Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Записки провинциального адвоката" Владимира Бурдонова. Часть 2. "Записки…", 2000 г. Продолжение.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 21.11.2020

Опубликовано: 21.11.2020



6. Адвокат - представитель потерпевшего. Стр. 29-36.
Адвокату иногда (в 3-4% от всех случаев) приходится поработать и "прокурором", то есть представителем потерпевшего.
Первый такой случай был у меня несколько лет назад, я представлял интересы семьи погибшего в автомобильной аварии молодого казаха, которого сбил работник того же совхоза, занимающий не последнюю должность. И ладно бы остановился, довез до больницы, ан нет. Остановился, загрузил переломанного потерпевшего в кузов и выкинул через несколько километров в поле. Возможно, и остался бы жив человек, если бы ему оказали помощь. Кроме того, начальник был в состоянии сильного подпития и всячески пытался уйти от ответственности, выдвигал различные версии, что за рулем сидел не он, а другой. Это и побудило семью погибшего пригласить адвоката. Дело было громкое, рассматривалось в открытом судебном заседании в селе; после своих речей, когда мы вместе с прокурором, естественно, смогли доказать вину в совершении автоаварии именно этого гражданина, я попросил назначить ему максимальное наказание по ст. 211, ч. 2 УК РСФСР, раздался гром аплодисментов, что встречается очень редко. И суд назначил ему 10 лет лишения свободы. Стр. 29.
*
<…> Другой случай выступления в роли "прокурора". В отдаленном райцентре на танцах местный хулиган заволок в подсобку 19-летнюю девушку и изнасиловал. Впоследствии он всячески отрицал свою вину, говоря, что она сама была согласна вступить в половое сношение и никакого насилия не было, что побудило отца девушки пригласить адвоката представителем потерпевшей. Нам удалось с помощью судебно-медицинской экспертизы доказать, что до этого происшествия она была девственницей, что имеются характерные следы, свидетельствующие об изнасиловании. С помощью свидетельских показаний доказали, что она встречалась с юношей, за которого и собиралась выйти замуж.
Насильник был осужден, правда всего лишь по первой части статьи, к 3,5 годам лишения свободы. Через несколько месяцев она вышла замуж за того парня, за которого собиралась, и через год с небольшим у них родился ребенок. Стр. 30-31.
*
<…> Кстати, об изнасилованиях. Не я вел это дело, но оно получилось громкое и, на мой взгляд, примечательное, поэтому стоит на нем остановиться.
Парень, отслужив в Афганистане, приезжает домой буквально накануне свадьбы своего друга, и его просят быть дружкой на свадьбе, у невесты есть соответственно подружка. И вот идет сельская свадьба, все пьют, гуляют – все нормально. В конце свадьбы стали искать свидетелей жениха и невесты, надо было провожать молодых в соседнюю деревню (за 3 км), где им приготовили супружескую постель, и у подружки был ключ от того дома. Хватились, нет ни свидетеля, ни свидетельницы, ну ничего, замки в деревнях несложные, вскроем как-нибудь. Идут в соседнюю деревню под музыку, песни, подходят к дому – дверь не заперта. Вся эта компания входит в дом, включает свет и видит: на супружеской кровати в обнимку спят свидетель со свидетельницей. Проснувшись, увидев свет и массу народа, свидетельница говорит: "Ой, что он со мной сделал!"
И вот суд (а ей было 17,5 лет, хотя откуда мог об этом знать свидетель) назначает ему 6 лет лишения свободы за изнасилование несовершеннолетней! Знал ли он о ее несовершеннолетии? Выходит, что целых 3 км тащил ее, а она сопротивлялась.
Все жалобы остались без удовлетворения, хорошо, что очередная амнистия участникам афганских событий освободила его от дальнейшего отбывания наказания, хотя года два он все же пробыл в местах не столь отдаленных.
Последний случай был тогда, когда я представлял интересы потерпевших от хулиганских действий.
Второй час ночи, теплая осень, два уважаемых человека – врача-хирурга, один – даже кандидат медицинских наук, сидят на аллее, на скамеечке, пьют пиво. Были в гостях и теперь провожают друг друга.
За несколько часов до этого молодой оболтус празднует свое 18-летие с друзьями, но в квартире, в присутствии родителей, не разгуляешься. И вот молодежь идет на дискотеку, где устраивает небольшой скандальчик. Двоих забирают в милицию, установив личности (прошу обратить на это внимание), через пару часов отпускают.
Тут пути незнакомцев пересекаются, двое оболтусов и ждавшие их из милиции еще четверо друзей начинают приставать к двум врачам. Слово за слово, драка, в которой одному из врачей причиняется средней тяжести вред здоровью, и в тот момент, когда он лежал без сознания, с него снимают импортные дорогие часы, крадут зажигалку, деньги и ремень. Несмотря на поздний час, за дракой из окон наблюдают разбуженные в квартирах граждане, которые вызывают милицию и скорую помощь. Через несколько минут одного из хулиганов задерживают.
Но следствие в течение нескольких месяцев мало того, что не установило личностей остальных нападавших (хотя они задержаны были вдвоем с другом), и тому, кого задержали, вменяют не грабеж (мотивируя это тем, что при задержании у него никаких вещей не было), но даже не вменяют ему и хулиганства. Следователь, не могу сказать, что молодой и неопытный, объясняет это тем, что он же вменил нападавшему ст. 112, ч. 2 УК РФ:
"Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью <…> Стр. 32-33.
<…> Смотрите, мол, там же написано, из хулиганских побуждений, и этого достаточно.
Но здесь либо лукавство следователя, либо еще что-то, если не сказать хуже.
Смотрим.
"Статья 213. Хулиганство <…> Стр. 33-34.
<…> И судебная практика свидетельствует: под насилием в ч. 1 статьи 213 понимается умышленное причинение легкого вреда здоровью или побоев. Причинение вреда здоровью средней тяжести или тяжкого требует квалификации деяния по совокупности ст. 213 и ст. 111 или 112.
Таким образом, следователь явно не прав, и потерпевшие также вынуждены были пригласить адвоката представлять их интересы.
По этому делу вообще получалось что-то непонятное. Идет суд, который признает виновным этого молодого человека и приговаривает его за хулиганство к 2 годам лишения свободы, за причинение средней тяжести вреда здоровью – к 3 годам лишения свободы. По совокупности преступлений путем частичного сложения окончательное наказание назначается в виде 4 лет лишения свободы и его берут под стражу в зале суда. Стр. 34.
<…> На суде обвиняемый тоже отрицал свою вину. Выяснилось, что он единственный ребенок у довольно-таки если не сказать состоятельных, то, по крайней мере, не бедных родителей, и почему они не пытались искупить вред, причиненный потерпевшим, мне до сих пор непонятно. Сумма, которую просили потерпевшие, конечно, значительна, но для них не запредельна и вполне по силам.
Но дальше произошло совершенно непонятное явление. Через пару месяцев судебная коллегия областного суда отменяет приговор, указывая на то, что неправильно выделено из грабежа дело по хулиганству и причинению вреда средней тяжести, и освобождает его из-под стражи. Новое следствие опять же, несмотря на указания судебной коллегии областного суда (вот ведь какие упертые), оставляет те же статьи – 213 и 112.
А дальше события развивались так: состоялось новое судебное заседание, судья ушел на вынесение приговора, над которым раздумывал (или советовался с кем-то) целых три дня, и в результате по ст. 112 УК РФ подсудимого оправдали, по ст. 213 УК РФ ему назначили условное наказание и амнистировали.
Потерпевшие обжаловали этот незаконный приговор в областном суде, состоялось заседание судебной коллегии областного суда, и приговор был отменен из-за мягкости и неправильной квалификации содеянного осужденным.
О том, каким будет еще один (уже третий по счету) приговор, сообщить уже не успею. Стр. 35-36.
**
7. Противно. Стр. 36-41.
Более чем за 18 лет работы я привык уже ко всему. Я защищал и убийц, и насильников, и воров, и грабителей и крайне редко делал это через силу. Я понимаю, что мои подзащитные не ангелы, но в каждом я стремился найти какие-либо положительные черты и очень многих по-человечески жалел – не сложилась судьба, и вот вроде бы обычный человек, но стал преступником. Кстати, я никогда не понимал тех, кто приходит в адвокатуру из других правоохранительных органов: как же надо не любить свою бывшую профессию, чтобы из обвинителя стать защитником, из следователя – адвокатом.
Но и мне порой приходилось сталкиваться со случаями, когда я бы с удовольствием поменялся местами с прокурором, это было всего 3 раза за всю мою практику, и каждый такой случай я, естественно, помню. Стр. 36.
Убийство
В дальнем селе всего на 6 дворов жили (сожительствовали) ранее неоднократно судимый и 37-летняя "латрыжка". За неимением денег их любимым напитком была жидкость для мойки стекол, ведь в ней присутствует спирт. В очередной раз перепив этой жидкости, мужчина устроил скандал, приревновал женщину к соседу (это в селе всего-то на 6 дворов, и, учитывая ее внешний вид, вот уж, действительно, спиртное может иногда так вскружить голову). А так как он был сильно пьян, то сказал ей, то сейчас не в состоянии это сделать, но, как проспится, так ее и убьет. Приняв еще немного жидкости для мойки стекол, она стала рассуждать, убьет не убьет, может не может, и решила его опередить. Взяла топор и стала бить им его по голове. Может, от излишка принятого "на грудь", может, от слабости, но она 9 раз ударила острием, прежде чем он перестал двигаться. Тело его бросила в прорубь. Впоследствии в деревне стали что-то подозревать, эти подозрения дошли до участкового милиционера, который стал выяснять, куда же делся Ванька. В ответ она, невинно смотря в глаза участковому, отвечала, что Ванька уехал на заработки, а через неделю уехала сама и стала сожительствовать уже в городе, но с подобным прежнему. Прошла зима, настала весна, и Ванька всплыл. Есть труп, есть и уголовное дело, стали искать Машку – находят беременную. Пока шло следствие, она уже родила и вот сидит на скамье подсудимых с каким-то "лягушонком" на руках. А кто еще мог родиться от такой 37-летней любительницы жидкости для мойки стекол и такого же любителя – ее нового сожителя. "Ну что, адвокат, - говорит она мне, - давай поспорим, что мне больше трех лет не дадут, а я за это время найду способ и возможность избавиться от этого "лягушонка". Я был поражён такой наглостью, цинизмом и ещё тем, что суд вышел и огласил приговор: "Признать виновной по ст. 103 УК РСФСР и назначить наказание – 3 года лишения свободы". Дальнейшая судьба ее мне неизвестна, возможно, она и выполнила свое намерение – избавиться от ребенка, так как он нужен был ей лишь для того, чтобы получить минимальное наказание за убийство. Стр. 36-37.
<…> Второе дело – изнасилование. Стр. 38.
Ему было что-то около 45 лет, из них более 25 он провел в местах не столь отдаленных. Освободился в марте, приехал, естественно, нигде не работал, пробивался случайными заработками или еще чем-то. В воскресенье летом был какой-то большой церковный праздник, а в понедельник он поехал на рейсовом автобусе в деревню, в сумке у него была пол-литровая бутылка самогонки и какая-то закуска. Деревня была километрах в 30-40 от райцентра и в двух километрах от трассы. И вот на остановке выходят из автобуса двое: он и 18-летняя девушка, которой очень не повезло в том, что ей тоже необходимо было в эту деревню. Сойдя с автобуса, они пошли. Отойдя несколько сот метров, он остановил её, сначала предложил выпить самогонки – она отказалась, тогда он ее изнасиловал, выпил на радостях самогонки, опять догнал ее и еще раз изнасиловал.
Впоследствии, в ходе следствия и в суде, он утверждал, что насилия не было – был половой акт исключительно по согласию и что она, выпив самогонки, решила заняться с ним любовью, хотя по материалам дела установлено, что она была девственницей. Когда я увидел ее в суде, она оказалась красивой настоящей русской красотой девушкой (работницей горторга), по слухам, завидной невестой для многих молодых людей. И вот кому досталась. Как адвокату мне пришлось в защитительной речи повторять всё то, что говорит мой подзащитный, нельзя вступать в коллизию (столкновение) со своим подзащитным, и я не думаю, что моя речь могла как-то повлиять на решение суда, просто крайне неудобно было все это произносить, когда на тебя глядят как судьи, так и потерпевшая.
В итоге суд приговорил его к максимальному сроку по ч. 2 ст. 117 УК РСФСР – к 10 годам лишения свободы, признал его особо опасным рецидивистом и назначил ему отбытие наказания в колонии особого режима ("полосатик"). Бытует мнение, что полосатые робы носят заключенные в тюрьмах, это на самом деле не так – в полосатые робы одевают особо опасных рецидивистов, отбывающих наказание в колонии особого режима. Стр. 38.
*
<…> Я так подробно остановился  на этих случаях из-за того, что адвокат, какой бы то ни был его подзащитный, обязан все же относиться к нему с сочувствием, не унижать его достоинства и предпринимать меры к его защите.
Но сердцу не прикажешь. Опять возвращаюсь к тем адвокатам, которые в отличие от меня, "чистого адвоката", как я сам себя называю, не замешанного ни в следственной, ни в иной работе, пришли в адвокатуру из других органов. Как же можно несколько лет (а то и десятков лет) сажать, угрожать, а порой и избивать обвиняемых, а потом их защищать? Что это – возможность искупить вину за некогда ранее допущенные ими неправомерные действия в отношении этой категории лиц либо просто стремление заработать деньги? А ведь раньше, как и сейчас, хороший адвокат зарабатывал больше хорошего следователя, прокурора или судьи. Кстати, я опять повторюсь, но раньше из работников милиции вообще никого не принимали в адвокаты и из прокуроров и судей тоже (только тех, кто уже ушел на пенсию). Стр. 41.
**
8. Командировки. Стр. 41-47.
Еще со времен работы в обкоме комсомола я привык постоянно находиться в командировках. Эта привычка осталась и принесла мне много интересных воспоминаний уже на адвокатской работе.
Раньше (опять вспоминаю те времена, когда практически каждый гражданин мог оплатить работу адвоката) часто выезжали в командировки. Особенно часто я ездил в отдаленный район (почти 300 км). И вот как-то назначается там дело на 12 человек подсудимых. Работники железной дороги потихоньку обворовывали вагоны. Адвокатов было 8 человек – двое местных, остальные – приезжие. Приезжие и приехали на процесс с вечера предыдущего дня. Поселились в гостинице, а там все номера многоместные. Как назло, в то же время приехал рассматривать выездное дело в районе и член областного суда.
Для справки о том, какие дела рассматривает областной суд. Стр. 41.
*
<…> Областной судья и приехал рассматривать дело по хищению в особо крупном размере (теперь это подсудность районного (городского) суда, и к нему подселили одного адвоката.
На следующий день должен был начаться наш процесс. Собрались подсудимые, а двух адвокатов нет; стали искать, нашли одного мертвецки пьяного (как раз того, кто жил в одной комнате с областным судьей), второго – вообще-то способного передвигаться, но совершенно неспособного что-нибудь вымолвить толковое. Процесс перенесли на следующий день. Да и областной судья попросил переселить от него этого адвоката – просьба была удовлетворена, но к нему опять подселили уже не юридических работников, а других командированных, которые занимались тем же самым – беспробудным пьянством.
С горем пополам процесс на 12 человек все же пошел: маленький зал для такого количества народа, лето, жара за 30 градусов, в общем, дышать нечем. И вот как-то судья говорит: "Подсудимые, встаньте!" И стала их воспитывать: "Как вам не стыдно! Вас судят, а вы пьяные пришли на процесс – продохнуть в зале нечем". А те все как стеклышки, чего нельзя сказать об адвокатах. Рядом со мной сидела женщина, но она тоже не просыхала всю эту неделю, ну сидела бы и молчала, но нет, каждые 20-30 минут она заплетающимся языком говорила: "А у мменя еесть воппрос". Я неоднократно дергал ее за юбку: "Сядь, не позорься!" Но через некоторое время опять: "Уу мменя еесть воппрос".
Кое-как процесс все же довели до конца – до приговора, сейчас уже не помню, какого именно, некоторых вроде бы посадили, некоторым дали "химию", другим – условно.  
Кстати, чтобы не сложилось мнение, что только адвокаты "отдыхают" в командировках, областной судья тоже не промах, но он это делал как-то втихаря. Но зато отличился на обратной дороге, когда мы возвращались домой в поезде. Бедные проводницы! И погоны он им снимет, и с работы выгонит, и чуть ли не всех пересажает, и пр., пр. (ему почему-то не хватило купейного места, хотя билет был именно в купейный вагон). И никак не мог угомониться, но наутро, когда проспался, ему, наверное, стало стыдно и перед проводницами, и нами за этот "цирк".
Вообще-то, случаи появления на процессе в нетрезвом виде довольно редки, но они все же имели место. И вот как поступает умный судья: он или отложит процесс, или сделает вид, что ничего не заметил. Если глубоко копать, то можно даже приговор у судьи отменить из-за нарушения права подсудимого на защиту, так как адвокат был "болен". Вспоминается дело по изнасилованию. Судья назначил приговор на 10 утра, все собрались, но перенесли на 12 часов. Попили пивка, потом перенесли на 15 часов, немножко добавили, потом перенесли  на 17 часов, еще приняли и вот зачитывают (правильный термин – оглашают) приговор, а двое адвокатов уже довольно хороши. И заведующая консультацией как раз их обоих не любила, считала их злостными нарушителями дисциплины, но ведь адвокатура – это не военный завод, на который нужно вовремя приходить и вовремя уходить. Заметив не совсем трезвое состояние адвокатов, она после приговора подбегает к судье, и кричит: "Вы видели, вы видели, что они в нетрезвом состоянии, прошу вас подтвердить этот факт". На что судья (а он как раз умный) сказал: "Разбирайтесь у себя сами, я читал приговор и не смотрел по сторонам". Естественно, эти два адвоката не стали дожидаться разборки и быстро "слиняли" из суда. А на следующий день заведующей сказали: "Да вы что, это вам, наверное, показалось, такого мы себе позволить не можем".
Правда, раньше многое зависело от заведующих юридическими консультациями. Это, во-первых, распределение дел. Сейчас практически каждый гражданин, зайдя в юридическую консультацию, уже заранее знает, кого из адвокатов он хотел бы пригласить в качестве своего защитника, а раньше все граждане обращались к заведующим, и они распределяли: этого – к одному адвокату, того – к другому, редко кто не соглашался и настаивал на каком-то конкретном адвокате. Но и здесь начиналась "бодяга" со стороны заведующей: "А кто вам посоветовал обратиться именно к нему?" Я из-за этого постоянно ругался с заведующей, говорил ей: "Да какое вам дело, пришел, человек, желает, чтобы я его защищал, зачем выяснять, кто посоветовал, почему посоветовали". По прошествии лет я пришел к мнению, что она просто не могла понять, как это кто-то может обратиться за защитой не к ней, а к кому-то другому. Она родилась в этом городе, выросла, выучилась, ее все знали, и, может быть, именно это было причиной постоянных разборок по поводу поведения адвокатов. Я впоследствии перевелся в областной центр, но знаю, что один из адвокатов ушел на вольные хлеба (в кооператив) и именно из-за того, что заведующая своими "распределениями" дел не давала ему работать. Кстати, если к ней не прислушивались по поводу именно конкретного адвоката, то она могла допустить и такие методы: "Ну что же, берите этого адвоката, но я вас предупреждала о нем, у нас есть и опытнее, и грамотнее". И её постоянную борьбу за дисциплину я объясняю тем, что она выросла в этом городе, все ее знали, очень многие женщины приходили к ней просто так, поговорить о жизни и попутно рассказывали, что видели в рабочее время этого адвоката там-то, допустим у винно-водочного магазина к его открытию в 14 часов (а в те времена это было большое событие: собиралась толпа в несколько сот человек, чтобы успеть взять 2 бутылки в руки, а больше не давали), или же другой адвокат полдня провел на пляже. И каждый раз она нас ругала: мол, нельзя нарушать дисциплину: "Вас все знают и что подумают об адвокатах?" Ну и что, если подумают. Мы же адвокаты, а не работники военных заводов, и, вообще, "Кодекс законов о труде…" на нас не распространяется. Особенно она ругалась именно со мной, потому что я из областного центра и рано или поздно вернусь туда. "Вы, - говорила она мне, - перестаньте тут свои областные замашки демонстрировать, если там, в областном центре, адвокаты не каждый день ходят на работу, у нас здесь такого не получится".
Один раз меня чуть было не выгнали с работы. Дело было так.
В отдаленном селе жили-были муж с женой. Муж попивал, конечно, не без этого. Жена его ушла к своим родителям. И вот в очередной раз он, выпив, пошел к тестю, тот его на порог дома не пустил, он обиделся и камнем разбил стекло в доме тестя. С расстройства ему захотелось добавить, но магазин закрыт. Тогда он подходит к магазину, ломает замок, заходит в магазин, берет там спиртное и, обратите внимание, пишет записку продавщице: "Валя, я взял столько-то водки и такую-то закуску, деньги отдам после".
Его арестовывают и вменяют две статьи: 206, ч. 2 (злостное хулиганство – до 5 лет) и 89, ч. 3 УК РСФСР – "хищение государственного или общественного имущества, совершенное путем кражи с проникновением в помещение или иное хранилище – наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет с конфискацией имущества или без таковой".
А после товарищ, с которым он пил, когда все, что он взял, было выпито, опять туда пошел и из уже открытого магазина взял еще товар.
Избирают обоим меру пресечения – заключение под стражу, идет следствие, затем и суд. Отец подсудимого, инвалид Великой Отечественной войны, просил меня защитить сына, было заключено соглашение: 20 рублей за следствие и 32 рубля за суд, где-то приблизительно он уплатил около 60 рублей, но отец сказал, что продаст корову и еще доплатит, лишь бы сына вытащить из тюрьмы.
Идет судебное заседание и в результате приговор: перейти с ч. 2 ст. 206 УК РСФСР на ч. 1 ст. 206, перейти с ст. 89 ч. 3 на ст. 96 УК РСФСР (мелкое хищение государственного и общественного имущества) окончательное наказание назначить в виде 1 года исправительных работ, зачесть в срок наказания время нахождения под стражей из расчета 1 день нахождения под стражей к 3 дням исправительных работ и по отбытии наказания освободить его из-под стражи. Когда родственники получили его на руки, то мне доплатили еще 50 рублей – "премию", правда, стоимость коровы намного больше. Все довольны, все смеются и разъезжаются по домам.
Проходит около полугода, вдруг меня вызывает заведующая консультацией и говорит: "Я вас отстраняю от работы, вы получили деньги помимо кассы". Откуда это вдруг стало известно? Впоследствии я узнал, что по прошествии некоторого времени сидят отец с сыном (освобожденным) и отмечают какой-то праздник. К ним приходит их родственник (двоюродный брат освобожденного), и праздник продолжается. В ходе распития напитков этот родственник, кстати, участковый милиционер, спрашивает, как же все-таки удалось вытащить брата из тюрьмы, на что отец отвечает, что, пока, мол, не пообещал дать денег, то ничего и не получалось. Этот недалекий участковый вместо того, чтобы выслушать информацию и забыть, доносит ее до начальника ОБХСС, тот, в свою очередь, до председателя суда. Председатель поднимает дело и видит, что судьей был он сам, передает эту информацию заведующей консультацией, та отстраняет меня от работы и сообщает в президиум коллегии адвокатов. Единственно, где я встретил поддержку, - это в коллегии адвокатов, председатель президиума сказал заведующей консультацией: "Про всех говорят, и про вас – тоже, что иногда получаете "премии" и не сдаете их в кассу. Вы не имеете права отстранять от работы. Если информация, и обязательно в письменном виде, в виде жалобы клиента, подтвердится, то мы примем меры и исключим адвоката". Заведующая стала вызывать отца осужденного с целью получения письменного заявления, но тот к этому времени от болезней и ран, полученных на войне, скончался, а родственники категорически отказались что-либо писать. Так все тихо и закончилось. Но о чем думал участковый – родственник? Если бы поднялся скандал, то, возможно, кроме того, что уволили бы адвоката, могли и дело пересмотреть, и назначить новый суд, который неизвестно, какой бы вынес приговор при таких обстоятельствах, неужто не мог подумать своей головой, прежде чем делиться информацией с ОБХСС?
Вообще-то, в основном адвокаты и "погорают" на деньгах, полученных сверх расценок. За мою бытность в нашей коллегии было лишь одно уголовное дело в отношении адвоката – за покушение на посредничество в даче взятки судье. Адвоката приговорили к 3 годам "химии" и впоследствии, после того, как отбыл наказание, он опять устроился на работу, правда в другую коллегию.
А вот в другой коллегии были случаи осуждения адвокатов, и даже к наказанию в виде лишения свободы (но тоже крайне редко). Вот такой пример.
Клиент обратился к адвокату за защитой, так как попал в дорожно-транспортное происшествие и возбуждено уголовное дело. Адвокат ему сказал, что сможет решить любой вопрос, так как ранее работал в прокуратуре этого района и у него все знакомые. Необходимо столько-то дать прокурору, столько-то следователю и все – дело будет закрыто. Неизвестно, собирался ли адвокат отдавать какие-либо деньги своим друзьям и следователям, но эта его фраза "у меня везде друзья, и я с ними всегда договорюсь за определенную сумму" и привела его на скамью подсудимых. Не помню, как квалифицировали его действия, возможно, как покушение на дачу взятки, возможно, как мошенничество, но адвокат получил 4 года лишения свободы.
Вопрос взаимоотношений адвоката с клиентом очень сложен. Порой старые адвокаты говорят: "Клиент наш – наш первый враг". В данном случае это подтвердилось, просто не повезло адвокату, а может, и адвокатский стаж у него был маленький и соответственно опыта немного. Но тот его "клиент" был, по слухам, из числа агентурной сети милиции, возможно, поэтому он его и "сдал". И вообще, что же делать адвокату в таких и подобных этому случаях? Если сказать, что у меня никаких знакомых нет, то зачем нужен такой адвокат? Если сказать, что у меня все знакомые, то есть возможность самому сесть за решетку. Однозначного ответа на это не найдено.
Вспоминается по этому поводу анекдот (или быль). Заходит клиент в юридическую консультацию: "Мне бы адвоката". "А вам какого, который законы отлично знает или который отлично знает судью и прокурора?" Что, вы думаете, ответил клиент? "Конечно, такого, кто знает судью и прокурора".
Кстати, одного нашего адвоката тоже пытались привлечь к ответственности. Это было так. Заходит адвокат в юридическую консультацию, и сразу с порога к нему клиентка, сует деньги, 2 000 рублей, и говорит: "Это вам". И убегает. Сразу залетают работники отдела по борьбе с организованной преступностью с видеокамерами, понятыми. Изымают эти деньги под запись видеокамеры, увозят адвоката на допрос.
Спасло адвоката только то, что клиентка, несмотря на все данные ей указания, возможно, что-то перепутала и не сказала под запись магнитофона, который у нее был в сумочке: "Это вам лично и вашему другу, начальнику подотдела" [1]. А просто: "Это вам", то есть адвокату, который имеет полное право получать деньги от клиентов, только надо сдавать их бухгалтеру, который принимает деньги обычно только с утра. Стр. 43-47.
[1]. Начальник подотдела РУОП.
**
9. Установление отцовства. Стр. 47-49.
<…> Вот случай обратный – я представляю интересы мужчины. Женщина пришла в суд с ребенком (возраст около 6 месяцев) и с родней для поддержки. Она, молодая татарка, уже воспитывающая одного ребенка без отца, встречалась с молодым татарином, гуляли, иногда, вероятно, вступали в половую связь. Она родила еще ребенка, но неожиданно для нее и родни мужчина отказался вступать в брак и признавать свое отцовство. Неожиданно для родни женщины, видимо, в мусульманских семьях так не принято, но ведь печальный опыт у них уже был. И вот она подает исковое заявление в суд об установлении отцовства. В суде  дает показания, что в вероятное время зачатия она гостила у его родителей дома, поэтому он и является отцом ребенка. Родители мужчины не отрицали данного факта, но заявили, что постелили им в разных комнатах и не могли позволить им спать по-другому, так как брак оформлен не был. Два дня суд разбирался с данным делом и ушел в совещательную комнату. Перед вынесением решения собралась почти вся ее семья, и вот суд оглашает решение: в иске об установлении отцовства отказать. Что здесь началось! "Сволочь, - кричала родня, - посмотри, вылитый ты!" И прочие, прочие оскорбления. Он работал главным зоотехником в совхозе, и после я с друзьями не раз приезжал к нему в гости, и самый большой барашек, на выбор, был мой. Но потом его любовь к женщинам и спиртному сыграла с ним злую шутку, его уволили с работы, и он покатился по наклонной плоскости. Уже когда я переехал в областной центр и началась узаконенная "спекуляция", он как-то обратился ко мне с просьбой дать немного денег на "раскрутку", я дал. У моих знакомых он взял на реализацию продукты и после этого пропал. Как-то я проезжал мимо дома его родителей и зашел спросить, куда же делся их сын. Они ответили, что сами не знают, и, когда им рассказал о том, что он "кинул" меня и моих друзей, они с вздохом ответили, что так же он обманул родного брата. Взял у него тушу коровы для продажи и с тех пор не показывает глаз. Впоследствии до меня доходили разговоры о том, что он подрабатывает в строительных бригадах, но сильно пьет. Ну Бог, или, точнее, Аллах, ему судья. Стр. 49.
**
10. Анекдоты. Стр. 50-52.
В юридической среде очень модны анекдоты именно на юридическую тему. Стр. 50.
<…> Про Гочу и манеру все покупать. Идет суд, судят Гочу. Выступил прокурор, естественно запросив большой срок лишения свободы. Выступил адвокат, проговорив два часа о прекрасном, добром, уважаемом всеми человеке. Суд предоставляет последнее слово подсудимому. Тот встает и говорит: "Уважаемый суд, я десять тысяч заплатил этому адвокату, а он тут несколько часов не знай, о ком говорил, поэтому я могу только еще заплатить не более 20 тысяч рублей", - и садится. Судья, посмотрев налево, направо (на заседателей), спрашивает: "У вас есть что еще добавить суду?" "Нет, - отвечает подсудимый, - все уже отдал". Судья опять посмотрел налево и направо и заявляет: "На нет и суда нет, суд уходит для вынесения обвинительного приговора".
Или еще. Прокурор спрашивает у свидетеля: "А вы знаете, что вам будет за дачу ложных показаний?" "Да, - отвечает свидетель, - мне обещали 10 тысяч".
Или пусть не совсем юридический анекдот, но любимый моими детьми. КГБ допрашивает гражданина.
- Фамилия?
- Сахаров.
- Не так.
- Сахарович.
- Опять не так.
- Цукерман.
- Вот это правильно. Возраст?
- 30 лет.
- Неправильно.
- Ну 40 лет, но 10 сидел в тюрьме, разве это жизнь?
- Дети есть?
- Нет.
- Обманываете, вот трое заявления прислали на алименты.
- Так разве это дети? Это же сволочи. И так далее
Но после этого дети уже не дослушивают концовку. А она такова:
- Родственники за границей есть?
- Нет.
- Врете, вот брат и мать из Израиля письмо прислали.
- Так это я за границей, а они на Родине. Стр. 50-51.
*
<…> Или еще.
Тюрьма, сидят за столом воры в законе, кушают. Вдруг выбегает мышка, хвать кусочек сала и бежит к норке. Один из воров кидает в нее сапог и убивает мышку. В камере тишина. И старший вор говорит: "Я вор, ты вор, мы здесь все воры. А ты нашего товарища, тоже вора, за что убил? Если до утра не придумаешь "отмазку" и тебя убьем". Всю ночь думал думку вор, а утром на сходке говорит: "Уважаемые воры, я вор и вы тоже воры. Но это не мышь, а "крыса", которая украла у своих и за это понесла наказание". И его сходка простила. (Для сведения: "крысятник" на жаргоне – человек, ворующий у своих).
Или еще старые анекдоты.
Судья говорит подсудимому:
- Петров, вы оправданы!
- Не понял, товарищ судья, это как?
- Ну вы свободны, поскольку не доказано, что вы ограбили банк.
- Слава Богу! Значит, все деньги я могу оставить себе? Стр. 51-52.
**
11. Крушение иллюзий. Стр. 52-54.
До этого происшествия я чувствовал себя очень уверенно. Неплохой адвокат, обширные связи как в правоохранительных органах, так и в тех структурах, с которыми эти органы борются. Спокойно на лето выезжал на дачу и не переживал, что может что-нибудь случиться. Стр. 52.
*
<…> И вот у меня в квартире совершили кражу. Я никогда не думал, что такое возможно, ведь я все-таки адвокат и защитник таких, как эти. Но, увы. Я был уверен, что все в округе знают, что здесь проживает адвокат, но это, оказывается, не остановило их. Украли японский телевизор, 21-дюймовый, и самое обидное – компьютер Pentium второго поколения с монитором в 15 дюймов и цветным принтером. Денег и других ценностей в квартире не было. Этот компьютер я купил буквально за 2 месяца до кражи, а так как было лето, то еще даже не успел на нем поработать. Дети были довольны таким приобретением, да и я тоже надеялся, что они будут компьютеризированы в отличие от моего поколения, которое не знало даже калькулятора, не то что компьютера.
Прибыли на квартиру работники милиции, и эксперт, который половину квартиры посыпал порошком и нашел все-таки отпечаток пальца. И тишина. Я все спрашивал, проверили ли отпечаток пальца по картотеке, мне в ответ говорили: "Придите вместе с семьей, оставьте ваши отпечатки, и мы сравним, может быть, это ваши". Я сначала послал детей, у них сняли отпечатки, я спрашиваю: "Ну что?" А мне в ответ: "Извините, отпечаток, снятый в вашей квартире, не пригоден для идентификации". "Здравствуйте, а зачем вы тогда хотели получить отпечатки у всех членов семьи?" И это только начало "деятельности" милиции.
Впоследствии знакомый экстрасенс указал мне на возможного воришку. Я поделился этой информацией с работниками милиции, в частности с одним небольшим по должности руководителем уголовного розыска, просил: "Давайте я зайду к подозреваемому, скажу ему об этом, а он, вероятно, пойдет к своим "подельникам" с известием, что его подозревают, а мы проследим. В ответ на это мне сказали, что не надо самодеятельности, мы сами все знаем. Вызывают его, но он же был ранее судим и, естественно, ни за что не признается, так все и получилось. Впоследствии я сказал этому начальнику: "Что же, мне обращаться к теневым людям? Но там надо платить". Его ответ меня не просто поразил, а сразил наповал: "А мне что, платить не надо?!!" Мой подозреваемый  сел за другое преступление, и все кануло в лету.
Продолжение своего рассказа печатаю спустя несколько месяцев. Сначала сломался компьютер на работе, и слава Богу, что довольно большую часть информации, в том числе и этой книги, я сбросил на дискету, но, расстроенный тем, что это случилось и мне многое нужно начинать заново, почти что забросил книгу. С большим трудом заработал на новый компьютер (через год после того, как у меня украли прежний) – это к тому, что многие считают, что у адвокатов денег не мерено. Так вот, у большинства адвокатов нет и никогда не было таких денег, которые им приписывает молва. Стр. 53.
*
<…> Как мне видится вся эта ситуация, дело было так: тот, на кого указал экстрасенс, действительно украл из моей квартиры компьютер. Но кому-то из работников милиции невыгодно было, чтобы подозрение так и осталось на нем. Я подозреваю, что воришка был чьим-то агентом, ведь не зря ранее дважды судимого с непогашенными судимостями не арестовали в тот момент, когда он вновь совершил преступление, - угон иномарки. Я работаю не первый год и знаю, что такие случаи крайне редки, поэтому и сделал такой вывод о его связи с милицией.
Пока допишу эту книгу, появятся, надеюсь, новые факты, и я познакомлю вас с ними. Книга почти готова, но никаких новостей нет. И все-таки у меня остаются сомнения, что работники милиции не очень хотели раскрытия кражи из моего дома, опять ссылаюсь на близость этого вора к милиции. Работники милиции могут многое, об этом в следующей главе. Стр. 54.
**
12. Взаимоотношения с милицией. Стр. 54-63.
Вообще-то, фраза этого небольшого начальника уголовного розыска о необходимости заплатить ему за розыск украденных вещей только сначала удивительна, но на самом деле в ней отражена горькая правда последних лет. Наша доблестная милиция в последнее время все быстрее скатывается на самый обычный рэкет. Конечно, никакой статистикой я не располагаю, как, впрочем, и компетентные органы, но, по моему разумению, где-то около 25-30 процентам бизнесменов "крышу" делают именно правоохранительные органы.
Вот один из примеров. Молодой бизнесмен собрался организовать довольно крупное дело. Советы ему давал другой, уже более опытный бизнесмен, который имел приличный доход и милицейскую "крышу" в придачу. Более опытный должен был, как он сам думал, войти в состав учредителей, и, вероятно, не с самым малым пакетом акций. Но в нужный момент пожилой ушел в запой, который продолжался около полугода, и в состав учредителей он не вошел. Когда наконец-то пожилой вышел из запоя, то оказалось, что все места заняты и его "поезд" ушел. Тогда на молодого обрушилась практически вся наша милицейская система и ОБЭП района (ранее ОБХСС), начались "наезды" и со стороны конкурирующих фирм. А однажды в офис молодого ворвались несколько человек: оперативный работник, бухгалтер-ревизор милиции и трое в масках из ОМОНа с автоматами. Не дождавшись ни руководителя, ни бухгалтера, берут и увозят сейф с документацией. Бедные омоновцы! Сейф был весом под 100 кг. И началась круговерть: "Мы тебя посадим, возбудим уголовное дело сразу по нескольким статьям УК РФ". За молодым бизнесменом следили сразу две машины наружного наблюдения, а раз так непрофессионально, то, думается, просто запугивали. Правда, надо отдать должное этому сотруднику милиции, ни слова, ни намека, на то, что если пожилой войдет в состав учредителей, то "пресс" снимется. Поэтому у нас были только догадки и не существовало фактов, с которыми можно было бы выйти на прокуратуру или службу собственной безопасности милиции.
Вообще, отношения между адвокатами и работниками милиции очень сложные. В частности, мы, адвокаты, постоянно причиняем неприятности, а порой и серьезные, следственным работникам. То жалобы пишем на них, и прокурору в том числе. То суд не в последнюю очередь прислушается к мнению адвоката и возвратит им дело на дополнительное расследование, что тоже большой минус в работе следователя. Но именно эта категория работников милиции наиболее уважительно относится к адвокатам, чего не скажешь об обычных оперативных либо участковых работниках  милиции.  
И, что интересно, я заметил, стоит какому-либо милиционеру обидеть адвоката, как в скором времени у него возникают проблемы. Видимо, есть высшая справедливость.
Вот пример. Не помню, из-за чего, но произошел скандал между одной женщиной-адвокатом и старшим лейтенантом милиции. Она потом почти неделю плакала, жаловалась на то, что тот ее оскорбил, кричал: "Вы, адвокаты, сволочи, помогаете преступникам, да я бы вас сам давил" и т.д., и т.п.
Проходит где-то с полгода – год, и в отношении этого милиционера возбуждают уголовное дело. Он ходил по автомобильному базару, составлял акты на нарушения торговли и изымал товар "автозапчасти). Редко кто потом разбирался, законны или нет его действия, поэтому большая часть товара переходила в его собственность. Но на одном продавце он погорел – не отдал товар и не сдал акт изъятия в милицию. Когда провели обыск у него дома и в гараже, то даже сотрудники прокуратуры удивились: аккуратно подшиты все эти акты об изъятии товара (несколько десятков), и не надо тратить время на поиск потерпевших и доказательств, вот они, как на блюдечке. Впоследствии старший лейтенант получил условное наказание. Стр. 54-55.
*
<…> Или еще пример.
В крупном городе капитан милиции был старшим опером, и его прислали в наш город начальником уголовного розыска. Встреча, знакомство, ну, и как полагается в таких случаях, обмывание должности. Сразу меня насторожило поведение нового начальника, его упреки местным работникам уголовного розыска в неумении работать. Вот у нас (там, откуда приехал) работали так: приходит мужик в отдел милиции с заявлением о том, что с него сняли шапку, а мы ему: "А ты принеси нам квитанцию из магазина, что ты купил шапку и по какой цене". Он походит, походит и забирает свое заявление или же мы вообще не принимаем никакого заявления, пока не будет квитанции, счета или кассового чека на шапку. А у вас? Это что за подход к делу?
Ну, ладно, думаю, может, это просто рисовка, но новый начальник всерьез ввел такую практику. Это его личное дело, меня не касается, пусть прокурор с этим разбирается. Но однажды его поведение коснулось меня непосредственно. Как-то он говорит: "Эх, жаль, не было у меня под рукой автомашины вчера, а то вы, адвокаты, были такие пьяные, что я с удовольствием сдал бы вас в вытрезвитель". Что это? Проявление его милицейской сущности? Власть развращает человека, хотел сделать гадость адвокатам, и кто? Сам начальник уголовного розыска, а то у него больше нет других забот, как доставлять адвокатов в вытрезвитель? Он проработал где-то около года, был уволен, ушел в крупный бизнес, но и там тоже повел себя самоуверенно, нагло. Стал вышибать долги и в результате был осужден за вымогательство на 4 года лишения свободы, а впоследствии уже создал группу и еще раз был осужден на 4 года.
Вообще-то, я заметил, что 4 года – самый любимый срок для назначения наказания работникам милиции как действующим, так и бывшим.  
На 4 года осужден был и сержант патрульно-постовой службы, который вместо того, чтобы дежурить ночью на мотоцикле, пил и смотрел видеомагнитофон с порнографическими фильмами, а под утро решил найти себе приключение. Пытался вступить в половую связь с женщиной, которая рано утром шла на работу, и, когда та категорически ему отказала, стал ее пугать и ударил рукояткой пистолета по голове, нанеся хоть и небольшую ссадину, но превысив власть, за что и был осужден. Стр. 57-58.
*
<…> Вообще, работники милиции большие оригиналы и выдумщики. Вспоминается мне дело, которое я вел.
Майор милиции – работник отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Как оперативный работник, естественно, имел контакты со своими опекаемыми. Однажды он размышлял о том, как заработать деньги. И придумал. Вызывает своего опекаемого и говорит: "Нет ли у тебя знакомых, которые хотели бы приобрести оружие, продай мой пистолет, а я тут же заберу его назад". Его опекаемый вскоре нашел покупателя, пришел к нему с пистолетом. Покупатель решил даже проверить, годен ли пистолет, и выстрелил в окно. Годен. Отдал деньги, продавец вышел, и через несколько минут зашел майор милиции: "У нас есть оперативная информация о том, что вы незаконно приобрели оружие". Забрал пистолет, покупателя и привез в отдел милиции. Там задержал его на несколько часов и отпустил только после того, как тот пообещал принести денег за закрытие уголовного дела по факту незаконного приобретения оружия.
Все это становится известным органам прокуратуры, было заведено уголовное дело, точно не помню, но вроде бы майора привлекали по трем статьям Уголовного кодекса: покушение на получение взятки, мошенничество и злоупотребление служебным положением. В итоге его тоже осудили на 4 года лишения свободы.
Или еще пример.
К участковому милиционеру обратился двоюродный брат, ранее неоднократно судимый, с предложением подзаработать. В чем заключался приработок? Находили квартиру, в которой проживали какие-нибудь алкоголики, подсылали к ним под видом поиска квартиры на некоторое время девушку легкого поведения. Затем эта девушка приносила спиртное, они выпивали и оказывались в постели. Плач, крики о помощи, появление мнимого брата и участкового, угрозы возбуждения уголовного дела и в итоге компромисс – неравноценный обмен или дешевая продажа квартиры.
В результате девушке – условное осуждение, участковому, правда, - всего 2 года лишения свободы, двоюродному брату – 4 года лишения свободы, другим – от 3 до 4 лет. Стр. 59-60.
*
<…> Когда я еще учился в школе, то уже в то время у меня было сильное неприятие "геройского" поступка Павлика Морозова. Нынешнее поколение, наверное, и не знает, кто это такой. Это был пионер-герой, который сообщил в НКВД о том, что дед и отец у него кулаки, и те впоследствии были, естественно, уничтожены. Так вот, этому гаишнику, вероятно, не дают покоя лавры Павлика Морозова. Стр. 60-61.
**
13. Возврат. Стр. 63-78.
Я думаю, что нет такого адвоката, который не проиграл бы ни разу никакого дела, и такого, которому не приходилось бы возвращать полученный гонорар (или часть его) и на которого не писались бы жалобы.
15 лет я проработал без единой жалобы, и вот все же получил ее, хотя совершенно несправедливо. Стр. 63.
*
<…> И вот с нелегкой руки этой дамочки после 15-летней безупречной работы начались трения с клиентами. Показателен следующий случай.
Два студента дневного отделения вуза – российские кавказцы. Приезжает к ним в начале декабря односельчанин из Москвы и с хорошими деньгами. Пьют, гуляют, а после Нового года обнаруживается полное отсутствие денег, а через пару дней необходимо сдавать экзамен в институте (это принято делать за деньги). Где взять? Вспоминают, что на частной квартире, где они жили раньше, остались другие студенты, к которым недавно приезжали родители и, скорее всего, привезли деньги на экзаменационную сессию. Тогда они вооружаются ножом и макетом пистолета, надевают маски из чулка и идут на ту квартиру ночью. Стучат в дверь и, когда один из студентов открывает дверь, к его горлу приставляют нож и говорят ему: "Не шуми". Проходят в квартиру, связывают обоих студентов и забирают кое-какие вещи на сумму, вообще-то, не очень значительную. Уходят. И как вы думаете, на чем их поймали? Один из них стал ночью ловить такси, но забыл при этом снять маску!!! Только когда такси остановилось, он скинул маску. Таксист подвез их с крадеными вещами до дома, где они проживали, развернулся – и в милицию. Сели в машину там-то, привез сюда. Две оперативные группы выехали на место разбоя и место жительства, и вот, пожалуйста, по свежим следам раскрыто особо тяжкое преступление.
Родственники обратились к нашему коллеге, он подобрал свою команду и пригласил еще нас двоих к защите этих студентов. Вообще-то так принято, что когда идет группа, то кто-то из адвокатов должен быть как бы старшим, а остальные должны корректировать свои действия с другими адвокатами через этого старшего. Когда выходит разнобой или "старший" адвокат не пользуется авторитетом, то получаются всякие накладки.
Совместными умственными усилиями мы, адвокаты, приходим к мнению: все перевести в студенческую "шутку", тем более что родственники обвиняемых уже "поработали" с потерпевшими и те не будут говорить про нож и макет пистолета, тогда есть реальный шанс перейти с разбоя на грабеж. Стр. 64-65.
<…> А разница-то большая: грабеж – от 3 до 7 лет, разбой – от 7 до 12 лет.
Наметив пути защиты, то есть переведя все в студенческую шутку, они должны были сказать, что сидели вечером и решили подшутить над такими же студентами, надели маски, ворвались, но без ножей и пистолетов, в дом, связали хозяев и хотели снять маски и сказать, как они здорово пошутили, но кто-то взял какие-то вещи, и уже маски снимать было нельзя, так как шутка переросла в преступление. Потерпевшие тоже были намерены сказать, что в студенческих кругах принято шутить над друзьями, и они тоже воспринимали все это как шутку и думали, что вещи им не сегодня завтра вернут. Вызываю мать моего подзащитного, рассказываю ей о путях решения вопроса и говорю о том, что именно ее сын должен взять на себя предложение сходить и подшутить над другими студентами. Она в штыки: "Почему мой сын, не тот, из Москвы?" Я объясняю, что именно ее сын находится в самых хороших отношениях с потерпевшими и именно он ранее жил в этой квартире. Никто не поверит, что "москвич", который и в глаза-то не видел раньше потерпевших, предложил подшутить. Да, нет гарантии, что ее сын не лишится свободы, но все же 3,5 года ее сыну и по 3 года остальным – это не 7-10 лет за разбой. Она мне заявляет, что такой адвокат ей не нужен, она найдет другого, настоящего, который вытащит ее сына, что он самый хороший, самый лучший. На следующий день нашла другого адвоката и пришла за возвратом гонорара, часть его я вернул, как договаривались. Но через полчаса она появилась вновь и потребовала вернуть еще часть, со скандалом я опять вернул, но, когда через несколько дней она пришла и потребовала вернуть вообще все, я отказался. Я ведь работал по этому делу, ходил по тюрьмам, тратил свое время. В дальнейшем довольно быстро отказались еще от одного адвоката, а впоследствии и от старшего. Всем срочно потребовался возврат денег, так как новые адвокаты запросили намного большие суммы, но гарантировали положительное решение вопроса. Когда мы узнали, кто же такие эти новые адвокаты (может быть, светилы или же с большими связями, оказалось – молодые девчушки из параллельной коллегии), то сразу поняли, что никакого толка по делу не будет, одни обещания.
По прошествии времени я как-то случайно встретил на улице потерпевшего и спросил, как прошел суд. Он сообщил, что всем дали по 7 лет лишения свободы, и мать моего подзащитного на весь суд кричала, почему ее такого хорошего сына посадили и куда делись большие деньги, которые она заплатила за свободу своего сына. Не знаю, но предполагаю, что и те девчушки-адвокаты вернули, наверное, весь гонорар. В последнее время, особенно с развитием параллельных коллегий и всяких кооперативов, клиенты все больше и больше уходят туда, где им много обещают, а после неудачного суда – уже к нам. Но что можно сделать после? Даже пословица есть о том, что после драки кулаками не машут. А за разбой условное наказание дают в 2-3% всех дел. Но все же в моей практике один раз был такой случай, когда за разбой и покушение на убийство из корыстных побуждений мой подзащитный получил условную меру наказания.
А дело было так. В селе, недалеко от райцентра, кавказская семья имела пару коммерческих ларьков. И вот некий 20-летний оболтус по кличке Монстр подговорил еще двоих – одного 18-летнего и "моего",15-летнего, - убить кавказцев. Убийство должно было совершиться в тот момент, когда они на автомашине "Москвич" ("пирожок") возвращались с выручкой от продажи товаров, а после планировалось заехать в ларьки и забрать товар. С целью подготовки к преступлению достали обрез, провели учебные стрельбы, следили за кавказцами. Обычно это было так: два брата-кавказца объезжали ларьки, собирали выручку, закрывали ларьки и возвращались в деревню. И вот недалеко от поворота с трассы в деревню преступники должны были остановить "пирожок" под видом покупки спиртного, и, когда один из братьев станет доставать из кузова спиртное, стрелок в это время должен выстрелить сначала в одного брата, потом в другого. Возник вопрос о том, кто будет стрелять, желающих не нашлось. Тогда один вспомнил, что в райцентре есть знакомый, прошедший чеченскую войну и потерявший на ней друзей. Предложили ему, он, не долго думая, согласился. Заранее вырыли даже яму, куда будут складывать похищенное. И вот недалеко от поворота встали трое – "мой", 18-летний, и стрелок. Сам-то Монстр спрятался. Повернул "пирожок", и "мой" тормозит его. "Пирожок" остановился, "мой" попросил продать ему бутылку. Кавказец пошел, открыл дверь пирожка, и "мой" и еще один схватили его за руки и держат. В это время через боковое стекло в салон автомашины стрелок произвел выстрел и ранил, но не брата хозяина, а его жену, которая в этот вечер поехала вместо брата. Слава Богу, ранение оказалось несерьезным. Кавказец, не дожидаясь худшего, вырвался от ребят и побежал в сторону дороги. Стрелок произвел вслед выстрел, но не попал, и все разбежались.
Дело рассматривалось выездной коллегией областного суда, и приговор таков: организатору – Монстру – 10 лет лишения свободы, стрелку – 8 лет, 18-летнему – 5 лет, "моему", 15-летнему, тоже 5 лет, но условно. Вот, пожалуй, единственный случай, когда по разбою и покушению на убийство дали условную меру наказания, а в основном даже несовершеннолетним, пусть ниже низшего предела, но все равно реально лишение свободы.
Для тех, кто не очень внимательно читает книгу, напоминаю, что суд может назначить наказание и ниже низшего предела и перейти к другому виду наказания, более мягкому (полностью статья 64 УК РФ приведена раньше).
Еще пример наказания в виде лишения свободы: 16-летний подросток под угрозой ножа отобрал у ровесника кроссовки – 4 года.
Примеры условного осуждения. Группа деток высокопоставленных родителей совершила несколько эпизодов грабежей и разбойных нападений. Наказание – ниже низшего предела и условно ст. 73 УК РФ. Стр. 64-67.
<…> Кстати, это дело после "аукнулось" судье, его рассматривавшему. Когда ему не стали продлевать срок работы, то о приговоре вспомнили как о примере необоснованно мягкого наказания. Хотя (вот уж яркий пример лицемерия!) вспомнил именно тот вышестоящий человек, который и просил "отнестись к данному делу с пониманием". Стр. 68.
(Лэйм В. Записки провинциального адвоката
// Саратов, Приволжское книжное издательство, 2000 г., 112 с. Тираж 1 000 экз. Подп. в  печать 11.07.2000 г. Литературно-художественное издание).
Продолжение следует.
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
21 ноября 2020 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню