Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Убийство Елены Славновой в Академии права, 20.05.1996 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 03.06.2019
Опубликовано:
09.06.2019



20.05.1996 г. около 12.30 в главном корпусе Саратовской государственной академии права по адресу: г. Саратов, ул. Чернышевского, 104 в помещении кафедры философии преподаватель философии Илья Баев убил свою бывшую любовницу преподавателя логики Елену Славнову, которой нанес 35 ножевых ранений.
Читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф, предлагается обзорная справка по уголовному делу Баева И.Б., а также 10 статей, в основном саратовских СМИ, за 1996, 1998 и 2016 гг. по убийству Славновой Е.С. в Саратовской государственной академии права (бывший Саратовский юридический институт им. Д.И. Курского - в настоящее время Саратовская государственная юридическая академия), а также сопутствующие материалы.
*
Баев Илья Борисович, 1954 г.р., уроженец г. Кушва Свердловской области, с отличием закончил философский факультет Уральского государственного университета и по распределению приехал в г. Саратов, где первоначально работал в Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского. С 1976 г. Баев И.Б. работал в Саратовском юридическом институте им. Д.И. Курского. В 1980 г. Баев развелся с женой, с которой осталась его дочь, 1977 года рождения.
Из-за проблем с жильем Баева приютил коллега-преподаватель Соколенко Владимир Михайлович. Однако после того как Соколенко защитил кандидатскую диссертацию, их дружба рухнула и Баев переселился в общежитие юридического института.
Славнова Елена Сергеевна ранее была замужем, но развелась: "закончила с отличием музыкальное училище, затем Саратовскую государственную консерваторию. В 1992 году она начала работать на кафедре философии Саратовского юридического института".
В СГАП Славнова не просто заинтересовалась Баевым, но даже "ходила на его лекции". Преподаватели СГАП Баев и Славнова сблизились в январе 1994 г., их любовь продолжалась более девяти месяцев, а потом они разбежались.
*
20.05.1996 г. в Академии права сотрудникам выдавали заработную плату. Илья Баев, перед тем как войти в помещение СГАП, спрятал в кустах принесенный с собой кухонный нож. Получив заработную плату, Баев установил, что Елена Славнова из аудитории на 3-м этаже прошла в помещение кафедры философии, расположенной на 2-м этаже СГАП. Баев вышел из здания, забрал припрятанный нож, а затем зашел в Академию права – с целью убийства бывшей любовницы и коллеги по кафедре философии Славновой Е.С.
Нож у Баева находился во внутреннем кармане пиджака, а затем он, как заправский уголовник, переместил нож в рукав пиджака.
В помещении кафедры философии, кроме Елены Славновой, находились преподаватели кафедры Локтионова Клара Николаевна и Соколенко Владимир Михайлович, которые при виде пришедшего Баева, покинули помещение.
Когда Баев остался один на один, с прежде любимой женщиной, то выхватив заранее приготовленный нож, он начал хладнокровно убивать беззащитную женщину.
Читатель, вы представляете, как должна была кричать женщина, которую среди бела дня в людном месте методично, как на бойне мясокомбината, режут кухонным ножом: режут живот, лицо, горло и т.д.? Всего Елене Славновой философ Академии права Илья Баев нанес 35 ножевых ранений!
Преподаватель кафедры философии Локтионова К.Н. услышав дикие крики убиваемой Славновой Е.С., побежала вниз на 1-й этаж - "на вахту" за помощью к охране.
Студенты СГАП, услышав крики Славновой Е.С. - звавшей на помощь, попытались ворваться в помещение кафедры философии, но им путь преградил преподаватель Соколенко В.И., который своими действиями поспособствовал убийству Славновой Е.С.
Фактически и юридически преподаватель СГАП Соколенко В.М. оказался соучастником убийства Славновой, которое совершил другой преподаватель СГАП – И.Б. Баев. Студенты не посмели отшвырнуть со своего пути Соколенко, преподавателя СГАП, преграждавшего им проход на кафедру. Если бы не Соколенко, то студенты могли бы скрутить убийцу Баева и не дать ему добить пострадавшую, у которой при вмешательстве студентов имелся какой-то шанс на выживание.
*
Наиболее значимые статьи по делу убийцы Ильи Баева написал Сергей Щербаков (которые имеются в настоящем материале-сборнике):
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 05-12 марта. № 8 (33), с. 15.
// "Саратовские губернские ведомости" (г. Саратов). 1998, 22 апреля, среда. № 13, с. 8-9.
*
Сергей Щербаков отмечен в саратовских СМИ следующим образом.
20.06.2008 г., газета "Политдозор" - Неля Нахой в статье "Тайные и закрытые общества Саратовской губернии" (Рубрика: Паранойя), пишет:
"В мае один мой знакомый побывал на совещании в форме "круглого стола" по теме применения ФЗ "О противодействии экстремизму". "Круглый стол" собирал Александр Свешников – уважаемый в городе редактор народно-либеральной газеты. Знакомый рассказывал, что приглашённые за "круглый стол" были подобраны весьма продуманно. Многоликое наше общество представляли и члены партий "Единая Россия", "Яблоко", СПС, ЛДПР, и предприниматель, и прокурор, и особа, от стражей закона пострадавшая, и правозащитник, и социолог присутствовал. Сам Свешников поведал собравшимся, с каким трудом ему удалось добыть у милиции список саратовских экстремистов. Судя по нескольким фамилиям, в этот список попали, преимущественно, люди из тайных или закрытых обществ нашей губернии.
Туземцы
Я про список этот слышала многажды, особенно после случая, когда бывшего лидера партии "Родина" Владимира Пожарова, также, вроде бы, числящегося у ФСБ среди левых радикалов  и экстремистов, задержали на Павелецком вокзале в Москве. Интересно было бы полюбопытствовать и на другие фамилии в этом списке, однако Свешников "застольникам" драгоценный документ не предоставил.
<…> Неоязычники
Вообще идеологически к язычникам весьма близки "синдяковцы". Это отставные, выброшенные "из обоймы" офицеры и специалисты из различных спецслужб и закрытых НИИ, которые за рюмкой чая любят припомнить дохристианского мифического героя Буса Белояра. Они не язычники, конечно, а, скорее, мистики-технократы. Сам Владимир Синдяков – полковник в отставке, из т.н. "13-й мореходки" (ныне Академия им. Фрунзе, СПб). В Саратов приехал из Санкт-Петербурга, издаёт трудночитаемые  м а л о т и р а ж н ы е  книги. В них всё про Перуна, Даждьбога, Сварога, Мокошь, Велеса и пр., много слов, беспричинно написанных большими буквами. Чтобы не заморачиваться, скажу лишь, что изыскания В. Синдякова пересказывает на своих концертах популярный сатирик Михаил Задорнов. Если помните: "Ра – древний бог наших предков, отсюда – "РАдостна РАбота с утРА до вечеРА", ну, и всё такое. Коли интересно, загляните на www.zadornov.ru.
Сам Синдяков до пенсии разрабатывал некое морское оружие, сейчас занимается проблемой "торсионных полей", "теорией вакуума" и всяческой квантовой магией. "Синдяковцы" мнят себя носителями советских ещё секретных технологий и считают, что могут предложить супердоктрину государству российскому. Их по жизни обобщает миссианская позиция. Если заинтересовались, то почитайте газету "Завтра", там много всего такого. Любознательно также ознакомиться с книгой Александра Проханова – "Пятая империя".
В Саратове из "синдяковцев" наиболее известны – бывший редактор газеты "Грани" Сергей Щербаков (ныне директор Института развития человека) и координатор негосударственной региональной комплексной программы "Саратовская оборонная инициатива" Владимир Колыверов. Последний в прошлом году издал книжку "Политическое поле Саратовской области: кто есть кто?", которую расхватали, как горячие пирожки. <…>".
(Нахой Н. Тайные и закрытые общества Саратовской губернии
// "Политдозор" (г. Саратов). 2008, 20 июня. № 16 (65), с. 16, 15).
**
05.03.1998 г. в газете "Московский комсомолец" в Саратове" Сергей Щербаков пишет:
<…> Крик Славновой услышал и заведующий кафедрой прокурорского надзора В. Гаврилов, находившийся в соседнем кабинете. Покуда Клара Николаевна и Владимир Михайлович выполняли каждый свой "долг", семидесятилетний (!) завкафедрой, растолкав студентов и оттолкнув Соколенко, ворвался в аудиторию, где в тот момент совершалось поистине зловещее убийство.
К сожалению, у Гаврилова была сломана рука, и он не смог оттащить Баева от Елены Сергеевны. Баев же верхом сидел на ней и наносил удар за ударом. Потом он встал, выбросил в сторону нож, сел в углу кабинета на стул.
<…> Спустя несколько минут пришла охрана, и его увели. И еще один примечательный факт: все это время, за дверью кафедры, Соколенко продолжал удерживать студентов, чтобы они не увидели того "безобразия", которое произошло на кафедре философии. <…>
(Щербаков С. "Великий инквизитор" с кафедры философии
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 05-12 марта. № 8 (33), с. 15).
*
Во время убийства, Илья Баев кухонным ножом снизу вверх вспорол живот и грудную клетку потерпевшей Славновой, перерезал ей горло. Преподаватель СГАП так азартно убивал женщину, что порезал руки об собственный нож. Убив Елену Славнову, Баев будучи весь в крови, уселся на стул и стал хладнокровно ожидать приезда сотрудников милиции.
Предварительное следствие по уголовному делу об убийстве Е. Славновой проводила прокуратура Октябрьского района г. Саратова: следственные действия первоначально осуществлял следователь Юрий Гладких.
*
22.04.1998 г. в газете "Саратовские губернские ведомости" Сергей Щербаков пишет:
<…> Из протокола допроса Баева И.Б. от 20 мая 1996 года: "…20 мая 1996 года в начале 13 часа я пришел в Саратовскую академию права с целью убийства Славновой Е.С., при этом взял из дома кухонный нож с твердой пластмассовой ручкой, предварительно хорошо заточив его. В академии права я поднялся на третий этаж, где увидел, что Славнова Е.С. закончила занятия и со студентами спускается на второй этаж, где находится кафедра философии. Я вышел на улицу, чтобы взять спрятанный мной в кустарнике перед хозблоком нож. Уточняю, что, взяв нож, я поднялся на третий этаж, где и увидел Славнову Е.С., возвращавшуюся после занятий на кафедру. Я пошел за ней на кафедру, нож был у меня в нагрудном внутреннем кармане. В лаборантской никого не было, и я переложил нож из кармана в правый рукав пиджака…".
После таких подробностей трудно поверить, будто Илья Борисович совершил "спонтанное" убийство с помощью "случайно" подвернувшегося под руку ножа. <…>
(Щербаков С. Оккультное убийство на глазах у Фемиды
// "Саратовские губернские ведомости" (г. Саратов). 1998, 22 апреля, среда. № 13, с. 8-9).
**
Практически сразу же после убийства Баев И.Б. оказался на стационаре Саратовской областной психиатрической больницы, где после проведения стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы 17.06.1996 г. эксперты в "Выводах" "Заключения эксперта" установили наличие шизофрении у Баева И.Б., и признали его невменяемым на момент совершения преступления.
О том, как проводились некоторые судебно-психиатрические экспертизы и как "работали" отдельные эксперты в Саратовской областной психиатрической больнице, говорит приводимая ниже заметка.
*
Арестован врач-психиатр
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 11 ноября, суббота. № 199 (925), с. 1.
Рубрика: Криминал
* Подг. к печати: 20 сентября 2013 г. www.криминальныйсаратов.рф.  Вяч. Борисов.
Городская прокуратура арестовала заведующего специальным отделением областной психиатрической больницы.
В специальном отделении подследственные проходят экспертизу, то есть проверяются на психическую вменяемость. Уголовное дело в отношении доктора возбуждено по статье 147 ч. 3 – мошенничество, причинившее значительный ущерб. По версии следствия, в мошенничество вовлечен один из пациентов отделения, обвинявшийся в развратных действиях, а также в соучастии в сбыте поддельных документов; этот человек признан невменяемым, дальнейшую его судьбу (возвращать ли на повторную экспертизу в связи с арестом доктора) решит суд.
(Арестован врач-психиатр
// "Саратов" (г. Саратов). 1995, 11 ноября, суббота. № 199 (925), с. 1).
**
В Октябрьском районном суде г. Саратова, в ходе судебного процесса по уголовному делу в отношении Баева И.Б., судья посчитал необходимым проведение стационарной экспертизы подсудимого Баева в Москве - в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.С. Сербского. В своем "Заключении эксперта" от 23.08.1996 г., московские эксперты установили, "что Баев Илья Борисович страдает хроническим психиатрическим расстройством в форме шизофрении".
*
13.09.1996 г. в газете "Саратов" Марина Бирюкова пишет:
<…> О трагедии на кафедре философии академии права написано уже немало. Илья Борисович Баев когда-то учил меня диамату в госуниверситете. Тогда ему не было тридцати. Такой большой, мирный, чуть ироничный увалень, вечно опаздывающий на семинары. Сказали бы мне тогда, что этот человек однажды выберет из набора нож, положит его в свой портфель и, придя на работу, на кафедру философии, зарежет ни в чем не повинную беззащитную молодую женщину. А потом будет милиции рассказывать: ведьму, дескать, убил, энергетического вампира…
И убийцу, и жертву знали в интеллигентских кругах многие. И многие теперь говорят: мы предвидели. Мы знали, что у Ильи едет крыша. Что его зацикливает на Лене. Что он постоянно Лену терроризирует. Но что мы могли поделать?
<…> Комиссия из врачей-экспертов приходит к выводу: больной невменяем. И дает рекомендацию: что дальше с ним делать. Лечить ли принудительно, и если лечить, то как: на общих основаниях, в палате с обычным наблюдением; в отделении с усиленным наблюдением (такое есть тут же, на Алтынке); либо – в особо опасных случаях – в больнице специального типа со строгим наблюдением. Таких мрачных заведений у нас в области нет, ближайшая – в Волгоградской, в Камышинском районе.
Врачи рекомендуют, а решает суд. <…>
(Бирюкова М. Тот сумасшедший с бритвою в руке
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 13 сентября. Стр. 1-2).
*
22.12.1997 года Октябрьский районный суд г. Саратова вынес определение, в котором указал, что Баев И.Б. во время совершения инкриминируемого ему общественно-опасного деяния был болен шизофренией и не мог отдавать себе отчет в своих действиях и руководить своими поступками. Суд признал Баева И.Б. невменяемым и определил: "Уголовное дело в отношении Баева Ильи Борисовича по ст. 103 УК РСФСР прекратить. Применить к Баеву Илье Борисовичу… принудительные меры медицинского характера с помещением Баева И.Б. в психиатрический стационар специализированного типа". После чего, с 29.01.1998 г. Баев И.Б. оказался на принудительном лечении в Саратовской областной психиатрической больнице. Таким образом, Баев И.Б. избежал уголовной ответственности за совершенное им убийство Славновой Е.С.
*
На момент убийства Елены Славновой – 20.05.1996 г., кафедру философии Саратовской государственной академии права с 1993 г. возглавлял доктор философских наук, профессор Невважай Игорь Дмитриевич, а ректором СГАП был Григорьев Федор Андреевич, 02.01.1939 г., избранный на этот пост ученым советом СГАП в январе 1996 г. (в 2001 г. переизбран ректором СГАП на второй срок).
*
05.03.1998 г., газета "Московский комсомолец" в Саратове" – Сергей Щербаков в статье "Великий инквизитор" с кафедры философии", пишет:
"<…> Баев, "обеспокоенный", что его могут "превратить в зомби", решил сам расправиться с Еленой Сергеевной. Вечером 22 декабря (22.12.1995 г. – прим. Вяч. Борисов) он выследил Славнову на улице Советской, которая направлялась к подруге на юбилей, зашел следом за ней в полутемный подъезд и напал на нее с газовым баллончиком.
Славнову тогда спасли жильцы первого этажа дома, где жила подруга. Тут же ее доставили в больницу с ожогами лица и глаз, а затем было возбуждено уголовное дело. Илья Борисович между тем продолжал беспрепятственно проводить лекции, семинары, принимать зачеты у студентов.
- Дома мы устроили "семейный совет", - рассказывает Сергей Александрович Славнов. – Поговорили, посоветовались. И пришли к неутешительным выводам, - заявление из милиции надо забирать. Почему? Тому было несколько причин. В случае если дело довели бы до логического конца, Лена теряла бы возможность поступить в аспирантуру и вообще могла потерять работу
В институте этот "инцидент" был воспринят как межличностные разборки между двумя бывшими влюбленными. По словам отца Елены Сергеевны, бывший ректор юридического института Борисов вызвал к себе Славнову и задал ей вопрос: "Вы еще не забрали свое заявление?"
Что толку сегодня мусолить вопрос: "Считали ли коллеги Баева, что он страдает психическим заболеванием?" Да, некоторые так полагали. Но заявление Славнова из милиции забрала, и тем самым подписала себе смертный приговор… <…>".
(Щербаков С. "Великий инквизитор" с кафедры философии
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 05-12 марта. № 8 (33), с. 15).
*
Убийца Баев Илья Борисович, 1954 г.р., работал на кафедре философии Саратовского юридического института им. Д.И. Курского – позже Саратовская государственная академия права, с 1976 г. Коллеги по СГАП хорошо знали о том, что Баев И.Б. педантично, чуть ли не ежедневно делает записи в личном дневнике. За 20 лет работы в СГАП Баев И.Б. столько сделал нелицеприятных записей о коллегах и руководстве СГАП, то когда следствие при обыске жилища Баева обнаружило и изъяло его рукописные дневники, а затем по какой-то неизвестной причине ознакомило руководство СГАП с содержанием дневников, то в Октябрьской прокуратуре г. Саратова из уголовного дела быстренько пропали не только дневники Баева И.Б., но и сам протокол обыска квартиры Баева. Прокурором Октябрьского района на тот момент был Чечин Владимир Анатольевич, 25.02.1953 г.р., а следственные действия первоначально осуществлял следователь Юрий Гладких.
05.03.1998 г. Сергей Щербаков пишет:
<…> Налицо и тот факт, что дневники Ильи Баева во время предварительного следствия, которое проводила Октябрьская районная прокуратура, таинственным образом исчезли. И только затем, когда дело было передано в суд, их удалось достать. Не будем вдаваться в подробности, кому и как это удалось, факт остается фактом. Ну а кроме этого, в уголовном деле до сих пор отсутствует протокол обыска квартиры Ильи Баева. И отнюдь не по вине судьи. По дневникам Баева можно было делать далеко идущие выводы о его психической неполноценности. Или не делать их, в случае отсутствия оных. Но вот что могло быть найдено на квартире Ильи Борисовича, видимо, мы так об этом никогда и не узнаем. Точно так же, как не узнаем, почему именно Елена Славнова стала для него в 42 года врагом "номер один"… <…>
(Щербаков С. "Великий инквизитор" с кафедры философии
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 05-12 марта. № 8 (33), с. 15).
**
22.04.1998 г. Сергей Щербаков пишет:
<…> Еще один удивительный факт: никто из лечащих врачей Баева даже в глаза не видел его личных дневников. По словам все той же Кирилиной, когда проводилась экспертиза в Саратове, их в уголовном деле не было. Все правильно, во время следствия дневники исчезли из дела таинственным образом, а нашлись лишь благодаря усилиям Октябрьского районного суда, когда дело уже было передано в суд. Кстати, до сих пор в деле Баева отсутствует и протокол обыска его квартиры. С чего бы это? Ответа на этот вопрос, я думаю, мы не получим никогда. Но вернемся к дневникам…
<…> И опять-таки, обратимся к его дневникам, которые нынче приобщены к уголовному делу. <…>
(Щербаков С. Оккультное убийство на глазах у Фемиды
// "Саратовские губернские ведомости" (г. Саратов). 1998, 22 апреля, среда. № 13, с. 8-9).
**
В Саратовской государственной юридической академии, в стенах которой средь бела дня 20.05.1998 г. была убита преподаватель логики Елена Славнова, вычеркнули это досадное происшествие из истории СГЮА, как подрывающее авторитет столь уважаемого заведения. В статье "СГЮА. История кафедры философии" (http://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:http://xn--80af5bzc.xn--p1ai/dep-philosophy/history&num=1&strip=1&vwsrc=0  Дата: 18.07.2016 г.) нет ни единого слова как о погибшей Славновой Е.С., так и о ее убийце Баеве И.Б. Исходя из этой логики: если об этом не говорим и этого не помним – значит этого вообще не было. Точно также никто в СГЮА не вспомнит и не расскажет студентам о "Грабителях с кафедры криминалистики" Саратовского юридического института им. Д.И. Курского, совершавших налеты по всей территории Советского Союза в 1980-х годах и о которых в "Литературной газете" была напечатана вышеназванная статья. В память о Елене Славновой даже крохотной таблички не повесили на кафедре философии. Но вот когда 13.02.2008 г. убили прокурора Саратовской области Григорьева Евгения Федоровича, 03.02.1960 г.р., сына бывшего ректора СГАП Григорьева Федора Андреевича, 02.01.1939 г.р., то все было совсем по-другому. А ведь облпрокурор Григорьев Е.Ф. погиб не в связи с исполнением служебного долга, а погиб в борьбе за интересы бизнесмена Курихина Сергей Георгиевича, 13.02.1972 г.р.
В 2004 г. рейдеры с целью захвата ОАО "Саратовский завод "Серп и Молот" скупили 22% акций, которые с 2005 г. стал контролировать Курихин С.Г. Однако генеральный директор завода "Серп и Молот" Максимов Алексей Петрович, 25.03.1959 г.р., контролировал более 60% акций завода и рейдерский захват завода провалился.
С 2006 по 2008 гг., за неполные два года ОАО "Саратовский завод "Серп и Молот" проверялось всего 78 раз, как правоохранительными органами, так и различными инстанциями, с постоянным изъятием бухгалтерской документации. Таким образом, за 24 месяца 2006-2008 гг., завод "Серп и Молот" проверялся более чем 3 раза в месяц различными "контролерами", которые кроме административных правонарушений ничего найти так и не смогли. Все это стало возможным потому, что облпрокурор Григорьев Е.Ф. находился, мягко говоря, в дружеских отношениях с Курихиным С.Г., который для решения своих вопросов непринужденно посещал облпрокурора на рабочем месте по 2-3 раза в неделю
Обычно в газете "Саратовский взгляд" появлялась небольшая заметка о каких-либо недостатках в работе завода "Серп и Молот", что воспринималось прокуратурой как "глас Божий" для организации очередной неплановой проверки против гендиректора Максимова А.П., который никак не хотел уступать свой завод застройщику Курихину С.Г., владельцу газеты "Саратовский взгляд". На личном приеме Максимов А.П. говорил Григорьеву Е.Ф. о беспределе с заказными проверками, на что облпрокурор советовал "относится к этому философски". Все кончилось трагически, как для Григорьева, так и для Максимова.
13.02.2008 г., в день рождения Курихина С.Г., облпрокурора Григорьева Е.Ф. убили. Затем в марте 2008 г. организатором убийства объявили Максимова А.П. и в этом же году завод "Серп и Молот" перешел под контроль Курихина С.Г., а следственно-арестованный Максимов А.П., которого в целях его же безопасности этапировали из саратовского СИЗО № 1 в Москву, 14.01.2010 г. был найден удавленным в Бутырской тюрьме.
*
Октябрь 2008 г., журнал "Общественное мнение" – Виктория Ксенофонтова в статье "Времен связующая нить", пишет:
"Саратовская государственная академия права одно из старейших и уважаемых учебных заведений нашей страны – не только готовит профессиональных служителей закона, но и отдает дань уважения своим многочисленным выдающимся выпускникам.
За годы работы Саратовского юридического института – ныне Саратовской государственной академии права – из его стен вышли тысячи юристов, многие из которых добились больших высот на ниве законности и правопорядка, подтвердив высокий уровень знаний, полученных в стенах родного вуза. СГАП не забывает своих выпускников, и совместно с Ассоциацией выпускников СЮИ – СГАП в академии впервые была вручена общественная премия "Юридический Олимп". К сожалению, в одной из ее самых почитаемых номинаций – "За бескомпромиссную борьбу с преступностью" – награда была присуждена выпускнику Саратовского юридического института им. Д.И. Курского посмертно. Им стал Евгений Федорович Григорьев. К этому же дню было приурочено открытие аудитории института прокуратуры, которой теперь присвоено его имя. Аудитория № 201 имени Е.Ф. Григорьева – дань памяти человеку, чья жизнь была ярким примером служения Родине, образцом честности, мужества и беззаветной преданности своему делу. Евгений Григорьев, достойный продолжатель традиций своего отца – генерала МВД, афганца, ныне Президента СГАП Григорьева Федора Андреевича, с первых шагов работы на юридическом поприще проявлял исключительную добросовестность, принципиальность и бескомпромиссность. Он прошел достойный путь от простого следователя до прокурора Саратовской области, на его счету сотни расследованных уголовных дел. Трагическая смерть Евгения Федоровича – невосполнимая утрата для многих людей, которым не понаслышке были знакомы слова "совесть", "достоинство", "справедливость". Открытие аудитории – малая толика того, что можно сделать в честь этого светлого человека, а память о нем навсегда останется в сердцах нынешнего и следующих поколений студентов и ученых академии права.
- Аудитория имени Е.Ф. Григорьева – одна из самых востребованных аудиторий в академии, и мы постараемся сделать все, чтобы она стала в академии лучшей, - сказал ректор СГАП, профессор Сергей Суровов. <…>".
(Ксенофонтова В. Времен связующая нить
// "Общественное мнение" (г. Саратов). 2008, октябрь. № 10 (109), с. 56).
**
Статьи СМИ по делу Баева И.Б. (все статьи, кроме первой, даются для чтения в хронологическом порядке):
2016 год:
Дата: 18.07.2016 г..
1996 год:
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 21 мая. Стр. 1.
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 22 мая. Стр. 1.
4. Пташкин В. "Я убивал беса"
// "Сегодня" (г. Москва). 1996, 23 мая, четверг. № 88, с. 6.
// "Коммерсант" (г. Москва). 1996, 28 мая. № 087, с. 14).
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 01 августа.
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 07 августа.
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 13 сентября. Стр. 1-2.
1998 год:
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 05-12 марта. № 8 (33), с. 15.
// "Саратовские губернские ведомости" (г. Саратов). 1998, 22 апреля, среда. № 13, с. 8-9.
*


1. СГЮА. История кафедры философии
Дата: 18.07.2016 г.
* Подг. к печати: 09 июня 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.

ФГБОУ ВО "Саратовская государственная юридическая академия"
История кафедры - phylosophia
Кафедра философии образована в Саратовском юридическом институте в апреле 1975 года в результате разделения кафедры марксистско-ленинской философии и научного коммунизма.
Длительное время кафедру марксистско-ленинской философии и научного коммунизма возглавлял профессор Владимир Александрович Шабалин, заслуженный деятель науки РФ. Профессор В.А. Шабалин подготовил более 20 докторов и кандидатов наук. Он внес свой достойный вклад в укрепление авторитета юридического института.
С сентября 1975 по апрель 1993 года кафедрой философии руководил доктор философских наук, профессор Александр Иванович Демидов. В период руководства кафедрой А.И. Демидов много внимания уделял разработке философских и методологических проблем теории государства и права. В течение ряда лет кафедра выпускала сборник научных трудов "Философские вопросы государства и права". С 1996 года Александр Иванович Демидов - проректор по инновационному развитию и международному сотрудничеству СГЮА.
В 1993 году кафедру философии возглавил доктор философских наук, профессор Игорь Дмитриевич Невважай. В этом же году И.Д. Невважай защитил докторскую диссертацию в Институте философии РАН (г. Москва). В 1994 г. ему присвоено ученое звание профессора по кафедре философии. Профессор И.Д. Невважай является крупным ученым, талантливым педагогом и авторитетным руководителем. Им опубликовано 1 учебник, 3 учебных пособия,  2 монографии и более 150 научных статей как в местной, так и в центральной печати, а также за рубежом. Его научные исследования были поддержаны 18 грантами отечественных и зарубежных фондов. Высокий уровень профессионализма и широкая эрудиция позволили профессору И.Д. Невважаю активно участвовать во многих зарубежных научных конференциях. Профессор И.Д. Невважай - член Российского философского общества, Американской философской ассоциации (APA), Международной Ассоциации по греческой философии (IAGP), Международной ассоциации по философии науки (PSA), Международной ассоциации по философии права и социальной философии (IVR).
За время его руководства значительно расширился количественный состав кафедры, возросло число преподаваемых дисциплин. Если в первые годы после преобразования кафедра состояла из 10 сотрудников, преподававших философию, логику, этику и эстетику, то в настоящее время на кафедре работает 15 преподавателей, в том числе 4 доктора и 9 кандидатов философских наук. На кафедре вместе с опытными преподавателями работает много перспективной молодежи. Кафедрой преподается 4 основных курса (логика, профессиональная этика, концепции современного естествознания, философия) на ступени бакалавриата, 3 дисциплины (философия права, философские основания правовой культуры, культура правовой коммуникации) на ступени магистратуры. В аспирантуре ведутся дисциплины "История и методология научной работы", "История и философия науки", а также 4 курса специализации для аспирантов кафедры философии. Преподавателями кафедры осуществляется руководство подготовкой дипломных работ студентов по тематике философии права. Кафедра проводит большую методическую работу, ориентируясь на развитие у студентов навыков самостоятельной работы, творческого мышления и выработку научных основ мировоззрения и рациональных критериев осмысления современного общества и правовой жизни.
В 1995 году при кафедре была открыта аспирантура по 3 философским специальностям. За истекший период кафедрой было подготовлено 1 докторская и 12 кандидатских диссертаций. Профессоры и доценты кафедры активно участвуют в научной жизни своего вуза и города. Много лет велась подготовка аспирантов и соискателей СГЮА для сдачи экзаменов кандидатского минимума по философии. С 2005 года кафедрой ведется подготовка аспирантов и соискателей по новой программе кандидатского экзамена "История и философия науки".
Кафедра тесно сотрудничает с другими вузами города и страны, с академическими институтами, активно участвует в грантовой деятельности для поддержки своих научных исследований. Сфера научных интересов кафедры - метафизика, философия и методология науки, философия права. Многообразие научных интересов ученых кафедры философии объединяется общим направлением научных исследований, связанным с философским осмыслением роли научной рациональности в процессе реформирования современного российского общества и его правосознания. При кафедре создана и активно работает научная школа "Правовая философия" под научным руководством профессора Невважая И.Д. Кафедра является инициатором проведения на постоянной основе международных научных конференций "Мир человека: нормативное измерение".
Последнее изменение. Понедельник, 18 июля 2016. 16:28
(СГЮА. История кафедры философии
**


2. А. Мурзов
"Урок" убийства в академии права
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 21 мая. Стр. 1.
Рубрика: Тяжелая новость
* Подг. к печати: 17 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф.  Вяч. Борисов.

Вчера занятия в главном корпусе Саратовской государственной академии права (ул. Чернышевского) были прерваны в связи с произошедшей там трагедией. Около 12.30 из кабинета кафедры философии раздались крики. Ворвавшиеся туда один из преподавателей и студенты стали свидетелями ужасающей картины: мужчина наносил женщине смертельные удары ножом.
Как рассказывают свидетели, после этого он спокойно сел на стул. Лицо его не выражало никаких эмоций.
Сотрудники Октябрьского РОВД и прокуратуры этого района, а также руководители правоохранительных органов области и города через некоторое время были на месте. Около корпуса академии собралась толпа студентов. Левое крыло 2-го этажа здания было оцеплено.
Из разговора с ректором Саратовской  государственной академии права Ф. Григорьевым выяснилось, что "человек с ножом" - некий Б., преподаватель философии. Жертвой же стала С., преподаватель логики той же кафедры. Как объяснили представители прокуратуры, убийство произошло на почве личных неприязненных отношений. Дело в том, что Б. давно знал С. Многие его считали человеком со странностями. Ему казалось, что она преследовала его и являлась "энергетическим вампиром". Будучи неженатым, он проживает в общежитии. С. была не замужем, жила с родителями. Около полугода назад она подавала заявление в Октябрьский РОВД в порядке частного обвинения и привлечения Б. по ст. 112 УК РФ (за нанесение легких телесных повреждений). Впоследствии заявление забрала и дело было прекращено.
Но трагедия все-таки произошла. Теперь будет проведена психиатрическая экспертиза, цель которой – установить, насколько гражданин Б. в тот момент отвечал за свои действия.
В дежурной части Октябрьского РОВД корреспонденту "СВ" этот человек показался спокойным. Выглядел интеллигентно, на вопросы сотрудников милиции отвечал ровным голосом. Его только что привезли из больницы, где ему сделали перевязку руки, костюм у него был весь в крови…
Расследованием этого дела будет заниматься районная прокуратура. О дальнейшем ходе событий "СВ" будут информировать.
(Мурзов А. "Урок" убийства в академии права
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 21 мая. Стр. 1).
**


3. Философия ножа
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 22 мая. Стр. 1.
Рубрика: Криминал
* Подг. к печати: 17 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.

Не верится, но факт. Средь бела дня на кафедре академии права убита ножом молодая женщина, сотрудница кафедры. Трагедия произошла, можно сказать, у всех на глазах. Задержан преподаватель кафедры Илья Баев 42-х лет.
Октябрьская прокуратура возбудила уголовное дело. Следователь Юрий Гладких не счел возможным сообщить что-либо о мотивах убийства. По неофициальным сведениям из философских кругов Саратова, Баев и ранее угрожал своей будущей жертве, Славновой, уверял, что она каким-то образом воздействует на него, зомбирует, является энергетическим вампиром и тому подобное. Славнова обращалась в милицию по поводу нанесенных ей Баевым побоев.
Илья Баев был разведен, жил в общежитии, кандидатской не защищал, но подавал, говорят, большие надежды.
Вопрос о психической  вменяемости этого философа решат специалисты.
(Философия ножа
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 22 мая. Стр. 1).
**


4. Валерий Пташкин
"Я убивал беса",
- сообщил преподаватель философии приехавшим на место происшествия сотрудникам милиции
// "Сегодня" (г. Москва). 1996, 23 мая, четверг. № 88, с. 6.
Полоса: Происшествия. Рубрика: Помешательство
* Подг. к печати: 17 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.

Заказные убийства с применением снайперской винтовки или "разборки" на "стрелках" при помощи автоматического оружия давно уже прочно заняли свое место в криминальных колонках отечественной прессы. Бытовыми убийствами, когда алкоголик-муж разделывает топором алкоголичку-жену из-за стакана "красноты", тоже уже никого не удивишь. В это же полумистической истории присутствует определенный элемент жутковатой новизны. События, происшедшие во вторник в Саратовской государственной академии права (бывший Юридический институт), всколыхнули весь город.
Преподаватель философии академии П., собираясь на работу, положил в портфель самый большой разделочный нож из недавно купленного столового набора, предварительно любовно завернув его в тряпку. Встретив в кабинете кафедры философии (или как-то заманив туда) свою коллегу по работе, 34-летнюю преподавательницу логики С., он перерезал ей горло с такой силой, что на позвоночнике остались глубокие следы от ножа. Потом вспорол снизу доверху живот и грудную клетку. После чего, бросив нож, спокойно сел на стул и стал дожидаться приезда милиции. Лицо его, говорят свидетели, при этом выражало лишь чувство выполненного долга.
Некоторые коллеги П., сбежавшиеся на крики несчастной, усмотрели в этой жуткой истории даже комический аспект. Нет, не умеют у нас еще корректно разрешать научные споры. Так будет с каждым, что грубой логикой попытается поверить философию. Такие реплики звучали в коридорах академии сразу после происшествия.
Но, как выяснилось, версия научного спора критики не выдерживает. Как рассказал П. капитану милиции, сопровождавшему его в отделение микрохирургии первой горбольницы, чтобы обработать раны на пальцах от неумелого обращения с мясницким инструментом, жертва давно и упорно преследовала П., высасывая из него на расстоянии "ментальную энергию", являясь, по сути, "энергетическим вампиром". "Несколько дней у меня из-за нее жутко болела голова и снились кошмары, а последние два дня я вообще не спал ночью, в голове постоянно звучала странная музыка. Я убивал беса", - говорил П. Кстати, сразу после убийства, по его словам, ему полегчало, головная боль сразу прошла, а музыка стихла. До приезда милиции убийцу охраняли сотрудники службы безопасности академии. В строгом бежевом костюме и галстуке в тон, П. поражал своим интеллигентным, можно сказать, профессорским видом, несмотря на то, что с головы до ног был в крови жертвы. На вопросы сотрудников милиции в райотделе П. ответил, что он не пил, не курил, не употреблял никаких таблеток и никогда раньше не совершал подобных поступков.
По мнению некоторых сотрудников милиции, П. тюрьма не грозит, так как психиатрическая экспертиза наверняка признает его невменяемым, и за свое преступление он ответит только перед Богом. Сослуживцы и коллеги по работе до этого считали П. совершенно нормальным человеком, не замечали за ним никаких странностей. О жертве известно немного. Незамужняя С. жила с родителями. Около полугода назад она подавала на П. заявление в милицию за нанесение легких телесных повреждений. Но впоследствии заявление забрала, и дело было прекращено. Но трагедия все-таки произошла…
Валерий Пташкин, Саратов
(Пташкин В. "Я убивал беса"
// "Сегодня" (г. Москва). 1996, 23 мая, четверг. № 88, с. 6).
**


5. Преподаватель ВУЗа зарезал свою коллегу
// "Коммерсант" (г. Москва). 1996, 28 мая. № 087, с. 14.
Рубрика: Происшествия. Ведомости
* Подг. к печати: 09 июня 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.

В Саратове в местной академии права была убита преподавательница логики Славнова. Смертельные ранения ножом ей нанес коллега по работе - преподаватель философии 42-летний Илья Баев. Свидетелями убийства стали преподаватель академии и студенты, которые услышали раздавшийся на кафедре философии женский крик и ворвались в кабинет. Как установили следователи, ранее преподаватель философии Баев угрожал Славновой. Он был уверен, что Славнова каким-то образом воздействует на его психику, "зомбирует" его и является энергетическим вампиром. Из-за этих подозрений Баев за полгода до убийства избил Славнову. Тогда она подала заявление в милицию, и Баеву было предъявлено обвинение в нанесении легких телесных повреждений. Однако вскоре Славнова от своих претензий отказалась.
Соб. инф.
(Преподаватель ВУЗа зарезал свою коллегу
// "Коммерсант" (г. Москва). 1996, 28 мая. № 087, с. 14).
**


6. Философ признан невменяемым
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 01 августа.
Рубрика: На слуху у всех
* Подг. к печати: 25 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.

В мае этого года местные газеты сообщили о беспрецедентной трагедии, случившейся на кафедре философии академии права: преподаватель этой кафедры, 42-летний Илья Баев, вооружившись ножом, напал на сотрудницу этой же кафедры, 34-летнюю Елену Славнову. Нанес несколько страшных ран. Женщина скончалась на месте. Свое преступление Баев мотивировал тем, что Славнова была якобы "ведьмой", "энергетическим вампиром", откачивала у него энергию и далее в том же духе.
Следствие вела Октябрьская районная прокуратура. Баева направили на Алтынку, в судебно-психиатрическое отделение на комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Вывод экспертизы: философ невменяем.
Дальнейшую судьбу Ильи Баева, точнее, вопрос о его направлении на принудительное лечение, решит Октябрьский районный суд.
(Философ признан невменяемым
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 01 августа).
**


7. Алексей Мурзов
Убийца признан невменяемым
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 07 августа.
Рубрика: Следим за событием
* Подг. к печати: 25 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.

Закончено следствие по делу 42-летнего И. Баева – преподавателя кафедры философии академии права, который в мае этого года совершил убийство Е. Славновой (преподаватель той же кафедры). Тяжкое преступление было совершено в стенах академии права. Сам Баев был задержан на месте разыгравшейся трагедии.
Два месяца прокуратура Октябрьского района вела следствие, а арестованный проходил в это время судебную психолого-психиатрическую экспертизу, которая показала: Баев невменяем. Невменяемость была охарактеризована как хроническое психическое заболевание – шизофрения.
Сегодня дело находится в суде Октябрьского района. Каким будет решение суда, можно только предполагать. Вероятно, Баев будет направлен на принудительное лечение, которое завершится тогда, когда он перестанет представлять угрозу для общества.
Что же касается материалов дела, то во время следствия были опровергнуты некоторые слухи, связанные с этим убийством. Известно, что около полутора лет назад Славнова подавала заявление в милицию на Баева за нанесение ей телесных повреждений. Чуть позже она выступила со встречным заявлением, в котором отказывалась от обвинений Баева. В ходе расследования факта убийства было установлено, что Славнова сделала тот шаг сознательно и без принуждения. Кроме того, угроз со стороны Баева, как выяснило следствие, не было, а умысел убить Славнову появился у него неожиданно. Единственные слова, которые говорил её будущий убийца, были таковыми: "Так просто это все не закончится, что-то должно случиться…" Развязка этих длительных и запутанных отношений произошла быстро – Славнова была убита кухонным ножом.
(Мурзов А. Убийца признан невменяемым
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1996, 07 августа).
**


8. Марина Бирюкова
Тот сумасшедший с бритвою в руке
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 13 сентября. Стр. 1-2.
Рубрика: Тоже жизнь
* Подг. к печати: 25 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.

Областная психбольница, она же Алтынка. Отделение пятое, особое – судебно-экспертное. Здесь проходят экспертизу те, в чьем психическом здоровье сомневаются следователь, прокуратура, суд.
Железная сетка, калитка на запоре, овчарки, пикет милиции. Замок, еще замок. Коридор, палаты – стражные (строго охраняемые, для тех, чья мера пресечения – содержание под стражей) и общие. Для тех, кто под подпиской.
Восьмилетний Алеша. Убил дедушку. Впрочем, это еще не точно, что убил: заключение о причине смерти дедушки не готово. Во всяком случае, бил парализованного дедушку палкой по голове, по лицу, и дедушка сразу после этого скончался. Врач Валентин Садовой: "Леша, скажи нам, где ты сейчас только что был?" Леша отвечает трогательным нечленораздельным звуком. "Вот и вся с ним беседа. Злокачественная шизофрения. Очень тяжелый диагноз".
Человек безумен. Научно выражаясь, невменяем. Не дает себе отчета в своих действиях и не может своими действиями руководить – так это определяется в учебниках. Про такого человека не говорят, что он совершил преступление. Про него говорят, что он совершил общественно опасное деяние. Понятие преступления, на языке юристов, имеет определенный состав, оно включает субъективную сторону – вину. В данном случае вины нет. Невменяем – значит невиновен.
Но ни жертве, ни обществу, ни ему самому от этого не легче.
В прошлом году через судебно-экспертное отделение Алтынки прошло 445 человек. Чуть больше трети из них признано психически здоровыми. Сто один здешний обитатель сочтен нездоровым, больным, но вменяемым, то есть дающим себе отчет в своих действиях. Это психопаты, невротики и т.п. Девяносто одного человека врачи признали невменяемым.
- Не возросло ли в последнее время количество убийств и других жестоких деяний, совершаемых больными и невменяемыми людьми? – спрашиваю я Валентина Викторовича Садового. - Мне кажется, что резко возросло.
- Поверьте, нет. Я специально занимался этой статистикой восемь лет подряд. Все на одном уровне.
Стало быть, ни с какими социальными катаклизмами это не связано. Просто – природа…
Комиссия из врачей-экспертов приходит к выводу: больной невменяем. И дает рекомендацию: что дальше с ним делать. Лечить ли принудительно, и если лечить, то как: на общих основаниях, в палате с обычным наблюдением; в отделении с усиленным наблюдением (такое есть тут же, на Алтынке); либо – в особо опасных случаях – в больнице специального типа со строгим наблюдением. Таких мрачных заведений у нас в области нет, ближайшая – в Волгоградской, в Камышинском районе.
Врачи рекомендуют, а решает суд. Я не знаю, как к такой практике относиться, но самого человека, как правило, в суд не вызывают: он ждет своей судьбы либо в палате, либо в камере (если его, признав невменяемым, возвращают из судебно-экспертного в СИЗО). Считается, что судье в этом случае достаточно уголовного дела и заключения комиссии. Адвокат, впрочем, присутствует.
- Дела тщательно изучаем и, если необходимо, возвращаем на доследование, - сказал судья облсуда Петр Штундер, - ведь на такого человека можно что угодно свалить.
Штундер решал судьбу Владимира Соколова – людоеда из Заводского района. Он вынес определение о применении к Соколову мер медицинского характера в больнице особого типа со строгим наблюдением.
23 августа прошлого года на улице Пономарева близ Заводской прокуратуры был обнаружен расчлененный труп, точнее, части тела молодой женщины. Верхняя часть тела с руками – в полиэтиленовом пакете, нижняя – отдельно. Голова, некоторые наружные и внутренние органы отсутствовали.
Как рассказал следователь городской прокуратуры Александр Овчинников, искать сразу стали среди тех, кто стоял на учете в психдиспансере либо недавно вышел из психиатрической больницы. О том, что искать надо именно среди них, говорили определенные характерные признаки преступления. Алогичность, бессмысленность многих действий. Иногда труп расчленяют, чтобы скрыть следы преступления. Здесь же его расчленяли явно с иной какой-то целью, если в данном случае уместно слово "цель".
Соколов лечился неоднократно. Его выписывали – не просто так, а под надзор районного психиатра. Это мне и на Алтынке подчеркнули: не просто так выписываем, а под надзор. Но не может же районный психиатр стоять неотлучно возле каждого выписанного. Надзор не помешал Соколову зазвать к себе под вечерок молодую пьющую особу… а затем сварить в кастрюле и съесть ее печень и почки. На допросах Соколов сперва молчал, потом, видимо, сообразил, что признание невменяемости спасет ему жизнь и начал рассказывать про свои галлюцинации, про "космические силы", которые велели ему выпустить из тела женщины ее душу. Следователь с удивлением убедился, что допрашиваемый по природе не туп, читал в свое время и Мопассана, и Бальзака. Ну, а философ Баев, как вы понимаете, читал еще и не такое.
О трагедии на кафедре философии академии права написано уже немало. Илья Борисович Баев когда-то учил меня диамату в госуниверситете. Тогда ему не было тридцати. Такой большой, мирный, чуть ироничный увалень, вечно опаздывающий на семинары. Сказали бы мне тогда, что этот человек однажды выберет из набора нож, положит его в свой портфель и, придя на работу, на кафедру философии, зарежет ни в чем не повинную беззащитную молодую женщину. А потом будет милиции рассказывать: ведьму, дескать, убил, энергетического вампира…
И убийцу, и жертву знали в интеллигентских кругах многие. И многие теперь говорят: мы предвидели. Мы знали, что у Ильи едет крыша. Что его зацикливает на Лене. Что он постоянно Лену терроризирует. Но что мы могли поделать?
Увы, невозможно полностью обезопасить общество от действий психически больных. Это природа, это стихийное бедствие и это рок, вспомните Тарковского: "…когда судьба по следу шла за нами, как сумасшедший с бритвою в руке".
И все же есть у нас на самый жуткий случай кое-какие возможности. Эти возможности дает Закон о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании, принятый в 1992 году. Каждый из нас, видя в человеке опасные для окружающих странности, может обратиться в психдиспансер по месту жительства. Амбулаторное освидетельствование врач может провести и принудительно – обратившись в милицию и прокуратуру. При необходимости врач госпитализирует больного, но санкционировать принудительную госпитализацию должен опять же суд. Я пишу это, преодолевая определенный психологический барьер. Боюсь дать неким гражданам ценный совет: как расправиться с врагами или во всяком случае сильно испортить этим врагам жизнь. Свежа память о психиатрическом терроре - и кто может с уверенностью сказать, что это ушло в прошлое?
Однако заметьте: закон ставит процесс под контроль суда. И возможность недобросовестной манипуляции законом не означает, что закон нельзя использовать вообще.
Итак, невменяем – значит невиновен. Невменяемость может быть временной. Милиционер, сотрудник РУОПа, внезапно выстреливший из пистолета в троллейбусе и смертельно ранивший случайного пассажира, действовал, по мнению врачей, в состоянии патологического опьянения. Чтобы впасть в это состояние, не надо пить много: при большом нервном перенапряжении достаточно сто граммов. Человек не помнит, что творил час назад, но, придя в себя, вновь становится нормальным. Руоповец не понес ответственности за свои действия, если не считать долгого сидения в СИЗО и в Институте имени Сербского – туда отправляют в особо серьезных и дискуссионных случаях. Патологическое опьянение – случай дискуссионный. В каких-то ситуациях оно может быть представлено, наоборот, как отягчающее вину обстоятельство.
А вот еще один – очень загадочный и очень страшный – случай временной невменяемости. Случай обратный: можно предположить, что 21-летний Амангельды Нурмухаммедов был вменяем, когда совершал то, что ему инкриминируют, но стал совершенно невменяемым впоследствии. Следствие обвинило уроженца Средней Азии в садистских убийствах детей. Два мальчика, шести и восьми лет, были похищены и растерзаны. Это произошло на 6-м квартале в конце 1994 года. Родители мальчиков получали безграмотные (предполагалось, что нарочито безграмотные) записки с требованием выкупа за жизнь детей.
Доказательством виновности Нурмухаммедова послужили данные почерковедческой экспертизы: где-то в пыльном кишлаке удалось найти его школьные тетрадки. Но сам Нурмухаммедов за все время следствия не произнес ни слова. "Он лежал под нарами и лаял" (выражение следователя). Вывести из реактивного, бесконтактного состояния его почему-то никак не могли. И не могут. Дело в суде приостановлено. Суд под председательством Александра Орестова определил: "…применить к Нурмухаммедову меры медицинского характера с помещением его в психбольницу со строгим наблюдением. При выходе Нурмухаммедова из болезненного состояния незамедлительно сообщить в Саратовский облсуд". Другими словами, судьбу молодого азиата (признать ли, что дети убиты именно им, признать ли его невменяемым, отправить ли в спецпсихушку еще раз и надолго) предполагается решить тогда, когда с ним можно будет как-то разговаривать. Мне почему-то кажется, что этого не будет уже никогда.
(Бирюкова М. Тот сумасшедший с бритвою в руке
// "Саратов" (г. Саратов). 1996, 13 сентября. Стр. 1-2).
**


9. Сергей Щербаков
"Великий инквизитор" с кафедры философии
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 05-12 марта. № 8 (33), с. 15.
* Подг. к печати: 27 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.

Это нашумевшее в Саратове убийство станет еще когда-нибудь предметом для широких обсуждений среди психотерапевтов и психологов. Потому что оно, мягко говоря, выходит за рамки того, что принято называть "умышленным убийством"…
Он бил ее потом в лицо…
20 мая 1996 года преподаватель кафедры философии Саратовского юридического института Илья Баев пришел на работу около 13.00, получил положенный ему аванс, вышел на улицу, где в кустарнике спрятал заранее подготовленный и заточенный кухонный нож, сунул его в портфель и отправился вновь в институтский корпус, на кафедру философии. До этого момента Илья Борисович успел проследить, что его коллега Елена Славнова спустилась с третьего этажа на второй, прошла в аудиторию, где в тот момент находились преподаватели той же кафедры – Клара Локтионова и Владимир Соколенко
Впоследствии у последних двух сотрудников академии права найдутся различные "причины", из-за которых они не смогли помочь Елене Славновой. К примеру, Клара Николаевна вышла в другое помещение кафедры, а Владимир Михайлович "откликнулся" на просьбу Елены Сергеевны проводить ее до остановки общественного транспорта, пообещав подождать у выхода. Этого оказалось достаточно, чтобы Баев вынул заранее приготовленный нож, схватил Славнову и убил ее. "Убил" в нашем случае сказано не совсем точно. Согласно официальной версии уголовного дела, он нанес Елене Славновой… 35 ножевых ранений, из которых 14 пришлись в лицо.
Елена Сергеевна кричала. На этот крик откликнулась Локтионова, которая побежала на вахту сообщить "о случившемся". В те же минуты Владимир Соколенко, находясь за дверью кафедры, старательно сдерживал студентов, которые толпились на этаже, возле аудитории, пытаясь закрыть им проход
Крик Славновой услышал и заведующий кафедрой прокурорского надзора В. Гаврилов, находившийся в соседнем кабинете. Покуда Клара Николаевна и Владимир Михайлович выполняли каждый свой "долг", семидесятилетний (!) завкафедрой, растолкав студентов и оттолкнув Соколенко, ворвался в аудиторию, где в тот момент совершалось поистине зловещее убийство.
К сожалению, у Гаврилова была сломана рука, и он не смог оттащить Баева от Елены Сергеевны. Баев же верхом сидел на ней и наносил удар за ударом. Потом он встал, выбросил в сторону нож, сел в углу кабинета на стул.
- Что это? – спросил его Гаврилов.
- Она была ведьма, - тихо произнес Баев, вытирая пальцы от крови. Он сидел молча на стуле, не двигаясь.
Спустя несколько минут пришла охрана, и его увели. И еще один примечательный факт: все это время, за дверью кафедры, Соколенко продолжал удерживать студентов, чтобы они не увидели того "безобразия", которое произошло на кафедре философии.
Опасное знакомство
Наверное, на этом можно было бы поставить точку. Но до сего дня многие студенты, а теперь некоторые из них – уже сотрудники правоохранительных органов и прокуратуры, помнят жуткое, совершенно непонятное для их разума убийство. Еще бы, ведь Илья Борисович Баев долгое время (а работал он в институте с 1976 года!) оставался и для студентов, и для многих своих коллег незаурядной личностью. В общем, в академии права его уважали и любили. Однако мало кому могло придти в голову, что Илья Борисович помимо своей основной профессии занимался буддизмом, и насчет межличностных отношений имел свое, сугубо "оккультное", мнение..
Он познакомился с Еленой Славновой в январе 1994 года. Но началом близких отношений был день, когда Илья Борисович пригласил ее к себе на день рождения. А до этого, казалось бы, ничего не предвещало беды.
Славнова после окончания средней школы закончила с отличием музыкальное училище, затем Саратовскую государственную консерваторию. В 1992 году она начала работать на кафедре философии Саратовского юридического института.
Илью Баева она приметила почти сразу.
- Лена рассказывала, что есть на кафедре очень интересный человек, - вспоминает отец Славновой Сергей Александрович. – Может смеяться во весь голос, жестикулировать. Он представлялся ей "большим ребенком". Лена начала приглядываться к нему, ходила на его лекции.
Илье Баеву к тому времени исполнилось 40 лет, а Елене Сергеевне было чуть за тридцать. Этот "интересный" человек был и впрямь не без способностей: уроженец Свердловской области, он с отличием закончил философский факультет Уральского государственного университета, потом по распределению попал в Саратов. В начале, из-за проблемы с жильем, Илью Борисовича "приютил"…  Владимир Соколенко. Жить было негде, и Баев воспользовался гостеприимством коллеги. Дружба их продолжалась не слишком долго. Владимир Михайлович защитил кандидатскую диссертацию, и после этого между ним и Баевым начался такой разлад, что они одно время даже перестали здороваться друг с другом. Илья Борисович поселился в общежитии юридического института. Человек он был весьма самолюбивый…
Превращение в зомби
Славнова полюбила Илью Борисовича. В этом не приходится сомневаться. Хотя бы по причине того, что сей факт подтвердил мне в беседе ее отец – Сергей Александрович. Правда, тут на "свет Божий" всплывают еще более любопытные факты. Например, такой, что Славнова до знакомства с Баевым была замужем, а разведясь с мужем, имела близкие отношения с Ильей Борисовичем. Кажется, ничего в этом необычного нет и быть не может. Но… На старый Новый год (в январе 1995 года, когда между Славновой и Баевым уже был разрыв в отношениях) он позвонил ей домой. Елены Сергеевны дома не было. Причем он был прекрасно об этом осведомлен. С ее родителями у него состоялся весьма необычный разговор, в котором Баев обронил такую фразу:
- У меня создается впечатление, что она видит во мне мужа…
В своем дневнике, который он начал вести благодаря их отношениям, 27 декабря 1995 года он напишет: "Проснулся сейчас, и как всегда, как практически каждое утро без исключения – в ее аду, Славновой (обычно по ночам), внушений, новых изменений в моей ауре, единственная цель которых превратить меня в слугу, собаку, в зомби (сказать "мужа" – неверно в принципе, ей нужен абсолютно подчиняющийся субъект, марионетка, зомби!). Господи, как же плохо, как дико, как болит душа…"
Ровно за пять дней до этой записи Баев, "обеспокоенный", что его могут "превратить в зомби", решил сам расправиться с Еленой Сергеевной. Вечером 22 декабря он выследил Славнову на улице Советской, которая направлялась к подруге на юбилей, зашел следом за ней в полутемный подъезд и напал на нее с газовым баллончиком.
Славнову тогда спасли жильцы первого этажа дома, где жила подруга. Тут же ее доставили в больницу с ожогами лица и глаз, а затем было возбуждено уголовное дело. Илья Борисович между тем продолжал беспрепятственно проводить лекции, семинары, принимать зачеты у студентов.
- Дома мы устроили "семейный совет", - рассказывает Сергей Александрович Славнов. – Поговорили, посоветовались. И пришли к неутешительным выводам, - заявление из милиции надо забирать. Почему? Тому было несколько причин. В случае если дело довели бы до логического конца, Лена теряла бы возможность поступить в аспирантуру и вообще могла потерять работу
В институте этот "инцидент" был воспринят как межличностные разборки между двумя бывшими влюбленными. По словам отца Елены Сергеевны, бывший ректор юридического института Борисов вызвал к себе Славнову и задал ей вопрос: "Вы еще не забрали свое заявление?"
Что толку сегодня мусолить вопрос: "Считали ли коллеги Баева, что он страдает психическим заболеванием?" Да, некоторые так полагали. Но заявление Славнова из милиции забрала, и тем самым подписала себе смертный приговор…
"Ум мой абсолютно ясен, я нахожусь, что называется, в здравом уме и твердой памяти. Состояние интеллекта такое же, как, скажем, и на лекции или семинаре, или в обычной беседе, но душа истерзана!!!" - напишет Баев в своем дневнике 14 апреля 1996 года. Увы, Илья Борисович не считал себя сумасшедшим. Да и не только он. Когда Октябрьский районный суд Саратова занялся делом по факту убийства Елены Славновой, жильцы дома № 117 по улице Челюскинцев, с которыми по соседству жил Баев, прислали в суд письмо. Из письма стало известно, что Илья Борисович поддерживал с соседями добрые отношения, со многими обменивался книгами. "И ни разу за все годы ни с кем не поссорился, - писали жильцы дома № 117, - не поскандалил. Мы никогда не видели его пьяным, он не участвовал ни в каких конфликтах или драках. В общении всегда был вежлив, спокоен, доброжелателен. Мы знали его как интеллигентного человека".
Конечно, можно вспомнить, что чужая душа – потемки. Но в нашей истории душа убийцы из юридического института не просто потемки, а настоящая загадка для знатоков. Чего стоят только его строчки из дневника: "Все светлое, доброе, красота в искусстве, все, что я любил, что дорого для меня, - все стирается, блекнет, уничтожается, погружается в абсолютную тьму ауры этой чудовищной мрази. У меня уже сейчас ощущение, что я смотрю на "белый свет" со дна какого-то темного озера, я еще вижу сквозь слой темной зловонной воды этот "белый свет", я его еще помню, но меня с чудовищной силой, все нарастающей, тянут вниз – ПОГРУЖЕНИЕ В АД".
Без вины виноватый?
Всего лишь девять месяцев близких отношений Баева со Славновой на протяжении 1994 года сыграли в судьбе и того и другого человека какую-то странную, зловещую, можно сказать, мистическую роль. По словам родителей Славновой, Лена была "истинным христианином". Судя по дневникам, в Бога безоговорочно верил и Илья Борисович. 31 декабря 1995 года он напишет в дневнике: "В православную церковь (я крещен еще младенцем в 1954 году в церкви города Кушва Свердловской области). Прошу, если сочтет (церковь – прим. авт.) возможным, простить мне грех самоубийства. Не от гордыни, не от отсутствия терпения кончаю с собой, доведен до самоубийства гнусным бесом в облике человеческом, который вот уже больше года пытается подчинить меня, сломать, в последнее время просто стереть, уничтожить как личность. Господи, прости меня грешного!"
Вера в Бога однако не мешала Баеву заниматься медитацией, тем, что называется "выходом в астрал". Об этом Елена Славнова неоднократно рассказывала дома. Но и по информации, полученной от ее же знакомых, сама Славнова не прочь была почитать соответствующую литературу по оккультным наукам. Правда, несколько другого направления она придерживалась, чем буддизм. Баев напрямую обвинил ее в своих дневниках, что она читает магию, и тем самым приобретает "грамоту" в деле превращения его в "зомби". Удивительно?..
Лично у меня удивление исчезло, когда удалось познакомиться с содержанием акта стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, который был составлен специалистами Саратовской областной психиатрической больницы 17 июня 1996 года. Читаем в акте: "Баев... единственный ребенок в семье, воспитывался матерью, так как отец из семьи ушел. Со слов испытуемого известно, что мать была очень деспотичным человеком, постоянно наказывала его, часто била". А теперь вновь обратимся к дневнику, в котором Баев пишет: "подорванность моей "психики" тяжелым детством снимает с нее (со Славновой -–прим. авт.) вину, а меня делает виновным?" Даже людям незнакомым с психиатрией многое становится ясным при таком раскладе дел. И все же загадка, почему именно Славнова, которая любила Баева и до последнего момента пыталась убедить окружающих помочь ему вылечится, спасти его, почему именно она стала "камнем преткновения" в его судьбе, остается для многих специалистов неразрешимой.
Октябрьский суд не удовлетворился актом саратовских психиатров, посчитав, что экспертиза больше похожа на психологическое заключение, чем на психиатрическое. По этой причине Илью Баева направили в Москву, в государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.С. Сербского, где 23 августа московские медики признали, "что Баев Илья Борисович страдает хроническим психиатрическим расстройством в форме шизофрении". То есть подтвердили акт саратовских медиков-психиатров.
Московские специалисты отметили, что именно с января 1994 года (то есть когда Баев стал встречаться со Славновой!) у него было отмечено "усложнение психопатологической картины за счет присоединения бредовых идей воздействия" и т.д. Да, с медиками не поспоришь. Хотя невольно вспоминаются предупреждения одного известного российского парапсихолога. Он прямо указывал на то, что если человек изучает всякие оккультные штучки и если при этом не относится к ним с должной осторожностью, если он не готов психологически заниматься эзотерическими знаниями, то опасность психического заболевания налицо
Налицо и тот факт, что дневники Ильи Баева во время предварительного следствия, которое проводила Октябрьская районная прокуратура, таинственным образом исчезли. И только затем, когда дело было передано в суд, их удалось достать. Не будем вдаваться в подробности, кому и как это удалось, факт остается фактом. Ну а кроме этого, в уголовном деле до сих пор отсутствует протокол обыска квартиры Ильи Баева. И отнюдь не по вине судьи. По дневникам Баева можно было делать далеко идущие выводы о его психической неполноценности. Или не делать их, в случае отсутствия оных. Но вот что могло быть найдено на квартире Ильи Борисовича, видимо, мы так об этом никогда и не узнаем. Точно так же, как не узнаем, почему именно Елена Славнова стала для него в 42 года врагом "номер один"…
22 декабря 1997 года Октябрьский суд Саратова вынес определение, в котором сказано, что Баев "во время совершения общественно-опасного деяния находился в состоянии той же болезни (шизофрении – прим. авт.) и не мог отдавать себе отчет в своих действиях и руководить своими поступками". А поэтому суд признал Илью Баева невменяемым и счел необходимым избрать для него строгий режим наблюдения в психиатрическом стационаре, в соответствии со статьей 101, часть 3 УК РФ – психиатрический стационар специализированного типа. Также суд определил: уголовное дело в отношении Баева Ильи Борисовича по статье 103 УК РСФСР (умышленное убийство) прекратить. На этом поставим точку?..
(Щербаков С. "Великий инквизитор" с кафедры философии
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 05-12 марта. № 8 (33), с. 15).
**


10. Сергей Щербаков
Оккультное убийство на глазах у Фемиды
// "Саратовские губернские ведомости" (г. Саратов). 1998, 22 апреля, среда. № 13, с. 8-9.
Рубрика: Безумный криминал
* Подг. к печати: 25 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.

Пройдет совсем немного времени, и исполнится два года с того момента, как в Саратовской академии права произошло кровавое убийство, жертвой которого стала преподаватель этой академии Елена Славнова.
По долгу своей журналистской работы мне приходилось неоднократно писать об этом убийстве, о котором наслышан весь город. И каждый раз я думал: "Ну все. На этом, видимо, можно поставить точку". Однако все получилось наоборот – новые данные с большей остротой высвечивали картину содеянного. Когда были опрошены многочисленные участники, свидетели и лица, так или иначе причастные к трагедии, оставалось только одно: попытаться встретиться с самим убийцей…
…Бывший преподаватель кафедры философии Саратовской академии права Илья Баев, совершивший это убийство, находится сегодня, согласно определению Октябрьского районного суда, на принудительном лечении в областной психиатрической больнице с 29 января этого года. Увы, встретиться со мной он категорически отказался (так говорили его лечащие врачи), обидевшись на то, что я, начиная с 1996 года, во всех подробностях в разных изданиях писал об этом убийстве, упоминая его имя. Хотя, как могло быть иначе?..
Трагедия в Академии права произошла 20 мая 1996 года примерно в час дня прямо на кафедре философии. Свидетелями жуткого убийства стали несколько сотрудников академии и студенты старших курсов. Тогда никто не понимал мотивов этого злодеяния, совершенного не где-нибудь, а в храме права. Лишь в ходе следствия и на суде выяснится, что Баев Илья Борисович страдает психическим заболеванием в форме шизофрении. Что, однако, не мешало ему успешно работать на кафедре в качестве преподавателя, причем с 1976 года. Жертва, Елена Сергеевна Славнова, пришла в Академию права гораздо позже – в 1992 году. А с 1994 года у нее с Баевым начались не только рабочие, но межличностные отношения.
Встречались они чуть больше девяти месяцев. Но этого вполне хватило для того, чтобы Илья Борисович "осознал", будто Елена Сергеевна – зомби, энергетический вампир, который хочет его подчинить в форме замужества. Отметим тот факт, что в 1980 году Баев развелся с женой, от которой имел дочь 1977 года рождения. История умалчивает, почему отношения Баева и Славновой не сложились. Из его личных дневников можно сделать вывод о том, что Илья Борисович испугался стать "мужем-подкаблучником" своей новой избранницы. То же самое он говорил родителям Славновой, в частности, ее матери – Нелли Ивановне: "Она видит во мне мужа, а я, знаете, против этого…".
После того, как они расстались, Баев стал преследовать Елену Сергеевну. Он звонил к ней домой, приезжал к ее родителям и рассказывал, как она на него "воздействует экстрасенсорно", на расстоянии. Те же самые мысли проходят "красной нитью" и в его дневниках.
28 декабря 1995 года в три часа ночи он сделал такую запись: "Вечером сказывается хроническое психическое переутомление, и на фоне этого видимого "освобождения" рано крепко засыпаю. Проснулся в 2 часа ночи – в новом аду. Новые изобретения этой мрази – на фоне моего "расслабления" тихое, но жесткое "стирание" моего "я", и главное – воздействие на чакрамы (чего раньше никогда не было). Читает этот бес поганый литературу по магии и т.п., которой столько развелось, и при ее то способностях… Дикое ощущение помимо опустошения, на месте чакрамов – "дыры", сильнейшая энергетическая опустошенность. Это попытка – начать навязывать свою волю".
Таких отрывков можно было бы привести множество: весь дневник Баева кишит оскорбительными эпитетами в адрес "ведьмы" Славновой и мольбами к Господу о греховных мыслях самоубийства. Однако Илья Борисович убил все-таки не себя, а Елену Славнову. И не просто убил, а нанес ей 35 ножевых ранений, 14 из которых пришлись в лицо.
17 июня 1996 года специальной комиссией областной психиатрической больницы была проведена стационарная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, согласно которой "Баева И.Б. в отношении содеянного следует считать невменяемым".
Октябрьский районный суд, в который было передано уголовное дело по факту убийства, тем не менее не удовлетворился этим заключением, и Илья Борисович был направлен на экспертизу в Государственный  научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.В. Сербского (г. Москва). Там тоже признали, что бывший преподаватель кафедры философии Саратовской Академии права страдает психическим заболеванием в форме шизофрении.
22 декабря 1997 года Октябрьский суд г. Саратова вынес определение, в котором сказано: "Уголовное дело в отношении Баева Ильи Борисовича по ст. 103 УК РСФСР (умышленное убийство – прим. авт.) прекратить. Применить к Баеву Илье Борисовичу… принудительные меры медицинского характера с помещением Баева И.Б. в психиатрический стационар специализированного типа".
Таким образом, Баев оказался в Саратовской областной психиатрической больнице, именуемой в простонародье "Алтынкой", причем в пятом отделении. В том самом, в котором находятся на излечении лица весьма опасные – маньяки, насильники, убийцы. Корпус этого отделения тщательно охраняется милицией с собаками, и потому убежать оттуда вряд ли возможно.
Мне удалось встретиться с лечащим врачом Ильи Борисовича – Клавдией Александровной Кирилиной. Кстати, она принимала непосредственное участие в работе той самой   июньской комиссии, которая впервые поставила Баеву диагноз "шизофрения".
- Состояние его улучшается, - сказала в беседе со мной Клавдия Александровна. – Уже когда он поступил к нам в январе, у него практически не было никакого бреда. Понимаете, со времени убийства прошло ведь довольно много времени, и его бред потерял актуальность.
- То есть он не вспоминает об убийстве?
- Он не говорит об этом, и новых бредовых идей у него тоже нет.
В этой беседе мне удалось выяснить, что Баев в больнице не проявляет никакого интереса к своим бывшим увлечениям – буддизму и оккультным наукам. Впрочем, говорить о том, что это были увлечения, значит не сказать ничего.
- Он по образованию философ, - выразила свое мнение Клавдия Александровна, - и я считаю, что эти его увлечения были как-то связаны с его работой на кафедре. Наверное, по своей специальности он должен был ориентироваться в истории других религий…
Эх, если бы наша отечественная психиатрия могла более пристально "вглядеться" в подобные увлечения оккультными науками! Сколько ни спрашивал я специалистов-психиатров больницы, так и не смог получить вразумительного ответа на один очень простой вопрос: "Баев заболел шизофренией благодаря занятиям оккультными науками или независимо от этого?" Но никто из специалистов-медиков не связывает начало заболевания с подобными "учениями" Ильи Борисовича. Мало этого, из уст врачей прозвучала даже ссылка на то, что больной уже обращался в 1980 году лично за помощью к заведующему кафедрой психиатрии Саратовского медицинского института, профессору А.Л. Гамбургу "с жалобами на постоянную неудовлетворенность собой, снижение трудоспособности, вялость, заторможенность". Ему было рекомендовано стационарное лечение в городском психдиспансере, где он провел чуть больше двадцати дней и где ему  был поставлен диагноз: "Неврастения у личности с психастеническими чертами характера". Но этот диагноз весьма далек от того, что был поставлен в июне 1996 года в Саратове и чуть позже в институте им. Сербского в Москве.
Обратимся же к заключению московских психиатров: "С января 1994 года у испытуемого было отмечено усложнение психопатологической картины за счет присоединения бредовых идей воздействия, развернутого синдрома психического автоматизма с четкой персонификацией воздействующего на него человека (потерпевшей по делу)". Вот здесь и стоит сделать одно, очень существенное дополнение – именно с января 1994 года Илья Баев и Елена Славнова стали встречаться как близкие люди. Ну, а с той поры, как Илья Борисович обратился за медицинской помощью, прошло… 14 лет. Совершенно ясно, что тогда, в 1980-м, ни о какой шизофрении не могло быть и речи…
Еще один удивительный факт: никто из лечащих врачей Баева даже в глаза не видел его личных дневников. По словам все той же Кирилиной, когда проводилась экспертиза в Саратове, их в уголовном деле не было. Все правильно, во время следствия дневники исчезли из дела таинственным образом, а нашлись лишь благодаря усилиям Октябрьского районного суда, когда дело уже было передано в суд. Кстати, до сих пор в деле Баева отсутствует и протокол обыска его квартиры. С чего бы это? Ответа на этот вопрос, я думаю, мы не получим никогда. Но вернемся к дневникам…
31 января 1996 года в 9.00 утра Баев запишет в своем дневнике: "Записал, посмотрел – эх, какая здесь богатая нива для дураков, сколько этих так (называемых) "специалистов-психиатров" могут (этикетки) наклеить. Вам бы, ребятки, хотя бы десятую часть того, что я перенес, да на своей шкуре прочувствовал, посмотрел бы я, как и куда бы (вы) этикетки наклеивали. Как я устал, как я устал, этим мудрецам, часть из которых просто марионетки в руках Славновой – что-то объяснять, какая, простите, глупость, какая самоуверенность. Бог им судья!". Стоит ли после таких записей удивляться, что в больнице Баев "ведет" себя дружелюбно, не подает никаких признаков заболевания, и тем самым складывается впечатление, будто Илья Борисович пошел на поправку. Мало этого, по мнению медиков областной психиатрической больницы у него есть шансы выписаться и выйти "на волю". Кстати, сроки его пребывания в больнице, вряд ли превысят один-два года. Но это в случае того, если он поправится. Комиссия, которая будет осматривать Илью Борисовича, должна по существующим правилам и инструкциям проходить не реже одного раза в полгода. То есть первая для него медицинская комиссия в больнице состоится в мае-июне этого года. Практически она совпадает с датой убийства. Что не говорите, а жуткое совпадение!
В случае выздоровления Баева, комиссия может рекомендовать суду прекратить принудительное лечение, а выписка будет производиться через суд, и только он поставит окончательную точку в его судьбе. Но, наверное, и суд будет в той или иной мере руководствоваться медицинскими заключениями. На ближайшей комиссии Илью Борисовича могут перевести на более "вольготный" режим лечения, или, как это называется по-научному, "изменение вида принудительного лечения". На сегодняшний день ему уже определена группа инвалидности. И все-таки не все так просто в его будущем "выздоровлении", ох, как непросто…
Я задал вопрос Клавдии Кирилиной:
"Как вы считаете, зачем Баев упоминает в своих дневниках известного английского психиатра и психотерапевта Эрика Берна, оперирует его именем, словно профессионал в области психологии?"
Ответ Клавдии Александровны поразил меня до глубины души:
- Я не знакома с трудами Берна…
Немудрено, что Илья Борисович успешно пошел в больнице "на поправку". А вот еще один момент, который заставляет насторожиться. Своему лечащему врачу он не только высказывал нотки раскаяния в содеянном, но и говорил о том, что нож, которым он убил Елену Славнову, он отыскал где-то в академии, дескать, готовилась вечеринка, и кухонные принадлежности имелись в корпусе. Обратимся же к документам.
Из протокола допроса Баева И.Б. от 20 мая 1996 года: "…20 мая 1996 года в начале 13 часа я пришел в Саратовскую академию права с целью убийства Славновой Е.С., при этом взял из дома кухонный нож с твердой пластмассовой ручкой, предварительно хорошо заточив его. В академии права я поднялся на третий этаж, где увидел, что Славнова Е.С. закончила занятия и со студентами спускается на второй этаж, где находится кафедра философии. Я вышел на улицу, чтобы взять спрятанный мной в кустарнике перед хозблоком нож. Уточняю, что, взяв нож, я поднялся на третий этаж, где и увидел Славнову Е.С., возвращавшуюся после занятий на кафедру. Я пошел за ней на кафедру, нож был у меня в нагрудном внутреннем кармане. В лаборантской никого не было, и я переложил нож из кармана в правый рукав пиджака…".
После таких подробностей трудно поверить, будто Илья Борисович совершил "спонтанное" убийство с помощью "случайно" подвернувшегося под руку ножа. И опять-таки, обратимся к его дневникам, которые нынче приобщены к уголовному делу. В деле фигурируют записи (неизвестно, были ли другие – прим. авт.) с 31 декабря 1995 года по 6 мая 1996 года. Абсолютно все они "посвящены" Славновой.
Но была ли Славнова "камнем преткновения" для Ильи Борисовича? Если признать это "де факто", то тогда совершенно непонятны причины его заболевания. Все было у него хорошо, дожил человек до 42 лет (а возраст здесь играет не последнюю роль!), "вдруг" заболел шизофренией и убил близкого ему человека – женщину.
И вновь я возвращаюсь к тому, что принято нынче называть оккультными науками. Не они ли дали мощный толчок ослабленной психике сегодняшнего пациента психиатрической лечебницы? Да, на сегодняшний день Илья Баев не подает никаких признаков того, что он совсем недавно верил в Бога (судя по его дневникам), в магию, в парапсихологию. И вроде бы, на этом основании, плюс отсутствие бредовых идей, врачи констатируют некоторое улучшение его состояния. Да простит меня читатель, но придется обратиться за "консультацией" к ведущим ученым мира.
Вот что пишет по этому поводу известный американский психиатр, доктор медицины Станислав Гроф в своей книге "Холотропное сознание": "Психиатрия основного направления большей частью сосредоточивает свои усилия на подавлении симптомов. Эта практика приравнивает ослабление симптомов к улучшению, а усиление их – к ухудшению клинического состояния". Причем говорит об этом американский психиатр далеко не в радужных тонах. И он же пришел к заключению, что в настоящее время многие состояния, диагностируемые как душевные болезни, которые в установленном порядке лечат при помощи средств подавления (Баева лечат в том числе и с помощью нейролептиков – особой группы лекарственных препаратов – прим. авт.), на самом деле являются психодуховными кризисами, или "духовными экстремальными состояниями".
Я от всей души желаю, чтобы Илья Борисович избавился от своего недуга. Но… Именно Клавдия Александровна предупредила меня о том, что никто не даст гарантию того, что окажись Баев "на свободе", он не сведет счеты с журналистом, который "полоскал" его имя в разное время и в разных изданиях. Но тогда позвольте спросить: о каком выздоровлении может идти речь, если такой гарантии никто дать не может, в том числе и официальная медицина?
Собственно говоря, гарантии мне, как журналисту, никакие не нужны. Важнее другое, то, что наводит на грустные размышления. Постсоветский человек столкнулся с тем, что получил в свои руки литературу, которую принято называть эзотерической. Хотя еще в 30-х годах ХХ века великий русский философ Петр Успенский предупреждал – эзотерические знания – это закрытые знания. Конец двадцатого столетия убеждает в этом целиком и полностью: на прилавки книжных магазинов и лотков "хлынула" эта самая литература в неограниченном количестве. А может быть наши предки были умней, когда скрывали ее от глаз постороннего обывателя, пусть даже если этот обыватель является сотрудником кафедры философии какого-нибудь вуза?
Беседуя с Клавдией Кирилиной, я задал ей такой вопрос:
- После того, как наши люди получили доступ к эзотерической литературе, стало ли больше случаев, когда они болеют душевными расстройствами, да еще и совершают на этой почве разного рода злодеяния?
Ее ответ был таким, как я и ожидал:
- Да, такие случаи стали встречаться чаще. Чем больше эти "вопросы" освещаются в печати, тем чаще больные используют их в своих переживаниях…
Все бы в этих рассуждениях хорошо. Вот только непонятным остается вопрос: "А что же первично – яйцо или курица?" Примеры, подобные убийству в Академии права, есть еще. Так, в областной психиатрической больнице находится на излечении пациент, который весьма долго занимался оккультными науками, перечитал массу литературы на эту тему, а потом… убил свою мать. Правда, врачи не связывают его увлечения оккультизмом с убийством, так как он замкнут и практически на эту тему не разговаривает. Но тогда возникает вопрос: "Зачем он это сделал?" Ведь шизофрению никак невозможно сравнить с такими заболеваниями, как стенокардия или язва желудка. Причины возникновения этого заболевания не всегда можно установить с более-менее достоверной точностью.
Сегодня мы имеем в Саратовской области приказ управления (теперь уже бывшего – прим. авт.) здравоохранения № 101 п. от 15 августа 1996 года, который просто "отсекает" медиков от общения с любого рода нетрадиционной медициной. Так, один из его пунктов гласит: "Не допускать пропаганды и использования в целях оздоровления, профилактики, лечения и реабилитации не разрешенных Министерством здравоохранения и медицинской промышленности РФ методов и методик психологического и психотерапевтического воздействия". К таким "воздействиям"  приказ приравнивает наряду с шаманством и колдовством (что в общем-то неоспоримо и справедливо) даже… парапсихологию. То есть, ежели, например в Саратов вдруг невзначай приедет Джеффри Мишлав, его не пустят на порог любого научного медицинского учреждения. А между тем, этот ученый является первым ученым Калифорнийского университета в Беркли (США), организовавшим отделение, выпускники которого получают докторскую степень по парапсихологии. Вот и получается, что с одной стороны этот приказ вроде бы идет на пользу: он жестко ограничивает проникновение в науку всякого рода шарлатанов, а с другой – не дает возможности официальной науке взять бразды правления в свои руки в отношении эзотерики. Может быть стоит запретить продажу эзотерической литературы? Но такая идея не реальна по своей сути, ибо не имеет под собой никакой законодательной базы. В лучшем случае, это привело бы к спекуляции в книжной торговле этой самой литературой.
История с убийством в Академии права на первый взгляд – лишь частный случай. Но она наводит на глубокие размышления. Нынче наши люди, измученные душевными и духовными проблемами "с головой" погружаются в изучение разного рода оккультных наук. Результаты мы, кажется, уже знаем…
Пока на местном уровне идут дебаты "болен – не болен", в США еще в 1980 году создана всемирная организация "Сеть поддержки в духовном кризисе" (СПДК), которая предлагает поддержку и руководство людям, находящимся в психодуховных кризисах, как альтернативу традиционному лечению. Но самое интересное, что и у нас в России есть нечто подобное. В Санкт-Петербурге существует институт Информатики при Академии оборонных отраслей промышленности, в структуре которого функционирует кафедра энергоинформационных взаимодействий. Сотрудники этой кафедры (бывшие работники секретной "оборонки") занимаются, нисколько не стесняясь, кармической диагностикой. Наверное в Саратове настало время сделать нечто подобное с участием наших медиков. И тогда, возможно, таких историй, как убийство в Академии права, не было бы вовсе…
(Щербаков С. Оккультное убийство на глазах у Фемиды
// "Саратовские губернские ведомости" (г. Саратов). 1998, 22 апреля, среда. № 13, с. 8-9).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
03 июня 2019 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню