Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Мордаков Василий Васильевич, вор в законе "Мордак". Часть 2. Материалы 1999 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 06.04.2021

Опубликовано: 07.04.2021



Содержание:
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1999, 12 февраля. Стр. 10.
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 1999, март. № 1, стр. 1, 6.
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 19 марта. Стр. 15.
// "Аргументы и факты" – Саратов" (г. Москва – г. Саратов).1999 г. № 18, с. 3.
**


5. Михаил Синельников
У "братских" могил нет заплаканных вдов, сюда ходят люди покруче…
Вор в законе умер естественной смертью – случай для Саратова конца 90-х годов беспрецедентный
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1999, 12 февраля. Стр. 10.
* Подг. к печати: 13 октября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Даже проводы в последний путь обставляются авторитетами как своеобразный пышный ритуал во имя Великой криминальной романтики. Мы, конечно, чужие на этом празднике смерти. И если бы не проклятое любопытство…
Вор с большой буквы
Умирал ветеран  воровского движения в полном сознании, наверное, удивляясь, как это ему удалось дотянуть до 78 лет. Конечно, отсутствие вредных привычек, вроде пристрастия к алкоголю и наркотикам, чем грешат многие современные авторитеты, сыграло свою роль, но отнюдь не главенствующую. Для нынешних беспредельщиков вор давно перестал быть "священной коровой" – вон как немилосердно обошлись с его саратовскими товарищами по касте: убили Шоту, взрывали Дато, расстреляли Балаша… Но видно, к Василию Васильевичу Мордакову судьба благоволила.
Раритет уголовного мира свой первый срок получил с подачи "тройки" НКВД, ну а дальше пошло-поехало. Изучив географию бывшего Союза по лагерям, Мордаков осел в Саратове. К этому времени у него уже прочно сложился  имидж "расписного" вора, и его приглашали на разборки в качестве третейского судьи не только молодые бандиты, но и такие зубры преступного сообщества, как Дед Хасан и Махо. А вообще, говорят, что Мордаков был человеком душевным, зря крови не проливал, конфликты предпочитал решать миром, короче, шел "правильно" по жизни. А она (жизнь) ему такую подлянку – инфаркт.
Скончался Василий Васильевич 21 января в 1-й Советской больнице. Попрощаться с "дедушкой Васей" собралась вся местная "цветная масть" – преступная элита, по этакому скорбному случаю прибыли также иногородние делегации. Целую ночь Мордакова отпевали в церкви, и параллельно шли последние приготовления к похоронам. Место для могилы облюбовали заранее, рядом с безвременно почившими (читай: убитыми) собратьями по оружию – Балашом и Новиком. Чтобы  не "светить" перед возможной оперативной съемкой автомобили, распорядители заказали автобус, где разместилась часть "братвы", и все равно кортеж из иномарок впечатлял. Ленточки на роскошных венках отличались лаконичностью надписей: "от воров", "от братвы" и т.д. Вся процедура была выдержана на высоком уровне, включая поминки в ресторане железнодорожного вокзала "Люкс". Заупокойные речи превозносили "заслуги" усопшего до неведомых высот. Наматывай, мол, на ус, племя младое, бритоголовое, делать жизнь с кого. Правда, дожить до глубокой старости шансы не велики, но ведь и памятники из черного гранита просто так не устанавливают.
Даешь в Саратове музей для криминалов и друзей
Первым из криминальных авторитетов, кто удостоился в Саратове "громких" похорон был, пожалуй, небезызвестный Хапалин. Хапу убили в сентябре 1990 года около собственного гаража, и тогда подобный финал был еще в диковину. Вся стриженая общественность сочла своим долгом принять участие в мероприятии под кодовым названием "проводы лидера". Кавалькада автомобилей парализовала движение в городе, то там, то здесь мелькали переодетые оперативники с видеокамерами в руках. Похоронили Хапалина почти перед самым входом на Елшанское кладбище, а на поминки в кафе "Арена" собрались несколько сот человек. Во всех ресторанах города по негласной команде заткнулись оркестры. Правда, один из лабухов, соблазненный повышенным гонораром, попытался было сбацать для кавказцев что-нибудь эдакое, но мигом успокоился после ненавязчивого обещания состричь ему голову.
От суровых клятв найти и покарать убийцу Хапалина и высокопарных обещаний держаться всем вместе щемило сердце, но… не прошло и полгода, как бывшие "братья" взялись за оружие и принялись планомерно уничтожать друг друга.
Так называемый первый участок Елшанского кладбища быстро заполнился каменными обелисками, где в датах о смерти значились 92-й – 93-й годы. Пышные похороны уже никого не удивляли – привыкли, к тому же выдумки у местной "братвы" на что-то новое явно не хватало. Ну накроют столы на месте бывшей разборки, ну угостят водочкой посвященных за упокой грешных душ, ну максимум из стволов отсалютуют. Куда это годится, ведь мы как-никак столица Поволжья, значит, и размах должен быть соответствующий. Нет своих свежих идей – займите у других. Вон в первопрестольной на местах локальных перестрелок, обильно политых "братской" кровью, целые стелы устанавливают с соответствующими (не дай Бог, лохи примут сей знак за дань памяти какому-нибудь Герою Советского Союза) надписями, вроде: "Здесь погибли отличные парни". Муниципалитет их тракторами выкорчевывает, а они все равно появляются. Вроде в Москве на сей счет даже целое запрещающее постановление приняли, но до нас-то это еще дойдет не скоро. Специально узнавал в местной ритуальной конторе по этому поводу – говорят, можно и стелу, было бы желание и деньги.
Или возьмем Екатеринбург. Там вообще создан целый мемориальный комплекс погибшим бойцам уличных баталий со своей аллеей "славы", где застыли в бронзе головы "пехотинцев" и монументами – выдающиеся "полководцы" из уральского камня, у которых вместо маршальских жезлов (дань моде) в руках ключи от "Мерседесов". Вот это, я понимаю, настоящий полет фантазии. А мы чем хуже? Даешь в Саратове музей для криминалов и друзей! Кстати, о друзьях…
Это как же, вашу мать, разрешите понимать?
Когда возникла необходимость переправить тело "законника" Шоты (убит в 1996 г.) в Грузию, особых проблем не возникло. Со специального саратовского аэродрома, специальным же рейсом… А вот молодому бойцу СОБРа, которого тяжело ранил цыганский барон, не повезло, не нашлось средств для его переправки в Москву на срочную операцию. Малолетний сынишка остался сиротой, а цыганский барон еще некоторое время находился на свободе под подписку о невыезде и, между прочим, был уверен, что суд его оправдает (!). Странно, правда? Хотя, с другой стороны, рассматривая некоторые фотографии, удивляться перестаешь: нет-нет да и мелькнет в толпе "братвы" знакомое общественности лицо. Впрочем, для сегодняшней России это уже не патология – норма. Вспомним хотя бы похороны (апрель 1994 г.) отца "организованной спортивности" Отари Квантришвили, он же Квант, он же подельник Япончика, он же организатор "Ассоциации ХХI век" вместе с Иосифом Кобзоном.
Суровое лицо Иосифа Давыдовича: "Такого человека потеряли!", мировая скорбь в глазах Александра Розенбаума… Ну, конечно, Отари Витальевич был фигурой неординарной, за словом в карман не лез, например, в телепередаче "Караул" прямо в прямом эфире посоветовал начальнику тогдашнего РУОПа Владимиру Рушайло крепко подумать о своих детях. А что, имел право, ведь О. Квантришвили принимал деятельное участие в благотворительном фонде "Щит и лира", созданном для социальной поддержки (!) сотрудников столичной милиции (!!), и их семей (!!!). Наверное, за эти, да и другие немалые заслуги перед отечеством Квант похоронен вместе со своим братом Амираном (профессиональный картежник, убит на полгода раньше) не где-нибудь, а на Ваганьковском кладбище. На "святой" могилке скорбящий ангелочек, расправив крылья, касается ручками двух надгробий, а чуть вдалеке установлен массивный крест. Разумеется, вся композиция выполнена из дорогого камня.
Фигуры мрачного пантеона
Есть в Энгельсе место, которое должно быть дорого сердцу каждого уважающего себя, в натуре, братка. И если он еще знаком с основами воровской истории, то просто обязан побывать там, где покоится прах генерала из генералов преступного мира, вора в законе масштаба бывшего СССР Владимира Анкудинова по кличке "Хозяйка". Ну нечто вроде обряда посвящения пройти и очиститься от всякой законопослушной ереси. После его смерти (умер Анкудинов в Хабаровске от почетной зэковской болезни – туберкулеза) в Энгельс частенько съезжаются авторитеты со всех концов необъятной России и не только… Распить бутылочку, а то и две, о делах скорбных покалякать (по оперативной информации, именно похороны и годовщины смерти криминальных авторитетов являются удобной ширмой для проведения межрегиональных воровских сходок) и обязательно сфотографироваться у надгробия на память. Мало ли что, может, больше этим составом никогда и не соберутся.
Был там и Коля Балашов в свое время, а теперь вот покоится на Елшанском кладбище. В ноябре прошлого года вору в законе Балашу снесли половину черепа из пистолета иностранного производства и обреза охотничьего ружья 12-го калибра. Ходят слухи, что путешествие на тот свет ему оплатили друзья покойных лидеров ОПГ Зыряя и Васи Никушора, к убийству которых он якобы приложил руку.
Вместо эпитафии
Если, прочитав этот материал, вы почувствовали зависть и восхищение крутой жизнью и не менее крутой смертью, в качестве бесплатного совета дарю поговорку, взятую, кстати, из криминального же мира: "Не убивай, тогда сам останешься жив". Вряд ли законы стаи позволят ей следовать, так хоть, по крайней мере, сойдет для назидательной эпитафии, а вкупе с гранитным памятником получится неплохая наглядная агитация.
Михаил Синельников.
Рисунок Дениса Хазова.
(Синельников М. У "братских" могил нет заплаканных вдов, сюда ходят люди покруче…
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1999, 12 февраля. Стр. 10).
**


6. Михаил Синельников
Василий Васильевич профессию не менял
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 1999, март. № 1, стр. 1, 6.
Рубрика: Паноптикум.
* Подг. к печати: 10 ноября 2018 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Они живут с нами, но абсолютно по другим законам, и проникнуть в их мир порой не легче, чем слетать в космос. А что, аналогия не так уж неуместна – и туда, и туда попадают избранные. Стоит ли об этом писать? Пожалуй да, ведь как ни крути, это одна из реалий нашей жизни, пусть даже туманная и пугающая. К тому же нелишне напомнить один из журналистских девизов – мы не делаем события, мы о них рассказываем. Речь пойдет о самой верхней ступени в иерархии уголовного сообщества – о ворах в законе.
В мировой криминалистике российские генералы преступной карьеры не имеют аналогов. Со своих позиций они достаточно аргументировано и весомо оправдывают необходимость своего же существования. Более того, воры в  законе ставят себя чуть ли не на одну доску с провидением. Вот выдержка из воровской ксивы, своеобразный наказ всем "честным арестантам":
"Запомните, кроме вора, никому не дано право решать судьбу человека…" Впечатляет, не правда ли?
Сейчас, конечно, многое поменялось. Мало что осталось от прежних воровских традиций и принципов, все решают не столько деньги, сколько их количество. "Корону" стало возможным приобрести, не обязательно проходя долгие  и извилистые коридоры тюремных университетов. Достаточно внести в общак от 200 до 500 тысяч "зеленью" – и готов скороспелый вор, так называемый "апельсин". На сетования старой гвардии "апельсины" большого внимания не обращают, да и не больно-то много осталось граждан "старичков". Статистика показывает, что максимальный возраст людей этой категории составляет 50 лет, редко кто дотягивает до 60. Однако до недавнего времени было двое "долгожителей". Один из них  - некий Кац, которому перевалило за 80, постоянно проживает в Лос-Анджелесе. Второй – Василий Васильевич Мордаков, скончался от инфаркта в возрасте 78 лет 21 января 1999 года в 1-й Советской больнице г. Саратова…
Саратову Мордаков никогда не изменял с момента своего здесь рождения. Ну, разве что за вычетом тех 20 лет, в течение которых он, не по своей, естественно, воле "осваивал" Сибирь. Тяжелое, почти беспризорное детство, как говорится, бетонные полы и деревянные игрушки. С одной стороны нужда, с другой – полный блатной романтики "взрослый" мир. Получив кое-какое начальное образование, Мордаков выбирает качественно иную школу жизни.
Первый раз 16-летнего Васю взяли "на кармане" в 1937 году.
Забегая вперед, замечу, что эта кража оказалась последней. Приговор печально знаменитой "тройки" НКВД особой суровостью не отличался – впаяли всего-навсего полтора годика. Оно и понятно, ведь Вася не считался врагом народа, а был социально близким (пусть немного уголовным) типом для трудящихся масс. А раз так, по мнению тогдашних идеологов, подлежал исправлению. Вот только сам Мордаков отличался повышенной свободолюбивостью и исправляться активно не хотел. Из колымского снежного ада Вася уходит в побег. Неудача – новый срок. Затем еще раз, и еще раз, и еще… С побегами Мордакову фатально не везло. Самое большее, что ему удавалось, это подышать полной грудью несколько месяцев, после чего его опять отправляли на нары. Другой бы на Васином месте пал духом, но только не он – выручали природный оптимизм и юмористический взгляд на вещи. Подобные качества всегда ценились в уголовной среде, и старые, еще НЭПмановской закалки воры с интересом приглядывались к бойкому новичку. Тот в свою очередь старался как можно чаще захаживать в воровской барак, жадно впитывая в себя "традиции" и "понятия". Биография для посвящения в сан у Мордакова была подходящая, и по истечении определенного срока его объявили вором. Тут надо заметить, что Вася приобщался к касте в суровое время, в канун так называемой "сучьей" войны. Ну это все равно, что стать коммунистом в разгар битвы под Москвой.
В 1946-48 годах, когда стали возвращаться из штрафных батальонов уголовники, а также преступники-профессионалы, эмигрировавшие в Польшу еще перед гражданской войной, "честные воры" отказались признать их за своих. Первых – за то, что они взяли в руки оружие от властей, вторых – за то, что они занимались коммерцией. (Вот были нравы, а?) В лагерях пошли грандиозные "разборки". "Суки" занялись – а больше им ничего и не оставалось – планомерным истреблением, а также перековкой (на жаргоне "трюмиловкой") "честных блатных". Для этой цели проводились воспитательно-разъяснительные  процедуры. К примеру, вора накрывали листом железа и били по почкам кувалдами до тех пор, пока тот не загибался или не отказывался от своих прежних "заблуждений". Многие тогда поступились принципами, но Мордакова в их числе не было. Такая позиция не могла не отразиться на его авторитете, и к моменту своего освобождения в конце 50-х годов Мордакова уже уважительно звали Василием Васильевичем.
Заработав шесть судимостей, Мордаков решает на этом остановиться и осесть в родном для него Саратове. В те годы в СССР профессиональной преступности как бы не существовало, поэтому освоиться было довольно легко. Власти в упор не замечали воров в законе, а чтобы не придирался участковый и не задавал глупых вопросов по поводу тунеядства, Василий Васильевич раздобыл себе необходимые документы. В последние годы Мордаков одновременно являлся ветераном труда (только какого?) и мастером спорта международного класса по теннису. Нет, мастером он действительно был, но только по картам. Мордаков являлся каталой высокого уровня и часто отправлялся на гастроли куда-нибудь в Сочи или Краснодар, где в компании таких авторитетов, как Петрович и Иван Рука обыгрывал цеховиков на большие тысячи. При этом Мордаков никогда не забывал отстегнуть определенный процент в общак.
Другой "общественно-полезной" нагрузкой Василия Васильевича в своей среде была функция третейского судьи. Он знал многих (достаточно упомянуть такие уже ставшие легендами в уголовном мире фигуры, как Корьков-Монгол и его ближайший ученик Иваньков-Япончик, а Мордакова знали все. Конфликты Василий Васильевич предпочитал решать миром, до крови жадным не был, однако правила воровской справедливости блюл свято. Взять хотя бы историю с Махо…
В апреле 1994 года  из Владимировской тюрьмы в Иркутский централ за подписью шести воров в законе направилась "малява", где помимо всего сообщалось: "…по осени 1993 года в Москве была большая сходка воров относительно Махо, где было вынесено однозначное решение, что Махо – блядина. (На жаргоне – специальный термин. В переводе на общечеловеческий язык означает "предатель, отступник" – прим. авт.) А по сему каждый уважаемый человек при встрече с ним должен поступить в соответствии с вынесенным решением…" По этому поводу летом того же года в Сочи состоялась разборка между вышеупомянутым Махо и авторитетнейшим вором в законе Дедом Хасаном. Председательствовал на воровском суде Василий Васильевич, прочно снискавший славу "расписного". А чтобы заслужить столь высокое звание, надо иметь самое полное представление о всех прецедентах разбирательств, которые случались на "сходках" ранее, и считаться непогрешимым перед своими собратьями. В Сочи перед Мордаковым предстал предатель воровского дела, и приговор был предсказуем. Уже в конце августа неизвестные киллеры вдарили из автоматов по машине, где находился Махо и трое его сообщников. Правда, тогда Махо отделался легким ранением… Наверное, только благодаря "правильным" понятиям Мордакову удалось дожить до 78 лет. На него (случай исключительный) не было даже совершено ни одного покушения. Поговаривают, что с подачи Василия Васильевича удалось предотвратить несколько кровавых конфликтов, после которых криминальный Саратов мог бы захлебнуться кровью. Санитар города, да и только! Не раз обращались за помощью к Мордакову и сильные мира сего из числа чиновников, коммерсантов – адрес его трехкомнатной (неахти какой по сегодняшним меркам) квартиры на улице Чапаева был известен многим. Положенное вознаграждение Мордаков отправлял в общак, оставляя себе лишь только самое необходимое, так как считал, что как можно скромнее надо быть в этой жизни. Золотыми украшениями он принципиально брезговал, алкоголь употреблял в более чем умеренных дозах, наркотики на дух не переносил – святой человек, что тут скажешь.
Однако с наступлением новой эры чудачества "святого старца" стали вызывать улыбку. И хотя Мордакова многие криминалитеты по-прежнему именовали "папой", постепенно патриарх уголовного мира оказался на обочине. Нет, о нем не то чтобы совсем забыли, просто… стали реже обращаться за "добрым" советом и поддержкой. Наоборот, некогда всесильный Мордаков иногда сам был вынужден просить помощи, чтобы разрулить свои проблемы. Оказывается, проходит не только мирская, но и криминальная слава. В ходу стали другие ценности и интересы. К тому же воровского ветерана одолевали частые сердечные приступы. Последний инсульт-привет случился в январе 1999 года, и встретил его Василий Васильевич, находясь в полном сознании.
Похоронили  Мордакова чин по чину, согласно рангу. Выполняя последнюю волю, Василия Васильевича целую ночь отпевали в церкви. Родственников у Мордакова (кроме своей гражданской жены) не осталось, поэтому в последний путь его провожали товарищи по касте. Автобус в сопровождении иномарок, венки, среди которых выделялся один с надписью на ленте "От воров", поминки в ресторане железнодорожного вокзала "Люкс"… Что ж, земной путь "достойно" завершен, ну а дальше пусть воздастся каждому по вере его.
Михаил Синельников
P.S. После смерти Мордакова в Саратовской области осталось трое воров в законе – Дато, Малхаз и Ной.
Фото № 1 (стр. 1), текст:
Вор в законе: Василий Васильевич профессию не менял, стр. 6.
Фото № 2, дата на фото: 1994.
Фото № 3, текст:
Церковь на Елшанском кладбище, в которой отпевали Василия Васильевича.
Фото № 4, текст:
Могила Василия Васильевича.
(Синельников М. Василий Васильевич профессию не менял
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 1999, март. № 1, стр. 1, 6).
**


7. Иван Иванов
Волжские разбойники возвращаются
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 19 марта. Стр. 15.
Рубрика: Криминал.
* Подг. к печати: 28 июня 2020 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
"Диктатура закона" не убережет Саратов от новой криминальной волны. К такому выводу можно прийти, если проанализировать криминальные события последних лет.
Криминальные княжества
Расправа с Чикуновым сама по себе – лишь кровавая точка в большой книге криминальной истории, которую ставят сильные люди, когда вдруг необходимо прервать слишком затянувшуюся песню какой-либо группировки или сообщества. За последние пять лет таких точек было расставлено немало.
Как известно, после убийства Чикунова боксеры зареклись заниматься нефтебизнесом. Сообщество, сформированное  и выпестованное Игорем Владимировичем развалилось.
Коммерческие предприятия города и области поделили между собой так называемые Парковское, Земцовское, Наволокинское, Парамоновское сообщества. "Земское обозрение" в 1997 году публиковало материал, в котором давался расклад деятельности этих сообществ. Как правило, деятельность сообществ строилась по следующей классической схеме: лидеры ОПС либо их доверенные лица входили соучредителями в крупные коммерческие структуры, которые условно можно разделить на два сектора – легальный и частично легальный. При коммерческих структурах на случай войны (а также для локальных силовых акций – например, выбивания долгов) содержались группы головорезов. Боевой потенциал некоторых сообществ насчитывал более сотни человек. Каждое из ОПС стремилось развивать легальный сектор своей экономической деятельности путем вливания в него денег, добытых через мошенничество в финансово-кредитной сфере, с недвижимостью, торговлю оружием, наркотиками. В легальном бизнесе ставка делалась прежде всего на освободившуюся нишу нефтепереработки и торговли ГСМ, а также торговлю зерном и продуктами.
В число саратовских коммерческих структур, контролируемых бандитами на тот момент, попали несколько ночных клубов, фирмы по торговле недвижимостью, аудио-, видео- и бытовой техникой, спиртными напитками, автомобилями иностранного производства и запчастями в масштабе области. Кроме этого в активе Парковского сообщества имелась популярная у жителей области газета, которая в каждом номере последовательно отстаивала интересы своих боссов. (Одно время интересы в основном сводились к отвоеванию рынков сбыта у местного водочного монополиста ГП "Ликсар", контролируемого губернатором, и, соответственно, к нападкам на Аяцкова.) Казалось, этот порядок будет действовать очень долго. Но уже в 1998 году между различными ОПС Саратова постепенно стали нарастать противоречия, которые нельзя было разрешить мирным путём.
Война с ворами
Своеобразным буфером между сообществами "спортсменов", выросших из окраинных районов Саратова и не признающих уголовных понятий, стала прослойка людей, именующих себя тюремными авторитетами или ворами в законе. Характерными представителями воровской среды в Саратове являлись не раз уже упомянутые на страницах нашей газеты представители воровского движения – славянские уголовные авторитеты: 87-летний Василий Мардаков, Николай Балашов (Балаш), кавказец Ной и курд Дато. По оперативной информации органов милиции, в какой-то момент незавидная функция буфера и третейского суда перестала устраивать саратовских воров (в первую очередь, Балаша). Воры попытались "поставить под себя" презираемых всеми "честными арестантами" бандитов, в одночасье поднявшихся из грязи на самом примитивном для уголовников ремесле – рэкете. С подачи Балаша в Саратове и особенно в соседнем с ним Энгельсе начался передел – группировки из представителей уголовной среды стали "отжимать" предприятия легального коммерческого сектора у "спортсменов". Подобные действия не могли не вызвать ответную и чрезвычайно жесткую реакцию со стороны бандитского мира. И вот в ноябре 1998 года Балашов был застрелен двумя киллерами в масках в собственной автомашине. Убийство до сих пор не раскрыто, хотя работники силовых структур говорят, что весьма противоречивой информации о мотивах и исполнителях – представителях одной энгельсской ОПГ – у них предостаточно.
Спустя месяц в своей квартире погиб один из ближайших сподвижников Балашова – Новиков.
Оставшиеся воры, которых и ворами (в общепринятом у уголовников смысле) большинство представителей саратовской криминальной "тусовки" называть не хотят, благоразумно ушли в тень и стали заниматься "миротворческой" деятельностью. Стан воров потерпел окончательное поражение в разборках с бандитами после того, как в новогодние праздники от сердечного приступа скончался главный хранитель "понятий" г-н Мардаков.
Разборки в стане бандитов
Отодвигая в сторону представителей воровской среды, "спортсмены" и бандиты не прекратили разборки внутри своего стана. Причем разборки эти носят чрезвычайно кровавый и ожесточенный характер и происходят в основном из-за дележа распадающихся бандитских "империй". Так, например, нашумевшее убийство во 2-й городской больнице уголовного авторитета Фадеева (Фани) теперь однозначно связывают с дележом наследия некогда чрезвычайно крупного Наволокинского ОПС. Известно, что те, кто более всего был близок к обоим братьям, не получили после их гибели и десятой доли того, чем они владели. Нашлись "приватизаторы", которые увели значительные активы у бывших особо приближенных прямо из-под носа. Фаня стал взывать к совести "приватизаторов", но, как оказалось, у них ее не было вовсе.
Есть хорошие для всех честных людей сведения о том, что исполнители неслыханно дерзкой силовой акции известны, находятся в розыске. Есть и тревожный сигнал: при работе по раскрытию убийства Фадеева выяснилось, что разработкой силовой акции в лечебном учреждении по заказу местного криминалитета занимались бывшие сотрудники специальных подразделений милиции.
Последняя крупная разборка с трупами, о которой слышали читатели, случилась в январе текущего года: в пригороде Саратова были обнаружены три обезглавленных трупа с многочисленными огнестрельными ранениями. Эксперты установили, что одному из убитых отрезали кисти рук и голову живьем. В числе наиболее вероятных версий убийства есть такая: обезглавленные получили заказ от одного из преступных сообществ на устранение лидера другого сообщества, весьма приближенного к чиновникам правительства Саратовской области, но по каким-то причинам отказались убивать его. Представители заказчиков произвели расправу для ужесточения дисциплины.
Окончательная смена приоритетов
И вот сегодня в результате ужасающих натуралистическими подробностями разборок и "дисциплинарных акций" в последние месяцы в криминальном мире Саратова окончательно выстроилась новая система сдержек и противовесов.
Теперь, по нашим сведениям, главенствующие позиции в Саратове занимают Парамоновские. Причем, как мы и предсказывали в 1997 году, сохранить влияние этому сообществу удалось только за счет форсированной легализации и перекачки большей части капитала в легальный бизнес.
Александр Земцов, предводитель известного по 1997 году Земцовского ОПС, сколотивший первоначальное состояние на махинациях с "фермерскими" кредитами, розданными неизвестно кому представительством одного из московских банков, тоже пытался легализоваться, но неудачно. В 1996 году ходили слухи, что Земец активно поддерживал предвыборную кампанию Дмитрия Аяцкова. Однако на практике именно после прихода Аяцкова к власти группировка Земца сошла на нет и сейчас практически не существует.
Парковское ОПС, названное так из-за того, что его лидеры в младенческие годы входили в молодежную группировку, базировавшуюся в районе главного городского парка имени Горького, слишком тесно ввязалось в борьбу за контроль над водочным бизнесом. Водка же в современной России – любимое детище губернаторов. В ожесточенной борьбе с поддерживавшимся Дмитрием Аяцковым ГП "Ликсар" парковские развалились на мелкие группы. Каждая группа выбрала для себя узкую специализацию (от чисто криминальной стези – грабежей и квартирных разбоев – до полукриминальной – "доения" многочисленных "досуговых" агентств, предоставляющих жителям Саратова услуги проституток). Несмотря на то, что эти группы разрозненны, они не стали менее опасными – по заявлениям руководителей местной милиции, в последние месяцы в Саратове наблюдается всплеск уличной преступности.
Процессы, которые развертываются в судах области (процесс по банде боксеров, совершившей летом неудачный налет на ювелирный магазин на проспекте Кирова), лишнее тому подтверждение.
Увеличение количества грабежей и разбоев ожидается еще и вот почему: из тюрем и колоний начинают выходить криминальные лидеры конца 80-х, начала 90-х, которые в свое время получили небольшие сроки – в основном за хулиганство и незаконное хранение оружия. Глупо думать, что в нынешних условиях эти люди станут жить законопослушно. Мало того, в начале 90-х они не научились, как их собратья, оставшиеся на свободе, заниматься мало-мальски цивилизованным бизнесом – следовательно, к решению любых денежных проблем они будут подходить с топорными методами, которые давно уже изжили себя. Яркие представители беспредельного бандитского крыла – некто Цыганков (бывший активный участник ОПГ "Чайки", ранее входившей в сообщество группировок Земца), а также восходящая "звезда" саратовского криминального мира, ранее неоднократно судимый Павел Л-нко по кличке Армеец. Группировка Армейца, впрочем, недавно провела ряд неудачных операций по добыче денег в свою кассу, а сам Армеец объявлен в федеральный розыск за организацию идиотского уличного грабежа.
Значительную деятельность на территории Саратовской области развернули чеченские, азербайджанские и армянские преступные группировки, которые взяли под себя продуктовую торговлю, а также нелегальный импорт оружия и наркотиков. Из этнических группировок чеченцы в Саратовской и Волгоградской областях чувствуют себя особенно вольготно. По сути, эти группировки представляют собой хорошо организованную и щедро финансируемую мятежной Ичкерией разведсеть.
Совершенно особую роль в криминальном мире Саратова занимают лидеры, в начале девяностых по каким-либо причинам уехавшие искать счастья в Москву и Санкт-Петербург, а теперь вернувшиеся на историческую родину, а также те, кто занимается легальным бизнесом в Саратове и Москве под прикрытием чиновников. К числу последних принадлежит авторитет по кличке Канапа (в миру – уважаемый бизнесмен, имени которого назвать в газете нельзя, чтобы не нарваться на судебный иск). Было время, когда Канапа, поссорившийся с местными криминальными лидерами, исчез из Саратова, жил за пределами СНГ. Теперь Канапа вернулся и стал главой достаточно большой по саратовским меркам корпорации, которая занимается автобизнесом. Никого не удивляет тот факт, что документы, относящиеся к деятельности корпорации, пестрят подписями важных саратовских чиновников. Видимо, в городе, именующем себя столицей Поволжья, изобретен новый способ борьбы с организованной преступностью путем ее... приручения.
Резюме
Во всех существующих ОПС Саратова за последние годы произошли значительные изменения. Время массовых армий "гоблинов" прошло. Теперь лидеры ОПС срослись с легальным бизнесом и больше не нуждаются в услугах бритоголовых пехотинцев. Вместо них теперь – небольшие, мобильные и хорошо оснащенные профессиональные отряды киллеров, а также связи с чиновниками властных структур. Поэтому пехоту просто выбрасывают за ненадобностью. Но пехота не сдается. Сбиваясь в стаи, она пополняет ряды обыкновенных уличных уголовников – количество преступлений растет.
С другой стороны, начатая в Москве кампания по борьбе с коррумпированными чиновниками, кажется, достигла Саратова. Губернатор уже публично пообещал "несколько громких дел" против лиц, сидящих в высоких кабинетах – в том числе и на Московской, 72 (здание правительства Саратовской области). Прокуратура, со своей стороны, уже возбудила уголовные дела в отношении ряда должностных лиц из известных в городе фирм и банков. Возможно, врасти во власть по красноярскому образцу местным бандитам и не удастся, однако, в любом случае спокойная жизнь в столице Поволжья заканчивается.
(Иванов И. Волжские разбойники возвращаются
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 19 марта. Стр. 15).
**


8. Станислав Орленко
Киллеру стало стыдно за своих заказчиков
// "Аргументы и факты" – Саратов" (г. Москва – г. Саратов).1999 г. № 18, с. 3.
Рубрика: Криминал.
* Подг. к печати: 06 апреля 2021 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
В областном суде завершился процесс по уголовному делу, обстоятельства которого могут быть положены в основу детективного романа. Подсудимых было трое. Невысокий худощавый мужчина с восточными чертами смуглого лица, казалось, был доволен приговором, согласно которому ему предстоит провести в заключении пятнадцать лет. Двое других – представительные грузины, родные братья, наоборот, до конца отрицали свою вину.
История началась пять лет назад, когда в августе 1994 года старший из братьев, Рамази, во время отдыха в Сочи проиграл в карты некоему Николая Богдасаряну, владельцу одного из московских казино, сумму, которая многим из наших соотечественников вряд ли даже снилась – 335 тысяч долларов США. Отдать долг сразу оказалось затруднительно и договорились, что проигравший будет выплачивать победителю по десять тысяч долларов каждый месяц. Довольный Богдасарян тогда еще сказал своим родным, что теперь будет получать пожизненную пенсию. Но радоваться ему пришлось недолго.
16 октября в московском казино "Коля-Ваня" появился незнакомый посетитель. Богдасарян, знавший всех своих клиентов в лицо, подошел и поинтересовался, что за человек к нему заглянул. Тот отвечал, что недавно приехал в Москву, хочет поразвлечься, вот и зашел в игорное заведение. Хозяин быстро забыл о нем, вместе со своим сыном Эдуардом и мужем сестры стал обсуждать дела. Посетитель попил пива, покурил, потом вышел в туалет. Когда он вернулся в зал, в его руке был пистолет Макарова. Прогремели подряд шесть выстрелов. Изрешеченный пулями Богдасарян, обливаясь кровью, повалился на пол. Его родственник, сидевший рядом, тоже получил смертельное ранение.
- Всем лечь! – крикнул стрелявший, и испуганные посетители торопливо попадали. Один только Эдуард бросился за убийцей отца, догнал его у дверей, и тут прозвучали еще два выстрела. Юноша был застрелен в упор.
…Трое убитых в московском казино были не первыми на счету Набиджона Басалиева. Кстати, в конце семидесятых он учился в Москве, заканчивал инженерно-строительный институт. В родном Таджикистане работал начальником дорожно-строительного управления. Но тут пришла война, и вчерашний инженер стал командиром отряда боевиков.
Когда в ноябре 1997 года сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью при УВД Саратовской области задержали Басалиева, из Таджикистана пришли сведения, что он обвиняется в совершении многочисленных преступлений. Подробности леденят душу: головы, отрезанные перочинным ножом, уничтожение целой семьи, всех членов которой столкнули в яму и забросали гранатами, жестокие расправы над женщинами. Набиджон это отрицает, по его словам, он только воевал. Так или иначе, но известно, что за его голову была обещана награда и вроде бы даже Президент Таджикистана Э. Рахмонов считал его своим личным врагом. Есть сведения, что в Душанбе он совершил побег из камеры изолятора – гранатой, которую передали с волди, взорвал решетку и убил двух охранников.
С такой биографией жить в родных краях стало невозможно, и Басалиев появился в нашей области – здесь жили два его брата. Сначала остановился у одного из них в Балаково. Потом приехал к другому брату в Энгельс, и вскоре ему вновь пришлось скрываться от правосудия, теперь уже российского.
…Ссора на улице возникла совершенно случайно. Набиджон с братьями и со своей знакомой девушкой стояли на проезжей части и не поспешили посторониться, когда мимо проезжала "девятка", в которой сидели двое мужчин. Один из них вышел, чтобы "разобраться", другой поехал за подкреплением и привез еще двух человек. Они не знали, что Басалиев никогда не расставался со своим пистолетом. Расстреляв двух участников начавшейся драки, он сел в брошенную ими машину, позвал своих спутников и выехал из Энгельса по дороге в Маркс. Вскоре "девятку" пришлось бросить, обнаружилась неисправность.
Набиджон утверждает, что после этого его познакомили с Рамази и его младшим братом Шотой, которые дали ему временный приют, а потом, снабдив поддельными документами, деньгами и оружием, отправили в Москву, где он должен был убить Богдасаряна. По его словам, ему даже не заплатили за это, поскольку он полностью зависел от заказчиков. Братья категорически отрицали свою причастность к убийству – Рамази доказывал, что он всегда честно платил свои долги, отдал Богдасаряну старинную икону огромной стоимости, а после его смерти был вынужден передать неоплаченную часть долга саратовскому "вору в законе" Василию Васильевичу, который в криминальном мире контролировал расчеты по карточным долгам. Басалиев сказал, что ему стыдно за своих заказчиков. Аргументы адвокатов о том, что нельзя верить показаниям человека, совершившего столько преступлений и к тому же страдающего наркоманией (Набиджон, по его собственному признанию, курил гашиш с героиновой "прокладкой"), не возымели действия. Судья Алексей Хурдаков огласил приговор, согласно которому Рамази осужден к семи годам лишения свободы, Шота, чье участие в подготовке преступления признано более активным – к девяти. Впрочем, оба они намерены приговор обжаловать.
Набиджону приговор не показался слишком строгим – суд учел, что он активно помогал следствию, давая чистосердечные признания. К тому же, окажись он подсудимым в родном  Таджикистане, где смертную казнь никто не отменял, его участь была бы еще более незавидной... Старший прокурор отдела гособвинителей областной прокуратуры Валерий Анашкин, поддерживавший обвинение во время процесса, считает это дело одним из самых важных в своей биографии. По его мнению, приговор вынесен на основе доказательств, добытых законным путем и поэтому справедлив.
(Орленко С. Киллеру стало стыдно за своих заказчиков
// "Аргументы и факты" – Саратов" (г. Москва – г. Саратов).1999 г. № 18, с. 3).
**
06 апреля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню