Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Как правильно выбрать адвоката

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 20.04.2018
Опубликовано:
21.04.2018



Читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф предлагается конспект книги Юрия Щиголева "Как правильно выбрать адвоката?", а также 4 статьи СМИ об адвокатах за 2001, 2013, 2014 гг., плюс размышления автора сайта об адвокатской работе.
*
Содержание:
1. Борисов В. Об адвокатах
2. Борисов В. Как адвокат "посадил" подзащитного
3. Савин А. Выбор защиты
// "Известия" (г. Москва). 2001, 23 января.
4. Появилась новая профессия: адвокат-проститутка
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 2001, 22 ноября. № 47.
5. Куликов В. Интим-защита
// "Российская газета" (г. Москва). 2014, 24 января.
6. Руденко О. Адвокат из кармана
// "Российская газета" (г. Москва). 2013, 27 августа. Стр. 11.Рубрика: Право. Прецедент.
7. Щиголев Ю.В. Как правильно выбрать адвоката?
// Москва, "Юрайт-Издат". 2005 г., 144 стр. Усл. печ. л. 5,85. Тираж 3000 экз. Серия "Сам себе адвокат", выпуск 1.
**
1. Вячеслав Борисов. Об адвокатах. (Текст изготовлен 23.10.2011 г.).
В работе, как следователя, так и адвоката (в качестве защитника подозреваемого, а затем обвиняемого), есть один существенный момент – их первая встреча, выяснение отношений, кто из них будет лидером в ходе расследования уголовного дела.
Например, следователь районной прокуратуры (сейчас следственный комитет) или следователь местного РОВД получает в виде защитника адвоката из местной, районной консультации – адвокатской коллегии. Ситуация здесь ясна – все друг друга знают давно, местные адвокаты никогда прямо "не попрут" против "своих" следователей, т.к. они годами кормятся у столов этих следователей. Здесь хозяин положения – следователь, т.к. в случае "бунта на корабле", следователь может, среди своих подопечных арестантов, сделать (в большинстве случаев) справедливые высказывания о низкой профессиональной компетентности адвоката, о его показухе в работе. Если к тому же, следователь проиллюстрирует халтурную работу адвоката, конкретными примерами из следственной практики, то количество клиентуры у такого адвоката резко сократиться. Необходимо учитывать, что как минимум 80% адвокатов вообще не читают материалы уголовного дела, а ограничиваются только обвинительным заключением (составленным следователем, в удобной для него трактовке), которое в обязательном порядке выдаётся обвиняемому, а по заявленному ходатайству и самому адвокату, по окончании предварительного следствия.
Количество адвокатов, у которых во время судебного процесса имеется на руках полная копия материалов уголовного дела, исчисляется единицами. Будучи в судебном заседании обратите внимание на то, что именно лежит на столах перед гособвинителем и защитником. В подавляющем большинстве случаев, на столе перед адвокатом лежат потрёпанные, не первой свежести кодексы, а также (и то не всегда) обвинительное заключение. У прокурора, даже самого молодого (можно сказать – извините меня, сопливого), на столе лежит не только обвинительное заключение, но и копии документов из уголовного дела. Как же, при такой ситуации, можно говорить о какой-нибудь мало-мальски существенной защите в суде. Поэтому в суде такие адвокаты могут только разглагольствовать на публику о нарушении прав человека в отношении подзащитного, о "пресс-хатах" в ИВС и СИЗО, о выбивании показаний – и всё это голословно, без какой-нибудь аргументации. В противовес стороне обвинения (которая оперирует материалами уголовного дела), такие защитники не могут привлечь внимания суда к убийственным противоречиям в материалах дела (причём составленным самой стороной обвинения), т.к. вообще не знают материалов дела. Такие горластые (для публики), но бестолковые в роли защитников в судебном процессе, адвокаты устраивают и суд, и гособвинение. Ведь самое главное, адвокаты занимаются пустопорожней болтовнёй, но при этом, к удовольствию суда и прокурора, не касаются материалов уголовного дела.
Практически все местные адвокаты, в качестве защитников по уголовным делам, кормятся за счёт дел по назначению. Когда обвиняемый (не может нанять защитника, из-за отсутствия средств), а участие адвоката в деле обязательно (или следователь подстраховывается, привлекая адвоката для участия в "скользких" следственных действиях), то следователь, за счёт государства, привлекает к защите подследственного, как обычно местных адвокатов и нередко одних тех же, постоянно работающих с ним в одной связке. Некоторые адвокаты только и живут за счёт дел по назначению, т.к. участие адвоката по многим делам предусматривает оплату за один следственный или судебный день в размере более 1 тыс. рублей. При этом такая оплата идёт независимо от того, сколько времени адвокат затратил в течение дня на это уголовное дело, хоть десять минут или полдня и более. Некоторые суды пытались протестовать против такой позиции, т.к. в течение одного и того же дня такой адвокат, в одном и том же суде, случалось участвовал сразу в трёх судебных процессах – переходя из одного судебного зала в другой. При этом адвокат получал оплату от государства сразу по трём делам, т.е. за 3 судебных дня. Во время предварительного расследования эта ситуация выглядит более нагло и беспардонно. По одному и тому же уголовному делу, в течение нескольких часов, один и тот же следователь со своим знакомым адвокатом, проводят следственные действия с двумя-тремя, а то и более, подозреваемыми – несмотря на то, что интересы некоторых лиц находятся в противоречии с интересами других. Главное для следователя, что показания подследственных заверяет своей подписью адвокат, и пусть позже обвиняемый кричит и вопит о том, что показания из него выбили, принудили подписать заранее напечатанный текст. В суде на эти претензии судья  среагирует сугубо по стандарту:
У Вас защитник был при проведении следственного действия? Защитник подписал Ваши показания? Если к Вам применялось физическое или психологическое насилие (давление), то почему Вы или Ваш защитник, не сделали об этом письменного заявления в протоколе допроса?
И пусть подсудимый в суде разоряется, что он уже позже узнал, что следователь и его адвокат, полученный бесплатно – за счёт государства, годами работают вместе и им от этого взаимная выгода: следователю – хорошие показатели по делам направленным в суд с обвинительным заключением, адвокату – постоянная, из месяца в месяц, оплата "за работу" защитником от государства (ему не надо суетиться подыскивая клиентов и добросовестно создавать клиентскую базу, чтобы они стояли к нему в очереди). Сами адвокаты в таких случаях, при общении со следователем, цинично говорят:
Клиенты приходят и уходят, а мы с вами остаёмся.
Бесплатный сыр, как постоянно говорят, бывает только в мышеловке. Уже давно пошла практика, когда осужденный, находясь на зоне, получает иск от прокуратуры, которая через суд требует возмещения средств государства, потраченных на оплату услуг адвоката, осуществлявшего "защиту" по назначению. Я не привожу никакой параллели, но из недавней истории вспоминается следующее. В фашистской Германии, практичные нацисты высылали родственникам казнённых немцев, счёт за один патрон, израсходованный при расстреле противника режима.
Практически, в открытых источниках СМИ, ничего не пишут о том (автор говорит сугубо о местной практике в Саратовской области), почему влиятельные и очень обеспеченные люди, в первые дни задержания по уголовным делам пользуются услугами "бесплатных" адвокатов, предоставляемых им следствием. Постоянно получается, что такие подозреваемые – обвиняемые, именно в присутствии адвокатов по назначению дают самоубийственные признательные показания, пишут явки с повинной. Позже, они заявляют, что к ним не допустили в это время запрошенных ими (через следователя) защитников, и принудили "к работе" с адвокатом, предоставленным следствием. Читатель, вспомни уголовное дело по убийству 13.02.2008 г. прокурора Саратовской области Григорьева Е.Ф., когда во время предварительного расследования "заказчик" убийства генеральный директор ОАО "Саратовский завод "Серп и Молот" А. Максимов (нежданно-негаданно написавший явку с повинной московским операм), неоднократно пытался покончить жизнь самоубийством (об этом молчало не только следствие, и защита, а также все СМИ), и в конце концов был найден повешенным в камере Бутырской тюрьмы.
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
23 октября 2011 г., г. Саратов.
**
2. Вячеслав Борисов. Как адвокат "посадил" подзащитного
В начале 80-х годов, после заочного обучения в Саратовском юридическом институте им. Д.И. Курского, я был назначен на должность следователя Энгельсского РОВД УВД Саратовского облисполкома.
Летом в одном из поселков Энгельсского района 3-е подростков, катаясь на велосипедах оказались на окраине поселка. Лидером в этой компании был вполне сформировавшийся для своих 15 лет хулиганистый пацан из неблагополучной семьи. Рядом с ними посторонних не было, а тут протяни руку - нецелованная чистая девочка, 14 лет. У хулигана зашевелились что-то в штанах, и он решил воплотить сексуальные мечты в натуре, с помощью приятеля, который был ростом 1 метр с кепкой. Потерпевшая вообще не могла поверить в реальность происходящего – двое давно знакомых мальчишек решили её изнасиловать! Насиловал хулиган, а его приятель-недомерок удерживал девочку за руки. Перевозбудившись, насильник недолго елозил на потерпевшей и быстро кончил. На этом всё и закончилось. О происшедшем в течение суток узнал весь поселок – это придурки-насильники постарались. Мгновенно было возбуждено уголовное дело и насильник оказался на нарах СИЗО, несмотря на малые 15 лет. Это сейчас, в светлом капиталистическом настоящем, даже при наличии кучи трупов отводят месяц – другой на доследственную проверку, а потом возбуждают уголовное дело и назначают судебно-медицинские экспертизы по трупам погибших, которые месяц-другой гниют на кладбище. Такие действия следствия можно назвать преступными, т.к. всё это на руку обвиняемым – скажите, какие родственники дадут разрешение на эксгумацию близкого человека (только что захороненного!), чтобы эксперты вновь потрошили труп и подсчитывали количество прижизненных и посмертных травм на теле.
Подельник насильника, несмотря на 15 лет – выглядел лет на 12, был худощавого телосложения и небольшого росточка. Фактически за изнасилование несовершеннолетней группой лиц, мера пресечения в то "проклятое тоталитарное" прошлое в реальности предусматривала заключение под стражу. Как следователь, я как-то не мог представить этого подследственного с наручниками на руках, ведь браслеты из-за худощавого детского телосложения – сами по себе свалились бы с кистей рук. Подельнику была избрана мера пресечения – подписка о невыезде. Этому немало способствовало то обстоятельство, что потерпевшая после изнасилования осталась девственницей, о чем после судебно-медицинской экспертизы сразу же узнал весь поселок и цинично подверг насильников публичному осмеянию.
Родители недомерка заключили соглашение о защите с адвокатом Поповой Нелли Израилевной, заведующей юридической консультацией Энгельсского района. Вероятно, не последнюю роль в этом сыграло то, что адвокат и подзащитный были одной национальности.
В советское время юридическая консультация Энгельсского района размещалась в небольшом 2-х этажном деревянном здании вместе с народным судом Энгельсского района, прокуратурой Энгельсского района – в г. Энгельсе, если я не ошибаюсь, на ул. Степная. Коллективы суда и адвокатов тесно общались между собой, вместе отмечали именины и все другие праздники, т.ч. обвиняемый и его родители могли рассчитывать на связи адвоката.
Адвокат Попова Н.И., видя перед собой – следователя милиции, т.е. меня, у которого следственного опыта было: "кот наплакал", уверовала в то, что подзащитный до суда так и останется на свободе, решила многолетним опытом и авторитетом буквально "задавить" следствие и потерпевшую, интересы которой на следствии практически никто не защищал.
Явившись ко мне, адвокат Попова Н.И. в категорической форме потребовала проведение очной ставки между потерпевшей и её подзащитным, угрожая жалобами во все инстанции в случае отказа в удовлетворении заявленного ходатайства. Девчонка-потерпевшая при допросе следователем готова была провалиться сквозь землю, а тут на очной ставке, где кроме обвиняемого, должны были присутствовать защитник-адвокат Попова Н.И., представитель несовершеннолетнего обвиняемого – его мать, представитель райОНО; потерпевшую (девственницу!) убили бы морально – "убедив" её саму в развратном поведении, из-за которого страдают "невинные" мальчики. Когда я подумал о конечном итоге, задуманной женщиной-адвокатом очной ставки, то мне почему-то сразу пришло в голову, что моя потерпевшая до суда не доживет, а будучи затравленной, просто-напросто удавится от позора.
Прокурором Энгельсского района с 1969 г., в течение последующих 15 лет, был Колпаков Николай Егорович, который осуществлял прокурорский надзор за работой следственного отдела Энгельсского РОВД: давал санкцию на арест подозреваемых – обвиняемых, утверждал обвинительные заключения по уголовным делам – с направлением дел для рассмотрения в Энгельсский райнарсуд. В те времена, вместе со мной  начинали делать следственную карьеру Анатолий Зотов, Армен Григорян, которые в последнее время входили в руководство ГСУ ГУВД по Саратовской области. Мы были "зеленые" - сопливые следователи, а прокурор Колпаков постоянно говорил нам: "Нечего ко мне ходить, я никому из вас никаких консультаций по уголовным делам давать не буду. Вон у вас есть в Саратове Следственное управление, езжайте туда и пусть ваше руководство и дает советы по уголовным делам, а я потом буду решать: правильно вы приняли решение по делу, или незаконно".
Формально, следуя УПК РСФСР, имея в деле ходатайство защитника-адвоката Поповой Н.И. о проведении очной ставки между её подзащитным-обвиняемым и потерпевшей, я как следователь должен был провести это следственное действие. Однако у меня было обостренное чувство справедливости, и я представил себя на месте брата пострадавшей несчастной девчонки. Кроме того, не надо забывать о потере хоть какого-то авторитета следователя и собственного самолюбия, которого нагло "опустит" оборзевшая адвокатесса. Делать было нечего и я пошел на поклон к прокурору Колпакову Н.Е., ни на что-то не рассчитывая, т.к. считал, что райпрокурор меня и слушать не захочет и пошлет подальше: делай что хочешь, следователь - процессуально самостоятельное лицо, а я потом если что, накатаю на тебя представление в СУ облУВД.
Рабочий день закончился, когда Колпаков Н.Е. принял меня по делу насильников. На основе многолетнего опыта работы в следствии и адвокатуре, сейчас я могу сказать, что очень важно, как и с изложением каких фактических обстоятельств, в какой форме изложить начальству проблему. В Энгельсском районе авторитет районного прокурора Колпакова Н.Е. был как минимум на порядок выше авторитета председателя Энгельсского райнарсуда, а об авторитете начальника Энгельсского РОВД Коровине вообще тут говорить не стоит. Безусловным хозяином в Энгельсском районе был райпрокурор Колпаков Н.Е., которого нач. РОВД, начальники ОБХСС и УР всячески ублажали. Действия зав. юридической консультацией Поповой Н.И., прокурор Колпаков Н.Е. воспринял как прямое покушение на авторитет, заработанный им в течение долгих полутора десятков лет на посту прокурора Энгельсского района. Ситуация рассматривалась с точки зрения: "Кто в лесу хозяин?".
Колпаков взъярился после моего доклада и потребовал утром в 09.00 доставить в прокуратуру насильника и его адвокатессу Попову Н.И., для заключения несовершеннолетнего обвиняемого под стражу.
У следователя милиции ненормированный рабочий день, он не может работать "от сих - до сих", т.е. с 9.00 до 18.00, после чего отбывать домой. Так работают только блатные детки, которых "большие" родители пристроили на должность следователя, чтобы в должностном списке "ребеночка" – для успешной карьеры, фигурировала уважаемая многими работа в следствии. Поэтому, я как следователь на 100% с лишним, с удовольствием выполнил все указания райпрокурора.
Утром, в "предбаннике" районного прокурора адвокат Попова Н.И. имела очень бледный вид – в присутствии мента РОВД, который должен был осуществлять конвоирование следственно-арестованного в ИВС Энгельсского ГОВД. Прокурор в присутствии Поповой Н.И. кратко допросил её подзащитного, а потом с явным и нескрываемым удовольствием поставил свою подпись и гербовую печать на моем постановлении об избрании обвиняемому меры пресечения – в виде заключения под стражу. После того, как конвоир вывел арестованного, прокурор Колпаков Н.Е. злобно глядя на адвоката Попову Н.И. сказал: "Ну, вот, ты и получила очную ставку! Довольна?!". Адвокат не посмела хоть что-то сказать прокурору, на авторитет которого она столь нагло посягнула. А ведь адвокатесса всего лишь решила публично – на глазах родителей подзащитного, потоптаться на девочке-потерпевшей, 14 лет, и на следователе, который имел 1 год практической работы, но фактически "наехала" на интересы прокурора.
Адвокат чересчур высоко подняла голову, забывшись, что "Закон – тайга, а прокурор – медведь". Райпрокурор Колпаков Н.Е. считал Энгельсский район своей вотчиной, а тут ему "медведю" решила перейти дорогу какая-то "лиса"-адвокатесса, которая забывшись и уверовав в годами создаваемый авторитет, из-за какого-то очередного клиента сдуру показушными действиями посягнула на незыблемый авторитет районного прокурора.
Итог: пара насильников, будучи под стражей, по приговору суда получили реальные сроки наказания в виде лишения свободы. Это был ответ на вопрос: "Кто в доме (в Энгельсском районе) хозяин?". Адвокатессу не вовремя посетила "звездная" болезнь: подзащитный находился под подпиской о невыезде и в таком положении пребывал бы до судебного процесса – защитнику захотелось большего, и в результате подзащитный оказался под стражей и по приговору получил не условную, а реальную меру наказания с лишением свободы. Адвокат не просто проиграл очередное дело, а собственными действиями угробил авторитет и положение в обществе.
**
3. Алексей Савин. Выбор защиты
Сколько стоит хороший адвокат
// "Известия" (г. Москва). 2001, 23 января. Рубрика: Экспертиза. Услуги.
Когда у нас случаются проблемы со здоровьем, мы идем к врачу. Когда проблемы касаются квартиры или наследства – люди звонят знакомым, в газету, в жэк – куда угодно, но только не к юристу. Связано это со стойким предубеждением, что адвокат – это дорого и бесполезно. Так ли это на самом деле?
За последние десять лет число адвокатов только в Москве выросло в шесть раз. Очевидно, что это не могло не сказаться на качестве юридических услуг. Рассказывает московский судья Ольга Голованова:
- На судебных заседаниях сегодня можно встретить три типа адвокатов. Во-первых, это молодые люди с сомнительным юридическим образованием, которые проработали пару лет юрисконсультом в фирмах, а затем открыли свои конторы. Мне всегда искренне жаль их клиентов. Эти ребята нетвердо знают право, совсем не знают процесс и плохо "держат удар". Второй тип – профессиональные адвокаты "советской школы". Такие специалисты наперечет, их хорошо знают в каждом суде. И, наконец, юристы, которые недавно пришли в адвокатуру из судей, работников прокуратуры и МВД. Большинство из них становятся хорошими адвокатами после двух-трех лет практики, но есть среди них и случайные люди, которых выгнали из органов внутренних дел за служебные проступки.
Выбирают адвоката так же, как врача или няню для ребенка, - по рекомендации. Лучший совет могут дать те люди, которые уже прошли со своим адвокатом все перипетии судебного процесса. Неплохо знают способности адвокатов руководители юридических консультаций, судьи и работники прокуратуры. И, наконец, если среди ваших знакомых нет никого из перечисленных "экспертов", то самый разумный выход – обратиться в юридическую консультацию одной из "старых" коллегий адвокатов.
Здесь самое место объяснить, чем же отличается адвокат от просто юриста. Адвокат – это член одной из адвокатских коллегий. За последние годы это понятие оказалось несколько размытым в результате появления десятков новых "альтернативных" коллегий. Известны случаи, когда членские удостоверения выдавались не просто случайным людям, но и девицам легкого поведения для организации их встреч с подследственными в тюрьме. Для юристов, которые ведут гражданские дела, членство в коллегии не обязательно, они могут представлять интересы своих клиентов в суде по доверенности и договору поручения. Для ведения уголовного дела необходим ордер юридической консультации, который могут получить только члены коллегии.
Часто приходится слышать мнение, что узкая специализация адвокатов – признак невысокого профессионализма. Если это и верно, то касается лишь начинающих юристов, которым волей-неволей приходится браться за любые предложения. Известны "мэтры", которые имеют столь обширную клиентуру, что могут позволить себе вести только наследственные или разводные дела. А деление адвокатов на специалистов по арбитражным, гражданским и уголовным делам уже является состоявшимся фактом.
Но вот выбор состоялся, и вам предстоит встреча с адвокатом. На что следует обратить внимание? "Не доверяйте адвокатам, которые с порога обещают вам выиграть дело, - говорит адвокат Московской областной коллегии (МОКА) Сергей Кузнецов. – Это не только является нарушением профессиональной этики, но в большинстве случаев противоречит сложившейся практике рассмотрения дел. Ведь решение принимает не адвокат, а судья или чиновник, и как бы сильны ни были позиции клиента, вероятность проигрыша существует всегда. Хороший адвокат говорит с клиентом так же, как со своими коллегами, обсуждает с ним слабые и сильные стороны дела с позиций права и нормативных актов, предупреждает о сложностях, которые могут возникнуть в ходе процесса".
Сколько стоят услуги адвоката? Мы не будем пугать читателя рассказами о гонорарах в 500 долларов в час, хотя для определенной категории дел и адвокатов бывают и такие расценки. Вознаграждение юриста за решение проблем, с которыми сталкиваются обычные люди, значительно скромнее. По искам, предметом которых является имущественный спор (наследство, квартира), вознаграждение адвоката состоит из собственно гонорара (за работу) и премии в случае выигрыша спора. Вознаграждение за работу по таким делам обычно не превышает 300-500 долларов, а премия – 10-15% от стоимости имущества. Сумма и гонорара, и премии может меняться в зависимости от сложности дела и размера иска. Гонорар за сложные иски доходит до 1000 долларов, а процент снижается по мере возрастания стоимости имущества. Самое нехитрое дело о возмещении ущерба в результате ДТП обойдется не меньше чем в 200 долларов.
Защита по уголовным делам стоит дороже. Обычный гонорар защитника – 1000 "зеленых", кроме того, стороны договариваются о премиях за снижение меры ответственности или срока наказания.
Самая доступная услуга адвоката – совет. Час устной консультации по гражданским делам стоит 350-500 рублей, составление искового заявления 700-1000 рублей. Консультации адвоката с выездом на дом к клиенту стоят вдвое дороже. Заметим, что очень часто дело можно решить в досудебном порядке на основании устной консультации и грамотно написанной претензии или заявления. Стоит эта услуга недорого, но хороший адвокат никогда не начнет "раскручивать" клиента на судебное дело, не попробовав решить проблему с минимумом затрат.
И, наконец, самый острый вопрос – взятки. Не секрет, что некоторые судьи, прокуроры и следователи берут мзду за благоприятное решение дела. Люди это знают и сами обращаются к адвокату с просьбой о посредничестве в передаче взятки. Рассказывает адвокат по уголовным делам Тамара И.:
- Конечно, следовало бы разъяснить клиенту, что подобные дела для адвоката – это нарушение и этики и закона, но рука не поднимается указать людям на дверь, твердо зная, что несколько тысяч долларов позволят человеку провести в тюрьме не пять, а два года или отделаться условным наказанием. Конечно, далеко не по всем делам судьи могут подыграть обвиняемому, но в большинстве случаев взятка в 6-7 тысяч долларов позволяет заметно "скостить срок".
По рассказам адвокатов, коррупция в судах организована следующим образом. Во-первых, между некоторыми судьями и адвокатами существуют давно налаженные прямые связи в деле передачи взяток. Судья сам может порекомендовать такого адвоката родственникам обвиняемого. Передачей денег обычно занимается посредник – третье лицо, которое указывается судьей.
Бывает, что судья советует "поговорить с прокурором", и в этом случае государственный обвинитель и служитель Фемиды вместе делят деньги. О суммах, превышающих десять тысяч долларов, речь идет редко.
Еще дешевле – взятка следователю: от пары сотен долларов за благоприятное для обвиняемого развитие дела до пары тысяч долларов за его полный развал.
**
4. Появилась новая профессия: адвокат-проститутка
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 2001, 22 ноября. № 47. Рубрика: Юридические круги.
По наблюдениям юридической общественности, в последнее время в этой среде значительно выросло число привлекательных молодых женщин-адвокатов. Популярность профессии, которую до недавних пор выбирали в основном мужчины, у длинноногих девушек дала почву для возникновения слуха.
Говорят, миловидные особы, посещающие своих подзащитных в следственных изоляторах, не шибко подкованы в юриспруденции, зато прекрасно разбираются в том, что обязана знать любая уважающая себя "ночная бабочка". Как правило, юных адвокатш приставляют к клиентам с материальным достатком. А возможность остаться с ним наедине в специально отведенной камере – это право оговорено законом – открывает головокружительные интимные перспективы. Поскольку общение с дамой-адвокатом – единственная возможность для заключенных совместить приятное с полезным.
**
5. Владислав Куликов. Интим-защита
Женщину-адвоката застигли во время страстного свидания с подзащитным в СИЗО
// "Российская газета" (г. Москва). 2014, 24 января. Рубрика: ЧП.
Вчера появилось сообщение о пикантном происшествии в одном из столичных СИЗО: женщина-адвокат и ее подзащитный арестант были застигнуты во время страстного свидания.
Как отметили источники агентства "Интерфакс", женщина является адвокатом Московской областной коллегии адвокатов, а ее подзащитный ранее уже привлекался к уголовной ответственности. Оба – молодые люди в возрасте до 30 лет.
"После инцидента женщину выпроводили из учреждения, - рассказывают представители правоохранительных органов. – Законодательство не предусматривает наказания за подобные действия, однако соответствующее уведомление будет направлено в коллегию адвокатов для принятия к женщине воспитательных мер". Что касается второго участника свидания, вряд ли ему грозит что-то серьезное за получение столь откровенных консультаций. Просто человеку, видимо, повезло встретить хорошего адвоката. Как сообщают правоохранители, молодой человек был арестован по подозрению в грабеже, причем раньше он уже привлекался к уголовной ответственности.
Официальных подтверждений и комментариев на момент подписания номера не было. Кстати, в свое время пресса (преимущественно желтая) рассказала немало пикантных историй про молодых женщин-адвокатов, что оказывали интимные услуги состоятельным арестантам. Якобы даже существовала целая категория таких защитниц, использовавших статус адвоката, как прикрытие. Правда это или нет, сказать трудно, это рассказывалось, как история давно минувших дней. Трудно поверить, что в адвокатском сообществе будут держать подобных коллег. К тому же страстные "консультации" требуют уединения, а этого как раз в казенных домах нет. Сотрудники изолятора не могут подслушивать беседы арестантов и защитников, но наблюдать за ними вправе. В порядке вещей стали и видеокамеры, установленные в комнатах для встреч.
**
6. Ольга Руденко. Адвокат из кармана
На Ставрополье объявили войну "прикормленным" защитникам
// "Российская газета" (г. Москва). 2013, 27 августа. Стр. 11.Рубрика: Право. Прецедент.
Проблема вступления адвокатов в так называемые неформальные отношения, а по сути – в сговор с представителем стороны обвинения, не нова. О том, что некоторые адвокаты могут не защищать клиента, а договориться со следователем и давить на своего подзащитного в интересах нечистоплотных правоохранителей, сказано было немало. Прежде всего эта проблема актуальна для дел, в которых защитники участвуют в уголовном судопроизводстве по назначению. Иными словами, когда участие адвоката в деле обеспечивает государство, а затем компенсирует его работу из бюджета по фиксированным расценкам.
В прошлом году было возбуждено 62 дисциплинарных производства в отношении ставропольских адвокатов, исполняющих обязанности по назначению. Нередко представители органов следствия и дознания настаивают на участии в делах не тех, кто "дежурит", а вполне определенных защитников. Тех, кто им больше удобен, а затем всячески их "покрывают".
Взамен за соглашательскую позицию недобросовестные представители адвокатского сообщества "поощряются" частым привлечением к работе, которая порой проводится формально, но исправно оплачивается из бюджета. Например, почти миллион рублей по действующим расценкам получил за год один из адвокатов Пятигорска. Анализ показал, что в некоторые месяцы у него выходило в среднем по 3-4 дела по назначению в день, а в отдельные дни адвокат успевал "отрабатывать" по 10-13 делам у разных дознавателей и следователей.
В помещении Пятигорского городского суда путем случайного отбора представителями Адвокатской палаты края были изучены 30 уголовных дел с его участием. И выяснилось, что рядом с нами работал просто "волшебник". Он мог одновременно находиться в нескольких местах сразу, участвовать в допросах своих подзащитных и других следственных действиях, знакомиться с постановлениями следователей и заключениями экспертов, посещать доверителей в изоляторах. И все это в разных местах и с разными людьми одновременно – с точностью до минуты. Нарушения Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и Кодекса профессиональной этики адвоката были настолько очевидны, что наш, теперь уже бывший, коллега даже не стал отпираться. Заключение квалификационной комиссии было однозначным. Совет Палаты принял решение лишить его статуса адвоката.
Еще один показательный случай произошел в Предгорном районе. По словам заявительницы, ее вместе с супругом вызвал по повестке следователь. И когда уже женщина заканчивала подписывать протоколы, появилась "вызванный следователем" адвокат. Не стесняясь присутствующих, она поинтересовалась, каким числом выписывать ордер. Следователь назвал дату месячной давности. Адвокат мигом подписала все протоколы, даже не вникая в их суть, да и впоследствии делом особо не интересовалась. Зато перед отправкой дела в суд сказала следователю, чтобы он указал в документах якобы выбранный ее подзащитной "особый порядок". На вопрос доверителя о том, что такое "особый порядок", адвокат ответила, что объяснит потом. <…>
Ольга Руденко,
Президент Адвокатской палаты Ставропольского края,
вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ
**
Анекдот
Ад и рай расположены рядом и разделены высоким забором. Со временем забор пришел в ветхость, появились дыры и в раю стало попахивать серой. Обитатели рая начали жаловаться на соседей. Дело дошло до суда. И что вы думаете, кто победил? Правильно, жители ада, ведь все самые лучшие адвокаты – у них!
**
7. Щиголев Юрий Васильевич
Как правильно выбрать адвоката?
// Москва, "Юрайт-Издат". 2005 г., 144 стр. Усл. печ. л. 5,85. Тираж 3000 экз. Серия "Сам себе адвокат", выпуск 1.
Щиголев Юрий Васильевич – член Адвокатской палаты Московской области и Федерального союза адвокатов России; Почетный адвокат Московской области; кандидат юридических наук.
*
Известный российский адвокат делится секретами адвокатского ремесла. В книге разбивается миф о закрытости адвокатского сообщества.
Автор откровенно пишет о сложностях общения с адвокатами и дает практические советы, как наладить сотрудничество с настоящими профессионалами.
Автор не просто рассказывает, как выбрать адвоката, а дает конкретные рекомендации человеку, решающему не простой вопрос правовой защиты своих интересов.
Книга предназначена для широкого круга читателей. Стр. 3
*
Содержание
Предисловие. Стр. 4.
Пока гром не грянет. Стр. 5-8.
Кто такие адвокаты и почему их не любят? Стр. 9-16.
С чем идти к адвокату. Стр. 17-21.
Профессионалы, универсалы, посредники. Стр. 22-25.
"Звезды". Стр. 25-28.
Посредники. Стр. 28-33.
Криминал в адвокатской мантии. Стр. 33-39.
Просто адвокаты. Стр. 39-40.
"Государственные" адвокаты. Стр. 41-47.
Профессионал лучше универсала. Стр. 47-48.
Адвокат по уголовным делам. Стр. 48-52.
Адвокат по гражданским делам. Стр. 53-55.
Бизнес-адвокат. Стр. 55-58.
Адвокат-консультант. Стр. 58-63.
Сколько стоит адвокат? Стр. 64-67.
Как сэкономить время и деньги. Стр. 68-69.
Фигуранты и прейскуранты. Стр. 69-75.
Договор с адвокатом. Стр. 75-86.
Гарантии и результаты. Стр. 87-91.
Смена адвоката. Стр. 92-95.
С жалобой на адвоката. Стр. 96-10.
Приложения. Стр. 101-139.
Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ (Извлечения). Стр. 101-116.
Кодекс профессиональной этики адвоката: Принят Первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г. (Извлечения). Стр. 117-139.
*
Предисловие. Стр. 4.
Эту книгу можно не читать:
тому, кто уверен, что в случае, когда "грянет гром" и он, не дай Бог, угодит под статью Уголовного кодекса РФ, ему будет назначен бесплатный адвокат, который с блеском вытащит его из беды;
кто считает себя достаточно "продвинутым" в юридическом отношении и полагает, что этих знаний достаточно для написания жалобы и подачи заявления в суд, прокуратуру или другие властные структуры; при этом уверенным, что им дадут ход;
кто полагает, что собственный опыт и здравый смысл лучше любого адвоката помогут составить договор, заключить сделку, оформить наследство или разработать уставные документы малого предприятия.
Остальных приглашаю к откровенному и, надеюсь, интересному разговору о том, как выбрать адвоката? Не просто адвоката из ближайшей юридической консультации, а Вашего адвоката, который вникнет в суть Вашей проблемы, разберётся в ее тонкостях, найдёт нужное решение и действительно сможет Вам помочь. <…> Стр. 4.
*
Пока гром не грянет... Стр. 5-8.
Беспечность в России – почти национальная черта. Русская поговорка гласит: "от тюрьмы и от сумы не зарекайся", однако люди начинают думать об адвокате только тогда, когда у них на запястьях защелкиваются наручники, или когда под напором различных натравленных чиновниками или жаждущими крови конкурентами бизнес начинает "трещать по швам".
В России пока не сложилось нормальное восприятие адвокатских услуг. <…> Стр. 5.
<…> А не лучше ли, как это водится в цивилизованном мире, иметь своего постоянного адвоката, которому можно в любой момент позвонить, пригласить на встречу, посоветоваться, дать поручение представлять свои интересы... Оказывается, нельзя! Или пока еще нельзя. Не потому, что не можем или денег нет. А потому, что не поняли, не осознали, не прочувствовали на себе преимуществ, которые можно получить с помощью своего адвоката. И в этом вина не только граждан, воспитанных в правовом нигилизме, но и самих адвокатов, отпугивающих клиентов неквалифицированной работой, баснословными гонорарами или собственной необязательностью, а также судебной системы, которая никак не "дореформируется", и чиновников, на которых управы не найти. <…> Стр. 5-6.
<…> Мораль очевидна: в любых делах, в которых ты не являешься профессионалом, лучше довериться специалисту. Особенно это важно в юридических делах. <…> Стр. 7-8.
*
Кто такие адвокаты и почему их не любят? Стр. 9-16.
В советские времена люди имели об адвокатах самые общие представления и не очень понимали их предназначение. Для человека, оказавшегося на скамье подсудимых, гораздо более важными фигурами представлялись судья, следователь и прокурор. Потому что именно от них зависело решение по делу: будет ли признана за гражданином вина и, если "да", может ли он рассчитывать на смягчение приговора. Адвокату, как правило, отводилась роль статиста: без его участия в процессе нельзя было говорить о справедливом правосудии. А этого власть ни при каких обстоятельствах допустить не могла, поскольку каждый советский человек имел право на квалифицированную защиту. В то время, как ни странно, среди адвокатов было гораздо больше квалифицированных юристов, чем сейчас. Юридические вузы можно было по пальцам пересчитать, но готовили там студентов как следует. Однако возможностей реализовать свои качества, в силу объективных причин, у выпускников, решивших посвятить себя адвокатской профессии, было гораздо меньше. Стр. 9.
<…> Дело в том, что со снятием многих барьеров, стоявших ранее на пути поступления в адвокатское сословие, качество адвокатских услуг заметно снизилось. Часть адвокатов из старых структур умудрились остаться "на коне". Однако очень многие из "старых" адвокатов в силу разных причин оказались не готовыми работать в новых условиях: солидная юридическая квалификация прежних лет недостаточна для осмысления и применения современных реалий, невозможно пользоваться старыми шаблонами в новых делах. Стр. 10.
<…> Реорганизация адвокатуры с объединением адвокатов в палаты при всех несомненных плюсах привнесла и некоторые неудобства. В крупных мегаполисах, таких как Москва и Санкт-Петербург, где количество адвокатов исчисляется тысячами, а адвокатских фирм и образований – сотнями, гражданам очень трудно выбрать представителя для защиты своих интересов. Понять, где работают серьезные профессионалы, а где подмастерья, для человека, не знающего особенностей адвокатской кухни, невозможно. На обращения в советы палат об оказании юридической помощи граждане получают ответ не всегда, а рассмотрение их жалоб на адвокатов может длиться месяцами. При этом обращения непосредственно в те адвокатские структуры, где работают адвокаты (коллегии, бюро, кабинеты), могут оказаться непродуктивными, поскольку в кабинете практикует сам адвокат, а в объединениях с такими громкими названиями, как "Первая столичная" или "Центральная коллегия адвокатов", могут работать всего несколько человек. Стр. 11-12.
<…> В силу незавидного социалистического прошлого адвокатуры, доминирования в судебной системе обвинительного уклона, живучести консервативных стереотипов в общественном сознании царит негативное отношение к адвокату. Некоторые граждане видят в адвокатах стяжателей, которые заботятся только о благополучии своего кошелька, норовя "слупить" с клиента денег побольше, а реальной помощи оказать поменьше. Такие клиенты на встречу с адвокатом идут, ощетинившись собственным предубеждением, с порога заявляя, что будут платить только за результат. Понятно, что не только сотрудничества, но и диалога с защитником у них чаще всего не получается и они еще более укрепляются во мнении, что адвокаты – сплошь проходимцы, наживающиеся на чужой беде. Стр. 13-14.
<…> Парадоксально, но факт: даже через полтора десятка лет экономических реформ, после многочисленных кризисов и дефолтов, способных убедить кого угодно, что бесплатного сыра не бывает, граждане настойчиво продолжают надеяться на халяву там, где ее уже по определению быть не может: в сферах образования, отдыха, медицинского обслуживания и, конечно же, юридических услуг! Люди начинают делить наследство, разводиться, возвращать долги, продавать жилье, вызволять из следственного изолятора непутевых чад, и при этом всерьез полагают, что их будут консультировать, помогать писать исковые заявления, объяснять, как отстаивать свою позицию в суде, за коробку конфет или бутылку шампанского.
Однако, как говорят в Одессе, с тех пор, как люди придумали деньги, выражение благодарности перестало быть проблемой! За нематериальные услуги нужно платить так же, как за вещи и продукты, которые вы приобретаете в магазине. Когда вы примиритесь с этой мыслью, можно всерьез задуматься над тем, а все ли адвокаты так плохи, как о них думают? Как это ни парадоксально звучит, ни один из них не станет вас убеждать в том, что его коллеги являют собой образец высококлассных специалистов, глубоко моральных и чутких к чужому горю людей. Напротив, 99 процентов из них заметят, что хороших адвокатов всего 1 процент, и намекнут на то, как вам повезло, потому что они как раз к этому проценту относятся.
Такие пассажи нужно воспринимать спокойно, вполне отдавая себе отчет в том, что в адвокатской среде негативное отношение к коллегам в порядке вещей. Нужно отчетливо понимать, что адвокат – представитель свободной профессии. С собственной корпорацией его связывают достаточно условные формальные рамки. Не корпорация платит адвокату за его труд, а адвокат платит корпорации за свое членство в ней, по сути, за свою свободу. Свобода эта выражается не только в самостоятельном планировании своего времени и зарабатывании денег, но и в выборе основной сферы приложения усилий. Адвокат может заниматься гражданскими или уголовными делами, специализироваться на жилищных вопросах или на тяжких преступлениях, что, естественно, также накладывает отпечаток на его психологию и мировосприятие.
Поскольку адвокат не имеет иных источников дохода, кроме своей практики, то, естественно, на любого клиента он смотрит прежде всего как на объект гонорара. Чем состоятельнее клиент, тем интересней он для адвоката. Адвокат – весь внимание, когда вы говорите о деле. Но стоит вам удариться в свои переживания и эмоции – он поскучнеет и всем своим видом покажет, что вы отнимаете его драгоценное время. Лишь в одном он одинаков как для бедных, так и для богатых клиентов – негативно относится к любым попыткам покуситься на его свободу. Важно сознавать: вы можете нанять адвоката. Но при этом надо отдавать отчет себе в том, что вы нанимаете не слугу, а специалиста для решения вопросов в той сфере, в которой сами не сильны. Стр. 14-16.
*
С чем идти к адвокату. Стр. 17-21.
<…> Очень часто адвокатов ассоциируют с врачами. В какой-то степени эта ассоциация верна: когда человеку больно, плохо, он нуждается в помощи, он идет к адвокату. Есть большая категория граждан, которые воспринимают эту формулу буквально.
Не претендуя на исчерпывающий характер перечня, помимо получения юридической помощи, в качестве возможных причин обращения можно назвать следующие:
- попытка нахождения "связей", позволяющих повлиять на решение проблемы неформальным образом;
- поиск через посредничество адвоката деловых контактов с потенциальными партнерами;
- желание делегировать ответственность за то или иное значимое решение ("перевод стрелок") или подбор потенциальной "жертвы", чьими руками можно сделать "грязную" работу;
- попытка использования авторитета адвоката (или адвокатского образования) для поднятия собственного имиджа или придания весомости своей позиции в конкретном деле;
- ослабление позиций конкурирующей фирмы (попытка "перекупки" адвоката или "покупка" его нейтралитета);
- формирование "страховочных механизмов";
- привлечение юриста в качестве партнера в игре "на зрителя";
- личное общение, не связанное с бизнесом.
Этот куртуазный список, конечно же, взят не из головы. Он выстрадан в повседневной адвокатской практике. Граждане шли к адвокатам с подобными проблемами и будут идти. Однако любителям решать подобные вопросы через адвокатов нужно быть готовым к тому, что реакция юриста (если вы идете к нему не по рекомендации и без предварительного согласования темы вашего визита) на такие предложения может оказаться непредсказуемой. Стр. 17-18.
<…> Обычно человек, озаботившись данной проблемой, начинает обзванивать родственников и знакомых. Этот путь может оказаться достаточно продуктивным, если ваши родственники и знакомые – люди по жизни активные, имеющие опыт решения правовых проблем и общения с адвокатами. Не секрет, что существует целая категория защитников, которые принимают поручения только через знакомых. Они принципиально не берут клиентов с улицы, ограждая себя от нежелательных, с их точки зрения, контактов. Получается что-то вроде взаимной гарантии, где адвокат застрахован от общения с непредсказуемым клиентом, а клиент – с непорядочным или непрофессиональным адвокатом. Стр. 19-20.
<…> Как мы уже говорили, большинство адвокатов, вступая в контакт с потенциальным клиентом, настроены на то, чтобы помочь клиенту и заработать самому. Но немалая часть поверенных трансформировали для себя эту установку в формулу: заработать и, может быть, помочь. Здесь-то и кроется опасность  получить некачественную услугу или, что иногда тоже случается, угодить в руки мошенника.
Практичный человек постарается подойти к выбору адвоката так же, как он подходит к выбору покупок или бытовых услуг. Обзвонит несколько адресов, сопоставит цены, отметет подозрительно дешевые услуги (дешевое, как правило, некачественно) и лишь потом определится с выбором.
Заранее хочу предостеречь вас от поиска методом "тыка". Чтобы избежать напрасной траты времени, постарайтесь четко сформулировать требования, которые вы намерены предъявить к своему адвокату, и определитесь в сумме, которую можете потратить на его услуги. Тогда станут ясны и параметры поиска. Он будет вестись по двум направлениям – статусному и узкопрофессиональному. Определение статусного уровня адвоката поможет сориентироваться в предстоящих расходах. А отыскание специалиста в данной конкретной области права если и не обеспечит стопроцентный успех, то, по крайней мере, гарантирует действительно профессиональный подход к решению вашей проблемы.
Вначале поговорим о статусном уровне адвокатов. Стр. 20-21.
*
Профессионалы, универсалы, посредники...  Стр. 22-25.
Несмотря на то, что все адвокаты работают в определенных адвокатских структурах – коллегиях, бюро или кабинетах, гражданину, как правило, приходится иметь дело с отдельным адвокатом. Понятно, что, решив обратиться к профессиональному юристу и соответственно платить деньги, клиент желает получить хорошего адвоката. Но понять, что скрывается за улыбкой, белоснежной сорочкой и галстуком, подчас бывает сложнее, чем разгадать сложный ребус.
Нужно иметь в виду, что человек узнает другого человека двумя путями: невербальным (через внешние признаки) и вербальным (путем общения). Известная поговорка о том, что встречают по одежке, а провожают по уму, для адвоката имеет принципиальное значение. Дорогой костюм, стильная обувь, часы известной марки, очень хорошая авторучка, очки в золотой оправе – неизменные атрибуты успешного адвоката или, по крайней мере, причисляющего себя к таковым. Лично у меня всегда вызывали большие сомнения адвокаты, неразборчивые в своем внешнем виде. Если на встречу с вами придет человек в джинсах и свитере – это первый повод усомниться в его профессионализме. Можно, конечно, предположить, что адвокат не одевается дорого, потому что он просто скромный человек или считает, что внешний вид – не самое важное в юриспруденции. Есть и такие, хотя их немного. Скорее же всего перед вами банальный скряга. Если он жалеет раскошелиться на приличный костюм, вполне вероятно, что не станет делиться с вами всем своим адвокатским потенциалом. Одежда – тот материальный критерий, по которому вы можете практически безошибочно вычислить статус адвоката и его "цену".
В одном из интервью известный адвокат Михаил Барщевский признался:
"Вы спрашиваете, зачем я в качестве повседневной одежды надеваю костюм за тысячу долларов? Поверьте, не для того, чтобы поразить коллег своей состоятельностью. Таковы правила игры в партии "клиент – адвокат". Я должен соответствовать уровню своих доверителей. Только тогда они будут воспринимать меня всерьез и платить мне адекватные моим услугам гонорары".
Состоятельный адвокат примет вас у себя в офисе, обстановка в котором будет подстать его одежде: хорошая офисная мебель, может быть, даже картины на стенах. Девушка-секретарь, которая предложит вам кофе или чай. На стене в кабинете адвоката – обязательно грамоты и дипломы – свидетельства его заслуг перед клиентами и признание этих заслуг адвокатской корпорацией. Не стесняйтесь подойти поближе и прочесть, что там написано. Если дипломы не липовые, а настоящие, адвокату будет приятен ваш интерес. А вы для себя почерпнете дополнительные сведения о защитнике.
Однако полное представление об адвокате невозможно получить без непосредственного общения с ним самим. Общение наверняка поможет вам узнать, каков юрист на самом деле, не одолжил ли он костюм у товарища и не арендовал ли кабинет на время, чтобы пустить пыль в глаза. К сожалению, и такие прецеденты встречаются.
Очень важно обратить внимание и на то, как адвокат держит себя, как он говорит. Если защитник косноязычен, не смотрит вам прямо в глаза или, напротив, явно начинает играть перед вами спектакль, есть повод задуматься, тот ли он, за кого себя выдает.
"Если юрист заманивает вас в свои "сети" обещаниями быстрого выигрыша дела, - пишет в своей книге адвокат Е.М. Берлин, - если он не говорит вам о трудностях, с которыми вы можете столкнуться, то, скорее всего, он пытается любой ценой получить у вас работу, а не дать вам полную информацию о вашей проблеме. Если он ведет себя грубо и высокомерно, то значит, он не уважает вас и в вас не заинтересован, поэтому подумайте, стоит ли иметь с ним дело".
Хороший адвокат никогда не позволит себе панибратского обращения с клиентом. Вы не услышите в его речи жаргонных или нецензурных слов, даже если сами будете излагать свои мысли в подобной манере.
Вместе с тем было бы наивным полагать, что только по одежде, хорошо поставленной речи и манере себя держать можно "вычислить" хорошего адвоката. Таланты, способности, умение, возможности и профессионализм у адвокатов разные. Если исходить из этого принципа, условно адвокатов можно разделить на несколько категорий:
- известные адвокаты (или причисляющие себя к таковым), или "звезды";
- адвокаты-посредники;
- адвокаты-мошенники;
- просто адвокаты;
- "государственные" адвокаты.
Я взял на себя смелость выстроить этот своеобразный адвокатский табель о рангах по одной простой причине: мне довелось побывать во всех ипостасях адвокатской профессии, исключая разве что "доблестный" лагерь адвокатов-мошенников. Любому адвокату довольно часто приходится сталкиваться с ситуациями, не укладывающимися в классические постулаты адвокатской деятельности. Как реагировать на них и как действовать в таких случаях, каждый для себя решает сам. Многое при этом зависит от личных качеств адвоката, его моральных и нравственных принципов. Лично я в таких случаях исхожу из интересов клиента и неизменно руководствуюсь собственным кредо: адвокат – юрист, артист, лекарь... и чуть-чуть авантюрист. Стр. 22-25.
*
"Звезды". Стр. 25-28.
<…> Возможно, кто-то из тех адвокатов, чьи лица можно видеть в прямых эфирах, стал популярен по воле случая. Кто-то приобрел известность благодаря незаурядным организаторским качествам. Среди адвокатов-звезд есть категория лоббистов, своего рода посредников, к которым обращаются не как к защитникам, а как к влиятельным людям, способным не только организовать грамотную защиту клиента, но и, будучи вхожим в высокие кабинеты, представлять интересы доверителя перед сильными мира сего. Разумеется, их услуги стоят колоссальных денег.
Большинство "звезд" стали популярными благодаря собственным талантам, способностям и колоссальному трудолюбию. Генрих Падва, Борис Кузнецов, Генри Резник известны неординарным подходом к ведению сложных уголовных дел. Каринна Москаленко снискала международную известность как первый русский адвокат, открывший для наших граждан двери Европейского Суда по правам человека. Елена Львова показала себя блестящим защитником в суде присяжных. Анвар Девликамов провел серию арбитражных процессов, в которых сумел найти способы противостоять захвату корпоративной собственности. Список можно продолжить. Но боюсь, что в нем появятся имена, уже менее известные широкой публике.
Отсюда возникает правомерный вопрос: кого считать известным адвокатом? Четких критериев для того, чтобы на него ответить, нет. Рейтинг адвоката складывается из множества факторов. Первый из них, как я уже говорил, средства массовой информации. Периодическое появление адвоката в качестве участника, эксперта или героя телепрограмм и газетных публикаций уже говорит о его популярности. Кроме того, адвокаты, заботящиеся о поддержании своего имиджа, не будут экономить на участии в тех изданиях, которые специализируются на распространении информации об адвокатах. Это могут быть справочники, каталоги, сборники. Классическим примером может служить книга о практикующих адвокатах "Российская адвокатура на рубеже веков" (М.: Домашний адвокат, 2001). В ней ярко и убедительно представлены 147 адвокатов, претендующих на право быть первыми среди равных.
Второй путь сверки имиджа адвоката с реальным состоянием его дел – Интернет. Адвокат, претендующий на известность, наверняка "засветится" в десятках ссылках разнообразных поисковых систем. Это и свидетельства о делах адвоката: речи, судебные прецеденты, журнальные и газетные статьи, и факты публичной деятельности – участие в пресс-конференциях, общественно значимых событиях.
Наконец, третий критерий, по которому можно составить представление не только о популярности, но и о профессионализме адвоката, – его научно-практическая деятельность. Как правило, исследования юристов, имеющих богатый практический опыт и выступающих с научными статьями, находят отражения в базах современных правовых систем, таких как "Гарант", Консультант Плюс", электронных библиотечках журналов "Ваше право", "Домашний адвокат" и других. Хороший практик, как правило, имеет за плечами и достаточно солидный юридический багаж. Многие из практикующих адвокатов занимаются, помимо всего прочего, преподавательской деятельностью, имеют ученые степени и научные звания.
Если большинство из вышеназванных составляющих налицо, вы можете быть уверены, что нашли действительно известного адвоката. Но при этом следует иметь в виду, что для того, чтобы такой адвокат стал вашим, вам придется раскошелиться на очень крупную сумму.
"Определенной категорией наших граждан известный адвокат рассматривается как обязательный атрибут престижности, наравне с машиной, часами и красивой девушкой, - пишет известный адвокат Татьяна Пухова. – Согласитесь, действительно, есть нечто приятное в том, чтобы в компании знакомых, кивнув на телеэкран или глянцевую обложку журнала, сказать: "Толковый парень! На меня работает". Кстати, далеко не всегда у таких любителей "крутых эффектов" достаточно денег, чтобы позволять себе подобную роскошь долгое время. Но Россия – страна парадоксов, где человек может ездить на "Мерседесе" и при этом жить с семьей в коммунальной квартире, оплачивать услуги известного адвоката и вылезать для этого из последних штанов".
Согласитесь, пример красноречивый. Но, как сказал поэт, "если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно". И если есть у нас известные адвокаты, значит, на их баснословно дорогие услуги есть спрос. Для нас же важно из приведенного выше примера сделать правильный вывод: по одежке протягивай ножки.
Значит ли это, что если вы, к примеру, человек среднего достатка, то получить квалифицированную юридическую помощь вы не можете? Отнюдь! Только в Москве практикуют свыше шести тысяч адвокатов. В Московской области их число превысило три тысячи. Я бы не взялся утверждать, что вся эта армия перегружена поручениями богатых доверителей. Поэтому, предоставив состоятельным клиентам состоятельных адвокатов, число которых составляет ничтожный процент от общей адвокатской массы, обратимся к другим категориям защитников. <…> Стр. 25-28.
*
Посредники. Стр. 28-33.
О посредничестве с негодованием говорили еще адвокаты первой волны, призванные судебной реформой 60-х годов XIX века. Стряпчих в дореформленных судах, которые должны были выполнять роль ходатаев, а на деле являлись обыкновенными посредниками, выправляющими нужные бумаги за определенную мзду, называли "крапивным семенем". Тем не менее это семя настолько прочно засело в национальную почву, что давало всходы долгие годы. "Крапивное семя" махровым цветком разрослось и в нынешней пореформенной адвокатуре.
Адвокатов-посредников можно разделить на две большие группы. Первая – те, кто выполняет функцию денежного канала, обеспечивающего плавный переток денег из карманов клиентов в карманы следователей, судей и практикующих адвокатов, непосредственно отстаивающих интересы подзащитных в судебных процессах и готовящих документы защиты. Вторая – несуны-почтальоны, доставляющие в тюрьмы и следственные изоляторы передачи и записки от родственников и партнеров и получающие за это мзду от 200 условных единиц и выше. Согласитесь, хлеб куда более легкий, чем тот, который предполагает усилия мозговых извилин. Несмотря на то, что подобная деятельность является незаконной, адвокаты-несуны не переводятся. По данным Министерства юстиции Российской Федерации, только в 2003 г. было зарегистрировано (читай – раскрыто) более 110 попыток доставки адвокатами запрещенных вещей своим доверителям. В частности, раскрыто 40 случаев передачи записок, 12 – передачи денег, 37 – средств мобильной связи, 6 – спиртных напитков и наркотических средств. Известно, что адвокаты оказывали доверителям даже сексуальные услуги.
Понятно, что подобное "назначение" защитника гневно осуждается не только официальной моралью, но и адвокатским сообществом. Так же негодующе адвокаты-трудяги относятся к коллегам, которые успешно решают вопросы клиентов на следствии и в суде посредством передачи денег из одних рук в другие. Чтобы не быть голословным, приведу простой пример.
Двух молодых людей судили за незаконную торговлю оружием. У обоих равное положение – ранее не судимы, оба женаты и имеют детей. Но один – организатор преступления (торговец и владелец целого оружейного арсенала), а другой – посредник в незаконной операции (нашел покупателей). По решению суда первый получил 4 года лишения свободы, другой... 7 (!) лет. Даже юридически неграмотному человеку понятно, что назначение тому и другому наказания не соответствует тяжести содеянного ими. Как же такое получилось? Первого подсудимого защищал ловкий адвокат-посредник, который направил свои усилия и "мастерство" на то, чтобы найти нетрадиционный подход к Фемиде, второго – доктор юридических наук, опрометчиво понадеявшийся на закон, собственные знания, эрудицию, ораторское искусство. Кто из них в глазах клиента исполнил свой долг? Ответ очевиден.
Для подсудимого, которому "светит" большой срок, проблемы морально-нравственного порядка отступают на второй план, когда решается вопрос, как этот срок "скостить". Ему совершенно безразличны громкие научные титулы защитника, если они не работают на дело. Но он всегда охотно примет услуги посредника, готового за соответствующую плату добиться заказанного результата.
Я знаю многих коллег, у которых коррупция и чиновничий беспредел отбили всякое желание работать нормально. Зато число тех, кто считается "юристом со связями", год от года растет. "Не важно, что ты знаешь; важно, кого ты заешь", - говорят американцы и, наверное, по-своему правы. Никто не станет отрицать, что адвокат, имеющий широкий круг знакомств и эффективно пользующийся ими в профессиональной деятельности, действительно, может сорвать лавры успеха у клиентов. Но в отличие от американских коллег я не стал бы так принижать значение профессионализма. Рано или поздно даже адвокат-несун оказывается поставлен перед необходимостью проявить свои юридические качества: переписать исковое заявление, заявить ходатайство в ходе допроса доверителя, "поймать" следователя на процессуальной ошибке. Использование таких резервов подчас имеет более благоприятные последствия, чем переданная взятка.
Понимают ли это адвокаты-посредники? Конечно, понимают. Но это отнюдь не стимулирует их к активной познавательной деятельности. Привыкая к легкому хлебу от срезанных со взяток купонов, они все более отвыкают от творческой работы, им кажется рутинным просиживание над толстыми томами уголовных дел, поиск новых доказательств в пользу доверителя. Как же они поступают в ситуациях, когда принятое поручение все-таки требует серьезных юридических подходов и предполагает творческое осмысление ситуации? Посредники нанимают других адвокатов, которые, естественно, за нормальный гонорар выполняют свою адвокатскую работу. А теперь прикиньте, уважаемые клиенты, во что вам обойдутся такие услуги? Посреднику нужно взять свое – он возьмет, нужно рассчитаться со следователем или судьей – рассчитается, и наконец, нужно расплатиться с коллегой, который выполнил за него собственно адвокатскую работу. Все эти деньги соответственно будут востребованы с клиента, который окажется в положении того козла отпущения, с которого дерут три шкуры.
Что можно предпринять для того, чтобы не оказаться в "дружеских" объятиях посредника? Не связываться с ним! Но как понять, что адвокат посредник?
Профессионала от посредника отличить довольно просто. Профессионал – компетентен, а посредник хоть и предприимчив, но неграмотен. Вы это можете понять по тексту любой собственноручно составленной им бумаги. Если там будут грамматические и синтаксические ошибки, если будет страдать стилистика, а нормы правовых актов не вполне будут соответствовать существу рассматриваемого дела (не поленитесь, загляните в закон и убедитесь в этом сами), нет сомнения: перед вами классический посредник. Стр. 28-32.
<…> Но нужно иметь в виду, что хорошие отношения, как плодородную ниву, надо чем-то питать. Ведь за то, что ты просто хороший парень или женщина "приятная во всех отношениях" тебе могут помочь от силы раз или два. А дальше, будь добр, ответь услугой за услугу. Не можешь ответить услугой, значит, придется отвечать  "благодарностью в конверте". Стр. 32-33.
<…> Открывая эту сторону адвокатов-посредников перед их потенциальными клиентами, я сознательно сделал упор на криминальной составляющей их деятельности. В конце концов, вы должны знать, чем в определенной степени рискуете, расходуя немалые средства и доверяя свое дело таким защитникам. Стр. 33.
*
Криминал в адвокатской мантии. Стр. 33-39.
На почве удобренной "посредничеством", махровым цветом произрастает криминал.
Мне известен случай, когда по делу о разбойном нападении и убийстве был задержан и арестован гражданин Азербайджана Магомет Д. Родственники обвиняемого, люди состоятельные, навели справки и по рекомендации знакомых заключили соглашение "с известным и грамотным" адвокатом. Защитник оказался человеком ушлым. Оценив просителей по внешнему виду и готовности платить, адвокат назвал такую цену за свою работу, от которой опешил бы любой московский бизнесмен. Расчет прохиндея на то, что клиенты люди приезжие, иностранцы, никого в городе не знают и наводить справки о ценах не станут, оказался верным. Адвокат с успехом "произвел впечатление" блеском золотых изделий на руках и шее и лукавыми речами о выигранных делах. Он называл имена руководителей правоохранительных органов, следователей, прокуроров, судей, а родственники арестованного заворожено слушали этого "златоуста", укрепляясь в мысли, что действительно нашли самого лучшего адвоката.
Дальше он "по секрету" рассказал о том, что в городе якобы существуют "расценки за услуги" правоохранительных органов, и назвал сумму – 10 тысяч долларов. Родственники безропотно выложили деньги.
Но слова адвоката так и остались словами. Никаких взяток никому он не давал, а вполне официально обжаловал арест подзащитного в суд. Суд оставил жалобу без удовлетворения. Тогда адвокат заявил подзащитному и его родственникам, что взятки в размере 2 тысяч долларов судье оказалось мало. Нужно еще 7 тысяч. Родственники собрали  и эту сумму.
Так продолжалось на протяжении всего досудебного и судебного производства. Адвокат постоянно требовал от доверителей все новых и новых вложений для решения тех или иных вопросов через нужных людей, а на самом деле присваивал деньги себе. При этом он рисовал родственникам животрепещущие картины борьбы за интересы клиента, рассказывал, как водит прокуроров и следователей в ресторан. Но ничего не выходит, потому что противоборствующая сторона одолевает еще более мощными взятками...
В итоге обвиняемый был приговорен к 20 (!) годам лишения свободы. На адвоката было организовано покушение, после чего он спешно сменил место жительства, уехав из области.  Стр. 33-34.
<…> Я знаю немало коллег, которые предпочитают быть с клиентами максимально откровенными и сразу предупреждают его о двух составляющих оплаты своего труда – собственно гонораре и расходной части, которая идет на выплаты в виде взяток, "подарков" и обедов. Верить им или нет – дело клиента. Но и в том случае, когда адвокат по отношению к вам поступает абсолютно честно, его действия все равно образуют состав преступления, с той лишь разницей, что не требуют квалификации по ст. 159 Уголовного кодекса РФ.
По свидетельству органов прокуратуры, наиболее часто жертвами адвокатов-мошенников становятся граждане следующих типов, как говорят криминалисты "групп жертв":
- приезжие из других регионов страны или ближнего зарубежья;
- лица, не владеющие языком уголовного судопроизводства;
- лица, склонные к защите своих законных и незаконных интересов неправомерными средствами путем дачи взятки, сделок с "нужными" людьми, незаконного противодействия правосудию и предварительному расследованию. Эти граждане убеждены, что даже законный интерес (не говоря уже о незаконном) можно защитить только незаконными средствами. Поэтому они не видят иного пути, как нанять адвокатов-посредников, имеющих неформальные связи с коррумпированными следователями, прокурорами, судьями;
- лица, впервые привлекаемые к уголовной ответственности, не имеющие опыта и навыков участия в уголовном судопроизводстве.
Часто жертвами адвокатов-мошенников становятся люди, которые совершили малозначительное деяние (ч. 2 ст. 14 Уголовного кодекса РФ) либо совершили преступление небольшой (средней) тяжести, но в силу неопытности, некомпетентности ошибочно полагают, что их постигнет суровое наказание. Как люди законопослушные они тяжело переживают обстоятельства, ставшие предметов расследования, преувеличивают характер и степень своей вины и сильно раскаиваются в действительно или мнимо содеянном. Стр. 35-36.
<…> Обвиняемой и ее родственникам ничего не стоило бы "вычислить" мошенника, наведя справки в прокуратуре. Но они этого не сделали. Впрочем, нередко такие попытки натыкаются на глухую стену круговой поруки, которая подчас возникает в цепочке "следователь – адвокат". В этом случае в инсценировке участвуют оба "актера", которые формально являются процессуальными противниками. Здесь спектакль обычно разворачивается по несколько иному сценарию. Следователь, прокурор или судья стращают обвиняемого страшными карами, а адвокат обозначает искреннее негодование и обещает сделать все возможное, чтобы угрозы обвинения не сбылись. Понятно, что в таких ситуациях речь неизбежно заходит о больших деньгах, которые затем делятся всеми участниками преступного сговора.
Как быть доверителю, вовлеченному в столь рискованную игру? Здесь уж приходится решать ему самому. А для того, чтобы не стать жертвой мошенника, лучше лишний раз, навести об адвокате справки в том адвокатском образовании, где он работает, или в палате адвокатов. О хорошем адвокате даже скупые на похвалу коллеги отзовутся положительно, о плохом – чаще всего промолчат. Но о мошеннике точно скажут, что не советовали бы иметь с ним дело. Стр. 38-39.
*
Просто адвокаты. Стр. 39-40.
Было бы наивно полагать, что каждый из описываемых здесь типов адвокатов существует в чистом виде. Известные адвокаты когда-то были просто адвокатами или перебивались крохами с процессов по назначению органов следствия и суда. Вполне возможно, что кто из оборотистых посредников сумел закончить карьеру не схваченным за руку при передаче "благодарности", а на вершине адвокатской славы в роли "посредника в законе", который и денег-то в руки не берет.
И, тем не мене, большинство из нас являются просто адвокатами – юристами, которые по возможности честно делают свое дело: консультируют доверителей, составляют документы, пишут жалобы, представительствуют на следствии и в суде, добросовестно отрабатывая клиентские гонорары. Разумеется, многие из адвокатов мечтают об известности и гонорарах с шестизначными цифрами, и даже совершают в этом направлении определенные телодвижения – пишут статьи, заводят собственные Интернет-сайты... Плох солдат, не мечтающий стать генералом! Случается, когда обстоятельства припирают адвоката, берутся и за посреднические услуги (интерес клиента подчас оказывается выше нравственных идеалов). Одним словом – действуют по обстоятельствам, оправдывая алгоритм профессии, требующей от защитника использовать все, что может способствовать решению задачи в интересах клиента. Стр. 39-40.
<…> Понятно, что гражданину, заинтересованному в решении своего вопроса, нужен не "просто адвокат", а просто хороший адвокат. "Отличить хорошего юриста от плохого, - пишет в книге "Самоучитель по юридической защите своих интересов" адвокат Е.М. Берлин, - можно тем же способом, каким мы различаем хороших и плохих врачей. Если у врача выздоровел один больной, то это ни о чем не говорит, если двое, то это, скорее всего, совпадение, но если у него встают на ноги семьдесят процентов больных, то это говорит о том, что он профессионал высокого класса. Точно так же оценить юриста можно только, понаблюдав за его работой, поэтому лучшей оценкой будут положительные отзывы его клиентов". Этими наблюдениями мы попробуем заняться, рассматривая потенциальные моменты общения с адвокатом. Стр. 40.
*
"Государственные" адвокаты. Стр. 41-47.
Чтобы не обижать, у которых по тем или иным причинам не заладилась собственная практика, я не буду акцентировать внимание читателя на проблемных моментах адвокатской карьеры. Замечу лишь, что существует достаточно большая категория адвокатов с более чем скромным достатком. Но и они могут оказать клиенту неоценимую услугу, если тот сумеет распознать среди них профессионала.
"Государственными" адвокатами называют тех, кто работает по назначению следователя или суда. Среди них немало людей молодых, недавно закончивших вузы. Они еще не успели обзавестись собственными клиентами. Но практиковать надо. Вот и соглашаются брать дела, где по закону гарантируется участие адвоката. Люди талантливые или просто способные обычно быстро нарабатывают соответствующий опыт, тюремная молва работает лучше всякой рекламы. И скоро к ним выстраивается очередь отнюдь не бедных клиентов, у которых возникли проблемы с законом. Хорошо, если вам удастся в сложной ситуации выйти на такое вот молодое дарование. Но в основной своей массе – это люди, давно потерявшие интерес к профессии, выполняющие свои функции как бы на автомате. По закону адвокат в уголовном процессе не имеет права отказываться от принятого поручения. Но очень часто защита ведется так, что лучше бы ее не было вовсе.
Вот несколько примеров из сводного отчета специалистов Центра содействия Международной защите об обследовании Басманного межмуниципального суда г. Москвы. Стр. 41.
<…> Федеральный судья Трубников Александр Николаевич. Зал судебных заседаний № 25.
Осуществлена доставка подсудимого Щеглова.
Судебное заседание открыто. Доклад секретаря о явке лиц, участвующих в деле.
В деле принимали участие подсудимый, прокурор Джабраилов, адвокат по назначению государства, фамилия которого озвучена не была.
Инкриминируемое преступление было совершено в 1994 г.
Председательствующий установил личность подсудимого и объявил, что Щеглов находится в бегах с 1994 г.
...Судья к подсудимому: Так сейчас еще одно уголовное дело в отношении тебя рассматривается Люблинским судом. Я, пожалуй, подожду, пока тебя там осудят. "Трешник" тебе точно влепят. Судья там в приговоре все напишет, где и сколько раз ты был судим, а я потом все перепишу.
Подсудимый: Приговор уже был.
Прокурор: Да, суд уже состоялся.
Судья к подсудимому: Обжаловал?
Подсудимый: Что?
Судья (повышая голос): Приговор обжаловал?
Подсудимый: Не понял?
Судья (кричит): Что ты не понял-то, у тебя восемь судимостей, а ты, оказывается, не знаешь, как приговор обжалуется. Что ты мне мозги паришь?
Подсудимый: Ну да, я обращался с жалобой, суд не вменил, что у меня ВИЧ.
Судья (кричит): А мне-то ты зачем это говоришь? Я тебе штаны не снимал и не смотрел, ВИЧ ты или не ВИЧ.
Во время того, как судья почти на пределе голосовых связок кричал на подсудимого, адвокат не протестовал, а тихо посмеивался.
Из последующих объяснений подсудимого стало ясно, что, по его утверждению, во время инкриминируемого деяния он находился в местах лишения свободы, следовательно, не мог совершить преступление. Он не помнит, чтобы он привлекался к ответственности, чтобы проводилось какое-либо предварительное следствие.
Судья предоставил подсудимому материалы дела, в частности протокол об ознакомлении со всеми материалами дела.
Судья: Вот твоя подпись, что с материалами дела ознакомлен в полном объеме.
Подсудимый: Это не моя подпись.
Судья (со злостью) к секретарю: Ну-ка, дай ему ручку и листок бумаги. Сейчас все проверим.
Судья к подсудимому (кричит): Не дай бог тебе соврать. Если врешь, я тебе "десятку" точно влеплю.
Подсудимый: Я же сдохну в тюрьме.
Судья: Да и подыхай, мне-то что.
После того, как подсудимый написал текст, продиктованный ему судьей, адвокат, судья и прокурор стали сравнивать написанный текст с фразами, написанными в материалах дела подсудимым.
Судья: Ну тут даже не надо почерковедческую экспертизу проводить, все понятно.
Далее судом, исходя из сведений, изложенных в материалах дела, стал выяснять вопрос о том, где был подсудимый в момент совершения инкриминируемого деяния.
Судья: Что же нам с ним делать?
Прокурор: Надо дело откладывать, посылать запрос в ГУИН, где и когда сидел и при каких условиях был освобожден.
Судья к секретарю: Пиши в протокол. Заявлено ходатайство прокурора об отложении дела.
Подсудимый: Дело было без меня. Я хочу вызвать и посмотреть на Соню.
Судья: Какую еще Соню?
Подсудимый: Я не знаю, какая-то там Соня присутствовала, когда меня арестовывали.
Судья (с издевкой): А может, ты еще и на следователя посмотреть хочешь?
Подсудимый: Да хочу, я же имею право. Еще я хочу отказаться от государственного адвоката.
Судья (с издевкой): А чего, хочешь коммерческого адвоката?
Подсудимый: У меня денег нет. А этот адвокат мне не нужен, помощи нет.
Судья: Ладно, уведите его.
После увода подсудимого судья обратился к прокурору и адвокату: "Да все он заливает, что сидел в это время".
Адвокат (!): Да, конечно, заливает.
*
Упаси вас Бог обращаться к таким адвокатам, как те, кто столь живописно представлен в этих документальных свидетельствах независимых наблюдателей из Центра Каринны Москаленко. "Те, которые имея возможность защитить невиновного, покидают его, виновны столько же и даже более, чем те, которые убивают его", - говорится в Библии. Но, к сожалению, не все защитники понимают это сердцем.  
Мне самому не раз приходилось "ликвидировать последствия" подобной топорной работы своих коллег, выступая в качестве "вторичного адвоката". Cтр. 43-46. <…>
**
Профессионал лучше универсала. Стр. 47-48.
Не верьте адвокату, который кичится своими энциклопедическими знаниями, говорит, что любое дело ему по плечу. Он может приводить бесконечное множество примеров из собственной практики, обольщать вас широким кругом знакомств, говорить, что тактика защиты в суде гораздо важнее, чем само существо спора... Спросите, в каких делах он специализируется? И если адвокат по-прежнему будет ходить перед вами павлином, пожелайте ему всего доброго и поищете другого.
Давайте попробуем "вычислить" адвоката-специалиста. Для этого нам понадобятся Интернет, пачка газет и журналов с телефонами юристов. Читаем.
"Центральное адвокатское бюро. Юридическую помощь оказывают ведущие специалисты-правоведы: заслуженные деятели науки, профессора, доктора юридических наук".
Это – чисто статусная реклама. Понятно, что она нацелена, прежде всего, на людей с кошельком. При этом нужного нам специалиста там, увы, не угадывается.
"Адвокат. Любые дела. Недорого. Круглосуточно".
Универсал? Нет, спасибо!
"Адвокат. Юрий Данилович".
Просто адвокат. На самом деле – кот в мешке. Позвоните, может, он на что-то и сгодится.
"Квалифицированные услуги по сложным гражданским и уголовным делам".
Уже теплее!
"Наследственные и трудовые споры, суд".
"Адвокат по уголовным делам".
"Автогражданка".
Горячо! Каждое объявление в цель! Идём в консультацию. Стр. 47-48.
*
Адвокат по уголовным делам. Стр. 48-52.
Адвокаты по уголовным делам, по моему мнению, являются солью адвокатуры. Их подзащитные – люди, оказавшиеся в жестком конфликте с законом или правоохранительными органами. Их поле сражения – следственные изоляторы и залы судов с железными решетками. Их работа по эмоциональному напряжению и драматизму страстей во многом превосходит актерскую. Они выступают в защиту тех, в чьей виновности, подчас, уже никто не сомневается. И единственное, на что им приходится уповать, - это на свой талант и суд присяжных, который этому таланту может поверить. Не случайно до революции адвокатов называли присяжными поверенными. Хлеб адвокатов по уголовным делам самый тяжелый и неблагодарный. Ведь даже самый изнуряющий процесс, в котором адвокат превзошел самого себя, сделал невозможное, порой оказывается совершенно бесперспективным в плане получения адекватного гонорара. Но именно на стезе уголовного процесса почтим все адвокаты прошлого и подавляющее большинство адвокатов нынешних сделали себе имя.
Для того чтобы правильно выбрать адвоката по уголовному делу, нужно иметь представление о механизме принятия судебного решения. Вот что по этому поводу пишет адвокат Валентин Куклин:
"Если кто-то считает, что, вынося приговор подсудимому, судья раздумывает о его виновности или невиновности, справедливости и обоснованности принимаемого решения, он глубоко ошибается. Судье нужно лишь одно: написать такой приговор, который не отменит кассационная инстанция. Оправдательных приговоров у нас практически не бывает, их судьи даже писать не умеют. Изначально судья настроен на вынесение обвинительного приговора. Назначаемое наказание во многом зависит от избранной на предварительном следствии мере пресечения: пришёл в суд своими ногами – получишь штраф или условную меру наказания, привели под конвоем – сядешь. Бывают, конечно, и исключения, как в сторону смягчения, так и ужесточения наказания. Смягчения адвокат может добиться хорошим к себе отношением, деньгами или мозгами. В последнем случае адвокат-боец создает такую ситуацию, когда судья понимает: если вынесенный им приговор не понравится адвокату, тот его обжалует, и степень вероятности отмены приговора будет достаточно высока. Здесь судья вынужден идти на компромисс, который заключается, как правило, в назначении наказания, не связанного с лишением свободы".
Вполне очевидно, что в данном случае речь идёт об адвокате-профессионале. Он, несомненно, понадобится вам в тех делах, где с доказательствами виновности подсудимого не все гладко, где следствие наделало ошибок, а судье придется думать над тем, какой приговор вынести.
Не секрет, что наше следствие часто действует по принципу: было бы преступление, а преступника назначим. "Отсутствие судимости, - говаривал Феликс Эдмундович Дзержинский, - это не ваша заслуга, а наша недоработка".
Я был шестым адвокатом "мещерского маньяка" и первым, кто усомнился в его "серийности". Когда за пять минут до начала судебного заседания он вдруг сказал мне: "Я не виновен!", я наполовину ему поверил. Человек голодал под арестом, а следователь приносил ему в тюрьму еду и водку, и уговаривал: "Ну какая тебе разница: один труп на тебе или три? По нынешнему законодательству все равно лет 12 получишь, а в суде присяжных – и того меньше!" В итоге на него попытались навесить 50 (!) убийств. Непонятно, на что следствие рассчитывало: одного "почерка" во всех этих убийствах не просматривалось, описания подсудимым одежды мнимых жертв никогда не совпадали с протоколами осмотров тел. Мне было несложно убедить присяжных в том, что львиная доля доказательств вины моего подзащитного не имеет к делу никакого отношения. "Маньяка" оправдали в зале суда.
Потом один из судей, давая интервью газете по поводу столь необычайного финала процесса, заметил: "Присяжных в наше время трудно разжалобить, они прежде всего смотрят, как подготовлено дело. В данном случае присяжные не то что оправдали невиновного, а скорее осудили недобросовестное следствие".
*
Мораль проста: показать недобросовестность следствия может только грамотный, высокоподготовленный адвокат. Узнать его можно даже по тем проявлениям, которые обнаружатся в первые минуты вашего знакомства. Как правило, профессионал заранее клиенту ничего не обещает. Но, слушая суть дела, обязательно задаст вам уточняющие вопросы. Возможно, и соглашение с вами он заключит не сразу, попросив время для ознакомления с делом. Но, найдя в нем правовую позицию, уже не будет сомневаться, а пойдет до конца.
Приглашать адвоката по совету знакомых не всегда разумно хотя бы потому, что знакомый адвокат может оказаться не слишком подготовленным именно в том вопросе, на решение которого вы надеетесь.
К примеру, уголовное дело может проходить как с участием суда присяжных, так и без такового. Даже несколько лет практики этого возрожденного судебного инструмента показали, что суд присяжных дает защите надежду на успех даже в самых безнадежных делах. Но далеко не каждый адвокат обладает необходимыми качествами для участия в таком суде. Помимо безусловного знания уголовного и уголовно-процессуального законодательства ему необходимо обладать ораторским искусством, артистизмом, знанием законов логики и прекрасной психологической подготовкой.
*
Одно из первых моих дел в суде присяжных я выиграл еще в 1997 г. При перевозке зарплаты из банка в офис были ограблены кассиры. Преступление было столь же дерзким, сколько бестолковым со стороны грабителей, через три часа их поймали. Но следователи оказались еще более бестолковыми: за три года не провели ни одного опознания и даже не догадались предъявить ограбленной кассирше куртки, в которые грабители переодевались на глазах у свидетелей.
Впервые я вел защиту с таким куражом: "Невиновность подзащитных настолько очевидна, - сказал я присяжным, - что комментарии излишни. На этом я хотел бы закончить и сесть". И сел. Но тут же встал: "Но я этого конечно же, не сделаю!" Каких-то аргументированных доказательств от меня уже не требовалось, и я просто процитировал Пушкина и Толстого, завершив свою тираду словами Мольера: "Но кто грешит в тени, греха не совершает!" После оправдательного вердикта я совершенно откровенно сказал опешившим газетчикам, что, будучи следователем, я обязательно довел бы это дело до обвинительного приговора.
*
Пример этот я привел не ради бахвальства, а чтобы показать, что профессионал всегда должен делать свое дело как надо, независимо от того, какую сторону ему предстоит защищать в судебных баталиях. И если защитник, с которым вы договариваетесь о том, чтобы он представлял ваши интересы в суде, начинает морщить нос оттого, что ваше дело, пардон, плохо пахнет, откажитесь от такого адвоката – он не профессионал.
Среди адвокатов есть немало специалистов в действительно узких и специфичных делах. Я знаю адвокатов, которые специализируются на претензиях к неквалифицированной или недобросовестной врачебной помощи. Очень узкая и специфичная сфера. Подобные дела вести в суде крайне сложно, выиграть еще сложнее, но ведут и выигрывают. Адвокат Евгений Черноусов специализируется по делам о наркотиках. Он стал известен на всю страну, защитив ветеринаров от преследований со стороны Госнаркоконтроля и заставив законодателей изменить нормативные акты, касающиеся применения наркотических веществ в ветеринарии. Подобных примеров можно привести великое множество. А потому обязательно ищите адвоката-специалиста, он вам непременно поможет. Стр. 48-52.
**
Бизнес-адвокат. Стр. 55-58.
<…> Искать бизнес-адвоката нужно совсем иначе, чем адвоката по уголовным и гражданским делам. Практика показывает, что бизнес-адвокатские фирмы со стажем не размениваются на мелкие объявления в газетах по той причине, что с клиентами у них все в порядке. Здесь как раз очень важно мнение надежного партнера, который уже решал свои проблемы с помощью конкретных адвокатских структур и адвокатов и готов поделиться знакомством с хорошим юристом за участие в выгодной сделке. Стр. 56.
<…> Но даже если на весь Интернет вы кинете клич: "Ищу бизнес-адвоката!", не ждите, что у ваших дверей выстроится очередь из людей в тысячедолларовых пиджаках. Эти господа привыкли к тому, что к ним обращаются индивидуально. И сами они будут оценивать вас по вашим часам, галстуку и ботинкам. Достаточно ли у вас средств, чтобы платить гонорары, соответствующие их исключительному статусу? Стр. 56.
<…> Сведения об адвокатских фирмах на рекламных носителях, будь то пестрый квадратик в глянцевом журнале или щит в метро, далеко не всегда соответствуют истинному содержанию юридического предприятия. Стр. 57.
<…> Если результаты поиска в Интернете выдали нам несколько разных бизнес-адвокатских структур, неплохо бы посмотреть их собственные веб-сайты. Обычно солидные фирмы находят деньги для создания и поддержания на хорошем уровне своего реноме в Интернете.
Если сайт вам понравился, посмотрите на год образования фирмы. Стаж – немаловажный показатель солидности и компетентности фирмы, уровня её услуг. Старейшие бизнес-адвокатские фирмы уже пережили свое первое десятилетие. Стр. 57.
<…> Чтобы окончательно убедиться в статусе и профессионализме адвокатской фирмы, посмотрите ее сайт или поинтересуйтесь непосредственно у управляющих партнеров, какие предприятия были их клиентами, какие фирмы они обслуживают постоянно. Стр. 58. <…>
*
Адвокат-консультант. Стр. 58-63.
<…> Если ваш вопрос требует документального обоснования, то лучше сразу попросить адвоката дать вам письменную консультацию. Она, конечно, будет стоить на порядок дороже, но зато у вас на руках будет обоснованный юридический документ, содержащий ссылки на нормативные акты. Вы можете прочитать эти акты, комментарии к ним. Тем самым подготовите себя к дальнейшим действиям по пути решения вашего вопроса. В серьезных же организациях ссылки на то, что "мне об этом юрист сказал" не принимают во внимание. "Вы нам документ покажите! Статью, где об этом говорится!" Что на это может сказать проситель?
Несомненное преимущество письменной консультации заключается еще и в том, что адвокат, который будет готовить письменный ответ, лишний раз заглянет в законодательную базу. Если учесть, что современное законодательство весьма подвижно (в него постоянно вносятся все новые изменения и дополнения), этот факт может иметь для вас принципиальное значение. Мне известен случай, когда человек смог решить вопрос, связанный с жильем, благодаря ссылке на новые положения закона, о которых в муниципальном органе еще не знали. Стр. 62-63. <…>
*
Сколько стоит адвокат? Стр. 64-67.
Теперь о самом главном и интересном. Насколько может похудеть ваш кошелек от общения с адвокатом? Вступая в отношения с ним, важно помнить, что эти отношения денежные. И вы, и ваш адвокат (если он, конечно, настоящий профессионал) заинтересованы в том, чтобы решить юридическую проблему в возможно более короткий срок. При этом вы полагаете, что чем меньше на ваше дело уйдет времени, тем меньше вы заплатите адвокату. А он считает, что чем быстрее он сможет решить ваши проблемы, тем на более щедрый гонорар сможет рассчитывать.
Существует несколько подходов определения стоимости адвокатских услуг. В ряде европейских стран давно уже сложились достаточно твердые тарифы, которых придерживаются большинство практикующих юристов. Поэтому практически каждая домохозяйка знает, во что ей обойдется консультация по поводу предстоящего развода или подача жалобы на соседей, которые не могут купить своей собаки намордник, понижающий децибел заливистого ночного лая хотя бы до уровня звуков мотора легкового авто. У них в чести – повременная оплата адвокатского труда. Потому как никаких очередей в судах и других присутственных местах не существует, а работа адвоката исчисляется не намотанными километрами хождений по инстанциям, а вполне конкретной работой: составлением документов, представительством в судах, посредничеством на переговорах.
Наш гражданин, отправляясь на консультацию к адвокату, никогда не уверен, хватит ли ему ста рублей, припрятанных от жены на пиво, либо придется запустить руку в семейный бюджет, облегчив его на несколько тысяч. И тем не менее критерии стоимости адвокатских услуг существуют и у нас.
Как ни кощунственно звучит для адвокатского уха вопрос: сколько стоит адвокат, на обывательском уровне он ставится именно так. И хотя никаких узаконенных прейскурантов на адвокатские услуги у нас не существует, стоимость таковых по ряду признаков вычислить можно. С чем же она связана?
Во-первых, с уровнем адвоката.
Можете не сомневаться, чем выше уровень адвоката, тем больше денег он с вас возьмет. Даже простое, нуждающееся лишь в техническом сопровождении и не требующее интеллектуальных усилий дело он проведет по цене сложного. Правильно, не отнимайте у него драгоценного времени, не беспокойте по пустякам. Соотносите уровень вашего вопроса с уровнем адвоката, который на него должен ответить, и получите оптимальный результат. Не лезьте с вопросами по семейному праву к адвокату, специализирующемуся в уголовных делах. И не просите знакомого "арбитражника" дать вам исчерпывающую консультацию по жилищному вопросу. Но если уж так вышло – платите, сколько просят.
Услуги известных адвокатов исчисляются десятками, а иногда и сотнями тысяч долларов. Но это не значит, что они выигрывают все дела, которые ведут.
Завышенные гонорары обычно требуют адвокаты-посредники. Стоимость их услуг складывается из двух сумм: собственно гонорара и денег "для решения вопроса". Свои услуги посредники оценивают обычно от 15 до 50 тысяч долларов в зависимости от уровня решаемых проблем. Как правило, самому посреднику достаются лишь десятые доли этих сумм. Следует иметь в виду, что посредничество несовместимо с профессионализмом. Когда посредник сталкивается с проблемами, требующими грамотного правого решения, он неизбежно пасует и прибегает к помощи профессионалов. Мне самому не раз приходилось инкогнито работать "на дядю", выполняя чужую работу.
Во-вторых, с "толщиной" вашего кошелька.
Адвокат взглядом опытного оценщика сходу определит стоимость ваших часов и башмаков, решив в своем уме нехитрую математическую задачку: "Во что его услуги обойдутся папаше Додсону?", где в роли папаши, конечно же, выступаете вы. Не удивляйтесь, если за ту же консультацию, за которую он не взял ни копейки со старушки, сидевшей перед вами, он запросит с вас 100 долларов и откроет дверь, если вздумаете торговаться. Это не жадность, не позерство. Это – наш менталитет, правила игры, установленные в процессе деловой практики общения клиентов и адвокатов. Один молодой, но уже достаточно успешный адвокат рассказал мне, как на него неожиданно вышел клиент, о котором можно было только мечтать, - министр солидного ведомства. Ознакомившись с проблемой клиента, адвокат выразил согласие провести соответствующую работу по расценкам, которые он обычно применяет в подобных случаях. Услышав сумму, клиент поднялся и, не прощаясь, вышел. Адвокат стал выяснять через знакомых, порекомендовавших его этому господину, что его не устроило. Ему ответили, что сумма, названная адвокатом, показалась чиновнику ничтожно низкой, и он усомнился в том, что столь низкооплачиваемый юрист сможет оказать ему серьезную помощь.
В-третьих, с наклонностями (мошенническими) некоторых адвокатов.
Среди моих коллег известна расхожая аббревиатура МИКСТ – максимальное использование клиента сверх тарифа. Под МИКСТом подразумеваются все те суммы, которые не определяют стоимость самого дела, но сопутствуют ему. Это обеды адвоката в ресторане, заправка и обслуживание его авто, визиты к парикмахеру и визажисту (для женщин), в солярий и бассейн (для поддержания хорошей формы) и т.д. Подчас МИКСТ превышает стоимость самого дела. Но если клиент не чувствует этого, адвокат без зазрения совести будет драть с него три шкуры.
Обсуждая стоимость услуги, адвокат накручивает ее, объясняя клиенту, что, вступая в дело, нужно дать денег следователю, секретарю, судье и другим заинтересованным лицам. Возможно, что "адвокат при суде" и отстегивает какой-то процент от дел, но лишь от тех, которые получает из рук тех же следователей, судей или секретарей. Поэтому на подобные уловки лучше не поддаваться.
Вопрос обсуждения денежной стороны дела всегда деликатный. Обычно (и это правильно) сумму стоимости услуги называет тот, кто ее оказывает. Но бывают случаи, когда адвокат упорно затягивает этот момент. Это бывает тогда, когда юрист плохо представляет объем предстоящей работы либо придерживается правила не называть сумму своей услуги первым. К подобной ситуации нужно быть готовым. Определите по своему разумению стоимость услуги, которую вы рассчитываете получить, и смело называйте сумму адвокату. Угадаете, он с вами согласится, не попадете – адвокат вас подправит. Но "деликатный вопрос", таким образом, будет снят. Известно, что в Москве, к примеру, консультация у обычного адвоката обходится клиенту в сумму от 500 до 1000 рублей. Услуги на ведение дела оцениваются от 1000 до 5000 долларов. В провинции эти суммы значительно ниже. Стр. 64-67.
*
Как сэкономить время и деньги. Стр. 68-69.
Постарайтесь прийти с адвокатом к консенсусу о деньгах с самого начала. Для этого покажите себя как организованный и думающий человек. Если вы пришли на встречу с целью получить консультацию, по возможности четко и грамотно сформулируйте вопросы, на которые хотели бы получить ответ.
Обязательно прихватите с собой копии всех документов, имеющих отношение к делу и проливающих свет на важные обстоятельства. Не сваливайте их в одну кучу, а разложите по файлам в удобную папку так, чтобы можно было сразу найти нужный. Не доставайте документы, если адвокат вас об этом не просит, просто отметьте, что они при вас.
Не сообщайте адвокату лишнюю информацию. Задав свои вопросы, воздержитесь от комментария. Ваша очередь задавать вопросы прошла, и настала очередь адвоката. Постарайтесь отвечать на его вопросы максимально четко, конкретно, не вдаваясь в несущественные детали. Что нужно, он сам уточнит.
Так вы не только сократите время консультации, получите исчерпывающую информацию и сэкономите деньги, но и "прощупаете" адвоката. Деловой и обязательный защитник с удовольствием примет ваши правила игры. Демагог, напротив, начнет вас уводить от темы, искусственно затягивая консультацию и тем самым наживаясь за ваш счет на повременной оплате. Уже первая встреча с адвокатом позволит вам решить для себя принципиальный вопрос: а стоит ли с ним дальше иметь дело? Может, найти другого адвоката? Не жалейте при этом о трехстах рублях, которые вы потратили на консультацию. Вполне возможно, что ваши траты оказались бы гораздо более ощутимыми, если бы вы сделали неправильный выбор и доверились недобросовестному защитнику.
О деньгах стоит поговорить особо. Адвокатский труд имеет крайне сложные критерии оценки. Именно поэтому вопросы его оплаты представляют для клиента тайну за семью печатями.
Мы уже говорили о том, что адвокат (если конечно он не собственник угольного разреза или не наследник миллиардного состояния богатого дядюшки) не имеет других источников для существования, кроме клиентского гонорара. В этом отношении он подобен проститутке: не взял денег вперед, работай даром. Отсюда шокирующая клиентов категоричность адвокатов в вопросах оплаты. Не удивляйтесь поэтому, что иной адвокат и рта не откроет, пока вы не оплатите консультацию, за которой пришли. Стр. 68-69.
*
Фигуранты и прейскуранты. Стр. 69-75.
Мы уже говорили о МИКСТе. Однако не следует, впрочем, относить к МИКСТу расходы адвоката на оргтехнику, бензин (если он вынужден совершать длительные поездки в интересах вашего дела), телефонные переговоры и другие платежи, по которым защитник готов отчитаться перед вами документально. Это в его интересах, поскольку названные платежи не входят в налогооблагаемую базу.
Что необходимо предпринять, чтобы не стать жертвой МИКСТа?
Во-первых, постараться сориентироваться в ценах на адвокатские услуги. И, во-вторых, постараться выяснить для себя порядок оплаты работы защитника за каждое проведенное им действие.
В пору стихийного формирования рынка юридических услуг разброс цен был колоссален – от 5 до 50 долларов за консультацию. Сейчас, когда наблюдается переизбыток юристов, цены консультационных услуг более или менее выровнялись. Час работы квалифицированного юриста стоит примерно 1000 рублей. За первичную консультацию, которая продолжается около 20 минут, с вас запросят около 300 рублей.
Если ваше дело предполагает дальнейшее юридическое участие адвоката, постарайтесь выяснить у него, какой объем работы ему предстоит совершить в ваших интересах, какие временные и материальные затраты на это потребуются. И когда получите ответы на эти вопросы, уточните сумму гонорара.
Как правило, ни один из уважающих себя адвокатов не назовет вам всей суммы затрат, которые вам предстоит произвести по делу. Это объясняется несколькими причинами. С одной стороны, защитник должен вникнуть в суть проблемы, изучить все материалы по делу, выработать линию защиты, рассчитать, какие силы и средства ему предстоит потратить на то, чтобы достичь намеченных целей, и только потом рассчитать, в какую сумму все это обойдётся клиенту. С другой стороны, даже наверняка зная материальную сторону дела, он, боясь спугнуть клиента, не станет называть вам цифр, но порядок цен на свои услуги обозначит. Стр. 69-70.
<…> По внешнему виду адвоката, марке машины, на которой он приехал на встречу с вами, можно примерно прикинуть, сколько он в среднем зарабатывает в месяц. Мысленно определившись с этой цифрой, ведите разговор уже о том, сколько времени ему понадобится на совершение тех или иных действий. Делите представленную вами сумму на дни и часы – и получите примерную калькуляцию предстоящих расходов. Смею вас уверить, ваши подсчеты будут не слишком далеки от тех сумм, которые назовет вам адвокат.
Существуют и твердые ставки за конкретные процессуальные действия. Так, составление искового заявления обойдется вам в 50 условных единиц. Это должен быть очень емкий и лаконичный документ, адекватно отражающий правовую ситуацию, разрешения которой вы добиваетесь в свою пользу, с непременными ссылками на требования закона, с указанием на доказательства, которыми вы располагаете. Объем – не более 2-3 страниц компьютерного текста. Если адвокат составит многостраничную телегу, в которой будет содержаться вся его будущая речь в предстоящем процессе, - будьте уверены: он совершенно не разбирается в современном судопроизводстве, особенностью которого является хронический недостаток времени у судей.
Достаточно дорогостоящим может оказаться проведение правовой экспертизы. В зависимости от объема проделанной адвокатом работы, факта привлечения сторонних специалистов, сделанных ими исследований и наработанного материала цена экспертизы выльется в достаточно существенные суммы от 500 условных единиц и выше.
Но дороже всего ценится непосредственная работа адвоката в суде. Далеко не все адвокаты являются судебными в классическом понимании этого слова. Есть специалисты, которым гораздо проще составить десять глубоких юридических экспертных заключений, чем один раз выступить в суде. Есть адвокаты, которые принципиально не ведут уголовные дела, откупаясь от них дополнительными взносами в палату, которые идут на оплату работы их коллег по таким делам.
Ничего странного в этом нет. Если обратиться к истории адвокатуры, можно обнаружить, что подобное разделение существовало всегда. Адвокатская деятельность всегда характеризовалась двумя крайними подходами – от судебного представительства до устных советов и составления жалоб. Поэтому адвокаты образовывали две большие группы: в дореволюционной России – присяжные и частные поверенные, в Англии – барристеры и солиситоры. Первые имели доступ к трибуне, вторые  - занимались "чистой" юридической работой.
Несмотря на то, что сегодня такого деления нет, на деле все осталось по-прежнему. При этом мнимая одинаковость адвокатов – обстоятельство, которое играет не на руку их клиентам. Доверитель, ищущий судебного адвоката, может оказаться введенным в заблуждение "солиситором", который боится судебной трибуны как огня. Сняв сливки в виде хорошего гонорара, он "заболеет" в момент, когда дело вступит в фазу судебного разбирательства. И хорошо еще, если предложит клиенту в качестве замены одного из своих коллег. Обычно недобросовестные адвокаты бросают клиента на произвол судьбы, оставляя его с судебным процессом один на один. Как быть в такой ситуации, мы подробно рассмотрим в разделе "Смена адвоката". Но лучше изначально узнать у защитника, выступает ли он в суде. Если ответ будет утвердительным, поинтересуйтесь, когда у него ближайший процесс, и не поленитесь сходить на него, чтобы увидеть защитника в деле.
От таких качеств адвоката, как артистизм, аналитические способности, знание законов логики, ораторское искусство, умение импровизировать и убеждать, находчивость и смекалка, подчас зависит очень многое. Мне несколько раз удавалось добиваться оправдательных приговоров в суде присяжных по заведомо безнадежным делам, когда судили маньяков и серийных убийц. На моей стороне было два определяющих фактора: недоработки следствия и эмоциональный контакт с присяжными заседателями, который мне удавалось установить красноречием, и артистизмом.  Стр. 70-73.
<…> Несколько лет назад в Московском областном суде проводился опрос среди присяжных. Исследователи пытались узнать, что оказывает определяющее влияние на их решение. Большинство присяжных ответили, что их мало волнуют поведение судьи и мастерство адвоката, для них важен сам ход заседания. На самом деле ход заседания и складывается из поведения судьи и мастерства адвоката. В судебном процессе всегда есть неформальный режиссер, по сценарию которого происходит все действо. Это может быть сам судья, может быть прокурор – сторона обвинения, а может – и адвокат, для которого суд присяжных – самая лучшая арена (если он, конечно, обладает соответствующими профессиональными качествами, о которых мы говорили выше). Я уверен, что решение суда присяжных на 80% предсказуемо, хотя и зависит от множества факторов:
от квалификации адвоката;
доказательной базы, которой располагает следствие;
от личности обвиняемого;
поведения всех участников процесса.
Согласно социологическому опросу американских психологов, исход дела в суде присяжных зависит от мастерства адвоката на 90%. Думаю, что эта статистика вполне может быть применима и к России. Стр. 73.
<…> За что еще вам, наверняка, придётся платить? За полутехническую работу адвоката, которая сводится к подаче запросов по делу и получению ответов на них. Весьма высоко оцениваются такие профессиональные действия с участием адвоката, как допрос участников процесса на предварительном следствии и в суде. От этих действий во многом зависит успех дела.
Участие адвоката на начальной стадии производства, когда формируется база уголовного или гражданского дела, особенно важно. Первичные факты, положенные в доказательственную базу обвинения или защиты, как правило, оказываются наиболее важны для суда. Именно поэтому адвокаты крайне неохотно принимают от доверителей поручения на ведение дела не с начальной стадии производства по делу, а в момент, когда следственные действия уже завершены или когда дело передано в суд. Не удивляйтесь, что в подобных случаях ставки на адвокатские услуги заметно повышаются. Поэтому лучше всего озаботиться заключением соглашения с адвокатом сразу же после того, как вам стало ясно, что перед вами возникла сложная юридическая проблема, которую без участия специалиста не решить. Стр. 74.
<…> Лучше зарабатывать и платить деньги за качественную юридическую помощь, добиваясь оптимального разрешения возникшей правовой ситуации, чем экономить и тратить свое дорогое время на хождение по инстанциям, составление юридических документов и изучение гор юридической литературы. Все равно вы не сможете уподобиться профессионалу и почти неизбежно потерпите поражение при первом же столкновении с серьезным процессуальным противником. Стр. 74-75. <…>
*
Договор с адвокатом. Стр. 75-86.
Сфера отношений клиента и адвоката настолько интимна, что даже врачебная этика меркнет по сравнению с адвокатской. У адвоката и его доверителя может быть сколько угодно тайн, закрытых от всех остальных. Однако это не означает, что их отношения не должны документироваться. Поэтому, если адвокат предложит вам строить отношения под честное слово, вы, конечно, можете на это согласиться. Вполне возможно, что адвокат этот окажется порядочнейшим человеком, и вы никогда не пожалеете, что с ним связались.
Чтобы адвокат мог представлять ваши интересы, вам необходимо оформить на него доверенность. Этот документ будет иметь многофункциональный характер, если вы потрудитесь заверить его у нотариуса. Впрочем, если доверенность выдается только на представление в суде, ее может заверить администрация предприятия, организации, учебного заведения, в которых вы работаете или учитесь. Заверить доверенность по месту работы или учебы и быстрее, и проще. К тому же не нужно уплачивать нотариальный сбор. Стр. 75.
<…> Еще одним важным документом, оформляющим отношения доверителя и адвоката, является договор на оказание юридических услуг. Практика показывает, что большинство жалоб, приходящих в адвокатские палаты от граждан, недовольных работой адвокатов, натыкается на глухую стену, когда выясняется, что между ними и адвокатами не был заключен письменный договор (соглашение) об оказании юридической помощи.
Несмотря на то, что давно уже действует Закон об адвокатской деятельности, в котором соглашению об оказании юридической помощи посвящена целая статья, многие адвокаты предпочитают работать по старинке, под "честное адвокатское" и "честное клиентское слово". В этом случае договор адвоката с доверителем строится лишь на порядочности и взаимном доверии сторон, а также на квитанции о получении денег. Однако практика давно доказала несовершенство этой формы. Ведь среди нашего брата есть и такие адвокаты, которые без зазрения совести берут деньги вперед, не выполняют своих профессиональных обязательств и не несут при этом никакой ответственности. Стр. 77-78.
<…> Должно быть, именно такие ситуации иллюстрирует лубочный листок с изображением молодой женщины за решеткой и подписью "Она доверилась адвокату", которые можно встретить в кабинетах следователей. Стр. 78.
<…> Бывают и примеры другого рода. Не взяв денег вперед, адвокат выкладывается на все сто, добивается оправдания подзащитного и... остается с носом. Избежав решетки, клиент вмиг забывает обо всех обещаниях, ему начинает казаться, что он и так выпутался бы из всех неприятностей. А если адвокат будет настаивать на получении гонорара, может появиться дело, подобное тому, в котором я участвовал в городе Челябинске.
В 1998 г. Челябинский областной суд признал адвокатессу К. виновной в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 2 ст. 159 Уголовного кодекса РФ (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору), по статьям о подстрекательстве к даче взятки должностному лицу. Приговорил к трем с половиной годам лишения свободы и штрафу в 30 минимальных размеров оплаты труда с испытательным сроком три года.
Почему моей подзащитной пришлось услышать этот приговор? Предыстория такова: к ней за юридической помощью обратились супруги, в чьей квартире были обнаружены патроны, в отношении обоих следственные органы возбудили уголовные дела. Устная договоренность была такой: если адвокат К. добьется прекращения уголовного преследования супругов, то получит вознаграждение в две тысячи долларов. Адвокат свои обязанности выполнила, однако клиенты платить отказались. К. решила надавить на них с помощью следователя. Тот поменял дату на постановлении о прекращении уголовного дела на более позднюю и сообщил супругам, что один из них все же предстанет перед судом. Вчерашние клиенты пошли в ФСБ с заявлением о вымогательстве у них взятки. Там подготовили пакет с помеченными купюрами и взяли адвоката К. с поличным. Следователь тоже был арестован и получил четыре года лишения свободы.
В этом деле масса нюансов, требующих правовой оценки. Можно ли считать "подставные" деньги гонораром? Совершено ли хищение чужого имущества путем обмана (мошенничества), если суд не установил собственника этого имущества, предмет хищения и соответственно причиненный ущерб? Имеет ли место преступление, совершаемое группой лиц, если следователь денег не брал и по существу лишь оказал адвокату безвозмездную услугу (рассчитывал после выхода на пенсию работать в адвокатуре)?
Отсутствие ответов на эти вопросы и неоформленные документально финансовые отношения адвоката с клиентом привели к тому, что получение защитником гонорара за свой труд рассматривалось как мошенничество: либо как подстрекательство к даче взятки, либо как пособничество этому. Созданный судом прецедент показал, что фактически любой адвокат, даже самый порядочный и принципиальный, может попасть в преступники, если вовремя не возьмет деньги за свои услуги.  
Исключить юридическую коллизию, соблюсти интересы обеих сторон и предусмотреть их ответственность может только письменный договор, обязательность которого предусмотрена Законом об адвокатской деятельности. В п. 1 ст. 25 Закона говорится, что адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Иначе говоря, деятельность адвоката за рамками договора собственно и адвокатской-то не является. Отсюда важность закрепления отношений адвоката и клиента. Очевидно, что, выбирая адвоката, стоит все-таки отдать предпочтение тому, кто сам предложит вам оформить отношения надлежащим образом. Этот жест уже сам по себе указывает на то, что адвокат чтит закон.
Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор на оказание юридической помощи самому доверителю или назначаемому им лицу. Он заключается между доверителем и адвокатом в простой письменной форме. Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также обмена документами по почтовой, телеграфной, телефонной, электронной или иной связи (ст. 434 Гражданского кодекса РФ). Кроме того, письменная форма договора считается соблюденной, если в ответ на письменное предложение заключить договор (оферту) лицо, получившее оферту, совершило действия по выполнению указанных в ней условий договора (предоставило услугу, выполнило работу и т.п.), которые считаются акцептом (п. 3 ст. 438 Гражданского кодекса РФ). Стр. 79-81.
<…> Несоблюдение простой письменной сделки может повлечь ее недействительность только в случаях, прямо указанных в законе или соглашении сторон (ст. 162 Гражданского кодекса РФ). Однако, по общему правилу, несоблюдение простой письменной формы сделки не влечет ее недействительность, а лишь лишает стороны в случае спора права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. Они могут также предъявлять суду письменные и другие доказательства.
Если соглашение составлено правильно, то в нем обычно указывается, в какой области права адвокат выступает представителем доверителя. Это может быть конституционный, гражданский, административный процесс. Кроме того, адвокат может выступать представителем или защитником доверителя в уголовном судопроизводстве и судопроизводстве по делам об административных правоотношениях, представлять интересы доверителя в органах государственной власти, органах местного самоуправления. В отношениях с физическими лицами адвокат действует только на основании договора поручения.
Иные виды юридической помощи адвокат оказывает на основании договора возмездного оказания услуг. Стр. 82.
<…> Известно бесконечное множество примеров, когда только независимый адвокат, не связанный никаким образом с местными органами власти, может оказать клиенту эффективную защиту. Как правило, в подобных ситуациях столичный адвокат работает рука об руку с местным. И вам нужно быть готовым к тому, что защитник попросит вас нанять такого адвоката или сам предложит свою кандидатуру. Объясняется это стремлением лучше приспособиться к местным условиям, сэкономить время и деньги за счет более адресной и эффективной работы, которая без знания специфики региона и участников процесса немыслима.
Чем подробнее и обстоятельнее будет составлен договор с адвокатом, тем лучше для доверителя. Вы сможете спросить с адвоката за каждый неисполненный пункт. Но есть, по крайней мере, пять условий, которые непременно должны быть внесены в соглашение:
1) указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате. Гражданам нужно иметь в виду, что адвокатское образование и адвокатская палата – не одно и то же; адвокатское образование – это адвокатский кабинет, адвокатское бюро, коллегия адвокатов или юридическая консультация, в котором состоят адвокаты, практикующие в данном субъекте Федерации;
2) предмет поручения (какие действия должен исполнить адвокат: представлять вас в судебном процессе, отстаивать интересы доверителя в споре с органом власти, вести дело по дорожно-транспортному происшествию, добиваясь минимизации ваших расходов, и т.д.) В Информационном письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 "О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг" говорится:
"указанный договор может считаться заключенным, если в нем перечислены определенные действия, которые обязан совершить исполнитель, либо указана определенная деятельность, которую он обязан осуществить. В том случае, когда предмет договора не обозначен указанием на конкретную деятельность, круг возможных действий исполнителя может быть определен на основании предшествующих заключению договора переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон и т.п., - статья 431 Гражданского кодекса РФ";
3) условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь (по этапам, за каждое совершенное действие или по времени – за каждый час, день или неделю работы адвоката);
4) порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения. Обычно доверители протестуют против того, чтобы адвокат отделял свой гонорар от других расходов по делу; однако это важно для защитника при исчислении сумм для уплаты налогов и с точки зрения свободы выбора дополнительных средств для защиты клиента – привлечения специалистов, проведения экспертиз, поездок в командировки и т.д.;
5) размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения. Речь может идти как о материальной ответственности – отказ в выплате вознаграждения, так и об обязании его предпринять дополнительные действия в интересах клиента.
В типовом договоре указывается, что за невыполнение обязательств по договору адвокат несет ответственность в соответствии с законом. Обычно адвокат просит клиента уточнить эту формулировку следующим дополнением: "в соответствии с законом, в рамках полученного адвокатом гонорара". Данным дополнением защитник оберегает себя от возможных штрафных санкций. Думается, у клиента, если он не завзятый сутяжник и не преследует цели пригвоздить своего защитника к позорному столбу, нет оснований противиться подобной формулировке.
В зависимости от характера принятого поручения с доверителем могут заключаться либо соглашение на комплексное обслуживание, либо соглашение на исполнение конкретного поручения (подготовка заключения по конкретному вопросу, представительство в суде, посредничество в переговорах и др.).
Большинство клиентов обычно настаивают на включении в договор положения, согласно которому оплата по соглашению (часть оплаты) производится в случае разрешения судом спора в пользу клиента. Не удивляйтесь, если адвокат будет настаивать на исключении этого положения из договора. Как уже отмечалось, плох тот адвокат, который сулит клиенту "златые горы" и уверяет его в безусловной победе в судебном процессе. Практика показывает, что суды иногда выносят совершенно неожиданные для сторон решения. Не будем при этом пенять на возможную коррупцию в судах или "проплату" нужных решений. Не только обещать выиграть процесс, но и говорить до процесса о выигрыше у хороших адвокатов считается дурным тоном.
Есть и документальное указание на неправомерность подобных формулировок в договорной практике адвокатов и их клиентов. Согласно упоминавшемуся Информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ не подлежит удовлетворению требования исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование обосновывается условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято.
Согласно п. 3 ст. 16 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокату следует воздерживаться от заключения соглашения о гонораре, при котором выплата вознаграждения ставится в зависимость от окончания дела в пользу доверителя.
Между тем нет ничего предосудительного в том, что клиент и адвокат увязывают размер вознаграждения с итогом процесса. В качестве альтернативы можно предусмотреть в договоре положение, в котором бы указывалось, что суммы, содержащиеся в пункте (пунктах) договора, являются стоимостью (ценой) вознаграждения за фактически совершенные исполнителем действия, и подлежат уменьшению на столько-то процентов в случае разрешения правовой ситуации не в пользу клиента. Стр. 82-86.
*
Гарантии и результаты. Стр. 87-91.
<…> Мы уже говорили о том, что оптимальный вид отношений клиента и адвоката – партнерство. Это означает, что адвокат посвящает клиента в тонкости дела, объясняет ему правовую позицию и свою стратегию, опираясь на которые он намерен достичь поставленных целей. Взамен адвокат, естественно, хочет получить от вас информацию по делу во всей полноте.
Ошибаются те граждане, которые хотят перед адвокатом выглядеть так же, как и перед всей общественностью, - только с приятной стороны. С этой иллюзией лучше расстаться сразу, а адвоката принимать как доктора, который назначит оптимальное лечение, если точно поставит диагноз. Поэтому не скрывайте ваших неблаговидных поступков, которые вы успели наделать перед разводом с супругом, или факты сокрытия налогов, не уплаченных в здравом уме и твердой памяти.
Если вы доверились адвокату и решили идти с ним, как говорится, до конца, крайне нелогично настаивать на собственных рецептах решения проблем по вашему делу. Хоть вы и партнеры, но он – главный, он на своем поле, где ему известны правила игры. Поэтому следуйте его указаниям и по возможности не мешайте работать.
В то же время, принимая инструкции от своего адвоката, не стесняйтесь лишний раз уточнить, какие действия совершаете вы, а какие он, требуйте подробных инструкций, если вам что-то не совсем понятно, в том числе и в письменном виде.
Вот, что, к примеру, пишет об этой стороне дела адвокат Е.М. Берлин:
"Если юрист отказывается что-либо объяснять и требует беспрекословного подчинения, то, видимо, он считает вас неспособным понять суть дела хотя бы в общих чертах, не надеется, что вас можно чему-то научить, или просто не хочет тратить на вас свое время. Если вы полностью ему доверяете, то самое лучшее, что можно сделать, это принять его условия, но если нет, то подумайте о его замене, так как это юристы существуют для клиентов, а не наоборот.
Чтобы оказанные услуги можно было назвать качественными, добросовестный юрист всегда старается выполнять простые правила.
Во-первых, он должен досконально изучить правовую сторону дела и объяснить ее клиенту понятным языком, так как клиенту нужно четко понимать, на чьей стороне находится закон и что ему делать, чтобы окончательно "перетянуть" его на свою сторону.
Во-вторых, юрист должен рассказать клиенту о том, какова вероятность выигрыша дела, и назвать минимальную и максимальную сумму расходов, которые он должен будет понести.
В-третьих, юрист должен сам или с помощью клиента собрать доказательства по делу, представить их в суд и объяснить клиенту, как затруднить их собирание другой стороне.
В-четвертых, юрист должен предупредить клиента о возможных действиях противной стороны и объяснить, как нужно себя вести в такой ситуации.
В-пятых, он должен грамотно составить все необходимые документы и направить их самостоятельно или с помощью клиента в органы, которые уполномочены их рассматривать.
В-шестых, он должен вовремя совершить все действия, для которых законом установлен срок (например, подать кассационную жалобу на решение суда в течение десяти дней с момента его вынесения и т.д.). Если срок не установлен, то он должен сделать их как можно быстрее.
В-седьмых, юрист должен принимать решения, которые могут повлиять на исход дела (например, подавать ли жалобу на судью, который затягивает рассмотрение), только с согласия клиента, предварительно объяснив ему, к каким последствиям это приведет.
В-восьмых, он должен сообщать клиенту только правдивую информацию о ходе дела, какой бы горькой она ни была, и ни в коем случае не вводить его в заблуждение.
В-девятых, он должен объяснить клиенту, как нужно вести себя в зале судебного заседания, и подготовить его к тому, что может произойти в ходе рассмотрения дела.
В-десятых, в случае проигрыша дела он должен принять все зависящие от него меры для обжалования вынесенного решения". Стр. 87-89.
<…> Чтобы упредить подобный перевод стрелок, добивайтесь фиксирования всех задач, выполняемых адвокатом, в договоре и приложениях к нему. Например, можно разработать своего рода тарифную сетку: премиальные – за оправдание, условное осуждение, за минимальный срок, за "средний" срок между высшим и низшим пределами и т.д. Предусмотрите меру ответственности адвоката за невыполнение условий соглашения вплоть до возврата уплаченного ранее гонорара.
Впрочем, вы должны признавать право адвоката на ошибку. Не ошибается, как известно, тот, кто ничего не делает. Если адвокат говорит, что до сих пор не проиграл ни одного дела, он или правда ничего не делал, или откровенно врет вам в глаза. Адвокаты люди самолюбивые. Среди них нередко можно встретить таких, кто даже под угрозой расстрела не сознается в своих ошибках не только клиенту, но и самому себе. Они с большим удовольствием вывернут все случившиеся наизнанку, преподнеся свой промах как некое достижение, которое стало возможно благодаря нетрадиционной тактике защиты. Впереди апелляция, кассация и другие инстанции, в которых "мы, конечно же, одержим победу".
Если вы человек чуткий и можете изобличить неискренность, стоит задуматься над тем, не пора ли прекратить сотрудничество с этим адвокатом и подыскать другого. Стр. 89-90.
<…> Вообще, взаимное доверие – одна из важнейших составляющих результативных отношений адвоката и клиента. Не случайно одних называют доверителями, а других – поверенными.
Недобросовестный адвокат так или иначе проявит себя. А проверять добросовестного юриста – только делу вредить. Подозрительность клиента может побудить адвоката отказаться от поручения. Уважающий себя защитник сочтет для себя лучшим отказаться от гонорара, чем быть обвиненным в недобросовестности или корысти.
На определенных стадиях процесса – во время допросов, следственных действий, в ходе судебного заседания – доверителю рекомендуется строго выполнять инструкции адвоката. Практика знает немало примеров, когда клиенты, забывая о полученных от адвоката инструкциях, напрочь заваливали дело: говорили в суде то, что не следовало говорить, передавали следователю документы, которые не нужно было передавать, разглашали другой стороне информацию, которую она использовала в своих интересах. Стр. 91.
*
Смена адвоката. Стр. 92-95.
Старая истина о том, что коней на переправе не меняют, вполне применима и к адвокатам, ведущим ваше дело. Самое скверное, занервничать в решающий момент процесса, заподозрить ваших поверенных в некомпетентности и дать задний ход.
В этой ситуации есть несколько очевидных минусов.
Во-первых, едва ли вам сходу удастся найти достойную замену тем, кого вы отправили в отставку. Адвокаты, к которым вы обратитесь за помощью, узнав, что они у вас "вторые" или "третьи", не выразят особого энтузиазма заниматься вашим делом, и, опасаясь судьбы предшественников, непременно попросят денег вперед.
Во-вторых, вы дадите шанс вашим оппонентам сыграть на вашей слабости и, пользуясь перевесом в юридических силах, заставить вас сделать очередной неверный ход.
В-третьих, к вашим заботам добавится еще и тяжелый осадок от неудавшегося сотрудничества с юристами, в профессионализме которых вы усомнились.
Однажды мне пришлось участвовать в деле одного преступного авторитета, который только в рамках предварительного следствия сменил 13 адвокатов. Это привело к тому, что сторона защиты не смогла подготовиться к процессу должным образом. На фоне последовательной и обоснованной позиции стороны обвинения защитники выглядели бледно, путались в доказательствах и не могли четко и ясно отвечать на выпады процессуальных противников. Авторитет потратил колоссальные деньги на высококлассных адвокатов, но получил при этом максимальный срок. Случившееся с ним объясняется только одним – беспрестанной сменой защитников.
Вывод один: выбирайте адвокатов тщательнее, а выбрав, идите с ними до конца. Стр. 92-93.
<…> Статистика упрямо свидетельствует о том, что вторая инстанция, как правило, поддерживает первую, поэтому обжаловать приговор суда крайне сложно. Стр. 95. <…>
*
С жалобой на адвоката. Стр. 96-100.
<…>  К рассмотрению принимаются как жалобы, поданные доверителем адвоката или его законным представителем на неисполнение адвокатом принятых перед клиентом обязательств или допущенные промахи в работе, так и жалобы лиц, обратившихся за оказанием юридической помощи, но получивших отказ адвоката принять поручение без достаточных оснований. Стр. 96-97.
<…> Мораль проста – не забывайте оформлять документально ваши отношения с адвокатом.
Если доверитель беспечен, не заботится о том, чтобы построить свои отношения с адвокатом по правилам, не требует, чтобы гонорар, который выплачивается адвокату, был внесен в кассу с документальным подтверждением этого, - он сам ставит себя в невыгодное положение. Конечно, трудно после этого доказывать свою правоту. Стр. 98-99.
<…> Очень сложно доказать, что адвокат сделал свою работу некачественно. Четких критериев здесь нет. У каждого из адвокатов свой "конек". Один хорошо владеет письменной речью, другой – устной, третий – мастер экспромтов, четвертый – мозговых штурмов. Каждого можно упрекнуть в недостатке качеств другого. Но это ровным счетом ничего не будет значить, если адвокат не совершил очевидных просчетов: не подал жалобу в срок или получил возврат искового заявления по причине того, что оно составлено с нарушением процессуальных норм. В таком случае доверитель вправе требовать не только привлечения адвоката к ответственности, но и компенсации понесенных расходов. Стр. 99.
<…> Справедливыми сочтут и претензии того клиента, который укажет на очевидные недостатки составленной адвокатом жалобы (не выверена правовая позиция, обоснование иска не выдерживает критики).
Однако никакая жалоба, увы, не восстановит надежд доверителя, если они не оправдались в ходе юридической практики. Поэтому принципиальным моментом остается момент выбора адвоката. От того, правильно или нет он сделан, зависит не только ваш позитивный настрой на достижение намеченных в правовой ситуации результатов, но в конечном счете сами результаты. Гарантия успеха при этом – профессионализм адвоката, помноженный на плодотворное сотрудничество защитника и его доверителя.
Я лично убежден в том, что адвоката надо выбирать, как первую любовь: на всю жизнь. Отнеситесь к этому выбору серьезно, и, если не уверены, пойдет или не пойдет, лучше не пробуйте. Сделав выбор, всячески крепите эту связь. Защитник обязательно ответит вам взаимностью. Кто знает, а вдруг вы приобретете, наконец, своего домашнего юриста, и при случае с гордостью сможете сказать: "Я посоветуюсь со своим адвокатом!" Стр. 99-100.
**
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
20 апреля 2018 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню