Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Досье. Достоевский Ф.М. Часть 13. В.Е. Холшевников. Ф.М. Достоевский. 1962 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 04.02.2021

Опубликовано: 05.02.2021



В.Е. Холшевников
Ф.М. Достоевский. (Выписка).
// Из книги: Достоевский Ф.М. Избранные сочинения в двух томах. Том 1.
- Л., Лениздат, 1962 г., 784 с. Тираж 100 000 экз. Составители Т.В. Боголепова и Е.Н. Габис. Общая редакция, вступительная статья и примечания В.Е. Холшевникова. Оформление художника В.В. Зенькович. Стр. 5-38.
* Подг. к печати: 04 февраля 2021 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
*
Удивительна и трагична судьба Достоевского. В молодости – член тайного социалистического кружка, затем – политический каторжник; в шестидесятые годы – ярый противник Чернышевского и журнала "Современник", в семидесятые – автор романа "Бесы", злобного пасквиля на русских революционеров, редактор реакционного журнала "Гражданин", проповедовавшего политическое и религиозное мракобесие. И в эти же шестидесятые – семидесятые годы Достоевский – создатель лучших своих романов, вошедших в сокровищницу мировой литературы, в которых проповедь христианского смирения и покорности сочетается с невиданным до того по силе обличением социальной несправедливости и буржуазной морали, растлевающей душу человека.
Противоречивость взглядов и убеждений писателя несомненна. Он никогда не мог создать стройной, хотя бы по внешности, философской системы, сам ощущал противоречия своей мысли и своих чувств, пытался убедить себя в необходимости смирения и вновь сомневался, возмущался и бунтовал. Стр. 5.
*
<…> Ослабление социальной остроты произведений Достоевского изменило отношение к нему Белинского. Критик, восторженно отозвавшийся о "Бедных людях", сдержанно писал о "Двойнике", очень резко – о "Господине Прохарчине" и особенно о "Хозяйке". Мнительный по натуре, Достоевский увидел в этом изменение отношения лично к себе. К обиде прибавились разногласия идейного характера. Воспитанный в религиозном духе, Достоевский не мог примириться с материализмом и атеизмом Белинского, его насмешками над религией, - Достоевский разошелся с Белинским и его кружком. Стр. 12.
*
<…> 15 апреля 1849 года Достоевский на собрании у Петрашевского читал вслух знаменитое письмо Белинского к Гоголю. А ровно через неделю, в ночь с 22 на 23 апреля, Достоевский, как и другие члены кружка, был арестован и заключен в тюрьму Алексеевского равелина Петропавловской крепости. За чтение "преступного письма литератора Белинского, наполненного дерзкими выражениями против верховной власти и православной церкви", Достоевский был отнесен к числу наиболее опасных "государственных преступников".
Через восемь месяцев после ареста, 22 декабря, осужденные, двадцать один человек, были выведены на Семеновский плац для объявления приговора. На плацу был воздвигнут эшафот и врыты три столба. Каждому осужденному в отдельности был прочитан приговор – всем одинаковый: "подвергнуть смертной казни расстрелянием". На троих надели саваны, привязали к столбам, опустили на глаза капюшоны. Очередь Достоевского была следующей. Солдаты по команде подняли ружья и прицелились. Стр. 16.
<…> 23 января 1850 года Достоевский был привезен в Омский каторжный острог. Стр. 17.
*
<…> Несмотря на тяжелую болезнь (на каторге Достоевский заболел падучей, мучившей его потом всю жизнь), добиться отставки было нелегко, и только в 1859 году, благодаря усиленных хлопотам влиятельных друзей, он вышел в отставку и получил разрешение жить в Твери, а еще через полгода – и в Петербурге. В декабре 1859 года, после десятилетия каторги и подневольной службы, Достоевский вернулся в столицу. Стр. 17.
*
<…> Уже в 1861 году между "Временем" и боевым органом революционной демократии – некрасовским "Современником" обозначились идейные разногласия по коренным вопросам современности, вскоре переросшие в ожесточенную полемику (вели ее преимущественно Салтыков-Щедрин и Достоевский). В мае 1863 года "Время" было запрещено, что явилось плодом недоразумения. Вскоре Михаилу Достоевскому было разрешено издавать новый журнал – "Эпоха", в первом номере которого (в марте 1864 года) были напечатаны "Записки из подполья".
Это было первое художественное произведение Достоевского, в котором отчетливо выразилась реакционность его идеологии. Пафос повести – в стремлении опровергнуть идеи, лежащие в основе напечатанного за год до этого в "Современнике" романа Чернышевского "Что делать?".
Идейная основа романа Чернышевского – философский рационализм революционного просветительства: когда большинство людей поймет, чем плохо современное общество и каким оно должно быть, оно построит новое общество на разумных основаниях. Достоевский возражает устами своего героя: такое общество невозможно потому, что поведение человека определяется не разумом, а стремлением к самоутверждению, к выражению своего "хотения", хотя бы глупого, хотя бы и во вред себе. Иррациональность человеческой психики, торжество в ней темных, злых, извращенных инстинктов – вот что утверждает это тяжелое, мрачное произведение. Стр. 19-20.
*
<…> Н.К. Михайловский метко назвал Достоевского "жестоким талантом". Действительно, рассказ Мармеладова о том, как Сонечка "по желтому билету пошла", или описание того, как обезумевшая Катерина Ивановна заставляет детей плясать и просить милостыню, читать мучительно тяжело. Но жестокость Достоевского – гуманная жестокость. Он заставляет читателя страдать и мучиться, потому что сам страдает и мучится от сознания жестокого ужаса жизни обездоленных. Проницательные слова Добролюбова, что главное содержание произведений Достоевского – "боль о человеке", применимы к "Преступлению и наказанию" еще более, чем к прежним произведениям писателя, потому что весь роман – это сгусток человеческого страдания. Стр. 23.
*
<…> В центре "Преступления и наказания" стоит Раскольников – убийца по теоретическим мотивам. Художественный анализ сущности его "идеи" является главной философской проблемой романа.
"Идея" Раскольникова – это наполеоновская идея. Всё человечество Раскольников делит на две неравные части: большинство – покорное стадо, подчиняющееся установленным законам, и немногочисленные герои – Наполеоны, Магометы, дерзновенно преступающие через старые законы и устанавливающие свои, новые. Для этих людей не существует самого понятия "преступление", они смело шагают через реки крови, и история их оправдывает. Убийство является для Раскольникова прежде всего способом испытать себя, найти ответ на вопрос, кто он: "вошь" или "Наполеон", "тварь дрожащая" или "право имеет". "Я не человека убил, я принцип убил!" – говорит он о себе.
Наполеоновская идея не выдумана Достоевским, - это крайнее выражение идеологии, рожденной отношениями капиталистического общества, где всяк за себя, а человек человеку – волк.  Наполеон – характернейшая фигура для эпохи победного шествия буржуазии, и недаром он стал ее кумиром. Французская литература первая изобразила тип крайнего индивидуалиста, видящего в других людях лишь материал для достижения блестящей карьеры. Таковы, например, Растиньяк у Бальзака, Жюльен Сорель у Стендаля. Бессердечный эгоизм, культ сильной личности, восхищение успехом, карьерой, презрение к "толпе", убеждение, что нравственные законы нужны лишь для косной толпы, но не обязательны для "сильных личностей", - вот основы морали людей этого типа. Стр. 23-24.
*
<…> Если для того, чтобы спасти от гибели многих, нужно убить одну "зловредную вошь", то не будет ли такое преступление морально оправданным? К этому именно выводу приходит Раскольников.
Эти два мотива, два исходных пункта теории Раскольникова взаимно исключают друг друга. Черновики и планы романа показывают, что Достоевский колебался, какому мотиву отдать предпочтение: убийство только для себя или для блага других. В конце концов писатель оставил оба мотива, хотя второй развит более подробно. Это очень важно для понимания замысла Достоевского. Стр. 25.
*
<…> Удар Достоевского направлен здесь не только против буржуазных экономистов и социологов (таких, как Милль, Спенсер), но и против Чернышевского и русских революционных демократов шестидесятых годов. Об этом свидетельствуют многочисленные намеки, разбросанные в романе (преимущественно в репликах Разумихина и Порфирия), и карикатурный образ Лебезятникова.
Чернышевский стремился материалистически объяснить развитие общества, но не дошел до исторического материализма. Анализируя современные ему буржуазные общественные отношения, он пришел к выводу, что основой их является индивидуализм, взаимная борьба эгоистических интересов. Неразумному буржуазному эгоизму он противопоставил разумный эгоизм передовых образованных людей, понимающих, что прочное благо каждой личности возможно лишь в обществе, основанном на разумных основаниях, где не нужна будет жестокая конкуренция, - т.е. в обществе социалистическом. Но Чернышевский был не только социалистом-утопистом и просветителем: он отлично понимал, что господствующие классы не отдадут даром своих привилегий, и звал к революции, к насильственному подавлению господствующих классов, к мужицкому "топору". Этими идеями проникнуты все сочинения Чернышевского, в том числе и знаменитый роман "Что делать?", оказавший огромное влияние на "молодые поколения наши" в шестидесятых годах.
Революция 1848 года на Западе привела в конечном итоге к упрочению антинародной власти буржуазии. Крушение надежд на светлое будущее для народа глубоко переживали лучшие люди Запада и России. Но если Герцен и Чернышевский пришли к выводу о необходимости народной революции, то Достоевский сделал неверный, реакционный вывод о том, что всякая революция вообще ведет к господству буржуазии и ее идей. В "Зимних заметках о летних впечатлениях" (1863) Достоевский дал замечательный памфлет на торжествующую европейскую буржуазию, показал обнищание народа под ее властью – и пришел к пессимистическому и глубоко ложному выводу о том, что европейский рабочий класс насквозь буржуазен по своему мировоззрению.
Но если революция на Западе привела к господству буржуазии и ее идей, то победа ее в России приведет к тому же, - таков ход мыслей Достоевского. Поэтому в его романе происходит чудовищное отождествление буржуазного индивидуализма Наполеонов или Лужиных (тут разница только в масштабах) с "разумным эгоизмом" и социализмом Чернышевского. Два мотива "идеи" Раскольникова (для себя и для блага других) сливаются в один; топор мужицкой революции, к которому звали Русь Чернышевский и его соратники, превращается в топор Раскольникова. Глубокая правда разоблачения буржуазного индивидуализма противоречиво сочетается в романе с глубоко реакционной ложью, с борьбой против идеи революции, революционного насилия.
Нельзя через кровь идти к благу людей – такова одна из основных мыслей романа. Во-первых, путь насилия неизбежно приводит к гибели безвинных жертв: рядом со злобной старушонкой под топором Раскольникова падает кроткая Лизавета. В романе это приобретает значение символа. Во-вторых, и это главное, Раскольников, убив процентщицу и Лизавету, убивает в себе человека, становится нравственным изгоем: он не может теперь обнять мать и сестру, он отрезал себя от людей. Стр. 26-27.
*
<…> В пору работы над "Преступлением и наказанием" Достоевский находился в чрезвычайно тяжелом положении. В 1864 году умер его брат Михаил, совершенно разоренный неудачей с изданием "Эпохи", и оставил после себя большие долги. Не желая, чтобы на его брата хотя бы посмертно падала тень банкрота, писатель принял долги на себя. На это уходили все гонорары, и всё же кредиторы угрожали Достоевскому долговой тюрьмой. В 1865 году ловкий книгоиздатель Стелловский предложил ему три тысячи рублей за право издания всех его сочинений и за обязательство написать в счет тех же денег новый роман к ноябрю 1866 года. Если бы Достоевский не выполнил условия в срок, то права на издания сочинений навсегда переходили бы к Стелловскому. Условия были бессовестно кабальные, но писателю пришлось согласиться.
"Преступление и наказание" было окончено осенью 1866 года, и на работу над новым романом осталось всего около двух месяцев. Достоевский был в отчаянии: времени явно недоставало. Тогда друзья посоветовали писателю диктовать роман, план которого был уже готов, стенографистке. Достоевский решил попробовать, и с 3 октября стал ежедневно работать с молодой стенографисткой Анной Григорьевной Сниткиной. Точно в срок, 1 ноября, Достоевский снес свою новую вещь, "Игрока", Стелловскому. А в феврале 1867 года А.Г. Сниткина стала женой Достоевского (он вдовел с 1864 года). Вскоре супруги уехали (или, лучше сказать, бежали от кредиторов) за границу, где пробыли около четырех лет. Там был написан "Идиот" (1869) и значительная часть "Бесов" (1872). Стр. 29.
*
<…> Писатель создает своему герою совершенно исключительную биографию. <…> Он мечтает о России, зная ее лишь по книгам, и возвращается на родину с горячим желанием воплотить в жизнь свой нравственный идеал.
И первый же день в России вовлекает его в водоворот зловещих событий, сталкивает с гнусными пороками, ненасытной алчностью, темными вожделениями, интригами, враждой и ложью. Искусным сплетением сюжета писатель сводит вместе ряд самых разных лиц – от прощелыги и сального шута Фердыщенки до аристократа Тоцкого. При  всем несходстве общественных положений и характеров почти всех их объединяет нравственное разложение, темные страсти, из которых главная – жажда денег, накладывающая свою грязную печать на все другие страсти и помышления, оскверняющая самое интимное человеческое чувство – любовь.
Крушение всех нравственных устоев под напором охватившей общество жажды обогащения, буржуазного хищничества – по мнению Достоевского, один из главных признаков времени, и одна из главных тем романа. "Наполеоновская" идея "Преступления и наказания" преображается в "Идиоте" в "ротшильдовскую". Люди  бредят деньгами, обожествляют их. Лебедев, готовый бескорыстно плясать перед миллионером, только циничной откровенностью и масштабами отличается, например, от благопристойного генерала Епанчина, сразу меняющего отношение к князю Мышкину при известии о наследстве.
Жажда наживы, не сдержанная нравственной уздой, плодит преступления. "Нет, теперь я верю, что этакой за деньги зарежет! – говорит Настасья Филипповна о Гане. – Ведь теперь их всех такая жажда обуяла, так их разнимает на деньги, что они словно одурели. Сам ребенок, а уж лезет в ростовщики! А то намотает на бритву шелку, закрепит, да тихонько сзади и зарежет приятеля, как барана, как я читала недавно…"
Мотив убийства всё время звучит в романе: его предсказывает князь Мышкин в разговоре с Ганей; в сцене посещения Мышкиным Рогожина и в следующей нож Рогожина неудержимо притягивает к себе князя и предвещает финал; герои романа постоянно беседуют о последних сенсационных убийствах с целью ограбления; подробности одного из них повторяет Рогожин.
Преступление становится для Достоевского символом эпохи с ее культом денег, бесчеловечностью, разнузданностью зверских инстинктов. Сюжет романа связывает в один узел социально-психологические и нравственно-философские проблемы. И в нравственном плане такие люди, как Тоцкий, оказываются не выше, чем низменные убийцы-грабители.
Тоцкий, генерал Епанчин, Ганя Иволгин – люди вполне приличные, уважаемые члены общества. Истинное их лицо раскрывается во взаимоотношениях с их жертвой, Настасьей Филипповной, потому что она жертва не только Тоцкого, но и всего окружающего ее общества. Ни одному из ее гостей, кроме князя, не приходит в голову увидеть в ней человека, все лишь торгуют ее. Тоцкий предлагает приданое в семьдесят пять тысяч, чтобы освободиться от Настасьи Филипповны. Ганя предлагает руку и сердце за эти семьдесят пять тысяч. Генерал Епанчин в день помолвки с недвусмысленной целью дарит жемчуга. Один лишь Рогожин любит Настасью Филипповну со всей силой своей мрачной страсти, но даже он видит в ней вначале только товар и с купеческой грубостью пытается сокрушить соперников надбавкой, как в аукционе, и приносит сто тысяч. При всей исключительности этой сцены Достоевский отразил в ней очень типичное явление, - недаром через четыре года Островский в "Бесприданнице" создает аналогичную ситуацию с совершенно иными героями: Ларису разыгрывают в орлянку, и она, осознав свое положение, восклицает: "Я – вещь!". Стр. 30-31.
*
<…> Мышление Достоевского идеалистично, религиозно. Как великий художник-реалист, он отражает с большой глубиной и правдивостью разнообразные и существенные стороны жизни своей эпохи, но осмысляет их с реакционной, религиозной точки зрения. Категории нравственности для него – извечные категории, их идеал и воплощение добра – Христос. Глубокую аморальность отношений буржуазного мира Достоевский понимает как отказ от бога в душе, от Христа, наваждение апокалипсического антихриста. Достоевский считает, что если человек отказывается от веры в бога, то тем самым он автоматически отказывается от веры в добро, неизбежно должен прийти к выводу, что человеку "всё дозволено", к оправданию преступления. А так как революционеры, социалисты были атеистами, то, значит, они неизбежно должны были прийти к отрицанию морали, к преступлению. В этом абсурдном выводе сказалась всё возраставшая у Достоевского вражда к революционным демократам, противоречиво сочетавшаяся у него со страстным гуманизмом, и страх перед злым началом человеческой природы, обуздать которое может якобы только православная религия. Такой вывод четко сформулирован Достоевским в следующем романе – "Бесы", но основы этого вывода видны еще в "Преступлении и наказании" и более отчетливо – в "Идиоте".
Среди действующих лиц "Преступления и наказания" выделяется своей карикатурностью Лебезятников, последователь Чернышевского и Писарева, доводящий до совершеннейшего абсурда мысли своих учителей. Правда, писатель сам называет его глуповатым и дохленьким недоноском, опошляющим и окарикатуривающим те идеи, которым он самым искренним образом служит.
В "Идиота" Достоевский вводит уже целую группу карикатурных до неправдоподобия персонажей – компанию Бурдовского, которых выдает за типичных представителей молодого поколения.
Введение в роман побочной сюжетной линии, связанной с этими пасквильными фигурами, - крупный художественный просчет писателя, вызванный желанием во что бы то ни стало унизить своих идейных противников. Очень метко сказал об этом Салтыков-Щедрин, в общем чрезвычайно высоко оценивший "Идиота": "С одной стороны, у него [Достоевского. – В.Х.] являются лица, полные жизни и правды, с другой – какие-то загадочные и словно во сне мечущиеся марионетки, сделанные руками, дрожащими от гнева" [1]. Стр. 33.
[1]. Н. Щедрин (М.Е. Салтыков). Сочинения, т. VIII, М., 1937, стр. 436.
*
<…> Итак, с одной стороны – страстная проповедь христианского идеала, который якобы один своей нравственной красотой может спасти Россию и весь мир от морального вырождения; с другой - показ трагического бессилия этого идеала перед моральным вырождением, которое несет человечеству всё более развивающийся капитализм.
Идейные противоречия писателя, ясные уже в "Преступлении и наказании" и более отчетливые в "Идиоте", еще заметнее усиливаются в начале семидесятых годов в связи с наметившимся новым подъемом революционного движения. Ненависть Достоевского к революции и ее носителям застилает ему глаза как мыслителю и художнику. Начав писать роман о русских революционерах, Достоевский откровенно сознавался, что сильно надеется на него, "но не с художественной, а с тенденциозной стороны; хочется высказать несколько мыслей, хотя бы погибла при этом моя художественность… пусть выйдет хоть памфлет, но я выскажусь" [1].
[1]. Ф.М. Достоевский. Письма, т. II, стр. 257.
Однако "Бесы" оказались не памфлетом, а настоящим пасквилем, клеветой на русских революционеров, на всё революционное движение. "Марионетки, сделанные руками, дрожащими от гнева", выдвинулись здесь на первый план. И хотя в романе есть отдельные замечательные образы, изумительные сцены, всё же в целом, вследствие ложности основной идеи, "Бесы" стали художественным поражением писателя.
В 1871 году Достоевский вернулся из-за границы в Россию и вскоре сблизился с такими столпами реакции, как князь Мещерский и Победоносцев. В 1873 году Достоевский делается главным редактором махрово-реакционного журнала князя Мещерского "Гражданин". С первого же номера Достоевский начинает публиковать в нем свой "Дневник писателя" – своеобразный ежемесячный фельетон (он выходил в 1873 и в 1876-1877 годах, сначала в "Гражданине", потом – ежемесячными отдельными выпусками).
"Дневник писателя" не имел определенной программы. Достоевский писал обо всем, что его волновало в общественной жизни России и Европы: о судах (в связи с уголовными процессами, всегда его интересовавшими), о воспитании детей, о национальном вопросе, политике и т.д. Писатель проповедовал самые реакционные идеи: о превосходстве православной России над разложившимся от безверия Западом, о необходимости завоевания Константинополя и т.п. Как публицист Достоевский стоит неизмеримо ниже художника, многие фельетоны (особенно на политические темы) написаны просто плохо и производят тягостное впечатление и содержанием, и формой. Но порой в "Дневнике писателя" сверкают по-настоящему вдохновенные страницы, - например, посвященные Некрасову. Иногда фельетон превращается в блестящий художественный очерк, - таковы "Маленькие картинки". Несколько раз Достоевский вкрапливал в "Дневник писателя" рассказы; к ним относятся "Мальчик у Христа на елке" и "Кроткая". Стр. 34-35.
*
<…> Эти вопросы возникают в одном из сложнейших произведений Достоевского, в последнем его романе "Братья Карамазовы" (1879-1880). Сомнения героев – это сомнения самого писателя. Бунту Ивана Карамазова в романе противопоставлена православная проповедь старца Зосимы. Но правда жизни, художественная правда оказались в "Братьях Карамазовых", как и в других романах (за исключением "Бесов"), сильнее ложных предвзятых идей. Достоевский показывает здесь такие страшные картины жизни, что проповедь христианского смирения и всепрощения не может заглушить негодования, вызываемого этими картинами. Стр. 37-38.
*
<…> В свое время реакционные идеи Достоевского, в которые он сам страстно верил, принесли много вреда, - недаром некоторые буржуазные философы и писатели считали его своим учителем и развивали самые слабые и реакционные стороны его творчества. К нашему времени сама жизнь опровергла большинство ложных его утверждений, - спорить с ними уже нет нужды. Но столько правды заключено в его произведениях, так много поставил он глубоких вопросов, создал столько непреходящих художественных ценностей, что его творения прочно вошли в число "вечных спутников" человека. Стр. 38.
(Холшевников В.Е. Ф.М. Достоевский. (Выписка).
// Из книги: Достоевский Ф.М. Избранные сочинения в двух томах. Том 1.
- Л., Лениздат, 1962 г., 784 с. Тираж 100 000 экз. Составители Т.В. Боголепова и Е.Н. Габис. Общая редакция, вступительная статья и примечания В.Е. Холшевникова. Оформление художника В.В. Зенькович. Стр. 5-38).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
04 февраля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню