Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Убийство майора Игоря Лыкова, 02.05.1998 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 01.06.2018
Опубликовано:
02.06.2018



20 лет назад - 02.05.1998 г. в г. Саратове на пороге своей квартиры на ул. Бахметьевской двумя выстрелами из пистолета "ПСМ" был убит майор милиции Лыков Игорь Владимирович, ст. оперативный дежурный ЛОВД в порту Саратов Приволжского УВД на транспорте. Читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф предлагается 14 статей СМИ, опубликованных с 1994 по 2012 гг., как об убийстве Лыкова И.В., которое осталось нераскрытым, так и о его правозащитной деятельности.
12.05.1999 г. в еженедельнике "Саратовский Арбат" под заголовком "По Арбату бродит слух, что..."
"...накануне смерти известного правозащитника майора милиции Игоря Лыкова, убитого год назад, его пути пересеклись с одной из охранных структур, в которой трудятся бывшие сотрудники силовых ведомств; <…>".
*
В начале 1997 года, известный Лыкову И.В. бывший сотрудник УКГБ СССР по Саратовской области, прислал ему большой массив секретных оперативных материалов госбезопасности, которые числились официально уничтоженными в 1992 году:
"<…> Из этих документов следует, что целый ряд знаменитых людей, представителей власти, сотрудников прокуратуры, а также членов бандитских группировок являются тайными осведомителями ФСБ. Кроме того, документы содержат серьезный компромат на многих из этих людей.
Лыков утверждает, что документы эти были похищены двумя бывшими сотрудниками госбезопасности, что эти сотрудники намеревались использовать взрывоопасную папку в своих корыстных целях. <….>".
(Бирюкова М. Государственную тайну опять разгласили
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 09 июля).
*
Чекист-пенсионер рассчитывал, что Лыков И.В., которого УФСБ по Саратовской области не один год подряд "гнобило" за разглашение государственной тайны - в связи с публикациями журналиста Сергея Михайлова в газете "Саратов" секретных приказов МВД и других документов о негласной работе с агентурой, с целью мести УФСБ вбросит секретные документы в открытый оборот – каким-либо способом опубликует их в СМИ и тем самым "засветит" агентуру ФСБ, занимающую хорошие позиции во власти, правоохранительных органах и в криминальном мире.
В руки к Лыкову И.В. попало не просто оперативное дело по разработке организованной преступности в Саратовской области, а фактически литерные дела на завербованных ФСБ агентов: полные данные оперативной разработки на этих лиц и их связи, а также материалы компромата, на основе которого их завербовали.
Ранее, до начала своей правозащитной деятельности, Игорь Лыков был хорошим оперативником уголовного розыска. Если бы он продолжал работать опером в 1997 г., на момент получения им секретных материалов ФСБ по саратовской агентуре, он бы не совершил самую большую глупость в своей жизни, которая видимо и привела его к трагической гибели 02 мая 1998 г.
С полученных документов ФСБ, содержащих подробные данные на завербованную агентуру, в т.ч. и компрматериалы на агентуру, бывший опер УР снял многочисленные копии, которые отослал в Москву: в Генеральную прокуратуру РФ, в ФСБ РФ, в МВД РФ, в Администрацию Президента РФ и т.д. Фактически Лыков И.В. предал широкой огласке совершенно секретные документы о саратовской агентуре ФСБ, и о компромате на этих людей, что для некоторых агентов имело печальные последствия – неизвестные широкой публике.
Управление ФСБ по Саратовской области получив свои собственные секретные материалы, официально уничтоженные в 1992 г., впало в ступор и только после пинков из Москвы, через 4 месяца возбудило уголовное дело по статье 283 ч. 1 УК РФ – по факту разглашения государственной тайны. В саратовском УФСБ никто не пострадал, дело прекратили - т.к. всю вину переложили на умершего чекиста-пенсионера, который якобы и спер официально уничтоженные секретные материалы. Такая методика десятилетиями используется милицией-полицией, вспомните хотя бы как списали на покойника "Клауса" убийство 05.11.1998 г. вора в законе "Балаша" в г. Энгельсе Саратовской области.
Говорят, что у каждого человека свои тараканы в голове, я и себя при этом имею в виду. Человек не может существовать одновременно в разных ипостасях: работать в милиции и заниматься т.н. правозащитной деятельностью. Мент, в хорошем смысле слова я употребляю это обозначение, постоянно имеет допуск не только к служебной документации МВД, но и к оперативной информации различного свойства. Не может мент, даже в неслужебное время заниматься защитой интересов людей в уголовном процессе – это фактически занятие адвокатской деятельностью без получения официального статуса, что прямо противоречит УПК РФ. В таком случае есть грубоватое, но честное выражение: "Ты или трусы надень, или крест сними!".
В 1999 г. выйдя на пенсию – после службы в МВД, я стал работать адвокатом по уголовным делам. Проработав 17 лет следователем МВД, в т.ч. 8 лет по расследованию уголовных дел по организованной преступности, выявляемых Приволжским РУБОПом, в связи с осуществлением служебной деятельности я был информирован о том, кто из лидеров группировок Саратова и их ближайших связей были официально завербованы в штат негласной агентуры. Несмотря на нелюбовь к некоторым Янусам криминалитета, которые как Евно Азеф работали на два противоположных лагеря, у меня никогда не возникало даже мысли, просто в устной форме огласить известную информацию. Мент по жизни, даже если он пенсионер, никогда не опустится до предательства служебного долга. Человек, чтобы уважать самого себя, должен быть честным в собственных глазах, а не находить оправдание собственной подлости.
**
Содержание:
1. Бирюкова М. Органы держат марку и хранят тайну
// "Саратов" (г. Саратов). 1994, 14 сентября. № 163 (679), с. 2.
2. Сергеев С. Спецсубъект Лыков захотел стать человеком
// "Земля саратовская" (г. Саратов). 1994, 27 сентября, вторник. № 94 (125), с. 4.
3. Бирюкова М. Государственную тайну опять разгласили
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 09 июля.
4. Кислов А. Майор Лыков против органов правопорядка
// "Известия" (г. Москва). 1997, 27 августа. № 161, с. 1, 5.
5. Они хотели вывезти наш воздух за границу!
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 20 декабря.
6. Бирюкова М. Тот самый Лыков…
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 06 мая.
7. Стасов А. Выстрелы на Бахметьевской
// "Аргументы и факты" - "Саратов – Тамбов" (г. Саратов). 1998, 14 мая. № 20 (188).
8. Михайлов С. Майора Лыкова убила Система
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 14-21 мая. Стр. 10.
9. Куликов А. Майор Лыков и система
// "Саратовские вести" по субботам" (г. Саратов). 1998, 23 мая. Стр. 5.
10. Бирюкова М. Прокурор на проводе. Он вас слышит
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 17 декабря, четверг. № 269 (1783), с. 1, 2.
11. Синельников М. Убит при исполнении гражданского долга
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1999, 25 мая. Стр. 12.
12. У журналистов – криминологов теперь – свой союз
// "Новая газета" в Саратове" (г. Саратов). 1999 г. № 16.
13. Горлов С. Дело Лыкова
// "Новая газета" в Саратове" (г. Саратов). 1999 г. № 19.
14. Почему не раскрыто убийство майора милиции Игоря Лыкова?
// "Саратовский репортер" (г. Саратов). 2012, 01 июня, пятница. № 11 (439), с. 7.
**
1. Марина Бирюкова
Органы держат марку и хранят тайну
// "Саратов" (г. Саратов). 1994, 14 сентября. № 163 (679), с. 2.
Рубрика: Суд да дело
* Подг. к печати: 01 июня 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Саратовский областной суд слушает гражданское дело. В качестве истца выступает небезызвестный капитан милиции Игорь Лыков. Он принес жалобу на действия должностного лица – Приволжского транспортного прокурора В. Седова. Заседание, однако, закрытое. Считается, что дело связано с государственной тайной.
Напомним читателям предысторию. В апреле 1992 года в газете "Саратов" прошло несколько публикаций журналиста Сергея Михайлова, рассказывающих о методах вербовки и использования милицией секретной агентуры, о том, как преступники избегают наказания, становясь агентами милиции и КГБ. В публикациях были ссылки на секретный приказ министра внутренних дел СССР Бакатина, регулирующий работу с агентурой.
Управление Министерства безопасности России по Саратовской области возбудило уголовное дело № 41 по статье 75 (разглашение государственной тайны). Похоже, сотрудники МБ были уверены, что секретный приказ и другие документы (подписка агента, план работы с агентами) журналисту Михайлову показал капитан милиции Игорь Лыков. В январе 1993 года специальным постановлением Лыков из свидетеля по этому делу превратился в обвиняемого.
В марте этого года, после того как не стало МБР и появилось УФСК, дело было прекращено Приволжской транспортной прокуратурой (поскольку Лыков служит в Приволжском управлении внутренних дел на транспорте).
Два года под следствием вместили много и для капитана, и для моего коллеги. С Михайловым происходили какие-то странности: числился он все два года свидетелем (хотя квартирному обыску подвергся), а из текста постановления о прекращении дела следует, что он был подследственным и дело в отношении него прекращено "за отсутствием в его действиях состава преступления"... Что же касается Лыкова (опытного сыщика и давнего милицейского диссидента), то его приключения – вообще отдельная тема. Здесь достаточно сказать, что однажды его брали захватом буквально в дверях поликлиники, откуда он выходил со своей одиннадцатилетней дочерью. На глазах у девочки скрутили и запихали в "воронок". Называется – доставление приводом; дескать, сам на допрос по повестке не явился. Что ребенок болеет, что матери у этого ребенка нет, и на больничном, соответственно, сидит отец – это до чекистов не дошло... Потом диссидент в погонах побывал в ИВС (изоляторе временного содержания), чуть не угодил в психбольницу и схлопотал еще одно уголовное дело (тоже прекращенное) – сопротивление коллегам, т.е. милиции.
Вернемся в день сегодняшний, в зал облсуда. Истец, то есть Лыков, просит признать незаконным факт засекречивания уголовного дела № 41; обязать Приволжского транспортного прокурора В. Седова дать ему, Лыкову, возможность ознакомиться с материалами прекращенного уголовного дела № 41 (о разглашении гостайны), коль скоро он, Лыков, привлекался по этому делу как обвиняемый; отменить постановление о прекращении уголовного дела № 41, так как он не согласен с формулировкой. В действиях Лыкова усматривается не преступление, а служебный проступок, считает прокуратура. Лыков не согласен: он не совершал служебного проступка, он не выносил тайком секретного приказа и не показывал его журналисту. Журналист пришел к нему уже с этим приказом. А значит, дело надлежит прекращать не за отсутствием состава, а за отсутствием события преступления.
Представитель транспортной прокуратуры Николай Володин сказал суду, что, по его мнению, требования Лыкова удовлетворению не подлежат. Гриф секретности уголовному делу № 41 присвоен законно. Более того! Лыков разгласил-таки гостайну. Причем – сознательно. Здесь налицо преступление, сказал представитель прокуратуры. Дело расследовано поверхностно и прекращено незаконно.
Короче – так: мы дело против тебя прекратили? Прекратили! Отпустили тебя с миром? Отпустили! А ты еще недоволен. Качаешь какие-то права, хочешь гласности. Ну что ж! Мы прекратили – мы и по новой заведём.
Той же линии придерживался и представитель ФСК Сергей Болдырев. Он подчеркнул, что нынешняя служба контрразведки не является правопреемником КГБ и выступать "в полном объеме в качестве заинтересованного лица" он не может; затем сказал, что Лыков предал интересы Родины и должен отвечать.
Свидетель Александр Мамедов, начальник линейного отдела внутренних дел в порту, где и по сей день служит Лыков, охарактеризовал своего подчиненного как "человека неуправляемого, с неадекватным поведением", сообщил, что он, Мамедов, дал указание дежурному по ЛОВД не выдавать оперу Лыкову оружие "во избежание наступления вредных последствий".
Лыков заявил отвод областному суду, сказал, что не доверяет ему в связи с тем, например, что после появления в зале суда представителя контрразведки Болдырева судья    В. Пархоменко около получаса не начинал заседания, беседовал с контрразведчиком. Суд объяснил Лыкову, что судья беседовал с контрразведчиком "в порядке досудебной подготовки", так как С. Болдырев не был знаком с жалобой Лыкова и отклонил ходатайство об отводе. На время болезни Лыкова рассмотрение дела приостановлено.
(Бирюкова М. Органы держат марку и хранят тайну
// "Саратов" (г. Саратов). 1994, 14 сентября. № 163 (679), с. 2).
**
2. С. Сергеев
Спецсубъект Лыков захотел стать человеком
А стал объектом судебных разбирательств
// "Земля саратовская" (г. Саратов). 1994, 27 сентября, вторник. № 94 (125), с. 4.
Рубрика: Мораль и право
* Подг. к печати: 01 июня 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Он из той довольно редкой породы людей, которых называют правдоискателями. Неблагодарное это дело: правда, как и другие высокие понятия, не существует, видимо, в абсолютном виде. Это, скорее, цель, к которой нужно стремиться. Но кому она нужна – такая цель? Единицам. Большинству удобнее обходиться без нее. Вот и получают правдолюбцы вместо благодарности синяки да шишки. Один из них – капитан милиции Игорь Владимирович Лыков.
- Ваша честь! – обратился он к судье и сразу, показалось, навлек на себя некое подозрение, как когда-то Гайдар, употребивший несколько раз словечко "отнюдь": наши люди так не говорят.
Пустяки, процесс начался нормально. Это потом, расскажет мне Лыков, у него сдадут нервы. Свидетель Болдырев выскажется в том смысле, что Лыков предал интересы страны и поэтому стал интересен иностранцам. Игорь обидится, сочтет за оскорбление и в ответ назовет своих обидчиков ментами и подонками. Судья В. Пархоменко попросит уточнить: кого, мол, и почему называет так капитан милиции в зале судебного заседания, хоть и закрытого?
Лыков уточнит: тех, "кто бил Вавилова, Сахарова, меня и моего деда, кто убивает и расстреливает, осуждает невиновных". И тут же выразит суду недоверие, попросит приостановить процесс – заболела голова, поднялось давление.
Потом судья пригласит в качестве свидетеля врача: не симулянт ли? Та подтвердит: нет, гипертония. Хотя какой же врач скажет: здоров пациент, это мы ему просто так бюллетень выписали... И суд свернется, напрасно проведя время, и скоро начнется вновь, а там жалобы, протесты и прочее – в общем, ни конца ни края.
Что происходит? Кто такой Лыков и чего он добивается? Что хотят от него?
Кто читает прессу, тот помнит: о 42-летнем капитане саратовской транспортной милиции И.В. Лыкове писали знаменитый Игорь Гамаюнов в "Огоньке", Эдуард Кондратов в "Известиях", его можно было бы увидеть по телевидению, когда он участвовал в международной конференции "КГБ вчера, сегодня, завтра". Это уж как обычно: в Москве – герой, у себя в провинции – изгой. Хотя впервые о нем написали все же в Саратове, и сделал это Сергей Михайлов в газете "Саратов". С этого, собственно, и началось.
Пересказывать не стоит, только суть. Капитан милиции рассказал журналисту о некоторых сторонах агентурной работы милиции, сочтя их аморальными. Ну, в частности, кто они, боевые помощники наших правоохранительных органов? Зачастую – те же  криминальные элементы, нечистоплотные на руку продавцы и официанты, проститутки... А как строится работа с ними? По принципу компромата: я (т.е. милиционер) молчу о твоих проделках, а ты (т.е. агент) – "стучишь" на своих друзей, знакомых, подельников и т.д. Сплошные Павлики Морозовы.
По факту "разглашения государственной тайны" (кто-то показал корреспонденту секретный приказ бывшего министра внутренних дел В. Бакатина "О мерах совершенствования агентурно-оперативной работы...") в Саратове было возбуждено уголовное дело. Быстренько "вычислили" И. Лыкова, подцепили С. Михайлова – и начались допросы, обыски, слежка. Долгая история – больше двух лет. Были в ней страницы и грустные, и странные: не изолировав за последние годы ни одного "серьезного" преступника, доблестные саратовские сыщики и оперативники из бывшего КГБ и милиции гонялись за своим коллегой капитаном Лыковым, арестовывали его то в детской поликлинике (Игорь Владимирович вдовец, воспитывает двоих детей), то около дома, проводили другие "оперативные мероприятия". Это дало возможность нашему герою сделаться "вечным борцом" и в дальнейшем сказать о себе: "Если посчитать, то меня из органов увольняли дважды, трижды возбуждали уголовное дело, трижды пытались засадить в психушку".
У Лыкова это в крови – непокорность. Неудобный он, колючий, не от мира сего. Не может жить как все: видишь дурака – говори, что умный, видишь вора – делай вид, что ничего не замечаешь. Он – белая ворона в стае – то на собрании что-нибудь этакое скажет, то демонстрацию жильцов устроит против незаконного строительства гаражей, то еще что-нибудь затеет. От таких только кристально честным ничего не грозит – не к чему прицепиться. А поскольку их нет, кристальных, то держитесь...
Однако держаться пришлось ему, пока в апреле этого года его не известили официально: уголовное дело по факту разглашения государственной тайны прекращено за отсутствием состава преступления. А всякое действие, по законам механики, имеет противодействие, и тут уже Лыков решил пощекотать нервы своим обидчикам, обратившись в суд, который и завершился пока что гипертоническим кризом у самого обиженного.
Ну хорошо, а почему столичные публицисты так благоволят к Лыкову? Не предатель ли он на самом деле? Послушаем их, имея в виду, что и в знании дела им не откажешь, и в юридической осведомленности.
Игорь Гамаюнов:
"В чем состояла "тайна"? В том, что агентам платят деньги? (Будто об этом читающая публика не знает!). Или в том, что оперативники встречаются с агентами на конспиративных квартирах? (А мы-то думали – в самых людных местах!). А, может быть, в том, что у каждого агента есть свой псевдоним, которым он подписывает донесения? Но если все это скреплено грифом "совершенно секретно", то почему за разглашение такой страшной тайны не были привлечены к суду авторы детективных повествований и романов, рассказывающих миллионам читателей об этих хитроумных приемах борьбы с уголовным миром? Или, может быть, "совершенно секретным" является сам номер приказа бывшего министра бывшего СССР?"
Эдуард Кондратов:
"Грифы служебных секретов, возводимые до уровня гостайны, - любимая шапка-невидимка наших ведомств. Они по-прежнему прячут от нескромных глаз прессы именно то, что в особенности нуждается в общественном пригляде. Дело химика Мирзоянова – разве не пример? Именно по этой, 75-й ст. УК пытались посадить и капитана Лыкова, забившего тревогу: неладно, сограждане, в нашем милицейском государстве! Но вот парадокс: открыто заявив о безнравственности методов работы милиции с агентурой, Лыков поступил не вопреки, а в полном соответствии с законом "О государственной тайне", который определяет, что сведения о нарушении прав и свобод человека не могут быть охраняемым секретом".
*
Игриво сказано – он-де хочет пощекотать нервы своим обидчикам. Он очиститься хочет, снять с себя всякие наветы. В Москве – снял, в Саратове – нет. По его рассказу, на суде (куда, кстати, председательствующий Пархоменко постеснялся пригласить тех, кто санкционировал уголовное преследование капитана милиции) превалировала такая точка зрения: поскольку он, капитан Лыков, является спецсубъектом и давал подписку, то постановление о прекращении уголовного дела надо пересмотреть, передать его в уголовную коллегию и... начать все сначала.  Об этом, в частности, говорил представитель транспортной прокуратуры Н. Володин – той самой, руководитель которой В. Седов подписывал постановление о прекращении уголовного дела!
Игорь Гамаюнов:
"Все меняется. Но как может меняться система, нетерпимая к инакомыслию, ломающая людей, способных ее совершенствовать, закосневшая в чиновничьем самодовольстве и мелочной обидчивости, утратившая свою функциональную правозащитную роль?"
*
Спросим и мы: может ли меняться система, нетерпимая к инакомыслию и утратившая свою правозащитную роль?
- Ваша честь! – обратится опять "спецсубъект" Лыков и сразу  вызовет подозрение: наши люди так не говорят. Наши люди вообще молчат, когда видят вокруг себя всякую гадость. Скажешь – станешь изгоем. И никакой суд тебя не защитит, потому что он тоже частица этой системы.
...Милицейское начальство не знает, как избавиться от возмутителя спокойствия. Его посылают на задания, но не дают оружия. У него нет стола, сейфа – рабочего места нет. Его понизили в должности. Выживают, выдавливают. Такие нигде не нужны. Нужны послушные, заглядывающие начальству в рот. Права была покойная жена, когда говорила:
- Ну кому ты, кроме меня, нужен, Лыков?
(Сергеев С. Спецсубъект Лыков захотел стать человеком
// "Земля саратовская" (г. Саратов). 1994, 27 сентября, вторник. № 94 (125), с. 4).
**
3. Марина Бирюкова
Государственную тайну опять разгласили
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 09 июля.
Рубрика: Неофициально
* Подг. к печати: 01 июня 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Управление ФСБ по Саратовской области возбудило уголовное дело по статье 283 ч. 1 УК РФ – разглашение государственной тайны.
Дело возбуждено по заявлению майора милиции Игоря Лыкова, старшего опердежурного ЛОВД речного порта. Лыков утверждает, что к нему в руки окольным путем попала папка  секретных документов госбезопасности. Из этих документов следует, что целый ряд знаменитых людей, представителей власти, сотрудников прокуратуры, а также членов бандитских группировок являются тайными осведомителями ФСБ. Кроме того, документы содержат серьезный компромат на многих из этих людей.
Лыков утверждает, что документы эти были похищены двумя бывшими сотрудниками госбезопасности, что эти сотрудники намеревались использовать взрывоопасную папку в своих корыстных целях.
Так ли это – покажет следствие. В наличии самих документов, то есть в том, что заявление Лыкова отнюдь не бред, следствие уже убедилось.
(Бирюкова М. Государственную тайну опять разгласили
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 09 июля).
**
4. Александр Кислов
Майор Лыков против органов правопорядка
// "Известия" (г. Москва). 1997, 27 августа. № 161, с. 1, 5.
* Подг. к печати: 01 июня 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Стр. 1. Анонс.
Знаменитый саратовский сыщик бросает вызов произволу и беззаконию в органах правопорядка.
Корреспонденцию Александра Кислова читайте на стр. 5.
*
Тот самый сыщик
Случай двухнедельной давности. Едет Лыков по городу на своих "Жигулях". В штатском, без оружия. Только с дежурства сменился. Глядит – на обочине человек сигнал подает: "Остановись". Жест как жест. Только подозрительно нервный. В руке женская сумка. Южанин. Взволнован. Тут к нему еще один подбегает, вместе руками машут.
- У меня первая мысль: хату грабанули, - рассказывает Лыков. – Нутром почувствовал. Так нервно в обычной обстановке не жестикулируют.
Мы сидим у него на кухне. Лыков – голый по пояс, лепит пельмени.
- Надо брать, но в одиночку не справлюсь – мужики здоровые. Рванул за помощью. Через квартал стоит машина ГАИ. Ребята, говорю, помогайте, а то уйдут! Те двое, увидев меня возле машины ГАИ, бросились в разные стороны. Гнали их упорно, гаишнику даже пришлось в воздух стрелять. Скрутили, привезли ко мне в дежурку. Звоню в горуправление: я тут двух нерусских повязал, у вас ничего не случилось? Может, квартиру взяли? Какой квартиру, отвечают, кассира возле банка ограбили! Один из них, кстати,  оказался мастером спорта по вольной борьбе.
Впрочем, Лыков тоже человек тренированный: мастер спорта международного класса по плаванию.
- Я и сейчас Волгу переплыву. И нырну метров на сорок.
На счету у майора милиции Игоря Лыкова около тысячи пойманных преступников. Показатель один из лучших в управлении. Есть и другой счет. Против него девять раз возбуждали уголовные дела. Дважды увольняли из органов и 17 раз объявляли взыскания. На сегодня все дела прекращены, увольнения и взыскания отменены.
Известность задерживается на десять лет
Возможно, услышав фамилию нашего героя, читатели припомнят, что лет пять назад о сыщике Лыкове писали в газетах. И подумает: уж не о том ли самом? О том самом. Но если обращаемся к известной фигуре, по той простой причине, что Лыков вновь напомнил о себе, преумножив созданные им ранее прецеденты в нашей следовательской и судебной практике.
История, которая сделала Лыкова известным на всю страну, произошла в 1992 году, хотя он вполне заслуживал того, чтобы прославиться десятью годами раньше.
Сыщик и вправду от Бога, в 1982-м, будучи постовым в речном порту "Саратов", он напал на след убийцы... председателя Совета министров Киргизии. Было такое громкое дело, о нем все газеты писали. Поступила ориентировка: на пароходе плывет особо опасный рецидивист. Лыков его задержал, привел в дежурку. И благо день был воскресный, с утра до вечера с ним общался. Интересно же – дядьке 54 года, из них 33 провел в тюрьме. Накормил, напоил чаем. Тот так расчувствовался, что рассказал Лыкову всю свою жизнь до копейки. И в том числе поведал о некой встрече в поезде с убийцей предсовмина. Лыков слушал и мотал на ус. Потом его информацию раскрутили чекисты, и убийц вскоре арестовали. Вся слава, понятное дело, досталась КГБ. Лыкову даже спасибо не сказали.
А десять лет спустя, в самый разгар демократической эйфории, оперуполномоченный уголовного розыска капитан милиции Игорь Лыков "взорвал бомбу", выступив в газете "Саратов" с серией интервью под заголовком "Агентурная работа как средство уничтожения личности". Он заявил, что установившаяся практика вербовки милицейской агентуры из мелкого ворья, неверных жён и бомжей – дело неперспективное. Такие агенты двурушничают, врут, а то и совершают преступления. Да и вообще морально и незаконно вербовать человека под угрозой оглашения компрометирующих его сведений или возбуждения уголовного дела.
Как его "ломали"
Громко сказал правду о сугубо запретном. Это стоило Лыкову очень дорого: крупные правоохранительные начальники за глаза зовут его с тех пор не иначе, как шизофреником. Милицейские чины разгневались. Волна дошла до МВД.
А через месяц в той же газете журналист Сергей Михайлов напечатал статью "Резидент выходит на связь. Агентурная работа: как это делается". В ней, в частности, излагались некоторые параграфы секретного приказа Министерства внутренних дел СССР В. Бакатина "О мерах совершенствования агентурно-оперативной деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступностью", воспроизводилась совсекретная подписка агента о сотрудничестве с милицией и секретное агентурное сообщение одного из источников.
Это было уже ЧП. 18 мая следователь областного управления Министерства безопасности Константин Козлов принял к производству уголовное дело № 41, возбужденное по факту разглашения государственной тайны. Поскольку Лыков недавно "засветился" на сотрудничестве с газетой, его вызвали на допрос.
Козлов не сомневался, что вину Лыков докажет в два счета, и живо отправит его на скамью подсудимых. Но Лыков отказался давать показания в качестве свидетеля. Дескать, имею конституционное право против себя не свидетельствовать. Смотрите соответствующую статью в Основном законе. Предъявляйте обвинение – тогда поговорим. Потом перестал являться на допросы. Причём каждую неявку также обосновывал ссылкой на правовые акты. Чекисты занервничали.
Однажды подкараулили Лыкова возле детской поликлиники, куда он повел Лидочку с Илюшей. На глазах у детей ударили по голове, затащили в машину.
- Ладно, пишите, - сказал доставленный к следователю Лыков. – Я являюсь резидентом трех иностранных разведок, имею счет в швейцарском банке. Кроме этого, я грабитель, насильник, рэкетир, спекулянт автомобилями.
Козлов писал. Лыков же рассказывал увлекательные истории из своей шпионско-бандитской деятельности, припоминая эпизоды из прочтенных детективов. Так беседовали 6 часов.
Ни одного листа протокола сыщик не подписал.
В другой раз подъехали за ним на милицейской машине. Была годовщина смерти жены, и Лыков на "Жигулях" только что вернулся с кладбища.
- Машина числится в угоне, - внезапно объявил один из милиционеров. – Пройдемте.
- Послушайте, какой угон... Моя машина. Вот документы!
- Сопротивляться?!
На виду у соседей ему намяли бока, затем препроводили в управление МБ, потом в Октябрьский РОВД. Там оформили протокол о сопротивлении работникам милиции. И... в изолятор временного содержания. Лыков сразу же выставил в "кормушку" чайник и заявил, что объявляет сухую голодовку. На допрос идти отказался. Потребовал вызвать "Скорую". Врачи ахнули, измерив давление, стали настаивать на госпитализации.
В больнице возле его палаты дежурил конвой. Потом приехал следователь прокуратуры Ю. Нагорнов, привез направление на психиатрическую экспертизу. Видно, уголовное дело не сшивалось, решили пойти другим путем. Но тут Лыков действительно оказал сопротивление.
- Возле дома меня восемь человек брали, - сказал, схватив железный прут, а тут потребуются двадцать.
И ведь подействовало: поняли, что не удастся, подгоняя под закон противозаконие, запугать и сломить капитана. Прокуратура впоследствии была вынуждена прекратить уголовное дело в связи с отсутствием в действиях Лыкова состава преступления. Потом по его жалобе разбирались, нашли нарушения закона, кому-то указали...
Теперь он сам пошел в атаку
Рассыпалось и основное дело, в рамках которого его ломали целых два года. 31 марта 1994 года Приволжский транспортный прокурор В. Седов вынес постановление о прекращении дела № 41 в связи с отсутствием в действиях Лыкова состава преступления. В документе было указано, что факт разглашения секретного приказа Лыковым установлен. Однако согласно Конституции акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Поэтому оснований для привлечения Лыкова к ответственности нет. Он совершил служебный проступок и должен нести ответственность в дисциплинарном порядке.
Думаете, после этого он успокоился? Как бы не так. Немедленно обжаловал постановление, потребовал прекратить дело в связи с отсутствием события преступления, да к тому же снять с него обвинение в служебном проступке. Теперь уже он пошел в атаку. И добрался до президиума Верховного суда страны. 7 августа высшая судебная инстанция постановила: жалобу Лыкова направить на рассмотрение в порядке уголовного судопроизводства в суд первой инстанции.
- Я добиваюсь признания уголовного дела незаконно возбужденным, - говорит Игорь Владимирович. – Чтобы потом иметь возможность в уголовном порядке наказать виновных. Тот факт, что я не разгласил государственную тайну, уже установлен в судебном порядке. Никакого секретного приказа Бакатина журналисту я не показывал – он пришел ко мне с копией приказа. Обвинение о совершении служебного проступка с меня снято.
После прекращения такого громкого дела Лыков становится популярной личностью. Он выступает в качестве правозащитника на международной конференции "КГБ: вчера, сегодня, завтра". О правозащитнике из России пишут и за рубежом.
Неожиданное продолжение скандальной истории
Рассказанная выше история получает сенсационное продолжение. 9 июля сего года в тоже газете "Саратов" появляется заметка журналистки Марины Бирюковой "Государственную тайну опять разгласили". Приведу ее полностью.
"Управление ФСБ по Саратовской области возбудило уголовное дело по статье 283 ч. 1 УК РФ – разглашение государственной тайны.
Дело возбуждено по заявлению майора милиции Игоря Лыкова, старшего опердежурного ЛОВД речного порта. Лыков утверждает, что к нему в руки окольным путем попала папка секретных документов госбезопасности (выделено мной. – А.К.). Из этих документов следует, что целый ряд знаменитых людей, представителей власти, сотрудников прокуратуры, а также членов бандитских группировок являются тайными осведомителями ФСБ. Кроме того, документы содержат серьёзный компромат на этих людей.
Лыков утверждает, что документы эти были похищены двумя бывшими сотрудниками госбезопасности, что эти сотрудники намеревались использовать взрывоопасную папку в своих корыстных целях.
Так ли это – покажет следствие. В наличии самих документов, то есть в том, что заявление Лыкова отнюдь не бред, следствие уже убедилось".
*
- Как эти бумаги попали к вам? – спросил я Лыкова.
- А вы напишите: пошел в церковь, поставил свечку, прихожу домой, а они в почтовом ящике... Если не всерьез. Меня хотели использовать. Учитывая мои напряженные отношения с управлением ФСБ, думали, что я при помощи этой папки стану мстить. Не стану! Тот, кто прислал мне документы, а я его знаю, он бывший сотрудник КГБ, не учел: для меня главное – закон. Но я хотел бы знать: папка пропала пять лет назад, почему никто о ней не вспомнил?
Имея основания не доверять местным органам – прежде, чем возбудить уголовное дело, папку гоняли по кругу 3,5 месяца – Лыков отправил копии тайных документов с соответствующими заявлениями в самые высокие инстанции: генпрокурору, министру внутренних дел, руководителю администрации президента страны. На днях из прокуратуры Приволжского военного округа получил ответ на свою жалобу по поводу волокиты при возбуждении уголовного дела. Саратовским военным прокурорам указано на недопущение нарушений закона. Этот ответ – еще одна гарантия, что дело под контролем.
Ну а главная гарантия, конечно, - сам Лыков, с его незаурядной настойчивостью, бесстрашием, отличным знанием законов и процессуальных нюансов, а также бюрократических правил и ухваток. Против него оказываются бессильны и искушенные в своем деле бюрократы из правоохранительных органов. Милиционер, по сути, объявил им войну, тем органам правопорядка, в которых состоит и сам. Его метод прост и безотказен. И основан он на знании законов, которых, как выясняется, сами работники правоохранительных органов не только не придерживаются, но зачастую и не знают.
Его дом – его крепость
Но вернемся к тому, с чего начали – с моего посещения Лыкова на дому. Закончив изготовление пельменей и аккуратно вытерев стол от муки, хозяин ведет меня в комнату. На столе, на диване, на полу – бумаги, папки, кодексы, юридические справочники. В углу пишущая машинка. На стене – портрет молодой красивой женщины.
- Алена, жена. Умерла 10 лет назад. Я поклялся: другой хозяйки в доме не будет. Никогда. Первое время каждый день на кладбище ходил.
Четырнадцатилетняя Лидочка очень похожа на маму.
- Пап, я пойду погуляю.
- "Войну и мир" читаешь? Чтобы закончила…
Сын Илюша учится на третьем курсе медицинской академии. Год назад его хотели призвать в армию. Лыков сказал: в военкомат не ходи, призвать не имеют права. Ты студент, я вдовец.
15 ноября в 5 часов утра в квартиру вломились участковый А. Ульянов и служащий райвоенкомата А. Левшов. Угрожая наручниками и ОМОНом, заставили Илью расписаться в повестке. В тот же день Лыков подал заявление в прокуратуру, требуя возбудить уголовное дело по статье 139 УК РФ "Нарушение неприкосновенности жилища".
Районный прокурор заявление переслал в милицию. Лыков начал осаду прокурорских инстанций, бомбардируя их жалобами. Ему опять отказали. Тогда он обратился в суд. 10 июня этого года Октябрьский районный суд города Саратова возбудил-таки уголовное дело и направил его для проведения предварительного следствия в райпрокуратуру.
Теперь, если к вам в жилье ворвутся некие служивые, имейте в виду, что их можно привлечь к ответственности. Такой прецедент в Саратове создан. Опять-таки им, Лыковым.
Его дед, Леонид Артемович Захаров, был чекистом, командиром отряда ЧОН и убежденным коммунистом. Потом стал директором совхоза, того, где работала знаменитая Паша Ангелина. В 1938-м деда отправили в ГУЛАГ. Там и сгинул. В 1985 году Лыков добился посмертной его реабилитации и восстановления в партии большевиков.
Была у деда именная шашка от Буденного. Награда за один яростный бой. 37 врагов революции положил тогда Леонид Артемович в сырую землю.
Теперь многое изменилось. Ныне внук геройского рубахи бескомпромиссно бьется с бюрократами на правовом поле. Но после каждой победы обнаруживает, что противников все больше и больше.
Александр Кислов, "Известия"
Саратов
(Кислов А. Майор Лыков против органов правопорядка
// "Известия" (г. Москва). 1997, 27 августа. № 161, с. 1, 5).
**
5. Они хотели вывезти наш воздух за границу!
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 20 декабря.
Рубрика: Компетентно
* Подг. к печати: 01 июня 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В декабре 1997 года по инициативе группы общественных связей состоялась заочная пресс-конференция руководящего состава управления ФСБ с редакциями газет Саратовской области, посвященная 80-летию органов ВЧК-ФСБ.
<…> Газета "Саратов"
- 1. Какова дальнейшая судьба уголовного дела, возбужденного по факту хищения из ФСБ папки с секретными документами? Не вызывает ли у следствия опасений судьба заявителя, то есть майора милиции Лыкова? По его словам, среди негласных осведомителей УФСБ, чьи фамилии содержит секретная папка, есть очень влиятельные люди, в том числе сотрудники правоохранительных органов. Между тем, редакции стало известно о возбуждении в отношении Лыкова какого-то весьма странного уголовного дела…
- По заявлению Лыкова следственным отделом УФСБ было возбуждено уголовное дело по ст. 218 ч. 3 УК РФ и проведено тщательное расследование, в ходе которого был установлен бывший сотрудник УКГБ, допустивший нарушение правил секретного делопроизводства и утрату документов в начале 90-х годов. Уголовное дело в связи со смертью виновного на основании п. 8 ст. 5 и п. 1 ст. 208 УПК РСФСР было прекращено. Уголовного дела в отношении Лыкова не возбуждалось, никаких угроз его жизни не выявлено, так что ваши опасения напрасны.
От редакции:
Заявитель, майор ПУВДТ Лыков привлечен в качестве обвиняемого к делу по статье 112 УК РФ – умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью. Предполагается, что он причинил вред здоровью своего начальника. Мы, разумеется, не можем утверждать, что это уголовное дело связано с "фээсбэшной" историей. Следует, однако, отметить: в отношении этого беспокойного майора не раз возбуждались уголовные дела, но он почему-то всегда выходил победителем.
Лыков продолжает утверждать, что секретные документы были не "утрачены", а преднамеренно похищены, что они числятся не утраченными, а уничтоженными. <…>
(Они хотели вывезти наш воздух за границу!
// "Саратов" (г. Саратов). 1997, 20 декабря).
**
6. Марина Бирюкова
Тот самый Лыков…
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 06 мая.
Рубрика: Помин
* Подг. к печати: 31 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В наших с ним разговорах эта тема присутствовала постоянно: "Меня могут убить. Я это знаю". "Меня остановить нельзя. Можно только убить". Однажды вышел диалог шутливый, точнее – из области черного юмора:
- Ты хоть некролог-то по мне напишешь?
- Давно заготовила. В столе лежит. Только дату вписать и конкретные обстоятельства.
Пошутили. Посмеялись…
Лыков Игорь Владимирович. Майор милиции. Старший оперативный дежурный ЛОВД в порту. За сорок. Отец двоих детей. Вдовец. Человек очень трудной личной судьбы – начиная с детства…
- Скандалист, псих, сутяга, ищет себе славы и, наверное, чего-то еще…
- Человек, органически неспособный смириться с беззаконием. Мужественный, честный, бесстрашный. В глубине души – идеалист – хотя многоопытен и далеко не наивен…
Его убили поздно вечером второго мая в дверях его собственной квартиры двумя выстрелами из пистолета прямо в грудь. Скандалистов, сутяг и психов так не убивают.
Конечно, он был идеалист. "За мной стоит Конституция!" "Оглянись. За тобой стоят твои дети". Сразу как-то пригас: "Да… Верно…"
Уголовные дела в отношении него возбуждались одиннадцать раз, с работы увольняли тоже не однажды. На работе он восстанавливался судом, уголовные дела прекращались по причине его правоты. Я не знаю другого человека, который вступил бы в столь жестокий конфликт с системой, продолжая, однако, в ней работать. Сюжеты лыковских историй были разные: от строительства особняков за казенный счет до покрывательства бандитских группировок. Сейчас не время и здесь не место для подобного рассказа: о конфликтах, связанных с агентурой ФСБ, о многом другом. Идет следствие. Следствию придется трудно. Версий может быть много. А может быть всего одна…
…Конечно, он увлекался и порой не сбрасывал скорость – там, где можно было бы ее и сбросить. Наши отношения были не столь близки, чтобы, как говорится, лезть в душу. Но и я не раз подступала: "Игорь, а так ли уж надо?.. А всегда ли надо?.. А не пора ли остановиться?" Он не хотел останавливаться.
Он работал бесплатно, как говорили раньше – неформально, пытался заполнить вакуум – вакуум, образуемый правоохранительными органами. К нему часто обращались люди отчаявшиеся, не верящие уже ни в милицию, ни в прокуратуру. Незадолго до гибели Игорь добился приговора по одному уголовному делу: производство по этому делу прокуратурой прекращалось семь раз!.. Это только один пример.
Вчера его хоронили. Было много народу и много цветов. В подъезде шепотом спрашивали друг друга: как думаешь, зависнет или раскроют? Лично я бы предсказывать не взялась: такой клубок, куда только не тянутся гипотетические ниточки…
Он жил не зря и погиб не случайно.
(Бирюкова М. Тот самый Лыков…
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 06 мая).
**
7. Андрей Стасов
Выстрелы на Бахметьевской
// "Аргументы и факты" - "Саратов – Тамбов" (г. Саратов). 1998, 14 мая. № 20 (188).
* Подг. к печати: 31 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
2 мая в квартире девятиэтажки на Бахметьевской улице раздался звонок. Майор милиции Игорь Лыков открыл дверь и тут раздались два выстрела, один из которых – в грудь – оказался смертельным. Правда, майор – человек сильный, успел еще дверь захлопнуть и попросить шокированных детей вызвать милицию и "скорую", которая ему уже не потребовалась…
Игорь был известным в Саратове человеком, к тому же профессионалом высшего класса, участвовавшим в раскрытии многих известных преступлений (в частности убийства министра Киргизии в 1983 году).
Но в начале 90-х годов он начал заниматься правозащитной деятельностью, публикуя статьи о грязных внутримилицейских делах, губя карьеру и активно наживая себе врагов. Благодаря ему были привлечены к уголовной ответственности многие "преступники в погонах". Несмотря на это Лыков успевал растить двух детей – мальчика и девочку. Его жена умерла от рака несколько лет назад.
Лыков стал старшим оперативным дежурным ЛОВД в Саратовском порту, но кроме своих прямых обязанностей продолжал заниматься чем-то, за что, видимо, поплатился. По некоторым предположениям он начал выходить на мафиозные связи внутри милиции. Не случайно пистолет, из которого были произведены роковые выстрелы (ПСМ) – "чисто милицейское" оружие, которое используется только "оперативниками". К тому же слишком многие в милицейской среде считали Лыкова предателем. Еще 21 марта произошла, мягко говоря, неприятная история.
В 22.30 на улице Чапаева два работника ППС задержали майора МВД за "нарушение паспортного режима". Обязан ли россиянин иметь с собой паспорт? Вроде бы нет, но вот для сотрудников ППС отсутствие этого документа у Лыкова стало поводом к задержанию. В дежурной части майора оскорбляли, били, надев на него наручники (несмотря на то, что личность "нарушителя" была сразу установлена и в милиции не могли не знать, что имеют дело не только с коллегой, но и с гипертоником III стадии, пережившим в октябре 1997 года инсульт). Действия работников правоохранительных органов привели к возбуждению против них уголовного дела по статье 286 УК РФ ("Превышение должностных полномочий"). Решение это было принято еще 1 апреля. А в конце месяца на "Жигулях" майора кто-то перерезал тормозной шланг, что было воспринято всеми как очередное предупреждение. Оно и оказалось последним. 2 мая Лыкова не стало.
Появилась информация, что "подозреваемый" уже задержан. Чем закончится дело, мы узнаем позже, но хочется верить, что убийца милиционера-правозащитника и отца двух детей (старший из которых – студент, младшая – школьница) будет найден. Слишком уж часто заказные преступления остаются у нас нераскрытыми. К чему все мы, похоже, начали уже привыкать.
(Стасов А. Выстрелы на Бахметьевской
// "Аргументы и факты" - "Саратов – Тамбов" (г. Саратов). 1998, 14 мая. № 20 (188).
**
8. Сергей Михайлов
Майора Лыкова убила Система
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 14-21 мая. Стр. 10.
* Подг. к печати: 31 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
"Я создаю судебные прецеденты. После меня людям уже будет легче идти, потому что, выигрывая судебные процессы, я доказываю, что ЭТУ систему можно сломать…"
Так очень часто, чуть ли не при каждой нашей встрече повторял майор милиции Игорь Лыков, когда я брался спорить с ним на эту вечную и проклятую тему: "Да нужна ли она, вся эта борьба со стеной?" – с нашим самым несовершенным и в то же время самым страшным институтом правосудия, когда можно легко осудить и опорочить невиновного и, наоборот, обелить и оправдать преступника. Парадокс нашей страны: правоохранительную, правозащитную систему, созданную для борьбы с беззаконием, нужно ломать и заставлять работать по Закону. И это делал Лыков. Он был убежден – то, что он делал, необходимо людям. И делом доказывал всем тем, кто сомневался в этом, - можно эту Систему заставить работать по Закону. Но Игорю Лыкову это стоило жизни.
Старший оперативный дежурный ЛОВД в порту Саратов майор милиции Игорь Владимирович Лыков был убит 2 мая поздно вечером на пороге своей квартиры в доме, где он жил один со своими детьми – в девятиэтажке по ул. Бахметьевской. Он открыл двери навстречу своей смерти. Два выстрела в упор из пистолета. В руку. В грудь. Он был сильным человеком. Успел закрыть дверь, крикнул дочери-старшекласснице, чтобы вызвали "скорую", милицию. Сделал два-три шага и упал…
Смерть ходила по пятам за Игорем. Он это знал. Знал и продолжал работать и делать то, что считал своим долгом. Примерно за неделю до гибели на него было совершено покушение: был подпилен тормозной шланг на его "Жигулях". Друзья, близкие, узнав об этом, говорили ему: "Будь осторожен…" Он, как всегда, без рисовки, отделывался по-мужски шуткой: "А пошли они…" Вел так себя он не потому, что был уж таким до бесшабашности смелым и не любил жизни. Нет. Он ненавидел тех, с кем боролся, тех, кто нечестно работает в ЭТОЙ Системе. "Я презираю этих людей, Как можно бояться кого презираешь?" – его слова. Странно, но это так – опер и сыщик от Бога, профессионал, человек с громадным жизненным опытом, прекрасно разбирающийся в людях, был еще и Идеалистом.
Утром следующего дня, через несколько часов после гибели Игоря, мне на пейджер пришло короткое, как выстрел, сообщение: "Застрелили Лыкова". Встретиться мы не успели – в день, когда убили Игоря, 2 мая, за несколько часов до его смерти, на пейджер пришло от него сообщение: "Сергей, найди меня. Я дома, Есть новости. Лыков". Успею, подумал я и не пошел…
У Лыкова всегда были новости. Опасные новости. Но я всегда верил, что ничего плохого с ним не случится. Он был надежным человеком. Человеком трезвого ума. Профессионалом. Очень многим он становился поперек горла и дороги, но продолжал идти по своему пути, с которого принципиально не хотел сворачивать. Он помог, я даже затрудняюсь точно сказать, скольким людям. Наверное, сотням… О Лыкове-правозащитнике говорили по всей России, писала иностранная пресса. Находясь на службе в милиции и имея совершенно четкие должностные полномочия, он не ограничивался тем, что ему было положено делать по службе. Он помогал людям по доброй воле, совершенно бескорыстно – в нерабочее время, в отпуске. В милицейской форме, со своим старомодным огромным портфелем, вечно набитым бумагами, документами, юридической литературой, он ходил по судам, в прокуратуру. Но он не был скандалистом, сутягой, он был не из тех "правдоискателей", которые идут на абордаж Системы с голыми руками и с пеной у рта что-то там доказывают. Нет. Он был профессионалом, прекрасно знающим законы, и он хотел заставить Систему работать по Закону.
За неделю до его гибели мы опять с ним откровенно говорили. Я уже не спрашивал, зачем она ему, вся эта Борьба. Я просто спросил, конечно, предполагая, что он ответит: "Может быть, хватит? Может быть, пора остановиться?" А потом мы говорили о его детях. Илья учится на третьем курсе медицинского, дочь Лида скоро закончит школу. Дети Игоря тоже были и остаются мужественными людьми. Они многое видели. Видели, как на их глазах, надев наручники, арестовывают их отца (потом Лыков доказал, что это было незаконно), видели, как его коллеги милиционеры, задерживая его в другой раз, во дворе дома, бьют и толкают в машину (и в этом случае Игорь через суд докажет, что его задерживали незаконно: искали повод уволить непокорного Лыкова из милиции).
Игорь Лыков абсолютно не был тщеславным. Но практически все солидные издания России ("Известия", "Комсомольская правда", "Огонек", "Новое время"), местные газеты много писали о правозащитной деятельности Лыкова. Не раз Лыков давал интервью на РТР, НТВ, западным информагентствам. Но и мои коллеги журналисты тоже, увы, были и остаются частью Системы. Многим, как это ни прискорбно, Лыков нужен был больше как герой-борец, не больше. Мало кто хотел и мог посмотреть дальше, на то, чем занимается Лыков, с кем борется, что он за человек. Журналисты грешны тем, что не включились в эту борьбу. Правда, это право каждого определить для себя, где ему быть – в тени и не высовываться или выйти в открытое поле. Когда Игорь приходил в редакцию ("Саратов" образца 1991-1993 гг., "Саратовские вести" в 1994-1997 гг.) и просил меня подключиться к очередному расследованию, то он никогда упорно не настаивал на публикации: "Смотри. Как хочешь. Я тебе даю стопроцентную фактуру". Улыбался, говорил: "Ну ладно, давай. Будь здоров". И уходил, оставляя мне документы, заявления в прокуратуру, суды, жалобы. А редакционное руководство на просьбы о публикации отмахивалось: "Да надоел ты со своим Лыковым…" А Игорь продолжал делать то, что казалось абсолютно всем безнадежным…
(Михайлов С. Майора Лыкова убила Система
// "Московский комсомолец" в Саратове" (г. Саратов). 1998, 14-21 мая. Стр. 10).
**
9. Андрей Куликов
Майор Лыков и система
// "Саратовские вести" по субботам" (г. Саратов). 1998, 23 мая. Стр. 5.
Рубрика: Чтобы помнили
* Подг. к печати: 31 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В разгар майских праздников "СВ" кратко сообщили об убийстве майора милиции Игоря Лыкова.
"Майор Лыков против органов правопорядка", "Майора милиции били в милиции" - это лишь некоторые заголовки статей, написанных при жизни Лыкова о нем.
Мы попросили вспомнить об этом человеке тех, кого трудно обвинить в предвзятости, - товарищей Игоря Лыкова, работавших вместе с ним. На нашу просьбу откликнулись подполковник Андрей Петриченко (сейчас он работает в налоговой полиции), его супруга Лолита и подполковник Борис Минасян – пенсионер.
Андрей Петриченко: В первый же день, когда он пришел работать к нам на вокзал, случилась какая-то кража, побежали ловить вора всем отделением. Возвращаются - Лыков переругался со всеми вдрызг. Получилось так: вместо того чтобы работать на раскрытие преступления, кто-то сработал на сокрытие. Лыкова это возмутило.
Потом начальник мне говорит: "Ты человек спокойный, давай в паре с ним и работай". Так вместе семь лет мы проработали - сначала младшими инспекторами уголовного розыска, потом оперуполномоченными. Человек был очень интересный. Работать с ним - одно удовольствие.
Конфликтный? Если дурак, он говорил в лицо, что дурак.
Мне нравилась его способность убеждать людей. Однажды вылетаем с ним на платформу, кого-то по карманной краже искали. А там дерутся две группы призывников – человек по пятьдесят с каждой стороны. Мы – в самую гущу. Тормозные колодки, шланги, камни летят, мат, брань. Что такое психология толпы? Главное – обратить на себя внимание, перехватить инициативу. Лыков схватил одного за руку: "Спокойно, уголовный розыск". Так сказал, что рядом еще кто-то услышал, и еще кто-то, шепот в толпе прошел. Все остановились, оглядываются: где же уголовный розыск? Они и друг друга-то не знают. Тогда Лыков громко командует: "Спокойно, стоять, уголовный розыск". На какое-то мгновение отвлек всех на себя. А в это время с одной стороны офицер бежит, с другой. Построили ребят, развели, конфликт был погашен.
- То есть когда случалось что-то, Лыков мимо не проходил?
А.П.: Никогда. Идем с работы часов в 8 – у памятника Дзержинскому валяется пьяная женщина, с ней ребёнок. Инспектора инспекции по делам несовершеннолетних проходят мимо, а мы эту женщину, ребенка, чтобы не замерзли, забрали, оформили, только тогда пошли домой. Скандал еще с "идеэнщиками" был, потому что это их территория.
Помню другую женщину на вокзале с ребенком. Грязные, немытые. Что-то у них случилось. Лыков их заметил, как-то понял, что женщина еще не совсем опустилась. Он объехал весь город, устроил ее дворником. Дали ей жилье в полуподвале. Лыков с год, наверное, их еще опекал.
Борис Минасян: На вокзале один провожающий упал под отходящий поезд. Игорь, который оказался рядом, сам прыгнул на рельсы, вытащил его. Человек потерял ноги, но остался жив.
Мальчишки к Лыкову ходили – беспризорники, он их подкармливал, деньги давал, помогал.
А.П.: В милиции если ты раскрыл преступление прошлых лет, которое совершилось на твоем участке, честь тебе и хвала, если раскрыл по горячим следам – то же самое. Но если раскрыл для соседей, милиции другого города... молодец, но это тебе не засчитывается.
У нас с Лыковым была ситуация, когда возбудили 9 уголовных дел по наркомании, одно – по Саратову, остальные – Днепропетровск, Воронеж и так далее. Игорь в таких случаях говорил: "Я работаю не на линейный отдел, а на государство". За это его не очень любили.
- Вам вместе приходилось раскрывать преступления, расскажите, что запомнилось...
А.П.: Как-то мы ездили с ним в командировку в Волгоград. Там в поезде Москва-Душанбе была совершена серия краж. Потребовались свежие люди, сотрудники милиции, не из тех, которые там работали. 10 ночей сопровождали поезд и задержали эту группу. Через некоторое время у волгоградских коллег были зарегистрированы кражи при отправлении поезда Волгоград-Москва, начальник тамошнего уголовного розыска собирал оперов со всей Приволжской дороги, а из Саратова попросил специально нас двоих. Тогда мы задержали карманника, с профессиональной точки зрения очень красиво – на лету, когда он выпрыгивал из поезда с кошельком. Вычислил его Лыков. По молодости он работал в горуправлении, в группе, которая занималась карманниками. Когда пришел к нам, у него было 144 личных задержания. Кстати, в милицию он умудрился поступить еще до армии, хотя в органы не отслуживших не брали.
Работоспособность бешеная. Однажды установили того, кто украл, но не знали, у кого. Довольно редко, но такое бывает. Нам стало известно: девушка ехала в Новороссийск к родственникам, которые живут на проспекте Ленина, имеют телефон. Все. Ни имени, ни фамилии. Лыков поехал в Новороссийск, за два дня обзвонил все квартиры на проспекте и выяснил, к кому приезжала девушка, которую обокрали в поезде.
Зажечь людей, увлечь умел как никто. В Молдавии в маленьком городке милиционер на улице по ориентировке Лыкова задержал преступника. Надо знать систему. Для этого нужно такой комплекс организационных мер провести, трудно представить. Но в Молдавию съездил Лыков, и преступника задержали. Как опер был очень талантлив. По его информации в Москве был задержан шпион...
- Сутяга, склочник, псих – так отзывались о Лыкове некоторые. Что вы об этом думаете?
Лолита Петриченко: Я Лыкова знаю даже больше, чем муж, мы учились с ним в одной школе. Таких людей мало. Говоря просто, это настоящий милиционер, таким и должен быть человек в форме. А у нас он выглядел белой вороной. Возможно, для нашего общества то, как он себя вел, ненормальное поведение. Хотя с человеческой точки зрения, по Божьим законам Лыков все делал правильно.
- К нему ведь часто обращались за помощью.
Б.М.: Он помог очень многим. Не сочувствием – делом.
- Одним из первых нашумевших скандалов вокруг Лыкова была пропажа в 1987 году из его запертого сейфа агентурных дел. Обвинили в этом его самого...
А.П.: Это была одна из версий, она, наверное, тоже должна была проверяться, другое дело, как... Когда товарищи по работе приезжают к тебе домой, чтобы сделать обыск... Потом, когда в управлении Лыкову сказали: "Забирай свои бумаги", он ответил: "Я их сюда не приносил, где взяли, туда и верните". Бумаги привезли домой, извинились. А дела нашлись.
Б.М.: В Москву, в управление КГБ, видимо, передал документы тот, кто вынул их из сейфа и хотел скомпрометировать Лыкова.
А.П.: Сколько я его знал, Лыков всегда был в состоянии стресса. Хотя подобное состояние стрессом было для меня, а для него – привычное состояние. Ему нельзя было отступаться, нельзя было себя скомпрометировать. Обязательно этим бы воспользовались.
Всегда у него какие-то враги находились. Его информация всегда была правдивой.
*
30 апреля, за три дня до убийства Лыкова, отрывки из его старого интервью показали в программе "Времечко" на канале НТВ. Лыков говорил, что бороться нужно не с отдельными преступлениями, а со всей системой, основанной на беззаконии.
Лыков за время своей службы в правоохранительных органах привлек к ответственности полтора десятка тех, кого высокое милицейское начальство называет "предателями" - преступников в погонах. Самого майора за время правозащитной деятельности дважды увольняли из милиции, арестовывали, возбуждали против него уголовные дела, объявляли взыскания. Лыков добился, что все уголовные дела против него были прекращены, взыскания отменены, на работе он восстановился через суд и даже получил, пусть и символическую, компенсацию за моральный ущерб.
Он рассчитывал, что выигранные им судебные процессы станут прецедентами.
Из сообщений газет известно, что в последние месяцы своей жизни майор помог 18-летней девушке, вступившей  в пререкания с милиционерами, за что против нее возбудили уголовное дело и посадили в СИЗО; изобличил сотрудника милиции, вымогавшего имущество у попавшего в зависимость от него гражданина; добился приговора по уголовному делу, по которому прокуратура прекращала производство семь раз.
Одна из знакомых Лыкова сказала: "Я знаю людей, которые открыто говорят: так ему и надо". Что ж, злобу на Лыкова затаили тоже многие.
И сейчас органами прокуратуры продолжают расследоваться дела, начатые при жизни майора Лыкова, с его подачи. Не всем им, возможно, суждено быть доведенными до конца.
В последний день своей жизни Лыков разговаривал по телефону с несколькими людьми. Одному старому товарищу он сказал: "Я такого накопал, что меня могут убрать". Товарищ, вероятно, не придал этим словам значения, такие звонки от Лыкова были не раз.
У одной знакомой Игорь попросил прощения. За что, она не поняла.
На пейджере журналиста и друга Игоря Лыкова – Сергея Михайлова, осталось короткое сообщение: "Сергей, найди меня. Я дома. Есть новости. Лыков".
Он как будто что-то предчувствовал или знал.
Убили его из пистолета ПСМ. Пистолет этой системы специально разработан для сотрудников милиции и считается милицейским оружием. Популярностью у профессиональных киллеров не пользуется: неудобен и ненадежен в обращении. Киллеры такое оружие не применяют. Следствие, конечно же, мимо этого факта не пройдет. Впрочем, возможно, кто-то на это и рассчитывал.
Последнее, что сделал Игорь Лыков в жизни, как считают его друзья, - защитил своих детей. Смертельно раненный, он сумел закрыть дверь квартиры, где находилась его семья: сын и дочь.
(Куликов А. Майор Лыков и система
// "Саратовские вести" по субботам" (г. Саратов). 1998, 23 мая. Стр. 5).
**
10. Марина Бирюкова
Прокурор на проводе. Он вас слышит
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 17 декабря, четверг. № 269 (1783), с. 1, 2.
Рубрика: Прямая линия
* Подг. к печати: 21 октября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
8 декабря с 16.00 до 17.30, как было обещано, и даже с перебором времени на вопросы наших читателей отвечал первый заместитель прокурора области, начальник следственного управления облпрокуратуры Анатолий Горшков.
<…> - Еще один редакционный вопрос: как продвигается расследование убийства майора ПУВДТ Игоря Лыкова? Есть ли у нас надежда увидеть его убийц на скамье подсудимых? И заодно уж – о других нашумевших заказных убийствах.
- Что касается убийства Лыкова – расследование идет, задействованы не только прокуратура и УВД, но и ФСБ. Кое-какие наметки есть, но конкретных лиц, фигурантов пока нет. Что до других нашумевших убийств… Расследование таких дел осложнено тем, что схема "заказчик – исполнитель" обрастает длинной цепью посредников, каждый из которых не знает, от кого конкретно поступил заказ. Посредник или непосредственный исполнитель заказа нередко ликвидируется заказчиком. Свидетели подвергаются давлению. Но, несмотря на все эти трудности, результат нашей работы по таким делам есть. За последние восемь лет в Саратове и области совершено 35 убийств такого рода, 12 из них раскрыто (вспомните: убийство Владимира Малькова, Раисы Жигулиной…), по трем делам установлены исполнители, которые в настоящее время убиты, по двум делам установленные преступники находятся в розыске. 18 дел остаются нераскрытыми.
Раскрытым на сегодняшний день можно считать убийство уголовного авторитета по кличке Фаня (он был, как вы помните, застрелен на больничной койке). Нераскрытыми остаются убийства генерального директора "Ижмашсервиса" Ф. Яшина, покушение на убийство Тенгиза Озманова и Роина Пипия, покушение на убийство С. Павловой, убийство О. Гульбадяна, О. Аратюняна, С. Акопяна, наконец, убийство вора в законе по кличке Балаш.
На "Прямой линии" дежурила Марина Бирюкова
(Бирюкова М. Прокурор на проводе. Он вас слышит
// "Саратов" (г. Саратов). 1998, 17 декабря, четверг. № 269 (1783), с. 1, 2).
**
11. Михаил Синельников
Убит при исполнении гражданского долга
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1999, 25 мая. Стр. 12.
Рубрика: Громкое дело
* Подг. к печати: 12 октября 2017 г. www.криминальныйсаратов.рф.  Вяч. Борисов.
После гибели единственного в России милиционера-правозащитника прошел год... Прокуратура имеет представление о том, кто мог совершить это преступление.
Майор милиции Игорь Лыков был дерзко убит в собственной квартире по ул. Бахметьевской на майские праздники 1998 г. Неизвестный преступник сделал два выстрела из пистолета "ПСМ", пули попали Лыкову в грудь и предплечье. Умирая на руках сына, майор успел прошептать: "Вызывай милицию и "скорую".
Врагов у погибшего было хоть отбавляй. Последняя официальная должность Лыкова - оперативный дежурный ЛОВД в порту Саратова, однако в свободное от основной работы время он активно занимался правозащитной деятельностью, сотрудничал с общественным фондом "Гласность", имел тесные контакты с местными и центральными СМИ и даже выполнял функции... частного детектива, не стесняясь обнародовать известные ему факты и обстоятельства злоупотреблений, допущенных руководителями правоохранительных органов.
Его активно не любили некоторые коллеги, подсмеиваясь над "странностями" майора. Лыков всегда носил с собой Конституцию и часто повторял: "За мной стоит Закон!". Видимо, кого-то это сильно раздражало, а один из высших офицеров системы МВД, чуть не угодивший с подачи Лыкова за свои "шалости" за решетку, крикнул: "Я тебя все равно достану!". Кстати, именно он проходил по делу Лыкова в качестве одного из первых подозреваемых, но достаточных оснований для его привлечения к уголовной ответственности прокуратура не нашла.
Накануне своего убийства Игорь Лыков ездил в Москву, где горячо выступил на пресс-конференции фонда "Гласность" о коррупции в милицейских рядах. Другой его целью было посещение Верховного суда России. Кстати, именно в столице Лыков якобы заметил за собой "хвост", а чуть ранее кто-то вроде бы пытался испортить тормозную систему его стареньких "жигулей". Правда, в материалах уголовного дела, возбужденного по ст. 105 ч. 1 УК РФ, это не подтверждено.
На сегодняшний день следствием отработано шесть основных версий. Правоохранительными органами проверены многие лица, действия которых Лыков обжаловал в суде или считал их незаконными. Тщательно изучены все документы, изъятые у погибшего майора. В местной прессе промелькнуло сообщение, что незадолго до гибели Лыков "раскручивал" одно частное охранное агентство, которым заправляли бывшие офицеры милиции, нечистые на руку. Эта версия также рассматривалась, но пока безрезультатно.
Журналисты сразу после смерти Лыкова сделали вывод, что в правозащитника в милицейском мундире стрелял профессиональный киллер, однако специалисты к этим высказываниям настроены скептически. Во-первых, не было "контрольного" выстрела, и Лыков перед смертью успел сказать еще несколько слов; во-вторых, "профи" никогда не станет делать свою "работу", рискуя нарваться на свидетелей, а в квартире в тот момент находились дети майора; в-третьих, тактико-технические характеристики пистолета "ПСМ" гораздо хуже, к примеру, "классического" оружия киллеров – "ТТ". Скорее всего, убийца действовал спонтанно, без заранее обдуманного, четкого плана, а раз так – корни преступления, по-видимому, кроются в последних месяцах деятельности Лыкова. Их сейчас исследуют буквально по часам. Между прочим, пистолеты системы "ПСМ" положены только командному составу и высшему офицерству, однако и здесь не стоит выносить скоропалительных вердиктов: с недавних пор эти "стволы" вовсю "гуляют" по России наряду с общеизвестными "Макаровыми" и "ТТ".
На прямой вопрос: когда найдут убийцу и найдут ли вообще, прокуратура не спешит давать "авансы". Эту осторожность можно понять: сколько раз наверху делались громкие заявления о том, что нашумевшие дела вот-вот будут завершены, а в итоге из них получался полный "пшик". И тем не менее...
- Я имею представление о некоторых наиболее реальных субъектах, которые могли совершить это убийство, - так обтекаемо и в то же время сенсационно заявил начальник отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Саратовской области Игорь Андреев и тут же добавил: - Однако представление и доказательство, как вы понимаете, не одно и то же. Но найти убийцу для нас дело чести хотя бы потому, что пресса поспешила обвинить в преступлении сотрудников правоохранительных органов.
(Синельников М. Убит при исполнении гражданского долга
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Саратов). 1999, 25 мая. Стр. 12).
**
12. У журналистов – криминологов теперь – свой союз
// "Новая газета" в Саратове" (г. Саратов). 1999 г. № 16.
Рубрика: События
* Подг. к печати: 01 июня 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
3 мая, когда весь мир отмечал День свободной прессы, в Саратове был создан "Поволжский союз журналистов-криминологов".
Инициаторы создания "Союза" - журналисты "Новой газеты" в Саратове", известный журналист-правозащитник Григорий Ахтырко и редактор газеты "Юридическое бюро" Сергей Ислентьев.
На днях состоялась пресс-конференция, которую провели создатели "Союза", и на ней присутствовали ведущие журналисты большинства печатных СМИ Саратова, а также журналисты ИВК "Солнечный".
На пресс-конференции журналисты почтили память майора милиции Лыкова, убитого в Саратове год назад – 2 мая. Журналист Ахтырко, вспоминая Лыкова, сказал так: "Игорь Владимирович был абсолютно честный и смелый человек, прекрасный сыщик и, наверное, именно поэтому его неоднократно увольняли из милиции. Однако он упорно восстанавливался на службе через суд. Именно поэтому его недруги-руководители пытались третировать Лыкова выговорами и прочей начальственной дребеденью. А ретивые ищейки из КГБ просто устраивали ему провокации с побоями на глазах детей, которых, кстати, он, вдовец, воспитывал один... Через все прошёл этот мужественный, талантливый офицер, настоящий рыцарь правопорядка, редкостный профессионал. Поэтому и погиб... Минул год со дня его гибели. Мы, знавшие и не знавшие Игоря Владимировича при жизни, видя, как захватывает нашу страну коррупция, политическое кумовство, правоохранительная проституция, и не желая более мириться с этими явлениями, прямо наблюдающимися в том числе и в нашем регионе, заявляем о своем единении в добровольный Союз журналистов-криминологов".
Цели Союза, согласно его Уставу, таковы: защита прав журналистов, организация взаимодействия в их профессиональной деятельности, обеспечение и повышение социального статуса, обмен информацией.
Впервые таким образом в Саратове предпринята попытка объединения журналистов, пишущих на криминальные темы, в рамках общественной организации.
В "Союз" вступило 11 журналистов. Председателем избран Сергей Ислентьев, ответственным секретарем – Сергей Михайлов.
В середине мая Союз наметил проведение пресс-конференции с руководителями одного из силовых ведомств.
Контактный телефон
"Союза журналистов-криминологов": 50-66-13.
(У журналистов – криминологов теперь – свой союз
// "Новая газета" в Саратове" (г. Саратов). 1999 г. № 16).
**
13. Станислав Горлов
Дело Лыкова
// "Новая газета" в Саратове" (г. Саратов). 1999 г. № 19.
Рубрика: Расследование
* Подг. к печати: 31 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Со дня убийства майора милиции Игоря Лыкова прошло чуть более года. Следствие по этому делу продолжается. Вместе с тем, у нас нет полной уверенности, что убийцы Игоря Лыкова будут найдены и понесут наказание. Кроме того, это дело таит в себе немало загадок, от оперативного решения которых во многом зависит раскрытие преступления. Сегодня мы предлагаем вниманию наших читателей версию по делу об убийстве Лыкова, выдвинутую бывшим работником следственного управления областной прокуратуры, который попросил нас не называть его имени.
*
Самого дела я не читал, Может быть то, о чем я намерен рассказать, уже проводилось следственными органами. Моя версия строится на основе собственного опыта работы следователем, разговоров с родственниками и друзьями Игоря Владимировича, а также на публикациях в средствах массовой информации.
Напомним читателям, как все произошло. Поздно вечером в дверь квартиры Лыкова позвонили. Хозяин открыл дверь, и между ним и неизвестными состоялся очень короткий разговор, а затем раздался звук, похожий на выстрел. Лыков успел захлопнуть дверь и сказал своего сыну, чтобы он вызвал милицию и скорую.
Как известно, пуля попала не в самые жизненноважные органы. Такие ранения, какие получил Игорь Владимирович, не относятся к смертельным. Однако смерть наступила. Вопрос: почему? Я считаю, что такой исход был возможен из-за того, что пуля, ранившая майора, могла быть со смещенным центром тяжести. Пройдя по всему телу, она задела жизненноважные органы, от чего и наступила смерть.
О пулях со смещенным центром тяжести, которые, насколько мне известно, запрещено применять, мы впервые услышали во времена Афганской войны. Мне известно так же, что оружием с такими боеприпасами снабжались некоторые отряды милиции, отправляемые в Чечню. Разумеется, такое оружие и такие боеприпасы находились на строгом учете. Версию о том, что Лыков был убит именно такой пулей, косвенно подтверждают мои бывшие коллеги из следственных органов и судмедэкспертизы.
Поэтому утверждение журналиста "Комсомольской правды" в Саратове" Михаила Синельникова о том, что в Лыкова стрелял не профессионал, поскольку якобы не был сделан контрольный выстрел, не состоятельно. В случае с Лыковым достаточно было сделать один выстрел в любую часть тела, а дальше пуля бы довершила задуманное злодейство. Наконец, в пользу того, что это был профессионал, заранее подготовленный, говорит и тот факт, что он был изначально уверен, что его никогда не найдут или не захотят найти.
Далее. Самый непрофессионал выбросил бы оружие после убийства. Но оружие, насколько мне известно, не было найдено. Не потому ли, что это как раз и было то оружие, которое снабжалось боеприпасами со смещенным центром? Более того, прежде чем совершить преступление, убийца сначала позвонил домой, чтобы удостовериться, дома ли его жертва. Знали они заранее, что дома был сын. Убийцы не боялись, что их заметят, например, в окно при выходе из подъезда, но они вошли и вышли незамеченными. Это дает мне право предположить, что у киллера было очень профессиональное прикрытие, которое находилось на улице, во дворе дома и обеспечивало ему пути для отступления.
Приехав на место преступления, оперативная группа стала изымать документы, хранившиеся у Лыкова. Когда сын погибшего сделал замечание работникам милиции о том, что надо подробно описать каждый документ в протоколе изъятия, один из сотрудников органов ему в грубой форме заявил, что из-за таких м..., как твой отец, страдают хорошие люди.
Обратите внимание, буквально через час-два после смерти отца его уже оскорбляют. И кто эти "хорошие люди"? Опять же обратите внимание, не безвинные, а именно "хорошие".
Как известно, закон требует при изъятии документов в протоколе изъятия кратко описывать содержание этого документа. Если это письменный документ, то обычно записывают первое и последнее предложения. И так каждый лист любого изъятого документа. Здесь же изъяли все скопом и теперь неизвестно, какие же документы были изъяты на квартире у Лыкова.
Как  известно, копии этих документов Лыков успел отвезти в Москву, где он был незадолго до убийства. У кого находятся эти копии, я не знаю, но рано или поздно они где-то всплывут.
Мне интересно, допрашивало ли следствие того человека, у которого Лыков был в Москве (а судя по всему, Игорь Владимирович посетил высокопоставленного начальника)? Но вполне может быть, что это высокопоставленное лицо и предупредило своих друзей из Саратова о существовании документов, и саратовские друзья предприняли ответные шаги. Этого человека обязательно надо допросить и узнать, кто у него друзья в Саратове, а затем плотно поработать с этими друзьями.
Кроме того, Лыков незадолго до своей гибели имел на руках документы, касающиеся работы ФСБ, в них были и материалы, затрагивающие личности высокопоставленных руководящих товарищей. Вскоре в местной прессе была опубликована не совсем лестная статья о работниках ФСБ, которые якобы передали Лыкову какие-то документы. Допрашивались ли следствием эти бывшие работники, приобщены ли документы, которыми располагал Лыков, к делу, ведется ли соответствующая работа с лицами, фигурирующими в этих документах?
Я не хочу бросать камень в адрес своих коллег. Я очень уважаю осуществляющего надзор по этому делу Андреева, но я понимаю, как и ему, и следствию тяжело расследовать убийство Лыкова, ведь по сути дела всю информацию, касающуюся этого убийства, ему могут приносить именно те лица, которые не заинтересованы в раскрытии дела.
И последнее. Чтобы найти убийц Лыкова, в расследовании дела должны принять участие не запятнавшие себя и хотя бы относительно независимые следователи, на которых можно было бы положиться как на самого себя.
(Горлов С. Дело Лыкова
// "Новая газета" в Саратове" (г. Саратов). 1999 г. № 19).
**
14. Почему не раскрыто убийство майора милиции Игоря Лыкова?
// "Саратовский репортер" (г. Саратов). 2012, 01 июня, пятница. № 11 (439), с. 7.
* Подг. к печати: 31 мая 2018 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
14 лет прошло с того дня, как не стало майора милиции Игоря Лыкова. Он работал оперуполномоченным в ЛОВД в порту Саратов. Преступление не раскрыто до сих пор и возможно, убийца среди нас – живет и здравствует, и так же ходит, как и все остальные горожане, по нашим улицам. Игорь Лыков был убит выстрелом из пистолета в собственной квартире в мае 1995 года.
С Игорем Лыковым я познакомился, когда работал в "Саратове". Он пришел в редакцию сам, и предложил интересную тему. Я написал. Так начались наши неформальные отношения. А потом, как-то, Игорь меня позвал к себе в райотдел (работал он в ЛОВД в порту Саратов, возле Затона) попить чаю.
Когда я пришел, он закрыл дверь изнутри, и сказал: "У тебя есть полчаса, не больше. Читай внимательно, делай выписки, а я потом, если будут вопросы, добавлю". Это была серенького цвета книжка, и в ней два совершенно секретных приказа № 0030 от 1 августа 1980 года за подписью министра МВД Щелокова и приказ № 0015 от 7 июля 1989 года за подписью Бакатина.
Первый касался нормативных основ агентурной работы в органах милиции, второй, бакатинский, назывался "О мерах совершенствования агентурной-оперативной деятельности органов внутренних дел по борьбе с преступностью". КАКОЙ я документ читал, я понял только потом, когда начал ходить на допросы к следователю в серый дом КГБ на улице Дзержинского. На допросы я ходил, чуть ли не каждый день, и просиживал там по два, три, а иногда и больше часов.
Без преувеличения, я был первым (да, скорее всего, и единственным) в стране журналистом, кто читал тот приказ, и более того, делал из него выписки. В нашей профессии как никогда развит профессиональный снобизм. Каждый считает себя гением. А остальные коллеги по цеху – так, ерунда. Когда я, позвонил в "Литературную газету" и предложил им статью об агентурной работе, мне сказали: "Да знаем, писали уже об этих агентах не раз".
Моя робкая попытка сказать, что моя статья уникальна, или как сейчас говорят, эксклюзивна, и основана на документах, со ссылками на первоисточник, была напрасна. Это потом, обо мне и о Лыкове писали центральные газеты, журналы, зарубежная пресса, а в Саратов приезжали журналисты брали интервью у Игоря, у меня.
Надо сказать, после прочтения того приказа, у меня возник легкий шок. Слова "полицейское государство" обретали реальный смысл: агенты, или как их в народе называли и называют, стукачи, именно РАБОТАЛИ на профессиональной основе, получая за это деньги, имея льготы, право на отпуск, в городах существовали явочные и конспиративные квартиры. Работали резиденты. Целое невидимое государство, существующее по своим законам…
Вот, например, кое-какие выписки из того приказа, которые потом легли в основу нескольких статей, опубликованных в "Саратове" в марте 1992 года, под общим названием: "Резидент выходит на связь. Агентурная работа: как это делается". После статьи, через три месяца, было возбуждено уголовное дело по факту разглашения государственной тайны:
"Агентами могут быть только беспартийные граждане, не моложе 18 лет, способные по своим разведывательным возможностям, личным и деловым качествам устанавливать связи с лицами, обоснованно подозреваемыми в подготовке и совершении тяжких преступлений…
…Вербовку осуществляют на добровольных началах, после всесторонней, тщательной проверки и изучения кандидатов…
…Квалифицированному агенту может быть установлено месячное содержание…
…Резидентами могут быть граждане не моложе 25 лет, заслуживающие полного доверия… резидент является посредником между агентами.
…В целях эффективного использования агентурного аппарата оперативный сотрудник поддерживает с ним регулярную связь путем осуществления непосредственных встреч, применения обусловленных способов бесконтактной связи, с использованием почты, телефона, абонентского почтового ящика, тайника и т.п. через резидента и агента-связного… использование телефона и других технических средств связи для передачи сообщения допускается лишь в экстренных случаях с применением заранее согласованных фраз.
…Оплата агентам проживающим в районах Крайнего Севера – от 100 до 400 рублей, в Московской и Ленинградской областях, в столицах союзных республик – от 100 до 250 рублей, в остальных местах – от 70 до 200 рублей… Платным агентам, резидентам раз в месяц предоставляется отпуск.
…Для создания благоприятных условий для проведения встреч на конспиративной квартире и явочной квартире с агентами и резидентами разрешается приобретать чай, кофе, сахар, табачные и другие изделия на сумму 10 рублей раз в месяц на каждой квартире. Расходы оформляются актом.
…Содержать явочные квартиры могут граждане, не моложе 18 лет, заслуживающие полного доверия… Содержать конспиративные квартиры могут граждане, не моложе 25 лет, заслуживающие полного доверия и официально выступающие под соответствующей легендой и по документам прикрытия… ответственными квартиросъемщиками могут быть исполнительные органы районных и городских советов народных депутатов и исполнительные органы внутренних дел…"
Когда я закончил делать выписки из секретного документа, то спросил Игоря: "А тебе, зачем все это надо, а если вдруг будут неприятности по службе, не боишься?". "Все молчат об этом, всем наплевать, что происходит, должен кто-то говорить об этом!" – ответил он.
Позже я понял, зачем Игорю это надо было. А точнее, почему ему это надо было. Он искренне боролся с Системой и хотел ее сломать. О недостатках в работе с агентами, о том, что система работы с ними порочна, он выступал даже на офицерских собраниях. Он был настоящим профессионалом и сыщиком от Бога. Он видел вокруг себя махровым цветом расцветающую коррупцию и как мог, боролся с ней. Если бы мы хотели реально бороться с бандитами и преступниками, таких, как Лыков надо было бы беречь, помогать им. А на него устроили гонения, и объявили предателем. А он искренне считал, как он мне говорил, что оперативную работу, в том состоянии, в котором она существовала тогда, надо было менять, так как разлагающе действовала не только на самих агентов, но и на оперативных сотрудников. В качестве примера он рассказал мне, как некий Иванов и Петров были задержаны за кражу. Иванов, после задержания "колется", становится агентом, и работает на опера в камере, и стучит на Петрова. Находясь в СИЗО Петров получает редкие передачи от своих близких с воли. А вот агент Иванов, за то, что стучит, имеет гораздо больше привилегий, потому что он в хороших отношениях с опером, на которого работает.
Так вот, Игорь был против подобной уродливой, как он искренне считал, системы. Он был сторонником, так называемых доверительных отношений между оперативным сотрудником и агентом. Я не раз был свидетелем, когда к нему домой приходили какие-то люди, явно не из его круга.
Однажды пришел совсем юный парень, о чем-то поговорили с Игорем в коридоре. Потом Игорь говорит: "Да вот, парнишка приходил, советовался, как быть. Завтра на кражу зовут".
Фото, текст:
Игорь Лыков
Продолжение в следующем номере
(Почему не раскрыто убийство майора милиции Игоря Лыкова?
// "Саратовский репортер" (г. Саратов). 2012, 01 июня, пятница. № 11 (439), с. 7).
**
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
01 июня 2018 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню