работу над документальным телефильмом об обстоятельствах убийства в 2008 г. прокурора Саратовской области Григорьева Е.Ф. Тележурналисты уже побеседовали в местах лишения свободы с осужденным Маратом Казаковым, который был признан судом убийцей саратовского облпрокурора.
Разрабатываемая тема очень сложная и тяжелая, как для родственников убитого прокурора, так и для родственников найденных в петле Евгения Манбетова и Алексея Максимова. Что же получится в итоге, сейчас никому не известно. Надеюсь на объективность сотрудников телеканала при изложении обстоятельств столь трудной темы.
Грубо говоря: "Собака лает, а ветер носит", то есть я имею в виду, что слова – словами, а надо всегда обращаться к первоисточникам, чтобы после аналитической работы с опубликованными материалами прийти в итоге к более-менее достоверной информации.
В первом блоке статей об убийстве прокурора Григорьева Е.Ф.  читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф предлагаются в хронологическом порядке 9 статей, опубликованных в СМИ с 18 февраля по 28 апреля 2008 г.

Содержание:
// "Время. События. Тенденции. Мнения" (г. Саратов). 2008, 18 февраля. № 6 (121), с. 1, 5.
// "Новая газета" (г. Москва). 2008, 13-16 марта, четверг. № 17 (1335), с. 16.
2008, 18 марта. 09:37.
// "Комсомольская правда" (г. Москва). 2008, 21 марта.
5. Бутенко Т. Дело Григорьева
// "Время. События. Тенденции. Мнения" (г. Саратов). 2008, 24 марта. № 11 (126), с. 3.
// "Богатей" (г. Саратов). 2008, 27 марта. № 12 (437), с. 4.
// "Российская газета" – "Средняя Волга: Саратов" (г. Саратов). 2008, 02 апреля.
// "Аргументы недели" – Саратов" (г. Саратов). 2008, 27 марта.
// "Известия" (г. Москва). 2008, 28 апреля, понедельник. № 76, с. 1, 9.
**

1. Денис Лебедь
За что убивают прокуроров?
Кому могла быть выгодна смерть Евгения Григорьева
// "Время. События. Тенденции. Мнения" (г. Саратов). 2008, 18 февраля. № 6 (121), с. 1, 5.
Рубрика: Актуально
* Подг. к печати: 02 мая 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
Дерзкое убийство прокурора Саратовской области получило широкий резонанс не только в нашем регионе, но и далеко за его пределами. Практически никто не сомневается в том, что это преступление напрямую связано с его профессиональной деятельностью. Основные версии пока не озвучиваются ни следствием, ни другими официальными лицами. "Время" решило напомнить наиболее "громкие" дела, прошедшие через прокуратуру Саратовской области в последнее время. Мы не делаем никаких выводов и не ставим под подозрение никого из фигурантов этих процессов – мы просто вспоминаем, над чем работал в последние месяцы своей жизни Евгений Григорьев.
Говорить о "бытовой" и "случайной" версиях, наверное, нет смысла. Первое: попросту неэтично, да и, зная скромность погибшего, пожалуй, бессмысленно. Второе: маловероятно. Месть? Возможно. Но если мотивом убийства была она, то это – однозначно "выстрелы из прошлого": как известно, прокуратура уже несколько месяцев не занимается расследованием уголовных дел – это прерогатива Следственного комитета и его подразделений. Вероятна еще одна версия: убийство – попытка предотвратить вмешательство прокуратуры в чьи-то темные делишки. Надо сказать, что беззаконию Григорьев противостоял жестко и системно. И здесь возникает немаловажный вопрос. Беспрецедентное преступление, которое не могло не вызвать широчайшего резонанса, совершено менее, чем за месяц до выборов Президента, когда все правоохранительные органы любое правонарушение рассматривают чуть ли не под микроскопом. Что это: циничный расчет на громкий резонанс, попытка дестабилизировать ситуацию в саратовских элитах? Или те, кто стоят за убийством, такой эффект не просчитывали? Ответа на эти вопросы пока нет.
За скобками
Сразу оговоримся: к некоторым громким уголовным делам последнего времени Евгений Григорьев прямого отношения не имел. В частности, по бывшему мэру Саратова Юрию Аксененко "работает" следственное управление, оно же занималось заявлениями в отношении депутата гордумы Леонида Фейтлихера. Что касается еще одной "громкой" серии процессов – над членами семейства Джлавянов, - то в них все возможные точки поставлены, и смерть прокурора вряд ли могла что-либо изменить. Это же касается целого ряда других процессов, которые перечислять, наверное, нет смысла.
Алкоголь и криминал
Доморощенные аналитики сразу после убийства Евгения Григорьева вспомнили его законодательную инициативу об ограничении розничной торговли крепким алкоголем в ночное время. Напомним: за это нововведение, по примеру ряда других субъектов Федерации, ратовал именно прокурор области. Но связь между гибелью Григорьева и законопроектом трудно проследить даже при самом предвзятом подходе. Даже если говорить о, якобы, криминализированности алкогольного бизнеса, о его нелегальном обороте и прочих  издержках этого рынка.
Во-первых, как уже говорилось выше, подобные меры введены в ряде других городов России, и каких-либо ощутимых "криминальных" последствий не повлекли. Во-вторых, буквально за несколько часов до убийства Евгения Григорьева депутаты облдумы фактически "похоронили" его инициативу, причем абсолютно легитимными и парламентскими методами. На заседании думской комиссии по экономической политике, предпринимательству и туризму депутаты решили отправить законопроект на доработку. Звучало мнение и о том, что его рассмотрение целесообразно отложить до тех пор, пока правительство области не разработает целевую программу по борьбе с алкоголизацией населения.
"Выстрелы из прошлого"
Тем, кто помнит историю Саратова 90-х, не надо напоминать, что именно Григорьев возглавлял следственно-оперативную группу, занимавшуюся саратовской организованной преступностью. И, надо отдать ему должное, со своей задачей прокурорский работник справился: немало участников ОПГ тогда отправились в места лишения свободы, утратив не только возможность творить свои дела, но и влияние, и "бизнес". Поэтому нельзя исключить и того, что Григорьеву попытались отомстить бывшие поклонники килограммовых нательных крестов, малиновых пиджаков и коротких стрижек, точнее, кто-то из них, доживший до наших дней. Так что определенные основания под собой мотив мести может иметь. Другое дело, что представители криминалитета крайне редко идут на физическое устранение людей в погонах: рискованно и не дает никакого результата.
"Снять" прокурора
Еще одна  громкая история, связанная с именем прокурора области, не имеет прямого отношения к его службе. Речь – о так называемом "деле Русакова". Как известно, этот человек в конце января был осужден по статье "мошенничество" за то, что, якобы, предлагал "снять" с должности Евгения Григорьева. Впрочем, приговор обжалован. Называвшаяся тогда "цена вопроса" – полтора миллиона долларов, а в деле фигурировали бывшие и действующие прокурорские работники. Более того, один из фигурантов дела уже умер, по официальной версии – от сердечного приступа. Между тем для понимания ситуации важен не сам факт мошенничества, а то, что эта ситуация оказалась в принципе возможной. Дыма без огня, как известно, не бывает, и в Саратове, наверняка, есть люди, по-настоящему заинтересованные в смене руководства прокуратуры. Хотя бы те, кому мешал принципиальный и неуступчивый Григорьев.
На этом фоне показательной выглядит недавняя медиавойна, развязанная вокруг личностей председателя облсуда и руководителей ряда региональных управлений силовых структур. Например, в ее ходе звучал эпитет "неприкасаемые", а фигурантам тех текстов "доставалось" очень серьезно. По делу или нет – другой вопрос, но серия публикаций как минимум в трех региональных СМИ и прокурорская проверка по итогам одной из них – резонанс достаточный, чтобы понять: не все гладко в местной правоохранительной и судебной системе. Более того, складывается впечатление, что кому-то надо эту систему "расшатать". И Евгений Григорьев – человек, который по определению не был ни "неприкасаемым", ни частью "системы", - неожиданно погибает от пули убийцы…
Хочется верить, что на вопросы "кто" и "почему" ответит следствие, причем, сделано это будет быстро и убедительно. А главный вопрос, которым, думается, надо всерьез озаботиться – почему это циничное убийство, повергшее саратовцев в шок, стало в принципе возможным именно в нашем регионе.
Фото, текст:
Примерное место гибели прокурора Григорьева
(Лебедь Д. За что убивают прокуроров?
// "Время. События. Тенденции. Мнения" (г. Саратов). 2008, 18 февраля. № 6 (121), с. 1, 5).
**

2. Надежда Андреева
Гадание на "Серпе и молоте"
В убийстве прокурора Саратовской области Евгения Григорьева подозревается руководство крупного завода
// "Новая газета" (г. Москва). 2008, 13-16 марта, четверг. № 17 (1335), с. 16.
Рубрика: Люди/версии
* Подг. к печати: 28 апреля 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
На минувшей неделе были задержаны и арестованы решением Волжского районного суда четверо подозреваемых. Еще один предполагаемый преступник объявлен в розыск. По неофициальной информации, среди арестованных находится генеральный директор саратовского завода "Серп и молот" Алексей Максимов. В Следственном управлении эти сведения не комментируют, адвокат и коллеги господина Максимова воздержались от общения с прессой.
На раскрытие преступления потребовалось ровно три недели. Напомним, что Евгений Григорьев был убит 13 февраля возле собственного дома двумя выстрелами в грудь и в голову. В качестве основной версии Следственное управление назвало убийство, связанное с профессиональной деятельностью. Расследование взял под личный контроль генеральный прокурор Юрий Чайка, в Саратове побывал руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин.
В прессу дважды попадала неофициальная информация о поимке предполагаемых виновников. Спустя неделю после убийства некие источники назвали подозреваемым Алексея Сосновщенко, бывшего помощника прокурора Ртищевского района, обвиняемого в краже служебного сейфа с документами. Следственное управление в течение двух дней отказывалось от комментариев, затем объяснило, что Сосновщенко всего лишь допросили в числе прочих 400 свидетелей.
Очередным "подозреваемым" злые языки назначили бывшего мэра Саратова Юрия Аксененко, в отношении которого расследуется уголовное дело о превышении должностных полномочий при распределении муниципальной земли. Именно эти материалы прокуратура упоминала в числе громких дел, возбужденных в последнее время. Юрий Николаевич четыре месяца находился под подпиской о невыезде, 5 марта во время допроса его неожиданно задержали. Местные и федеральные СМИ предположили, что подобные действия правоохранителей связаны с делом об убийстве. Через два дня СУ опровергло слухи и сообщило, что в отношении экс-градоначальника возбудили новое дело - о взятке четырехлетней давности.
На минувшей неделе зам­начальника Следственного управления Татьяна Сергеева заявила, что задержаны исполнители и организаторы расстрела прокурора. "Подтвердилось предположение, что преступление связано с профессиональной деятельностью Григорьева. Обвинение никому не предъявлено, говорить о мотивах преждевременно", - сказала Татьяна Сергеева. Волжский районный суд выдал санкции на арест четырех человек. Официальная информация о них крайне скудна, представители СУ ссылаются на то, что материалы переданы в производство Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ. Известно имя только одного из нападавших. Региональное ГУВД распространило ориентировку о розыске 41-летнего Евгения Манбетова - жителя Саратовской области. Предположительно, он следил за передвижениями прокурора. Непосредственным исполнителем, как утверждают источники, был бывший милицейский оперативник из Пензы. Посредником выступал некий саратовский спортсмен-боксер.
По слухам, среди арестованных находится генеральный директор саратовского завода "Серп и молот" Алексей Максимов.
Это предприятие выпускает комплектующие для "КамАЗа", Ульяновского автозавода, АвтоВАЗа. В прошлом году объем производства составил 400 миллионов рублей, прибыль - более 35 миллионов. Часть площадей сдается в аренду под офисы, работают станция техобслуживания, магазин запчастей, автостоянка. Завод расположен в центре Саратова.
Около четырех лет назад здесь начался конфликт акционеров. Как полагают представители действующего менеджмента, неких "людей, не имеющих отношения к производству", привлекло именно выгодное местонахождение недвижимости. По словам руководителей предприятия, "рейдеры" проводили скупку акций: рабочих, владеющих ценными бумагами, встречали прямо возле проходной. За акцию давали по 70 рублей (почти вдвое больше, чем предлагали на самом заводе). Гендиректор и его сын Василий Максимов, в свою очередь, наращивали долю в уставном капитале. На сегодня им принадлежит более 60 процентов акций. Количество акционеров сократилось с 2 тысяч до 500 человек.
Саратовская инвестиционная компания "Доходный дом", получив 22 процента акций, еще в 2005 году пыталась ввести своих представителей в совет директоров. Владельцы контрольного пакета были против. Последовали арбитражные разбирательства о легитимности собраний акционеров, а также проверки со стороны различных контролирующих служб. По подсчетам нынешнего директората, за три года предприятие проверяли более 70 раз - Федеральная служба по финансовым рынкам, УБЭП, МНС, трудовая инспекция, Ростехнадзор и т.д.
В местных газетах развернулась информационная война. СМИ сообщали, что на предприятии применяются схемы ухода от налогообложения с использованием черного нала и поддельных документов, деньги списывают за несуществующие услуги фиктивным подрядчикам, создано более двух десятков дочерних фирм, в которые выводится прибыль. При этом завод якобы имеет долги перед бюджетом и собственными рабочими. Авторы публикаций утверждали, что гендиректор Максимов запрещает сотрудникам продавать акции на сторону под угрозой увольнения и сам приобретает ценные бумаги не совсем законными способами. Как говорилось в прессе, миллионы тратятся на поддержку спортклубов (Алексей Максимов возглавляет областную федерацию бокса) и реконструкцию вип-профилактория, где отдыхают "высокопоставленные друзья".
Именно "связям Максимова в прокуратуре и милиции" авторы статей (использовавшие псевдонимы) уделяли особое внимание. По их утверждению, занять руководящий пост Алексею Петровичу якобы помогли родственники Дмитрия Аяцкова (в то время - губернатора Саратовской области) и представители одной из преступных группировок Заводского района города. В число высших менеджеров предприятия вошли родственник прокурора Ярославской области и бывший сотрудник отдела по налоговым преступлениям УБЭПа. Господин Максимов якобы приятельствовал с одним из заместителей начальника областного ГУВД и прокурором Фрунзенского района. СМИ сетовали, что благодаря таким друзьям все проверки на "Серпе и молоте" заканчивались ничем - прокуратура долгое время отказывала в возбуждении уголовных дел. Но со временем после кадровых изменений в силовых ведомствах, по оценке прессы, полезные связи бизнесмена ослабли.
В мае 2006 года Фрун­зенская прокуратура возбудила административное производство по статье 7.1 КоАП "Са­мовольное занятие земельного участка": контролеры выяснили, что завод использует 2,5 тысячи квадратных метров земли без необходимых документов. Осенью 2007-го Алек­сея Максимова признали виновным по статье 318 УК "Применение насилия в отношении представителя власти": генеральный директор нецензурно обругал и поколотил сотрудника вневедомственной охраны, дежурившего в казино "Братислава". Районный суд назначил наказание в виде штрафа в 70 тысяч рублей. Прокуратура посчитала приговор слишком мягким и подала жалобу в Верховный суд. В декабре ситуация обострилась до стадии "маски-шоу": милиционеры в сопровождении автоматчиков ворвались на территорию предприятия для обыска по факту некоего незаконного приобретения акций. Оперативники побывали также в квартире генерального директора, его заместителя и начальника отдела кадров. Представители действующего менеджмента оценили эти действия как "психологический демарш". От имени трудового коллектива были направлены письма в адрес губернатора Павла Ипатова, вице-спикера ГД Вячеслава Во­лодина, генпрокурора и министра внутренних дел. Рабочих вывели на пикет против "рейдеров в погонах".
На сегодня подтвердить или опровергнуть слухи о возможной причастности господина Максимова к убийству прокурора Григорьева не удалось. Адвокат Максимова Игорь Элифханов, а также сотрудники завода воздержались от общения с прессой. Заместитель начальника СУ Татьяна Сергеева заявила, что "тайна следствия должна быть сохранена".
Фото № 1, текст: Евгений Григорьев.
Фото № 2, текст: Евгений Манбетов.
Фото № 3, текст: Место преступления. Фото ИТАР-ТАСС.
Надежда Андреева, наш соб. корр. Саратов
(Андреева Н. Гадание на "Серпе и молоте"
// "Новая газета" (г. Москва). 2008, 13-16 марта, четверг. № 17 (1335), с. 16).
**

3. Сергей Сахарков
"Серп и молот" раскололся о прокурора
2008, 18 марта. 09:37.
* Подг. к печати: 01 мая 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
В понедельник Следственный комитет при прокуратуре РФ объявил, что один из обвиняемых в убийстве саратовского прокурора Евгения Григорьева - директор местного завода "Серп и молот" Алексей Максимов. Именно его следствие считает заказчиком преступления, однако мотивы его действий пока остаются загадкой. Сам Максимов считает свое дело происками конкурентов.
"Сегодня четырем фигурантам дела, подозреваемым в причастности к убийству саратовского прокурора Евгения Григорьева, предъявлено обвинение, - заявил Стране.Ru официальный представитель Следственного комитета при Прокуратуре РФ (СКП) Владимир Маркин.
- В частности, предъявлено обвинение директору завода "Серп и молот" Алексею Максимову. Задержанным инкриминируется: "Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа", "Убийство" и "Незаконное хранение оружия". Вместе с тем, Владимир Маркин отказался назвать мотив совершения преступления. Напомним, что Алексей Максимов был задержан в своем кабинете еще 6 марта. Опергруппа пришла за ним ранним утром и увезла в изолятор временного содержания, сообщает газета "Коммерсантъ". На следующий день Следственный комитет официально заявил о раскрытии убийства Евгения Григорьева.
"Задержана группа лиц - исполнители и организатор преступления. Убийство было раскрыто благодаря титаническому труду сотрудников уголовного розыска МВД, - заявила замруководителя саратовского областного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ Татьяна Сергеева. - Версия, что убийство Евгения Григорьева связано с его служебной деятельностью, подтвердилась". Правда, она не стала сообщать никаких подробностей о личностях, задержанных по делу об убийстве прокурора Евгения Григорьева.
Любопытно, что задержание гендиректора завода стало неожиданностью не только дня него самого, но и для трех его адвокатов, к помощи которых руководитель "Серпа и молота" в последнее время часто прибегал.
Дело в том, что год назад Алексей Максимов учинил дебош в одном из саратовских ресторанов. Он избил милиционера-охранника, который не пустил его внутрь, ссылаясь на отсутствие в заведении свободных столиков и нетрезвость посетителя, сообщает саратовское издание "Взгляд".
Кроме того, Максимов один раз ударил сотрудника милиции кулаком в грудь, отталкивал и даже хватался за нож. Ответственности за свои действия он не боялся, хвастаясь “связями во Фрунзенской районной прокуратуре и ОВД”. При этом директор завода осыпал милиционера нецензурной бранью, из которой прилично воспроизвести только слово “мент”.
Стороны были готовы замять дело за примирением, но по требованию прокурора Григорьева ему был дан ход. В результате долгой судебной тяжбы суд приговорил Максимова к штрафу в 70 тысяч рублей. Саратовская облпрокуратура подала кассацию на обжалование мягкого приговора в Верховный суд РФ, требуя для директора-дебошира 4 лет и 10 месяцев лишения свободы в колонии-поселении.
Любопытно, что дебошир Максимов в то время был членом комиссии по помилованию при губернаторе. Хотя возможно, его поведение гораздо лучше объясняет тот факт, что по совместительству гендиректор завода возглавляет областную федерацию бокса.
Кстати, помимо Максимова сейчас в рамках дела об убийстве прокурора Саратовской области задержаны двое еще двое членов областной федерации бокса. Якобы именно они принимали участие в следственном эксперименте на месте убийства Евгения Григорьева и дали признательные показания. Их привезли в бронежилетах и касках и тщательно охраняли. Сам господин Максимов объяснял жесткую позицию правоохранительных органов в данном случае тем, что они якобы участвуют в коммерческом конфликте, который происходит на его предприятии, пишет "Коммерсант".
Партнеры господина Максимова, которым принадлежит 20% акций предприятия, по его данным, пытаются выдавить его из бизнеса, используя в том числе и местных силовиков. По заявлениям акционеров, на заводе постоянно проводятся проверки, выемки документации, возбуждено несколько уголовных дел.
О ситуации на предприятии господин Максимов написал несколько писем президенту, спикеру Госдумы и генпрокурору, однако давление на него только усилилось. Возможно, после этого, как считают коллеги Григорьева, господин Максимов и решил разобраться с прокурором.
Однако адвокаты гендиректора отмечают некоторые странности в этом деле. "После задержания Максимова я заключил с его родственниками договор и добился встречи со своим клиентом в ИВС, - рассказывает адвокат Игорь Элифханов. - Однако Алексей Максимов заявил мне, что отказывается как от моих услуг, так и от услуг двух других его официальных защитников. Всем нам он почему-то предпочел адвоката по назначению".
При этом, как отмечает защитник, его сильно обеспокоило состояние господина Максимова. "Следов побоев или травм у него я не увидел, однако мой клиент, человек, обычно уверенный в себе, был каким-то подавленным и заторможенным", - вспоминает адвокат.
Алексей Максимов и его сын Василий владеют более чем 60% акций ОАО "Серп и Молот" которое занимает 10 га в центре города. Предприятие производит автокомплектующие для ГАЗа, УАЗа, “Ижавто”, АвтоВАЗа. Выручка за 9 месяцев 2007 года - 280,7 млн. руб., чистая прибыль - 35,5 млн. (данные компании).
(Сахарков С. "Серп и молот" раскололся о прокурора
2008, 18 марта. 09:37).
**

4. Владимир Ворсобин
Саратовского прокурора убили "свои"?
"Комсомолка" нашла важного свидетеля громкого преступления
// "Комсомольская правда" (г. Москва). 2008, 21 марта.
Рубрика: Общество
* Подг. к печати: 01 мая 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
Стал ли Евгений Григорьев жертвой заговора своих коллег - должно проверить следствие.
Загадочное дело об убийстве прокурора Саратовской области Евгения Григорьева становится все более странным. С одной стороны (если верить Следственному комитету РФ), оно вроде бы раскрыто.
Причем образцово-показательно. В короткие сроки были задержаны подозреваемые в организации убийства и сами киллеры. Но с другой... Никто из сотрудников прокуратуры до сих пор не объяснил, зачем директору местного завода "Серп и молот" Алексею Максимову убирать Григорьева? Что, в свою очередь, уже породило в Саратове целую волну слухов. Дескать, на Максимова просто хотят повесить заказное убийство "синего мундира", в то время как истинный заказчик бродит на свободе.
Но слухи были слухами, пока в редакцию "КП" не позвонила давняя знакомая убитого прокурора.
- Я уверена - Григорьева убили свои! - сказала Людмила Карпова (имя и фамилия изменены, но женщина согласилась дать показания следствию, если это потребуется).
Исходя из того, что следствие заинтересовано в получении максимума информации и обязано проверять все версии, даже самые невероятные, мы публикуем цитаты из этого сенсационного интервью.
Исповедь "информатора"
Впервые я встретилась с Григорьевым еще в начале 90-х, когда он возглавлял "Кобру" (следственно-оперативная группа, избавившая город от бандитской мафии в 90-е годы. - Ред.), а я только-только пыталась начать собственный бизнес. Времена были лихие, и бизнес у меня бандиты, конечно же, пытались отнять. Но каждый раз мне удавалось выкрутиться. Настоящие трудности настали, когда на меня наехали представители одной из самых влиятельных саратовских преступных группировок. Люди там были очень серьезные, и когда я отказалась отдать свое предприятие (взамен мне предлагали остаться при нем управляющим), пригрозили смертью. Тогда-то я и побежала в "Кобру". Григорьев внимательно меня выслушал и обещал помочь. И действительно, спустя короткое время бандитов задержали и возбудили уголовное дело.
По натуре Григорьев был очень добрым человеком. Но требовал, чтобы все было по закону. Например, пришли ко мне в магазин с очередной незаконной проверкой. На месте оказался только мой заместитель. Ну он и согласился дать взятку. Когда Григорьеву я это рассказала, он сильно рассердился. И пригрозил: "Зачем ты допустила это? Если это повторится, я с тобой больше работать не буду! Сразу нужно было приходить ко мне и все рассказывать!" Обиделся он на меня тогда очень сильно...
Я довольно часто общалась с Евгением Федоровичем. Сначала исключительно по делу, но потом наши встречи приобрели дружеский характер. Впоследствии отношения строились так - я помогала Григорьеву с информацией, касающейся ситуации с преступностью в Саратове (так как бизнесмен знает ее, увы, слишком хорошо). Он помогал решать мне мелкие проблемы. Встречались мы обычно два-три раза в месяц.
Замужем за прокуратурой
Круг моих прокурорских знакомых расширился после того, как против ОПГ, пытавшейся отнять мой бизнес, возбудили уголовное дело. Тогда я познакомилась с одним из сотрудников прокуратуры Сорокиным (фамилия изменена. - Ред.). Когда Сорокин уволился, начал сильно пить. Именно тогда его знакомые, оставшиеся работать в прокуратуре, попросили меня: помоги мужику вылезти из ямы... С Сорокиным у меня начался роман, мы даже начали жить вместе. Он смог подняться на ноги. Я тогда и не подозревала, к чему приведет этот гражданский брак.
Несмотря на то, что Сорокин уволился из прокуратуры, он продолжал тесно общаться с бывшими коллегами. Фактически это была очень организованная группа людей, повязанная общим прошлым. Причем у каждого имелся какой-то компромат друг на друга, который, впрочем, их еще больше сплачивал. Эти люди занимались "скользкими" делами - например, как и бандиты, "доили" предпринимателей. Серегин (далее фамилии изменены, сейчас он высокопоставленный сотрудник прокуратуры. - Ред.), Чурин (один из местных прокуроров. - Ред.), Николин (высокопоставленный сотрудник прокуратуры. - Ред.)... Сейчас эти имена на слуху. Тогда их должности были не столь видными, но все равно значимыми. О том, чем занималась эта преступная группировка, созревшая внутри прокуратуры, я, разумеется, рассказывала Григорьеву. У меня были свои причины...
Досье на коллег
В конце 90-х прокурорские работники попытались отнять уже мой бизнес. У меня к тому времени был продуктовый магазин в центре города, на который они и положили глаз. Тогда-то и стали понятны истинные намерения Сорокина - он жил со мной только для того, чтобы в один прекрасный момент стать владельцем всего моего состояния. Обманным путем Сорокин все-таки завладел магазином, но Григорьев, работавший тогда уже в прокуратуре Саратова, помог мне и здесь - именно он оформлял заявление в суд и советовал, как себя нужно вести. Я ему в благодарность продолжала поставлять информацию о прегрешениях людей в форме. К тому времени Григорьев обладал уже обширным досье на многих сотрудников правоохранительных органов - уверена, что не только я была его информатором. Несколько раз сама лично видела, как он вносил какие-то записи напротив фамилий саратовских силовиков. Он уже тогда задумывался о необходимости кадровой чистки.
Рапорт об отставке
К тому моменту, как Григорьев стал прокурором Саратовской области, он знал очень много. И не строил иллюзий по поводу своего окружения. "Поменял бы всех прямо сейчас, но некем ведь заменить", - как-то сказал он мне.
Основные претензии он имел к трем сотрудникам (далее идут фамилии этих лиц). Кроме того, он подозревал некоторых помощников в том, что они утаивают от него информацию. Но Григорьев на открытый конфликт не шел - громкие скандалы никогда не были его коньком. Думаю, он хотел нанести один, но решающий удар.
Несмотря на то, что открыто Григорьев ни с кем не конфликтовал, отношения с окружением у него стремительно портились. Особенно они обострились в середине прошлого года, когда в газетах появилась информация о денежном состоянии одного из прокурорских работников - на его жену, оказывается, оформлен ряд объектов недвижимости в Саратове. В середине прошлого года Григорьев потребовал от этого человека подать рапорт об увольнении. И отослал его в Генпрокуратуру. Но бумага затерялась в Москве.
Григорьев все понимал, но отчего-то медлил. А противоположная сторона тем временем перешла к реальным действиям. Помните дело Русакова? ("КП" уже писала, как незадолго до смерти Григорьева некто Русаков был осужден на 5 лет за мошенничество - он собирал деньги с бизнесменов якобы... для организации отставки неудобного прокурора.) Так вот, я уверена, что все это - дело рук коллег Григорьева. Об этом говорит то, что в деле Русакова фигурировал представитель правительства Олег Грабко. Он возглавлял прокуратуру одного из районов Саратова. Они не могли подумать, что Русакова задержат и арестуют. Произошло это благодаря осведомленности Григорьева. А дело дошло до суда только благодаря тому, что его расследовали не местные следователи, а из Пензы. И только благодаря Григорьеву суд назначил Русакову пять лет тюрьмы за мошенничество.
Недруги Григорьева были уже готовы на серьезные меры. Но не дремал и Григорьев. Факты в его досье достигли, очевидно, критической массы. Я думаю, что он собирался их передать вышестоящим органам. Но не успел...
Источник KP.RU
(Ворсобин В. Саратовского прокурора убили "свои"?
// "Комсомольская правда" (г. Москва). 2008, 21 марта.
**

5. Тимофей Бутенко
Дело Григорьева
Сорок дней спустя
// "Время. События. Тенденции. Мнения" (г. Саратов). 2008, 24 марта. № 11 (126), с. 3.
Рубрика: События
* Подг. к печати: 28 апреля 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
На прошлой неделе одно из федеральных изданий опубликовало очередной материал, посвященный громкому убийству Евгения Григорьева. Несмотря на огромный поток предшествующих материалов СМИ, в которых десятки раз перемалывались одни и те же версии о причинах гибели прокурора, эта статья вызвала широкий резонанс в общественности и властных кругах. "Время" узнало, что думают об этой публикации лица, прямо или косвенно причастные к ней.
Статья под заголовком "Саратовского прокурора убили "свои"?", скорее всего, в считанные минуты после появления в продаже газеты, или даже еще до того, облетела все "высокие столы" области. В этой публикации некое анонимное лицо рассказывает о своей близкой дружбе с Григорьевым, а также о проблемах, которые, якобы, возникали между убитым прокурором и его коллегами.
Имена и фамилии всех фигурантов материала изменены, однако таким интересным образом, что присутствует некая созвучность с именами и фамилиями реально существующих людей. Рассказывает историю в газете Людмила Карпова. В ее рассказе фигурирует "сотрудник прокуратуры Сорокин", который после увольнения из надзорного органа тесно общался с коллегами – Серегиным, Чуриным и Николиным. Всех этих людей источник называет "преступной группировкой", на которую у Григорьева, якобы, был компромат.
Как пояснил "Времени" источник в прокуратуре области, по описанию событий, представленных в публикации, вполне можно понять, о ком идет речь. Например, известный саратовский журналист Александр Крутов усмотрел в данной публикации подозрительную схожесть со знакомой ему до боли историей. В далеком 2003 году он опубликовал статью, в которой рассказывалось о нелегкой судьбе некой предпринимательницы Лидии Кошмановой, которая имела магазинчик на улице Мичурина в Саратове.
В публикации 2003 года, как и в той, что вышла недавно, присутствуют бандиты –рэкетиры, из-за нападок которых на магазин женщина обратилась за помощью в прокуратуру.
- Тогда она познакомилась со следователем по особо важным делам областной прокуратуры Владимиром Самсоновым, - отметил Александр Крутов. – Потом он покинул работу в надзорном органе, пользуясь доверием Кошмановой, переписал на себя ее собственность.
По словам Крутова, женщина принялась обращаться в суд и прокуратуру, за что и поплатилась здоровьем – г-н Самсонов повредил ей шейные позвонки. Далее последовал суд, и бывший прокурор должен был быть осужден, однако, как отметил Крутов, в дело вмешались его друзья.
- Потом дело бродило из суда в суд, - заметил журналист. – Кажется, разбирательства до сих пор не окончились. Могу только сказать, что во время похорон Григорьева, Лидия Кошманова была зафиксирована видеокамерами в первых рядах и находилась в крайне расстроенных чувствах.
Кроме того, Александр Крутов предположил, что близкими знакомыми Самсонова тогда были Владимир Чечин и Николай Никитин. Таким образом, появляется удивительная схожесть между двумя этими историями. "Время" попыталось узнать, что думают по поводу публикации прокурорские работники. Если с начальником следственного управления по Саратовской области следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ Николаем Никитиным связаться пока не удалось, то прокурор Волжского района города Саратова Владимир Чечин сразу же решил ответить на вопрос корреспондента.
- Это бред, - сообщил он. – Причем, это злонамеренный бред.
Еще один фигурант совпадений – Лидия Кошманова – не изъявила желания в ближайшее время ни подтверждать, ни опровергать свою причастность к материалу изобличительного характера.
Интересную позицию заняла заместитель начальника следственного управления следственного комитета при прокуратуре РФ по Саратовской области Татьяна Сергеева. Несмотря на то, что уже прошло сорок дней с тех пор, как было начато расследование дерзкого убийства прокурора и появилось много сообщений о том, что дело раскрыто, она сообщила "Времени":
- По поводу данной публикации я думаю. Мы сейчас ее изучаем и анализируем.
(Бутенко Т. Дело Григорьева
// "Время. События. Тенденции. Мнения" (г. Саратов). 2008, 24 марта. № 11 (126), с. 3).
**

6. Александр Крутов
Жертвы уголовно-политической многоходовки
// "Богатей" (г. Саратов). 2008, 27 марта. № 12 (437), с. 4.
Рубрика: Кто есть кто
* Подг. к печати: 04 мая 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
Начало марта отмечено неожиданным успехом российских правоохранительных органов. Официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин объявил о раскрытии одного из самых громких преступлений 2008 года – убийства прокурора Саратовской области Евгения Григорьева. В последующие дни были задержаны и арестованы четверо подозреваемых в этом преступлении, которым на настоящий момент уже предъявлено обвинение. Киллером, застрелившим Евгения Григорьева, оказался, по версии следствия, двадцатипятилетний оперативник из Мордовии. А в качестве его соучастников числятся двое членов местной федерации бокса и … президент этой федерации, генеральный директор завода "Серп и молот" Алексей Максимов.
Что же заставило преуспевающего бизнесмена, владельца 35 процентов акций одного из крупнейших саратовских предприятий пойти, как полагает следствие, на столь дерзкое и отчаянное преступление? Отсутствие ответа на этот вопрос вкупе с поступающей из адвокатских кругов информацией о препятствиях, чинимых защитникам в доступе к подозреваемому Максимову, заставляют серьезно сомневаться в его виновности.
Но если все же и становиться на позицию следствия о безусловной виновности Максимова, то мотивы, побудившие его к совершению столь дерзкого преступления, следует искать, прежде всего, в той обстановке, которая складывалась вокруг завода "Серп и молот" и его руководителя в последние два года.
Стоит пояснить, что территория завода "Серп и молот" занимает громадные площади в центре Саратова, ограниченные улицами Рабочая, Астраханская, Хользунова и Новоузенская. В условиях, когда с приходом к власти губернатора Ипатова распределение земельных участков в центре Саратова отошло к областным властям, территории существующих в центре города предприятий являются лакомым куском для бизнеса, специализирующегося на элитном жилищном строительстве. Завладев заводом, а стало быть, и закрепленной за этим предприятием землей, можно было разворачивать крупномасштабное жилищное строительство без оглядки на волю правительства области и без традиционных в подобной ситуации обременений – отселения жильцов сносимых домов.
Поначалу алгоритм овладения заводом "Серп и молот" мало чем отличался от традиционного рейдерского захвата. "Недружественным структурам" удалось завладеть пакетом акций предприятия, немногим более 20%. Сколотить контрольный пакет рейдерам помешала непреклонная воля Максимова, который упорно отказывался уступать его новым собственникам. В результате в ход пошли традиционные методы давления с использованием правоохранительных органов. Начались многочисленные прокурорско-милицейские проверки хозяйственной деятельности предприятия. Затем в прессе появились сообщения о том, что на заводе "Серп и молот" сотрудниками ОБЭПа обнаружено большое количество "липовых" печатей различных коммерческих структур. А когда это не помогло, то в отношении директора "Серпа и молота" Алексея Максимова было возбуждено уголовное дело.
Повод для возбуждения уголовного дела поначалу выглядел смехотворным. Прокуратура обвиняла Максимова по статье 318 "Применение насилия в отношении представителя власти". В основе фабулы этого уголовного дела лежал конфликт Максимова с охранником ночного клуба "Братислава", произошедший 8 марта 2007 года. Максимов пытался пройти в этот ночной клуб, охранник его не пускал, Максимов пытался оттолкнуть охранника. Однако оказалось, что охранник является внештатным сотрудником милиции, что и предопределило инкриминируемую ему статью УК. Дело о конфликте в ночном клубе "Братислава" слушалось два раза, и оба раза суд приговаривал Алексея Максимова к штрафу: сначала в размере 15 тысяч, затем в размере 70 тысяч рублей. Согласитесь, что сумма не столь значительная, чтобы из-за нее стоило расставаться с большим пакетом акций успешного предприятия.
В канун Нового года, когда стало ясно, что прежнее уголовное дело не принесло ожидаемых успехов, в отношении Алексея Максимова было возбуждено новое уголовное дело – на этот раз якобы за мошенничество с акциями родного предприятия. Как писала газета "Богатей" в № 3 от 24 января 2008 года, еще до того, как завод начали шерстить фискальные органы и силовики, пристальное внимание к нему было со стороны вполне гражданских, мирных, но донельзя изобретательных людей. Житель Саратова Олег Рудиков, которого впоследствии Волжское РУВД признает пострадавшим от действий "неких мошенников", выдвинулся, как считают в руководстве завода, в ключевые фигуры противостояния с гендиректором "Серпа и молота" А. Максимовым и его командой. Рудиков с коллегами обеспечивал скупку акций у максимального количества их держателей, работающих на предприятии. Около 20% акций за два–три месяца уплыли на сторону. Акционеры-заводчане столкнулись с тем, что на собраниях распространялись фальшивки, а коммерческие банки Саратова получали в прямом смысле "подметные письма", содержащие призыв к банкирам не иметь с Максимовым никаких кредитных отношений, поскольку он, "негодяй", не сегодня завтра уедет за границу и бросит завод. Состоялось несколько судебных процессов, и все подобные голословные обвинения были опровергнуты решениями судов.
За три года "Серп и молот" проверялся различными структурами более 70(!) раз. Прокуратура области по итогам данной ревизии в возбуждении уголовного дела в отношении ОАО "Саратовский завод "Серп и молот" отказала.
А под новый 2008 год завод стал и вовсе ареной для разыгрывания странного боевика. 25 декабря шесть сотрудников милиции в сопровождении автоматчиков ворвались на территорию завода для обыска по факту якобы незаконного приобретения акций. В течение месяца на заводе шел беспрерывный обыск. Искали пропавшие акции О.Г. Рудикова. Подозреваемые – персонал завода. В ходе судебных разбирательств сторона "Серпа и молота" выявила анекдотическую подробность, которая задокументирована: на момент, когда правоохранители грудью встали на защиту интересов Рудикова, он располагал… одной единственной акцией "Серпа и молота".
В общем, алгоритм событий, развивающихся вокруг завода "Серп и молот", был не нов. Примерно таким же образом в 2002–2003 годах подобное происходило вокруг Энгельсского завода топливных фильтров. После того, как с помощью прокуратуры удалось отправить за решетку директора этого предприятия Алексея Богданова, этот завод в центре Энгельса отошел под эгиду структур Поволжского немецкого банка, а его территория была фактически превращена в гигантскую стройплощадку. Двумя годами позже (и также с использованием метода уголовного преследования несговорчивого директора) такая же участь постигла и Саратовский судоремонтный завод. Очевидно, что Алексей Максимов вполне мог экстраполировать подобный алгоритм развития событий и на свою личную судьбу, и на судьбу принадлежащего ему завода. Однако чрезвычайно сомнительно, что, зная обо все этом, Максимов был способен подготовить и совершить заказное убийство с помощью известных ему людей.
Единственную зацепку, позволяющую пролить хоть какую-то толику света на обстоятельства, могущие связать Алексея Максимова с убийством прокурора области Евгения Григорьева, я нашел в одной из публикаций местной прессы. В ней рассказывалось о конфликте Максимова с охранником в ночном клубе "Братислава" и как бы вскользь отмечалось, что в объектив камеры видеонаблюдения вместе с Максимовым попал и гражданин Абакумов. Большинству непосвященных данная фамилия вряд ли что скажет. Поэтому стоит пояснить, что человек с такой фамилией в конце 90-х годов привлекался к уголовной ответственности по делу ОПГ Палыча (Виктора Павловича Кулешова). ОПГ Палыча дислоцировалось на территории Заводского района Саратова и входило в ОПС Захара (Валька). В криминальном мире Саратова Захар был весьма авторитетной фигурой, однако короноваться в "законники" ему помещали грехи молодости – Захар привлекался к уголовной ответственности за изнасилование. Тем не менее, даже не коронованный, он был не менее авторитетен, нежели небезызвестные грузинские воры в законе. Что касается Палыча, то тот, выражаясь современным языком, проявлял недюжинные способности креативного менеджера. В частности, он был одним из первых авторитетов, который стал привлекать к себе в "союзники" чиновников. Причем далеко не всегда с пользой для дела. Как вспоминают старые оперативники, после одного из пикников на природе со стрельбой и прочими увеселениями стреляные гильзы пистолета "ТТ" Кулешова оказались в пулегильзотеке КГБ в Москве. Именно из этого оружия, как установит впоследствии экспертиза, 27 сентября 1990 года был застрелен около своего гаража небезызвестный Владимир Хапалин. Кроме этого, Палыча можно считать одним из первых саратовских авторитетов, который начал осуществлять проникновение в легальную политику и использовать политиков в своих интересах. Как было установлено в ходе следствия, на стрелки Кулешов нередко приезжал на джипе, принадлежащем депутату городской думы Виктору Кофтину. А в телефонных разговорах (это выявила прослушка) хвастался тем, что уже провел в городскую думу двух депутатов и не намерен этим ограничиться.
Расследование по делу ОПГ Палыча вел следователь следственного отдела при РУБОПе Вячеслав Борисов. Однако неожиданно в самый разгар следствия прокуратура забрала это дело у Борисова, разделила его по эпизодам и разбросала эти "куски" между своими сотрудниками. Неизвестно, дошло бы это дело до суда или нет, если бы в результате его не принял к своему производству молодой следователь прокуратуры Саратова Андрей Морозов. Андрей Алексеевич собрал у своих коллег, насколько это было возможно, куски уголовного дела "Палыча", соединил их в единое целое и направил дело в суд Заводского района Саратова. Однако процесс рассмотрения этого дела в суде сопровождался массой серьезных неприятностей. Поздней ночью неизвестные злоумышленники подожгли здание суда. Причем основной очаг возгорания пришелся на ту комнату, где хранилось дело ОПГ Палыча. В результате пожара дело серьезно пострадало, но благодаря настойчивости Морозова судебным работникам пришлось его восстанавливать. После чего неизвестные подкараулили в подъезде и жестоко избили одного из судей Заводского суда. Не удалось сохранить и лицо (причем в прямом смысле этого слова) и одному из адвокатов, который недостаточно добросовестно работал по делу "Палыча". Он также был избит неизвестными.
В итоге Виктор Кулешов и члены его ОПГ были осуждены на длительные сроки лишения свободы. И вот теперь получается, что один из бригады Палыча засветился в непосредственной близости с директором "Серпа и молота" Максимовым. Но не мистификация ли все это?
"Да, действительно такая видеокассета с изображением Абакумова имеется", – сообщил мне адвокат Станислав Зайцев, участвовавший в последнем из судебных процессов по скандалу в "Братиславе". На мой вопрос о том, кто такой Абакумов и почему он в праздничный вечер 8 марта 2007 года оказался рядом с Максимовым адвокат Зайцев пояснил, что Абакумов также работает на заводе "Серп и молот" столяром или плотником. В тот вечер демократичный директор Максимов вроде бы решил подвести до дома своего подчиненного, но по дороге они заглянули в "Братиславу". Такова официальная версия, которая не кажется мне правдоподобной. Вероятнее всего, Абакумов выполнял при Максимове роль телохранителя. Но это просто не афишировалось. Но если это так, то тогда получается, что завод "Серп и молот" и его генеральный директор, владеющий контрольным пакетом этого предприятия, вроде бы находились под покровительством Захара?
А кто же тогда их оппоненты, посмевшие бросить перчатку столь авторитетному человеку?
В этой связи мне хотелось бы обратить внимание читателей на статью "Устранившиеся", опубликованную в качестве передовицы в "Саратовских вестях" от 9 февраля 2008 года (т.е. буквально за четыре дня до убийства Григорьева). В статье рассказывалось о бравых ребятах, которые в 90-е годы были "мелкими", а теперь таковыми себя не считают, "потому что в руках у них уже не дубинки и "стволы", а газеты". Автор статьи в "СВ" напрямую утверждает, что некий "журналистик Е." за 150 тысяч рублей заказал выпуск материалов, дискредитирующих председателя областного суда Александра Галкина, и этот "спецзаказ" был выполнен одной из местных газет. "…С "мелкими" пора бороться независимо от того, в каких они отношениях с правоохранительными органами. На каждого из "мелких", возомнившего себя "крупным", наверняка имеется досье в казенных домах. Но почему оно не используется – загадка. Одна надежда на федеральных силовиков из Москвы", – констатировал автор "СВ".
В статье "Устранившиеся" напущено много конспирологического тумана, а потому она понятна только посвященным. Для непосвященных же следует пояснить, что у оперативников середины 90-х годов "погоняло" Мелкий ассоциировалось с одним из бригадиров ОПС другого серьезного криминального авторитета 90-х годов – Щетины. Причем, этот бригадир, по слухам, доводился племянником Щетинина. Таким образом, мы можем констатировать, что в бизнес-конфликте вокруг завода "Серп и молот" явственно прослеживаются антагонистические интересы "наследников" двух крупных криминальных авторитетов прошлого: Захара и Щетины. В этой связи убийство прокурора Саратовской области Евгения Григорьева уместно рассматривать как первый акт начинающейся криминальной войны между наследниками этих двух ОПС.
Понимают ли это в руководстве правоохранительных органов? Однозначного ответа на этот вопрос в настоящий момент у меня нет. Однако некоторые косвенные признаки указывают на то, что у некоторых опытных сотрудников такое понимание имеется. В качестве доказательства сошлюсь на заметку в еженедельнике "Саратовский взгляд" от 6 марта 2008 года, где сообщалось о том, что УБОП Саратовской области проводит сбор оперативной информации на некоторых депутатов областной думы и крупных предпринимателей.
Однако считать убийство областного прокурора только лишь следствием бизнес-конфликта двух криминальных кланов тоже было бы неверно. На мой взгляд, жертвами здесь вполне могут стать и другие лица из властной элиты нашей губернии. Лица официальные и полуофициальные. И дай бог, чтобы слово "жертва" я здесь употребил в переносном, а не в прямом смысле этого слова. О том, как за 150 тысяч рублей "мелкие" замочили главного судью Саратовской области Александра Галкина, нам уже рассказали "СВ" в своей статье "Устранившиеся". Исполнителем "заказа" выступила газета "Саратовский расклад", которая долгое время финансировалась структурами, дружественными Анатолию Бондару. И вот 5 февраля 2008 года выходит специальный "антисудейский" выпуск "Саратовского расклада". А в номере этого же еженедельника от 14 февраля публикуется статья "Двенадцать" против одиннадцати", являющаяся фактически грубым наездом на суд присяжных в связи с оправданием Стефаниды Тимохиной. В числе прочих глупостей и лжи в этом опусе содержались и вовсе сногсшибательные перлы типа: "Поначалу суд признал Тимохину виновной, однако затем присяжные ее оправдали". Примечательно, что номер от 12 февраля 2008 года оказался последним. После чего газета "Саратовский расклад" перестала выходить, что продолжается уже более месяца. На мой вопрос о том, что же случилось с газетой и почему она не выходит, ее главный редактор Владимир Спирягин ответил просто: "Потому что Бондар перестал нас финансировать". Иными словами, жертвами этой провокации стал не только коллектив "Саратовского расклада", фактически лишившийся работы, но и заместитель министра юстиции России Анатолий Бондар, который в результате оказался противопоставлен областному судейскому сообществу.
Следующей жертвой разгорающейся в Саратове в связи с убийством Евгения Григорьева медийной войны стал губернатор Павел Ипатов. В программе "Человек и закон", вышедшей в эфир на 1-м канале (ОРТ) признанный виновным в мошенничестве Евгений Русаков (пытался за 1,5 млн долларов снять с должности Евгения Григорьева) был назван советником губернатора Ипатова по связям с правоохранительными органами. Тем самым на всю страну на губернатора недвусмысленно была брошена тень причастности к каким-то козням в отношении Григорьева.
Спрашивается: кто стоял за этой ложью, прозвучавшей в эфир с ведущего телеканала страны? Я лично встречался со съемочной бригадой "Человека и закона" и давал для московских коллег довольно подробный анализ складывающейся обстановки. Поэтому могу пояснить, что на меня московские телевизионщики вышли с подачи заместителя председателя ГТРК "Саратов" Сергея Утца.
Потрясения последних дней не обошли стороной и газету "Саратовский взгляд". В последнее время стали циркулировать слухи об изменении издателя этого еженедельника, которые неофициально подтверждают и источники внутри редакции. Кто будет новым хозяином издания – пока неизвестно, но ясно, что оно сыграло значительную информационную роль в судьбе Алексея Максимова.
(Крутов А. Жертвы уголовно-политической многоходовки
// "Богатей" (г. Саратов). 2008, 27 марта. № 12 (437), с. 4).
**

7. Андрей Куликов
Заказчик остается в тени
Следствие оберегает главного обвиняемого в убийстве прокурора Саратовской области
// "Российская газета" – "Средняя Волга: Саратов" (г. Саратов). 2008, 02 апреля.
Рубрика: Следим за ситуацией
* Подг. к печати: 28 апреля 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Главный обвиняемый по делу об убийстве прокурора Саратовской области Евгения Григорьева этапирован из Саратова в Москву. Как сообщают источники в правоохранительных органах, это сделано в целях его безопасности.
Информация о том, что одного из обвиняемых по громкому делу, а именно – директора саратовского завод "Серп и молот" Алексея Максимова перевели в один из столичных следственных изоляторов, со ссылкой на неназванные источники муссируется среди журналистов саратовских СМИ. Заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета прокуратуры РФ по Саратовской области Татьяна Сергеева, которую корреспондент "РГ" попросил прокомментировать эти сведения, заявила, что "не станет их опровергать".
Как выясняется теперь, в течение двух недель после взятия Максимова судом под стражу, он содержался не в следственном изоляторе, относящемся к системе управления исполнения наказаний, как предполагал его статус подследственного, а в милицейском изоляторе временного содержания (ИВС). Это также было сделано якобы в целях его изоляции от нежелательного влияния и личной безопасности.
Новые данные совпадают и с недавним заявлением, сделанным на пресс-конференции председателем Следственного комитета прокуратуры РФ Александром Бастрыкиным о том, что сейчас следствие занимается поиском заказчиков убийства Григорьева.
Напомним, саратовский прокурор был убит 13 февраля во дворе своего дома, когда вечером возвращался с работы. Через три недели были задержаны четверо граждан, подозреваемых в организации и исполнении убийства Григорьева. Пятый подозреваемый – житель Советского района Саратовской области Евгений Манбетов, объявленный в федеральный розыск, повесился в доме своей бывшей жены в Пензенской области. Руководство следственного комитета отметило заслугу сотрудников уголовного розыска в раскрытии этого преступления. Организатором преступления следствие считает генерального директора саратовского завода "Серп и молот", непосредственным же исполнителем – бывшего милиционера Марата Казакова из Мордовии. По версии следствия, за убийство Григорьева он получил 90 тысяч рублей: 20 тысяч командировочных и ещё 70 тысяч за исполнение заказа.
Как сообщила корреспонденту "РГ" Татьяна Сергеева на первой пресс-конференции после раскрытия преступления, следствие считает подтвердившейся версию о том, что убийство было совершено в связи со служебной деятельностью Евгения Григорьева. Однако этой информацией правоохранительные органы и ограничились, ничего больше о мотивах беспрецедентного преступления официальные лица до сих пор еще не сообщили.
Журналистам остается строить свои предположения. Сначала в прессе подробно освещалась личность директора завода "Серп и молот", который в прошлом году уже получил судимость за побои, нанесенные сотруднику милиции. Вспомнили и о близком знакомстве Максимова в 90-е годы с известным в Саратове криминальным авторитетом, отбывающим сейчас наказание в местах лишения свободы. Затем внимание привлек конфликт, который незадолго до убийства прокурора развернулся на заводе "Серп и молот". Одна из финансовых компаний Саратова занялась скупкой акций предприятия, занимающего громадную территорию в центре города. Одновременно директор завода также начал скупать акции у сотрудников предприятия. В результате Максимов якобы допустил некие незаконные действия, которые были выявлены уже в ходе проверки правоохранительными органами. Желание директора избежать уголовной ответственности при невозможности договориться с областным прокурором и уладить дело "миром" также могло стать причиной убийства.
Примечательно, что вскоре после того, как эти предположения были высказаны, появился ряд публикаций, которые попытались связать убийство прокурора с другим противостоянием – на этот раз в самих правоохранительных органах. Евгений Григорьев действительно начал свою работу на посту прокурора области с кадровой чистки, со своих постов он, в частности, сместил и некоторых прокурорских работников. Между тем, вышедшие под броскими заголовками публикации претендовали на сенсационность и рассказывали чуть ли не о заговоре, существовавшем в отношении принципиального руководителя. В одной из них даже упоминались фамилии действующих сотрудников. Независимо от целей публикации результат получился определенным – была брошена тень на вполне конкретного человека.
Таким образом, даже после смерти Евгения Григорьева и задержания человека, обвиняемого в организации его убийства, закулисная борьба вокруг фигуры саратовского прокурора продолжается. Возможно, ответить на вопрос, в чем причины этого противостояния, сумеет следствие, когда наконец-то назовет имя заказчика (или заказчиков) громкого преступления. Понятна и осторожность, с которой следствие делится информацией по громкому делу, а также и меры, предпринятые для изоляции от воздействия извне на главного (на сегодняшний день) обвиняемого – Алексея Максимова.
(Куликов А. Заказчик остается в тени
// "Российская газета" – "Средняя Волга: Саратов" (г. Саратов). 2008, 02 апреля).
**

8. Марина Бирюкова
Максимов вины не признает
// "Аргументы недели" – Саратов" (г. Саратов). 2008, 27 марта.
Рубрика: Убийство прокурора
* Подг. к печати: 02 мая 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
В минувший вторник председатель следственного комитета при прокуратуре РФ Александр Бастрыкин давал интернет-интервью в информационной компании "Гарант" и сообщил о расследовании убийства прокурора Саратовской области Евгения Григорьева следующее: "Мы установили группу лиц, исполнителей и организаторов. Сейчас идет поиск заказчиков". Это означает, что в деле могут в скором времени появиться новые фигуранты. С фамилиями более громкими, нежели фамилия Максимов. На гендиректоре "Серпа и молота", которого до сей поры называли организатором преступления, следствие не остановится.
По сведениям из неофициального источника, Алексей Максимов в понедельник этапирован в Москву – подальше от Саратова, от заинтересованных лиц, которые могут повлиять на его позицию и даже на его здоровье, возможно.
От адвоката Андрея Коваля, который защищает сейчас Максимова, нам стало известно, что последний не признает вины и отрицает свою причастность к убийству Григорьева. Хотя у нас нет уверенности, что позиция г-на Максимова была такой все это время (он под стражей уже три недели).
Председатель следственного комитета сообщил также, что киллер (то есть Марат Казаков, бывший милиционер из Мордовии) получил за жизнь областного прокурора смехотворную сумму – 90 тысяч рублей. Если это так – он, вероятно, действовал вслепую, не знал, кого убивает.
(Бирюкова М. Максимов вины не признает
// "Аргументы недели" – Саратов" (г. Саратов). 2008, 27 марта).
**

9. Юрий Николаев
Почему убийцы не договорились с прокурором Григорьевым?
// "Известия" (г. Москва). 2008, 28 апреля, понедельник. № 76, с. 1, 9.
Рубрика: Расследование "Известий".
* Подг. к печати: 28 апреля 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Самое громкое преступление последнего времени – убийство прокурора Саратовской области Евгения Григорьева – вроде бы раскрыто. Но пока нет ответа на главный вопрос: кому выгодна его гибель? "Известия" провели собственное расследование.
Черная среда
- Мы разговаривали с Женей за час до его гибели, - говорит близкий друг Григорьева полковник милиции Владимир Колдин. – Он позвонил мне по мобильному. В голосе – ни тени беспокойства. Если бы чувствовал опасность, он бы мне сказал.
В тот день Григорьев изменил привычке работать допоздна. Из прокуратуры вышел в начале восьмого и сел в машину. Ее номер "Р 001 РР" - вроде бы единственная слабость, которую он позволил себе. Хотя обычно такие номера выдают и другие "слабости" своих хозяев:  тщеславие, желание даже комбинацией цифр-букв заявить о своей принадлежности к "касте"…
С работы до дома – четверть часа езды. В 19.27 машина остановилась на Большой Горной у городской прокуратуры. Евгений Федорович не любил, когда его подвозили к подъезду. И пистолет не носил, хотя оружие полагалось. Шофер уехал сразу. Подняться по лестнице в семь ступенек и пройти метров 30 темным двором – Григорьев шагал не спеша: было скользко.
Дорогу ему преградил высокий мужчина в длинном сером пальто. Он в упор выстрелил прокурору в грудь. А когда тот упал, выпустил пулю в голову, бегом пересек двор и умчался на автомобиле с изображением зверя на капоте.
Когда житель дома выскочил из подъезда посмотреть, что за шум, то увидел на снегу распростертое тело мужчины в костюме. Не узнав Григорьева, сосед стремглав побежал за угол – в прокуратуру.
Всю ночь криминалисты метр за метром просеивали снег. Под утро нашли гильзу и пули. Судмедэкспертиза показала:  смерть наступила от первого выстрела. Баллистики добавили: это пистолет Макарова.
Человек – закон
За 10 дней до гибели Григорьеву исполнилось 48 лет. Как-то он признался: "О работе забываю только во сне". В январе, когда страна была каникулах, он день проводил на службе, а вечер посвящал внучке Кристине. Она родилась в 2006-м, когда деда назначили облпрокурором. "Он не станет, как страус, зарывать голову в песок – так говорил о преемнике, напутствуя его, Анатолий Бондар. Григорьев в ответ произнес: "В области еще достаточно ворующих чиновников. Будет чем заняться". Ждать не заставили. Местный министр сельского хозяйства Александр Несмысленов пересел из кожаного кресла на нары. Шесть лет тюрьмы за взятку в 1 млн рублей. Такой же срок получил бывший зампред облправительства Николай Курапов, выудивший с подельником 40 млн у "Облкоммунэнерго". По этапу отправились и братья Джлавяны: министр дорожного строительства Геворг и глава филиала Росгосстраха Шамир.
Междусобойчики чиновников и правоохранителей прокурор не любил.
- Я ему даже замечание сделал: ты чего туда не ходишь? – рассказал мне Федор Григорьев, отец убитого, почетный президент Саратовской академии права и председатель местной Общественной палаты. - А он: "Им можно, мне – нет. Мое дело бить им по рукам". Будучи на должностях, он не обнаглел, как это бывает.
Десять лет назад Григорьев купил недостроенную дачу в селе Пристанном за 156 тысяч рублей. На ремонт денег не хватало. Выручал отец. Тайком от жены. Только два года назад прокурор сменил свою "Ниву" на "Ореl Vectra". Гаража не было, и машина стояла у горпрокуратуры. Отпуск проводил в родных краях.
- Лишнего он себе не позволял, - говорит замруководителя следственного управления Следственного комитета по Саратовской области Татьяна Сергеева. – Простенькие часы, костюм. Можно было переселиться в дом с охраной. Но нет же!
Стоп! Слушая про скромность, честность прокурора, поймал себя на мысли: не могу в это поверить. Коррумпированность высокопоставленных чиновников начисто вытравила возможность такое даже предположить. Если не на госслужащем записано пять особняков, то, значит, на пенсионерке-теще… И "скромность" мое подсознание автоматически списывает на то, что жил себе человек, как говорят в деловой среде, мехом внутрь, чтобы в глаза окружающим не бросалось благосостояние.
Но вот еще деталь. После убийства пошел слух: сейф Григорьева ломился от долларов. А на самом деле в кабинете найдено 67 тысяч рублей – зарплата и командировочные в Москву. Осмотрели следователи квартиру и дачу. Скромностью обстановки, говорят, были поражены.
А это ведь главный ключ в деле. Принципиальный прокурор неизбежно наживает себе врагов. Смертельных. Купить нельзя – значит, надо убрать. Следствие исходит из того, что прокурор действительно кристальный человек. И это уже полпути к разгадке. Не надо долго и нудно выпутываться из тенет, которые стали в России прямо-таки "иконой стиля". А именно: чиновник-жертва был сам так завязан, повязан и замазан, что вначале годами приходится разбираться, какую шапку и какой вор украл у другого вора, прежде чем на сцене появился киллер.
Следователи, отыскивая малейшую зацепку, перетрясли все громкие саратовские дела последних лет. Зацепка, скорее всего, именно в них.
Дело на полтора миллиона
Первый звонок об опасности раздался прошлым летом. Тогда оперативники УБОПа задержали 52-летнего Евгения Русакова. Представляясь сотрудником спецслужб (у него нашли "корочки" Федеральной службы госбезопасности, которой в природе нет), тот объяснял бизнесменам, что может "устранить Григорьева" с должности. Цена вопроса - $1,5 млн. Такова, дескать, взятка в Генпрокуратуру. Прослушка, которую вели убоповцы, зафиксировала: он звонил в приемную одного из замов генпрокурора. И объяснил секретарю, что хочет поговорить по кадровому вопросу.
Русакова задержали при получении $150 тысяч от одного из бизнесменов. Суд расценил это как мошенничество и отправил афериста на 5 лет за решетку. Говорят, Русаков настаивал на встрече с прокурором: "Мне нужно ему сказать нечто важное". Григорьев не откликнулся. Что именно хотел передать Русаков, осталось загадкой.
Вот что интересно: собирая деньги, Русаков называл имя будущего прокурора – Олег Грабко – глава облуправления по обеспечению законности и взаимодействия с территориальными органами федеральных органов исполнительной власти. Я поинтересовался у Грабко: допрашивали ли его в связи с убийством Григорьева? Он занервничал: "Для чего вам это? Не буду комментировать".
Вспомнили следователи и "Кобру" - следственно-оперативное подразделение УВД Саратова, гремевшее на весь город в лихие 90-е. Григорьев, тогда зам городского прокурора, создал ее вместе с Колдиным. Взялись за старые уголовные дела. "Благодаря Жене мы сумели обуздать криминальный беспредел", - вспоминает Колдин.
Могли Григорьеву аукнуться дела той поры? Посаженные тогда бандюки как раз стали выходить. И сыщики допросили и проверили по делу Григорьева всякого, кто попадал в поле зрения "Кобры". "Но заказа на убийство прокурора от бандитов не поступало", - уверен источник "Известий" в УБОПе.
Киллер – бывший милиционер
Пока оперативники переворачивали вверх дном Саратов, в Мордовии "сработал" фоторобот:  под подозрение попал бывший  милиционер Марат Казаков. В середине 90-х он работал в Ленинском райотделе Саранска. Не ужившись с начальством, устроился в Мордовскую таможню. Через полтора года его "попросили": Казаков мелькал в милицейских сводках рядом с бандитом Репой. Но причастность опера к разбоям не доказали.
Сыщики двое суток наблюдали за Маратом. И не зря: узнав из теленовостей, кто погиб от пуль киллера в Саратове, связался с посредником. Смысл состоявшегося разговора: 90 тысяч рублей, включая 20 тысяч командировочных, - за такую фигуру маловато будет. Оперативники взяли этот след.
Я наведался в микрорайон Светотехстрой, где Марат жил с женой и двумя детьми. Бывший боксер и каратист, он не пил и не курил – язва желудка. По утрам бегал. "Замечательный человек! – говорят соседи. – Поздоровается, спросит, как дела. И семья интеллигентная". Но они же рассказали, что семье очень нужны деньги на лечение младшего сына Альберта. Точного диагноза не знают, но "мальчик постоянно задыхался".
Получив от Казакова явку с повинной, следователи 6 марта вывезли его на место преступления. Двор и все подходы к нему были блокированы. Киллера одели в бронежилет, а голову прикрывал противопульный шлем с прозрачным забралом. Марат ходил в окружении омоновцев с автоматами и показывал, где прятался. Тогда выяснилась неизвестная следствию деталь. Казаков стрелял в прокурора трижды. От первой пули Григорьев увернулся, и она застряла в стене соседнего дома. Часть кирпичной кладки после этого вырезали для экспертизы.
Следователи узнали о подельниках Казакова: они следили за прокурором с прошлого года.
Загадочное самоубийство
Ниточка вела на 101-й км от Саратова. Поселок Советское. "Манбетов? Его милиция искала? – переспрашивает первый встречный. – Их дом при въезде". На пороге – батарея разнокалиберной обуви: казахские родственники Евгения съехались на его поминки.
- Душа-человек был, - уверяют меня его сестры. – За всех переживал, всем помогал. Не пил, не курил – кандидат мастера спорта по боксу.
В Советском Манбетов родился, учился, отсюда уходил в армию. Здесь же свадьбу сыграл: с Ириной познакомились в Саратовском индустриально-педагогическом техникуме – том самом, где учился Гагарин. В поселке же Евгений и похоронен.
В начале 90-х молодожены, чтобы обзавестись жилплощадью в райцентре Шемышейка Пензенской области (там живут родители Ирины), оформили фиктивный развод. Но жили вместе, воспитывали двух дочерей-отличниц. Евгений устроился охранником на лодочную базу в Саратове. Неделю оттрубит и - к супруге за 220 км.
- Живым я Женю видела последний раз 5 марта, - говорит Ирина. – И он исчез из Шемышейки.
Дальше происходили странные события: по информации оперативников, 10 дней Манбетов скрывался на границе Саратовской и Пензенской областей. А 15 марта его нашли висящим в петле из брючного ремня.
- Он сам? Или повесили?
- Мы не знаем, - отвечают родные. – Его нашли в сарае, куда мать Иры каждый день за зерном для цыплят заходила. (Как он там оказался – родственники объяснить не могут. – "Известия") Он всегда чисто одетый был. А его привезли хоронить в каком-то рванье.
По версии следствия, именно с мобильника Манбетова поступил сигнал киллеру: "Идет!" Имена остальных исполнителей держат в секрете. Однако "Известия" выяснили: связующее звено цепочки – 47-летний Букенбай Казиев. Отец троих сыновей. Предположительно, именно он договаривался об убийстве с Казаковым и привлек бывших боксеров из Советского. Расспросы его родственники встречают в штыки. Приятного мало: в 2000 году он с приятелями избил прохожего и был осужден. А сейчас бросил тень на племянника – 19-летнего Артема Чеботарева, олимпийскую надежду Саратова в боксе. Водителем Казиев нанял 38-летнего Александра Панченко.
- Это мой одногруппник по техникуму, - говорит вдова Манбетова. – Хороший был парень. Про нынешние его дела ничего не знаю.
Александр разведен. Перебивался случайными заработками. И согласился на рисковый извоз? Есть еще один фоторобот с места убийства – вылитый Панченко.
Но это исполнители. В чьих интересах они действовали?
Организатор убийства был знаком с отцом прокурора
Григорьева хоронили 15 февраля. Гарнизонный Дом офицеров был полон народу. Траурный венок принес и Алексей Максимов, гендиректор и совладелец ОАО "Саратовский завод "Серп и молот". 7 марта его арестовали как организатора убийства. Но свою причастность к этому он отрицает.
На него заводилось дело за неуплату налогов, но он погасил неустойку. А 8 марта прошлого года в казино "Братислава" Максимов устроил разборку с охранником: тот пытался удалить нетрезвого игрока. Суд "выписал" штраф – 70 тысяч рублей. Еще Максимова исключили из региональной комиссии по помилованию. Ее возглавлял… отец Григорьева.
- Когда строили наш институт прокуратуры, за любой железкой мы к руководству завода обращались, - говорит Федор Андреевич. – Я никак не мог предположить, что Максимов выступит в роли организатора.
Среди горожан есть мнение, что директор с 17-летним стажем считал: проблемы на его предприятии связаны с людьми, опекаемыми областной прокуратурой. А проблемы были серьезные. Завод занимает 16 га земли в центре Саратова. "Серп и молот" делает детали для легковых и грузовых автомобилей, но работники именуют его оборонным. За три года его более 70 раз проверяли все: от налоговиков до милиционеров. Эти проверки насылала, или, если хотите, инициировала, группа держателей 22% акций. Якобы к этому "меньшинству" и были лояльны сотрудники Григорьева. Впрочем, в прокуратуре этого не подтверждают.
- Люди, крышевавшие завод, могли сказать Максимову: мы твои проблемы решаем, но прокурор уперся. Разберись с ним, - предполагает главный редактор "Саратовского взгляда" Вадим Рогожин. – Максимов понял так: разобраться – значит убить.
Кстати, Казиев, который фигурирует как исполнитель, - работник "Серпа и молота". И Максимов – президент областной Федерации бокса. Но его сторонники, говорит вице-президент федерации Владимир Климачев, два факта никак не связывают.
- Я не думаю, что этим кончится: Максимов – организатор, - считает Федор Григорьев, он, кстати, еще и генерал-майор внутренней службы в отставке. – У него нет ни сил, ни возможностей, чтобы организовать убийство прокурора. Он орудие в чьих-то руках.
Но вот что интересно: когда арестовали Максимова, в "Известия" стали звонить уважаемые люди из Саратова и просить прислать корреспондента, чтобы вмешаться в это дело. Некоторые просто уверяли, что "Максимов невиновен", другие предлагали подкрепить это мнение деньгами…
"Чувствую, здесь запах денег!"
Максимова и остальных троих подозреваемых этапировали в Москву. Видимо, следователи не хотят, чтобы фигуры вроде тех, что звонили в "Известия", мешали подбираться к реальному заказчику. И возможно – не одному.
- Я не исключаю, что круг подозреваемых может расшириться, - заявила Татьяна Сергеева. – У нас есть возможность наблюдать, как ведут себя знавшие прокурора Григорьева. Кому была выгодна его смерть, уже понятно.
По информации "Известий", сейчас под "колпаком" у следственно-оперативной группы сразу несколько влиятельных чиновников, депутатов и бизнесменов.
Пожалуй, наиболее близко к разгадке дерзкого преступления подошел отец Григорьева.
- Женя не был замешен в сделках по собственности. Но задел интересы людей, которые ее уже нахватали, - с горечью говорит он. – А он узнавал об этом. Убили именно из-за этого: передел собственности, власти. И перераспределение властных полномочий. Когда он кое-кому начал наступать на хвост, это могло вызвать дикую злобу.
Источник, близкий к следствию, рассказал "Известиям": судя по рабочим записям, оставленным прокурором, он готовил громкое разоблачение в высшем эшелоне власти. Но кто-то его "сдал" и противник нанес упреждающий удар.
В эту версию укладывается нашумевшее дело бывшего градоначальника Саратова Юрия Аксененко. Облпрокуратура через Арбитраж отменила несколько постановлений мэра о землеотводе. Против Аксененко возбудили уголовное дело – за превышение полномочий. Он щедрой рукой раздал десятки га в центре города людям и фирмам, близким к его семье. Раздал за бесценок. Так, некой фирме участок в 4 га достался всего за 2 млн рублей. Его рыночная стоимость - $3,5 млн.
Как только в отношении Аксененко началось расследование, за Григорьевым установили слежку ребята из "группы Максимова". Совпадение? Возможно. Но для Аксененко очень выгодное. И еще. Бывшего мэра взяли в то же время, что и подельников Максимова. Опять совпадение?
- Каких-то изменений сын ждал, - тяжело вздыхает отец Григорьева. – Я его не пытал. Но он говорил: "Подожди, доживем до мая".
Не судьба.
Р.S. Возвращаясь из этой командировки, я почти свыкся с мыслью: честный чиновник, однако, еще встречается в России. Но если убийц все-таки найдут, то главная заслуга в этом будет самого Григорьева, у которого была одна жизнь и всего одно занятие в ней. Но будь их несколько, "мехом внутрь", он бы, скорее всего, "договорился" и жил бы себе поживал…
А с номером "Р 001 РР" все оказалось просто: он достался прокурору от предшественника вместе с машиной.
Фото № 1, текст:
Фото из архива прокуратуры Саратовской области.
Фото № 2, текст:
Владимир Максимов (справа) принес свой венок на могилу Евгения Григорьева. Через неделю его арестовали как организатора убийства. Прим. Вяч. Борисов: Неточность в тексте, правильно – Алексей Максимов.
Фото: Юрий Набатов "Саратовский взгляд".
Фото № 3,текст:
Евгений Манбетов на свадьбе с Ириной.
Фото: Из семейного альбома Манбетовых.
Фото № 4, текст:
Федор Григорьев (в центре) на похоронах сына вместе с его коллегой и родственником.
Фото: Юрий Набатов "Саратовский взгляд".
Фото № 5, текст:
Третья пуля попала в стену дома. Отсюда ее вырезали следователи.
Фото: Юрий Николаев.
Юрий Николаев. Саратов
(Николаев Ю. Почему убийцы не договорились с прокурором Григорьевым?
// "Известия" (г. Москва). 2008, 28 апреля, понедельник. № 76, с. 1, 9).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
09 мая 2019 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню