Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Гибель начальника РУОПа Владимира Еремкина. Часть 3.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 16.10.2020

Опубликовано: 18.10.2020



В очередной подборке материалов, связанных с самоубийством 21.09.1995 г. начальника РУОПа Поволжского экономического региона при УВД Саратовской области полковника милиции Еремкина Владимира Ивановича, 24.09.1947 г.р., читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф, предлагаются 19 статей (с № 14 по № 32), опубликованных в саратовских и московских СМИ с 26.05.1995 г. по 16.12.1995 г.
*
Содержание:
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 26 мая, пятница. № 95 (821), с. 2.
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 20 июня. № 110 (836), с. 1.
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 11 июля.
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 14 июля, пятница. № 141 (1026), с. 1.
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1995, 02 сентября.
19. Бирюкова М. Страсти по РУОПу
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 07 сентября.
// "Аргументы и факты" в Саратовской и Тамбовской областях" (г. Саратов). 1995, сентябрь. № 35 (49), с. 1-2.
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 22 сентября. Стр. 1.
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 22 сентября. Стр. 1.
// "Заря молодёжи" (г. Саратов). 1995, 23 сентября. № 38.
// https://www.kommersant.ru/doc/118232
"Коммерсантъ" (г. Москва). 1995, 23 сентября. № 176, с. 19.
// "Сегодня" (г. Москва). 1995, 23 сентября.
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 26 сентября.
27. Синельников М. Его убили своей рукой
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1995, 29 сентября. Стр. 10.
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 03 октября, вторник. Стр. 2.
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 04 октября.
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1995, 06 октября.
// "Аргументы и факты" (г. Москва). 1995, ноябрь. № 46 (787), с. 7.
// "Известия" (г. Москва). 1995, 16 декабря. № 238, с. 4.
**


14. Ирина Акимова
"Шестёрка": так ли страшен чёрт, как его малюют?
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 26 мая, пятница. № 95 (821), с. 2.
Рубрика: На слуху у всех.
* Подг. к печати: 05 октября 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Перекочевавшее из блатного в разговорный язык обидное словечко "мент", разумеется, не характеризует всего спектра отношений наших граждан к стражам правопорядка. Мы, скорее всего, понимаем, что если в захлестнувшем сейчас все сферы нашей жизни разгуле преступности и виновата милиция, то ей отведена тут роль крайнего. Первопричины же беды сложны: тут и экономический кризис, и провалы в общественной идеологии, и властное бессилие, и много еще чего. Однако в последнее время всё чаще раздаются опасения, что под флагом ужесточения борьбы с преступностью работники милиции порой руководствуются исторически печально известным принципом "лес рубят – щепки летят", что под их горячую руку попадают вполне законопослушные граждане, с которыми не церемонятся. Не миновала молва о нецивилизованном, скажем так, обращении с людьми и "шестерку" - Региональное управление по борьбе с организованной преступностью. Сколь справедливы слухи? Что думают о них сами работники управления? Решив задать прямые вопросы, я и отправилась в расположенное в тихом "завокзалье" бывшее здании НИИ, где нынче располагается РУОП.
Мои собеседники – заместитель начальника управления Геннадий Викторович Иванов (четверть века службы в органах внутренних дел, репутация хорошего профессионала и порядочного человека, которой могут похвалиться, увы, не все милицейские начальники и исполняющий обязанности начальника СОБРа (специального отдела быстрого реагирования) Сергей Федорович Скоробогатов (в недавнем прошлом армейский офицер, долго прослуживший в одной из республик бывшего Союза).
На столе у полковника Иванова только что полученное сообщение из Тольятти: погиб от рук наемного убийцы один из сотрудников управления.
- К несчастью, это совсем не единственная подобная трагическая весть за последнее время, - говорит Геннадий Викторович. – Только что наши ребята ездили на похороны коллеги, погибшего от рук вооруженного преступника, в Волгоград, еще чуть раньше подобное же случилось в Питере. Всего же только в прошлом году по России убиты 162 милиционера, около четырехсот получили ранения. Нас, к счастью, еще Бог миловал. Хотя и наши ребята в каких только передрягах не бывали: и гранату в их машину кидали, и отстреливаться приходилось… Заговорил об этом вовсе не для того, чтобы уйти от предлагаемой вами не слишком приятной темы. Хотя немного обидно, что если журналисты и обращают на милицию внимание, так, скорее всего, в поисках каких-нибудь пятен на мундирах. А то, в каких экстремальных условиях приходится работать, например, таким подразделениям, как наше, это вроде и неинтересно никому. Что же до отношения к нам, то вряд ли особой любовью будут пользоваться подразделения, занимающиеся борьбой с коррупцией, организованной преступностью.
- Отчего же? Ведь общество не может не понимать, сколь социально значима ваша работа?
Г.И. Понимать-то оно понимает, но когда по телевизору, скажем, показывают оперативную съемку задержания преступников, то применение при этом силовых методов воздействия умиления у нормального человека вызвать не может. Да, при задержании мы действуем жестко, однако в пределах прав, предоставленных нам законом о милиции. Что делать, времена, когда милиционер подходил, отдавал честь, представлялся и приглашал преступника пройти в отделение, прошли. Потому что в стране сейчас, как это не печально признавать, беспредел, катится волна преступности. Жесткие меры при задержании необходимы, хотя бы исходя из тех цифр потерь, что я приводил вначале. Тут логика простая: не предпримешь упреждающих мер безопасности при задержании – погибнешь. Конечно, погибших при исполнении своих обязанностей милиционеров не столько, сколько сложивших головы в Чечне, но и тут счет идет уже на сотни. И война с преступностью это отнюдь не метафора.
- Так что, значит, на войне, как на войне?
С.С. В какой-то степени можно и так сказать. И если говорить о взаимоотношениях милиции и граждан, так на проблему можно посмотреть и с другой стороны. Граждане наши далеки еще от законопослушания, от сознания того, что борьба с преступностью только тогда может быть эффективна, когда становится делом всего общества, а не только органов милиции.
Г.И. Пример в качестве информации к размышлению. Наши сотрудники задерживали участников преступных группировок при их так называемой "разборке". Кто-то в темноте метнулся, забежал в жилой дом. Наши ребята звонят в квартиру, куда предположительно убегавший проник. Дверь жильцы не открывают. В результате ее пришлось выломать. Хорошо это? Разумеется, нет. Ни мне, ни вам подобное обращение не понравится. Но предположите, что женщина, отвечавшая из-за двери, что в квартире нет посторонних, стояла с пистолетом у виска…
И издержки, и ошибки есть в нашей работе. Но нельзя забывать и о том, что мы живем сегодня в предельно криминализованном обществе.
- Значит ли это, что в милиции стали больше бить и это оправдано?
Г.И. Я работаю в милиции с 71-го года и скажу откровенно: в начале 70-х били куда чаще, чем теперь, хотя и тогда это было ЧП. Как раз можно говорить о другой тенденции: на определенном этапе милицию сделали совершенно бесправной. Неоднократно видел сам, как дежурный ППС приходит в отдел без пуговиц, а то и без погон: задержал подвыпившего гражданина. Сотрудники милиции стали бояться даже при острой необходимости применять силу.
С.С. Мы сейчас с вами прошли по всему зданию и, по-моему, криков задержанных не слышали. Наоборот, мы стараемся, чтобы задержанный мог встретиться с родственниками, получить передачу. Это ведь помогает и нашей работе, в которой психологический момент иногда самый главный.
И потом, с недавнего времени в одном с нами здании работают 11 следователей прокуратуры Саратова. Частные гости у нас и другие работники прокуратуры. Говорить о нашей бесконтрольности излишне.
- А говорят, у вас здесь есть спортивный зал, специально оборудованный для физического воздействия на задержанных…
С.С. Зал вам тоже могу показать. Думаю, единственная странность, которую вы там увидите, - это голый, не закрытый матами пол. Так то от безденежья, хотя я ребятам своим и говорю: на улице вам никто матов стелить не будет.
(Сергей Федорович действительно проводил меня в руоповский спортзал, немало насмешив тренировавшихся там ребят рассказом о цели нашего прихода. – И.А.)
- Кстати, что за этой жутковатой аббревиатурой – СОБР?
Г.И. Это специальный отдел, в котором служит около трети личного состава нашего управления. Все оперативные работники, офицеры. В прошлом это в основном военнослужащие, сотрудники ФСБ. Существует определенный образовательный ценз, многие получают и юридическое образование. Часть их работы – физическая подготовка, отработка приемов, необходимых при задержании вооруженных преступников, освобождении заложников и при других экстремальных ситуациях.
- А моральные качества учитываются при подборе этих кадров?
Г.И. Разумеется. Парень может быть трусоват или, наоборот, излишне горяч. Всё трудно предусмотреть. Но случаи, когда в отношении к задержанным имели бы место корысть или издевательство, мне неизвестны. Хотя 2-3 жалобы в прокуратуру на наших сотрудников за последние месяцы были. А что касается отношения к нашему управлению  граждан, так немало тут срабатывают и средства массовой информации. Вот пример. Публикация в газете "Саратовские вести" под названием "Обыкновенная история со страшным началом и неизвестным концом", героями которой стали сотрудники как раз СОБРа. Газета рассказывает, как они ни за что ни про что избили инвалида, забрали у него машину, способствовали тому, чтобы лишить инвалида пенсии - средств к существованию. Все факты выстроены с моралью: на месте пострадавшего Жолобова может оказаться каждый. Но автор статьи по каким-то причинам не сказал главного: в момент задержания герой публикации был за рулем иномарки в пьяном виде, оказал сопротивление сотрудникам милиции, которые угадать инвалида в двухметровом дюжем молодце не могли. Не озаботился журналист (как, впрочем, похоже, и следователь облпрокуратуры Жабин, который ведет дело наших сотрудников) и личностью потерпевшего. А последний не единожды задерживался органами милиции за управление автомобилем в нетрезвом виде. При одном из таких задержаний он… откусил палец сотруднику ГАИ. За это Жолобов получил два года условно. Пострадавший сотрудник ГАИ об этом, кстати, не узнал: он погиб при достаточно странных обстоятельствах, не дожив до суда. Имел Жолобов и другие контакты с органами охраны правопорядка. Журналист жалеет инвалида и пенсионера, чуть не оставшегося без куска хлеба, но не упоминает о том, что пенсия, получаемая им, составляет 6 миллионов 356 тысяч рублей в месяц. Ее, как и единовременное пособие в 58 миллионов рублей, пенсионеру выплачивает одна из саратовских больниц, чья автомашина участвовала в дорожно-транспортном  происшествии, приведшем вроде к инвалидности Жолобова. Но, как нам стало известно, инвалидность у этого человека была с детства, а вся история с пособиями и пенсиями взывает о необходимости дополнительной проверки. Я ни в коей мере не хочу предварять решение суда по этому делу. Пример привел для того, чтобы показать: односторонне поданный средствами массовой информации материал и создает в общественном сознании "страшный и неизвестный" образ сотрудников милиции.
- А сама такая репутация мешает в работе? Или, наоборот, хорошо, что боятся?
Г.И. Я не думаю, что нас уж так боятся. Напротив, обращений к нам граждан за помощью становится всё больше. Уверенность людей, что, скажем, от вымогательства не спасешься, прошла. Ясно, что за помощью от вымогательства к нам приходит не дворник дядя Вася, а нередко те, кого журналисты называют "новыми русскими". Отношения с ними складываются по-разному, так как бывает, что из нас желают сделать своеобразную "крышу". Проблема и в том, что при существующих налогах и прорехах в законодательстве честно в бизнесе работать практически невозможно.
- А честно работать в милиции, простите за провокационный вопрос, в наше время возможно?
С.С. Если вы имеете в виду материальные проблемы наших сотрудников, то их более чем достаточно. 80 процентов сотрудников моего отдела, например, не имеют жилья. И вынуждены большую часть своих заработков, тоже не слишком высоких, отдавать за общежитие и временное жилье. Однако мы верим в честность наших сотрудников. При малейших фактах мздоимства или коррумпированности человек у нас работать не будет, даже если он хороший профессионал. Финансовых проблем у управления много. Однако, хотелось бы, пользуясь случаем, выразить благодарность обладминистрации за оказанную помощь в материальном обеспечении нашей работы.
Но главное в том, что мы тоже люди, и милиция – лишь часть нашего больного многими болезнями общества. О своих коллегах могу сказать лишь то, что подавляющее большинство их работает, что называется, за идею. Иначе эти ребята – молодые, здоровые и тренированные – могли бы быть по другую сторону баррикад.
Вопросы задавала Ирина Акимова
Р.S. Нетрудно предположить, что это интервью вызовет неоднозначную реакцию у читателей, особенно у тех, кто сам столкнулся с произволом в милиции, - а что он возможен, не отрицают и наши собеседники. Однако выслушать их отношение к проблеме, на наш взгляд, необходимо.
Уже после того, как интервью было взято, произошел трагический случай: сотрудник управления ранил в троллейбусе пассажира. Комментировать это событие Г. Иванов не стал: идет следствие.
(Акимова И. "Шестёрка": так ли страшен чёрт, как его малюют?
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 26 мая, пятница. № 95 (821), с. 2).
**


15. Милиционера проверят в институте Сербского
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 20 июня. № 110 (836), с. 1.
Рубрика: Криминал.
* Подг. к печати: 04 октября 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Местные газеты сообщали читателям о трагедии, произошедшей 28 апреля сего года в троллейбусе маршрута 2а: милиционер, сотрудник управления по борьбе с организованной преступностью, начал стрелять в салоне и смертельно ранил пассажира.
Расследование поручено Октябрьской районной прокуратуре. Как сообщил нам прокурор района Владимир Чечин, стрелявший направлен на судебно-психиатрическую экспертизу в институт имени Сербского. Комиссия врачей здесь, в Саратове, установила, что он находился в состоянии патологического опьянения (чтобы впасть в это состояние, не обязательно пить много). Связь происшедшего с наркотиками прокурор категорически отвергает.
Стрелявшему было предъявлено обвинение в убийстве. Признал ли он себя виновным? "Нет, - ответил прокурор на этот вопрос, - он ничего не помнит".
(Милиционера проверят в институте Сербского
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 20 июня. № 110 (836), с. 1).
**


16. Когда верстался номер
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 11 июля.
* Подг. к печати: 03 октября 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Когда верстался номер, редакции стало известно, что управлением Федеральной службы безопасности РФ по Саратовской области задержаны два сотрудника регионального управления по борьбе с организованной преступностью. Прокомментировать данный факт по просьбе "СВ" руководство управления ФСБ воздержалось, сославшись на тайну следствия, сообщив, однако, что один из задержанных подозревается в совершении тяжкого уголовного преступления.
(Когда верстался номер
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 11 июля).
**


17. Ю. Санберг
"Серийный" маньяк-убийца – сотрудник РУОПа?
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 14 июля, пятница. № 141 (1026), с. 1.
Рубрика: Подробности.
* Подг. к печати: 03 октября 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
По подозрению в совершении нескольких изнасилований и убийств в конце прошлой недели задержан водитель РУОПа Владимир С. Из источников, близких к правоохранительным органам, стало известно, что его машина по крайней мере один раз оказалась в районе, где совершались преступления маньяком, подверженным влиянию лунного календаря. При обыске у водителя были изъяты наркотики и пачка патронов от табельного оружия.
В момент проведения обыска у его знакомой в квартиру вошел Александр М., также являющийся водителем РУОПа (по штатному расписанию он состоит в ОМОНе). Сотрудники управления ФСБ и областной прокуратуры провели обыск и на его квартире, где обнаружен пистолет (по разным сведениям, системы наган или браунинг) со сточенным бойком и мелкокалиберная винтовка с патронами к ней. Александр М. показал, что винтовка якобы передана на хранение ему одним из ведущих сотрудников экономического отдела РУОПа Владимиром Р. Последнего вызвали в областную прокуратуру, откуда он и попал за решетку.
Утром вчерашнего дня к единственному из трех руоповцев был допущен адвокат. До этого следователь по особо важным делам областной прокуратуры заявлял, что все трое отказались от адвокатов. Вместе с тем, на встрече со своим адвокатом Юрием Гурыдиным, Владимир Р. не только отрицал, что винтовка принадлежит ему, но и утверждал, что с момента задержания требовал к себе адвоката.
Основания и мотивы задержания Владимира Р. сформулированы таким образом, что можно понять: задержание произведено на основании ст. 122 УПК как подозреваемого в совершении преступления на которого указали очевидцы, а также указа президента о борьбе с бандитизмом.
Правоохранительные органы от официальных комментариев пока воздерживаются.
(Санберг Ю. "Серийный" маньяк-убийца – сотрудник РУОПа?
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 14 июля, пятница. № 141 (1026), с. 1).
**


18. Константин Благодаров
Гоп-стоп! Мы аферисты из РУОП
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1995, 02 сентября.
* Подг. к печати: 24 августа 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
"Наш РУОП можно считать преступной организацией!" – заявил корреспонденту "КП" прокурор Саратовской области Николай Макаров. Такое, согласитесь, услышишь не часто – даже в период очередного кремлевского наступления на тех, кто честно жить не хочет. Начальник отдела собственной безопасности и борьбы с коррупцией Михаил Лямин и старший оперуполномоченный по особо важным делам Андрей Абрамов уличены в фальсификации документов, присвоении чужого имущества и мошенничестве.
Начинали с малого: Абрамов попросил устроить в частную фирму свою жену, обещая взамен защиту от рэкета. Потом сослуживцы провернули через эту фирму аферу с пятью автомобилями "Волга" последней модели. Следом сделку по продаже 200 морозильников общей стоимостью 49 миллионов рублей... Когда по заявлению одного из облапошенных гопниками из РУОП саратовцев деяниями приятелей заинтересовались коллеги, всплыли и другие занятные факты: фальшивые документы, крайне подозрительные сделки, заключенные РУОП на покупку оборудования. Причем на бумагах, явно представляющих интерес для прокуратуры, стоят подписи начальника РУОП В. Еремкина и его первого заместителя С. Богатырева.
Было бы несправедливо утверждать, что весь Поволжский РУОП занимается подделкой документов и мошенничеством. Скажем, прапорщик Спирин (водитель одного из заместителей Еремкина) задерживался по подозрению в совершении убийств на сексуальной почве; старший оперуполномоченный Гречишников застрелил из табельного оружия невинного человека в переполненном троллейбусе; оперативник Тюсин, пьяный, как сама водка, сбил машиной 9-летнего мальчика.
Саратовский РУОП, по мнению ответственных прокурорских работников и главы саратовской администрации Ю. Белых, даже реорганизовывать смысла нет – нужно разгонять и формировать заново. Этим, возможно, и займется вскоре областное милицейское руководство. Как нам сообщили в комитете по законности саратовской Думы, из Москвы прибыла специальная комиссия по расследованию действий здешней милиции. Не исключено, что речь идет о снятии начальника областного УВД В. Булгакова. Самое дикое то, что на место Булгакова прочат... Еремкина!
(Благодаров К. Гоп-стоп! Мы аферисты из РУОП
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1995, 02 сентября).
**


19. Марина Бирюкова
Страсти по РУОПу
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 07 сентября.
Рубрика: Вокруг и около.
* Подг. к печати: 24 августа 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
- Николай Иванович, неужели вы впрямь вот так и заявили корреспонденту "Комсомолки": "Наш РУОП можно считать преступной организацией"?
- Конечно, нет, - ответил прокурор области Николай Макаров корреспонденту "Саратова", - я не произносил такой фразы и не мог ее произнести. В РУОПе работают разные люди, в том числе и прекрасные работники, в конце концов, мы вместе делаем одно дело. Я говорил о многочисленных нарушениях закона – в процессе дознания, следствия, раскрытия преступлений – и о низкой эффективности РУОПа. Взять хотя бы тот же отдел по борьбе с коррупцией – ни одного преступления, связанного с коррупцией, они не раскрыли, не считая банального мелкого рэкета.
- Из "Комсомолки" за 2 сентября из корреспонденции Константина Благодарова я узнала и еще кое-что: "...из Москвы прибыла специальная комиссия по расследованию действий здешней милиции. Не исключено, что речь идет о снятии начальника областного УВД Булгакова. Самое дикое, что на его место прочат... Еремкина!" (начальника РУОПа. – М.Б.).
- Насчет замены Булгакова Еремкиным – это не более чем сплетни. Я внес представление на имя министра внутренних дел Анатолия Куликова – о фактах нарушения законности в деятельности нашего РУОПа. И вот только что в город прибыл представитель Главного управления по организованной преступности МВД. Возможно, его приезд вызван не только моим представлением, но и статьей Александра Кислова в "Известиях".
- Но вы и ранее обращались в ГУОП по поводу действий нашего регионального управления...
- Да, и здесь были два представителя ГУОПа. Это было связано с арестом начальника вышеупомянутого отдела по борьбе с коррупцией РУОПа Михаила Лямина и сотрудника того же отдела Андрея Абрамова (наша газета об этом аресте сообщала – М.Б.). Наша следственная бригада столкнулась с противодействием, следствию чинились препятствия. Подозреваемые (до ареста) скрывались, не являлись на допросы. Наших сотрудников не пускали в здание РУОПа, не давали провести там необходимые следственные действия. Вот и пришлось попросить РУОП разобраться.
- Вероятно ли в скором будущем переподчинение региональных управлений по организованной преступности начальникам местных УВД?
- Да, министерство решает сейчас этот вопрос.
Вопросы задавала Марина Бирюкова
(Бирюкова М. Страсти по РУОПу
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 07 сентября).
**


20. Ольга Бабешкина
Оправдываться и не собирались
// "Аргументы и факты" в Саратовской и Тамбовской областях" (г. Саратов). 1995, сентябрь. № 35 (49), с. 1-2.
Рубрика: Об этом сегодня говорят.
* Подг. к печати: 03 октября 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
За последние месяцы в средствах массовой информации – как местных, так и центральных – опубликован ряд статей о криминальной деятельности сотрудников Поволжского РУОП. И зачастую в разговоре об отдельных личностях негативная оценка выносилась всему управлению. Прокомментировать ситуацию мы попросили заместителя начальника РУОП А.Ю. Давыдова.
- Александр Юрьевич, говорят, на сегодняшний день ваших сотрудников больше "сидит", чем работает
- Еще скажите – удивительно, как это нас всех до сих пор не пересажали!.. Шучу, конечно. Но если серьезно, то сейчас в изоляторе временного содержания находятся начальник нашего отдела по борьбе с коррупцией и один оперуполномоченный. Они подозреваются в мошенничестве и завладении чужим имуществом. Ведется следствие, и наличие вины каждого из них будет определять суд.
Что же касается других фактов, о которых писали СМИ, то они – факты то есть – не подтвердились. Яркий тому пример – широко разрекламированный чуть ли не на весь свет арест "маньяка-убийцы" из РУОП Владимира Спирина. Он был задержан прокуратурой и ФСБ, 20 суток находился под стражей. В результате вывод следователя В. Козлова черным по белому гласит: в действиях Спирина В.Н. состав преступления отсутствует. Думаете, кто-нибудь из должностных лиц или репортеров принес человеку свои извинения? Ничуть не бывало. По всей видимости, ему придется отстаивать свою честь и достоинство через суд.
Не так давно, по непроверенным фактам, прокуратурой было возбуждено еще одно уголовное дело. Результат расследования: сотрудники невиновны, материалы дела сфальсифицированы врачом по просьбе так называемого потерпевшего. Извинений также не последовало. Этот список можно было бы продолжить.
- И что, на этом все "беспорядки" в ваших стенах заканчиваются?
- Нет. В текущем году 6 сотрудников РУОП привлечены к дисциплинарной ответственности, один из них уволен в административном порядке. Насколько я помню, за все время существования службы – с 1989 года – против наших сотрудников было возбуждено 9 уголовных дел, осужден один – на год исправительных работ. Не стоит, пожалуй, говорить о тех делах, которые сейчас расследуются. И потом – сам факт возбуждения уголовного дела еще не говорит о виновности тех или иных лиц.
- А как насчет того, что в условиях разгула бандитизма у регионального Управления по организованной преступности практически нет оперативных разработок по ликвидации бандформирований?
- Интересно, откуда у вас такие данные? Ладно, открою небольшой секрет. Дело в том, что РУОП и создан для того, чтобы заниматься работой по ликвидации организованных преступных групп и бандформирований и воплощать это в жизнь. Только за последние 6 месяцев нашими ребятами раскрыто 102 преступления, 2 из них – непосредственно по бандитизму, изъято 10 автоматов, 12 пистолетов, 36 гранат, 2 гранатомета. Арестовано 109 человек.
- Могли бы вы привести более конкретные примеры?
- Сколько угодно. В начале года был задержан один из главарей большой преступной группировки. По понятным, надеюсь, причинам, не буду уточнять его имени-отчества. За ним и его "подельниками" тянется целый ряд тяжких преступлений: убийства, разбойные нападения, грабежи.
Год назад мы перекрыли канал поставки наркотиков из Средней Азии в Саратов, Москву, Питер, Ставропольский край. У этой группировки имеются обширные связи с другими регионами, где в настоящий момент с нашей "подачи" проводится работа по выявлению и задержанию остальных преступников.
Кроме того, по линии экономики разоблачены 2 группы мошенников, специализировавшиеся на хищениях денег как в банках, так и в коммерческих структурах. В предъявленном обвинении фигурируют 60 эпизодов их преступной деятельности. 2,5 миллиарда похищенных рублей после суда возвратятся к законным владельцам. А сегодня оперативные работники РУОПа не спали ночь, чтобы задержать некоего гражданина С., который мошенническим путем похитил вклады граждан на один миллиард.
Еще примеров?
- Да нет, пожалуй, достаточно. Хотелось бы узнать, насколько работу РУОПа можно отнести в разряд государственной тайны?
- Существует Закон об оперативно-розыскной деятельности, которым мы и руководствуемся по всем разработкам. Естественно, по возможности, пытаемся уменьшить круг сотрудников, которые могут непроизвольно подвергнуться давлению или каким-либо воздействиям извне, со стороны преступников. Стараемся обезопасить свидетелей. Иногда в интересах следствия приходится даже вывозить людей за пределы области. И чем меньше народа допущено к оперативной информации, тем лучше. Все уголовные дела, на всем протяжении расследования, контролируются надзирающими прокурорами. И пока со стороны граждан никаких замечаний на неправомерные действия в оперативной работе наших сотрудников не было.
Поэтому все, что есть в газетах, мы не воспринимаем как личную обиду. И тем более – не собираемся оправдываться. Непонятно только, для чего вокруг нашего управления создается такой нездоровый ажиотаж, и удивляет категоричность в обвинениях в адрес сотрудников. Таким вот "максималистам" нелишне было бы помнить, что существуют такие понятия, как презумпция невиновности и тайна следствия.
Да, люди в РУОПе работают разные, как и во всех других милицейских организациях, от проступков не застрахован никто. И если таковые случаются, идет мгновенная реакция, начинаются служебные проверки, и руководство принимает самые строгие меры по отношению к нарушителям. Да нерадивые и не приживаются в коллективе – попросту не выдерживают жесткой дисциплины. И последнее. Если бы мы не работали, про нас бы и не говорили. Так что и делайте соответствующие выводы.
Ольга Бабешкина.
Пресс-служба УВД Саратовской области
(Бабешкина О. Оправдываться и не собирались
// "Аргументы и факты" в Саратовской и Тамбовской областях" (г. Саратов). 1995, сентябрь. № 35 (49), с. 1-2).
**


21. Застрелился начальник РУОП
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 22 сентября. Стр. 1.
Рубрика: Крим-информ.
* Подг. к печати: 26 июля 2020 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Вчера в своем рабо­чем кабинете застре­лился начальник Регионального управления по организованной преступности (РУОПа) Владимир Еремкин.
Тело было обнаружено около 13 часов. В момент когда мы готовили эту информацию, в кабинете Еремкина шел осмотр, там находился и.о. прокурора области Анатолий Горшков, а также пред­ставитель МВД, прибывший недавно в Саратов с целью проверки положения дел в РУОПе.
(Застрелился начальник РУОП
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 22 сентября. Стр. 1).
**


22. Самоубийство начальника РУОП
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 22 сентября. Стр. 1.
Рубрика: ИнфоАСС.
* Подг. к печати: 26 июля 2020 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Вчера, во втором часу дня в своем кабинете из табельного оружия выстрелом в сердце по­кончил жизнь самоубийством 49-летний начальник Регио­нального управления по борьбе с организованной преступно­стью полковник Владимир Ива­нович Еремкин.
В последнее время вокруг РУОПа, больше известного в народе как 6-й отдел, появилось множество слухов и домыслов. Как стало известно редакции "СВ", некоторые сотрудники РУОП сейчас находятся в следственном изоляторе, а саму эту структуру собираются перепод­чинить областному УВД.
Связано ли самоубийство полковника, бывшего на генерал-лейтенантской должности, с этими событиями, предстоит ответить следствию. Вряд ли самоубийство Еремкина, занимавшего, кстати, и еще один высокий пост - заместителя начальника Главного управления УОП Российской Федерации, - вызвано какими-то незначительными деталями личного характера. Неофициальные источники сообщают о выемке в июле 1995 года некоторых вещественных доказа­тельств, документов и возбуж­дении уголовного дела против начальника РУОП, под контро­лем которого находилось 7 областей.
Однако, возможно, что эта информация не во всем соответствует действительности, тем более что Еремкин был уважаемым руководителем и имел правительственные на­грады - орден Красного Зна­мени и орден "За личное мужество".
(Самоубийство начальника РУОП
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 22 сентября. Стр. 1).
**


23. <Без названия>
// "Заря молодёжи" (г. Саратов). 1995, 23 сентября. № 38.
Рубрика: ИнфорМиг.
* Подг. к печати: 16 февраля 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вяч.Борисов.
21 сентября в своём кабинете около двух часов дня из табельного оружия выстрелом в сердце покончил жизнь самоубийством на 49-м году жизни полковник Владимир Иванович Еремкин, начальник Регионального управления по борьбе с организованной преступностью.
(<Без названия>
// "Заря молодёжи" (г. Саратов). 1995, 23 сентября. № 38).
**


24. Елена Комарова
Застрелился начальник РУБОП
"Коммерсантъ" (г. Москва). 1995, 23 сентября. № 176, с. 19.
Рубрика: Смерть милиционера.
* Подг. к печати: 28 февраля 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Вчера в Саратове в своем рабочем кабинете во втором часу дня застрелился начальник Регионального управления по организованной преступности 49-летний полковник Владимир Еремкин. Выстрел в сердце был произведен из табельного оружия. В последнее время в ряде СМИ появились статьи с подчеркнуто негативной оценкой деятельность РУОП. В Саратове незадолго до самоубийства Еремкина началась проверка РУОП со стороны МВД. В дальнейшем эту структуру предполагалось переподчинить областному УВД.
Коллеги покойного связывают самоубийство полковника Еремкина с проверкой деятельности подведомственного ему саратовского РУОП. Сейчас два сотрудника управления - начальник отдела по борьбе с коррупцией Михаил Лямин и старший оперуполномоченный этого же отдела Андрей Абрамов - находятся в изоляторе временного содержания. Они задержаны Управлением ФСБ по Саратовской области и подозреваются в мошенничестве и завладении чужим имуществом, а именно, в причастности к незаконной коммерческой деятельности фирмы "ММ", владелец которой Михаил Морозов тоже находится под следствием по этому же делу. Морозов проходил как потерпевший по известному делу бывшего вице-мэра Саратова Анатолия Зотова и бывшего управделами мэрии Александра Фролова. Именно Морозов давал Зотову взятку, а потом писал заявление в РУОП. Лямин же и Абрамов, знакомые с Морозовым еще до этого, по заявлению Морозова арестовали Зотова. После этого они все трое занялись совместной коммерческой деятельностью. В фирму Морозова "ММ" Абрамов устроил свою жену, а сам обязался охранять фирму от рэкета. По сведениям из саратовского УВД, фирма "ММ" провела несколько сделок с продажей пяти машин "Волга" и 200 морозильников. Милиция считает эти сделки незаконными, однако не объясняет свою точку зрения, ссылаясь на тайну следствия. Как бы то ни было, подчиненные Еремкина были арестованы в связи с работой "ММ". И по данным из источников, близких к местному ФСБ, против Еремкина, тоже собирались возбудить уголовное дело. Теперь не возбудят.
Елена Ъ-Комарова
(Комарова Е. Застрелился начальник РУБОП
"Коммерсантъ" (г. Москва). 1995, 23 сентября. № 176, с. 19).
**


25. Алина Нестерова
Руководитель поволжского РУОП покончил с собой
// "Сегодня" (г. Москва). 1995, 23 сентября.
Рубрика: Самоубийство.
* Подг. к печати: 15 февраля 2016 г. http://криминальныйсаратов.рф. Вяч. в Борисов.
21 сентября в Саратове в своём рабочем кабинете из табельного оружия застрелился начальник региональ­ного управления по борьбе с организованной преступно­стью (РУОП) Поволжского экономического региона полковник Владимир Еремкин. Об этом сообщило агентство "Интерфакс-Евразия" со ссылкой на УВД Са­ратовской области.
Сотрудники местных правоохранительных органов от­казались дать какие-либо комментарии по этому факту. По некоторым сведениям, ранее по обвинению в поддел­ке документов, связанных с незаконным оформлением автомобилей, были задержаны несколько сотрудников поволжского РУОП. После этого началась серия прове­рок деятельности регионального управления. Местная пресса неоднократно писала о фактах взяточничества в поволжском РУОП. По сведениям из неофициальных источников, на днях в квартире Владимира Еремкина был проведён обыск. Возможно, всё это и стало причи­нами гибели руководителя регионального управления.
(Нестерова А. Руководитель поволжского РУОП покончил с собой
// "Сегодня" (г. Москва). 1995, 23 сентября).
**


26. Обращение первое...
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 26 сентября.
* Подг. к печати: 24 августа 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В редакцию поступило обращение офицерского собрания Регионального управления по организованной преступности По­волжского экономического региона. Обращение адресовано Президенту РФ.
В обращении указывается, что в последнее время в правоохра­нительных органах области сло­жилась крайне нездоровая об­становка, вызванная конфликтом между руководством РУОП и УВД Саратовской области. По мнению подписавших обраще­ние сотрудников РУОП, "вместо того, чтобы наращивать усилия в борьбе с преступностью, значительные силы направлены на разрешение конфликта, в кото­рый втянута и областная про­куратура".
Также утверждается, что ор­ганизована кампания по дискре­дитации работников РУОП - от водителей до начальника управ­ления. Приводятся и конкретные факты, которые, как полагают со­трудники управления, характеризуют "предвзятость, основанную на методах психологического давления и шантажа" по отноше­нию к работникам РУОП, ныне находящимся под следствием. "Нас всех огульно подозрева­ют в совершении каких-то преступлений и через прессу до­водят до населения домыслы и непроверенные  факты", - гово­рится в обращении.
Как утверждает офицерское собрание, возникновение кон­фликта обусловлено полити­ческой борьбой накануне вы­боров. В целях полного и объективного расследования уго­ловных дел, возбужденных в отношении сотрудников РУОП, устранения открытой конфрон­тации между управлением по организованной преступности, УВД области и облпрокуратурой, офицерское собрание про­сит президента поручить ответ­ственным работникам аппарата Президента РФ направить ком­петентную и незаинтересован­ную комиссию для рассмотрения этого обращения и разрешения конфликта, сложившегося между различными подразделениями правоохранительных органов.
В постскриптуме напоминает­ся, что во время подготовки это­го обращения покончил жизнь самоубийством заместитель на­чальника ГУОП МВД России, начальник РУОП Поволжского экономического региона пол­ковник В.И. Еремкин.
(Обращение первое...
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 26 сентября).
**


27. Михаил Синельников
Его убили своей рукой
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1995, 29 сентября. Стр. 10.
Рубрика: Расследование "КП".
* Подг. к печати: 26 августа 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Криминальные структуры правят бал в Саратове. Таков смысл посмертного письма начальника управления по борьбе с организованной преступностью.
...Потом, как выяснилось в результате следствия, он снял пиджак, вывернул все из карманов и расстегнул ру­башку. Табельный двадцатизарядный "Стечкин" уперся в грудь чуть ниже сердца. Выстрел прозвучал необычно громко, и пуля пробив еще и спинку стула, застряла в стене. На столе осталось посмертное письмо (выдержки из которого приведены ниже).
На Западе если бы произошло самоубийство начальника спецслужбы подобного ранга (а надо сказать, что полковник Еремкин занимал генерал-лейтенантскую должность и возглавлял борьбу с организованной преступностью на территории шести областей и кроме того являлся заместителем начальника Главного управлении оргпреступности МВД России) "звон" стоял бы неимоверный.
Не просто сейчас расставить какие-то акценты, рассудить кто прав, кто виноват, хотя бы потому что прошло совсем немного времени, идет следствие, а ситуация в правоохранительных органах напоминает встревоженный муравейник.
Те, кто непосредственно знал В. Еремкина рассуждают однозначно - довели мужика. На просьбы хоть как-то прокомментировать ситуацию возражали, мол, он уже искупил свои грехи, если даже они у него и были. Совершил ПОСТУПОК, в полном соответствии с офицерскими канонами.
Из посмертного письма (ор­фография и стиль сохранены).
"Не вижу никакого выхода, как ог­радить людей от произвола - не знаю, не в силах. Но что-то делать надо".
Да, я не спорю, самоубийство гражданина В.И. Еремкина - част­ное дело, но самоубийство началь­ника РУОП Поволжского экономи­ческого региона не может не вызывать широкого интереса, хотя бы потому, что авторитет "шестерки" (РУОП многие продолжают назы­вать по-старинке) в народе был чрезвычайно высок. Вспоминаются первые статьи, посвященные дея­тельности руоповцев - "В стае преступников паника", "Они наведут порядок" и т.п. Вдруг почти разом оказались за решеткой уголовные авторитеты, имена которых были у всех на слуху, попритихли вымогатели, милицейские сводки запес­трели бравыми отчетами об успеш­ной деятельности РУОП. Казалось, наконец, появилась спецслужба способная контролировать ситуа­цию в городе. Но вот тут-то.
Из посмертного письма:
"В последние несколько месяцев это­го года, без учета какого-либо мне­ния, проведена серия негативных публикаций с передергиванием фактов, с целью скомпрометиро­вать деятельность РУОП. Органи­зовали все это руководство УВД и областной прокуратуры (прокурату­ра организовала преследование всех работников РУОП), создали группу из числа работников БЭП, следователей и работников инспек­ции по личному составу, которая практически целиком сориентиро­вана на собирание компроматериалов, грязи на наших сотрудников, причем сомнительными методами".
Да, стали появляться различные слухи и домыслы о не совсем, мяг­ко говоря, законной деятельности "шестерки", дескать, показания там просто-напросто выбиваются, боль­шинство громких дел оказались дутыми и "сыпались" не доходя до суда. Насколько эти сведения достоверны?
Буквально через несколько ча­сов после самоубийства Кремкина (Еремкина. – Прим. Вяч. Борисова.) в здании, занимаемом службой РУОП, в актовом зале состоялось офицерское собрание, на котором было принято обращение к прези­денту Российской Федерации. Там черным по белому указывалось о целой кампании по дискредитации РУОП.
В принципе противостояние РУОП - УВД можно было предположить, как только создавалась и обосабливалась "шестерка" - сентябрь 1989 года. Что получалось? С одной стороны стояли оперативные службы УВД, с другой мощная структура РУОП, интересы которых не могли не пересекаться, что в свою очередь вело к нездоровой конкуренции и излишнему ажиота­жу. Кроме того, РУОП под эгидой усиления борьбы с преступностью добивалось все большей самосто­ятельности, чему способствовали и вертикально-горизонтальные служебные связи. По идее начальник РУОП подчинялся руководству областного УВД, но в тоже время имел непосредственный выход на Москву. В итоге сотрудники РУОП почув­ствовали себя практически безнадзорно, доходило до того, что работ­никам прокуратуры, когда те проводили определенные проверки, прямо отказывали показывать не­обходимые документы. Когда же облпрокуратура Саратова, через генеральную прокуратуру РФ доби­лась создания московской комиссии с целью проверки РУОП, ее (прокуратуру) поставили на одну доску с УВД, обвинив в предвзятос­ти. Но это одна точка зрения.
Существует и другая, в частнос­ти, о содружестве и неком союзе УВД и прокуратуры, благодаря не­приязненным отношениям с главой областной администрации, которые усиленно подогреваются некоторы­ми претендентами на губернаторс­кое кресло. А поскольку В.И. Еремкин и возглавляемое им ведомство причислялось к сторонникам Ю.В. Белых, то общая задача УВД и прокуратуры, якобы заключалась не столько в желании, "поставить на место" руоповцев, сколько управлять политической ситуацией в вы­борах угодного им будущего губер­натора области.
Из посмертного письма:
"Кампания по дискредитации РУОП имеет целенаправленный характер, истоки которого находят отображе­ние в политической борьбе за власть в области. Есть основания полагать, что все это является со­циальным заказом криминальных структур".
Так что же, вместо того чтобы усиленными темпами оздоравливать криминогенную обстановку, спецслужбы схватились за власть, "подсиживая" друг друга? Руопов­цы уверены - однозначно да. Но в чем же выражается "дискредитация и открытое преследование сотрудников РУОП"? Обратимся к некото­рым фактам.
3.05.95 г. областной прокуратурой по одному лишь заявлению гр. В-й, без предварительной проверки возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 171 УК РФ в отношении трех сотрудников отдела защиты эконо­мики РУОП, которые, якобы, убили ее сына. В настоящее время дело прекращено на основании п. 2 ст. 5 УПК РФ. По результатам расследования за фальсификацию представленных следствию документов о состоянии здоровья потерпевшего на врача 3. направлено представление в вышестоящую организацию.
Но на это возражает прокура­тура, мол, возбуждение уголовного дела без предварительной провер­ки никогда не производится. И кро­ме того в настоящее время в суд направляются материалы уголовно­го дела об избиении работниками "шестерки" некоего гражданина Ж. Между прочим, по утверждению работников прокуратуры, в процес­се расследования этого дела, руо­повцами числились различные препятствия, собирали компромат на потерпевшего и прочее.
Ну ладно, идем дальше 6.07.95 г. по подозрению в совершении серийных убийств женщин задержан водитель заместителя началь­ника РУОП В. Спирин, которого без предъявления обвинения (!) задер­жали на 30 суток по известному Указу Президента. Однако обстоя­тельства задержания не подтверди­лись, и в отношении Спирина уго­ловное преследование было прекращено. (Об этом случае сообща­лось в прессе. Вольно или неволь­но в голове простого смертного складывалось мнение о РУОПе, как об организации полубандитского толка. Это не могло не нагнетать ситуацию).
Из посмертного письма:
"Ра­ботники прокуратуры допускают нарушения Конституционных прав как сотрудников РУОП, так и граждан, не имеющих никакого отношения к уголовным делам, возбужденных против наших сотрудников. Все без исключения работники РУОП, в том числе их жены и вольнонаемные, поголовно проверяются по вкладам в банках, нотариальных конторах, БТИ и т.д. Дошла еще одна но­вость, дана команда проверить по линии ГАИ всех сотрудников РУОП, имеющих личный автотранспорт".
В частной беседе один из со­трудников прокуратуры опроверг эту информацию, как не имеющую под собой никакой почвы.
Почти со стопроцентной уверен­ностью можно утверждать об реорганизации этой структуры и пере­подчинении ее руководству облас­тного УВД. Мотивация - не спра­вились с возложенной на них зада­чей. В одном месте прямо так и заявили: "А что в этом странного? Ведь предполагалось, что РУОП будет контролировать деятельность криминальных структур изнутри, внедряться в банды и т.п. Этого не произошло, так "хвосты" срубили по мелочам".
Это, я считаю, во многом спор­ное утверждение, ведь неизвестно сколько времени требуется для та­кого вот "освещения изнутри", тем более при отсутствии комплексных законов о коррупции. Оправдана ли реорганизация РУОП? Как сказать. Руководству УВД выгода конечно прямая, все в едином кулаке, да и удобно при нехватке собственных сотрудников, "затыкать дыры" руо­повцами.
Те, кто близко знал Еремки­на, полагают, чтобы довести такого мужика до самоубийства (Еремкин имел достаточно твердый характер, воевал в Афганистане, награжден многими боевыми наградами) нуж­ны были веские обстоятельства.
Из посмертного письма:
"Располагаю информацией, что в отношении меня готовится прово­кация, подыскиваются люди, которые могли бы это сделать".
Последней каплей, видимо, яви­лись слухи о проведенном, якобы, у Еремкина обыске и возбуждение, против него уголовного дела. На самом же деле из кабинета у на­чальника РУОП была изъята радио­станция.
По церковным понятиям само­убийство является непрощенным грехом, и раньше самоубийц даже хоронили за кладбищем. Но когда настоятель одного из казанских соборов (Еремкин похоронен в Ка­зани) прочитал посмертное письмо целиком, он ответил примерно так: "Он не самоубийца, его убили со­бственной рукой". Разрешение на отпевание было дано. На похоро­нах некоторые сотрудники РУОП недвусмысленно намекали, мол, скоро, еще кто-то потяжелеет на 9 грамм. Возможно, тут краски не­сколько сгущены, но то, что следу­ет ожидать большой чистки, является несомненным.
Михаил Синельников
Все точки над "i" расставит следствие, может быть. Однако тем, кого вышеприведенная публикация не удовлетворяет по тем или иным причинам, "Комсомолка" готова предоставить место для изложения своей точки зрения.
(Синельников М. Его убили своей рукой
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1995, 29 сентября. Стр. 10).
**


28. Заявление
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 03 октября, вторник. Стр. 2.
* Подг. к печати: 26 августа 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В связи с самоубийством на­чальника РУОП при УВД Сара­товской области (Поволжского региона) Еремкина В.И., в сред­ствах массовой информации по­явился ряд материалов, пред­взято и односторонне трактую­щих события, в большинстве своем основанные на слухах и домыслах. МВД, Генеральная прокуратура России, общест­венность обеспокоены случившимся и заинтересованы в уста­новлении истинной причины самоубийства. Именно с этой целью приезжали в г. Саратов заместитель министра внутренних дел России Латышев П.М., и.о. начальника Главного уп­равления по борьбе с организо­ванной преступностью (ГУОП) МВД РФ Давыдов А.Г., заме­ститель начальника Главного управления кадров (ГУК) МВД РФ Швидкин С.А.
К сожалению, происшедшему придается политическая ок­раска, делаются намеки на про­тивостояние между различными властными структурами и раскол в правоохранительных органах. Недобросовестные люди, ис­пользуя трагический случай и зарабатывая политические очки, пытаются бросить тень на проку­ратуру и милицию.
Как известно, в РУОП выявле­ны факты нарушения законно­сти, ряд сотрудников арестова­ны за совершенные преступле­ния. В связи с этим, по инициа­тиве прокуратуры и УВД обла­сти, с начала сентября 1995 го­да в РУОП бригадой МВД РФ, в которую входят представители штаба, ГУОП, инспекции по личному составу ГУКа, прово­дится проверка. В работе уча­ствует и специалист Генераль­ной прокуратуры. Очевидно, их деятельность вызывает тревогу у определенных кругов, которые стремятся помешать объектив­ной работе путем воздействия подобными публикациями на оперативных работников и следо­вателей, ведущих проверку и расследование в отношении сотрудников РУОП.
МВД и Генеральной прокура­турой России ход проверки и расследования взяты на конт­роль, а результаты будут пре­даны гласности. Просили бы воздержаться от поспешных пу­бликаций.
Прокуратура, УВД Саратовской области
(Заявление
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1995, 03 октября, вторник. Стр. 2).
**


29. Заявление
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 04 октября.
* Подг. к печати: 01 сентября 2015 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В связи с самоубийством начальника РУОП при УВД Саратовской области (Поволжского региона) В. Еремкина в сред­ствах массовой информации появился ряд материалов, предвзято и односто­ронне трактующих события, в большинст­ве своём основанных на слухах и домыс­лах. МВД, Генеральная прокуратура Рос­сии, общественность обеспокоены слу­чившимся и заинтересованы в установле­нии истинной причины самоубийства. Именно с этой целью приезжали в Сара­тов заместитель министра внутренних дел России П. Латышев, и.о. начальника Главного управления по борьбе с органи­зованной преступностью (ГУОП) МВД РФ А. Давыдов, заместитель начальника Главного управления кадров (ГУК) МВД РФ С. Швидкин.
К сожалению, происшедшему придает­ся политическая окраска, делаются намеки на противостояние между различными властными структурами и раскол в право­охранительных органах. Недобросовест­ные люди, используя трагический случай и зарабатывая политические очки, пыта­ются бросить тень на прокуратуру и ми­лицию.
Как известно, в РУОП выявлены факты нарушения законности, ряд сотрудников арестованы за совершённые преступле­ния. В связи с этим, по инициативе про­куратуры и УВД области, с начала сентяб­ря 1995 года в РУОП бригадой МВД РФ, в которую входят представители Штаба, ГУОП, инспекции по личному составу ГУКа, проводится проверка. В работе участвует и специалист Генеральной прокуратуры. Очевидно, их деятельность вызывает тревогу у определённых кругов, которые стремятся помешать объективной работе путём воздействия подобными публика­циями на оперативных работников и сле­дователей, ведущих проверку и рассле­дование в отношении сотрудников РУОП.
МВД и Генеральной прокуратурой Рос­сии ход проверки и расследования взяты на контроль, а результаты будут преданы гласности. Областная прокуратура и уп­равление внутренних дел Саратовской области просят средства массовой ин­формации воздержаться от поспешных публикаций.
(Заявление
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 04 октября).
**


30. С. Гусев
Кто защитит от укуса "Кобры"?
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1995, 06 октября.
Рубрика: Возвращаясь к напечатанному.
* Подг. к печати: 20 августа 2015 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
25 августа 1995 года наша газета сообщила читателям об уголовном деле, расследованием которого занимается прокуратура Саратова совместно со следственно-оперативной группой "Кобра". После публикации события развивались поистине с кинематографической быстротой.
М. Ткаченко, которого органы следствия обвинили в совершённом убийстве, решил вместе с адвокатом сам явиться к следователю, дабы привести факты, подтверждающие его невиновность. Но он был тут же арестован. Весьма любопытным, с точки зрения адвоката, выглядело предъявленное ему обвинение. Помимо совершенного убийства ещё – незаконное ношение и хранение огнестрельного оружия, из которого Ткаченко будто бы убил потерпевшего Исунова. Однако, это оружие до сих пор не приобщено к делу в качестве вещественного доказательства, и его никто не видел.
Наивно было бы предполагать, что он спокойно сидит в следственном изоляторе и ждёт своей участи. Вместо следственных действий с ним постоянно ведётся так называемая "оперативная работа" сотрудниками следственно-оперативной группы "Кобра", которые даже не входят в состав следственной группы по настоящему делу.
Методы этой работы довольно своеобразны. Сначала пресс оказываемого давления испытал на себе "недоноситель" Ватлин. За "отступничество" в оказании "помощи следствию" ему высказывались угрозы повторного ареста за... изменение показаний. Но этот "номер" не прошёл – по закону обвиняемый может менять показания хоть двести раз, может не давать их вообще, и не нести за это никакой ответственности. Тогда Ватлину было сказано, что он будет проходить как обвиняемый в убийстве по предварительному сговору с Ткаченко.
Не оставляют без внимания и самого Ткаченко. От него требуют совсем немного – взять на себя нераскрытое за два с половиной  года убийство Исупова, а там, дескать, статью поменяют на более мягкую. Причём, советуют это не только оперативники, но и внезапно появляющиеся в камере новые "друзья" (или, попросту, "наседки").
Можно только посочувствовать адвокату Волжской юрконсультации Саратова С.М. Зайцеву, защищающего интересы Ткаченко. Для него даже встреча со своим подзащитным – целая проблема. В "Кобре" ему говорят, что Ткаченко у них нет и в ближайшее время он там не появится. Адвокат едет в следственный изолятор и там узнаёт, что Ткаченко находится в "Кобре" и с ним ведётся "работа". И это всё, несмотря на то, что в деле есть заявление, подписанное Ткаченко и его адвокатом, с просьбой о том, чтобы никаких следственных действий с обвиняемым без адвоката не проводить. Самому Ткаченко в тот момент, когда адвокат добивается свидания с подзащитным, сообщают, что у адвоката сердечный приступ, и поработать придётся без него.
На жалобы поданные адвокатами, защищающими Ткаченко и Ватлина, в Саратовскую областную прокуратуру в связи с незаконными действиями в адрес подзащитных и самих адвокатов, ответа пока не последовало. Так же не имеется никакой официальной реакции на факты, изложенные более месяца назад в статье "Подпишу всё, только не бейте!", написанной после того, как в редакцию поступило письмо от Ватлина. На жалобы Ватлина ему пришёл ответ из прокуратуры Саратова о том, что в действиях работников правоохранительных органов в отношении него, Ватлина, отсутствует состав преступления. Но если отсутствует состав, стало быть, событие преступления всё же было установлено? А значит, факты, изложенные в письме в редакцию, и в жалобах, соответствуют действительности.
Следственно-оперативная группа "Кобра" существует не так давно. В то время, когда в правоохранительных органах Саратова царит определенная неразбериха, их деятельность лихорадят бесконечные проверки, комиссии, трагические события, аресты работников РУОП, вполне понятно естественное желание навести в городе порядок и остановить разгул организованной преступности. Но подминать под себя закон нельзя даже ради таких благородных целей.
"Идейный вдохновитель" "Кобры" В.А. Колдин, являющийся консультантом следственно-оперативной группы, не стесняясь, "консультирует" обвиняемых, даже делает аналогичные попытки в отношении адвокатов, высказывая, мягко выражаясь, неудовольствие, когда к этим "консультациям" кто-то не желает прислушиваться. При этом создаётся впечатление, что на примере "Кобры" имеется попытка создать практически бесконтрольное "государство в государстве" со своим аппаратом подавления, сметающее всё инакомыслящее на своём пути. И пример уголовного дела, журналистским расследованием которого занимается автор этих строк – яркое тому подтверждение.
Хочется надеяться, что органы следствия и надзирающие за ними инстанции всё же разберутся в "тёмном" деле, расставят все точки над "и", и примут объективное и законное решение. Если этого не случится, надежда останется лишь на "самый гуманный в мире" суд. В любом случае читатели нашей газеты узнают об окончательном его исходе. Проблема в другом. Любой профессионал, если он считает себя таковым, и особенно там, где на карту поставлена жизнь и судьба человека, должен вести честную игру. И не применять запрещённые приёмы.
(Гусев С. Кто защитит от укуса "Кобры"?
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1995, 06 октября).
**


31. Игорь Епифанов
Генерал МВД Давыдов  о коррупции в органах
// "Аргументы и факты" (г. Москва). 1995, ноябрь. № 46 (787), с. 7.
Рубрика: Силовые структуры.
* Подг. к печати: 05 сентября 2015 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Главное управление по борьбе с организованной преступностью (ГУОП) было создано в 1988 г. Инициатором создания и начальником ГУОП в то время был полковник, а ныне генерал Александр Гуров. Затем на его место пришел генерал-майор милиции Михаил Егоров. После событий в Буденновске кресло начальника одного из элитных подразделений МВД опять осталось без хозяина.
И вот с августа этого года исполняющим обязанности начальника управления был назначен генерал-майор Анатолий Давыдов, занимавший до этого должность замначальника Главного управления уголовного розыска (ГУУР). Многие связывают это назначение с попыткой реформировать один из самых сильных главков МВД.
- Анатолий Георгиевич, ни для кого не секрет, что ваши коллеги из ГУУР и других управлений относятся к ГУОП и его региональным подразделениям с плохо скрываемой неприязнью. А некоторые из них характеризуют гуоповцев чуть ли не "бандитами в форме". Как это понимать?
- С момента создания ГУОП управление это получило ряд льгот и преимуществ перед другими. Естественно, у коллег из того же уголовного розыска возникла неприязнь, которая в ряде случаев сохранилась и до сих пор.
- Но, видимо, дело здесь не только в деньгах. Методы, которые нередко используют в подразделениях по борьбе с оргпреступностью, часто выходят за рамки закона, и это, естественно, вызывает неприязнь и у профессионалов, и у тех, против кого эти методы направлены.
- Я не стал бы называть всех гуоповцев нарушителями закона. Я сам выходец из уголовного розыска, но предвзятого отношения к ним у меня нет и не было. А нарекания и упреки гуоповцы получают в основном из-за деятельности СОБРов (спецотрядов быстрого реагирования), которые действительно иногда превышают свои полномочия и допускают грубые нарушения.
- Подтверждением тому – масса заявлений от пострадавших во время операций СОБРов. Например, посетителей ночных клубов, кафе, казино не просто кладут на пол во время так называемых рейдов, но еще избивают по поводу и без поводов, да еще частенько и деньги у них отнимают.
- Да, это есть. Нередко во время таких операций страдают невинные люди. В настоящее время, например, проводится расследование по факту обращения в органы посетителей ресторана "Агдам", пострадавших в результате проведения СОБРом операции. Ждем результатов следствия и по делу об избиении датчан из фирмы "Анис". После этого инцидента датчане покинули Россию, но мы готовы опросить их даже по месту жительства, чтобы выяснить обстоятельства, связанные с их избиением, и наказать виновных.
- Хочется верить, что виновные действительно понесут наказание…
- Мы тоже на это надеемся. Все материалы о нарушениях закона мы тут же направляем в прокуратуру, которая возбуждает уголовные дела и отдает преступника под суд. Но бывает так, что человеку наносят телесные повреждения, а отвечать некому: все собровцы в масках – на одно лицо. Недавно мне пришлось выезжать в Саратов, где застрелился начальник РУОП, столкнувшись с работой своих подразделений, в частности СОБРа. В спешном порядке мы пытаемся исправить существующее положение. Я запретил проводить операции без записи их на видеопленку. Кроме этого, скоро у каждого сотрудника СОБР появится нагрудный знак. Эта мера поможет быстро находить истинных виновников.
- Меры, о которых вы говорите, помогут привлечь к ответственности рядовых сотрудников. Но ответит ли по закону руководитель операции, спланировавший ее и допустивший при этом гибель невинных людей?
- Если у нас появляются материалы о незаконных действиях руководителей наших подразделений, мы немедленно стараемся реагировать на это. В том же Саратове арестован начальник отдела РУОП по борьбе с коррупцией и с ним – еще несколько человек. Задержан и находится под следствием начальник регионального управления в Твери Ройтман. По окончании следствия их будут судить. И никто этому не сможет воспрепятствовать.
- Очевидно, существует проблема прокурорского надзора за деятельностью ГУОП, если допускаются массовые нарушения. Как складываются отношения вашего ведомства с прокуратурой?
- Да, здесь действительно далеко не все гладко, как хотелось бы. Проблема вызвана отсутствием контроля над некоторыми региональными управлениями. Дело в том, что РУОПы, в отличие от более мелких подразделений, подчиняются только Главку, то есть ГУОП, и когда местная прокуратура пытается осуществить надзор за ними, нередко возникает конфликтная ситуация.
- Может, стоит уделять особое внимание кадровой политике? Ведь из милиции сегодня по разным причинам уходит много профессионалов…
- Я согласен с вами. В милицию, в частности к нам, приходит много случайных людей. Поэтому у нас, к сожалению, очень высокая кадровая текучесть. Знаете, сколько осталось в ГУОП людей, пришедших работать сюда в 1988 г., когда образовалось Управление? Не более 20 человек. Уходят по разным причинам: кто-то, столкнувшись с произволом, а кто-то – по материальным соображениям.
- И идут они в криминальные структуры.
- В том числе и туда. Некоторых сотрудников вербуют прямо на местах. Им предлагают большие деньги в обмен на информацию.
- Вас тоже пытались подкупить?
- Однажды. За пять тысяч долларов в месяц. Но я никогда ни с кем не "сотрудничал" и не собираюсь этого делать.
- Но у многих ваших коллег в этом отношении не все чисто. Как вы оцениваете уровень коррумпированности в правоохранительных органах?
- Уровень, надо признаться, очень высокий.
- В таком случае не кажется ли вам, что приходиться биться с собственной тенью?
- Я не проводил бы такой аналогии. МВД сегодня, несмотря на коррупцию, одна из немногих структур, которую не удалось разрушить со сменой строя. И с ошибками, с огрехами, она все-таки работает, вылавливая и наказывая преступников.
- Предположим, что законы об организованной преступности и коррупции приняты. Но где гарантии, что не получится так, как в пословице – закон, что дышло: куда повернул, туда и вышло?
- Таких гарантий не существует. Законы могут действовать, но не выполняться на уровне верхов. В такой ситуации очень многое зависит от руководителей исполнительных органов, призванных следить за соблюдением законности.
- Как высоко должен стоять коррумпированный чиновник, чтобы оставаться неуязвимым?
- Считаю, что мы в состоянии добраться до любой ступени. Помешать этому могут только недостаточно высокая квалификация нашего сотрудника и слабое взаимодействие с другими правоохранительными органами. Принципиальных же преград у нас нет.
- Вы полагаете, что создание ГУОП решило проблему привлечения к ответственности высокопоставленных лиц?
- Во многом да. Известно немало случаев, когда за нарушения законности привлекают лиц на уровне членов правительства.
- Но они же уходят от ответственности!
- Не всегда. Кому-то помогают выйти сухими из воды несовершенство закона и депутатский иммунитет. Но это лишь вопрос времени. Рано или поздно преступник окажется там, где ему положено быть.
- И вы верите в это?
- Как один из руководителей ведомства я обязан сделать все возможное, чтобы так было.
Беседу вел Игорь Епифанов
(Епифанов И. Генерал МВД Давыдов  о коррупции в органах
// "Аргументы и факты" (г. Москва). 1995, ноябрь. № 46 (787), с. 7).
**


32. Игорь Корольков
"Меня убьют не бандиты"
Что стоит за самоубийством начальника регионального управления по организованной преступности
// "Известия" (г. Москва). 1995, 16 декабря. № 238, с. 4.
* Подг. к печати: 11 августа 2019 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
21 сентября этого года в полдень в своем рабочем кабинете застре­лился начальник регионального управления по организованной преступности (РУОП) Поволжского экономического района, заместитель началь­ника главного управления по организованной преступности МВД России полковник Владимир Еремкин. В незапертом сейфе полковника поверх других документов обнаружили записку на пяти страницах, написанную им собственноручно. В ней нет ни обращения к кому-либо, ни подписи, ни даты. Похоже это был черновик то ли служебного рапорта, то ли письма.
Записка заслуживает того, что­бы ключевые положения в ней процитировать.
"Генерал хочет отомстить мне за мэрию…"
"В последние несколько меся­цев этого года проведена серия негативных публикаций с передергиванием фактов с целью скомпро­метировать деятельность РУОП. Организовал все это начальник УВД (Саратовской области. – И.К.) Булгаков, он вместе с Макаровым (прокурором Саратовской области. - И.К.) организовал преследование всех работников РУОП, создал группу из числа работников БЭП (борьба с экономическими преступлениями. - И.К.), следователей и работников инспекции по личному составу. Инспекция практически в полном составе сориентирована на собирание компрматериалов, грязи на наших сотрудников, причем со­мнительными методами.
Кампания по дискредитации РУОП имеет целенаправленный характер, (слово неразборчиво - И.К.) которой находят отражение в политической борьбе за власть в области и делается все это через Булгакова и Макарова.
Создается впечатление и есть основания полагать, что все это в конечном результате является со­циальным заказом криминальных структур.
Таким образом сложившаяся ситуация продолжаться не может. Я готов уйти. Однако Булгаков хочет отомстить мне за мэрию другим способом. Он хочет меня унизить, оскорбить, уничтожить.
Располагаю информацией, что в отношении меня готовится провока­ция, подыскиваются люди, которые могли бы это сделать. Провокацию готовит Булгаков с Колдиным (быв­ший подчиненный Еремкина, воз­главлявший специальный отряд бы­строго реагирования – СОБР. - И.К.). Колдину Булгаков обещал уб­рать меня и рекомендовать его на мою должность.
Сегодня узнаю, что Муратову обещали сделать так, чтобы он не сел в тюрьму, если он будет давать показания на наших работников (РУОП), и он их уже дает.
Скоро будет освобожден Сенчило, т.к. крепко повязан с высокопоставленными лицами (Сенчило Б.Г., президент Приволжской товар­но-фондовой биржи. Лицензии на право работать с ценными бумага­ми не имел, но принял от населе­ния 4 млрд. рублей. Задержан сотрудниками РУОП за мошенничество. Как и предполагал Еремкин, Сенчило освобожден из-под стражи судом. - И.К.).
Приехала комиссия, думал, хотя бы она разберется в том, что творится, нет, чувствуется, приехали рассмотреть вопрос односторонне, с обвинительным уклоном в сторону работников РУОП.
Не вижу никакого выхода, как оградить людей от произвола, не знаю, не в силах, но что-то делать надо".
И взвел курок. Церковь отпела тело полковника. Священники убеж­дены, что офицера довели до такого отчаянного шага, и потому сде­лали для него исключение.
Прокурор проверяет… себя
Исходя из записки, можно пред­положить, что полковник покончил с жизнью из-за травли, которую орга­низовали против него и возглавляе­мого им регионального управления начальник областного управления милиции генерал Булгаков и проку­рор области Макаров. Можно было не сомневаться в том, что по факту доведения Еремкина до самоубийства будет возбуждено уголовное дело, равно, как и в том, что расследовать такое дело должна Генеральная прокуратура России. Но вопреки здравому смыслу возбудила дело и ведет его расследование, област­ная прокуратура.
В ситуации, когда имя прокурора связывают с травлей застреливше­гося полковника, такое решение вы­глядит более чем странным. Возни­кает вполне обоснованное сомнение в объективности расследования. А именно в объективности должны быть заинтересованы прежде всего прокурор и начальник УВД. Только в этом случае они могут очиститься от подозрений, которые бросила на них смерть полковника.
По мнению покойного начальника РУОП, травля выражалась в необоснованных арестах сотрудников его управления. "Наши работники, - писал в своей записке Еремкин, - задерживаются по указанию прокурора Макарова без достаточных к тому оснований. В то же время освобождаются из-под стражи вор в законе Мусихин, Муратов. От задер­жанных сотрудников требуют дать показания на руководство РУОП с тем, чтобы скомпрометировать в т.ч. и меня".
Говоря о необоснованных арес­тах, Еремкин, видимо, имел в виду прежде всего арест начальника отдела коррупции РУОП майора Лямина и старшего оперуполномоченно­го этого же отдела майора Абрамо­ва. Они обвиняются в совершении незаконных коммерческих сделок, хищении чужого имущества в круп­ных размерах с признаками мошен­ничества. Пятый месяц офицеры находятся в следственном изоляторе.
В областной прокуратуре мне за­явили, что обвинения в адрес Лямина и Абрамова обоснованны, они строятся на убедительных фактах и подтверждаются документально.
Поскольку никто, кроме сотруд­ников прокуратуры, не видел мате­риалов уголовного дела, остается верить на слово. Дело не показали даже авторитетным комиссиям, приезжавшим из МВД разбираться в сложившейся ситуации. Такая таин­ственность говорит не столько о секретности дела, сколько о недове­рии, которое возникло между правоохранительными структурами в по­следнее время.
Вполне возможно, что офицеры действительно совершили преступ­ление и должны понести за это на­казание. Но, чтобы поверить в спра­ведливость такого наказания, в этой истории не должно оставаться недо­молвок, здесь все должно быть пре­дельно ясно. Пока остается немало вопросов, не ответив на которые трудно будет поверить в то, что прокуратура, расследуя дело, искала истину, а не решала какие-то свои одной ей известные задачи.
Напомню, в записке Еремкина есть такие строчки: "Булгаков хо­чет отомстить мне за мэрию". Что имел в виду начальник РУОП?
"Меня нельзя купить, а можно только уничтожить…"
В феврале 1994 года в помеще­нии администрации Саратова при получении взятки за предоставление земельного участка сотрудники РУОП задержали заместителя главы администрации города, управляющего делами мэрии А. Фролова. Од­новременно с ним в офисе фирмы "Саша" задержали бывшего перво­го вице-мэра города А. Зотова. В хо­де расследования этого уголовного дела вскрылись финансовые махи­нации при проведении избирательной кампании в Совет Федерации России мэром города Ю. Китовым. Видимо, понимая, насколько серьез­ны обвинения в его адрес, мэр по­кончил жизнь самоубийством.
Преступление со взятками рас­крыл Лямин, тот самый майор, про­тив которого возбуждено уголовное дело. Это может ни о чем не говорить, в одном случае майор раскрыл преступление, в другом сам стал его участником. Но это может говорить и о многом: с ним сводят счеты.
В расстановке политических сил в Саратове мэр Ю. Китов, начальник УВД Булгаков и прокурор Макаров находились в оппозиции к губерна­тору области. Известно, что начальник РУОП Еремкин, один из немно­гих в области руководителей такого ранга поддерживал губернатора.
В Москве мне довелось беседо­вать с одним высокопоставленным офицером МВД России, который встречался с Еремкиным дней за десять до его гибели. Вот как он объяснил моему визави причину, по которой генерал и прокурор стали травить его и его ведомство. Они якобы предложили Еремкину объе­диниться и свалить губернатора. Еремкин, по словам моего собесед­ника, отказался участвовать в каких бы то ни было блоках.
В этой связи представляют осо­бую ценность показания жены полковника Еремкина, которые она да­ла следствию после гибели мужа. С ее слов, незадолго до смерти Ерем­кин сказал ей: "Меня нельзя купить, а можно только уничтожить. Меня убьют не бандиты, а "там". При этом показал вверх.
Трудно поверить, чтобы человек, возглавлявший одну из самых жестких структур МВД, прошедший Аф­ганистан, сделал такое заявление, не имея на то серьезных оснований. Замечу, что РУОП обладает обшир­ной агентурной сетью и информация самого разного рода ежедневно сте­кается к начальнику регионального управления. Заявление о том, что его убьют не бандиты, а люди, обла­дающие государственной властью, вкупе с сообщением о том, что про­тив него готовится провокация, со­гласитесь, дают повод для самых смелых предположений и основания для тщательного и независимого расследования.
Заявления, а затем и самоубий­ство полковника заставляют более внимательно присмотреться и к та­кому факту - начальник РУОП прохо­дил фигурантом в деле Лямина и Абрамова. Ему ставилось в вину то, что он допустил нарушения и зло­употребления при оформлении в банке беспроцентных ссуд на жилье. Два подполковника МВД, изучавшие этот случай, в своем рапорте на имя руководства министерства сделали такое заключение: "Согласно официально полученных справок из Сбербанка г. Саратова, каких-либо претензий банк к вышеупомянутым лицам не имеет. Нарушений дого­ворных обязательств банком не усматривается".
В прокуратуре области и в обла­стном УВД мне подтвердили: нару­шения, допущенные Еремкиным, не могли повлечь за собою даже его отставки.
В прокуратуре, УВД и управлении ФСБ по Саратовской области я пытался выяснить, обладают ли эти ведомства какой-либо информацией о возможной криминальной деятельности полковника, о его связях с криминальным миром. Два генерала и прокурор категорически ответили, что не обладают такой информацией.
Тем не менее полковник Ерем­кин, судя по всему подвергался мощному прессингу со стороны про­куратуры и УВД. Во время совеща­ния у него в кабинете в присутствии его подчиненных грубо и демонстра­тивно провели обыск. Изъяли радио­станцию. Таких высококлассных ра­диостанций для РУОП коммерческое предприятие закупило 13 штук. Одну радиостанцию Еремкин подарил Булгакову. Ни у кого, кроме Еремки­на. радиостанций больше не изъяли.
Подозреваются все
В моем распоряжении два доку­мента. Один адресован областной прокуратурой директору коммерче­ского предприятия. В связи с рас­следованием дела Лямина и Абра­мова директору предлагается сооб­щить, реализовывались ли его фир­мой автомобили, "выдавались ли справки-счета и регистрировались ли сделки купли-продажи авто­транспорта на имя или от имени либо в пользу следующих лиц". В списке 144 фамилии. Практически все сотрудники РУОП и члены их семей.
Другой список направили в один из коммерческих банков. Прокуратура требует выяснить, "имелись ли начиная с 1 января 1990 года и имеются ли в настоящее время в вашем банке и его филиалах лице­вые счета на лиц, перечисленных в прилагаемом списке". В нем 94 фамилии. Сотрудники РУОП утвержда­ют, что список ксерокопирован с телефонного справочника управле­ния.
Такие запросы рассылаются в коммерческие предприятия, банки, нотариальные конторы. Идет то­тальная проверка всего региональ­ного управления, вплоть до маши­нисток и уборщиц. Это грубейшее нарушение Уголовно-процессуаль­ного кодекса. Запрашивать сведения можно только конкретно на тех, кто подозревается в совершении преступления. В данном случае, судя по запросам, подозревается все управление. Разумеется, содержание запросов стало известно всему городу.
Провести необходимую провер­ку прокуратура могла так называе­мым оперативным путем, не при­влекая внимания посторонних и не бросая тень на все ведомство. Вме­сто этого, она словно умышленно действовала с вызовом, демонстра­тивно.
Вот почему даже в тех случаях, когда прокуратура и УВД действо­вали против конкретных офицеров РУОП, совершивших проступки или преступления, вполне обоснованно их действия принимались в штыки, в них усматривали предвзятость и стремление в очередной раз опоро­чить управление в глазах общест­венности.
Не чем иным, кроме, как стрем­лением дискредитировать РУОП, нельзя объяснить и то, что генерал Булгаков приступил к созданию в структуре своего управления под­разделения по борьбе с коррупци­ей - аналог отдела РУОП. Им сформирована группа "Кобра", как бы в противопоставление отря­ду СОБР регионального управле­ния.
Конфликт разжигали криминальные структуры?
Понимая, сколь непростая ситу­ация сложилась во взаимоотноше­ниях правоохранительных структур, Еремкин настаивал, чтобы в Саратов прибыла комиссия, в состав которой вошли бы сотрудники Генеральной прокуратуры и МВД; они смогли бы получить доступ ко всем расследуе­мым уголовным делам, возбужден­ным против работников РУОП. Кро­ме того, важно было бы поднять и засекреченные оперативные мате­риалы. Они помогли бы комиссии пролить свет на истинное положе­ние дел во взаимоотношении правоохранительных структур между со­бой и с преступным миром.
Еремкин полагал, что только так можно снять напряжение и восстановить работоспособность управле­ния.
В Саратов приезжали комиссии из МВД. Но доступа к материалам, которые бы помогли объективно оценить ситуацию, они не получили. Беспомощность комиссий отражала положение вещей в самом минис­терстве. В МВД существовала и су­ществует группа высокопоставлен­ных офицеров, которые считают, что главное управление по организованной преступности необходимо упра­зднить, а региональные структуры переподчинить областным управле­ниям.
Эта точка зрения совпадает с желанием местных властей изба­виться от   неподконтрольной ей структуры. Обладая большими техническими и агентурными возможностями управления стали не толь­ко проникать в мир организованной преступности, но и получать инфор­мацию о криминальной деятельности государственных чиновников самого разного уровня. В регионах на­чалась жестокая борьба за влияние на управления. Принципиальных и честных руководителей старались скомпрометировать любым спосо­бом и заменить на своих, карманных. Там, где это не удавалось, кон­фликты перерастали границы областей, становились достоянием столичных средств массовой информации. Об одном из них, происшедшем в Рязани, "Известия" писали в начале этого года в статье "Остров УОП".
Такие конфликты искрят по всей России. Особенно упорно противостояние в Хабаровске, Архангельске, Пскове. Но самого большего накала оно достигло в Саратове.
Такие конфликты, увы, были за­программированы в момент созда­ния управлений. С одной стороны, они подчинялись Москве, с другой - финансировались через областные УВД и без их начальников в РУОП не могли ни уволить, ни принять на ра­боту сотрудников.
Эффективной же эта структура может быть только в том случае, ес­ли будет исключительно федераль­ного подчинения, не зависимой от местных властей. И даже от местной прокуратуры. Разумеется, прокурор­ский надзор за силовой структурой, обладающей огромными возможно­стями и постоянно работающей в экстремальных условиях, необхо­дим. Но контролировать федераль­ное управление должен федераль­ный прокурор. Такова мировая практика.
Призывы полковника Еремкина не могли быть услышаны: готови­лась мощная атака на управление. Она состоялась на коллегии МВД в конце октября и едва не закончи­лась победой, на радость преступ­ному миру
Среди версий причин саратов­ского конфликта между правоохранительными органами (а ее сторон­ники в основном офицеры РУОП) упорно ходит и такая: конфликт активно разжигал один из лидеров криминального мира, делающий деньги на торговле нефтью. К слову сказать, на это же в своей записке намекал и полковник Еремкин. Сего­дня этот человек рвется на место губернатора области.
Одни утверждают, что, решив свести счеты с жизнью, полковник  Еремкин неадекватно отреагировал на ситуацию вокруг РУОП. Другие же убеждены, что таким образом честный и мужественный офицер решил привлечь внимание МВД и общественности к проблеме взаимоотношений управления с местными правоохранительными органами.
Есть и третья версия. Один из информированных источников сообщил мне, что готовился арест Еремкина. Еремкин ждал его. Если эта информация верна, то что мог означать арест полковника без достаточных на то оснований? По закону его могли продержать в кутузке не более трех суток. Но и этого было бы  достаточно, чтобы скомпрометиро­вать начальника РУОП в глазах общественности: мол, дыма без огня не бывает. Кроме того, это должно было сломать его психологически, сделать сговорчивее. Например, за­ставило бы полковника в конце концов допустить прокуратуру и УВД к оперативным материалам РУОП.
Но в жестоком противостоянии, подводные течения которого тщательно скрыты, не следует исключать, как мне сказали компетентные люди, и так называемого итальянского варианта. Еремкина могли посадить в камеру к уголовникам, и те, выполняя чье-то задание, убили бы его. Для этого сгодилась бы и обыкновенная подушка.
Зная о готовящемся аресте, пол­ковник, безусловно, не мог исклю­чать и такого исхода. Возможно, именно поэтому предпочел пулю грязным рукам преступников.
Приблизительно месяц назад страну облетело сообщение: в Саратове члены одной преступной группировки расстреляли 11 человек из другой преступной группировки. Случая столь массового расстрела в России еще не было. Но вряд ли этому стоит удивляться. Когда во  время боевых действий открывается второй фронт, плацдармы сдаются почти без боя.
Игорь Корольков, "Известия". Саратов.
(Корольков И. "Меня убьют не бандиты"
// "Известия" (г. Москва). 1995, 16 декабря. № 238, с. 4).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
16 октября 2020 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню