Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Тургенев Иван Сергеевич. Часть 6. С.М. Петров. "Отцы и дети". 1978 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 01.05.2021

Опубликовано: 03.05.2021



С.М. Петров.
"Отцы и дети"
// Из книги: История русской литературы ХIХ века. (Вторая половина). Под ред. проф. С.М. Петрова. Издание четвертое, исправленное. Допущено Мин. просвещения СССР в качестве учебника для студентов педагогических институтов по специальности "Русский язык и литература".
- Москва, "Просвещение", 1978, 608 стр. Сдано в набор 06.12.1977 г. Подписано к печати 08.06.1978 г. Тираж 200 000 экз. Глава шестая. Стр. 192-209.
* Подг. к печати: 01 мая 2021 г. https://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
<…> Глава шестая.  
С.М. Петров. И.С. Тургенев. Стр. 156-228.
<…> "Отцы и дети". Стр. 192-209.
К работе над новым романом Тургенев приступил в начале августа 1860 года, а закончил его в июле 1861 года. Появились "Отцы и дети" в февральской книжке журнала "Русский вестник" за 1862 год. В том же году роман вышел отдельным изданием с посвящением памяти Белинского.
Ни одно из произведений Тургенева не вызывало столь ожесточенных споров.
"Современник" отрицательно отозвался о новом романе Тургенева. В статье "Асмодей нашего времени" критик М.А. Антонович, обращаясь к Тургеневу, писал: "Вы не умели определить своей задачи, вместо изображения отношений между "отцами" и "детьми" вы написали панегирик "отцам" и обличение "детям"; да и "детей" вы не поняли, и вместо обличения у вас вышла клевета… Роман есть не что иное, как беспощадная и разрушительная критика молодого поколения" [1]. В Базарове Антонович увидел "не живую личность, а карикатуру, чудовище с крошечной головкой и гигантским ростом… и притом карикатуру, самую злостную "пошлого циника" любящего кутеж и крепкие напитки", "грубого, холодного, неспособного к любви" [2]. Статья Антоновича носила явно тенденциозный характер, что тогда же было отмечено Писаревым. В демократическом "Русском слове" роман Тургенева и его главный герой встретили положительную оценку. Тургенев вдумался в тип Базарова "и понял его так верно, как не поймет ни один из наших молодых реалистов, - указывал Писарев. – Базаров – представитель нашего молодого поколения. В его личности сгруппированы те свойства, которые мелкими долями рассыпаны в массах, и образ этого человека ярко и отчетливо вырисовывается перед воображением читателя…" [3].
[1]. Антонович М.А. Избранные статьи. Л., 1938, с. 152.
[2]. Антонович М.А. Избранные статьи. Л., 1938, с. 146.
[3]. Писарев Д.И. Собр. соч. в 4-х т., т. 1, с. 8-9
Тургенев был очень взволнован страстными спорами, разыгравшимися вокруг романа. Наиболее правильной показалась ему оценка Писарева. "Разбор Писарева необыкновенно умен, - говорил он, - и я должен сознаться, что он почти вполне понял все то, что я хотел сказать Базаровым" [4].
[4]. Воспоминания Н.А. Островской. – В сб.: И.С. Тургенев в воспоминаниях современников и его письмах. Сост. Н.Л. Бродский, ч. 1. М., 1924, с. 67.
Действие романа происходит в 1859 году, а эпилог рассказывает о событиях, последовавших уже после падения крепостного права, в 1861 году. "Главное лицо представляется выражением новейшей нашей современности" [5], - писал Тургенев Достоевскому. Одним из важнейших исторических явлений этой поры была борьба буржуазно-дворянского либерализма с революционным демократизмом вокруг коренных вопросов русской жизни, борьба "двух направлений, двух исторических тенденций – реформистской и революционной" (Ленин) в русском общественном развитии начиная с 60-х годов прошлого столетия. Этот конфликт и послужил объективной исторической основой романа Тургенева.
[5]. Ф.М. Достоевский и И.С. Тургенев. Переписка. Л., 1928, с. 26.  
В романе ярко переданы споры "отцов" и "детей", представителей двух культур – старой, уходящей дворянской культуры и новой, демократической, - отразившие столкновение между дворянскими либералами, сыгравшими свою относительно прогрессивную роль в 40-х годах, и разночинцами-демократами, ставшими во главе передового общественного движения. Споры велись вокруг самых различных вопросов, волновавших общественную мысль 60-х годов, - об отношении к дворянскому культурному наследству, об искусстве и науке, о системе поведения человека, о нравственных принципах, о воспитании, общественном долге и т.д. Все эти проблемы нашли свое отражение в романе Тургенева.
Беглыми, но выразительными штрихами, подчеркивавшими в самый канун реформы 1861 года историческую необходимость уничтожения крепостного строя, в романе показаны безотрадная судьба крепостных крестьян, темнота и невежество народа. Мысль о тяжком положении народа вводится Тургеневым с самого начала романа и в горестные сетования Николая Петровича о плохой работе мужичков, и в размышления Аркадия о необходимости преобразований, вызванные неприглядной картиной деревенской нищеты. Рисуя печальный вид деревни, Тургенев дает некрасовские детали. Глубокой основой содержания нового романа Тургенева был вопрос о судьбах России, русского народа, о путях его дальнейшего развития.
Давая общую оценку политического содержания "Отцов и детей", Тургенев писал: "Вся моя повесть направлена против дворянства, как передового класса. Вглядитесь в лица Николая Петровича, Павла Петровича, Аркадия. Сладость и вялость или ограниченность. Эстетическое чувство заставило  меня взять именно хороших представителей дворянства, чтобы тем вернее доказать мою тему: если сливки плохи, что же молоко?.. Они лучшие из дворян – и именно потому и выбраны мною, чтобы доказать их несостоятельность" [6].
[6]. Тургенев И.С. Собр. соч., т. ХII, с. 340.
В Павле Петровиче Кирсанове Тургенев изображает барина-аристократа. Причудливо сочетается в нем космополитствующее дворянское западничество со славянофильским толкованием русского народа, который, по мнению и Павла Петровича и славянофилов, "свято чтит предания", "не может жить без веры" и отличается патриархальностью. Павел Петрович до мозга костей проникнут индивидуализмом, эстетством, барским пренебрежением к простым людям: разговаривая с крестьянами, он "морщится и нюхает одеколон". Это – любующийся собой аристократ, жизнь которого свелась к любви к женщине и сожалениям о прошлом. Все в прошлом – таков смысл образа Павла Петровича Кирсанова. "Да он и был мертвец", - пишет о нем сам Тургенев.
Но этот мертвец хватается за жизнь и даже претендует на авторитетную роль в ней. Павел Петрович показан как злобный противник всего подлинно демократического, олицетворяющегося для него в личности Базарова. В идейном столкновении Базарова и Павла Петровича нашла свое отражение и борьба материализма и идеализма в русской философской мысли, развернувшаяся в 60-е годы. Павел Петрович – убежденный противник материализма, который, по его мнению, "всегда оказывался несостоятельным". Отсюда и презрительное отношение его к "химикам", к увлечению естествознанием. В Павле Петровиче Тургенев, верный исторической правде, раскрывает всю ограниченность дворянско-аристократического либерализма, его ненависть к демократическому движению, к демократической молодежи 60-х годов. Бесполезность и неприспособленность к жизни, к новым ее условиям ярко показаны и в Николае Петровиче Кирсанове. Это также тип уходящего барства.
Критически обрисован в романе и Аркадий Кирсанов – представитель молодого дворянского поколения, быстро превращающийся в обыкновенного помещика, занятого своей семьей и своим хозяйством. Писатель иронически отмечает духовную ограниченность и слабоволие Аркадия, поверхностность его демократических увлечений, склонность к цветистому краснобайству, присущие ему барские замашки и лень.
Положительным героем романа является, конечно, Базаров. Тургенев искренне хотел понять и правдиво показать черты нового человека, вжиться в его образ. С этой целью писатель в течение почти двух лет вел дневник от имени Базарова, занося в него впечатления своего героя, как они представлялись Тургеневу. Вместе с тем он не раз указывал на свои симпатии к Базарову. "Базаров – это мое любимое детище, на которого я потратил все находящиеся в моем распоряжении краски", - писал Тургенев. Он признавался Герцену, что "при сочинении Базарова… не только не сердился на него, но чувствовал к нему "влеченье", род недуга" [7]. Антонович был совершенно неправ, утверждая в своей статье, что Тургенев "главного своего героя презирает и ненавидит от всей души". Тургеневу импонирует в Базарове его критическая настроенность к дворянству, его ум и научное мышление, его стремление к практической деятельности, его честность и правдивость.
[7]. Письма К.Д. Кавелина и И.С. Тургенева к А.И. Герцену. Женева, 1898, с. 146.
В образе Базарова многое исторически верно и чутко подмечено Тургеневым. Базаров – представитель разночинной демократической молодежи.
Базаров – натура независимая, не склоняющаяся ни перед какими авторитетами, все подвергавшая суду мысли. В этом отношении Базаров был типическим представителем разночинцев-шестидесятников.
Критика старых принципов жизни, за которые держались "отцы", давно уже велась на страницах "Современника". Еще раньше подобным ниспровергателем авторитетов и принципов на веру был также сын лекаря Белинский.
Идеалисты 30-х годов любили рассуждать по поводу несовершенства мира, искали объяснения этому несовершенству, но они были далеки от того, чтобы вслед за объяснением приняться за изменение мира, им не хватало практического отношения к действительности. Базаров также подводит под свое отрицание теоретическую основу. Несовершенство общества и общественные болезни он объясняет характером своего общества. "Мы приблизительно знаем, отчего происходят телесные недуги, а нравственные болезни происходят от дурного воспитания, от всяких пустяков, которыми сызмала набивают людские головы, от безобразного состояния общества, одним словом, - говорит Базаров, - исправьте общество, и болезней не будет". Так именно и рассуждали русские демократы-просветители 60-х годов. Но их просветительство, в отличие от дворянского просветительства 30-40-х годов, было революционным: они не только объясняли мир, они стремились радикально изменить его.
Базаров был типическим их представителем и в этом отношении. Его не удовлетворяют мелкие улучшения жизни, частичные ее исправления. Базаров не либеральный реформатор. Несомненно, что презрительное отношение тургеневского героя к либеральному обличительству, его слова о том, что "болтать, все только болтать о наших язвах не стоит труда", что это ведет только к пошлости и доктринерству, навеяны автору романа отношением "Современника" и "Свистка" к пустопорожнему и мелкому либеральному обличительству. Базаров требует уничтожения и замены самых основ современного ему общества. В непримиримом отрицании Базаровым всего крепостнического прошлого, несомненно, отразились революционные устремления передовой демократической молодежи.
В нигилизме Базарова сам автор справедливо усматривал проявление революционности. "…И если он называется нигилистом, то надо читать: революционером", - писал Тургенев К.К. Случевскому 14 апреля 1862 года. Примечательно одно место из этого известного письма по поводу Базарова: "Все истинные отрицатели, - которых я знал, - без исключения (Белинский, Бакунин, Герцен, Добролюбов, Спешнев и т.д.) происходили от сравнительно добрых и честных родителей. И в этом заключается великий смысл: это отнимает у деятелей, у отрицателей всякую тень личного негодования, личной раздражительности. Они идут по своей дороге потому только, что более чутки к требованиям народной жизни" [8]. Здесь он прямо соотносит тип Базарова, как отрицателя, с крупнейшими деятелями русского освободительного движения крепостной эпохи, которые шли по пути отрицания старого мира и совсем не по личным мотивам, а выражая народные требования. Сам Базаров совершенно основательно указывает на связь своего отрицания с народными настроениями. "Вы порицаете мое направление, а кто вам сказал, что оно не вызвано тем самым народным духом, во имя которого вы ратуете", - говорит он Павлу Петровичу. Дух отрицания старого, антинародного мира и был в тот момент нарастания революционной ситуации в стране народным духом. Ведь Тургенев прямо говорит, что в Базарове он сам видел "pendant с Пугачевым", в том, конечно, единственно возможном смысле, что базаровское отрицание явилось бы всеобщим и разрушительным.
[8]. Тургенев И.С. Собр. соч. в 12-ти т., т. ХII, с. 340.
Таким образом, в социальном содержании Базарова как типа, в основах мировоззрения и, надо добавить, в складе ума и характера тургеневского героя нашли свое воплощение черты, облик всей передовой демократической молодежи 60-х годов. Однако для понимания замысла писателя и конкретно-исторического значения "базаровщины" необходимы более точные определения связей героя романа с различными течениями демократического движения 60-х годов.
Герцен справедливо упрекал Тургенева за то, что, рисуя Базарова, он проявил несправедливость "к реалистическому опытному воззрению", смешав его "с каким-то грубым, хвастливым материализмом" [9]. "…Я придерживаюсь отрицательного направления, - говорит Базаров, - в силу ощущения. Мне приятно отрицать, мой мозг так устроен – и баста! Отчего мне нравится химия? Отчего ты любишь яблоко? – тоже в силу ощущения. Это все едино. Глубже этого люди никогда не проникнут". Здесь действительно проявляется ограниченность вульгарного материализма Базарова. Тургенев в "Отцах и детях" прошел мимо материализма Чернышевского и Добролюбова. Но в физиологизме Базарова, в его увлечении естествознанием, в одобрительном отзыве тургеневского героя о Бюхнере также отразились черты духовного развития демократической молодежи 60-х годов. Многие начали изучать немецкий язык для того, чтобы читать произведения Бюхнера, Фохта и Молешотта в подлиннике. В России эти сочинения были, правда, запрещены цензурой, но это еще более увеличивало их ценность во мнении молодежи [10]. Инсаров изучал Фейербаха. Материалистическое воззрение Базарова наиболее близко к материализму Писарева.
[9]. Герцен А.И. Полн. собр. соч. и писем. Под ред. М.К. Лемке, т. ХV, с. 109.
[10]. См.: Мечников И.И. А.О. Ковалевский. – "Вестник Европы", 1902, кн. 12, с. 773.  
С этим направлением в материалистической мысли 60-х годов связано и отношение Базарова к вопросам искусства, эстетики. Подчеркивая скептическое отношение Базарова к искусству, поэзии, Тургенев раскрывал характерную черту, которую он наблюдал у некоторых представителей демократической молодежи.
То пренебрежительное отношение к Пушкину, которым Тургенев наделяет Базарова, не было вымыслом писателя, а являлось чертой Писарева и некоторых других представителей молодого поколения 60-х годов. И.И. Мечников рассказывает: "Среди молодежи распространилось убеждение, что только положительное знание способно вести к истинному прогрессу, что искусство и другие проявления духовной жизни могут, наоборот, лишь тормозить движение вперед. Чуткий ко всем стремлениям молодого поколения, Тургенев изобразил в Базарове тип молодого человека, верящего исключительно в науку и относящегося презрительно к искусству и религии" [11]. То, что Базаров, ощущая в себе плебейскую ненависть ко всему дворянскому, распространял ее и на всех поэтов, вышедших из дворянской среды, правдиво показано в романе.
[11]. Там же, с. 773-774.
Воплощая в себе некоторые общие типические черты демократической молодежи 60-х годов, Базаров по своим конкретным взглядам и интересам представлял ту ее часть, которая шла за "Русским словом", за Писаревым. Не случайно сам Писарев так восторженно встретил роман "Отцы и дети" и так проницательно охарактеризовал тургеневского героя в своей статье "Базаров". В тургеневском герое Писарев нашел художественное воплощение многих своих идей и понятий. Герцен даже не считал существенным вопрос о том, "верно ли понял Писарев тургеневского Базарова". "Важно то, что он в Базарове узнал себя и своих и добавил, чего недоставало в книге", - замечает руководитель "Колокола" в статье "Еще раз о Базарове" [12].
[12]. Герцен А.И. Собр. соч., т. 8. М., 1958, с. 379.  
Но почему Тургенев увидел героя своего времени именно в Базарове, воплощающем в себе дух отрицания и разрушения? Писатель обдумывал и начал писать свой роман в ту пору, когда еще не произошла отмена крепостного права, когда все еще нарастали революционные настроения и прежде всего бросались в глаза именно идеи отрицания и разрушения по отношению к старому порядку, старым авторитетам и принципам. "В теперешнее время полезнее всего отрицать – мы отрицаем", - говорит Базаров. "Сперва нужно место расчистить", - заявляет он. Передовое демократическое движение складывалось и развивалось под знаком отрицания дворянско-крепостнического общества, дворянской культуры, связанной со старым миром. В кружках передовой студенческой молодежи речь шла в первую очередь о разрушении старого, всего того, что крепко сидело и в жизни и в умах. При чтении ранних дневников Чернышевского и Добролюбова прежде всего ощущаешь их настроения отрицателей, разрушителей. Поистине место нужно было сначала расчищать.
Особенно рельефно и резко проявлялись эти настроения в выступлениях Писарева. В статье "Схоластика ХIХ века", писавшейся как раз в то время, когда Тургенев завершил свой роман, Писарев, подобно Базарову, заявлял: "Позвольте им (молодым людям. – С.П.) встряхивать своим самородным скептицизмом те залежавшиеся вещи, ту обветшалую рухлядь, которые вы называете общими авторитетами… Что можно разбить, то и нужно разбивать; что выдержит удар, то годится; что разлетится вдребезги, то хлам; во всяком случае, бей направо и налево, от этого вреда не будет и не может быть" [13]. Пафос этого отрицания и воплощен в герое Тургенева. Следует, однако, отметить, что базаровский нигилизм вовсе не носит абсолютного характера. На это обратил внимание еще Антонович. То, что проверено опытом, практикой жизни, того Базаров не отрицает. Так, он твердо уверен, что труд – призвание человека, что химия – полезная наука, что основой мировоззрения человека должно быть материалистическое понимание жизни.
[13]. Писарев Д.И. Соч. в 4-х т., т. I, с. 135.
Изображая столкновение "отцов" и "детей", Тургенев, показал, как он сам пишет Герцену, "торжество демократизма над аристократией". Писатель не придал этому торжеству прямого политического смысла и значения: в реальной действительности помещики-дворяне Кирсановы по-прежнему оставались господами в стране. Но умственное и нравственное превосходство разночинца-демократа и материалиста Базарова над Павлом Петровичем означало поражение тех принципов и устоев, на которых зиждилась жизнь "отцов". Естественные науки и материализм оказались сильнее идеализма и тех безотчетных, не выдерживающих критики мысли верований, за которые цепляется Павел Петрович. Даже – "страшно вымолвить" – бог и царь с неподражаемым спокойствием отвергаются Базаровым. Тургенев помнил, с какой страстью в начале 40-х годов они обсуждали с Белинским вопрос о бытии бога, - для Базарова даже не существует такого вопроса. Высмеивает он и славянофильские упования Павла Петровича на "патриархального мужичка".
От озлобленного Павла Петровича идут нити к тем представителям дворянской крепостнической реакции, чей отвратительный облик с большой обличительной силой нарисован Тургеневым в романе "Дым". В "Отцах и детях" к ним относится Калязин, сановный деятель, кичившийся своим "либерализмом". "Представители прошлого, "отцы", изображены с беспощадной верностью, - справедливо заключает Писарев, - об этих людях не пожалеет Россия" [14].
[14]. Писарев Д.И. Соч. в 4-х т., т. II, с. 26.
Но какие пути-дороги лежали перед "детьми", какие возможности жизни открывались перед ними в изображении Тургенева?
По ходу действия романа и Аркадия и Базарова прежде всего подстерегала опасность "дворянского счастья". Оно воплощено в облике сестер Одинцовых. И Аркадий Кирсанов находит это счастье, связав свою судьбу с младшей Одинцовой.
Подобным "счастьем" при желании мог воспользоваться и разночинец-демократ Базаров. В судьбах некоторых "отрицателей" встречались финалы, когда былой нигилист, попадая в "бархатные лапки" таких женщин, как Одинцова, забывал о своем нигилизме и даже шел по дворянским выборам. Однако "дворянское счастье" было решительно забраковано Базаровым.
К числу противоречивых черт личности тургеневского героя относят обычно противоречие между его высказываниями о любви и вспыхнувшим в нем большим чувством к Одинцовой. Но, по существу, Тургенев показывает здесь не противоречие  между словом и делом, несвойственное Базарову, а просто победу жизни над некоторыми предвзятыми понятиями. При желании можно оценить изображение победы романтического чувства над нигилизмом как иронию писателя. Но подлинный смысл ситуации состоит как раз в обратном. Тургенев, для которого истинная любовь всегда являлась высоким критерием, стремится не унизить Базарова, а, напротив, возвысить его, показать, что в этих, казалось бы, сухих и черствых нигилистах таится гораздо более мощная сила чувства, чем в "рассиропившемся" перед Катей Аркадии. Любовь последнего Базаров определял кратко: "бланманже".
Впрочем, в судьбе передового разночинца-демократа любовь редко играла такую всеопределяющую и тем более "роковую" роль, какую она сыграла в жизни аристократа Павла Петровича; и не случайно в "Отцах и детях" Тургенев отводит любовному сюжету второстепенное место.
Возможна была для Базарова и судьба отца его Василия Ивановича, честно трудившегося и приносившего пользу ближним. Тургенев с чувством глубокой симпатии описывает семью, из которой вышел герой его романа. В горе стариков Базаровых Тургенев видит настоящую драму жизни, иронизируя над мелодрамой, переживаемой аристократом Павлом Петровичем. Страницы, рисующие неутешную скорбь стариков родителей, потерявших своего единственного сына, принадлежат к числу самых гуманных и волнующих в русской классической литературе.
Но Василий Иванович – это все тот же гоголевский "маленький человек" крепостной эпохи, напоминающий "уездного лекаря" из "Записок охотника". А для Базарова примириться с долей "маленького человека" значило превратиться в "мелкого человека", каким стал, тоже своего рода нигилист, доктор Шпигельский, из пьесы Тургенева "Месяц в деревне". Роль образованного и прилично оплачиваемого слуги в "дворянских гнездах" не устраивала Базарова, как ни уважал он честный труд своего отца. Тема "отцов" и "детей" по-своему звучит и здесь.
Демократическая литература 60-70-х годов свидетельствует, что "счастливые" финалы в разных видах и формах не раз встречались в жизни нигилистов. Вскоре после "Отцов и детей" появилась повесть Помяловского "Мещанское счастье", где в ином, мещанском облике показано в судьбе разночинца Егора Молотова счастье "честной чичиковщины", соединенной с любовью милой Наденьки. В демократической беллетристике новые люди, как люди сильного духа и воли, нередко противопоставляются людям, нищими духом, слабовольным, ограничившимся "дворянским" или "мещанским счастьем". Так, у Помяловского нигилист Череванин явился антиподом Молотова; у Слепцова в повести "Трудное время" демократ Рязанов противостоит либералу-приспособленцу Щетинину; в романе Кущевского "Николай Негорев, или Благополучный россиянин" революционно настроенный разночинец Оверин – мещанину и эгоисту, "благополучному россиянину" Негореву. Но следует признать, что впервые подобное противопоставление дано Тургеневым в романе "Отцы и дети", где Базаров противостоит не только Павлу Петровичу, но и благополучному Аркадию Кирсанову. Никакое сближение, примирение или компромисс со старым, ненавистным ему миром невозможны для Базарова; Тургенев показал его плебейскую иронию и его решительный разрыв даже с тем, кто сочувствовал его взглядам, дорожил его дружбой, но не обладал ни силой его духа и воли, ни готовностью к предстоящей борьбе и в лучшем случае мог оказаться только ненадежным попутчиком. Порывая с Аркадием, в котором он также находил черты враждебного ему дворянского мира, Базаров говорит бывшему своему другу-однокашнику: "…мы прощаемся навсегда, и ты сам это чувствуешь… Ты славный малый; но ты все-таки мягонький, либеральный барич…" Последние слова Базарова в полной мере можно назвать историческими. Разве не этими словами по возвращении из Лондона отозвался о Герцене Чернышевский? Нечто подобное слышал от Добролюбова Тургенев. Они были одной из формул разрыва демократов с их попутчиками из дворянско-либеральной среды. "Плохой союзник – не союзник", - любил говорить Добролюбов. Так рассудил и Базаров, порывая с Аркадием. Для себя самого он предвидит в будущем суровую, полную лишений и, возможно, борьбы судьбу, столь типичную для поколения разночинцев-демократов 60-х годов.
Реальные перспективы такой борьбы довольно ясно определились в русской действительности к лету 1859 года, когда Базаров гостил у своего друга. Тургеневский герой мог принять более или менее деятельное участие в демократическом движении, основой которого были сочувствие народным нуждам, защита народных интересов в развертывающейся тогда общественной борьбе вокруг крестьянской реформы. Тургенев хорошо знал, что видные участники этого движения вышли из стен высших учебных заведений Петербурга, в частности университета. Базарова, как героя своего времени, он также делает студентом Петербургского университета. Однако этим писатель и ограничился. Серьезным недостатком романа с исторической точки зрения явилось то, что ни в системе его образов, ни в сюжетных ситуациях нет и намека на революционную обстановку, сложившуюся в стране в самый канун падения крепостного права, на деятельность революционно настроенной демократической молодежи 60-х годов. Этот недостаток можно объяснить только неприязнью Тургенева с его либерально-конституционными иллюзиями к самой идее революции, к мужицкому демократизму Добролюбова и Чернышевского.
Однако к чести писателя следует отнести то, что он не сделал из Базарова главаря губернских нигилистов, какими выступают  в "Отцах и детях" сын откупщика Ситникова и "эмансипе" Евдокия Кукшина, для которой сама Жорж Санд – отсталая женщина. Их сатирические образы должны были, по замыслу писателя, как образ Репетилова, по отношению к Чацкому в "Горе от ума", отделять семена от плевел.
Базарову ясны были ничтожество и пустота этих псевдодемократов. Ему чужда их среда. Но он оказался скептиком и в отношении тех народных сил, на которые возлагали свои надежды революционные демократы.
В статье "Не начало ли перемены?" Чернышевский приветствовал писателя Н. Успенского за его требовательное, критическое, лишенное всякой сентиментально-славянофильской или либеральной идеализации изображение народа. Отношение Базарова к народу Тургенев освещает в духе этой статьи. Базаров бичует в народной среде как раз то, чем восхищается в ней Павел Петрович – патриархальность, духовную отсталость и консерватизм, то, что "народ свято чтит предания" и "не может жить без веры". Самые отношения Базарова к крестьянам, простому народу глубоко правдиво изображены в романе.
Полна большого исторического смысла сцена разговора Базарова с мужичком, освещающая недоверие крестьянина ко всему, что шло сверху, что выступало перед ним в господском обличье. В этой сцене Тургенев прежде всего высмеивает славянофильские представления о патриархальных настроениях крестьянства. "Патриархально-добродушная певучесть" в голосе мужика – лишь привычная для него маска в разговоре с барином, от которого всегда надо ждать какой-нибудь неприятности вроде требования недоимки. Наивно-кроткое поддакивание барину, мужицкая хитринка, нежелание высказаться и подмена слов чуть не междометиями – вся эта выработанная поколениями форма разговора крестьянина с барином – сменяется сразу суровостью и осуждением барского пустословия и никчемности. Тургенев остро подмечает сложившиеся веками недоверие и презрение мужика к барину. Как типичный факт русской жизни крепостной эпохи это отмечали и Некрасов, и Л. Толстой. Комментируя самоуверенное высказывание Базарова о том, что он свой человек для крестьян, Тургенев замечает: "Увы! презрительно пожимавший плечом, умевший говорить с мужиками Базаров (как хвалился он в споре с Павлом Петровичем), этот самоуверенный Базаров и не подозревал, что он в их глазах был все-таки чем-то вроде шута горохового". Писатель скептически оценивал  возможность сближения с крестьянством и демократической интеллигенции, на что рассчитывало молодое поколение.
Ироничная фраза о мужиках свидетельствует о том, что Базаров, как и его автор, с большим сомнением смотрит на общину и коллективистические настроения крестьян. В деле общественного прогресса тургеневский герой больше рассчитывал на людей духа, на таких, как он сам, демократически настроенных интеллигентов, а не на силу и разум народных масс. Здесь Базаров существенно отличается от передовой молодежи, шедшей за руководителями "Современника". Чернышевский и Добролюбов ошибались в своих утопических надеждах на крестьянскую общину, но они твердо верили в революционные созидательные силы, таившиеся в народе. Тургеневский же герой опять-таки очень напоминает Писарева, который, скептически относясь к творческой исторической роли народных масс, выступал со своей апологией интеллигенции, "представителей умственного труда", в качестве решающей общественной силы. И хотя базаровский индивидуализм "не был эгоистичным, он был пропитан общественными интересами ("общая польза" Писарева)", некоторые черты базаровщины, по мнению Воровского, "прямо противоположны характерным чертам позднейшего "народолюбия" [15].
[15]. Воровский В.В. Литературно-критические статьи. М., 1956, с. 231, 233.
Базаров и Писарев возлагали все упования на интеллигенцию. А это в высшей степени импонировало взглядам и настроениям самого Тургенева. Через два года по окончании романа он напишет: "Главное наше несогласие с Огаревым и Герценом, а также с Бакуниным состоит именно в том, что они… предполагают революционные или реформаторские начала в народе, на деле это – совсем наоборот. Революция, в истинном и живом значении этого слова (я бы мог прибавить: "В самом широком значении этого слова"), существует только в меньшинстве образованного класса, - и этого достаточно для ее торжества…" [16].
[16]. Письма К.Д. Кавелина и И.С. Тургенева к А.И. Герцену. Женева, 1898, с. 153.
Подобное заблуждение лишало Тургенева возможности правильно определить жизненную судьбу Базарова как героя своего времени, воплотившего в себе черты передового разночинца-демократа 60-х годов. "Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная – и все-таки обреченная на погибель, - потому что она все-таки стоит еще в преддверии будущего" [17], - писал Тургенев. С тем, что Базаров стоял в "преддверии будущего", можно согласиться, но смерть его постигла потому, что Тургенев сам не знал, куда мог пойти его герой, поскольку он не связал его непосредственно с революционно-демократическим движением 60-х годов. По воспоминаниям родственницы писателя Н.А. Островской, на замечание о том, будто он не знал, что делать с Базаровым, и потому умертвил его, Тургенев сказал: "Да, я действительно не знал, что с ним делать. Я чувствовал тогда, что народилось что-то новое; я видел новых людей, но представить, как они будут действовать, что из них выйдет, я не мог. Мне оставалось или совсем молчать, или написать то, что я знаю. Я выбрал последнее" [18].
[17]. Тургенев И.С. Собр. соч. в 12-ти т., т. ХII, с. 341.
[18]. И.С. Тургенев в воспоминаниях современников и его письмах, ч. 1. М., 1924, с. 68.
Несомненно, нигилизм Базарова таил в себе и опасность упадка духа, развития поверхностного скептицизма и даже цинического отношения к жизни. Заявление Базарова: "А я и возненавидел этого последнего мужика, Филиппа или Сидора, для которого я должен из кожи лезть и который мне даже спасибо не скажет… да и на что мне его спасибо? Ну, будет он жить в белой избе, а из меня лопух расти будет; ну, а дальше?" – проявление такого цинизма. Тургенев проницательно отметил в Базарове не только то, что составляло его силу, но и то, что в своем одностороннем развитии могло выродиться в крайность и повести за собой духовное одиночество и полную неудовлетворенность жизнью. Вслед за Тургеневым эту сторону базаровщины в ее развитии покажет Помяловский в облике Череванина из повести "Молотов". "Череванин, замечает Горький, нигилист, рожденный в один год с Базаровым Тургенева, но гораздо более "совершенный" нигилист, чем Базаров" [19]. А младшим братом Череванина является Марк Волохов из романа Гончарова "Обрыв". И Помяловский, и Гончаров, и раньше их Тургенев в "Отцах и детях" запечатлели такие явления, которые, конечно, не имели связей с демократическим движением 60-х годов, но встречались в действительности среди части разночинско-демократической молодежи. Однако в изображении Тургенева Базаров несет в себе неизмеримо более положительных, чем отрицательных, черт, и это сближает его с той частью разночинско-демократической молодежи 60-х годов, которая воплощала собой тогда прогресс нации.
[19]. Горький М. Собр. соч. в 30-ти т., т. 25. М., 1953, с. 346
Аркадий Кирсанов предсказывал своему другу славную будущность, и в частности, деятельность выдающего врача-ученого. Таким в изображении Чернышевского  стал студент-медик Александр Кирсанов. Он учился в Петербурге  почти одновременно с тургеневским героем. Своей талантливостью, своей бескорыстной преданностью науке, своим практическим к ней отношением Базаров близок Кирсанову из романа "Что делать?".
В статье "Развитие естествознания в России в эпоху 60-х годов" великий русский ученый-демократ К.А. Тимирязев восхищался "ярким образом Базарова, в котором художник воплотил едва только намечавшиеся черты типа, при всех его второстепенных недостатках проявившего ту сосредоточенную энергию, благодаря которой русский естествоиспытатель в такой короткий срок завоевал себе почетное место не только у себя дома, но и далеко за его пределами…". "В неизвестном провинциальном докторе он угадал будущих Боткина, Сеченова и вообще все могучее движение русской науки, первый в русской литературе выдвинул как центральную фигуру скромного труженика науки" [20], - писал Тимирязев о Тургеневе.
[20]. Тимирязев К.А. Соч., т. VIII. М., 1939, с. 173-174.
Чем же объяснить резко отрицательный отзыв "Современника" о романе "Отцы и дети" и его главном герое?  Образ Базарова воспринимался молодежью в свете революционных идей и призывов Чернышевского и Добролюбова. Понятно, что Базаров во многом не мог удовлетворить ее требованиям и стремлениям, ее представлению о борце-революционере, идеал которого складывался в сознании молодежи в период революционной ситуации 1859-1861 годов. Тургенев начал писать свой роман еще до падения крепостного права, в эту пору еще не исчезли опасения, что крепостники могут сорвать дело реформы. Понятно, что в пореформенной обстановке, когда со всей остротой встал вопрос о дальнейших путях развития русского общества, базаровский нигилизм, чистое отрицание выглядели уже не так, как они выглядели бы в глазах читателя, появись роман на год-два раньше, когда все вопросы еще сводились к уничтожению крепостного права. После того как эта цель осуществилась, все общественные лагери пореформенной поры, каждый, конечно, по-своему, занялись вопросами уже не прошлого, а настоящего и будущего. "На его долю, - замечает сам Тургенев о Базарове, - не пришлось как на долю Онегина или Печерина, эпохи идеализации, сочувственного превознесения" [21]. Только успев появиться, Базаров уже оказался не ко двору и либеральному и демократическому лагерям – первому своими крайностями, а второму своей бесперспективностью. Как ни много было современного в Базарове, все же жизнь опередила художника, которого стали громить и справа и слева.
[21]. Тургенев И.С. Собр. соч. в 12-ти т., т. Х, М., 1956, с. 350.
На важнейший вопрос о путях освободительного движения в России ответил только Чернышевский в "Что делать?". Характеризуя настроения большинства передовой демократической молодежи 60-х годов, П. Кропоткин свидетельствует в своих "Записках революционера": "Молодежь не могла быть удовлетворена исключительно отрицательным ко всему отношением тургеневского героя. Нигилизм, с его декларацией прав личности и отрицанием лицемерия, был только переходным моментом к появлению "новых людей", не менее ценивших индивидуальную свободу, но живших вместе с тем для великого дела". "В нигилистах Чернышевского, выведенных в… романе "Что делать?", писал он, мы уже видели лучшие портреты самих себя" [22].
[22]. Кропоткин П.А. Записки революционера. М., 1933, с. 185.
То обстоятельство, что Тургеневу претил мужицкий демократизм, не могло не сказаться на изображении Базарова как разночинца-демократа, несмотря на все симпатии писателя к своему герою. Это почувствовал даже  восторженно встретивший роман Писарев. "Тургенев – чужой в отношении к людям нового типа, - писал критик, - он мог наблюдать их только издали и отмечать столкновение с людьми совершенно  другого закала" [23]. Нарочитое огрубление некоторых черт тургеневского героя, его "безжалостная сухость и резкость", сгущение красок в обрисовке его "нигилизма", изображение Базарова в отрыве от какой-либо практической деятельности и от родственной ему среды, ранняя смерть тургеневского героя, как бы выражавшая неверие писателя в будущее демократического движения, не могли не вызвать неудовлетворенности романом со стороны передовой молодежи 60-х годов. В обрисовке героя романа "Отцы и дети" нашло свое отражение и несогласие Тургенева с тем категорическим отрицанием всей старой дворянской культуры, которое было свойственно Базарову.
[23]. Писарев Д.И. Соч. в 4-х т., т. IV, с. 11.
Все же в образе Базарова, в его мужестве перед лицом смерти молодое передовое поколение могло черпать уверенность в своих силах и вместе с тем видеть свою трудную судьбу. В своих воспоминаниях художник И.Е. Репин, говоря о своих сверстниках, рассказывает, что "из литературы два героя как образчики для подражания преобладали в студенчестве: Рахметов и Базаров" [24]. Еще позднее великий пролетарский писатель-революционер Горький заметил, что Тургенев, как и некоторые другие русские писатели, "внушили читателю весьма высокую оценку духовных данных революционера" [25].
[24]. Репин И.Е. Далекое – близкое. М., 1953, с. 200.
[25]. Горький М. Собр. соч. в 30-ти т., т. 24, с. 63.
Роман "Отцы и дети" – вершина художественного творчества Тургенева. "Боже мой! Что за роскошь "Отцы и дети"! Просто хоть караул кричи. Болезнь Базарова сделана так сильно, что я ослабел, и было такое чувство, как будто я заразился от него. А конец Базарова? А старички? А Кукшина? Это черт знает как сделано. Просто гениально", - восхищался искусством Тургенева А.П. Чехов [26]. В романе дается гораздо более широкий охват действительности, чем в других произведениях писателя. Тургенев выходит за рамки дворянской среды, той дворянско-усадебной обстановки, которая составляет передний план даже в "Накануне", не говоря уже о "Рудине" и "Дворянском гнезде". Старинная барская усадьба и маленькая деревенька родителей Базарова, губернский город, отдаленно – столица с ее университетом, петербургский сановник и губернатор, сын откупщика по питейному делу, столь разные типы, как Одинцова и "эмансипе" Кукшина, аристократ Кирсанов и полковой лекарь Василий Иванович Базаров, студент-барич и студент-демократ, ветхий обломок прошлого – старая сварливая княжна-старуха, дворовые и мужики – таковы многообразные облики и типы русской жизни в "Отцах и детях". И если в "Рудине" и "Дворянском гнезде" среда в общем однородна и их действие вращается вокруг одного центра, если в "Накануне" Инсаров приходит и уходит, еще не составляя собой нового композиционного центра, то в "Отцах и детях" выступают уже две среды со своими сложившимися представлениями и интересами как два композиционных центра. В самой композиции романа нашла свое  отражение русская действительность в период падения крепостного права, борьба двух исторических тенденций, двух возможных путей общественного развития. Причем действие романа ведет Базаров; он выступает почти во всех сценах романа, он, а не дворянская среда и ее герои, все равно – положительные или отрицательные, составляет первый план повествования; с его смертью "Отцы и дети" заканчиваются. Уже в самом композиционном расположении образов романа отразилась смена обстановки в русской общественной жизни 60-х годов с ее центральной фигурой – разночинцем-демократом. При этом если Павел Петрович занимает в композиции романа видное место и Тургенев даже излагает его "предысторию", то новое поколение дворянской интеллигенции выступает лишь в качестве подголоска одной из двух главных партий. И в этом обстоятельстве отразился тот факт русской жизни, что мыслящая дворянская молодежь переставала играть сколько-нибудь значительную роль в прогрессивном общественном движении, а в духовном отношении она питалась тем, что создавала мысль разночинца.  
[26]. Чехов А.П. Полн. собр. соч., т. ХVI. М., 1949, с. 31-32.
В композиции, в сюжетных конфликтах и ситуациях "Отцов и детей" отразилась и другая особенность времени – обострение классовой борьбы в стране, характеризовавшееся разрывом либерализма и демократизма, решительным их размежеванием в русском общественном движении. Весь роман построен на цепи постепенно все обостряющихся споров и столкновений. Но ведь так происходило дело и в действительности в отношениях демократов и либералов в 60-е годы. И существенно, что столкновения эти всегда начинает Павел Петрович: дворянский либерализм не переставая злобствовал на демократов, изыскивая все новые и новые причины и поводы для схваток. Так вели себя по отношению к Чернышевскому и Добролюбову Дружинин и Боткин, которых приводил в бешенство независимый и спокойный в своей непоколебимой правоте облик идейных руководителей "Современника". Психологическая сторона конфликта не раз ощущалась лично и самим Тургеневым в его отношениях с критиками-демократами. А. Панаева рассказывает в своих воспоминаниях, как Тургенева выводил из себя один вид всегда хладнокровного и уверенного в себе Добролюбова, как он "задирал" его на споры и как отворачивался от него и его "принсипов" и рассуждений Добролюбов, говоря о том, что ему с ним, с Иваном Сергеевичем, скучно. Психологию этих споров, их форму в несколько заостренном виде Тургенев перенес в свой роман. Базаров по отношению к Павлу Петровичу так же резок, ироничен и презрителен, каким, в изображении Панаевой, бывал и Добролюбов в отношении Тургенева. Недаром последний отзывался о молодом критике, как об "очковой змее".
По сравнению с первыми романами реализм Тургенева углубляется. Идейные взгляды и противоречия, характеры и эмоции освещаются в романе "Отцы и дети" в их классовой подоплеке, рассматриваются в свете столкновения не только разных поколений русской интеллигенции, но поколений, представляющих собой два разных общественных класса. Социально-классовый принцип в изображении Павла Петровича и Базарова Тургенев проводит не только в отношении различия их мировоззрений и подхода к жизни, но и во всем, включая мелочи житейского обихода, внешнего облика, манеры держаться, языка и т.д. Некоторым читателям не нравилось, что Тургенев наделил Базарова внешне не очень привлекательными чертами, тогда как Павел Петрович – красивый и представительный мужчина. Однако Тургенев вовсе не имел в виду обидеть демократическую молодежь таким портретом Базарова. За красивым внешним обликом Павла Петровича скрывается духовная пустота и эгоистическое равнодушие ко всему. "Длинное и худое" лицо Базарова с широким лбом "оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум… Его темно-белокурые волосы, длинные и густые, не скрывали крупных выпуклостей просторного черепа". Напомним, что внешне не отличался красотой и Белинский, но Тургенев с чувством восхищения отмечал, что весь его облик светился умом, духовной силой. Таким же обликом он наделил и положительного героя романа, посвященного Белинскому. В романе даны портреты и других персонажей. Базаров не придает особой цены внешнему облику человека, но красота Одинцовой, хотя и воспринятая им в языческом духе, поразила его. С другой стороны, разухабистость внешнего облика Ситникова и безвкусие, неряшливость Кукшиной претят ему, так же как и самому Тургеневу.
В "Отцах и детях" Тургенев избегает лирико-монологических форм развертывания образов главных героев, которые использованы в произведениях о "лишнем человеке", отличавшемся рефлексией и самоанализом. Натура Базарова раскрывается в его поступках. Все же двойственное отношение писателя к своему герою помешало показать его в действии, в каких-либо формах общественной деятельности. Роман Тургенева – по преимуществу все тот же идеологический роман, освещающий общественное движение со стороны идейной, как движение мысли, разума. В этом сказалось просветительское понимание Тургеневым общества и человека. И здесь, несмотря на различие общественных позиций, роман Тургенева по методу изображения действительности может быть сближен с "Что делать?" Чернышевского. Роман "Что делать?" был ответом на роман "Отцы и дети". В этих двух произведениях русской литературы 60-х годов нашла свое отражение борьба двух исторических тенденций в русском общественном развитии. Но оба романа близки друг другу по своей идеологической насыщенности, по вниманию к проблемам идейного развития молодого поколения.
Идеологизм "Отцов и детей" ослабляет ту лирическую и пейзажную стихию, которая составляет особенность "Рудина" и "Дворянского" гнезда". Картины природы в "Отцах и детях" занимают незначительное место по сравнению с первыми романами, и играют они другую функцию. Бедное растительностью место усадьбы Кирсановых, вид полей вместо традиционного густого сада-парка с его липовыми аллеями и заросшими местами как бы подчеркивают смену обстановки самой природой: Николаю Петровичу не до поэзии природы, хотя он и ценит ее, - на первом плане у него хозяйственные заботы. Вместе с дворянскими гнездами приходила в упадок и окружающая их природа.
От "отцов и детей" веет духом политической борьбы, который находил в романе Герцен. В романе "Тургенев отказывается от спокойного созерцания и вдохновляется страстями, которые бурлят вокруг него; он становится человеком политики" [27], - писал руководитель "Колокола". Это само по себе сближает роман с пропитанной политической страстностью демократической литературой 60-х годов. Стр. 192-209.
[27]. Герцен А.И. Собр. соч. в 30-ти т., т. ХVIII, с. 215.
(Петров С.М. "Отцы и дети"
// Из книги: История русской литературы ХIХ века. (Вторая половина). Под ред. проф. С.М. Петрова. Издание четвертое, исправленное.
- Москва, "Просвещение", 1978, 608 стр. Сдано в набор 06.12.1977 г. Подписано к печати 08.06.1978 г. Тираж 200 000 экз. Глава шестая. Стр. 192-209).
*
01 мая 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню