Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Убийство пятерых из банды Александра Анисина. Часть 2.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 29.04.2021

Опубликовано: 30.04.2021



Содержание:
// "Саратовские вести" по субботам" (г. Саратов). 1997, 15 ноября. Стр. 6.
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 14 мая.
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1998, 11 июня. № 23 (185), с. 15.
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 16 июня, вторник. № 131 (1645), с. 2.
// "Саратовские губернские ведомости" (г. Саратов). 1998, 12 августа, среда. № 30, с. 15.
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 2000, 08 марта. № 10.
// "Саратовский Арбат" (г. Саратов). 2000, 08 марта. № 10, с. 34.
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 2001, июнь. № 6 (26), с. 12-13.
**


4. Сергей Михайлов
"Крестный отец" из Энгельса
Бандит – бывший педагог с высшим образованием. Совершив преступление, они говорили: "Мы выполнили твое задание, папа".
// "Саратовские вести" по субботам" (г. Саратов). 1997, 15 ноября. Стр. 6.
Рубрика: После приговора.
* Подг. к печати: 15 апреля 2021 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В Энгельсе многие спокойно вздохнули, когда в июле 1994 года был арестован Анисин – главарь банды, которая беспредельничала в городе с января по июль 1994 года.
30 октября 1997 года приговором Саратовского областного суда Анисин был осужден по статье 77 УК РФ, статье 102 УК РФ (в старой редакции Уголовного кодекса – "Бандитизм" и "Убийство") к 15 годам лишения свободы в колонии общего режима с отбыванием первых 10 лет в тюрьме. Осужден и его ближайший помощник – Дугин, получивший по приговору суда срок куда меньший – 5 лет и штраф в 500 тысяч рублей. Четверо других, троим из которых не было и 18 лет, погибли 4 июля 1994 года – их обгоревшие трупы обнаружили за Энгельсом в сгоревшей закрытой автомашине. По одной из версий, их убрала конкурирующая преступная группировка.
Анисин всех тех, кто "работал" в его банде, а это были в основном молодые пацаны, которым едва исполнилось по 17 лет, заставлял называть его "папой". И не только потому, что был гораздо старше и ему было далеко за тридцать. Анисин обожал героя романа Марио Пьюзо "Крестный отец". Он любил часами смотреть фильм "Крестный отец". В книге итальянского писателя, изъятой у него во время обыска, все места с высказываниями Дона Карлеоне Анисиным были подчеркнуты. "Придет время, и я стану Доном", - говорил он своему ближайшему помощнику Дугину, которому, по его же признанию, Анисин не менее 30 раз показывал фильм про итальянского Дона и обещал сделать своим адъютантом. Малолеткам из своей банды он также не раз ставил кассету с фильмом и, делая свои комментарии, говорил, что вот с таких "нью-йоркских крутых парней им и надо брать пример".
Сюжеты их собственного "бандитского романа", некоторые из которых написаны кровью, были не менее ужасны, чем те, что описаны в "Крестном отце".
Имея законченное высшее педагогическое образование, Анисин знал, как можно подобрать "ключики" к молодым пацанам, и постоянно заводя разговоры на тему романтики преступной жизни (сам Анисин познал ее, отсидев 8 месяцев по статье УК РФ "Хранение оружия"), он подвел их к своей главной идее, которой был маниакально одержим сам: стать, по его выражению, "хозяином города". От разговоров он начал переходить к делу. В январе 1994 года Анисин купил 5 пистолетов системы Токарева, 3 пистолета  системы Макарова, один автомат, патроны к ним и несколько гранат.
Теоретически подготовив своих юных бойцов к захвату лидирующих позиций в Энгельсе, вооружив их, Анисин решил теперь проверить "воспитанников" в деле. В начале февраля он взял в подсобном помещении магазина "Сизарь" гранату Ф-1, "торжественно вручил" ее Дугину и приказал подорвать на платной автостоянке на улице Республики. Парень удивился – ведь стоянка принадлежит знакомому Анисину. "Ничего, пусть боятся все", - ответил он. И Дугин выполнил то, что велел его "хозяин". Он бросил гранату, и от ее взрыва пострадали две машины – "Нива" и "Жигули". Вернувшись с задания, он сказал Анисину: "Я выполнил твое указание, папа".
Таким же образом Анисин устроил бандитское крещение и еще для двух своих "учеников". (Они все будут в числе той четверки убитых и сожженных в автомобиле летом 1994 года). Получив гранаты от "папы", они бросили их на автостоянку по улице Весенней. От взрыва пострадала одна машина. За выполнение этих заданий Анисин выдал каждому из троих "премию" по 200 тысяч рублей.
Это было только начало. Дальше – кровь. 19 февраля 1994 года без всяких серьезных причин бандой Анисина был убит молодой парень. Анисин в тот день приехал в ДК "Строитель" "развеяться" на дискотеке. В баре столкнулся с неким парнем по кличке Бирюля. Слово за слово, кулаками по столу, и началась драка. Случайным свидетелем ее на свою беду стал Чеботарев, которого все знали как спокойного, уравновешенного парня, никогда не встревавшего без причины в чужие дела. Анисин был слабее, и он отступил перед Бирюлей, вытирая на лице кровь. Уходя из бара, он сказал, что этого просто так не оставит. И еще ему показалось, что во время драки будто бы Чеботарев, стоявший рядом, показывал на него, Анисина, пальцем. И это он запомнил. Не остыв еще после драки – такого оскорбления, нанесенного непосредственно по лицу не кому-нибудь, а будущему "Дону" Энгельса, Анисин простить не мог. Еще не протрезвев, с синяком под глазом он приходит наутро к одному из банды и берет пистолет. Он и еще двое едут к дому Чеботарева. Вызывают. Под предлогом купли-продажи автомобиля просят его поехать с ними. Он соглашается, и они едут. По дороге Чеботарев уже начал понимать, для чего к нему приехали. Анисин расспрашивает о драке в баре, говорит, что он, Чеботарев, как-то очень нехорошо показывал в его сторону пальцем. Чеботарев пытается убедить, что Анисину это показалось, но если бы даже он и показывал пальцем, то это ровным счетом ничего не значило… Анисин не верит. Во время разговора он уже сжимает в кармане куртки пистолет. И ждет, когда они приедут на место. Чеботарева убивают в районе 2-го песчаного карьера за Энгельсом. Анисин выпускает всю обойму и бросает пистолет на снег. Так молодые пацаны, решившие связать свою судьбу с "крестным отцом", стали свидетелями убийства. Анисин велел им молчать, иначе, сказал он, с ними будет то же самое. Труп Чеботарева обнаружили около 12 часов в тот же день. В метрах тридцати от убитого нашли и пистолет.
Сразу же после убийства Чеботарева Анисин, решив немного отсидеться, вместе со своим помощником из банды Дугиным, приезжает к знакомой. Привезли коробку водки, закуску, конфет. Знакомая спросила, что у Анисина с рукой, где порезал. Анисин ответил, что так, "немного похулиганили". Они заночевали у подруги, а утром Анисин велел Дугину съездить за деньгами и за новыми вещами. Пока тот ездил, Анисин, опохмелившись, рассказывает знакомой, что он убил Чеботарева, выпустил в него всю обойму. Привезли деньги, новую одежду, старую – сожгли, Анисин переоделся, и для него начался новый день. Он ничего хорошего тем, кто встречался на пути этого бандита, не сулил. Через несколько дней он и несколько его "воспитанников" подъезжают к дому, где жил Чеботарев, и Анисин бросает во двор гранату. "Так, для устрашения", - расскажет он потом следователю.
В тот же день, когда он бросил гранату во двор Чеботаревых, вечером Анисин чуть было не застрелил насмерть еще двух парней. Лавры американского "крестного отца" никак не давали ему покоя. Поздно вечером, а точнее, уже в ночь с 25 на 26 февраля Анисин позвонил по телефону своему знакомому и возбужденно-торжествующим голосом спросил, не слышал ли он о том, что случилось сегодня, 25 февраля, поздно вечером возле ДК "Строитель". Знакомый отвечает, что нет, пока не слышал. Тогда Анисин говорит ему: "Об этом напишут скоро в газетах, читай". В местной газете, действительно, скоро написали в сводке "Криминал" о стрельбе из пистолета, которую устроил "неизвестный" и, "тяжело ранив двоих человек, с места преступления скрылся". Анисин "неизвестным" будет оставаться до середины лета 1994 года и еще немало распишет кровавых сюжетов, вдохновившись не только романом "Крестный отец", но и тем, что каждое его новое преступление долгое время оказывалось неразгаданным ребусом для милиции из Энгельса. Кроме того, знавшие близко Анисина рассказывали: стоило ему выпить, он тут же хватался за пистолет и, разгоняя им воздух, кричал, что "всех перестреляет". И в тот вечер Анисин приехал к ДК "Строитель" далеко не трезвым и тоже с намерением "всех перестрелять". Двух парней, подъехавших к торцу здания ДК "Строитель", скорее всего и спасло то, что вооруженный пистолетом Анисин был слишком нетрезв. После своего поражения в баре ДК "Строитель" Анисин все никак не мог успокоиться. В тот вечер его подвезли к ДК "Строитель" на "Волге". Анисин достал пистолет. Возле торца здания он увидел красную "девятку" и направился к ней. Там он увидел друзей - некоего парня по кличке Ус, и посчитал, что и они тоже могли быть причастны к той драке в баре. Подошел к машине, прошел возле правой стороны, потом вернулся. Остановился метрах в трех и начал стрелять. Сидевшие видели, как Анисин стал что-то доставать. Потом услышали глухие хлопки. Один парень был ранен в живот и ногу, другой в плечо. Несмотря на тяжелые ранения, они смогли уехать и добраться до ближайшей больницы. А в этот день перед вечерней стрельбой банда Анисина уже успела "размяться" утром тем, что устроила пожар в магазине. Анисин и двое парней взяли в гараже бензин, разлили его в три пластиковые бутылки. К магазину на улице Весенней они подъехали в десятом часу. Анисин вышел из машины с бутылками, подошел к магазину. Разбил стекло в окне и бросил туда бутылки с бензином. Продавец, находившийся в этот момент в подсобном помещении магазина, услышал крик "Выходи" и сильный хлопок. Когда вышел, увидел, что пол и прилавок горят. Магазин уцелел – продавцу удалось загасить огонь. Своим "воспитанникам" Анисин сказал, что поджог был устроен для устрашения "слишком необязательного должника" – хозяина магазина.
Таким же образом банда Анисина вскоре решила испугать руководителя одного из похоронных бюро Энгельса. По указанию "папы" – Анисина – его "крестные дети" подъезжают ночью к частному дому. Вытаскивают канистры с бензином и, облив его стены, поджигают. К счастью хозяйки, дом не весь сгорел. После пожара на руководителя похоронного бюро банда Анисина выходит уже через посредника. Назначают "стрелку" на 8-м квартале. Анисин, отделившись от толпы своих – человек в двадцать, подходит и говорит: "Если пожара мало, получишь пулеметную очередь…". И поясняет, что хочет навести "свой порядок на кладбище". На вопрос руководителя похоронного бюро, а не боится ли случайно он милиции, Анисин ответил, что знает одного из руководителей ГОВД, который спросит его: "Саша, что ты так шалишь? Дай честное слово, что не будешь так делать", и он такое слово "даст", и из "милиции его отпустят". Эти слова Анисин повторил потом еще раз, примерно через полгода. Но уже на допросе, у следователя в кабинете.
В досье банды Анисина еще ряд преступлений: вымогательство автомобиля, хозяин которого, боясь быть "утопленным в туалете", как грозили ему "анисинцы", подписал все необходимые документы на оформление купли-продажи; жестокое избиение предпринимателя за то, что тот не спросил "разрешения" у Анисина и разместил офис свой фирмы в центре города. За "самоуправство" Анисин и его "подельники" отобрали у предпринимателя "ВАЗ-21099". Брала банда Анисина под контроль и работу частных таксистов в Энгельсе. Один раз в неделю кто-то из "анисинских" приезжал к "Пельменной", и ему послушно отдавали недельный оброк. Три тысячи в день с каждого таксиста. Таких, кто платил Анисину, было чуть больше 50 человек. Кто-то попробовал отказаться, но это обошлось для него ремонтом изуродованной монтировками машины…
После гибели четверых своих наиболее активных помощников в июле 1994 года Анисин поминал их недолго и нашел других. Но это уже была агония "крестного отца", и от нее пострадали, к счастью, единицы. В середине лета Анисин и его новые помощники приехали к дому фермера в Энгельсском районе. Конечно, они были не "пустыми" – с пистолетом, гранатами. В обмен на жизнь и фермера, и его семьи они потребовали передать им на правах личной собственности двухквартирный дом стоимостью 36 миллионов рублей. Фермер подписал все документы, и блоки дома вывезли с фермерского участка. Может быть, Анисин хотел продать фермерский дом? А может быть, он хотел там жить? Ни первое, ни второе желание, если они были такими, не сбылись. Фермер обратился в милицию. Это была последняя "глава" из бандитского "романа" энгельсского "крестного отца", и его домом стала тюрьма. Теперь – очень надолго. А дом фермеру вернули.
Троих других, кроме осужденных Анисина и Дугина, которым следствием было предъявлено обвинение за укрывательство преступления, за хранение оружия, суд признал невиновными. По формулировке суда, "за недоказанностью".
Сергей Михайлов, спец. корр. "СВ"
(Михайлов С. "Крестный отец" из Энгельса
// "Саратовские вести" по субботам" (г. Саратов). 1997, 15 ноября. Стр. 6).
**


5. Марина Бирюкова.
Бандитский Энгельс уходит в прошлое?
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 14 мая.
* Подг. к печати: 20 апреля 2021 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Областной суд под председательством Александра Тарасова слушает сейчас дело о жесточайшем убийстве, случившимся в июле 94-го на турбазе "Росинка". Четверо молодых людей обвиняются в убийстве, точнее – в хладнокровной казни трех своих ровесников, членов противостоявшей преступной группировки, и двух девушек, попавших на эту "прогулку", скорее всего, случайно и ставших нежелательными свидетельницами.
По версии следствия, пять трупов были погружены в багажник машины и затем сожжены вместе с машиной возле пруда животноводческого комплекса "Генеральское".
Произошедшее – отголосок войны между анисинской и зыряевской бандами; известный Анисин свидетельствовал в суде, его доставляли из СИЗО.
Самое сложное для суда в этом деле – найти свидетелей.
(Бирюкова М. Бандитский Энгельс уходит в прошлое?
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 14 мая).
**


6. Станислав Григорьев
Горячее дыхание смерти
…Всегда ощущаешь, если ведешь запредельный образ жизни
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1998, 11 июня. № 23 (185), с. 15.
Рубрика: Криминал. Из зала суда.
* Подг. к печати: 20 апреля 2021 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Дела "сильных" местного криминального мира, кажется, еще очень долго будут будоражить наше воображение. С каждым днем выясняются все новые и новые подробности зверств всевозможных ОПГ 90-х годов, и тема разборок не сходит с газетных полос.
Мы уже писали о широко известной банде Александра Анисина. Бывший преподаватель физкультуры в ПТУ вклинился в преступный мир во главе компании из 16-17-летних в начале 1994 года. Его звезда светила на криминальном небосклоне недолго, зато ярко. Вымогательства, разбои, поджоги магазинов не желавших платить ему коммерсантов, наконец, убийства – все это привело к тому, что против Анисина и его новобранцев в Энгельсе ополчились все. По выражению одного из свидетелей, в 1994 году жизнь в Энгельсе казалась мясорубкой. Малые и большие криминальные лидеры считали команду Анисина крайними беспредельщиками и мечтали при первом удобном случае свести счеты. И свели…
Находка у реки
4 июня 1994 года (Правильно: 04.07.1994 г. – Прим. Вяч. Борисов) двое рыбаков, выехав к Волге рано утром, наткнулись у берега на пепелище. Передними колесами в воде стояла полностью сгоревшая "ВАЗовская" "девятка". Машина еще дымилась. Один из рыбаков подошел к ней поближе и заглянул в багажник. Увиденное бросило в жар и холод одновременно: все пространство около заднего дверного проема было забито бесформенной черной массой, от которой несло горелым мясом. В груде останков виднелись человеческие черепа…
Рыбачить мужики после такого зрелища не стали, а вернулись в Энгельс и сообщили о находке у реки в милицию.
Милиция приехала, осмотрела место и установила, что в сожженном автомобиле находилось пять обезображенных огнем человеческих тел. В тот же день облпрокуратурой было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 130 УК РСФСР "Умышленное убийство". Чуть позже были установлены личности убитых и то, что погибли они не от огня, а от пуль из пистолета "ТТ".
Сначала у следствия практически не было свидетелей, которые бы однозначно говорили, кто устроил аутодафе по-гоблински. Но по мере того, как вес некоторых группировок падал, таковые нашлись. И вот спустя почти год, в июне 1995 года задерживают четверых…
Опять суд. Опять "стрелка"
В Саратовском областном суде заканчивается процесс. На скамье подсудимых четверо с бритыми "под ежик" головами. На этот раз члены так называемой "зыряевской" группировки из Энгельса обвиняются в убийстве пятерых: трех совсем молодых парней и двух их подруг. Фамилии, имена подсудимых, думаем, кое-что скажут людям, сведущим в криминалитете области: Николай Бутенко, Петр Каковкин, Олег Деревянко и Петр Нога. Фамилии убитых тоже в некотором роде "говорящие": Виталий Бутенко (однофамилец), Мызников, Хохлов, Ломаренко, Володина. До приговора осталось совсем немного, однако обывателю, вдруг попавшему в зал суда, может показаться, что суд только начался. Подсудимые то и дело меняют, переиначивают свои показания, обвиняют друг друга и свидетелей в данном преступлении, да и вообще во всех мыслимых грехах. Уже после процедуры прений (когда с резюме по делу выступали адвокаты и прокурор) подсудимый, проходящий по делу соучастником, берет на себя один из трупов… Судебное следствие  возобновляется, шокирующую версию пытаются проверить и так далее, и тому подобное. Так бывает почти всегда, когда бандитская "выяснялка" отношений происходит при ограниченном круге заинтересованных свидетелей. Из противоречивых показаний следователю, а потом и суду, приходится выбирать те, которые больше всего похожи на правду, и дальше раздувать этот огонек правды, чтобы наказать виновного. В данном случае, видимо, больше всех виновным будет признан 29-летний Николай Бутенко, которого следствие считает основным убийцей.
Причина ссоры неизвестна…
Есть в Энгельсе кафе "Родничок", которое в свое время "держали" "зыряевские" и в котором хранили оружие. 3 июля там собрались Каковкин, Бутенко и Нога отмечать день рождения сына Каковкина. Отмечали почему-то не с женами, а с подругами Полторан и Шороховой, работавшими в этом же кафе. Во второй половине дня шумная компания на иномарке решила ехать за город в "Росинку". У Бутенко и Каковкина были с собой пистолеты. Проезжая КП ГАИ, они, чтобы избежать сложностей, передали оружие на сохранение Полторан и Шороховой. Потом забрали пистолеты обратно. Приехали на турбазу, стали обставлять стол для празднования с шашлыком и водочкой. Чуть позже в "Росинку" подъехали парни по фамилии Донец и Плешак. Под вечер кто-то принес неприятную новость: в одном из домиков на территории базы расположились и тоже что-то отмечают "анисинские".
Истинная причина ссоры так и осталась неизвестной для суда. У редакции "ЗО" имеется информация о том, что Хохлов когда-то "кинул" "зыряевских" на деньги, но эту версию проверить не удалось. Как бы там ни было, Николай Бутенко – лидер компании "зыряевских" – был настолько зол на своего однофамильца и его компанию, что заявил: "На этой турбазе будем или мы, или они". Поводом для ссоры послужило избиение своими же Хохлова, который будто бы пожаловался "зыряевским" на Виталия Бутенко и Мызникова. Николай Бутенко немедленно пригласил последних к себе в домик. Там при закрытых дверях между ними состоялся непродолжительный разговор, закончившийся криками и выстрелом.
Из свидетельских показаний: "Мы услышали выстрел, и через несколько минут из домика вышли "анисинские" в сопровождении Бутенко, который размахивал пистолетом. Бутенко сказал: "Анисинских" сейчас хлопнем". Хохлов попытался убежать, его поймали. Бутенко велел привести двух девчонок, которые были с конкурентами, и пригнать их машину – ту самую "девятку". На лице "анисинских" был страх". Под двумя стволами они не могли сопротивляться. Их под конвоем усадили в собственную машину, за руль сел Николай Бутенко. Другой машиной управлял Донец. Поехали в поле. "Анисинских" по одному ставили на колени и укладывали выстрелами в голову.
Из свидетельских показаний: "Бутенко сказал привести девчонок. Каковкин и Нога взяли под руки Ломаренко и Володину. Они не сопротивлялись и вообще не издали ни звука. Либо были напрочь обкурены, либо сказался шок. Спустя некоторое время от места, где стояла "девятка", раздались семь выстрелов".
Затем трупы погрузили в "девятку" и расстрельный кортеж двинулся в еще более укромное место около села Генеральское. Там остановились.
Из свидетельских показаний: "Был момент, когда открыли багажник, одна из девчонок в багажнике застонала. Ей распороли ножом живот. После недолгой паузы Бутенко сказал: "Надо бы всех добить". По его приказанию Каковкин слил из бака полведра бензина и плеснул в багажник. Чиркнули зажигалкой, и "девятка" вспыхнула и взорвалась. Задняя дверца кувыркнулась в воздухе и упала от кострища метров за двадцать. Когда уезжали, огромный факел долго маячил в зеркале заднего вида".
…Из разговора с отцом Виталия Бутенко я узнал интересную деталь. Оказывается, за месяц до смерти ему было предсказано, что он умрет 17-летним.
Заключение
Один из участников процесса, о котором идет речь, предложил мне назвать материал "Горячее дыхание смерти". "Мне кажется, - сказал он, - что смерть не может быть случайной. Почти всегда она настигает человека тогда, когда он уже достаточно пожил на этом свете, достаточно сделал хорошего или плохого. Иногда смерть – запоздалая, но жестокая расплата за совершенные злодеяния.
Горячее дыхание смерти всегда ощущается за спиной, если ведешь запредельный образ жизни. Данный случай, вполне возможно, не исключение".
Станислав Григорьев.
Фото № 1, текст:
Николай Бутенко закатывает глаза всякий раз, когда говорит: "Я не убивал".
Фото № 2, текст:
Автомобиль с трупами.
(Григорьев С. Горячее дыхание смерти
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1998, 11 июня. № 23 (185), с. 15).
**


7. Марина Бирюкова.
Конфликт из-за ларька и автостоянки обернулся страшно – пять сожжённых человеческих тел
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 16 июня, вторник. № 131 (1645), с. 2.
Рубрика: Суд да дело.
* Подг. к печати: 20 апреля 2021 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
"Бутенко – вышак!" - новость прошелестела по коридорам и залам облсуда, заставила содрогнуться кого-то из подсудимых, кого-то из свидетелей. Судья Александр Тарасов огласил приговор по знаменитому "энгельсскому делу".
Летом 1994-го года прораб близлежащей стройки обнаружил возле пруда животноводческого комплекса у села Генеральское сгоревшую "девятку". Она стояла передними колесами в воде, крышка багажника валялась в траве, в багажнике лежало то, что осталось от трех человеческих тел. В салоне, там, где раньше было заднее сиденье – еще два обгоревших трупа…
"Потерпевшие пояснили, что опознали тела по определенным признакам…" - из приговора. Потерпевшие – это близкие жертв.
Очень скоро стало ясно, что произошедшее – результат разборки между двумя бандитскими группировками. В Заводском районе Саратова воевали "силкинские" и "пронинские". В Энгельсе тем же примерно временем – "зыряевские" и "анисинские". Зыряев ("Зыряй") убит в сентябре 95-го. Анисин осужден, о его деле газеты писали. Здесь, в этом процессе, он давал свидетельские показания. Трое из пяти сожженных имели отношение к его группировке. Еще двое – девушки, их знакомые, невольные свидетельницы убийства парней. Они могли все рассказать, поэтому не должны были жить.
На скамью подсудимых сели "зыряевские" - Николай Бутенко, Петр Нога, Дмитрий Каковкин, Олег Деревянко. По убеждению следствия и суда, в преступлении участвовало также "лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено в связи со смертью" (убитый брат Петра Константин Нога), и "лицо, находящееся в розыске" (Плешак).
В тот далекий летний день вышеперечисленные молодые люди, не одни, а в составе большой компании, приехали на турбазу "Росинка", что в Энгельсском районе: Дима Каковкин отмечал рождение своего сына
Через некоторое время на ту же турбазу приехали "анисинские". Приговор констатирует: отношения между группировками были уже натянуты, сфера влияния делилась непросто. Имел место конфликт из-за ларька и автостоянки (скорее всего, оспаривалось право рэкет-контроля над этими объектами). На турбазе конфликт спонтанно продолжился. Один из анисинских стал искать защиты по другую сторону фронта: свои (по показаниям свидетелей) избили его и грозили убить за то, что он много болтает, в частности, про Анисина, рассказывает, как Анисин убил некоего Цыганенка (Анисин, свидетельствуя, сказал, что Цыганенка не убивал, а лишь присутствовал при убийстве). Итак, разборка началась на турбазе. Николай Бутенко выстрелил из пистолета в ногу своего однофамильца Виталия. Это была первая кровь. Зыряевские оказались сильнее. Они пресекли попытку к бегству (тот самый перебежчик пытался скрыться в лесу), распихали своих врагов (трех парней и приехавших с ними девчонок) по машинам и повезли неведомо куда.
Своих девчонок зыряевские оставили на базе; одной из них велели найти гильзу, выбросить битое стекло, замыть кровь. Через час-полтора ребята вернулись, и Каковкин сказал: мы анисинских убили. Наутро Николай Бутенко предупредил девчонок, остававшихся на базе: мы могли бы и вас убить, но мы вам доверяем, поэтому оставляем вас жить. (Это также отражено в приговоре.)
Две машины заехали в глухое место и остановились. И следствие, и суд считают: именно Бутенко хладнокровно расстрелял из пистолета трех ребят и девчонок. Но суд шел непросто, долго, в показаниях был разнобой. Из четверых подсудимых только Каковкин частично признал свою вину, остальные категорически ее отрицали. Бутенко утверждал, что никуда с "Росинки" не уезжал, провел все время с девушкой по имени Марина (суд долго искал эту Марину и пришел к выводу, что ее не существовало)… Нет смысла пересказывать здесь все перипетии судебного следствия, достаточно привести фрагмент из приговора: "Каковкин… в судебном заседании говорил, что стрелял в Бутенко Виталия, остальных расстрелял Нога Костя… В прениях Каковкин сообщил, что стрелял ещё и в Мызникова. Эту версию тут же поддержал Нога, ранее ничего об этом не говоривший… Судебная коллегия считает, что Каковкин оговаривает себя, говоря, что убил Бутенко Виталия и стрелял в Мызникова. Именно Каковкин на предварительном следствии давал показания об активной роли Бутенко. Именно за эти показания он вынужден признаться в том, чего не совершал".
(Костя Нога - покойник, на которого можно свалить все.)
Трупы погрузили в машину (три – в багажник, два – на заднее сиденье) и повезли к тому самому пруду.
"Володина подавала признаки жизни. Тогда лицо, находящееся в розыске, с целью доведения умысла на убийство до конца имевшимся у него ножом нанес Володиной два удара в область живота" (из приговора). Нож так и остался в теле девушки.
За рулем машины с трупами сидел человек, числившийся одно время личным шофером Зыряева (а машина, кстати, раньше принадлежала Анисину). Шофер проходил по делу свидетелем. Как свидетеля, его нашли с трудом, с помощью УОПа. Подсудимые пытались сказать суду, что нож в умиравшую девчонку воткнул именно он и он же обливал трупы бензином. Но суд решил, что подсудимые этого свидетеля намеренно оговаривают.
Еще одна цитата: "Каковкин говорил, что на следствии давал ложные показания, так как был в зависимости от наркотиков, а работники милиции давали ему наркотики за ложные показания". Речь, видимо, идет о показаниях против Бутенко (не могу утверждать, что работники милиции действительно добывали показания таким образом, это только слова Каковкина; но иногда ведь возникает необходимость снять ломку у подследственного).
И вот - результат. Вышка и три приличных срока. Погибших не воскресишь, они уже не имеют возможности пересмотреть свою жизнь.
Горько вспоминать, что изначальным поводом ко всему этому послужило рождение ребенка.
(Бирюкова М. Конфликт из-за ларька и автостоянки обернулся страшно – пять сожжённых человеческих тел
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 16 июня, вторник. № 131 (1645), с. 2).
**


8. Сергей Михайлов
Последняя ночь пятерых
// "Саратовские губернские ведомости" (г. Саратов). 1998, 12 августа, среда. № 30, с. 15.
* Подг. к печати: 15 апреля 2021 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
На весь Энгельс опустилась в один миг страшная весть: на окраине села Шумейка найдена сгоревшая "девятка", а в ней – пять обуглившихся трупов.
Бригада строителей рано утром ехала на дачу, где они должны были работать. Проезжая возле залива Волги, рабочие увидели у кромки воды обгоревшую "девятку". Машина стояла передними колесами в воде, а крышка багажника валялась в нескольких метрах от машины. Остановились. Подошли. Картина фильма ужасов. В салоне лежало два трупа, а в багажнике – три. Все они были сильно обгоревшие, у них не было ни рук, ни ног.
Из груди туловища одного из трупов торчало лезвие ножа без ручки. Прораб Доренский пробормотал что-то типа: "Да, денек весело начинается", и дав распоряжение рабочим, чтобы те ехали на дачу, сам умчался в село Генеральское и оттуда по телефону вызвал работников из Энгельсского горотдела милиции. Он же участвовал и в осмотре места происшествия в качестве понятого. Опергруппа изъяла крышку багажника. "Девятку" с трупами взяли на буксир и повезли к моргу.
На месте, где была обнаружена эта страшная находка, нашли и стреляные гильзы от пистолета "ТТ". С самого начала было уже ясно, что у села Шумейка в ночь с 3 на 4 июля 1994 года произошло не просто убийство пятерых человек, а разборка между местными группировками. Позже удастся опознать погибших. Трое парней принадлежали к так называемой группировке Анисина. Самой беспредельной в то время в Энгельсе. В числе убитых были и две девушки – подруги парней из анисинской "бригады".
Только через год, в 1995 году, удалось арестовать двоих из тех, кто принимал участие в этом убийстве. Еще через год после их ареста, в ноябре 1996 года, взяли еще двоих.  Все они принадлежали к "зыряевской" группировке, которая конкурировала с "анисинской".
Следствию, а затем суду удалось установить в деталях, что произошло в ту страшную ночь с 3 на 4 июля 1994 года.
На скамье подсудимых – Николай Бутенко, Петр Нога, Дмитрий Каковкин и Олег Деревянко. Все ровесники, им по 29 лет. Никто, кроме Деревянко, работавшего автослесарем в НПП "Инженер", нигде не работали. Судимы ранее были двое: Каковкин за кражу отсидел 4 года, Деревянко за кражу – год.
27 июня 1994 года у Каковкина родился сын. Он с друзьями решил отпраздновать это событие на турбазе "Росинка" Энгельсского района.
Он и еще Нога Петр с братом Костей и их подруга Ларина приехали на турбазу. Взяли спиртное, продукты. Расположились в одном из деревянных домиков.
Нога Костя и Ларина остались на турбазе готовить праздничный ужин, а Каковкин и Нога Петр вернулись в Энгельс. Заехали в кафе "Родничок". Здесь увидели Николая Бутенко. Каковкин обрадовался встрече, поздоровались.  
Бутенко уговаривать не пришлось - он тут же согласился на предложение Каковкина поехать на турбазу и отметить "как следует" день рождения сына. Кто бы знал, что это празднование обернется убийством пятерых. И сделает это - приглашенный Бутенко.
Около восьми вечера вся компания двинулась на турбазу. Бутенко – на своем перламутровом "Додже". С ним сели Деревянко и две девушки – Шорохова и Полторан. Позже Шорохова на следствии признается, что перед тем как проезжать мимо КП ГАИ, Бутенко передал ей пистолет "ТТ". Девушка спрятала его под майку. Когда проехали – вернула.
Каковкин и Нога Петр – на "семерке". Расположились в домике, открыли бутылки, выпили за новорожденного. И пошла гулянка.
Поздно ночью, около двух, на эту же турбазу приехали парни из группировки Анисина – Виталий Бутенко - или Гарик (однофамилец Николая Бутенко), Мызников и Хохлов. С ними были две девушки – Володина и Ломаренко.
"Крестным папой" этой троицы был Анисин. Он будет арестован в конце лета 1994 года, а в 1997 году по приговору Саратовского областного суда он получит за убийство "Цыганка" и грабежи, за организацию банды 15 лет строгого режима.
Все они в ту ночь гуляли рядом – "зыряевские" и "анисинские".
Разборка была неминуема, потому что "зыряевские" знали наверняка, что убил их друга Чеботарева ("Цыганка") зимой 1994 года именно он – Анисин.
"Зыряевские" гуляли в домике своей компании, и, наверное, ничего бы в ту ночь не произошло, если бы в среде "анисинских" не произошел конфликт.
Мызников и Виталий Бутенко избили Хохлова за то, что тот якобы слишком много болтает лишнего и рассказывает, как был убит Цыганок. Избив, пообещали, что если будет высовывать язык и дальше, то вообще прибьют. Хохлов, утирая окровавленное лицо, ничего лучше придумать в ту ночь не мог, как пойти искать защиты у "зыряевских". Знать бы ему, что "защитники" убьют и его самого, и его братанов. У Бутенко Николая и у Бутенко Виталия были давние счеты – из-за торговых ларьков и автостоянки, которые они никак не могли поделить между собой мирным путем. То гранату кто-нибудь из них бросит на автостоянку, то ларек обстреляет.
Хохлова выслушали, сказали, мол, не расстраивайся, пацан, сейчас разберёмся. Каковкин, Константин Нога и Петр Нога пошли к домику, где гуляли те двое из "анисинской" группировки. Было уже часа три ночи. Вошли в дом и, сказав, что надо поговорить, пригласили для разговора пройти в дом, где их ждал уже Николай Бутенко. Парни пошли, а две девушки остались. В доме началась разборка. Виновник скандала Хохлов сидел на крыльце. Вдруг он услышал – из домика раздался выстрел.
Хохлов сорвался и побежал. Его увидели из окна, выбежали за ним, догнали, сбили с ног и привели обратно.
Из домика вышел Виталий Бутенко, правая нога его была вся в крови. Так пока был закончен разговор между Бутенко Николаем и Бутенко Виталием. А говорили они о недавних событиях – убийстве Феди Чеботарева и стрельбе, которую устроили "анисинские" возле ДК "Строитель" - тогда они ранили двух парней. Разговор перешел к взаимным оскорблениям. Бутенко Виталий угрожал тем, что недалеко от турбазы находится сам Анисин, и что у "зыряевских" будут большие неприятности, что их убьют. Бутенко Николай дольше слушать не стал – выхватил "ТТ" и прострелил Бутенко Виталию ногу. Это было только началом большого кровопролития.
Раненого Гарика и его двоих друзей усадили в "девятку" на заднее сиденье. Сюда же втолкнули и их подруг. За руль сел Бутенко Николай, рядом – Каковкин. В "семерку" сели остальные "зыряевские" - Деревянко, Нога. Вел эту машину Донец. Трогая машину с места, Бутенко сказал: "Сейчас вас хлопнем".
Ночь была необыкновенно тихой. Все небо - в звездах. Приехали к заливу Волги – примерно в двух километрах от села Шумейка. Остановились прямо у воды.
Из "девятки" вышел Бутенко, Каковкин. Они вывели девушек и пересадили их в "семерку". Бутенко приказал вывести из "девятки" парней и достал "ТТ". Он сказал им только одно слово, но несколько раз на разные тона: "Доигрались".
А дальше был расстрел. Бутенко Николай стрелял в голову. Сначала Бутенко Виталий, потом Мызников, Хохлов. Один труп бросили на заднее сиденье "девятки", два других – в багажник.
Девушки сидели в "семерке", скованные страхом. Они, скорее всего, уже догадались, что следующие – они... Так и было. Бутенко велел Каковкину привести Володину и Ломаренко...
Тишину ночи разрезали два глухих щелчка... Тела девушек бросили в ту же "девятку" на заднее сиденье. Володина была еще жива и застонала. Ее добили ножом, оставив его в груди. Кто это сделал, следствие установило.
Однако этот преступник пока на свободе и находится в федеральном розыске.
После убийства Николай Бутенко, Каковкин, Нога Петр и Деревянко сели в машины и приехали к заливу. "Девятку" подогнали к берегу.
Каковкин вышел, налил из машины ведро бензина и облил "девятку".
У одного из "расстрельной команды" сдали нервы. Деревянко обхватил голову руками и закричал: "Все, это беда!"
Машина громко вздохнула бешено ярким красным пламенем...
В конце лета 1994 года будет арестован Анисин – главарь тех троих, кто был так беспощадно убит в ту ночь. А в конце 1995 года убьют "Зыряя" - главаря тех, кто убивал в ту ночь.
И для тех, и для других расплата пришла. Одних уже нет в живых, другие сидят.
В начале июня 1998 года судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда по делу об убийстве пятерых вынесла приговор. Председательствующий     А. Тарасов в полной тишине зала его огласил: "Бутенко Николай Васильевич – смертная казнь - расстрел. Каковкин Дмитрий Васильевич – 14 лет, Нога Петр Иванович – 10 лет, Деревянко Олег Юрьевич – 8 лет".
Сергей Михайлов, журналист.
(Михайлов С. Последняя ночь пятерых
// "Саратовские губернские ведомости" (г. Саратов). 1998, 12 августа, среда. № 30, с. 15).
**


9. Сергей Петров.
Дело Бутенко: очередной финал
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 2000, 08 марта. № 10.
* Подг. к печати: 20 апреля 2021 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Признаны виновными все подсудимые по уголовному делу "группы Бутенко". Следствие по делу было начато аж в 1994 году, после того, как в пригороде Саратова, на берегу Волги был обнаружен сгоревший ВАЗ-2109, а в нем – пять обугленных трупов. Убитыми оказались трое членов энгельсской ОПГ Анисина, а также две их молодые подруги.
Следствие достаточно быстро вышло на убийц, членов конкурировавшей с "анисинскими" преступной группы, и довело разбирательство до суда, но тут все застопорилось: первый приговор был отменен Верховным судом РФ из-за процессуального нарушения, допущенного в ходе следствия. После этого дело отправляли на дополнительное расследование еще раз по инициативе областного суда, и вот наступил финал, который в органах прокуратуры называют не иначе, как финалом месяца. По всей видимости, присяжные до глубины души были возмущены картинами жуткого ночного расстрела, которую в ярких красках нарисовал гособвинитель.
Заседатели сочли всех, кто присутствовал на скамье подсудимых, не заслуживающими снисхождения, - видимо, надеялись, что после этого их ждет пожизненное заключение в тюрьме. Но как бы не так: действия Бутенко и компании были квалифицированы по статьям старого УК РСФСР, и максимальный срок лишения свободы за убийство пятерых составил 15 лет.
(Петров С. Дело Бутенко: очередной финал
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 2000, 08 марта. № 10).
**


10. Станислав Орленко
Процесс о пяти сожженных
// "Саратовский Арбат" (г. Саратов). 2000, 08 марта. № 10, с. 34.
Рубрика: Подробности.
* Подг. к печати: 20 апреля 2021 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В областном суде завершился процесс по событиям 6-летней давности – убийстве пяти человек на турбазе "Росинка", что в Энгельсском районе.
Первый приговор четверым подсудимым прозвучал летом 1998 года и был впоследствии отменен решением Верховного суда России. Теперь они вновь предстали перед судом и вновь приговорены были к тем же срокам заключения, что и два года назад. Правда, 30-летнему Николаю Бутенко высшую меру наказания (в России действует мораторий на смертную казнь) заменили на 15 лет лишения свободы. Его приятель Дмитрий Каковкин, который во время следствия утверждал, что лично убил двух человек из пяти, приговорен к 14 годам заключения. Остальные – Петр Нога и Олег Деревянкин – получили 10 и 8 лет.
По делу проходили еще два предполагаемых соучастника. Один скрывается по настоящее время, другой – Константин Нога, родной брат упомянутого выше Петра, - в сентябре 1994 года, в день собственного рождения, был застрелен в уличной стычке. Кстати, именно покойному Константину его подельники пытались приписать убийство остальных трех человек.
…В июле 1994 года две веселые компании собрались независимо друг от друга на турбазе "Росинка". Несколько дней назад у Дмитрия Каковкина родился сын. В одной из компаний (там были ребята помоложе) возникла ссора. Двое парней за что-то избили своего приятеля, и тот побежал жаловаться к отдыхающим рядом. Соседи откликнулись на просьбу о помощи. Вооруженный пистолетом Бутенко с приятелями пошел призывать молодежь к порядку. В итоге Николай прострелил ногу Виталию Бутенко, который по иронии судьбы был его однофамильцем. После этого трех парней и двух девчонок под дулом пистолета посадили в машину и повезли в сторону села Генеральское. Там вывели из автомобиля, и, как признал суд, Николай Бутенко расстрелял всех пятерых. Одну из раненых девушек добили ножом. Трупы погрузили в "девятку" убитого Виталия, загнали машину в пруд, облили бензином и подожгли. Тот, кто жаловался на своих друзей, погиб вместе с ними.
Сразу после описанных событий подсудимые уехали на Черное море отдыхать. Примерно через год их задержали. Виталий Бутенко в свои юные годы занимал, по некоторым сведениям, видное место при Александре Анисине, который мечтал стать "крестным отцом" Энгельса и сейчас находится в заключении. Николай Бутенко говорил, что недоброжелатели хотят убрать его с должности директора Торгового дома, обвиняя в убийстве.
Прокурор отдела гособвинителей Эдуард Лохов рассказал, что повторный процесс по делу шел трудно. При загадочных обстоятельствах были утеряны важнейшие материалы. Женщина, которая помогла выйти следствию на подозреваемых, до последнего дня говорила, что и теперь на нее оказывают давление, просят отказаться от своих показаний.
…В своем последнем слове уже после оглашения вердикта присяжных Николай Бутенко сказал, что ему очень жаль двух девушек, погибших на турбазе. О трех же убитых парнях он выразился иначе: "Ребята хотели красивой жизни, они ее получили". Правда, те же самые слова можно отнести и к подсудимым – на свободу эти молодые парни выйдут не скоро.
P.S. Родственникам погибших от имени Бутенко предлагали по 800 рублей в качестве компенсации.
Станислав Орленко, Энгельс
(Орленко С. Процесс о пяти сожженных
// "Саратовский Арбат" (г. Саратов). 2000, 08 марта. № 10, с. 34).
**


11. Станислав Григорьев
Тот самый Лохов. (Выписка).
Прокурор с "непрестижной" фамилией пересажал поколение саратовских бандитов
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 2001, июнь. № 6 (26), с. 12-13.
Рубрика: Профессионал.
* Подг. к печати: 27 июля 2019 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
- Слушай, а может не надо? Не пиши про меня в газету! – в глазах человека, про которого я нацелился написать материал, откровенное неприятие "ценной" журналистской идеи.
- Надо, Эдик, надо! – говорю я, словно персонаж известного фильма Гайдая, - пришла пора делаться знаменитостью!
Итак, знакомьтесь:
Эдуард Александрович Лохов, 33 год, женат, отец немногочисленного семейства, старший прокурор отдела гособвинителей облпрокуратуры. Отдел гособвинителей – тот самый, название которого так часто звучит в репортажах саратовских газет из судов, когда пишут о самых громких уголовных процессах. Эдуард Лохов – наиболее "легендарный" на сегодняшний день сотрудник отдела. По признанию коллег, и, в первую очередь, руководства отдела – безусловно страшный человек для подсудимых. Почему? А потому, что за семь лет своей работы в отделе Лохов ухитрился проиграть всего два состязания с адвокатами. Всего два раза подсудимые выходили из столкновения с Лоховым с гордо поднятой головой, оправданными. Все остальные суды с участием Лохова заканчивались примерно одинаково: обвинительным вердиктом присяжных, приговором, остекленевшими глазами преступников после оглашения меры наказания и долгой-долгой дорогой в зону. Пилить лобзиком елки. Вспоминать на нарах о сладкой, но короткой жизни на воле.
Без преувеличения можно сказать, что Эдуард Лохов пересажал (или, выразимся корректнее: поспособствовал "посадке") целого поколения саратовских бандитов. Поколения "отмороженных" девяностых. Небезызвестные Сергей Яковлев – "Якорь", Александр Жуков – "Гвоздь", "Крестный папик Энгельса" Александр Анисин, члены гоп-стоп команд "Зыряя" и "Бони" - все это его клиенты. Люди, которым он бесстрастно-ерническим, иногда даже насмешливым взглядом смотрел в глаза во время судебных разбирательств и которых методично вел к финалу криминальной карьеры. К довольно непривлекательному финалу.
<…> "Крестного папу" раздразнил, как ребенка
Один господин из посаженных Лоховым мог девять часов подряд смотреть фильмы Френсиса Копполы и заставлял приближенных делать то же самое. Приближенные не отличались глубоким интеллектом, фильмы Копполы для них были чересчур тяжелы, они плевались, но… послушно смотрели. Потому, что не смотреть было нельзя. В 1994 году 37-летний Александр Анисин, бывший преподаватель физкультуры в ПТУ, снискал в Энгельсе Саратовской области такую мрачную славу, что его не без оснований стали называть "крестным отцом" этого города. Подручные, бывшие воспитанники Анисина по ПТУ, звали его просто "папой". "Папа" звал их "быдлом" и регулярно раздавал задания одно круче другого. Решив однажды проверить кое-кого из "быдла" на "вшивость", вручил некоему Дугину боевую гранату. "На, бросишь, куда я тебе скажу". Дугин беспрекословно исполнил приказание. Граната взорвалась на автостоянке, принадлежавшей конкурировавшей с "Анисинскими" банде "Зыряя". Взрыв гранаты, а также поджоги магазинов, кафе, вымогательства привели к череде разборок и кровавых убийств, в которых "Зыряевские" и "Анисинские" почти полностью перебили друг друга. Но Анисину все было как с гуся вода. Похоже, наблюдая, как вокруг льется кровь, он в душе радовался. Как же – такое ничтожество, а держит в страхе весь город летчиков! Потаенная гордость, видимо, привела к опьянению успехами. В феврале 1994 Анисин настолько обнаглел, что при свидетелях хладнокровно расстрелял из пистолета чем-то не угодившего ему 17-летнего Федю Чеботарева. Наглость Анисина пресекла группа "Кобра", а добил "крестного папу" в суде Лохов. Добил так хорошо, что к концу процесса наигранная наглость Анисина перед судом превратилась в ярость. Выслушав приговор, Анисин принялся проклинать прокурора с "непрестижной" фамилией почем зря. Но Лохов не посчитал нужным даже обратить на вопли подсудимого внимания.
- Анисин – чистый неврастеник. Чего с ним пререкаться, - говорит Лохов сейчас.
- А вы не боитесь, что Анисин, выйдя из тюрьмы, исполнит свое "проклятие"?
- Сейчас посчитаем… Ага, еще восемь лет не буду бояться. А там посмотрим.
"Свидетелям я благодарен"
Работая по "бандитским" процессам, Лохов, по его собственным словам, наиболее остро прочувствовал, что значит на деле провозглашаемая государством на словах забота о потерпевших и свидетелях.
- Защиты свидетелей у нас не было и до сих пор нет никакой, - с сожалением говорит Эдуард, - это просто ужасно. Начать хотя бы с того, что адреса свидетелей указываются в обвинительном заключении, итоговом документе следствия, который перед судом вручается обвиняемому. Охранять свидетелей некому. Судебные приставы этим, по идее, должны заниматься, но что-то я не слышал, чтобы они кого-нибудь защитили от "наездов" родственников или друзей подсудимых. РУБОП и прочие подразделения милиции охраняют свидетелей до тех пор, пока идет суд. А после суда – выкручивайтесь как хотите. Из-за этого добиться в суде разоблачительных показаний, особенно по "бандитским" делам, невероятно сложно. Сначала свидетелей приходится разыскивать. Потом, в суде, с ними приходится вступать в долгую доверительную беседу и убеждать, упрашивать: "Скажите хоть что-нибудь!". Многих я прекрасно понимаю, многие прекрасно поняли меня, прочувствовали, что я не просто винтик в государственной машине, а человек, которому их безопасность небезразлична. За это я им благодарен. А некоторых людей, вызываемых в суд, я отказываюсь понимать.
- Каких именно?
- Тех, которые говорят: это не мое дело, я потерпевшим не сват, не брат и нет у меня причин их поддерживать. "Моя хата с краю", дескать. Без меня найдутся сумасшедшие... Может быть, и найдутся, только хочется сказать: бывали случаи, когда такие люди сами становились объектами преступлений, потерпевшими. И как тогда они возмущались, что кто-то не хочет давать показания в их пользу!
Одним из самых несговорчивых свидетелей, кстати,  оказался "Крестный папа" Анисин. Когда в суде слушалось дело по обвинению членов "Зыряевской группы" Нога, Бутенко и других, Лохов рассчитывал, что Анисин даст показания, уличающие подсудимых. Ведь расстреляли-то они не кого-нибудь, а Анисинских подопечных ПТУшников. И не просто расстреляли, а устроили самую настоящую казнь в глухом местечке около Волги. Сначала размозжили головы выстрелами молоденьким девушкам, подругам этих парней, потом самим парням. Потом сложили трупы в машину (принадлежавшую Анисину), подожгли ее. В огне одна из девушек начала шевелиться. Ей распороли ножом живот…
Но Анисин предпочел молчать в заседании, как рыба. Может ли он считаться после этого не то что "отцом" ребят, которых толкнул в криминальную войну, но вообще человеком? <…>
Прокурора допрашивал Станислав Григорьев
(Григорьев С. Тот самый Лохов. (Выписка).
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 2001, июнь. № 6 (26), с. 12-13).
**
29 апреля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню