Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Власов Андрей: генерал, предавший Россию. Часть 1. Арест генерала Власова. 1995 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 21.07.2021

Опубликовано: 24.07.2021



Арест генерала Власова
Как это было на самом деле
// "Совершенно секретно" (г. Москва). 1995, октябрь. № 10 (77), с. 22-23. Подп. к печати 20.10.1995 г.
Рубрика: Закрытые архивы.
* Подг. к печати: 21 июля 2021 г. https://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
О судьбе Русской освободительной армии (РОА) написано немало и статей и книг. Но странно: никогда и нигде мы не читали, как арестовали командующего РОА, предателя номер один, генерала Андрея Власова. Известно было только, что он "понес справедливое возмездие", то есть был в конечном итоге расстрелян.
Даже в мемуарах Г.К. Жукова "Воспоминания и размышления" сказано лишь, что Власова захватил специальный отряд под командованием капитана М.И. Якушева (правильно: Якушов. – Ред.). И в последних по времени публикациях на эту тему вопрос оставался открытым.
В документальной повести Им. Левина "Генерал Власов по ту и эту сторону фронта" (сборник "Детектив. История. Политика", 1995, № 2) автор называет историю захвата Власова "полутаинственной и до сих пор не разгаданной".
Редакция газеты "Совершенно секретно" получила из управления Федеральной службы безопасности по Тульской области документы, позволившие рассказать, как все было. Документы публикуются с сокращениями. Орфография и стиль сохранены.
**
Секретно
Справка
Командующий I Украинским фронтом Маршал Советского Союза Конев и члены Военного совета фронта Крайнюков и Петров № 13857/ш от 15.5.45 г. донесли Верховному Главнокомандующему Маршалу Советского Союза тов. Сталину следующие обстоятельства захвата изменника Родины Власова.
12.5. с/г командир мотострелкового б-на 162 т. бр. 25 т. к. капитан Якушов Михаил Иванович получил приказ командира бригады полковника Мищенко задержать части власовской дивизии генерала Буняченко, которые по данным разведки находились в районе Катовицы, в 40 км ю-в г. Пильзен и стремились выйти в расположение американских войск.
Выполняя это задание, капитан Якушов привлек на свою сторону командира власовского б-на капитана Кучинского Петра Николаевича. Кучинский указал, где находится штаб Буняченко и предупредил, что там Власов.
Вместе с Кучинским <…> капитан Якушов обогнал штаб Буняченко, поставил поперек дороги машину, задержал движение этого штаба и быстро один отыскал машину, в которой был Власов, накрытый одеялом.
Власов сопротивлялся и пытался из машины уйти, но с помощью его же шофера Комзолова Ильи Никитовича был водворен в машину и на ней Власова вывезли из общей колонны.
Основным и непосредственным исполнителем захвата Власова был командир батальона 162 т. бр. 25 т. к. капитан Якушов.
По представлению командира 162 т. бр. и командира 25 т. к. содействовали оперуполномоченный отдела "Смерш" 162 т. бр. ст. лейтенант Игнашкин Илья Петрович и начальник отдела "Смерш" 162 т. бр. майор Виноградов Пахом Тимофеевич.
Вся работа по ликвидации и пленению власовцев проводилась под личным руководством командира 162 т. бр. полковника Мищенко. Общее руководство по ликвидации власовцев в расположении 25 т. к. осуществлял командир 25 т. к. генерал-майор Фоминых.
Из власовцев пленению Власова особо активно содействовал капитан Кучинский и помогал шофер Кучинского – Довгас Александр, шофер машины Власова – Комзолов. Комзолов и Довгас находятся в 25 т.к., а Кучинский вместе с колонной сдавшихся власовцев из расположения 25 т. к. убыл и место его нахождения уточняется.
Тов. Конев просит наградить:
1. Якушова Михаила Ивановича.
2. Ст. лейтенанта Игнашкина Илью Петровича.
3. Майора Виноградова Пахома Тимофеевича.
4. Полковника Мищенко Ивана Петровича.
5. Генерал-майора танковых войск Фоминых Е.И. <…>
Утехин 17.5.45 г.
*
Примечание.
О награждении власовцев, участвовавших в захвате, - Кучинского, его шофера А. Довгаса и водителя автомобиля Власова И. Комзолова – Конев просить не стал, предложив ограничиться для них лишь прощением за совершенные преступления перед Родиной. Но Москва решила по-другому.
**
Указ Президиума Верховного Совета СССР
о награждении орденами генералов, офицеров и рядового состава Красной Армии
За успешное выполнение особого задания командования на фронте наградить:
Орденом Суворова II степени
1. Майора Виноградова Пахома Тимофеевича.
2. Старшего лейтенанта Игнашкина Илью Петровича.
3. Полковника Мищенко Ивана Петровича.
4. Генерал-майора танковых войск Фоминых Евгения Ивановича.
5. Капитана Якушова Михаила Ивановича.
Орденом Отечественной войны I степени
Капитана Кучинского Петра Николаевича.
Орденом Отечественной войны II степени
1. Довгас Александра Степановича.
2. Комзолова Илью Никитовича.
Председатель Президиума
Верховного Совета СССР М. Калинин
Секретарь Президиума
Верховного Совета СССР А. Горкин
Москва, Кремль. 19 июня 1945 года.
**
Протокол допроса
25 декабря 1945 г.  Лагерь Алкино БАССР
Я, старший следователь отдела контрразведки "Смерш" 12 запасной стрелковой дивизии капитан Мирошниченко, допросил в качестве свидетеля
Кучинский Петр Николаевич, 1904  г. рождения, уроженец д. Долгое Старобинского района, Минской обл., русский, гражданин СССР, бывший кандидат в члены ВКП(Б), по соцпроисхождению из крестьян батраков, образование среднее, в 1932 году судим по ст. 180 п. "а" УКБССР Военным Трибуналом 4 стр. корпуса к 2,5 годам лишения свободы, освобожден досрочно. Находится на службе в 40 зсп. 12 зап. стр. дивизии – лагерь Алкино БАССР.
1. Об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 95 УК РСФСР предупрежден. Кучинский.
Вопрос: Расскажите, когда и при каких обстоятельствах вами был задержан изменник Родине, бывший генерал Красной Армии Власов?
Ответ: Бывший генерал Красной Армии, изменник Родине Власов Андрей Андреевич при моем непосредственном участии, был задержан при следующих обстоятельствах. Я продолжительное время служил в так называемой "Русской освободительной армии", сформированной Власовым при помощи германского военного командования, из числа бывших военнослужащих Красной Армии находившихся в плену у немцев и изменивших Родине. Эта РОА, командующим которой немцами был назначен изменник Советской Родине Власов, предназначалась и вела совместно с германскими войсками, вооруженную борьбу против Красной Армии. Я, в составе РОА, находился на службе в первой (600) ее русской дивизии в должности командира батальона 3 стрелкового полка, звание имел капитана.
Незадолго до капитуляции Германии, командовавший РОА бывший генерал Власов, созвав весь командный состав первой (600) русской дивизии где присутствовал и я, и всем нам объявил, что он на сторону частей Красной Армии переходить не собирается и со своим штабом ведет переговоры с командованием американской армии о переводе на сторону последней всей частей РОА. 10 мая 1945 года первая (600) русская дивизия РОА перешла на сторону американской армии, сосредоточилась в д. Розенталь (в Чехии) и разоружилась, а 11 мая 1945 года когда поступил приказ от Власова, углубиться на территорию занятую американскими войсками, стала выходить на марш.
В результате нераспорядительности и не планомерного отхода, на шоссе  где мы сосредотачивались создалась пробка и части первой (600) русской дивизии никуда по назначению (по приказу) продвинуться не смогли и простояли на месте, на шоссе  до утра 12 мая 1945 года. К этому времени, к месту сосредоточения дивизии прибыли представители от советских частей и стали предлагать нам – командирам РОА, переводить свои части и подразделения на сторону Красной Армии. Я, повстречавшись тогда с командиром батальона автоматчиков 162 т. бр. (представителем от советских частей) капитаном Якушевым и переговорил с ним об этом, отдал приказ своему батальону следовать на сторону Красной Армии, а сам с Якушевым занялся переводом на сторону советских войск других подразделений своего полка первой (600) русской дивизии РОА.
Когда это было нами сделано и части дивизии РОА стали в большинстве своем двигаться на сторону Красной Армии мы, с капитаном Якушевым, приехали в расположение штаба 162 т. бр. доложить о проделанной работе. В то время, повстречавший меня там, майор контрразведки Виноградов, поскольку я был одет в одежду <…> немецкого офицера, обратил на меня внимание и после ознакомления, узнав кто я есть такой, дал мне задание – разыскать, задержать и доставить ему командира первой (600) русской дивизии РОА. Одновременно, он же майор Виноградов, попросил меня постараться узнать местопребывание командующего РОА Власова. Я, согласившись с этим, совместно опять-же с капитаном Якушевым, на автомашине выполнять задание майора Виноградова, выехал на территорию занятую американскими войсками.
На одной из развилок дороги, нас задержали американские солдаты-танкисты, находившиеся там с машиной (танком) и дальше в глубь территории своих войск не пустили. Пока мы с ними на ломаном немецком языке объяснялись, в это время мимо нас, в глубь, на сторону американских войск проследовала американская танкетка, а вслед за нею семь легковых автомашин в числе которых мною была опознана автомашина командира первой (600) русской дивизии РОА.
Увидев это, я сел управлять своей автомашиной и, вопреки [протестам] американских солдат-танкистов не пускавших нас в глубь территории своих войск, вместе с капитаном Якушевым поехал догонять американскую танкетку. Догнав ее и выскочив на перед, я свою автомашину развернул и поставил поперек дороги в результате чего движение было преграждено, танкетка и следовавшие за нею автомашины остановлены.
Просмотром этих автомашин, мы с Якушевым, обнаружили в них все командование первой (600) дивизии РОА и в одной из автомашин закрытого (замаскированного) одеялами и плащпалатками, командующего РОА Власова, в одной машине с которым находился и его первый адъютант капитан Антонов.
В начале мы всех указанных лиц из автомашин повысадили, а потом, закончив просмотр всех машин, посадили их обратно и, развернувшись, стали следовать в составе всех семи автомашин на сторону войск Красной Армии. Якушев ехал в голове колонны на одной машине вместе с Власовым  и его адьютантом, а я ехал замыкающим на своей автомашине вслед за автомашиной командира первой (600) дивизии.
Но поскольку командир дивизии в пути следования с дороги свернул и заехав в штаб одной из американских частей, быстро там скрылся, я тоже приехал туда вслед за ним и стал организовывать его поиски, а капитан Якушев тем временем доставил Власова в штаб танкового корпуса Красной Армии. Вот при таких обстоятельствах, при моем участии 12 мая 1945 года, был задержан командующий РОА изменник Советской Родине, бывший генерал Красной Армии Власов Андрей Андреевич. <…>
**
Копия
Председателю Совета Министров
и Министру Вооруженных сил СССР – товарищу Сталину И.В.
Капитана Кучинского Петра Николаевича, находящегося в 7-м отделении Подольского проверочно-фильтрационного лагеря № 174, Москва, Стромынка дом № 10.
Прошение.
<…> В Красной Армии был на должностях: командира взвода, пом. командира роты, адъютанта старшего батальона, помощником начальника штаба полка, начальником 4 отделения штаба дивизии и командиром отдельного батальона. С начала Великой Отечественной войны (июнь 1941 г.) был назначен командиром 53 отд. батальона обслуживания станции снабжения юго-зап. фронта с местом дислокации в г. Киеве. <…>
С момента окружения Киева, вместе с батальоном был брошен на защиту Киева и разрыва кольца окружения. Мой батальон участвовал в боях на ст. Дарница, г. Бровары, Борисполь и на самом Днепре. 19 сентября 1941 г. командованием юго-западного фронта был отдан приказ на самостоятельный выход из Киевского окружения, из которого я выходил сначала в составе батальона, потом разбившись по-ротно, взводно и одиночным порядком.
Из окружения по тылам врага выходил 48 суток и вышел на линию фронта на ст. Нарофоминск (близ Москвы). Не имея топографической карты, запутался и 7 ноября 1941 г. в деревне Каменка, Нарофоминского района был немцами взят в плен. В плену находился до 22 ноября 1942 г. в лагерях военнопленных: Малый Ярославец, Медынь, Юхнов, Рославль, Кричев, Могилев и Полоцк, причем в исключительно тяжелых и нечеловеческих условиях, перенеся за это время тиф и дизентерию, и будучи голодным, еле передвигавши ноги от истощения и боясь, что при предстоящем переводе в другой лагерь пешим я буду расстрелян конвоем, как немогущий следовать этапом, приехавшему русскому подполковнику из РОА для вербовки военнопленных в РОА, также дал мое согласие пойти в РОА с тем, чтобы при первой возможности приближения к фронту перейти на сторону Красной Армии. Из лагерей военнопленных 22 ноября 1942 г. под конвоем немцев, вместе с другими военнопленными, был перевезен в г. Бобруйск в 1-й русский запасной полк РОА, где после восстановления здоровья был назначен адъютантом командира запасного батальона. На этой должности пробыл до июля 1943 г. С июля 1943 г. и до 31 августа 1944 г. был командиром роты в этом полку.
В октябре 1943 г. вместе с батальоном в должности командира роты был вывезен во Францию, сначала в г. Версаль и потом в г. Ванес. В ноябре 1943 г. был с батальоном переброшен в Бельгию в г. Турнай и оттуда 9 января 1944 г. переброшен в Голландию в г. Хульс где пробыл также в должности командира роты до 31 августа 1944 г. За избиение одного немецкого военнослужащего, 28 августа 1944 г. был отстранен от должности и 31 августа 1944 г. был направлен в офицерский резерв для русских офицеров в район г. Штеттина (Германия), где пробыл до 27 октября 1944 г. Из офицерского резерва в составе 308 русского батальона был переотправлен в г. Мюнзинген (Германия), на формирование 1-й дивизии РОА, где был назначен адъютантом командира батальона и в этой должности пробыл до 12 мая 45 г., т.е. до моего перехода на сторону Красной Армии. За время нахождения в РОА на фронтах, как против Красной Армии, так и против союзных войск, не участвовал. Свои мечты – перейти на сторону Красной Армии – не осуществил, ввиду отдаленности фронта, сложности обстановки и сильного надзора немцев за русскими. Переходить же одному, без солдат и оружия, я не решался и не считал это подвигом с моей стороны. <…>
После проведенной операции по переводу войск РОА 1-й дивизии на сторону Красной Армии и после задержания Власова – я оставался до 14 мая -45 г. в распоряжении 162 т. бр.
14 мая -45 г., утром, мне была выдана справка командиром 162 т. бр. полковником т. Мищенко Иваном Петровичем в том, что при моем непосредственном участии войска 1-й дивизии РОА переведены на сторону Красной Армии и, что при моем непосредственном участии задержан генерал-лейтенант Власов А.А. С этой справкой 14 мая 1945 г. я отправился в расположение частей РОА, перешедших на сторону Красной Армии и по дороге был задержан контрразведкой 2-го Украинского фронта и доставлен в опергруппу контрразведки "Смерш" 2-го Украинского фронта в г. Прагу, где пробыл до 18 мая -45 г. <…>
25 мая -45 г. был вызван из тюрьмы в кабинет начальника контрразведки 2-го Украинского фронта генерал-лейтенанта т. Королева, которому в четырехчасовой беседе доложил свою автобиографию, службу в Красной Армии, нахождение в плену, службу в РОА и о подробностях перевода частей РОА на сторону Красной Армии и о задержании Власова А.А. По окончании беседы, распоряжением генерал-лейтенанта т. Королева, был освобожден из-под стражи, переодет в форму Красной Армии и помещен на частной квартире. 2 июня -45 г. вторично был вызван в кабинет начальника контрразведки 2-го Украинского фронта генерал-лейтенанта т. Королева, который сообщил мне, что по распоряжению Москвы меня судить не будут и за проведенную операцию по задержанию Власова А.А. и за перевод частей 1-й дивизии РОА на сторону Красной Армии – наградят правительственным орденом. <…>
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня -45 г. я в числе генералов и офицеров Красной Армии за успешное выполнение особого задания командования на фронте (за задержание Власова А.А. и за перевод частей РОА 1-й дивизии на сторону Красной Армии) награжден орденом Отечественной войны 1-й степени. (Указ опубликован в газете "Правда" за 20 июня -45 г.) <…>
27 декабря -45 г. в 4.00. ночи я был вызван в отдел контрразведки 12 зап. стр. дивизии и вместе с оперативным работником <…> "Смерш" 12 зап. стр. дивизии ст. лейтенантом т. Романовым был направлен в Москву вместе с моим следственным материалом <…>
На основании изложенного выше прошу:
1. Ваших указаний об ускорении разбора моего дела и объявлении мне результатов решения.
2. Считаю себя виновным в том, что боясь голодной смерти в плену, нарушил присягу, а по-большевистски храбро не умер в плену, как до конца не перенес всех невзгод и лишений голодного плена, что не осуществил мечты перехода на сторону Красной Армии ранее.
Одновременно прошу принять во внимание мою заслугу перед Родиной, реабилитирующую меня в том, что осуществляя свои мечты перехода на сторону Красной Армии – принял все меры к задержанию Власова А.А., тем самым не дал ему возможность остаться за границей и остаться безнаказанным за совершенные преступления в измене нашей Родине и погубившему много русских военнопленных, втянув их на петле голода в организуемую им банду в корыстных целях.
Разобрать прошу мой вопрос по всем правилам существующих законоположений и дать мне возможность свободным, честным, добросовестным и продолжительным трудом со всеми моими умениями и способностями – искупить свою вину перед Родиной. Буду работать там, где буду полезен и где мне будет указано. Мой материал следственный находится в Главном Управлении контрразведки "Смерш" у генерал-полковника т. Абакумова.
12 Апрель 1946 г.  Капитан Кучинский
*
Сокращения:
б-н – батальон
т. бр. – танковая бригада
зсп – запасной стрелковый полк
зсд – запасная стрелковая дивизия
*
Примечание.
На долгие годы подробности операции по захвату Власова были запечатаны грифом "секретно". Предать гласности тот факт, что Власова обнаружили и задержали власовцы, государство не могло.
Случилось так, что указ увидел в газете сын Кучинского. Четыре года семья считала его погибшим, жена Кучинского вышла замуж еще раз…
В Москву Кучинскому вернуться не разрешили и отправили фактически в мягкую ссылку в Тульскую область. Вскоре, по договоренности с бывшей женой, к нему переехали обе дочери. Там он жил и работал до конца своих дней.
*
Редакция "Совершенно секретно" выражает благодарность сотрудникам группы общественных связей управления Федеральной службы безопасности по Тульской области Каширину О.С. и Федюшкину В.А. за помощь в подготовке этой публикации и предоставленные в распоряжение редакции документы.
Фото № 1, текст:
Генерал Власов проводит смотр батальонов РОА.
Фото № 2, текст:
Петр Кучинский.
Фото № 3, текст:
Кучинский с женой.
**
Леонид Решин. Комментарий историка
В публикации наибольший интерес представляют показания и заявление капитана Кучинского – одного из главный действующих лиц этой истории.
Надо сказать, что правильная охота на Власова – в органах госбезопасности он проходил под конспиративной кличкой "Ворон" – была организована в начале 1943 года, после появления подписанных им листовок о создании "Русского комитета" и обращений к бойцам и командирам Красной Армии. Задание обнаружить и ликвидировать "Ворона" получили все руководители зафронтовых оперативных групп НКГБ – Медведев, Карасев, Лопатин и другие. Весной 1943 года в городе Борисов опергруппой Лопатина был завербован советский военнопленный комбриг Богданов, бывший начальник артиллерии 8-й армии. Не выдержав ужаса плена, он дал согласие возглавить штаб дислоцированной в Борисове хозяйственной школы немецкой военно-строительной организации "ТОДТ". Богданову было дано задание внедриться во власовское окружение, дискредитировать или ликвидировать Власова и принять на себя руководство РОА. Первая часть задания была выполнена – Богданов получил должность начальника артиллерийского отдела штаба "Комитета освобождения народов России" (КОНР), немцы присвоили ему звание генерал-майора РОА с правом ношения немецких знаков различия – высокая честь, коей удостаивался не каждый.
Вторую часть задания Богданов не выполнил. В своем последнем слове на заседании Военной коллегии Верховного Суда СССР он сказал: "А что я мог сделать один? Связник ко мне так и не пришел…" Богданов был приговорен к расстрелу.
Мало кто знает, что после ареста Власова (он содержался во внутренней тюрьме на Лубянке как секретный арестант под номером 31), еще во время следствия, со Сталиным согласовывали сценарий суда и казни Власова и его сподвижников. Менялся состав подсудимых, но сохранялось их число – 12 человек. Менялась форма судебного заседания – открытая, закрытая, но приговор был предрешен – смертная казнь через повешение. Автору показали фотографию казни. Ни рояльных струн, ни крюков под ребро не было. Обычные веревочные петли.
Сталин очень хотел поймать и наказать Власова. Когда это случилось, он не пожалел полководческих орденов для младших и старших офицеров, захвативших предателя. В этом есть своя логика – мероприятия по разложению войск и тыла Красной Армии, проводимые немцами с помощью Власова, могли принести ущерб, сравнимый с результатами крупных войсковых операций. Во всяком случае, так считал Сталин.
Судьба капитана Кучинского типична. Еще 27 декабря 1941 года вышло постановление ГКО № 1069сс, регламентирующее порядок проверки и фильтрации вышедших из окружения и освобожденных из плена "бывших военнослужащих Красной Армии". Созданные для этого спецлагеря были не чем иным, как военными тюрьмами строгого режима с обязательным привлечением к труду.
Наиболее суровой была судьба тех, кто задерживался и допрашивался немецкими властями, был вывезен немцами в капиталистические страны или был освобожден из плена союзниками. В этих случаях проверка носила ярко выраженный обвинительный характер – "шили" шпионаж.
Судя по приведенным документам, Кучинский после захвата Власова использовался в качестве опознавателя для выявления командного состава 600-й дивизии, официальных сотрудников и агентуры разведывательных и контрразведывательных служб. Не исключено, что на каком-то этапе этой работы он попал под подозрение и был направлен на фильтрацию в общем порядке. Пожизненная "мягкая" ссылка в Тулу, скорее всего, была обусловлена его осведомленностью в деятельности СМЕРШа.
Надо сказать, Петру Кучинскому повезло. После создания особых тюрем и особых лагерей – это было в 1948-1950 годах – многих бывших советских военнопленных, в том числе и не служивших в немецких вооруженных силах, несмотря на проведенную фильтрацию, арестовывали и судили, приговаривая за измену Родине к 25 годам лишения свободы.
Но Служба государственных наград Президента Российской Федерации дала справку – ни Кучинский, ни Довгас, ни Комзолов наград никогда не лишались
Леонид Решин, специалист-эксперт
Отдела по вопросам реабилитации жертв политических репрессий
Администрации Президента Российской Федерации.
*
(Арест генерала Власова
// "Совершенно секретно" (г. Москва). 1995, октябрь. № 10 (77), с. 22-23. Подп. к печати 20.10.1995 г.)
*
21 июля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню