Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Александр Крутов: лауреат СМИ и образ-маска "нищего" журналиста

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 28.02.2021

Опубликовано: 28.02.2021



10 апреля 2017 г., в возрасте 56 лет в больнице умер сотрудник журнала "Общественное мнение" Александр Николаевич Крутов, 02.07.1960 г.р., талантливый журналист-расследователь, без статей которого невозможно представить политическую и криминальную жизнь Саратовской области, начиная с 90-х годов ХХ века – по 2017 год, то есть почти четверть века.
С 90-х годов Крутов, корреспондент газеты "Богатей", стал заметной личностью саратовских СМИ. Коллеги по цеху упрекали Крутова за сухость статей, из-за которых, однако, нередко начинался скандал во властных и политических кругах Саратова. Статьи Крутова были наполнены фактурой, опирались на документы, и чаще всего "героям" его статей и возразить-то было нечего, оставалось только вопить о вмешательстве в личную жизнь, о правах человека и прочее.
В апреле 2021 года будет 4 года со дня смерти Крутова А.Н., но его место – звезды саратовской журналистики, увы, так и осталось незанятым. "Бумажные" газеты в нашем регионе умерли, трудоемкие статьи-расследования писать некому, да и никто писать задаром – за гроши, писать не желает.
На нашем сайте https://www.криминальныйсаратов.рф. размещен большой массив различных публикаций Крутова А.Н., которые по настоящее время не потеряли своей актуальности, "герои" Крутова всё ещё оказывают громадное воздействие на жизнь области.
Ниже публикуются заметки, написанные в апреле 2020 года. Заметки "отлежались" почти год, мое мнение и взгляды на ушедшее время не изменились.
*
Жизнь довольно забавная штука, история движется по спирали, и в один прекрасный день вдруг осознаешь (в зависимости от самообразования), что ситуация в России и в мире повторяется, и что всё это уже было 100-150 лет назад, когда герои носили другие одежды.
В 2020 г., ввиду эпидемии коронавируса, общемировая демократия, толерантность, права человека и прочая лабуда вдруг неожиданно накрылись "медным тазом". Коммунальная квартира под названием "Европейский союз" оказалась на грани распада, т.к. жильцы заперлись в своих комнатушках – отгородились от соседних стран. Соседи по ЕС откровенно и цинично вернулись к старым заповедям: "Своя рубашка ближе к телу", "Каждый сам за себя!", "Ты умри сегодня, а я умру завтра!", которые выражаются тремя словами "Человек – человеку волк!".
Демократы-либералы и прочая "пятая колонна" со второй половины 80-х годов неустанно твердили: "Надо валить из этой страны!". Практически все "свалившие" из Советского Союза, а после его развала из Российской Федерации, рванули на Запад не по каким-то идейным соображениям – таких были единицы, а сугубо цинично – за "куском колбасы". Подавляющее большинство выехавших на Запад, "своими" там стать так и не смогли, не говоря уже о получении гражданства страны пребывания.
Сейчас, на первой неделе апреля 2020 г., когда почти все организованные российские туристы покинули США, вдруг выяснилось, что оттуда желают срочно выехать в Россию более 2 тысяч российских граждан. Эти люди с паспортами РФ постоянно проживали в США и испытывали неудобства, а честно говоря - стеснялись своего российского гражданства, а большинство из них в ближайшие десятилетия не собирались даже кратковременно посещать забытую и проклинаемую ими Родину. Но из-за мировой эпидемии власти США отказались тратить хоть малейший американский цент на поддержание здоровья российских "колбасных власовцев", годами обитавшими в Америке. "Русские", так и не ставшие в США своими, вдруг вспомнили о матушке России, где они как граждане РФ могут по-дешевке получить квалифицированную медицинскую помощь, за которую в США надо платить тысячи баксов.
Лет пять назад, а может и позднее, известная персона наших СМИ опубликовала статью о жизни в США. Американец, с достатком выше среднего, сказал ему сугубо обыденно: "Мне удобно жить в этой стране, а когда мне здесь станет по каким-то причинам жить некомфортно, я просто перееду на жительство в более благоприятную страну". Если слова стопроцентного янки честно перевести на человеческий язык, то в итоге получим: "Мне выгодно жить в США, но если тут жить станет хреново – я свалю за "куском колбасы" в другую страну!" О каком патриотизме можно тут говорить – американский патриотизм будет и останется у трудяг-фермеров в глубинке США, а вся так называемая элита при негативной ситуации рванет под всеми парусами из США.
*
2020, 11-12 апреля.
В этой ситуации мне вспомнился старый знакомый – известный саратовский журналист Крутов Александр Николаевич, 02.07.1960 г.р., умерший три года назад - 10.04.2017 г.
С Александром Крутовым, в конце 2001 г. меня познакомила адвокат Тамара Кольченко, супруга Владимира Кольченко, ранее работавшим личным адвокатом "Чикуна" – Чикунова Игоря Владимировича, 06.03.1966 г.р., убитого с 10-ю товарищами 20.11.1995 г. в МП "Гроза" Заводского района г. Саратова. С июня 2001 г. чета адвокатов Кольченко вела войну с бизнесменом Аркадием Барулиным за обладание помещением бывшего гастронома № 10, находящимся на пересечении проспекта Кирова и ул. М. Горького.
В 1995 г. адвокат Кольченко В.П., в моем присутствии – ничуть не стесняясь, просил моего подследственного Игоря Чикунова помочь "приобрести" "Гастроном № 10". Чикунов тогда с издевкой, сказал своему адвокату: "Что, Петрович, "Передрей" за этот магазин уже посидел на нарах – пришла теперь моя очередь за этот магазин посидеть?!"
В 1995 г., из-за отказа "Чикуна", помещение гастронома № 10 супругам Кольченко "обломилось", и к своей мечте они вернулись в 2001 г.
*
С Крутовым мне пришлось общаться с 2001 г. по 2017 г., т.е. ни много и не мало, а почти 17 лет. Крутов ненавидел "путинский режим", телевизора дома у него не было, он говорил: "Пока Путин у власти, я телевизор смотреть не буду!". Александр Николаевич, за долгие годы нашего общения, так и не смог назвать хоть какого-то политика, который мог бы достойно руководить нашим государством вместо Путина В.В., а когда я напоминал о бывшем президенте-"демократе" РФ Борисе Ельцине, то он просто зверел.  
Компьютер у него был старее некуда, фактически списанный, и домашнего интернета у Крутова не было. Сотового телефона в руках у Крутова я никогда не видел – он боялся, что его будут подслушивать чекисты из местного ФСБ. А когда я говорил ему, что при наличии дома у Крутова стационарного телефона, "его враги" могут организовать не только постоянное ПТП, но и прослушивание квартиры, то Крутов этого и слушать не хотел. О прослушивании телефонных переговоров Крутов говорил много, но также много болтал по телефону и при обсуждении интересной темы, постоянно, как будто для пинка негласным слушателям, говорил: "Об этом, не по телефону".
В 90-х годах начитанный и образованный Крутов А.Н. на деньги фонда Сороса съездил на журналистскую учебу в США, но ни одной статьи об этой поездке так и не напечатал, в чем я его неоднократно попрекал: "Как же так, побывал на родине демократии, которая всех учит, как нужно жить, а свои впечатления о США саратовцам представить не хочешь!". Эта тема для Крутова была очень тяжелая – поездка в США, в буржуазный рай, отрезвила его от безоглядной любви к западной демократии. Когда я все-таки доконал Крутова вопросами о пребывании в США, он сказал: "Там хуже, чем в "Совке"!" Было видно, что такое признание Крутову далось очень тяжело. В США Крутов чётко понял, что никакой независимой журналистики там нет, кто платит журналисту зарплату, тот и решает, что нужно печатать в газете, а что не нужно. Как говорится: "Кто девушку ужинает, тот её и танцует!".
Крутов не смог написать ни одной статьи о посещении Америки: славословить США он не мог – это было, как плюнуть самому себе в душу; но было невозможно и написать правду - ведь тогда наша "либеральная" оппозиция вычеркнет его из рядов "демократической" общественности России, он станет для радикальной оппозиции чужим, чуть ли не "засланным казачком" от Путина.
В Сибирь Александр Крутов попал после окончания саратовского института и во время перестройки 80-х годов, как активный комсомолец занялся политической работой во благо "демократизации" Советского Союза. Советский режим Крутова не устраивал, хотя среди его родственников были функционеры Управления КГБ СССР по Саратовской области, один даже в ранге зам. начальника управления.
Десятки лет говорят, что политика это грязное дело, где вовремя предать товарища по партии – это путь к успешной карьере. Борцами с советской властью времен клейменого Мишки Горбачева были номенклатурные работники ВЛКСМ и КПСС среднего звена, которым очень хотелось попасть во власть, чтобы пожрать власть. Молодой демократ Крутов по своей политической наивности этого не понимал и его как молодого щенка затоптали ставшие матереть региональные волки демократии, ведь: "Свой - не свой, но на дороге не стой!". Новоявленные демократы из бывших функционеров ВЛКСМ и КПСС, своим Крутова не признали - он был умным, но не стремился вместе с ними стать богатым. Крутова к реальной власти новоявленные "демократы" и близко не подпустили, и тем самым игры в политику у Крутова закончились "полным обломом". Иркутские "демократы", использовав таланты Крутова для развала советской власти, затем выбросили его из своих рядов, как известную одноразовую резиновую принадлежность - после использования сбрасываемую в канализацию.
Не состоявшийся демократический функционер Крутов пошел работать в сибирскую журналистику. И тут его наставник на стезе журналистики, своими воззрениями фактически "сломал" мировоззрение Крутова, который происходил из зажиточной номенклатурной семьи, учился в элитной саратовской школе, где его товарищами были такие, как Бурдавицын Александр Васильевич, 07.02.1960 г.р., генерал ФСБ и несостоявшийся губернатор Саратовской области, и многие другие такие же личности.
Наставник – "гуру", вбил в голову А. Крутова следующее: чтобы написать что-то стоящее, о чем будут говорить читатели газеты, надо сравняться – опуститься на один уровень с читателями, т.е. достичь дна житейского болота, а по-моему мнению - достичь дна сортира, чтобы стать "своим" для читателя. Я не говорю какую-то отсебятину, всё это из моих разговоров с Крутовым по поводу его демонстративного посещения мусорных контейнеров в Саратове.
В саратовских СМИ неоднократно публиковали фото, на которых известный журналист, лауреат всяческих московских премий в сфере журналистики, г-н Крутов А.Н. исследует содержимое мусорных бачков. Крутов не один раз, в своих интервью с удовольствием рассказывал о своих находках в мусорных баках. Крутов говорил, что саратовские журналисты из-за невыплаты заработной платы голодают, что он сам по мусоркам собирает пустую стеклотару и т.д. и т.п.
Крутов представал перед власть имущими в образе полубомжа, в грязной, замызганной одежде, что "впечатляюще" смотрелось в летнее время, впридачу с запашком от давно нестиранной одежды. Чтобы усилить впечатление от забитого нуждой журналиста, Крутов носил с собой бумаги в каком-нибудь замызганном и даже немного рваном полиэтиленовом пакете. Но с грязным пакетом или даже с какой-то авоськой, у Крутова был "перебор", т.к. на мусорках в центре города Крутов "добывал" элитную новую женскую одежду с ценниками известных бутиков Саратова, которую у него с руками рвали коллеги-женщины из СМИ, о чем есть публикации в печати. В редакции Крутов раздавал женщинам элитную парфюмерию, в т.ч. и нераспечатанную, найденную в мусорках у элитных домов Саратова. А однажды убил своих коллег наповал – притащил с мусорки в редакцию планшет со всей упаковкой и документами.
Крутов проживал в собственной квартире на улице Мичурина, где буквально разводил тараканов. Я побывал в его квартире один раз, а затем как меня не уговаривал Крутов, больше ее посещать не захотел. Журналист Сергей Михайлов, как-то стремясь побольнее "уесть" Крутова, написал, что после поездки Саши Крутова в США и посещения им Белого дома, администрация американского президента никак не может вывести крутовских тараканов.
Когда мы шли с Крутовым по Саратову - к нему в редакцию, или еще куда-нибудь, где можно посидеть для спокойного разговора, то Крутов постоянно что-либо поднимал с тротуара: то "убитую" монету РФ, достоинством в 10 копеек, то целую сигарету, которую он якобы кому-то хочет отдать. При этом Крутов четко контролировал мою реакцию на его сугубо "нищенские" действия. Я не раз говорил Крутову, что он напрасно старается удивить меня демонстративным подбором с земли ненужной дребедени и своим видом бродяги. Ведь в течение 17-ти лет следственной работы, я постоянно общался как с последними бомжами, пропившимися алкоголиками, с гниющими наркоманами, с профессиональными уголовниками – с открытой стадией туберкулеза, с опустившимися и спившимися проститутками, и в то же время с известными криминальными авторитетами, власть имущими лицами, директорами крупных предприятий и богатыми бизнесменами.
Крутов всё-таки добился своего и все окружающие стали видеть в нем голодного и заброшенного журналиста, предстающего в облике чуть ли не бомжа, но почему-то публикующего циклы журналистских криминальных расследований, не только о заметных персонах Саратовской области, но также и о первых лицах губернии.
При многолетнем общении любой человек не может помнить всего, что он наговорил собеседнику. Анализ разрозненной информации – это всё равно как складывание осколков, складывание мозаики, с целью восстановить картину прошлого.
Во время очередного конфликта Крутова со своим работодателем Алексеем Колобродовым, отказавшимся печатать его очередную статью, при публикации которой у Колобродова возникли бы различные неприятности, "голодающий журналист" Крутов проговорился. Оказалось, что "нищий" Крутов с начала 90-х годов является владельцем шикарной кооперативной квартиры в центре Саратова на ул. Большей Казачьей, доставшейся ему по наследству от богатых родственников. Меня так и подмывало спросить: "Эта квартира осталась в наследство не от того ли родного дяди, который занимал нехилую должность в саратовском УКГБ?" Этот вопрос я естественно не задал, чтобы не испортить отношения с "ненавистником" госбезопасности, как и не спросил, сколько же всего недвижимости числится за журналистом.
Кооперативную квартиру Крутова на Большой Казачьей, на тот момент долгие годы арендовал не кто иной, как работодатель Крутова – Колобродов Алексей Юрьевич, 29.03.1970 г.р., хозяин и главный редактор журнала "Общественное мнение", собственной персоной со своей семьей. Обозленный Крутов тогда сказал: "А что если погнать Колобродова с моей квартиры?!"
Охренительная ситуация: издатель-работодатель годами арендует квартиру у своего "нищего" журналиста!
Для похорон Крутова А.Н. в 2017 г. собирали деньги – Крутов-то хоть и умер, а создаваемый многие годы образ "нищего журналиста" продолжать жить в саратовском обществе.
*
Мне вспомнилась ситуация из далеких советских времен, конца 60-х годов. В Саратове, в одноэтажном коммунальном доме, в квартире, которая выходила в общий двор, проживали немолодая женщина, которую все считали нищенкой. Прихожая в квартире была заставлена пакетами с засохшим хлебом, ненужными вещами. Все ее жалели и потому помогали, чем могли. Когда она умерла, не имея родственников и ее схоронили, скорее всего - прямо из морга, приехала комиссия вскрывать оставшееся без жильца государственное жилье, описывать имущество. В комиссию вошли местные жители, которые хором стали говорить о том, что в квартире у нищенки нечего описывать из-за бедности.
Прихожая квартиры соответствовала облику нищенки, которая дальше нее никогда никого не пускала, да и не было желающих при ее жизни проходить далее прихожей в квартиру. Сама квартира при осмотре оказалась заставлена шкафами, тумбами, в которых неожиданно оказались дорогостоящие сервизы, многочисленные отрезы дорогих тканей, золотые и серебряные украшения и прочие дорогостоящие вещи, антиквариат. При жизни умершая ходила чуть ли не в отрепьях, была бедная и убогая, а после смерти выяснилось, что она была богаче всех жителей, с которыми проживала в одном дворе. Так что не судите по образу или по той картине, которую вам подсовывают, а "глядите в корень" и тогда поймёте, когда перед вами истинное лицо человека, а когда всего лишь маска, которой он всех дурачит.
*
Журналисту свойственно внимательно выслушивать своего собеседника, как очередного источника информации. По прошествии не одного года знакомства, Крутов прямо говорил, что считает меня одним из самых значимых для него источников информации. Известно, что: "Васька слушает, да ест", так и Крутов слушал меня, чаще всего прикрыв ладошкой рот (некоторые читатели вспомнят, что означает этот жест во время разговора).
Крутов открыто говорил, что почти все, с кем он общается, стараются слить ему "дезу" и использовать в своих интересах. Крутов "впитывал" мою информацию и всё время стремился подловить меня на вбросе дезинформащии, попыткой подставы. Крутов, наверное, так и не понял, что он для меня был источником информации из сферы СМИ и тех людей, с которыми он общается или о которых он получает информацию из своего круга общения. Чем больше рос авторитет журналиста Крутова, тем больше я получал от него (ценной для меня) информации – на условиях взаимности. Крутов так и не понял меня: для чего я буду губить его авторитет, слив через Крутова при публикации в СМИ какую-нибудь разовую дезинформацию, когда я постоянно получаю от него информацию, которая вкупе с другой информацией образует на выходе гремучую взрывчатую смесь. Ведь это то же самое, что рубить курицу, несущую золотые яйца.
Как Крутову А.Н., так и другим журналистам, я отдал немало интересной информации, и никто из них ни разу не "влетел" в неприятную ситуацию. Я всегда прямо говорил, где нужно остановиться и далее не развивать полученную информацию. Я не объяснял, почему так нужно делать, но мои умные собеседники всё понимали. А Крутов, сто раз проверив меня на попытку вброса дезинформации через него в СМИ, нередко стал просто наглеть – начал развивать в статьях полученную от меня информацию. Как-то, я прямо сказал ему, что я не дурак - и не случайно оборвал "жареную" информацию в определенном месте, а он "не зная брода" залез в такое болото, где просто пропадет без следа. Когда я объяснил Крутову – куда он полез, какую тему начал развивать, и кто за всем этим стоит, господину журналисту явственно поплохело.
Частенько Крутову хотелось порисоваться – поскандалить, и он выбрасывал в СМИ информацию и документы, которые годами лежали в его архиве. При этом, он совершенно не учитывал, что со времени получения этой информации, ситуация изменилась в связи с происшедшими позже событиями. После таких публикаций, Крутов просто "тащился" и был неадекватен – в Саратове снова на слуху была его фамилия. Он отмахивался от меня, когда я высказывал упреки, что он выбросил информацию, ранее полученную от меня - не посоветовавшись со мной. Мне приходилось тыкать звезду журналистики в то дерьмо, которое образовалось в результате "сенсационной" публикации. Как первокласснику, мне приходилось объяснять, приводя при этом неизвестную Крутову информацию, куда он в очередной раз влез, организовав скандальную статью. Крутову становилось плохо, но при этом он исходил ненавистью ко мне, что я ему обломал "кайф" от публикации, где он выглядел таким знающим и умненьким, имеющим доступ к секретам, недоступным другим саратовским журналистам.
*
Саратовские политики и бизнесмены не очень дальновидные и расчетливые люди, когда работают с сотрудниками СМИ. В "долгую" работать со СМИ богатенькие не хотят, предпочитая разовые покупки перед выборными кампаниями.
Александра Крутова, это мое личное мнение, так ни кто в сущности и не понял. В 80-х годах, во время перестройки Крутов рвался во власть и считал, что именно такие как он и будут рулить новым государством. Мечты о власти Крутову обломали политические друзья-конкуренты из среды демократов. В Крутове засел комплекс неполноценности и поэтому, (это я лично видел!), он буквально тащился и презрительно смотрел, как к нему, играющему роль бомжеватого журналиста, при входе в Саратовскую областную думу, подбегают жать руку представители номенклатуры, депутаты, директора крупных предприятий и прочие, которые неприкрыто заискивают перед ним. Мне жаль, что при этом выражение лица Крутова не стало общим достоянием. Ведь это не он, Крутов, а номенклатура подбегала к нему, чтобы выразить ему свое уважение и ненавидя его при этом.
"Опрощение" личности журналиста Крутова мне напоминает кающуюся интеллигенцию XIX века и ее "хождение в народ" – с театральным переодеванием в мастеровых и простолюдинов.
*
Если пофантазировать и представить ситуацию, что кто-то решился завести для личного пользования матерого журналиста-волкодава и его выбор пал на Крутова А.Н. Ему нужно было пообещать карт-бланш, свободу рук в журналистике, с непременным условием соблюдения делового имиджа.
Крутову всего лишь нужно было предоставить строгий шикарный рабочий кабинет со всей оргтехникой и деловой секретаршей; автомобиль с персональным водителем; съемную квартиру, с приходящей сестрой-хозяйкой, куда можно приглашать не только местных, но и московских журналистов и сотрудников ТВ, для которых в любое время можно накрыть какой-угодно стол – холодильники и бар набиты необходимым, а шкафы в квартире набиты модной одеждой и обувью, в придачу к которым есть хороший парикмахер.
Скажите, когда Крутов почувствовал бы не только хорошее житье-бытье с прислугой, элитную кормежку с модной одеждой, а также самое главное власть над людьми и завистливые взгляды коллег-журналистов, захотел бы он вернуться к образу голодного журналиста-полубомжа и в свою загаженную квартиру с тараканами? Все вложенные в него деньги, Крутов отработал бы с большой лихвой, используя при этом наработанный авторитет.
В связи с моей, так и никем неосуществленной фантазией об облагораживании образа и внешности Крутова, вспоминается ни кто иной, как издатель-бизнесмен Курихин Сергей Георгиевич, 13.02.1970 г.р. Фактически он всё это, пусть не в таком объеме, как написано выше, осуществил с талантливым журналистом Рогожиным Вадимом Владимировичем, 24.09.1970 г.р. Сергей Георгиевич окружил его заботой и любя "придушил" в своих объятиях, в результате чего Рогожин в еженедельнике "Саратовский взгляд" - "творил" только в том направлении и "мочил" только тех, на кого указывал благодетель. Кончилось всё довольно печально. Рогожин захотел свободы от "любящего хозяина", с целью создания нового медиа-проекта и получения материальных благ более высокого уровня от других "благодетелей". Однако, 05 марта 2009 г. кто-то спустил "нехороших ребят" на взбрыкнувшего журналиста, которого забили чуть ли не до смерти, а новый медиа-проект был отложен в связи с долгим лечением Рогожина.
*
Александр Крутов сломался не после избиения в 2014 г. – как адвокат, я представлял его интересы во время предварительного следствия по возбужденному уголовному делу, а тогда, когда стал ходить с вооруженной охраной и постоянно опасаться за свою жизнь. По моему мнению, это называется – ходить в сортир под охраной. Говорю это не для броского словца, а потому, что эта ситуация, но куда более серьезная была не один раз со мной в 90-х годах во время работы следователем по уголовным делам, связанных с деятельностью саратовских преступных группировок, т.е. с делами по оргпреступности, выявляемых Приволжским РУОП-РУБОП.
**
Приложение: две статьи от 11-12 апреля 2017 г.:
*
Объявлен сбор средств на организацию прощания с Александром Крутовым
2017, 11 апреля. 11:18.
* Подг. к печати: 22 апреля 2017 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В связи с поступающими в "ОМ" обращениями от желающих принять участие в организации похорон журналиста Александра Крутова и поминального обеда, редакция объявляет, что желающие помочь материально могут принести деньги по адресу: Саратов, проспект Кирова, 34 (гостиница "Волга"), 3 этаж, к. 305 – или сделать перевод на карту "Сбербанка" с номером 5469 5600 1618 4067. Отметим, что у Александра Крутова не было близких родственников, поэтому организацией его похорон занимается редакция "ОМ".
Напомним, известный саратовский журналист скоропостижно скончался вчера вечером на 57-м году жизни.
Время и место прощания с Александром Крутовым сейчас уточняется.
(Объявлен сбор средств на организацию прощания с Александром Крутовым
2017, 11 апреля. 11:18).
**
Дон Кихот саратовский. (Выписка).
Автор: Редакция "ОМ".
2017, 12 апреля. 11:09.
* Подг. к печати: 13 апреля 2017 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
10 апреля в восьмом часу вечера саратовская журналистика понесла тяжелейшую потерю. Ушел из жизни наш друг и коллега Александр Крутов, чье имя и статьи были знакомы всем, кто мало-мальски интересуется общественной жизнью Саратова.
"ОМ" собрал некоторые воспоминания коллег и почитателей творчества Александра Крутова, вызванные горьким известием о смерти замечательного журналиста:
Сергей Вилков, корреспондент "Общественного мнения":
- После инфаркта умер журналист Александр Крутов. Как мы привыкли писать про него, "легенда саратовской журналистики, двукратный лауреат и неоднократный номинант премии Боровика". Бывают такие совпадения: на выходных меня спросил о нем питерский коллега, который услышал фамилию на международном тренинге по расследовательской журналистике. Его назвали там "неубиваемым журналистом". Я говорю: правильно назвали – четыре нападения как-никак, последнее в 2014-м году. Я тогда не знал, что практически в этот момент у Крутова схватило сердце.
Его многие любили и уважали. Но многие ненавидели, он это знал и смеялся над этим. Например, все мы догадывались, что его ненавидят в епархии за длинную серию расследований местных церковных дел. Пускались и муссировались слухи о сатанистском следе, о сумасшествии Крутова. Один влиятельный в митрополии игумен мне, прямо намекая на Крутова, заявил что тот, мол, "неспроста" стал из нищего журналиста "крупным владельцем недвижимости". Мы так тогда смеялись над этим бредом. У Крутова была квартира в которой он жил и еще одна, доставшаяся от родственников. При этом он презрел все мирское, материальное и жил аскетом – это знали все, и, те кто хотел, это тоже превращали в повод для издевательств. Смеялись над его странностями – манерой проверять содержимое мусорных бачков, в которых он на самом деле мог порой найти чуть ли не выкинутые прокуратурой секретные материалы уголовного дела. Это тот случай, когда бедность была не просто обстоятельством, но еще и выбором. Он на самом деле, а не на публику, вел практически монашескую жизнь. Я знаю, что он в душе хотел семью, и в свои 56 лет думал, что откладывает ее на потом, когда она не будет мешать работе.
Он был фанатиком своего дела. Увлекающимся. Его невозможно было остановить. Бывало, он дорожил собственными концепциями больше чем фактами (не знаю от него ли я заразился, но тоже изредка этим грешу). Однако он был кристально искренен в каждом своем заблуждении или упрямстве. Это единственный известный мне человек, сохранивший воззрения перестроечного демократа. В нем было все советское, вплоть до незамутненного теперешними реалиями представления о демократии, праве, независимости прессы, которые должны быть, и которые, он верил, когда-то будут. Все это совмещалось с обаятельным фатализмом: "и посадить нас – не посадят, и жить мы лучше не будем". И, если это для кого-то важно, я думаю, почти уверен, что он верил в бога. По-моему это очень хорошо видно по его антиклерикальным расследованиям, которые мне, как атеисту, всегда казались непоследовательными. Но я быстро понял, что он и пишет их с позиций "светского христианина", которому чужда накипь покрывшая веру. И в этом качестве он, в отличие от своих гонителей, был безупречен.
<…> Я никогда не думал, что мы будем с ним работать вместе. Мне до сих пор это странно, просто потому что в "Оме" каким-то образом собрались люди, в том числе мне близкие, с которыми я до этого пересекался в разных местах жизни. Крутов не был мне близким, мы не дружили. У нас были общие темы для разговоров и мы могли их обсудить. Но не испытывали какой-то уж потребности в этом общении.
<…> В саратовской журналистике подобного человека не было до него и не будет после. А мне кажется и не должно быть ему замены. Можете думать как хотите, но, я считаю, Саратов этого не заслужил. Он был черным монахом российской журналистики. <…>
Владимир Барсуков, корреспондент "Общественного мнения":
- Из двух человек в редакции, кого Крутов больше всех доставал, один был я. Мы с ним часто общались, и мне он нравился. И он это знал. Крутов усиленно косил под субмаргинала, хотя таковым не был. Это был образ, и Саше доставляло болезненное удовольствие наблюдать, как его воспринимают другие. В этом плане всегда вспоминаю интервью Бориса Моисеева, который единственный раз на моей памяти журналисту откровенно сказал: "Все знают, что я гей. Открою вам тайну - я не гей. Это сценический образ, который я создал себе. Да просто чтобы тащиться, наблюдая, как вы его воспринимаете, беситесь и злитесь".
Крутов был таким же - образ простачка-чудачка, который он надевал, заставлял людей воспринимать его поверхностно, расслабленно, но за зеркалами и дымом была довольно сильная личность. Коллеги подтвердят - плюшевый медвежонок, но надавить мог так, что мама не горюй. Это был тихий талисман редакции. И еще. Это был реликтовый журналист, из журналистов 90-х, коих остались единицы. <…> Современные при всем уважении уже не те. Нет, не хуже. Просто другие. Ноутбук не хуже книги, просто он другой. <…>
Алексей Колобродов, генеральный директор медиа-группы "Общественное мнение":
- Ребята правильно отмечают - внешность и образ жизни Александра Николаевича, эта чудаковатость, неотмирность, нарочитая и показательная бедность, маргинальщина, кого-то удивлявшие/умилявшие, а многих и скандализировавшие, вполне адекватно сочетались в нем с железной волей и алмазной нравственной твердостью. Так бывало у русских святых - именно взрывное это сочетание определяло подвиг юродства. Ребенок, не пожелавший принять подловатых в своей целесообразности правил взрослого мира и пошедший на них собственной войной.
А мне подчас приходилось воевать с его сталью и сплавами - я как раз склонен к компромиссу - и по природной мягкотелости (неправы те, кто считает меня каким-то особо жестким и склочным типом), и потому, что любая редакция - производство общее, и мне приходилось, помимо его подвигов, учитывать скучные и порой противоположные подвигам вещи - эту самую целесообразность, безопасность, экономику, наконец. Мы подчас ругались, а то и скандалили, он демонстративно хлопал дверью; "уйду я от вас", но всегда убеждали друг друга (он чаще, и вообще с годами появился целый ритуал - от примирения к взаимопониманию) - и печатал Крутов у нас практически всё. Он знал, насколько я его ценю и уважаю, и, кажется, уважал за какие-то свойства меня - во всяком случае говорил об этом и кулуарно, и в интервью.
В последние годы он смягчился к чужим обстоятельствам, но донкихотство парадоксально в этом - внешностью чистом Санче Пансе - возгонялось выше и дальше, и всем было понятно, что когда-нибудь очередного боестолкновения с жизнью его сердце не выдержит.
Жил Саша очень насыщенно и оставил после себя, слава Богу, немало - прежде всего, в своем жанре даже не расследовательской, а исследовательской журналистики. <…>
Елена Налимова, главный редактор ИА "Стройсар":
- С Крутовым я познакомилась в редакции газеты "Богатей" в 2000-х. Александр Николаевич при всей жесткости суждений был человеком дружелюбным и абсолютно неустроенным в бытовом плане. Честно признавался, что не представляет, где можно постричься, поэтому мог долго ходить с хвостиком. Не знал, как покупать одежду. Из-за этого, когда он пригласил всю редакцию на свой день рождения, я напряглась - чем он будет нас угощать? Опасения были напрасными, стол ломился, а именинник сиял от счастья. Александр Николаевич любил угощать и дарить. И свои журналистские наработки, версии, идеи тоже раздавал, не жалея. Поэтому, будучи уже редактором, я советовала начинающим журналистам консультироваться с Крутовым, а на судебных процессах садиться ближе. <…>
Азамат Исмаилов, предприниматель:
- Мы познакомились в начале 90-ых. Потом началась проклятая война, еще первая, которая в конце концов и привела государство и общество к нынешнему состоянию. И Саша был в это время с нами. Тогда больше было смелых, честных и искренних. Но его сила в том, что он таким остался. Время изменилось, а он остался таким же. Я помню гулял с сыном и увидел как он прогуливается по Рахова. Показал на Сашу и сказал сыну: "Посмотри на него, глаза обманывают нас. Возможно, ты видишь плохо одетого человека, который странно выглядит, но он настоящий мужчина". И я почувствовал, как мой сын пропитался уважением к нему. Я считал себя должником Саши, всегда его уважал безмерно, даже когда спорил нещадно. Жаль, что не успел помочь ему.
* Комментарии:
<…> Климов
Мы были идейными противниками, но должен признать, что Крутов был человек цельный, с принципами. Хотя удивительно, что существовал человек, у которого могли сохраниться перестроечные иллюзии. Думаю, что не допущу бестактности, если расскажу историю из 1993 года, когда Александр Крутов приехал в Саратов. Кажется, это было в конце 1993 года. Я был тогда довольно известным журналистом газеты "Саратов". И тут в саратовскую журналистику ворвался новый, никому не известный человек - Александр Крутов. Он напечатал свою первую, очень острую статью против саратовских властей. И личность автора почти для всех оставалась загадкой... На следующий день я проходил мимо здания мэрии. Оттуда вышел Сергей Юрьевич Наумов. Он увидел меня, подошел поближе и внушительно сказал – "Я знаю, Крутов – это ты!..." Так что могу похвастаться, что меня однажды перепутали с самым знаменитым саратовским журналистом. 12.04.2017 г. 12:47.
(Дон Кихот саратовский. (Выписка).
Автор: Редакция "ОМ". 2017, 12 апреля. 11:09).
**
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
28 февраля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню