Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Приволжский РУБОП во 2-й Чеченской войне

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 21.04.2021

Опубликовано: 22.04.2021



Необходимое примечание. Этот материал был написан в ноябре 2014 года и публикуется без каких-либо изменений и дополнений. Вяч. Борисов.
*
В августе 1999 г. с территории "независимой Ичкерии" (президент Масхадов), неконтролируемой властью Российской Федерации, в Дагестан вторглись отряды Шамиля Басаева. Цель вторжения в 1999 г. была точно такая же, как сейчас в 2014 г. у боевиков исламского государства ИГИЛ на территории Ирака и Сирии – создание радикального исламского государства от моря до моря, с уничтожением всем неверных, которые не захотят принять ислам.
На август 1999 г., при насквозь прогнившем режиме пропившегося президента Ельцина Б.Н., наши вооруженные силы практически почти потеряли боеспособность и были не готовы к отражению какой-либо агрессии. В те времена всеобщего развала военная авиация почти не поднималась в небо – не было авиационного керосина, налет часов в год у летчиков был мизерным, а некоторые летчики в течение года вообще ни одного раза не взлетали с аэродрома.
На фоне деградации вооруженных сил, наши западные и арабские "партнеры, коллеги и друзья", решили не упустить столь выгодный момент для отторжения Кавказа от России, после чего должен был сработать "принцип домино" - распад нашего государства на мелкие княжества.
Отряды Басаева были прекрасно экипированы и вооружены современным оружием. Среди чеченских боевиков были десятки наемников и инструкторов из-за рубежа – не только арабы и турки, но и "дикие гуси" с паспортами Великобритании, Германии, США, стран Прибалтики, в общем, там всякой твари было не по одной паре.
Население Дагестана, где в одной республике проживают мусульмане - больше сорока национальностей, ранее уже вкусило всю прелесть соседства с мятежной Ичкерией: похищение людей с целью получения выкупа, угоны автотранспорта и отар скота, разбойные нападения – совершаемые чеченскими боевиками, которые после захвата добычи в Дагестане укрывались на территории Ичкерии.
Чеченских "братьев-мусульман", шедших в компании с зарубежными наемниками покорять Дагестан, мирные жители - мусульмане Дагестана встретили с оружием в руках, т.к. не желали жить по законам террористов-фанатиков, проповедующих радикальный ислам.
Такой "горячий прием" со стороны местных жителей стал для Басаева и его покровителей большой неожиданностью, ведь и те, и другие являлись мусульманами.
Победного марш-броска – дагестанского блицкрига не получилось, население Дагестана вместо восторженного приема басаевцев, с подношением кавказских даров – в нашем варианте хлеба и соли, встретило незваных гостей огнем из любого мало-мальски пригодного для ведения стрельбы огнестрельного оружия.
Активные действия жителей Дагестана по отражению агрессии боевиков Ичкерии, жертвы среди мирного населения от огня проповедников мирового халифата, в конце концов, заставили проснуться от тяжкого похмелья верховную российскую власть – Россия стояла на краю пропасти, в преддверии распада государства. Началась кровопролитная вторая чеченская война, во время которой как западные страны, правозащитники всех мастей, так и российская либеральная тусовка с прозападной интеллигенцией и всей сворой бывших антисоветских диссидентов-правозащитников – встали на защиту "независимой Ичкерии", "маленького гордого чеченского народа" подвергнувшегося агрессии со стороны имперской России.
Когда в России отсутствуют боеспособные войсковые части, то наша власть бросает в бой всё что угодно, но всегда в первую очередь милицейские подразделения, которые предназначены бороться с преступностью, пусть с организованной, но всё-таки с преступностью, и никак не предназначены для ведения боевых действий с хорошо вооруженными отрядами боевиков всех мастей. Как и в первую чеченскую компанию, так и во вторую чеченскую войну в Чечню бросили СОБР Приволжского РУБОПа.
Автор этих строк, с 1991 по 1999 гг. будучи следователем следственного управления УВД Саратовской области занимался расследованием уголовных дел по организованной преступности, возбужденных по материалам ОРБ (Оперативно-розыскного бюро), Приволжского РУОП-РУБОП. Все эти годы наш следственный отдел размещался не в СУ облУВД, как все другие отделы СУ, а непосредственно в помещениях, занимаемых оперативниками ОРБ – РУОП-РУБОП. Именно поэтому меня и моих коллег-следователей даже в областной прокуратуре именовали "следователями РУОП", в штате которого мы никогда не состояли.
Наш следственный отдел, как по характеру своей работы, так и по месту расположения, имел много общего с оперативниками РУОПа, СОБРа, чем со своими коллегами из СУ УВД, с которыми общались случайно раз в году.
Срок пребывания в чеченских боевых командировках для оперативников СОБРа Приволжского РУБОПа в конечном итоге дошел до 6 месяцев. Длительный срок пребывания в постоянной стрессовой ситуации пагубно сказывается на боеспособности подразделения, физического и морального состояния бойцов, живущих столь длительное время в отрыве от семей и родственников, привычного места жительства. Профессиональные психологи не раз подробно описывали негативные последствия длительного периода участия бойцов в боевых действиях, неожиданно вырванных из привычной мирной жизни.
Боестолкновения, не только в открытой вооруженной фазе войны, но и при ведении партизанской войны методами внезапных нападений, диверсий с минированием дорог и других путей сообщения, неизбежно приводит к потерям: убитыми и ранеными с обеих сторон.
В ночь с 17 на 18.02.2000 г. в г. Шали Чеченской республики капитан милиции Миронов Владимир Алексеевич, 03.01.1967 г.р., боец СОБРа Приволжского РУБОПа, был смертельно ранен в голову и от полученного ранения скончался через несколько часов. 22.02.2000 г. он был похоронен в г. Саратове. После гибели Миронова, без отца остались двое сыновей.
*
08.12.2000 г. в 16.30 час. в Чеченской республике в Старопромысловском районе г. Грозного, в пути следования из Ханкалы к месту дислокации СОБРа Приволжского РУБОПа, на установленном боевиками фугасе был подорван автомобиль "ГАЗ-66" с бойцами СОБРа. При взрыве получили ранения 4 бойца саратовского СОБРа и 2 бойца самарского СОБРа.
09.12.2000 г. в 07 час. от полученных ранений в госпитале скончался капитан милиции Смирнов Иван Валентинович, 30.12.1970 г.р., а две его дочки остались без отца.
10.12.2000 г. в 03.10 час. от полученных ранений в госпитале скончался капитан милиции Воротынов Дмитрий Николаевич, 05.08.1965 г.р., а два его сына остались без отца.
14.12.2000 г. в г. Саратове в клубе УИН (ул. Московская, 156) проходило прощание с погибшими собровцами Смирновым И.В. и Воротыновым Д.Н.
На тот момент автор этих строк уже второй год был на пенсии и работал адвокатом. Я не знал погибших ребят, но был потрясен гибелью в РУБОПе сразу двух оперов и поэтому счел своим долгом прийти в клуб УИН на гражданскую панихиду.
Собровцы погибли – это горе, но когда на похоронах я увидел у каждого гроба по двое детей, оставшихся сиротами, вот это было шоком. В голове сидела одна мысль: мужики-кормильцы погибли, а что без них дети жрать будут?! Работая следователем по расследованию уголовных дел в отношении фигурантов из организованной преступности, находясь в группе риска, особенно, когда нередко даже опера РУБОПа смотрят на тебя, как на покойника, мне в голову приходила мысль: "Ну ладно, меня грохнут, мы все не вечные, но вопрос – что дети без отца жрать будут? Или на кусок хлеба милостыню просить будут?"
В 90-е годы в милиции зарплату платили копеечную, а в связи с постоянной инфляцией выдачу зарплаты задерживали по несколько месяцев. Тыловые крысы из финчасти облУВД, а то и сами начальники РОВД тормозили выдачу зарплаты по одной причине, полученные, но не выданные личному составу деньги, положенные в банки, за один-два месяца приносили хорошие проценты в условиях дикой инфляции.
Мой хороший знакомый коллега-следователь описывая крайне негативную ситуацию использовал выражение: "Как говна наелся!" Именно такое чувство я испытал на похоронах собровцев Смирнова и Воротынова во время общения с бывшим опером РУБОПа К-м, который недавно стал адвокатом и цинично использовал похороны в личных целях. На похоронах собровцев собрались как действующие сотрудники РУБОПа, так и бывшие сотрудники, ушедшие или на пенсию, или перешедшие на службу в подразделения других правоохранительных органов. Кроме рубоповцев на панихиду пришли первые лица или их заместители из других правоохранительных органов, в том числе и прокуратуры. Недавно испеченный адвокат К. притащил с собой огромную пачку адвокатских визиток, которые раздавал почти всем присутствующим. У меня было ощущение, что он готов встать впритык с гробами погибших ребят, чтобы каждому всучить свою визитку. Продолжая распространять визитки бывший опер РУБОПа К., войдя в раж и вероятно забыв, что его собеседник Борисов В., прежде чем стать адвокатом, с 1976 по 1999 гг. служил в милиции, начал распинаться о том, как он шокирован тем, что в СИЗО-1 Саратова сидят фактически все невиновные следственно-арестованные. Как видно адвокат К. усиленно примерял на себе мантию правозащитника в целях обретения большого количества клиентов. В действительности, в саратовском СИЗО-1 постоянно находится не одна тысяча подследственных, из которых в конечном итоге только несколько человек могут быть признаны судом невиновными.
Новообращенные в религии очень агрессивны, как говорится, они хотят стать святее римского Папы. В наше время эту ситуацию хорошо видно в отношении лиц – выходцев из коренных жителей Европы, только что пришедших в лоно радикального ислама и готовых убивать всех не согласных с ними.
Вот именно таким и был свежеиспеченный адвокат К., который мгновенно забыл свою трудовую деятельность в должности оперуполномоченного Приволжского РУБОПа. Мне пришлось расследовать уголовное дело, возбужденное по материалам опера К., где он выступил в качестве провокатора. В Саратовском районе в дом парочки сожителей-наркоманов он заявился в образе братка из группировки "Якоря", страдающего наркотической ломкой. Словесно запугав хозяев мифическими связями в среде оргпреступности, опер К. принудил их изготовить наркотик, якобы для снятия его собственной ломки. Получив наркотик, он сунул им в лицо удостоверение сотрудника РУБОПа, затем последовал обыск с обнаружением наркоты, которой эти наркоманы никогда не торговали и приобретали для личного употребления. Парочка сожителей-наркоманов приземлилась на казенные нары за сбыт, приобретение и хранение наркотиков, а опер К. "срубил палочку", т.е. записал в свой актив возбужденное уголовное дело – не имеющее никакого отношения к организованной преступности. Именно такие опера умудрялись писать в отчетности о том, что ими в ходе многомесячной оперативно-розыскной деятельности выявлена, разоблачена и ликвидирована ОПГ в составе… 1 человека! Именно такое уголовное дело мне тоже пришлось расследовать, где фигурантом был обычный вымогатель-одиночка, татарин по национальности. Уголовное дело в отношении вымогателя слепил его соплеменник-татарин, опер РУБОПа Б., также ставший адвокатом.
*  
03.02.2001 г. контрольно-пропускной пункт СОБРа Приволжского РУБОПа в Старопромысловском районе г. Грозного Чеченской республики был обстрелян боевиками. В ходе обстрела погиб оперуполномоченный СОБРа майор милиции Климов Дмитрий Борисович, 18.07.1964 г.р., у которого вдовой осталась жена, а сиротами остались двое детей.
08.02.2001 г. в г. Саратове состоялись похороны погибшего бойца СОБРа Приволжского РУБОПа. Опер Климов длительное время работал по уголовным делам, которые расследовал мой сосед по кабинету – следователь Локк Рольф-Гарри Викторович. По этой причине Климов часто бывал в нашем кабинете, и когда я увидел фотографию погибшего Климова в местной прессе, мне стало довольно хреново, хотя я с ним и не дружил, и для меня он был просто одним из знакомых по РУБОПу.
Погибшие собровцы отдали свои жизни во имя спасения государства российского и не их вина в том, что верховная власть смотрит на личный состав правоохранительных органов циничными глазами чинуши-бюрократа: "Потери личного состава минимальны - составили всего 4%". Ведь дети милицейского чиновника, как и "золотые детки" других блатных шишек в Чечне не воевали, т.к. они умудрялись как в те, так и в наши времена успешно "откосить" от службы в армии, не говоря уж про командировки в Чечню.
Царствие Небесное погибшим ребятам, пусть земля им будет пухом!
*
21 апреля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню