Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Досье. Достоевский Ф.М. Часть 3.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 16.10.2020

Опубликовано: 18.10.2020



А.А. Белкин
Ф.М. Достоевский. (Выписка).
(К 75-летию со дня смерти)
// Москва, изд. "Знание", 1956, 40 стр. Тираж 96 000 экз. Брошюра. Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний. Серия VI, № 1.
Автор: Белкин Абрам Александрович, кандидат филологических наук.
* Подг. к печати: 05 января 2020 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Прим. Вяч. Борисов: Текст брошюры, выделенный жирным шрифтом, осуществлен мною.
*
I. Стр. 3-12.
Творчество великого русского писателя Ф.М. Достоевского и при его жизни и в ХХ веке вызывало крайне противоречивые оценки. Огромный художественный талант Достоевского и его влияние на мировую литературу признавали все – и русские и зарубежные критики и исследователи. М. Горький писал о нем: "Должен был явиться человек, который воплотил бы в своей душе память о всех этих муках людских и отразил эту страшную память – этот человек Достоевский" [1].
[1]. М. Горький. История русской литературы, стр. 251. Гослитиздат. 1939.
Вся суть споров вокруг Достоевского сводилась к определению положительной или отрицательной роли его в русской и мировой литературе. Наибольшие трудности всегда вызывали необычайная противоречивость его мировоззрения и художественного метода, его своеобразное место в истории русского критического реализма. Стр. 3.
*
<…> Последний роман Достоевского "Братья Карамазовы", законченный в 1880 году, был прямо и откровенно направлен против Белинского и его продолжателей – Добролюбова, Чернышевского, Щедрина, против идей революции, демократии и социализма. Стр. 3.
*
<…> Из ссылки Достоевский вернулся душевно надломленным человеком. Он начал проповедовать единение народа с царем и православной церковью. В 70-е годы Достоевский стал яростным врагом русского и мирового революционного движения, а в конце жизни был другом К. Победоносцева – обер-прокурора святейшего синода, самого мрачного представителя реакционных сил России. Стр. 4.
*
<…> Чем более развивался талант Достоевского и совершенствовалось его художественное мастерство, тем органичнее сочетались в его романах абстрактные философские проблемы, вопросы морали, психологический анализ с прямой политической направленностью, острой злободневностью, публицистичностью. Философские дискуссии о признании или отрицании бога переходили непосредственно в споры о возможности революции и политическом терроре. Философская проблематика Вольтера и романтическая восторженность Шиллера, петербургские пожары 1861 года и политический процесс Нечаева, психология преступления и теория "разумного эгоизма" Чернышевского соединились в романах Достоевского и составили их неповторимое своеобразие. В художественном сознании писателя не существовали раздельно эпически спокойные исторические темы и текущие вопросы социально-политической жизни. В романе "Подросток" Достоевский сам заявил о публицистической направленности своего творчества: "Но что делать, однако же, писателю, не желающему писать лишь в одном историческом роде и одержимому тоской по текущему? Угадывать и… ошибаться". Достоевский многое верно угадывал, но во многом трагически ошибался, приходя к реакционным выводам. Стр. 4.
*
<…> Прошло 75 лет со дня смерти Достоевского. Время накопило достаточно исторического опыта, чтобы ответить на этот важнейший для понимания всего творчества Достоевского вопрос. Советская наука о литературе, обогащенная марксистско-ленинским методом, дает нам возможность увидеть истинный характер противоречий Достоевского и правильно их объяснить. Стр. 7.
*
<…> После каторги и ссылки Достоевский пришел к выводу, что революционным путем нельзя добиться освобождения народа. Он стал врагом идей крестьянской революции в России и противником Парижской Коммуны во Франции. Но Достоевского нельзя отождествлять с такими врагами революции, как реакционер Катков или религиозный мракобес Победоносцев. Вопросы о социализме и революции всю жизнь волновали Достоевского, как и вопросы о будущем "золотом веке".
Враждуя с революционными демократами – Чернышевским, Добролюбовым, Щедриным, пытаясь опровергать их идеи в своих художественных и публицистических произведениях, он не мог оторваться от них. Стр. 8.
*
<…> Достоевский как художник, автор выдающихся романов сформировался в полной мере в период между двумя революционными ситуациями: 1859-1861 и 1879-1880 годов. Нужно иметь при этом в виду, что обе революционные ситуации не перешли в революцию. Стр. 8.
*
<…> Истоки расхождений Достоевского – дворянина по происхождению, но разночинца по социальному положению, сына бедного лекаря Мариинской больницы в Москве, с разночинцем Чернышевским и его соратником и единомышленником Салтыковым-Щедриным (тоже дворянином по происхождению) коренятся не в их биографиях, а в особенностях русской жизни и общественной мысли. Стр. 9.
*
<…> Исходной точкой зрения для Достоевского, как художника и мыслителя, была судьба личности. От поведения личности, от моральных качеств отдельных людей, по его убеждениям, зависят жизнь коллектива, судьба всего народа. Таким образом, лишь нравственное совершенствование личности может привести к преобразованию общества. Такая точка зрения влекла за собой отвлеченный этический подход ко всем явлениям действительности. В основе его лежало идеалистическое мировоззрение.
Исходной точкой зрения для революционных демократов была судьба народа. От судьбы народа зависит и судьба личности, судьба отдельных людей. Таким образом, социальное освобождение народа способствует и совершенствованию личности. Стр. 11.
*
<…> Концентрация внимания Достоевского на судьбах личности наложила свой отпечаток и на характер гуманизма писателя. <…> Гениально раскрывая сложную, противоречивую, мучительную душевную и интеллектуальную жизнь личности, Достоевский не мог раскрыть связь личности с народом, а жизнь народа не сумел осмыслить в ее историческом развитии. Стр. 11.
*
<…> Сердце и разум Достоевского были ареной борьбы, на которой сталкивались религия и атеизм, возвеличение страданий и неприятие их, смирение и бунтарство, страх перед революцией и пристальный интерес к идеям социализма, мысль о неизбежности зла, извращений, страданий и одновременно мечта о прекрасных гармонических людях на обновленной, счастливой земле. Стр. 12.
**
II. Стр. 12-19.
<…> Достоевский ставит перед собой в "Двойнике" задачу, которой еще не ставил в "Бедных людях", - раскрыть самые глубины психологии униженного чиновника, его тайные, им самим порой не осознанные желания. И тут же обнаруживаются такие идеи художника, которые неприемлемы для гуманиста и демократа Белинского. Используя форму полуфантастического, полуреального сюжета, Достоевский показывает, что в душе унижаемого и оскорбляемого чиновника заложены злые, отрицательные начала. Он может превратиться из унижаемого в унижающего, из оскорбляемого в оскорбителя, из жертвы – в мучителя.
Фантастическое  раздвоение героя на Голядкина-старшего и Голядкина-младшего отражает также идею о возможности сочетания "мучителя" и "жертвы" в одном человеке, - идею, которая в дальнейшем будет все углубляться в сознании Достоевского. Таким образом, в "Двойнике" таится в зародыше идея "подпольного человека", которая найдет свое полное художественное воплощение в 1864 году в "Записках из подполья".
Голядкин-младший обладал теми качествами, которых не хватало Голядкину-старшему: нахальством, самоуверенностью, наглостью в отношениях с людьми. Оказывается, "маленький человек", который испытывает "припадки страдания амбиции", который не хочет, чтобы его "затирали как ветошку", может сам превратиться в одного из тех, кто превращал его "в ветошку".
В "Записках из подполья" и затем еще больше в "Бесах" и "Братьях Карамазовых" эта проблема раскроется не только в психологическом, но и в ее политическом и философском содержании. Стр. 16-17.
*
<…> Каторга и ссылка дали Достоевскому материал для создания "Записок из Мертвого дома". Стр. 18.
<…> Достоевский приходит к мысли, что не система наказаний, не порка, не лишение свободы уменьшают преступность: "Работа же спасала от преступлений: без работы арестанты поели бы друг друга, как пауки в склянке". Стр. 19.
*
III. Стр. 20-22.
<…> Во-вторых, Достоевский, по меткому определению Луначарского, - один из самых лирических писателей. Он крайне субъективен. Почти в каждом из его персонажей содержится часть души и разума самого Достоевского. Стр. 21.
*
<…> В свои романы Достоевский постоянно вводит исповеди героев. Таковы исповедь Раскольникова перед Соней, исповедь Ставрогина, дневник Ипполита, поэма-исповедь Ивана Карамазова "Легенда о великом инквизиторе". Произведения Достоевского воспринимаются как огромный "Дневник писателя", как грандиозная исповедь самого художника. Оттого и язык писателя очень близок языку персонажей. Достоевский мало дифференцирует речь героев, из какой бы среды, какого бы возраста они ни были. Л. Толстой отмечал как недостаток то, что все герои Достоевского говорят одним и тем же языком. Но здесь это не было недостатком. Это - свойство художественного языка Достоевского, вполне соответствующее общему характеру его творчества, его художественному заданию. Художественные приемы (форма исповеди  и повествование от имени рассказчика), которые определяют особенности жанра, композиции и языка романов Достоевского, вызывают острый, лишь Достоевскому присущий эстетический эффект. Читатель как бы проникается атмосферой напряженных исканий, тревожных раздумий, лихорадочных колебаний, характеризующих духовный мир его персонажей. Умение передать в живых образах сложный интеллектуальный мир героев, изобразить не только диалектику чувств, но и диалектику идей – это труднейшее искусство. Им обладали в совершенстве лишь художники-мыслители, возвышавшиеся до философских обобщений. В русской литературе XIX века этим искусством владели Герцен и Щедрин, Толстой и Достоевский. У Достоевского духовные исповеди героев передавали необычайно острую борьбу идей в сознании человека. Эти столкновения идей описывались Достоевским так живо и ярко, с таким темпераментом и остротой, что воспринимались  читателем, как драматические сцены, как трагические столкновения живых характеров. Происходило это потому, что интеллектуальные споры персонажей у Достоевского отражали противоречия самой жизни, ими были вызваны. Стр. 21-22.
<…> Построение диалогов у Достоевского настолько динамично, что легко поддается драматической инсценировке, и неоднократно многие его произведения ставились на сценах русских и зарубежных театров. Стр. 22.
**
IV. Стр. 22-39.
<…> Но к великому ужасу Достоевского, развитие общественных противоречий, какое он мог наблюдать в 60-70-е годы, не только не улучшало жизнь людей, но безмерно увеличивало их страдания. Достоевский ясно видел, что в пореформенной России к старым формам эксплуатации народа прибавляются все новые, все более беспощадные и безжалостные. Капиталистическая эксплуатация, денежный расчет влекли за собой невиданную раньше нищету масс, еще большее порабощение человеческой личности. Исчезали всякие патриархальные и моральные основы отношений людей. За деньги покупалось все: ум, чувства, здоровье, красота, человеческая независимость, гордость, женская честь, любовь, материнская привязанность, семейный уют.
По силе разоблачения того, как деньги извращали все нормальные отношения людей, Достоевский сравним лишь с великим французским реалистом Бальзаком, которого он еще в молодости переводил на русский язык. Стр. 23.
*
"Преступление и наказание", Мармеладов:
<…> - А коли не к кому, коли идти больше некуда! Ведь надобно же, чтобы всякому человеку хоть куда-нибудь можно было пойти. Ибо бывает такое время, когда непременно надо хоть куда-нибудь да пойти!" Стр. 24.
*
"Идиот".
<…> Настасья Филипповна обладает редчайшей красотой, физической и душевной. "С этакой красотой можно мир перевернуть", - говорится о ней в романе. И именно ее женская честь оказывается поруганной, оплеванной. Огромное человеческое счастье, которое может дать любовь этой женщины, никому не нужно. Знаток женской красоты, барин Тоцкий, отметив Настасью Филипповну еще маленькой девочкой, воспитал для себя из нее любовницу, которая служила прихотям развратника и мелкому барскому тщеславию. Затем он решил избавиться от нее, женив на ней мелкого карьериста и себялюбца Иволгина, который не любит Настасью Филипповну, но прельщается обещанным Тоцким приданым в размере семидесяти пяти тысяч рублей. Тоцкий хочет жениться на дочери богатого генерала Епанчина. Епанчин, в свою очередь, рассчитывает на то, что Ганя Иволгин, его секретарь, карьерист, мечтающий лишь о капитале в семьдесят пять тысяч рублей, уступит ему свою жену на роль любовницы. Наконец, купец Рогожин, обуреваемый чувственной страстью, откровенно предлагает Настасье Филипповне сто тысяч рублей, чтобы она ушла к нему и не знала бы больше никого. Таким образом, умная, обаятельная, гордая, красивая женщина становится предметом циничной торговой сделки. Трагичность судьбы Настасьи Филипповны усугубляется тем, что она презирает всех окружающих ее пошляков, карьеристов, сладострастников и в то же время понимает безвыходность своего положения. Бунт Настасьи Филипповны, утверждение ею своего человеческого достоинства, своей женской свободы составляют самые драматические главы романа.
Высшего напряжения достигает сцена в доме Настасьи Филипповны, когда все гости, затаив дыхание, следят за тем, как пламя в камине подбирается к пачке в сто тысяч рублей, привезенной Рогожиным и брошенной в огонь Настасьей Филипповной. Стр. 27-28.
*
<…> Если на земле нет правды, жалости и справедливости, то, как утверждает Иван Карамазов, чтобы завоевать в этом мире право на жизнь, на власть, на радости – "все позволено". К этой анархической формуле приходят все ожесточенные герои Достоевского. Во имя утверждения прав человека отвергаются все моральные устои, политические убеждения, философские истины. Во имя человечности проповедуется бесчеловечность. Это логическое противоречие является верным отражением социальных противоречий буржуазного общества.
Многочисленные русские и западноевропейские декадентские подражатели Достоевского (Д. Мережковский, П. Бурже, А. Жид) увидели в бунтарях Достоевского только героев бесчеловечности, проповедников права на преступление. Стр. 32.
*
Раскольников:
<…> Но с ужасом он убеждается, что в этом мире, где деньги достигаются лишь преступлением, нельзя добиться улучшения положения самых близких и дорогих ему людей. И тогда он не только решается на убийство, но и создает теорию, оправдывающую его. По этой теории люди по закону природы делятся на два разряда – низших и высших, обыкновенных и необыкновенных. Низшие обречены на прозябание, высшие имеют право нарушать нормы общества, идти на преступление. Стр. 32.
*
<…> Для ожесточенных героев Достоевского теряют силу всякие нравственные нормы. Иван Карамазов, подобно герою Вольтера Кандиду, утверждает, что нет бога на земле, значит, нет правды, нет понятия о добре и зле. Стр. 33.
*
<…> Свидригайлов и Смердяков – развращенные, низменные люди, их поступки – результат животных побуждений. Свидригайлов цинически и нагло преследует Дуню, Смердяков (незаконный сын Федора Карамазова) является фактическим убийцей своего отца. Им действительно все позволено. Наибольшей силы типизации и художественной выразительности достиг Достоевский при создании образа Смердякова. Смердяковщина стала нарицательным именем для самых отвратительных качеств человека, потерявшего человеческий облик.
Смердяков – лакей не только по положению, но и по душевному складу, по убеждениям. Для него нет ничего святого, он презирает людей, родину – Россию, семейные связи, он способен предать, продать, убить. Стр. 33.
*
<…> Таким образом, начав с протеста против страданий, против законов, обрекающих людей на мучения, художник пришел к возвеличению страданий. Культ страданий, конечно, никак не разрешал противоречий общества; наоборот, он воспитывал в людях примирение со злом и апатию. Поэтому великий пролетарский писатель М. Горький выступил против Достоевского. Гуманизм Горького требовал социальной борьбы с эксплуататорским обществом; он ненавидел страдания и справедливо считал, что "достоевщина", в которой содержалось, с одной стороны, изображение "карамазовщины" – мещанского бунта индивидуалистической личности, а с другой – воспевание страданий, очищающих человека, может оказывать социально вредное влияние на неустойчивые элементы общества и особенно в периоды политической реакции, как это и было, например, после поражения революции 1905-1907 годов.
Достоевский связывал образы своих "ожесточенных" бунтарей – разрушителей, индивидуалистов, хищников с идеями революции, социализма, атеизма и материализма. Образы "кротких" положительных героев он связывал с православием, идеализмом и идеей единения русского народа с царем. Таким образом, создавалось клеветническое изображение идей революционной демократии, что отчетливей всего проявилось в наиболее реакционном политическом романе Достоевского "Бесы". Использовав материал политического процесса террориста С.Г. Нечаева, организовавшего авантюристский кружок заговорщиков, Достоевский выступил в этом романе против идей революции и социализма вообще, как несовместимых с нормами нравственности. Критику социалистических теорий и философского материализма Достоевский начал еще в 1864 году в "Записках из подполья", в которых современники справедливо увидели памфлет, направленный против революционно-демократической идеологии. Подпольный человек издевается над самыми дорогими для революционеров идеями – о возможности построения социалистического общества, о возможности воспитания людей в духе "разумного эгоизма", то есть на основе материалистической этики. В "Преступлении и наказании" Достоевский связывает антигуманистическую теорию Раскольникова о праве на преступление с революционной теорией насильственного протеста против законов эксплуататорского общества, с которой она по существу ничего общего не имеет.
В "Бесах" реакционные воззрения художника проявились наиболее отчетливо именно потому, что в этом романе исчезли те реальные основы – изображение мира человеческих  страданий и противоречий эксплуататорского общества, губящих человеческую личность, - которые составляли силу гуманизма Достоевского и его реалистического метода. Сделав содержанием характеров своих героев одни лишь политические идеи, а основой сюжета романа уголовный процесс группы политических заговорщиков, Достоевский поставил себе целью выступить против идей революции в целом. В "Бесах", как позднее и в "Братьях Карамазовых", с наибольшей резкостью и прямотой обнаружилась исходная общефилософская реакционная позиция Достоевского. Осмысливая историю развития человеческого общества в целом, Достоевский пришел к выводу, что общественные конфликты невозможно и даже недопустимо разрешать социальными средствами, социальной борьбой. Это можно сделать лишь путем самосовершенствования отдельных людей. Социальные конфликты он подменял этическими коллизиями. Некоторую степень реалистической убедительности этим идеям Достоевского придавало то, что в качестве доказательств он использовал исторический опыт буржуазных революций во Франции, которые окончились победой эксплуататорского класса. Пока Достоевский обличал несостоятельность идей буржуазной революции, лозунгов свободы, равенства и братства в их буржуазном содержании, его критика находилась в русле критического реализма, имела даже прогрессивное антибуржуазное значение. Но как только художник абсолютизировал эту критику, причудливо и противоречиво соединяя разоблачение католицизма с критикой атеизма, разоблачение буржуазных "свобод" с критикой идей подлинной свободы, критику рационалистических теорий европейских просветителей-утопистов с отрицанием науки и разума в целом, - тотчас же гуманистический, антибуржуазный пафос его творчества превращался в отрицание прогресса и науки вообще.
В конкретно-исторических условиях русской жизни 60-70-х годов XIX века эти реакционные воззрения Достоевского были направлены против идей русской революционной демократии, против подлинно героических борцов за освобождение народа – Чернышевского, Добролюбова и их соратников.
Связав воедино идеологию русской революционной крестьянской демократии с воззрениями западноевропейской буржуазной демократии, Достоевский отождествил подлинно революционный атеизм, материализм и социализм с философией западноевропейских вульгарных материалистов середины XIX века и псевдореволюционной фразеологией буржуазных либералов.
Объявив все революционные идеи наносными европейскими влияниями, чуждыми русской нации, Достоевский противопоставил им программу философского идеализма, православной религиозности, единения церкви и государства. Именно эту реакционную программу проповедует старец Зосима, являющийся духовным наставником истинного, по мнению Достоевского, положительного героя в романе "Братья Карамазовы" – Алеши Карамазова. Более того, свою реакционную программу Достоевский считал наиболее соответствующей русскому национальному духу. Стр. 35-37.
*
<…> Таким образом, реалистическая сила художественного таланта Достоевского сказывалась в том, что реакционные, антигуманистические идеи и образы в его творчестве опровергались антибуржуазными, гуманистическими идеями и образами, за которыми была правда самой жизни. Но отказаться от своих реакционных идей он не мог. Эти противоречия составляли трагедию Достоевского как художника и человека.
Реакционная и декадентская критика в России, скрывая противоречия Достоевского, утверждала, что его величие и заключается в проповеди религиозности и смирения. Такие критики, как Вл. Соловьев, Д. Мережковский, В. Розанов, всячески восхваляли самые реакционные черты творчества Достоевского, делая его знаменем борьбы против идей революции и социализма. Многие зарубежные буржуазные критики и писатели, анализируя очень большое, часто отрицательное влияние творчества Достоевского на мировую литературу, видели в нем лишь певца извращенных, изломанных человеческих натур, изобразителя психологии раздвоения, индивидуализма и распада. Справедливой отповедью апологетам "достоевщины" было следующее высказывание М. Горького: "Достоевский всю свою жизнь оставался во власти вопросов об источниках зла, о борьбе человека против бога, о причинах трагической обреченности людей. Он закончил свой мятеж проповедью покорности, смирения, терпения…" [1].
[1]. М. Горький. Несобранные литературно-критические статьи, стр. 94. Гослитиздат. 1941.
Вопреки своим многочисленным истолкователям и подражателям, превозносившим лишь мрачные стороны его "жестокого таланта" и игнорировавшим разоблачительную, антибуржуазную силу его романов, сам Достоевский сознавал и трагически переживал свою внутреннюю противоречивость.
Творчество Достоевского свидетельствует о том, на какую трагедию обречен великий художник в поисках путей ко всеобщему человеческому счастью, когда он видит противоречия буржуазного общества, но не в состоянии выйти за рамки буржуазного сознания в своих идеях построения нового, социального строя.
По решению Всемирного Совета Мира в этом году вместе с советским народом все люди земного шара отмечают 75-летие со дня смерти Ф.М. Достоевского.
Нам чужды реакционные воззрения Достоевского. Но он велик как критический реалист, как художник-гуманист, воплотивший в своих произведениях страдания человечества в условиях эксплуататорского общества, раскрывший антагонистические противоречия буржуазно-крепостнических отношений, передавший с огромной художественной силой трагедию личности, мучительно ущемленной в своем человеческом достоинстве. Стр. 38-39.
(Белкин А.А. Ф.М. Достоевский. (Выписка).
// Москва, изд. "Знание", 1956, 40 стр. Тираж 96 000 экз. Брошюра. Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний. Серия VI, № 1).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
16 октября 2020 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню