Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Банда братьев Толстопятовых. Часть 2.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 28.10.2020

Опубликовано: 29.10.2020


С 07 октября 1968 г. по 07 июня 1973 г. в г. Ростове-на-Дону действовала банда братьев Вячеслава и Владимира Толстопятовых, Владимира Горшкова и Сергея Самосюка.
Читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф, предлагается статья из газеты "Известия" от 30.06.1973 г., интервью прокурора РСФСР Б. Кравцова – 1974 г., а также материал Федора Раззакова из книги "Бандиты семидесятых. 1970-1979", опубликованной в 2008 г.
*
Содержание
1. Олиянчук В. Поединок
// "Известия" (г. Москва).1973, 30 июня. № 151 (17384), с. 5.
// "Огонек" (г. Москва). 1974 г. № 36, с. 28-29.
// Из книги: Раззаков Ф.И. Бандиты семидесятых. 1970-1979.
- Москва; Эксмо, 2008 г., 672 с., серия "Энциклопедия криминала". Тираж 5 000 экз. Стр. 110-118, 214-219, 319, 347-348.
*


1. В. Олиянчук
Поединок
// "Известия" (г. Москва).1973, 30 июня. № 151 (17384), с. 5.
Рубрика: По законам мужества.
* Подг. к печати: 11 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Короткая автоматная очередь. Крики… Все это сразу, неожиданно и отчетливо, услышал младший сержант милиции Алексей Русов. Он выскочил из машины и побежал туда, откуда раздавались выстрелы. На ходу выхватил из кобуры пистолет…
…Экипаж подвижной милицейской группы, в составе которого находился Русов, курсировал в квадрате Октябрьского района города Ростова-на-Дону. Как и было предусмотрено заданием, он следил за движением машины, доставившей из Госбанка в институт Южгипроводхоз крупную сумму денег. Машина затормозила у центрального подъезда многоэтажного здания института, женщина-кассир и сопровождающие ее товарищи с денежной сумкой в руках скрылись за широкой, из металла и стекла, дверью.
Алексей Русов и старший в экипаже младший лейтенант милиции Евгений Кубышта постояли бы еще некоторое время у института, если бы не приняли по радио команду направиться к жилому дому, расположенному неподалеку, где расхулиганились какие-то подростки. Прибыли на место. Младший лейтенант вошел в дом. Русов остался в машине. Сидел и прислушивался к голосам, доносившимся из динамика портативной радиостанции. Еще до его слуха доносился автомобильный гул и позвякивание трамваев на перекрестке двух оживленнейших проспектов. Прогуливались в скверике люди, отдыхали в тени деревьев бабушки с внуками, на детской площадке гомонили ребятишки.
И вдруг – дробь выстрелов, близкие крики. Только это… Все остальное перестало для него существовать. Русов добежал до угла дома и чуть было не столкнулся с двумя женщинами. Обе плакали – трое бандитов напали в институте на кассира, потом уже на улице стреляли в человека, а теперь уходят по пустырю к шоссе. Русов побежал быстрее, мимо домов и сквера. Промелькнул последний подъезд многоэтажного здания. Дальше простирался пустырь, на конце его раскинулась строительная площадка. И Алексей увидел их: двое несли за лямки сумку, третий шел налегке. У двоих поблескивали в руках пистолеты.
Вначале Алексей Русов не знал, кто они – эти трое. Но он не сомневался – перед ним преступники. Потом товарищи по работе расскажут ему, как эта троица напала в институте на кассира и, угрожая оружием, вырвала сумку с деньгами, бросилась по этажам вниз, к выходу, как уже на улице путь им решительно преградил молодой рабочий Владимир Мартовицкий, и один из них в упор выстрелил в него из автомата, и Владимир был убит.
…Торопясь, но не показывая виду, что они чего-то боятся, трое шли вдоль новостройки. Лишь только увидев их, Русов крикнул во весь голос:
- Стой, стрелять буду!
Бандиты обернулись и, не сбавляя шага, открыли огонь, Алексей выстрелил вверх, еще надеясь, что такое предупреждение как-то подействует на преступников. Но те пустились наутек. Они мчались к шоссе, посылая назад одну пулю за другой. Алексей не отставал. Их разделяло каких-нибудь пятнадцать-двадцать метров поросшего травой пустыря с редкими пятнами кустарника. Алексей заметил, что чаще других стреляет самый рослый из них, не выпускавший из левой руки ремня сумки. Он ухитрялся беспрерывно оглядываться и вести огонь. Прицелившись на бегу, Русов стал бить ему по ногам. И тот споткнулся – раз, второй. Алексей послал в него еще одну пулю, потом выстрелил в его соседа и тот схватился за ногу. Слепили вспышки выстрелов, в любую долю секунды бандитская пуля могла просвистеть не сбоку или над головой… Но об этом он не думал, он был весь во власти погони. Еще немного, еще рывок – и Алексей настигнет преступников.
Пустырь остался позади. Впереди, прямо у шоссе, - большой дом. За угол его и заскочил Русов, когда навстречу ему понесся огонь автоматной очереди. Выглянув, Алексей нажал курок. И тут же дернул пистолет вверх: возле бандитов очутилась какая-то женщина, и он испугался, что сможет попасть в нее. Это была последняя пуля, которую он послал: кончилась обойма. Потом Русов узнает, что из шести пуль прицельно направленных в преступников, три поразили самого высокого бандита и четвертая застряла в ноге соучастника… Нет, не случайно на заставе, где служил пограничник Алексей Русов, прослыл он самым метким стрелком.
Перезарядив пистолет, Алексей пригнулся и выбежал из-за укрытия. На его глазах, в какое-то мгновение, бандиты вскочили в стоявший на обочине "Москвич" и рванули с места.
Разгоряченный поединком, Русов даже опешил от неожиданности. Уходил "Москвич" цвета морской волны с номером 92-83 РОХ. Уходил, а он, младший сержант милиции, стоит и смотрит… Надо немедленно задержать первую же попавшуюся машину. И он остановил "газик" пожарной службы.
На шоссе настал час "пик", в обе стороны текли потоки машин. И все же "газик" быстро догнал "Москвича". Заметив преследование, кто-то из бандитов выставил в окно ствол автомата. Русов не стрелял, потому что решил во что бы то ни стало взять их живыми. Еще там, на пустыре, мелькнувшее вполоборота лицо бандита с автоматом показалось Алексею знакомым. Да, он запомнил его по фотографии, размноженной милицией для розыска опасного преступника: тонкие губы, прямой удлиненный нос, взгляд исподлобья…
Сейчас, не отрывая глаз от впереди идущей машины, Алексей не сомневался, что это та самая шайка, которая совершила несколько краж, напала полгода назад на инкассатора.
О ней постоянно напоминали на инструктажах и оперативных совещаниях в милиции, и Русов имел полное представление о том, сколько бед она натворила. Преступники, уже не раз уходившие буквально из-под рук, и прежде пускали оружие в ход. Зная об этом, Алексей не раздумывал о той опасности, которой подвергает себя, он жил единственной мыслью: догнать, обезвредить, чего бы это ни стоило – задержать, иначе эти трое опять исчезнут. И скоро ли снова удастся напасть на их след? Пока они на свободе, от них можно ждать всего. И Алексей повторял про себя: не уйдут, не уйдут…
На перекрестке, обогнав несколько автомобилей, "Москвич" пошел на красный свет. "Газик" с включенной сиреной – за ним. Миновали на бешеной скорости площадь. Поворот, надвигаются катки, уплотняющие асфальт. "Москвич" вильнул, но машину занесло и она застряла на бордюре. Покинув притормозивший "газик", Русов бросился к "Москвичу". Двое бандитов побежали от шоссе. Здесь их Русов и настиг. Они остановились, подняли руки. Тут же подоспели младший лейтенант Евгений Кубышта, который мчался на попутной машине вслед за "газиком", другие сотрудники милиции. Ведь того не ведал Русов, что с момента нападения на кассира о преследовании бандитов было известно оперативному дежурному по управлению внутренних дел и что несколько подвижных милицейских групп с разных сторон были направлены ему на помощь, перекрыв выходы из города.
А где же третий? Алексей поспешил к застрявшему на бетонном выступе "Москвичу". Через открытые дверцы увидел опрокинувшегося навзничь рослого человека – он был без сознания. У сиденья валялась сумка (в ней 125 тысяч рублей), тут же чернели три самодельные гранаты. Четвертая граната была прижата откинутой спинкой кресла водителя: оставляя машину, главарь шайки успел выдернуть предохранительное кольцо и прижать чеку гранаты в расчете на то, что преследователи не заметят этого, сделают неосторожное движение, осматривая машину, и…
Из служебной характеристики:
"Русов Алексей Александрович, младший сержант милиции, член ВЛКСМ. Родился 25 февраля 1952 года в селе Семеново-Камышинка Чертковского района Ростовской области. После окончания средней школы работал в Новочеркасске токарем на заводе. Как активный производственник и активный комсомолец, будучи призванным в ряды Советской Армии, удостоился права служить в пограничных войсках. Отличился при охране государственной границы СССР, за что получил благодарность командования. Зарекомендовал себя как лучший стрелок подразделения. После демобилизации в 1972 году поступил в милицию. Дисциплинирован, действует смело и решительно…"
*
Признаться, я ожидал увидеть этакого былинного молодца, косая сажень в плечах, а он, Алексей Русов, невысокий стройный парень. Все, по его словам, выглядело довольно просто. Просто? Но я уже рассказал, как все было просто!
Алексей получил краткосрочный отпуск и собирается в свое родное село, где работает в колхозе его отец, Александр Григорьевич, в прошлом фронтовик. Помнит Алексей, как выступал перед школьниками отец при всех своих наградах, говорил о подвигах советских воинов, а Алеша впервые увидел отца со стороны вот таким героем… Сохранила память, как он стоял рядом с отцом на мостике комбайна и крепко держал в руках штурвал, а вокруг простиралось море золотой пшеницы… Позднее – это уже на заставе – две ночи не спали, преследуя нарушителя границы, и поймали его, конечно. Или вот недавний случай, опять же, как говорит Алексей, ничего особенного. Подвыпившие парни затеяли драку. Когда их стали разнимать, они впятером накинулись на двух милиционеров. Но вскоре хулиганы сидели как миленькие и по щекам их текли пьяные слезы. Да разве о таком стоит рассказывать – служба есть служба.
Алексей Русов еще не думал не гадал, что будет работать в милиции, а рецидивист Толстопятов уже водил "на дело" своих дружков. Вначале совершили нападение на магазин. Следом – попытка ограбить кассира химического завода, затем нападение на инкассатора. Областное управление внутренних дел предприняло энергичные меры для раскрытия этих преступлений. Была детально разработана операция, руководство которой взял на себя оперативный штаб. Экипажи подвижных милицейских групп круглосуточно несли вахту в четко определенных квадратах.
Нагло, но и осторожно действовал главарь шайки Толстопятов. Днем он работал на строительном участке, а в свободный час мастерил оружие, выслеживал путь кассиров и инкассаторов, готовил нападение. Хитрый и ловкий, он умело использовал своих дружков, и те активно выполняли его приказания. Он чувствовал, что вот-вот попадется. При обыске найден его дневник, и там, в частности, написано: "Время идет, операции срываются одна за одной… Кольцо сжимается все уже".
…Это случилось в Ростове-на-Дону 7 июня. В 13.00 дежурный по управлению внутренних дел принял сигнал из института Южгипроводхоз о нападении на кассира. В 13.17 он получил сообщение: преступники задержаны. Прошло всего 17 минут. Все это время младший сержант милиции, комсомолец Алексей Русов смотрел смерти в глаза. Его мужество и героизм, проявленные при этом, являются примером для работников всей советской милиции, и его подвиг заслуживает самого глубокого уважения и признания.
В. Олиянчук, соб. корр. "Известий". Ростов-на-Дону.
Фото.
(Олиянчук В. Поединок
// "Известия" (г. Москва).1973, 30 июня. № 151 (17384), с. 5).
**


2. Б. Кравцов
За строкой приговора
// "Огонек" (г. Москва). 1974 г. № 36, с. 28-29.
Рубрика: Интервью "Огонька".
* Подг. к печати: 11 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Судебный процесс по делу бандитской шайки, несколько лет орудовавшей в Ростове-на-Дону, привлек внимание широкой общественности. В печати уже рассказывалось и об этой шайке и о героизме советских людей, самоотверженно вступивших в борьбу с бандитами.
Корреспондент "Огонька" Ю. Чернявский попросил прокурора РСФСР Б. Кравцова прокомментировать это необычное уголовное дело, высказать свои соображения об ответственности тех, кто стоит за строкой приговора.
*
В зале суда, где происходил судебный процесс, сидели сотни людей. На их лицах – гнев, возмущение, боль, стыд. И тяжкие раздумья: кто они, эти подонки, чьи руки обагрены человеческой кровью? Как, в каких условиях могла сформироваться эта волчья стая?
Вячеславу Толстопятову было 20 лет, когда он отбывал уголовное наказание за изготовление поддельных денег. Предстояло отсидеть в колонии 4 года. Срок не малый. Было достаточно времени подумать и одуматься. По вечерам осужденный лежал с закрытыми глазами на тюремной койке и мечтал только об одном: как бы "исправить" ошибку, доказать себе и людям, что преступления можно совершать безнаказанно. Важно только, по его мнению, найти надежные маскировочные средства. Уповая на возможность избежать наказания за будущие, еще не свершенные, но задуманные чудовищные преступления, Толстопятов в 1964 году вышел на свободу и вернулся в Ростов. Четыре года он потратил на изготовление огнестрельного оружия: автоматов, пистолетов, ручных гранат, патронов. И на формирование бандитских групп. За несколько лет шайка, созданная Толстопятовым, совершила 14 нападений на инкассаторов Госбанка, кассиров предприятий и учреждений, водителей автомашин. Грабеж государственных средств во многих случаях сопровождался убийством и ранением людей. И все время Вячеслав Толстопятов оставался во власти иллюзии, что есть средства, с помощью которых можно оказаться могущественнее тех, кто стоит на страже правопорядка.
Иллюзии, как известно, лопаются подобно мыльным пузырям. Никакие уловки и ухищрения не помогли. Байда была поймана и преступники предстали перед судом. Организаторов и наиболее активных бандитов приговорили к высшей мере наказания – расстрелу, с конфискацией имущества.
На этом можно было бы поставить точку. Но я вновь хочу напомнить о ходе мысли Толстопятова: "Преступления, если все заранее предусмотреть, можно совершать безнаказанно. Тебя не поймают…"
Конечно, в основе каждого преступления лежат так или иначе сложившиеся обстоятельства социального, психического, психологического порядка. Но есть еще один сопутствующий им немаловажный фактор, о котором мы порой забываем в своей профилактической работе, - это та самая иллюзия, во власти которой находятся толстопятовы: блюстителей закона можно перехитрить. Никто еще не подсчитал, сколько людей погибли, изуродовали свою жизнь, покоряясь этому зловещему самообману, выдавая желаемое за действительное. Такова инерция мышления преступника, мышления, которое легко впитывает обычные ошибки следствия. А их бывает немало. Следствие – это всего лишь инструмент, при помощи которого устанавливается истина в пределах объективных возможностей, существующих в реальной жизни, независимо от воли и сознания человека. Но не всегда правильно и в тактическом и в организационном отношении используются эти возможности. Иногда в расчет берутся явления, лежащие на поверхности. Отсюда и срывы. Вот это и дает повод иным преступникам уповать на отвратимость наказания. А ведь в общем-то каждый преступник оставляет видимый или невидимый след, который можно и должно обнаружить. Вот эти мысли вновь и вновь приходят на ум в связи с судебным процессом в Ростове-на-Дону.
К моменту вынесения приговора Вячеславу Толстопятову исполнилось 33 года, но практически он еще не занимался общественно полезным трудом. Время от времени он устраивался на работу – только для видимости, для отвода глаз. Работать было некогда – организация бандитских вылазок требовала много времени. Рядом с ним его старший брат Владимир. Этот человек с обрюзгшим лицом, вытянутым носом, узкими и злыми глазами на суде не отрицал существования банды, но все время повторял: "Сам людей не убивал, был занят изготовлением двигателей "без топлива" (имеется в виду оружие). Владимиру Толстопятову уже под пятьдесят. Он всячески пытался умалить свою вину и всю ответственность свалить на брата. Действительно, сам он не стрелял в людей, которых грабили, сам он не убивал тех, кто становился на защиту государственной собственности и жизни граждан. Все это делали другие участники шайки, но делали они это при помощи автоматов, гранат, которые приготовил Владимир Толстопятов. Если младший брат, Вячеслав, неустанно напоминал бандитам, что "измена группе будет преследоваться смертью", то старший, Владимир, выполнял не менее коварную роль. Он старательно изо дня в день прививал звериные инстинкты вновь завербованным членам шайки. Один пример. Вечером 22 октября 1968 года шайка совершила вооруженное нападение на магазин № 46 Первомайского района города Ростова. Налетчикам, которые в магазине открыли беспорядочную стрельбу из автоматов и пистолетов, удалось завладеть дневной выручкой. Случайно оказавшийся около магазина пенсионер Чумаков пытался задержать грабителей, но был убит выстрелом из автомата Вячеслава Толстопятова. После этого бандиты не собирались около недели. Бесстрашие Чумакова вывело их из равновесия. И в это пору своеобразного психологического кризиса бандитов утешал и подбадривал старший Толстопятов: "Нужно расправляться с любым, кто станет на нашем пути, расправляться огнем и мечом".
Еще один штрих. Автоматы, серые маски, белые балахоны, защитные очки, оглушительная стрельба – все это должно было вызвать у людей страх, панику, подорвать волю к сопротивлению. И эту задачу выполнял Владимир Толстопятов. Он одним из первых оказывался в толпе, которая, как снежный ком, разрасталась на месте происшествия, жадно вслушивался в разговоры собравшихся, запоминал высказывания, догадки, предположения людей, следил за действиями милиции и следственных органов. Резонанс от каждого налета был огромен. Город был полон тревожных слухов, разных догадок. И старший Толстопятов через знакомых, близких выяснял реакцию людей. Главари банды хотели потуже связать между собой всех участников преступлений, убедить их в том, что гнев, возмущение и ярость ростовчан отрезали пути к отступлению. Есть лишь один выход: усилить конспирацию. И снова иллюзия отвратимости наказания: пущенная в ход машина страха действует безотказно. С другой стороны, "разведданные" Владимира давали шайке возможность перестраивать свои планы. У подонков была, разумеется, своя растленная логика. И эта "логика" побудила Вячеслава заявить на суде: "Придя в камеру, я невольно задал себе вопрос: "Почему же я должен отвечать за всех? Ведь грабили и убивали все мы вместе".
Не менее зловещим участником банды был и Владимир Горшков. Его квадратный подбородок выделялся на широком и тупом лице. Нервными, резкими движениями языка он то и дело облизывал свои толстые, распухшие губы. На тайных ночных сборищах Горшков почти не участвовал в детальном обсуждении бандитских дел. Он лишь постоянно твердил: банду надо вооружить более современным оружием, надо искать кассиров и инкассаторов, которые не могли бы оказать серьезного сопротивления.
21 апреля 1969 года Горшков вместе с другими совершил нападение на работников химзавода, пытаясь захватить у них 108 тысяч рублей, которые они получили в Госбанке для выдачи заработной платы рабочим и служащим. Работники завода Коваленко и Топчиев, рискуя жизнью, оказали героическое сопротивление. Тогда Горшков открыл огонь из автомата и тяжело ранил их.
16 декабря 1971 года вместе с некоторыми участниками банды Горшков напал на бригаду инкассаторов Госбанка и захватил более 20 тысяч рублей. Один из кассиров был зверски убит.
7 июля 1973 года Горшков вместе с другими налетчиками захватил 125 тысяч рублей  у кассиров проектного института "Южгипроводхоз". На месте преступления оказался рабочий Мартовицкий, который преградил путь злодеям. Выстрелами Горшкова и Вячеслава Толстопятова он был убит.
Кто мог подумать, что Горшков, молодой еще человек, скромный кладовщик объединения "Ростоблприборбытремонт", с хорошей производственной характеристикой, окажется активным участником бандитских налетов? И тут уже надо во весь голос говорить о социальных уроках этого процесса. Ведь волчья стая жила, крепла, действовала среди наших людей, среди членов советского общества, в котором сложилась самая гуманная система нравственных норм, утвердилась самая прогрессивная мораль.
Выступая на XVII съезде ВЛКСМ, товарищ Л.И. Брежнев говорил: "Мораль, которой мы руководствуемся, - сплав беззаветной преданности идеалам коммунизма и высокой гражданственности, любви к своей социалистической Родине и братской солидарности с трудящимися всех стран, коллективизма и непримиримости к нарушениям общественного долга. Наша коммунистическая мораль по праву наследует и развивает гуманистические нормы нравственности, выработанные человечеством. Трудолюбие, честность, скромность, чувство собственного достоинства, товарищество, взаимное уважение – все это неотъемлемые черты морального облика советского человека".
Миллионы и миллионы советских тружеников наделены этими прекрасными качествами, нормы коммунистической нравственности стали нормами советского образа жизни. Но они утверждаются в трудной, суровой борьбе с теми, кто еще не избавился от страшных пережитков прошлого. И там, где бескомпромиссная борьба с этими пережитками ослаблена, где верх берут либерализм, вольное или невольное потворство тунеядству, стяжательству, угодничеству, нечестности, расхлябанности на работе и в быту, пьянству, моральной неустойчивости, там создается благодатная почва, на которой цветут пышным цветом сорняки, паразиты. А от них лишь один шаг до толстопятовых, горшковых. Анализ уголовных преступлений, совершаемых в нашей стране, показывает, что все начинается или с пристрастия к регулярным выпивкам, или с нашего снисходительного отношения к разгильдяйству, к нарушениям трудовой дисциплины, к тунеядству. Ведь толстопятовы не родились преступниками. Началось с того, что Вячеслав, вкусив плоды "сладкой жизни" тунеядца, почувствовал себя даже в некотором роде героем. Никто ему осуждающего слова не сказал, а уж о мерах более строгих и говорить не приходится. Даже в суде он, куражась, пытался представить себя этакой особой личностью, которой закон нипочем. Вячеслав цинично заявлял: "Закон для человека, что флажки для волка…" Еще в юношеском возрасте будущий бандит с презрением относился к людям, дерзил старшим и считал, что "настоящие парни" – это герои западных низкопробных кинобоевиков, для которых нет закона, нет норм общественного порядка – бей, насилуй, истязай, убивай, живи так, чтобы тебя боялись. Замечу, что, увы, порой и некоторые наши кинокартины, некоторые книги советских литераторов, вопреки благим намерениям авторов, способствуют утверждению далеко не лучших нравов среди подростков, с которыми нам потом приходится встречаться в зале судебных заседаний.
И еще один горький урок. Большинство членов банды числилось на работе, но практически они почти никогда не бывали на своих рабочих местах. В процессе предварительного следствия и в суде выявилась мрачная картина: на некоторых предприятиях отсутствовал какой бы то ни было контроль за соблюдением трудовой дисциплины. Обстановка беспечности позволяла негодяям творить свои грязные дела.
Появление в семье преступников новичка, да к тому же еще молодого человека, - это, как правило, результат поражения коллектива в борьбе за души людские. Как Горшков попал в банду? Его исподволь обрабатывали братья Толстопятовы. Медленно, но верно. Учли моральную неустойчивость Горшкова, настроения, материальные недостатки в семье. Товарищи по работе и не заметили, как человек замкнулся, отошел от коллектива, перестал интересоваться его жизнью. Так он попал в цепкие лапы Толстопятовых. А на руках – хорошая производственная характеристика.
Методы вербовки Сергея Самасюка оказались еще более простыми. С ним Вячеслав Толстопятов познакомился в 1963 году, когда отбывал наказание. Самасюку тогда было 22 года. Он тоже находился в колонии, его осудили за посягательства на общественный правопорядок. Толстопятов сразу понял, с кем имеет дело, и с ходу предложил Самасюку: "Когда освободят, приезжай в Ростов. Квартиру подыщем". Самасюк, появившись в Ростове, стал частенько захаживать к Толстопятовым и легко разгадал их планы. Он сам предложил свои услуги, заявив при этом: "Лучше умереть на мешке с деньгами, чем на пивной бочке". По иронии судьбы он действительно умер на мешке, в котором находилось 125 тысяч рублей, захваченных у кассиров проектного института "Южгипроводхоз". При налете он был сражен метким огнем работника милиции.
На какой почве "произрастал" этот негодяй, сам ринувшийся в объятия бандитов? Знакомая по многим уголовным делам биография. Этот сравнительно молодой человек уже более десяти лет не работал, систематически пьянствовал, дважды лечился как алкоголик, несколько раз его судили. Он давно потерял связь с обществом, с людьми. Его серовато-бледное, землистое лицо, потухшие, водянистые глаза как нельзя лучше выражали полную опустошенность подонка. А началось с малого: бросил работу, стал пить… И никто не потревожился за судьбу оступившегося человека. Так формировалась волчья стая.
Банде Толстопятовых нужны были автоматы, гранаты, патроны. Где их взять? Нашелся некий Денскевич, который фактически стал подручным и пособником закоренелых преступников. Он по чертежам братьев Толстопятовых изготовлял детали для ствольных коробок автоматов, кольца для крепления стволов и ударно-спусковых механизмов, гильзы, латунные пули. На суде, переминаясь с ноги на ногу, он старался смотреть в сторону, боялся взглянуть в зал, где сидят люди. А среди них были и такие, которым неловко слушать все, что говорил Денскевич, человек, продавший за деньги честь и совесть. По большому счету они ведь тоже в ответе. Денскевич творил все эти гнусности, работая рядом с ними.
На скамье подсудимых и инженер Зарицкий. До ареста он работал заместителем директора Ростовского объединения "Ростоблприборбытремонт". Что привело его в эту бандитскую компанию? То же, что и Денскевича: страсть к наживе. По заданию Толстопятовых и Самасюка он предоставлял самого широкого характера информацию об условиях работы кассиров в учреждении, где он сам служил: число сотрудников, сумма денег, получаемых в банке; день и час доставки денег, расположение кассы и т.д. "Подарок" был обещан богатый. Если, конечно, удастся операция…
Рядом с Зарицким и Денскевичем на скамье подсудимых врач Дудников. Он знал, что во время одного из бандитских налетов Горшков получил тяжкое ранение. Знал Дудников и другое – город встревожен: когда же наконец обезвредят банду? Радио и телевидение передали специальное обращение следственных органов к населению – помогите изловить бандитов. Вот тут бы и откликнуться. Дудников пошел иным путем – стал тайно лечить раненного во время перестрелки Горшкова и тем самым помог бандитам скрыться.
Мы не случайно поставили рядом Дудникова, Зарицкого и Денскевича. Они не организаторы банды и непосредственно не принимали участия в убийстве людей. Но это с их помощью стали возможными убийства, грабежи и другие тягчайшие преступления. Если бы кто-нибудь из них сообщил органам власти о злодейских намерениях банды, преступления были бы предотвращены.
*  
Я уже говорил о некоторых уроках судебного процесса в Ростове. Хочу в заключение еще раз напомнить: там, где ослаблена наша идеологическая, воспитательная работа, где трудовой коллектив не заботится о нравственном воспитании каждого труженика, там начинают действовать толстопятовы и горшковы; там, где мы не замечаем, как иные юноши и девушки в стремлении подражать буржуазным нравам, проникающим к нам из-за рубежа, доходят до того, что готовы за деньги, за модные джинсы продать честь, достоинство, совесть, там вольготно чувствуют себя толстопятовы и горшковы; там, где нет дисциплины, порядка на производстве, где безнаказанно орудуют хапуги, там и могло случиться такое: на государственном предприятии тайно делали для бандитов оружие.
Суд не выносил частного определения. Но в адрес Ростовского обкома партии прокуратура направила соответствующее письмо. И меры были приняты незамедлительно. Руководители предприятий, начальники ряда цехов и мастера привлечены к строгой партийной ответственности.
Партийные и советские органы Ростовской области в связи с судебным процессом проводят большую воспитательную работу. В центре внимания – воспитание непримиримости к малейшим нарушениям правопорядка, укрепление государственной и трудовой дисциплины, решительное устранение условий, способствующих антиобщественным проявлениям.
Судебный процесс в Ростове еще и еще раз напомнил, сколь важна поставленная партией задача: широко, активно использовать все средства политического, общественного, культурного воздействия, в том числе литературу и искусство, для воспитания советского человека в духе высокой гражданственности, идейной убежденности, нравственной чистоты.
Б. Кравцов, прокурор РСФСР, Государственный советник юстиции I класса
(Кравцов Б. За строкой приговора
// "Огонек" (г. Москва). 1974 г. № 36, с. 28-29).
**


3. Федор Раззаков
"Фантомасы" из Ростова. (Выписка).
// Из книги: Раззаков Ф.И. Бандиты семидесятых. 1970-1979.
- Москва; Эксмо, 2008 г., 672 с., серия "Энциклопедия криминала". Тираж 5 000 экз. Подп. в печать 01.07.2008 г. Формат 60 х 90 1/16. Усл. печ. л. 42,0.
* Подг. к печати: 12 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
<…> "Фантомасы" из Ростова. Стр. 110-118.
В отличие от нынешних времен, когда организованных преступных группировок  в стране насчитывается не одна сотня, в советские годы подобных формирований были единицы. Но они все-таки были, причем чем дальше развивался социализм (в сторону потребительства), тем кровожаднее они становились. О банде Карькова-Монгола мы уже рассказывали, а вот еще одна история – о банде братьев Толстопятовых из Ростова-на-Дону, которую называли "бандой фантомасов".
Свое название это преступное формирование получило не случайно, а из-за фильмов французского режиссера Андре Юнебеля, которые с огромным успехом демонстрировались в Советском Союзе осенью 1967 года ("Фантомас", "Фантомас разбушевался") и летом 1968-го ("Фантомас против Скотленд-Ярда"). Два жителя Ростова-на-Дону – Владимир и Вячеслав Толстопятовы – наверное, и без "Фантомаса" рано или поздно встали бы на путь криминала, однако факт есть факт: именно после встречи с этим героем на широком экране у братьев созрела идея организовать вооруженную банду, которая была бы столь же дерзкой и неуловимой, как Фантомас.
Отдавая дань уважения экранному герою, бандиты даже придумали для своего преступного формирования именной лейбл – значок с надписью "Фантомас". Кроме братьев Толстопятовых, в банду входили двое их близких приятелей – Горшков и Самосюк. Стоит отметить, что старший из братьев, Владимир, сразу предупредил подельников, что непосредственно участвовать в нападениях не будет, а берет на себя организационную и техническую части. Будучи талантливым изобретателем, именно Владимир изобрел уникальные автоматы и пистолеты для банды, которые позднее заняли свое место в Центральном музее МВД.
В октябре 1968 года, когда на экранах ростовских кинотеатров шел третий фильм про Гения Зла, банда вышла на первое дело. Вооружены грабители были самодельным оружием, которое смастерил Владимир: у них было четыре малокалиберных револьвера необычного вида – в форме пистолета, но с барабаном – и короткоствольный автомат. Все оружие было нарезным: стволы изготавливались из имевшихся у братьев малокалиберных винтовок ТОЗ-8. Однако первый блин вышел комом – инкассаторскую машину захватить не удалось. Но бандитов эта неудача не обескуражила. Спустя несколько дней "фантомасы" повторили попытку – устроили засаду на кассиров обувной фабрики. Но и в этом случае ограбление не удалось. И только с третьей попытки – 22 октября – бандитам удалось осуществить задуманное.
На этот раз в качестве объекта нападения бандиты выбрали магазин в поселке Мирный. Перепуганные насмерть кассирша и продавец беспрекословно отдали грабителям всю наличность – 526 рублей 84 копейки, а вот гражданин Чумаков, ставший невольным свидетелем ограбления, проявил гражданскую сознательность и попытался помешать бандитам осуществить задуманное. Но очередь из четырех пуль, выпущенная из автомата в грудь смельчака, помогла "фантомасам" избавиться от неожиданного препятствия. Поскольку на лицах у них были черные маски, никто из оставшихся в живых свидетелей не сумел описать их внешность. Несмотря  на все старания местной милиции, напасть на след преступников не удалось.
Толстопятовы не зря восторгались неуловимостью Фантомаса – своим подельникам они изо дня в день не переставали втолковывать, что милиция ловит только тех, кто сам подставляется. "А мы будем неуловимы, если сумеем держать себя в  узде", - говорил Толстопятов-старший. И бандиты твердо следовали этой заповеди: никаких кутежей в ресторанах, дорогих покупок и прочих элементов красивой жизни. Разделив украденные деньги поровну, толстопятовцы тратили их весьма благоразумно. А когда деньги заканчивались, вновь брались за оружие и натягивали на лица маски.
Свое новое ограбление "фантомасы" совершили в конце ноября того же, 68-го года: у женщины-кассира автотранспортного хозяйства было захвачено 2774 рубля. Спустя месяц "фантомасы" нанесли визит уже в промтоварный магазин, где их добычей стали 1498 рублей. К тому времени бандиты вошли уже в определенный раж, в их действиях появилась определенная сноровка и лихость. Когда "фантомасы" ворвались в промтоварный магазин, Самосюк поздравил продавщиц с Новым годом и только потом извлек на свет свой автомат.
Новое преступление "фантомасы" совершили в апреле 1969 года. На этот раз объектом их притязаний стала инкассаторская машина, перевозившая деньги для рабочих химзавода имени Октябрьской революции. Но операция провалилась. Оба кассира оказались вооружены револьверами, и не успели толтопятовцы опомниться, как по ним был открыт шквальный огонь из обоих стволов. "Фантомасы" ответили тем же, но их самодельное оружие оказалось менее приспособленным к уличному бою и давало много осечек. Когда один из бандитов – Горшков – получил пусть легкое, но ранение, Толстопятов-младший дал сигнал к отходу.
Этот бой, который длился несколько минут и был слышен всей ближайшей округе, поднял на ноги всю милицию города. Однако, когда первые стражи порядка примчались к месту происшествия, грабителей уже и след простыл. Объявленная в городе тревога ничего не дала: бандиты как в воду канули.
Между тем на вторые сутки после нападения "фантомасы" засели за разбор полетов, чтобы понять, почему сорвалась столь тщательно подготовленная операция. В итоге пришли к выводу: подвело оружие. Стало понятно, что с имеющимися у них "пукалками" можно брать только мелкие объекты типа сельмагов. А против инкассаторов требовалось другое оружие. Но где его взять? Сегодня этот вопрос перед "фантомасами" не стоял бы: вся Россия буквально наводнена оружием. Но в те годы с этим делом было более чем строго. Бандиты решили создать собственный арсенал. В течение нескольких месяцев братья-умельцы из подручных средств смастерили новый патрон: калибр остался прежним – 5,6 мм, но вместо мягкой свинцовой применялась самодельная бронзовая пуля, а размеры гильзы, снаряженной охотничьим капсюлем и порохом, значительно увеличились. Такой патрон был способен легко пробить обшивку легковушки, на которой инкассаторы обычно перевозили деньги.
Под этот патрон были сконструированы и изготовлены два автомата. Причем братьям удалось, казалось бы, невозможное – совместить оси отверстия ствола и патронника. Было найдено оригинальное решение: крепление ствола на шарнире существенно облегчало подгонку. Чуть позже братья пойдут дальше и изобретут еще одну модель: длинноствольный автомат под мощный патрон калибра 7,68 мм, стреляющий стальными шариками. Эти шарики могли легко пробить не только беззащитную "Волгу", но даже обшивку бронированного автомобиля. Ствол у автомата был переломным – это позволяло легко скрывать его под одеждой, что для "фантомасов" было очень удобным. Помимо оружия бандиты изготовили большой запас патронов, а также 11 ручных гранат, снаряженных охотничьим порохом со специальными добавками, обеспечивающими высокую температуру и силу взрыва. Опробовав новое оружие на "полигоне" в безлюдном лесном массиве, "фантомасы" остались вполне довольны результатом. Теперь они виделись себе настоящими героями, этакими гангстерами из западного кино.
Стоит отметить, что в отличие от сегодняшних дней в те годы западные фильмы про преступников если и показывались на советском экране, то крайне редко. После конфуза с "Фантомасом" (фильм сняли с проката по просьбе МВД) высокое начальство потребовало от кинопрокатчиков быть более осмотрительными в выборе новых лент на криминальную тематику. Однако полностью прекратить показ таких фильмов, естественно, было невозможно: кино являлось мощным средством пропаганды, с помощью которого советские власти разоблачали своих идеологических противников. Поэтому фильмы про западных гангстеров на советском экране нет-нет да и демонстрировались (один из них, польский, 1964 года выпуска, так и назывался: "Гангстеры и филантропы"). "Фантомасы" ни один из них не пропускали, а некоторые фильмы смотрели по нескольку раз. Самым тщательным образом ими просматривалась и каждая очередная серия телефильма "Следствие ведут ЗнаТоКи", первая серия которого вышла в феврале 1971 года. Кстати, когда чуть позже выяснится, что "фантомасы" по этому фильму изучали методы работы милиции, будет дана команда сценаристам не акцентировать свое внимание на деталях оперативной и следственной работы, чтобы не давать потенциальным преступникам лишних козырей в руки.
Еще одним подспорьем в бандитской деятельности "фантомасов" была пресса. В ней было крайне мало публикаций об отечественной преступности, но зато она была переполнена заметками о западном гангстеризме. Толстопятовы изучали криминальные колонки в газете "Труд", журнале "Человек и закон". Некоторые из них вырезались ими и складывались в специальную папку. Судя по всему, их мучила тайная надежда когда-нибудь увидеть такие же публикации о собственных "подвигах", однако, несмотря на то, что за прошедшие три года они уже сумели навести достаточно шороху не только в своем городе, но и области, кроме скромной заметки в одной из газет ни одно печатное издание больше не написало о банде "фантомасов" ни строчки.
Тем временем стражи порядка тоже не сидели сложа руки, пытаясь по разрозненным показаниям свидетелей выйти на след неуловимой банды. Но все было тщетно. Причем нельзя сказать, что ростовская милиция плохо работала. Просто в своей практике она впервые сталкивалась с такими умными и расчетливыми бандитами, про которых даже стукачи из криминального мира ничего не знали. Да и как им было знать, когда "фантомасы" никаких контактов с этим миром не поддерживали, являясь в повседневной жизни "скромными тружениками" и законопослушными гражданами.
Между тем приказом начальника областного Управления внутренних дел комиссара милиции Бориса Елисова был создан штаб по раскрытию этих преступлений. Было ясно, что "фантомасы" рано или поздно вновь дадут о себе знать, и встретить их надлежало во всеоружии. В УВД начались ежедневные тренировки личного состава, целью которых было одно – в час икс успеть прибыть к месту преступления до того, как грабители сумеют скрыться. Однако шила в мешке не утаишь, и вскоре бандитам стало известно об этих тренировках. Чтобы проверить степень возросшей эффективности действий милиции Толстопятов-старший устроил ей проверку: позвонил по "02" с сообщением об очередном ограблении, а сам занял место в сторонке с секундомером в руках и засек время приезда патрульной милицейской группы (ПМГ). Она примчалась к месту вызова через пять-шесть минут. "Хорошо работают легавые", - мысленно похвалил стражей порядка бандит, однако от нового ограбления не отказался.
Чтобы лишить милицию ее преимущества, бандиты рассчитали новое ограбление таким образом, чтобы жертва оказалась на значительном удалении от вездесущих ПМГ. Задуманное удалось. В один из августовских дней 1971 года кассир стройуправления № 112 вез зарплату на предприятие, когда в безлюдном месте дорогу их машине преградила легковушка. В следующую минуту из нее выскочили двое вооруженных мужчин в масках, которые, как заправские гангстеры из заморских боевиков, приставили к головам кассира и водителя диковинные короткоствольные автоматы и заставили их расстаться с инкассаторской сумкой, в которой было 17 тысяч рублей. Все ограбление заняло около пяти минут.
К сожалению, и в этот раз сыщики примчались к месту происшествия уже после того, как преступники скрылись. Их опять ждало разочарование: бандиты не оставили после себя ни одной даже мало-мальской улики. Единственное, что не вызывало сомнений: действовала та же банда "фантомасов".
После этого в течение четырех месяцев о "фантомасах" не было ни слуху ни духу. Пока наконец в четверг, 16 декабря, они вновь не напомнили о себе. Этого нападения стражи порядка от них явно не ждали: с такой частотой бандиты еще не работали. То ли украденные деньги у них кончились, то ли безнаказанность окончательно вскружила им голову.
В тот четверг "фантомасы" объявились на Пушкинской улице. Их было трое: Вячеслав Толстопятов, Владимир Горшков и Самосюк. У каждого была своя роль: Самосюк должен был нейтрализовать водителя, Горшков – взять на себя второго инкассатора с деньгами, а Толстопятов выступал в роли прикрытия. Операцию едва не сорвал Горшков. Когда он подскочил с автоматом к своей жертве – инкассатору Зюбе, тот, вместо того чтобы послушно поднять руки вверх и отдать мешок с деньгами, ударил грабителя. Горшков от неожиданности выронил оружие из рук. В следующую секунду Зюба выхватил из кобуры пистолет и выстрелил в Горшкова. Пуля угодила бандиту в плечо, и он согнулся от боли. Следующая пуля должна была поставить точку в его такой короткой и, в общем-то, никчемной жизни, но тут ему на помощь пришел один из подельников – Толстопятов. Длинной очередью из автомата он расстрелял храброго инкассатора. Подхватив раненого товарища, бандиты сели в инкассаторскую машину и вместе с деньгами скрылись с места преступления.
Спустя несколько минут "фантомасы" были возле дома Владимира Толстопятова – старшего брата Вячеслава. Несмотря на то, что Горшков был ранен и истекал кровью, именно ему дружки доверили донести мешок с деньгами до дома, а сами отправились отгонять машину. Ночью во флигеле Толстопятова-младшего на Пирамидной улице "фантомасы" собрались на совет. Решалась судьба Горшкова. Подельники обвинили его в трусости и готовы были приговорить к смерти. Горшков это понимал и поэтому находился в трансе. От страха он не мог даже слова выдавить. Но судьба опять смилостивилась над ним. Подельники простили его и решили лечить. В качестве доктора должен был выступить их хороший знакомый Константин Прудников. Он извлек пулю из предплечья Горшкова, хотя впоследствии это ранение все-таки сделало бандита инвалидом. Но это будет позже, а пока Горшков остался полноправным членом банды "фантомасов".
Между тем убийство инкассатора всколыхнуло весь город. До этого находились люди, которые, наблюдая за многолетним противостоянием этой банды и милиции, позволяли себе отзываться о "фантомасах" с неким восхищением. Даже гордость какая-то была: дескать, наши доморощенные гангстеры не хуже заморских. Но после случившегося 16 декабря  ничего, кроме ненависти, у горожан "фантомасы" уже не вызывали.
Кажется, впервые после стольких лет охоты за бандитами их судьбой озаботились в Москве. В Ростов-на-Дону была делегирована группа опытных сыщиков, которая должна была помочь местным сыскарям напасть на след неуловимых "фантомасов". Вскоре появились первые результаты совместных усилий. Стало известно, что возможной связью между бандитами является один из жителей города, расположенного недалеко от Ростова-на-Дону. Фамилия его была неизвестна, однако для сыщиков это была хоть какая-то зацепка. По указанному адресу выехала группа опытных оперативников. В течение нескольких дней они проверяли всех подозрительных людей, состоявших на учете в милиции, пока наконец не нашли, как им казалось, тех, кого искали.
Они установили, что еще в 1963 году группа музыкантов, в которую входили ростовчане Юрий Гринев и Владимир Терехов, вооружившись малокалиберным пистолетом, совершили разбойное нападение на один из магазинов в Кировском районе. Участники этого преступления были установлены и арестованы. В ходе следствия оба ростовчанина были изобличены в том, что, кроме кировского эпизода, совершили также нападение на водителя такси, тяжело ранив его, и ряд других преступлений. Но главное, что заинтересовало ростовских сыщиков, было то, что Гринев и Терехов обдумывали планы нападения на инкассаторов у сберкассы на Пушкинской, где затем и было совершено убийство Зюбы. Этот факт и послужил поводом для подозрения их в причастности к банде "фантомасов". Однако выводы сыщиков оказались ошибочными.
Вообще было несколько моментов, когда сыщикам казалось, что они наконец-то напали на след неуловимых бандитов. Так, после одного из налетов банды "фантомасов" к ним пришел мужчина, который сообщил, что был свидетелем преступления и в главаре с автоматом узнал знакомого парня. Он назвал место, где обитает этот молодой человек, и милиция тут отправилась "вязать" бандита. Его нашли спящим в котельной, однако после тщательной проверки выяснилось, что к "фантомасам" он не имеет никакого отношения, хотя действительно чертовски похож на одного из них. Пользуясь внешним сходством парня с бандитом, сыщики составили на этой основе фоторобот преступника, который раздали всем милиционерам Ростова-на-Дону. Но, к сожалению, эта мера так и не помогла задержать бандитов. Хотя если бы каждый милиционер, у кого был этот фоторобот, постарался, то дело обернулось бы совсем иначе. Уже позднее выяснилась следующая история.
Некий участковый, которому до пенсии оставалось всего лишь несколько месяцев, частенько наведывался в дом к одному молодому человеку, который как две капли воды был похож на фоторобот преступника. Участковый носил этот снимок в кармане своего кителя, но ни разу не связал его с этим парнем. А все потому, что тот жил с матерью-старушкой и после освобождения из тюрьмы ни разу не был замечен в чем-то предосудительном. Участковый частенько приходил к нему в дом, вел душещипательные беседы на разные темы и даже помыслить не мог, что этот парень – один из тех "фантомасов", которые вот уже несколько лет наводят ужас на всю Ростовскую область. Между тем в той же комнате, где между участковым и его подопечным велись беседы, была потайная дверь в виде зеркала: открыв ее, можно было попасть в помещение, где хранился целый арсенал, среди которого находился и тот самый уникальный самодельный автомат, позднее занявший место в Центральном музее МВД СССР. <…> Стр. 110-118.
<…> Конец банды "фантомасов". Стр. 214-219.
Летом 1973 года пришел конец банде неуловимых "фантомасов" из Ростова-на-Дону (костяк банды, как мы помним, состоял из четырех человек: двух братьев Толстопятовых и их приятелей Горшкова и Самосюка), которая грабила кассы различных предприятий. В течение пяти лет милиция буквально сбивалась с ног, пытаясь выйти на ее след. В итоге с каждым днем кольцо вокруг бандитов неумолимо сжималось, о чем сами преступники прекрасно догадывались. Поэтому в последний год своего существования они поставили своей целью совершить крупный налет, сорвать огромный куш и залечь на дно до лучших времен. Не получилось, поскольку удача навсегда отвернулась от бандитов.
4 ноября 1972 года банда совершила очередную вылазку. В тот день бандиты напали на шофера "Волги" И. Азивского и, упрятав его в багажник, собирались на его автомобиле совершить разбойное нападение на кассу одного из тамошних предприятий. Однако ограбление сорвалось по не зависящим от преступников причинам. Между тем это происшествие помогло двум ранее задержанным гражданам – Гриневу и Терехову, которых, как мы помним, милиция причисляла к участникам банды "фантомасов", выйти на свободу: после случая с шофером "Волги" стало ясно, что эти двое не имеют никакого отношения к банде.
Следующую вылазку фантомасы осуществили семь месяцев спустя – 22 мая 1973 года. Однако и в этот раз удачной операцию назвать было нельзя. В тот день бандиты вышли на дело, заняв исходную позицию в месте, где должна была появиться машина с инкассаторами. Ждали долго – 1 час 20 минут, а когда инкассаторский автомобиль наконец появился в поле зрения бандитов, Толстопятов-старший внезапно дал отбой. Он заметил, что в машине сидит еще и вооруженный милиционер, снабженный рацией. Риск засветиться был слишком велик, поэтому "фантомасы" сочли за благо удалиться без добычи. Никто из бандитов тогда даже не предполагал, что успех навсегда отвернулся от них и до разгрома банды остаются считанные дни.
"Фантомасов" удалось ликвидировать во многом благодаря новшеству, которое стало внедряться в деятельность милиции в самом начале 70-х. Речь идет о таком новом виде служебного наряда, как подвижная милицейская группа (ПМГ). Патрулируя в закрепленном секторе, ПМГ поддерживала постоянную радиосвязь с дежурной частью органа внутренних дел, вела наблюдение за соблюдением общественного порядка, пресекала совершаемые правонарушения и в считанные минуты прибывала к месту, где была нужна их помощь. Впервые подобный вариант наряда был опробован в Горьком, после чего этот почин подхватили и другие города страны. В том числе и Ростов-на-Дону.
Последним днем банды стало 7 июня. В тот день "фантомасы" устроили новое нападение – на кассу ростовского института "Южгипроводхоз". Причем навел их на нее один из работников института, прекрасно знавший, когда, где и при каких условиях выдается зарплата в этом учреждении. Бандиты (а их было трое: Вячеслав Толстопятов, Горшков и Самосюк, все они были вооружены огнестрельным оружием – двумя пистолетами и самодельным автоматом – и одеты в спортивные костюмы) вошли в институт за несколько минут до прибытия туда кассира с деньгами. Заняли позиции в коридоре возле кассы и стали ждать. Как только там появилась кассирша, они выскочили из укрытия и, угрожая оружием, вырвали у нее из рук сумку с деньгами (в ней было 125 тысяч 118 рублей) и ушли как ни в чем не бывало. По дороге они запихнули сумку в рюкзак и вышли из института спокойным шагом, напоминая собой вполне безобидных туристов. Теперь им надо было только пересечь двор и, выйдя на оживленную улицу, затеряться в толпе. Но тут случилось непредвиденное.
В эти самые минуты в соседнем с институтом дворе, где был расположен продуктовый магазин № 21, находились двое мужчин: товаровед магазина А. Гончаров и 27-летний рабочий В. Мартовицкий. Они шли на склад получать товар. В тот момент, когда впереди у них появились трое незнакомых мужчин в спортивных костюмах, в институте уже была поднята паника и на улицу вырвался чей-то крик "Кассира ограбили!". Этот крик услышал Мартовицкий, который каким-то внутренним чутьем связал его с тремя "спортсменами". Парень бросился им наперерез и попытался схватить одного из них за плечо. Тот же выхватил из-под пиджака автомат и выстрелил рабочему в бедро. Убивать его он явно не хотел, иначе стрелял бы по-другому, благо ситуация позволяла – Мартовицкий находился слишком близко, чтобы промахнуться. Однако, даже будучи раненым, Владимир не оставил попыток достать "спортсмена". И вот тут нервы бандитов не выдержали. Один из них дал еще одну очередь по парню, прошив тому грудь. Мартовицкий рухнул на землю. Казалось, что путь к бегству для преступников вновь был открыт. Но это оказалось не так.
Поблизости от места происшествия, в районе проспекта Октября, в эти же минуты находился экипаж подвижной милицейской группы (ПМГ) в составе участкового инспектора Октябрьского райисполкома младшего лейтенанта Евгения Кубышты и шофера-милиционера младшего сержанта Алексея Русова. Они имели задание на прикрытие в своем секторе кассиров нескольких предприятий, получавших в этот день в Госбанке деньги. В 12.40 ПМГ прибыла к "Южгипроводхозу", проследила, что институтский кассир благополучно вошел в здание, и отъехала на соседнюю улицу, чтобы обуздать неких хулиганов, распоясавшихся возле обувной мастерской (такое сообщение поступило милиционерам по рации). При этом Кубышта отправился искать хулиганов, а Русов остался в машине. В этот самый миг к нему подбежала женщина, которая что есть силы закричала: "Скорее! Там в институте кассира ограбили!" И как в подтверждение этих слов в ближайшем дворе грохнули два выстрела. Русов выскочил из машины и побежал на выстрелы.
Около дома № 105/1 по проспекту Октября он увидел троих подозрительных мужчин, которые бежали через заросли кустарника. Двое держали сумку, третий с автоматом прикрывал их.
- Стой! – крикнул им Русов и сделал предупредительный выстрел вверх.
Однако незнакомцы и не подумали останавливаться, наоборот – побежали еще быстрее. А тот, что был с автоматом, дал короткую очередь по милиционеру. Пули легли в нескольких метрах от Русова, подняв фонтаны пыли. Укрыться милиционеру было негде – это был пустырь, поэтому единственное, что ему оставалось, - как зайцу в лесу метаться из стороны в сторону и вести ответный огонь. И в этих неравных условиях он умудрился ранить одного из преступников – Самосюка. Согнувшись от боли, тот все-таки продолжал бежать за подельниками, видимо опасаясь, что, если он упадет, те его бросят.
Русову тем временем удалось забежать за угол дома и перезарядить пистолет. Этих нескольких мгновений бандитам хватило, чтобы выскочить на оживленный проспект Ленина и остановить первую же попутку – "Москвич", водителя которого, под угрозой оружия, бандиты высадили. Еще мгновение – преступников и след простыл. Но фортуна в тот день явно от них отвернулась. На удачу Русова, по этой же трассе и в том же направлении двигался "газик" пожарной охраны, в котором находились инженер-капитан УПО Виктор Селютин и шофер младший сержант УПО Геннадий Дорошенко. И хотя "газик" был уже старенький, раза три побывавший в капитальном ремонте, однако голосовавшего на обочине Русова подсадил, и Дорошенко стал выжимать из него максимум, на что тот был способен, пытаясь догнать ускользавших от справедливого возмездия бандитов.
Чуть позже  в погоню включился и Евгений Кубышта. Он остановил микроавтобус типа "УАЗ" и велел водителю из автотранспортного цеха вертолетного завода преследовать "Москвич" с бандитами. Вместе с ним в машину сели еще несколько добровольных помощников: водитель угнанного "Москвича" и еще пара-тройка мужчин, ставших невольными свидетелями перестрелки. Именно по поручению Кубышты из поликлиники № 5 позвонили в дежурную часть УВД Ростгорисполкома, и по команде дежурного на линию сразу же вышли одна за другой несколько машин с оперативными группами милиции.
Между тем за рулем "Москвича" сидел Вячеслав Толстопятов, который гнал машину на предельной скорости в сторону Чкаловского поселка, не считаясь ни с какими правилами дорожного движения. Рядом с ним сидел Горшков, вооруженный автоматом (в машине было еще пять (!) пистолетов и две самодельные ручные гранаты), а Самосюк истекал кровью на заднем сиденье.
На какие-то несколько минут "фантомасам" показалось, что удача улыбнулась им и теперь все зависит от их собственной изворотливости: надо только домчаться до поселка, бросить машину и на перекладных добраться до своего логова. Но эта надежда теплилась в них недолго. Вскоре они заметили у себя за спиной пожарный "газик", который отчаянно сигналил им своей сиреной, привлекая к себе внимание чуть ли не всей округи. Раненый бандит хотел было достать назойливого преследователя автоматной очередью через заднее стекло, но Дорошенко вовремя сумел заметил это движение, нажал на педаль и сбавил скорость, тем самым увеличив расстояние. Бандит опустил автомат. Капитан Селютин, будучи классным стрелком, стрелять не мог, поскольку улицы города в эти часы были многолюдны.
Через несколько минут бандиты предприняли еще одну попытку сбросить "хвост". Около комбината строительных материалов они внезапно резко остановились, рассчитывая, что преследователи не среагируют на этот маневр и сблизятся с ними. Для этого случая у них уже наготове были гранаты. Но Русов с коллегами не купились и на эту хитрость, затормозив на приличном от "Москвича" расстоянии. Постояв еще несколько секунд, бандиты вновь бросились в отрыв.
Несмотря на то, что на "хвосте" у них продолжала висеть погоня и чуть ли не все ближайшие ПМГ были подняты по тревоге и мчались к ним наперерез, бандиты все еще лелеяли надежду вырваться из кольца. Пока не случилось то, что окончательно убедило их в никчемности сопротивления. Причем происшедшее больше смахивало на анекдот, чем на действительность. Случилось же вот что. На Троллейбусной улице "Москвич", обгоняя голубую "Волгу", чиркнул по ее дверце так, что оставил на ней глубокую царапину. Возмущенный водитель "Волги", не желая спускать этот поступок нарушителю, бросился за ним в погоню. Причем так резво, что даже обогнал пожарный "газик" и сделал то, что долгое время не удавалось даже тому, - оттеснил "Москвич" к обочине и заставил выскочить его на бордюрный камень, на который он сел всеми рессорами. Сделав это, водитель "волжанки" выскочил из салона, подскочил к ошарашенному Толстопятову и покрыл его трехэтажным матом. После чего, удовлетворенный, удалился. Толстопятову стоило только руку протянуть, чтобы достать пистолет и застрелить грубияна, но он, видимо, был настолько потрясен происшедшим, что даже не вспомнил про оружие.
Видимо, этот эпизод окончательно доконал грабителей, поскольку, когда к месту происшествия подъехал "газик", а следом за ним и другие милицейские машины, бандиты уже стояли возле "Москвича" с поднятыми руками и просили не стрелять в них: дескать, сдаемся. Раненого Самосюка стражи порядка вынесли из автомобиля на воздух (пули угодили ему в обе ноги и грудь), положили на траву, где он и скончался, не приходя в сознание, от потери крови. Говорят, когда вечером Русов сдавал начальству рапорт о происшедшем, у него дрожали руки. "Устал?" – спросил начальник. "Да вы что? – ответил Алексей. – Я же человека убил!"
Суд над бандой "фантомасов" состоялся в июне 1974 года. На скамье подсудимых оказались трое участников бандформирования (Владимир и Вячеслав Толстопятовы, Владимир Горшков), а также их пособники Виктор Замойский (он снабжал бандитов фиктивными справками о работе) и Константин Прудников (был их лечащим врачом). За пять лет существования банда "фантомасов" совершила несколько нападений на инкассаторов и кассиров, убив двух и ранив несколько человек.
Суд над бандитами вызвал в Ростове-на-Дону большой резонанс. Многие горожане захотели на него попасть, но зал суда не мог вместить всех желающих. Чтобы придать этому мероприятию соответствующую рекламу, на него была допущена пресса, а также кинохроникеры, которые сняли происходящее на пленку. Поскольку уголовное дело заняло 36 томов, суд растянулся на три месяца. Только последнее слово Вячеслава Толстопятова и Горшкова длилось по четыре дня подряд. Бандиты просили сохранить им жизнь, хотя в глубине души наверняка понимали, что эти просьбы вряд ли возымеют действие. Так и вышло: братья Толстопятовы и Горшков были приговорены к расстрелу. Остальные члены банды отделались длительными сроками тюремного заключения. <…> Стр. 214-219.
<…> Черная осень 74-го. Стр. 318-324.
<…> Жители столицы были взбудоражены этими нападениями, узнав о них не из печати, которая стоически молчала, а от "сарафанного радио". В разгар этих слухов Центральное телевидение надумало показать в передаче "Человек и закон" документальный фильм "Дело Толстопятовых" (эфир 15-16 октября). Как мы помним, банда братьев Толстопятовых, известная в народе как банда "фантомасов", появилась в Ростове-на-Дону в 1968 году и просуществовала пять лет.
Видимо, показывая этот фильм, власти рассчитывали дать понять населению, что советская правоохранительная система сильнее любых, даже самых неуловимых преступников. <…> Стр. 319.
<…> Гангстеры из Сасово. Стр. 347-349.
В начале апреля 1975 года настоящий боевик со стрельбой и кровью развернулся в одном из пригородов города Сасово Рязанской области. Двое великовозрастных оболтусов села Гавриловское Сасовского района – 20-летний Сергей Погодин и 19-летний Валерий Кузьмин (фамилии изменены) – вознамерились стать крутыми гангстерами. Посмотрев осенью прошлого года по ЦТ документальный фильм про банду братьев Толстопятовых, они решили повторить "героические" подвиги братьев и создать собственную банду, чтобы потом нападать на кассы магазинов и инкассаторские машины. Однако для этого им необходимо было сначала разжиться оружием. <…> Стр. 347-348.
(Раззаков Ф. "Фантомасы" из Ростова. (Выписка).
// Из книги: Раззаков Ф.И. Бандиты семидесятых. 1970-1979.
- Москва; Эксмо, 2008 г., 672 с., серия "Энциклопедия криминала". Тираж 5 000 экз. Стр. 110-118, 214-219, 319, 347-348).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
28 октября 2020 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню