Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Общество "Мемориал" им. генерала Власова. Часть 1. Жирнов Е. Никита Петров оправдывает пособников Гитлера. 2001 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 02.02.2022

Опубликовано: 02.02.2022



Содержание:
// "Власть - Коммерсантъ" (г. Москва). 2001, 04 сентября. № 35, с. 60-63.
4. Степичев М. Расплата.
// "Правда", газета (г. Москва). 1988, 26 июля.
**


1. Вячеслав Борисов. Власовский "Мемориал" протянул ноги.
С 1987 года в СССР действовало правозащитное общество "Мемориал", которое в 2013 г. в Российской Федерации было признано иноагентом, т.к. существовало целиком на денежные средства от иностранных государств, поступавших напрямую как через посольства западных стран, а также от различных фондов. "Мемориал" фактически был рупором "Пятой колонны", как в СССР, так и в России XXI века: вел антисоветскую, антироссийскую и антирусскую деятельность.
Историю Советского Союза "Мемориал" преподносил как историю "преступного, террористического государства", руководители и сотрудники госбезопасности которого объявлялись "кровавыми палачами", а противники советского режима, перешедшие на сторону Гитлера, и уничтожавшие сотнями тысяч население СССР, объявлялись борцами за свободу и демократию.
И вот, антинациональное общество "Мемориал", за подрывную деятельность против государства, совершенно законно, в судебном порядке – "прихлопнули". "Мемориал" ушел в небытие: к генерал-предателю Андрею Власову и руководству РОА, повешенным по приговору суда после Великой Отечественной войны, а также всяким предателям: генералам и атаманам, преданно служившим Гитлеру и его нацистскому режиму, которые также кончили жизнь на виселице.
*
10.01.2022 г. Андрей Сидорчик в статье "Путь "Мемориала". Как искатели правды предали ее" (еженедельник "Аргументы и факты") пишет:
"<…> 28 декабря 2021 года Верховный суд России удовлетворил иск Генеральной прокуратуры и постановил ликвидировать организацию «Международный Мемориал», а на следующий день Мосгорсуд принял аналогичное решение в отношении правозащитного центра «Мемориал».
<…> "Обеляет и реабилитирует нацистских преступников".
Подобного рода вещи в деятельности «Мемориала» стали носить систематический характер. Он, если угодно, взял на себя роль, подобную той, которую в странах Восточной Европы и постсоветского пространства выполняют Институты национальной памяти: шельмование советского периода истории, искажение исторических событий в угоду своей идеологической доктрине.
До поры до времени российские власти не видели в этом большой беды. Но «новая холодная война» и кризис в отношениях с Западом показали, что такие организации в России выполняют роль воспитания «пятой колонны». Молодежь, досыта накормленная ложью о репрессиях, должна возненавидеть историю собственной страны.
На выполнение этой «благородной миссии» «Мемориал» щедро получал иностранные гранты от посольств западных стран, а также от общественных организаций, включая такие, как Фонд Сороса и Агентство США по международному развитию.
В ходе заседания суда по делу о ликвидации организации представитель генпрокуратуры Алексей Жафяров заявил, что «Международный Мемориал» «создаёт лживый образ СССР как террористического государства, обеляет и реабилитирует нацистских преступников». Пожалуй, впервые представитель власти столь откровенно и честно определил реальные цели «Мемориала» в настоящее время. Статус иностранного агента за «Мемориалом» был закреплен еще в 2013 году, однако организация отказывалась регистрироваться в подобном качестве, несмотря на серьезные штрафы. Понятно, что кормить соотечественников историческим «контрафактом» в статусе иноагента не столь удобно. Но вечно морочить голову государству невозможно, и в итоге «Мемориал» ликвидировали. Российские либералы и международные структуры не теряют надежды на то, что «Мемориал» вернется. <…>".


2. Евгений Жирнов.
Чем Шкуро хуже Судоплатова.
// "Власть - Коммерсантъ" (г. Москва). 2001, 04 сентября. № 35, с. 60-63.
Рубрика: Архив.
* Подг. к печати: 13 января 2022 г. https://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Вслед за родственниками жертв политических репрессий о реабилитации стали  просить родные шефов Лубянки Берии и Абакумова, руководителей Белой армии Колчака, Шкуро и Краснова. Почему дела некоторых из них пересматривают, а другим в праве на реабилитацию отказывают?  Почему всемирно известный террорист Судоплатов  реабилитирован, а его жертвы - нет? Свою точку зрения обозревателю "Власти" Евгению Жирнову высказал заместитель председателя совета научно-информационного центра "Мемориал" Никита Петров.
- Долгое время я пытался найти логику в решениях прокуратуры и суда. Возьмем, к примеру, последнее из известных дел: попытку реабилитации русских генералов – руководителей созданного немцами во время второй мировой войны главного управления казачьих войск при министерстве восточных областей Германии. Они были осуждены и казнены (см. документ. – "Ъ"), но не реабилитированы. В то же самое время проходивший с ними по одному делу и казненный вместе с ними командир добровольческого казачьего корпуса вермахта немецкий генерал-лейтенант Гельмут фон Панвиц реабилитирован.
- Вы считаете, что Панвица нельзя было реабилитировать?
- Как раз наоборот. Панвиц – лишь один из множества немецких генералов, которых у нас казнили после окончания войны без достаточных на то оснований, и его реабилитация была лишь актом восстановления справедливости. Нельзя убивать взятого в плен противника лишь за то, что он в какой-то момент воевал лучше тебя.
- Ходили слухи, что в причинах реабилитации пыталась разобраться ФСБ и что там подозревали одного из руководителей Главной военной прокуратуры в материальной заинтересованности в таком решении.
- Возможно, существовали некие причины для того, чтобы в ГВП более внимательно отнеслись к просьбам из Германии о реабилитации Панвица. Но, поскольку расследование ФСБ так и не было доведено до конца, гадать о них вряд ли имеет смысл. Интереснее то, что ГВП, а вслед за ней и военная коллегия отказались реабилитировать остальных фигурантов по этому делу. Основанием для отказа, насколько я знаю, стали эпизоды, связанные с участием войск под командованием этих казачьих генералов в Гражданской войне.
- Вы имеете в виду зверства?
- Ну, красные тоже не в белых перчатках воевали. Разница была в том, что белые казнили противников по законам Российской империи, защитниками которой они были, и военно-полевые суды, которые расправлялись с красными, были естественным продолжением судебной практики дореволюционной России. А вот красные действовали на основе революционного правосознания и исходя из критерия "вредности или полезности" для советской власти, как сформулировал один из первых чекистов Лацис. Поэтому обвинять Краснова, Шкуро и других в зверствах во время Гражданской войны так же смешно, как обвинять их в измене родине: ведь они ни одной минуты не были советскими гражданами. Можно по-разному оценивать их службу немцам, но своим идеалам и целям они не изменяли – продолжали бороться с большевиками где и как только было возможно. Но самое занимательное состоит в том, что им отказывают в реабилитации прокуроры и судьи, сидящие под российским триколором – под тем самым, с которым Белая армия шла в бой с красными.
- Вы хотите сказать, что российские военные прокуроры и судьи, несмотря на смену символики, внутренне остаются носителями красной идеологии?
- Вот именно. И тому существует ярчайший пример. Сталинский боевик и убийца Павел Судоплатов реабилитирован, а его жертвы – нет. Конечно, в его приговоре (см. документ на стр. 62. – "Ъ") много политической демагогии. Он, конечно, не заговорщик. К примеру, он действительно беседовал с болгарским послом Стаменовым, но делал он это по приказу Сталина. И в других эпизодах под псевдонимом "соучастники Берии" скрывается именно Сталин. Но ведь там есть и обвинение, которое "в ходе судебного заседания подтверждено свидетельскими показаниями и письменными документами, имеющимися в деле".
- Вы имеете в виду особую группу, отравления ядами и эксперименты на людях?
- Конечно. В своих мемуарах Судоплатов утверждает, что не имел отношения к спецлаборатории. Но я изучал штатное расписание 4-го управления НКВД, которое возглавлял Судоплатов. Именно в нем находились спецлаборатории – токсикологическая, которую возглавлял Майрановский, и бактериологическая, которой руководил Муромцев. Судоплатов, кстати, пишет, что едва знал Муромцева. Но это же вообще смешно! Его управление по составу было отнюдь не многотысячным, в нем насчитывалось немногим более 200 сотрудников. И как он мог не знать начальника отделения в звании полковника медицинской службы?
Кроме того, каким образом, если он не имел отношения к спецлаборатории, после ее ликвидации в ходе реорганизации МГБ в сейфе Судоплатова оказались и хранились до 1953 года отчеты о ее деятельности со списками жертв? И что делать с показаниями начальника отдела Филимонова, которому непосредственно подчинялись лаборатории, а также коменданта НКВД Блохина о том, что Судоплатов и его заместитель Эйтингон бывали в "лаборатории Х" и требовали снабжать их только проверенными на людях ядами?
- Но ведь эти яды, наверное, использовались и для уничтожения противника – немцев?
- Вы знаете, у меня собственное мнение о деятельности Судоплатова во время войны. Но сейчас я говорю о так называемых боевых операциях, которые Судоплатов проводил в послевоенное время против мирных людей на территории СССР. В июне 1946 с санкции Сталина в Ульяновске Судоплатов и его сотрудники убили польского гражданина инженера Самета. Его захватили, вывезли за город, Майрановский сделал ему смертельную инъекцию, после чего была имитирована его случайная смерть. Судоплатов лично присутствовал на месте преступления. В сентябре того же 1946 года в поезде был также смертельной инъекцией убит украинский националист Шумский. В купе к этому парализованному инвалиду для проведения "боевой операции" входили Судоплатов и Майрановский.
В следующем году тем же способом был убит американский гражданин Оггинс, сотрудничавший в прошлом с советской разведкой и сидевший в тюрьме. Срок его заключения заканчивался, и американское посольство настаивало на его возвращении на родину. Вероятнее всего, его уничтожили в августе 1947 года, поскольку о согласии на проведение этой акции Молотов сообщил Абакумову в июле. В свидетельстве о смерти его кончина датировалась январем 1947 года.
А в ноябре 1947 года на Украине, в городе Мукачево, был убит глава греко-католической церкви епископ Ромжа. Эту операцию разрабатывали сотрудники МГБ УССР. На пароконную коляску епископа сначала наехал грузовик, а затем Ромжу и его спутников избили железными прутами. Но епископ выжил, и исправлять оплошность коллег пришлось Судоплатову. Он вызвал Майрановского, и дальше все прошло по накатанной схеме – была сделана смертельная инъекция.
Я так подробно рассказываю об этих злодеяниях, которые – еще раз подчеркиваю – были доказаны в суде, чтобы показать абсурдность акта реабилитации Судоплатова: фактически реабилитировали организатора и участника доказанных судом уголовных преступлений.
- И все же он был реабилитирован…
- Да, в начале 1992 года. Явно симпатизировавшие Судоплатову сотрудники ГВП воспользовались неразберихой, творившейся после ликвидации СССР, и приняли такое решение. До тех пор многочисленные попытки Судоплатова добиться реабилитации тормозились ЦК КПСС.
- Прокуратура имела право реабилитировать Судоплатова?
- Как раз такое право по закону о реабилитации 1991 года у военной прокуратуры есть. Если прокуратура считает, что гражданин был осужден незаконно, она может принять решение о его реабилитации, а в случае сомнений – передать дело на рассмотрение суда. В деле Судоплатова сомнений более чем достаточно. Но, видимо, в соответствии с принципом чекиста Лациса – ввиду "полезности" Судоплатова для советской власти – его реабилитировали. Это полное беззаконие.
**
Доклад министра госбезопасности СССР генерал-полковника Виктора Абакумова Сталину. 7 января 1947 года.
Сов. секретно. Экз. № 1.
Министерство государственной безопасности
Совет Министров СССР
товарищу Сталину И.В.
Прошу разрешить:
1. Судить Военной Коллегией Верховного Суда Союза ССР руководителей созданного немцами главного управления казачьих войск при министерстве восточных областей Германии, немецких агентов – атамана Краснова П.Н., генерала белой армии Шкуро А.Г., командира "дикой" дивизии – генерала белой армии Султан-Гирея Клыч, их ближайших сообщников Краснова С.Н. (племянника атамана Краснова П.Н.) и Доманова Т.И., а также командира "добровольческого" казачьего корпуса германской армии фон-Панвиц Гельмута
2. Дело Краснова, Шкуро, Султан-Гирея и других заслушать в закрытом судебном заседании без участия сторон (прокурора и адвокатов).
3. Всех обвиняемых в соответствии с пунктом 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года осудить к смертной казни через повешение и приговор привести в исполнение в условиях тюрьмы.
4. Ход судебного заседания в печати не освещать, а по окончании процесса опубликовать в газетах сообщение от имени Военной коллегии о состоявшемся процессе, приговоре суда и приведении его в исполнение. Как ранее Вам было доложено, арестованные  Краснов В.П., Шкуро А.Г., Краснов С.Н. и Доманов Т.И., возглавляя созданное немцами главное управление казачьих войск, под руководством германского командования вели активную вооруженную борьбу против Советской власти, формируя казачьи части из числа бывших белогвардейцев и военнослужащих Красной Армии, попавших в плен к немцам. Сформированные казачьи части, находясь под командованием генерал-лейтенанта германской армии фон-Панвиц и атамана "казачьего стана" Доманова, участвовали в военных действиях против частей Красной Армии, а также югославских и итальянских партизан.
Кроме того, казачьи части Доманова вели вооруженную борьбу против белорусских партизан и принимали активное участие в подавлении варшавского восстания.
Шкуро и Доманов по заданию германской разведки создали специальную школу для подготовки из числа казаков шпионов и диверсантов для подрывной деятельности в тылу советских войск.
Арестованный Султан-Гирей являлся руководящим работником антисоветского "северо-кавказского национального комитета" при министерстве восточных областей Германии и по заданию немцев в 1942 году выезжал в районы Северного Кавказа для организации немецкой администрации, выявления коммунистов и партизан, а также участвовал в формировании национальных легионов для борьбы против Советского Союза…  
Судебный процесс, по нашему мнению, можно было бы начать 15 января 1947 года.
Прошу Ваших указаний. Абакумов
Резолюция: "Абакумову. Согласен. (Подпись Сталина)".
**
Приговор Павлу Судоплатову.
Сов. секретно.
Приговор
Именем Союза Советских Социалистических Республик.
Верховная Коллегия Верховного Суда Союза ССР в составе:
Председательствующего Костромина,
членов: Романова и Симонова,
при секретаре Афанасьеве,
в закрытом судебном заседании, в гор. Москве, 12 сентября 1958 года рассмотрела дело по обвинению:
Судоплатова Павла Анатольевича, 1907 года рождения, уроженца гор. Мелитополь, УССР, с высшим юридическим образованием, не судимого, бывш. работника МВД-НКВД СССР, генерал-лейтенанта, в преступлении, предусмотренном ст.ст. 17-58-1б УК РСФСР.
Предварительным судебным следствием установлено, что Судоплатов, находясь длительное время на руководящей работе в центральном аппарате органов государственной безопасности, активно способствовал изменнику Родины Берия и его ближайшим сообщникам в проводимой ими вражеской деятельности.
В 1941 году, в первые дни после вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз, Берия, подготавливая государственный переворот, втайне от Советского правительства предпринял попытку установить связь с Гитлером.
С этой изменнической целью Берия через болгарского посла в СССР Стаменова пытался вести переговоры с Гитлером, предлагая ему уступить фашистской Германии Белоруссию, Украину, Прибалтику, Карельский перешеек, Бессарабию и Буковину.
Тайные переговоры о территориальных уступках и о порабощении советских людей по поручению Берия вел лично подсудимый Судоплатов.
Выполнение изменнического поручения Берия Судоплатов длительное время скрывал и лишь в августе 1953 года после его вызова рассказал об этом.
До начала Великой Отечественной войны Судоплатов по поручению Берия создал и возглавил так называемую особую (специальную) группу из числа работников, особо доверенных Берия лиц. Заместителем к Судоплатову вначале был назначен Церетели, а затем Эйтингон (оба осуждены).
В задачу особой группы входило выполнение совершенно секретных заданий Берия, в частности тайно похищать неугодных ему граждан и уничтожать их без суда и следствия…
Установлено, что Берия и его сообщники, совершая тяжкие преступления против человечности, испытывали смертоносные, мучительные яды на живых людях. Подобные преступные опыты имели место в отношении большого количества людей, приговоренных к высшей мере наказания, и в отношении лиц, неугодных Берия и его сообщникам.
Специальная лаборатория, созданная для производства опытов для проверки действия яда на живом человеке, работала под наблюдением Судоплатова и его заместителя Эйтингона с 1942 по 1946 год, которые от работников лаборатории требовали ядов, только проверенных на людях.
Предъявленное Судоплатову обвинение в ходе судебного следствия подтверждено свидетельскими показаниями и письменными документами, имеющимися в деле…
Обсудив вопрос о мере наказания, Военная коллегия, руководствуясь ст.ст. 320 и 326 УПК РСФСР и ст. 51 УК РСФСР,
приговорила:
Судоплатова Павла Анатольевича на основании ст.ст. 17-58-1б УК РСФСР, с применением ст. 51 УК РСФСР, подвергнуть тюремному заключению сроком на пятнадцать (15) лет, с последующим поражением политических прав на три года и с конфискацией в доход государства одной шашки и одного охотничьего ножа.
Судоплатова П.А. лишить правительственных наград, медалей: "За оборону Москвы", "В память 800 лет Москвы", "За оборону Кавказа", "За победу над Германией в Великой Отечественной войне" 1941-1945 гг." и "30 лет Советской Армии и Флота".
Срок наказания Судоплатову П.А. исчислять с 21 августа 1953 года…
Приговор окончательный, в кассационном порядке обжалованию не подлежит.
**
Фото № 1 – ИТАР-ТАСС, без текста.
Фото № 2 и № 3, текст:
Генералам Колчаку (слева) и Краснову, боровшимся против советской власти с оружием в руках, реабилитация в ближайшее время не светит.
Фото № 4, текст:
Генерал-лейтенант Павел Судоплатов, организовывавший политические убийства в рамках своих служебных обязанностей, реабилитирован. А его жертвы – нет.
Фото № 5 и № 6, текст:
Руководители госбезопасности Лаврентий Берия и Виктор Абакумов (внизу) имели никак не меньше заслуг перед Родиной, чем Судоплатов, - у обоих руки по локоть в крови. Так что в принципе ничто не мешает вернуть им честное имя.
(Жирнов Е. Чем Шкуро хуже Судоплатова.
// "Власть - Коммерсантъ" (г. Москва). 2001, 04 сентября. № 35, с. 60-63).
***


3. Советская Военная Энциклопедия об атамане Шкуро. 1980 г.
Шкуро Андрей Григорьевич
// Из книги: Советская Военная Энциклопедия в 8-ми томах. Том 8. "Ташкент" – ячейка.
- Москва, Воениздат, 1980, 688 с. Тираж 106 000 экз. Стр. 521-522.
Министерство обороны СССР. Институт военной истории.
* Подг. к печати: 14 января 2022 г. https://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Шкуро, Шкура Андрей Григорьевич [7 (19).1.1887, Кубанская обл., - 17.1.1947], белогвардейский генерал-лейтенант (1919). Ш. окончил Николаевское кав. уч-ще (1907), служил в Кубанском казачьем войске. Участвовал в 1-й мировой войне, командовал кав. частями, полковник. Весной 1918 сформировал контрреволюц. белоказачий отряд в р-не Баталпашинска (Черкесск) и начал вооруж. борьбу против Сов. власти; в мае – июне совершил налёты на Ставрополь, Ессентуки и Кисловодск. Затем командовал кав. бригадой и дивизией в армии Деникина, а с мая 1919 – 3-м конным корпусом. Войска корпуса и сам Ш. отличались особой жестокостью. Под Воронежем и при переправах через р. Северский Донец в дек. 1919 конный корпус Шкуро был разбит 1-й Конной армией. После разгрома белогвардейцев бежал за границу, вёл антисов. деятельность. В 1939-1945 сотрудничал с гитлеровцами, по их заданию участвовал в формировании антисов. частей из предателей и белоэмигрантов. В 1945 захвачен в Австрии. По приговору Верх. Суда СССР казнён. Стр. 521-522.
(Шкуро Андрей Григорьевич
// Из книги: Советская Военная Энциклопедия в 8-ми томах. Том 8. "Ташкент" – ячейка.
- Москва, Воениздат, 1980, 688 с. Стр. 521-522).
**


4. Степичев М. Расплата. 1988 г.
М. Степичев.
Расплата. Операция "Конец атамана Шкуро".
// "Правда", газета (г. Москва). 1988, 26 июля.
* Подг. к печати: 14 января 2022 г. https://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Шел май 1945 года. Гитлер уже покончил с собой, рейх доживал последние дни, а предатели Родины, отпетые авантюристы, главари контрреволюции еще замышляли кровавые операции.
- Я полмира отправлю на тот свет, прежде чем меня поймают! – разъяренно кричал атаман Шкуро. – Мои "дикие дивизии" и "волчьи сотни" пройдут смерчем и проложат нам дорогу.
Не прошло и двух месяцев, как Шкуро и Краснов, их сподвижники были пойманы советскими чекистами. Об их пленении до сих пор ходят разные вымыслы. Сегодня мы рассказываем, как действительно была проведена эта чекистская операция…
Много операций за войну провел чекист Соловьев. Каждый день преподносил нелегкую задачу. Так было под Ленинградом и Сталинградом, в степях Донбасса, на берегу Днепра, у озера Балатон. Операция на венгерской земле особенно памятна. С помощью патриота-венгра чекисты Соловьева разорили здесь "осиное гнездо" – гитлеровскую разведывательно-диверсионную школу.
Уже гремели последние залпы фронтовых орудий, но капитана-чекиста ждали впереди трудные испытания. От народного гнева и возмездия, как стало известно, готовились скрыться изменники Родины, ставшие жестокими фашистскими палачами.
Армия, в которой находился капитан-чекист Соловьев, закончила боевые действия в австрийском городе Грац. Победа, весна настраивали на долгожданный отдых, мирные занятия. Но Михаил Соловьев готовился к операции по захвату главарей белогвардейских банд, ставших на службу фашизму, - генерала Краснова, атамана Шкуро, командира "дикой дивизии" князя Султан-Гирея Клыча, генерала-эсэсовца фон Панвица
Генерал Краснов на второй день после победы Октября двинул свои войска на Петроград, против революции. Но его части были разбиты, сам Краснов попал в плен. Крестясь, он дал честное слово, что прекратит борьбу против Советской власти. Его отпустили. Но он нарушил слово и бежал на Дон, где собирал силы контрреволюции и прославился карательными операциями. Потом преданно служил фашистам.
Шкуро… Авантюрист, грабитель, исключительно жестоко расправлявшийся с мирным населением… Кровавый след истязаний и зверств Шкуро оставил по всему югу страны. Не зря в народе его звали атаманом Шкура.
Недалеко от Граца находились репатриационные лагеря с пересыльным пунктом. Они гудели, как ульи. Здесь собрались сотни тысяч перемещенных лиц, военнопленных, остатки казачьих сотен. По утрам среди базарного многолюдья нередко ходил невысокий, плотный мужчина в коричневой гимнастерке. Это был Соловьев. Он заводил разговоры с бывшими узниками концлагерей, казаками.
- А сами-то вы откуда? – любопытствуя, как-то спросил бывший кубанский казак, поседевший на чужбине.
- Ищу вот побратимов.
- Тут разве найдешь. Вчера говорили, Краснов появлялся, а сегодня его уже видели со Шкуро за сто верст отсюда… Боятся они ЧК, вот и рыщут туда-сюда.
Вечерами собирались чекисты, делились наблюдениями, обобщали факты, а утром капитан обо всем докладывал начальнику отдела "Смерш" армии полковнику Федору Ивановичу Окорочкову.
- Хотим тебе, - хитровато прищурясь, заметил полковник, - дать другую, побольше должность – включить в состав репатриационной миссии…
- Значит, дипломатом?
- Не только. Но и дипломатию в ход надо пускать, когда стихли бои… Мы тебя сделаем заместителем руководителя миссии полковника Шорохова.
Вскоре начались переговоры о передаче советским представителям бывших военнопленных, казаков из охранного корпуса. Части его использовались в свое время в боях против наших войск, партизанских борцов в Белоруссии, на Балканах, в Италии.
Советские представители настойчиво ставили вопрос о разоружении военных отрядов. "О, это опасно, - возражали англичане. – Они напиваются и стреляют". Во время переговоров зашла речь о генерале Краснове, атамане Шкуро и других военных преступниках. Все наши попытки выяснить их местонахождение не дали результатов. Английский представитель заявил: "Если мы их найдем, то, конечно, передадим советским военным властям, как и было условлено".
На очередной встрече возле нашей миссии появился новый английский переводчик. Разговорились. Оказался выходцем из Полтавы – Антоненко. Но его здесь звали Галушка. Через него попытались советские представители кое-что узнать:
- Хозяева ваши разговоры ведут, а на деле скрывают целые формирования. Вы прячете белых генералов Краснова и Шкуро, а заявляете, что хотите быть нашими союзниками и друзьями. Не ладится что-то…
- Да они на днях были в Глейздорфском лагере
И тут же осекся, почувствовав, что сказал дишнее.
Соловьев на этот раз поехал в конце колонны, задумав побывать в лагере, о котором случайно проговорился Антоненко. Поездка была крайне опасной: везде вооруженные казаки. Вот и перевал. Глянул капитан на водителя старшину Деева. Тот бросил взгляд:
- Пора? Есть исправить двигатель!
Остановился и стал копаться в моторе. Сразу машину окружила полиция на броневиках и мотоциклах: что случилось? Соловьев, не выходя из автомобиля, спокойно сказал:
- Небольшая поломка. Можете ехать вперед.
И англичане уехали, чекисты остались одни. Вскоре они подъехали к большому селу. У колодца стояли женщина и солдат. Соловьев подошел, чтобы напиться воды, глянул, а у солдата из-под английской куртки выглядывает тельняшка. Парень подбежал к машине:
- Вы что, заблудились?
- Нет, специально приехали.
- Братцы, да вас же вмиг расстреляют…
- А вы кто?
- Попал в плен, хочу к своим.
Капитан взял моряка за руку:
- Скажи по-братски, где Краснов, Шкуро…
- Были, да, по слухам, уехали.
- Куда? Кто знает?
- Лена – сожительница Шкуро. Она в лагере. Хотите, будет в машине у вас, но, чур, меня возьмете с собой.
Моряк ушел за ворота, а Соловьев со спутниками сидели, как на раскаленных углях. Знали: один неверный шаг – и все погибли. Проверили пистолеты, положили в карманы гранаты. По-прежнему не сводили глаз с проходной. А вдруг вырвутся головорезы с автоматами?
Наконец, появились моряк и девушка. Весело разговаривая, они шли к машине. Увидев незнакомых людей, девушка испуганно остановилась. Парень открыл дверцу и втолкнул ее в машину. Соловьев повернулся к ней с пистолетом в руке. Она спокойно сказала: "Этим меня не испугаете. Подниму крик и вас всех уничтожат".
- Хотите жить – вам надо молчать, - проговорил Соловьев.
И машина стремительно рванулась вперед.
Рассказывает Михаил Соловьев:
"Издали мы увидели, что шлагбаум англичан, который мы утром проезжали, закрыт. Отчего это? И рядом стоят бронемашины. Дальше видим, что наш шлагбаум открыт, солдаты сидят на танках.
Как же быть? Остановиться у КПП англичан – значит провалить всю операцию.
Решение созрело мгновенно. Приблизившись к контрольному пункту, шофер дал сигнал. Я поднял руку в приветствии, а старшине сказал:
- Идем на таран!
От удара машины створки раскрылись. В это время из палаток выскочило несколько английских солдат с автоматами. Они приготовились к стрельбе, но увидели наших танкистов и успокоились. Мы миновали наш КПП.
В тот день Лена и моряк о многом нам рассказали. Стало известно, что Краснов, Шкуро и другие главари антисоветских воинских формирований подготовили и направили командующему союзными войсками в Италии послание, в котором просили "взять их под защиту" и предлагали свои услуги по продолжению "борьбы с коммунизмом".
Полученные данные позволили членам нашей миссии на заключительной встрече более остро поставить вопрос о передаче Советской Армии остатков вражеских войск вместе с белогвардейскими генералами".
…Во время одного из перерывов заседаня Соловьев вышел в сад. Сюда же зашел заместитель руководителя английской миссии.
- Хочется побыстрее на Родину, - сказал Соловьев, - но вот ваши коллеги "тянут резину".
- Мне тоже непонятно, - согласился подполковник. И, помолчав минуту, вдруг приглушенным голосом спросил: - А ценностей у атаманов много?
- Еще бы! Всю жизнь грабят, - сообщил Соловьев и увидел, что его сообщение крайне заинтересовало подполковника. – Мое мнение такое: вместе с репатриированными передайте нам и этих атаманов. Кому они теперь нужны? Отправим их к нам, а драгоценности можете оставить себе…
- Только как мы доставим вам генералов? – и тут же собеседнику Соловьева пришла мысль, которую капитан одобрил. Эти генералы обратились в штаб Александера по поводу своей дальнейшей судьбы… - Ну, конечно, мы предоставим им возможность на наших крытых автомашинах прокатиться в штаб командующего…
По докладу Соловьева чекисты разработали план завершающего этапа "операции". Через день началась массовая репатриация. Местом передачи был избран Юденбург. Его окружили подразделениями пограничников.
Генералов разыскали англичане у итальянской границы и пригласили следовать на совещание в штаб Александера в связи с их посланием. Под вечер появилась первая машина, крытая черным брезентом. Остановилась на мосту. Борта открыли и с помощью английских солдат из машины вышел генерал Краснов, а из второй – атаман Шкуро. Следом подошли другие машины. Всех головорезов быстро разоружили и помести в здание старого завода. Потом под усиленной охраной увезли на восток.
Атаман Шкуро все искал возможность покончить с собой. Даже пытался броситься на штык. Но бойцы были начеку. Шкуро спросил у Соловьева:
- Что со мной будет?
- Это решит суд народа.
Военная коллегия Верховного суда СССР в январе 1947 года приговорила обвиняемых Краснова П.Н., Шкуро А.Г., Султан-Гирея Клыча, Краснова С.Н., Доманова Т.И. и фон Панвица к смертной казни через повешение. Справедливый приговор был приведен в исполнение.
М. Степичев. (Спец. корр. "Правды").
(Степичев М. Расплата.
// "Правда", газета (г. Москва). 1988, 26 июля).
*
02 февраля 2022 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню