Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Убийство Акчурина, "дело мясников", "дело Капульника". Часть 12. "Руспресс": Сенной рынок и группировка "Парковские".

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 24.01.2022

Опубликовано: 24.01.2022



Рыночные разборки. Кого 30 лет кормит Сенной рынок?
2020, 26 декабря. 16:28.
Информационное агентство "Руспресс".
* Подг. к печати: 23 января 2022 г. https://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Этот рынок кормит жителей Саратова уже не одно столетие, 50 лет он является крупнейшим рынком города, своеобразным торговым узлом. От него до границы Кировского и Ленинского района минут 30-40 ходьбы, до центра – не больше 25-ти минут. Здесь можно купить многое – ежедневно сюда приезжают тысячи горожан и жителей районов области. Я тут почитал на досуге. Оказывается рынок существует с 17 века, правда находился он изначально на Московской площади, но после начала строительства в 1910 году Императорского Университета перебрался на Казачью площадь, которую в 20-х годах прошлого века переименовали в Колхозную. Во времена НЭПа площадь стали называть Сенной. Таким, каким мы рынок видим сейчас, он стал лишь в 1970 году. Шестью годами ранее главный архитектор области Николай Богачевский разработал проект крытого павильона Сенного рынка на 1200 мест. Строительство началось в 1964 году и в 1970 году прошло открытие нового «Центрального колхозного рынка».
Любой рынок или базар всегда является не только местом легальной торговли, но и пристанищем различного рода авантюристов, мошенников и воров, скупщиков краденого. В советское время на рынках конечно же криминалитета было меньше, но начиная с 80-х годов прошлого века ситуация стала меняться. Первые мафиозные структуры стали проникать в различные сферы жизни, и рынки не стали конечно же исключением. Не избежал этой участи и Сенной рынок, который кормил не только колхозников и горожан, но и цыган, спекулянтов, перекупщиков из южных союзных республик, различного рода мошенников, а к концу 80-х наперсточников и кооператоров. Но главными хозяевами рынка – своеобразной высшей кастой – рубщики мяса. Именно с мясного отдела и начались первые разборки представителей теневого бизнеса Сенного рынка. Сказать о том, что мы в милиции этого не знали – значит слукавить. Конечно, знали, и так называемое дело мясников, раскрытое моими коллегами в середине 80-х, вскрыло весь этот гнойник.
Началось все с громкого взрыва, который услышали даже в Кремле и отрядили сюда лучших сыщиков – ведь как ни как, а в Саратове произошел настоящий теракт.
Это было в мае 1984 года – утром около дома на Коммунарной на воздух взлетела 24-я «Волга». Затем машина загорелась. Из дома выбежали жители, начали тушить и вытащили водителя. Мужик был без сознания, его госпитализировали, но он умер. Погибшим был 43-летний Вадим Акчурин – товаровед нашего родного рынка. Дело о первом заказном убийстве в Саратове оказалось хотя и запутанным, но было раскрыто следователем из облпрокуратуры. Тогда мы еще умели работать, а не только кормиться с руки преступников.
Оперативная группа на месте взрыва нашла металлические осколки, шарикоподшипники, болт с гайкой, тумблер, микровыключатель, две батарейки и цоколь от лампочки. Это оказалось взрывное устройство.
Погибший Акчурин работал на рынке на весьма прибыльном месте - рубщиком мяса, начиная с 1974 года. Место было теплое – всегда при деньгах и с продуктами, опять же связи всякие. Тем более опыта у Акчурина было предостаточно – он уже имел судимость – кажется за хищение госимущества. Это, наряду со спекуляцией и хулиганкой, была весьма популярная в советское время статья. В бригаде Акчурин быстро стал авторитетом. Вскоре стал появляться на работе только на некоторое время – закупал мясо и уезжал. В 1978 году на рынке создали бюро торговых услуг, которое скупало у частников излишки мяса и перепродавало по рыночной цене. Работали две бригады. В одной из них под началом некоего Анисимова стал работать продавцом и Акчурин. А еще через 5 лет – в 1983 году Акчурин прославился на всю область. Тогда в областной газете «Коммунист» вышла разгромная статья о богатствах обычного продавца Сенного рынка, который в Энгельсском районе в сосновом бору построил двухэтажную дачу, что было не только в диковинку, но и запрещено. Площадь постройки была более 10 кв. м, что для советского рядового дачника, зарабатывающего максимум 200 рублей в месяц, считалось настоящим дворцом. Такие дачи могла себе позволить только высшая партийная номенклатура области.
Позднее все махинации, которые проворачивались на Сенном рынке, выплыли наружу. После публикации мои коллеги стали активно проверять работу бюро торговых услуг в ЦКР. Бри­гадир Анисимов испугался проблем и обратился к знакомому работнику УВД, которые дал ход жалобам Анисимова. В итоге Акчурина сняли с материально ответственной должности и оставили товароведом. Но это было только на бу­маге. Акчурин продолжал работать у Анисимова, постепенно оттесняя его. Последней каплей стало то, что пока Анисимов отдыхал в Крыму, Акчурин провернул весьма крупную сделку с 40 тоннами мяса. Вернувшись с отдыха и узнав о сделке, которую между собой рубщики называли «Бизон», Анисимов потребовал долю, но получил резкий отказ и даже угрозы в свой адрес. Ставший свидетелем этого конфликта еще один рубщик – Словеснов, вскоре предложил Анисимову помощь – мол нужно убрать Акчурина, а сделать это можно всего за 10 тысяч рублей. Анисимов показал Словеснову дачу Акчурина и дом, в квартире которого часто ночевал Акчурин у своей подруги. Словеснов смастерил взрывное устройство и подложил в «Волгу» Акчурина пока тот развлекался с сожительницей. После похорон Словеснов получил деньги и даже 2 тысячи сверху. Уголовное дело ушло в суд и обоим дали максимальные сроки.
Кстати мало кто помнит - весьма любопытный факт, связанный с расследованием этого заказного убийства. Заказчика Анисимова долгое время крышевал капитан милиции Андрей Капульник. Этот тот самый, который дал ход жалобам Анисимова. Его, несмотря на судимость, на работу принял начальник кадрового управления областного УВД – отец убитого позднее областного прокурора Евгения Григорьева – Федор Андреевич Григорьев. Материалы были выделены из дела по убийству Акчурина и касались хищения огнестрельного и холодного оружия, боеприпасов со склада вооружения ХОЗО УВД Саратовского облисполкома. Капульник занимал должность замначальника паспортного стола областного УВД и с 1973 года приходился зятем никого ни будь, а самого начальника УВД Саратовского облисполкома Демьяна Дегтярева. Стоит отметить, что из похищенного оружия в 1982 году было совершено убийство. Одним из его организаторов были - Машуков по кличке «Зула» и бывший участковый Курбанов. Убийца по кличке «Граф» был задержан. Капитана Капульника также в итоге посадили. Все эти истории изрядно подпортили Федору Андреевичу Григорьеву карьеру.
При раскрытии убийства мясника Акчурина следствие вышло также на хищение сотен тысяч рублей в период с 1976 по 1984 годов в бюро торговых услуг Центрального колхозного рынка. Так было заведено «дело мясников». Обвиняемых бригадиров крышевали сотрудники милиции, которые снабжали их оружием, похищенным со склада ХОЗО облУВД. Официально оружие было списано и уничтожено. Но это было, по моему мнению, лишь прелюдией перед тем, как на Сенной рынок пришла настоящая мафия.
Как я уже говорил, на рынке с начала 80-х терлись кому не лень – и цыгане, торговавшие золотишком, и азербайджанцы с их так называемыми мороканскими мандаринами, и скупщики краденого, и спекулянты всякий мастей, гуляли и каталы, а позднее появились кооператоры. Вот с последних и стал стричь купоны Владимир Хапалин по кличке «Хапуга» - первый «крестный отец» или как его потом назовут оперативники 6-го отдела – «Хозяин». Хапуга приезжал на Сенной или Крытый рынок в определенный день недели и гулял по рядам. В это время молодые ребята спортивного вида или даже малолетняя шпана, а иногда и сами кооператоры кидали ему на заднее сиденье «Волги» пакеты с деньгами.
Фото. Могила Владимира Хапалина по кличке "Хапуга".
Но на Сенном рынке промышлял не только он, хотя и считался основным теневым хозяином. Появился в городе тогда некий кабардинец Зул Машуков по кличке «Зула», косящий под азербайджанца. Впрочем, основные дела он проворачивал именно с выходцами с Кавказа. Он и еще несколько подельников, проходивших в том числе по делам после убийства Акчурина, добывали деньги в подпольных катранах. Чаще всего в карты им проигрывали цыгане либо перекупщики, бывали и кооператоры. Проигравших Зула ставил на так называемый счетчик, что конечно же многим не нравилось. Било это и по карману Хапалина – задолжавшие кооператоры не могли отдавать ему деньги за крышу.
Фото. Валерий Булгаков по кличке "Лапа" - лидер ОПС "Парковские".
Неожиданно в феврале 1984 года Зула, имевший уже приличный вес в криминальном мире города и ровно столько же связей, исчезает. По заявлению 62-летнего отца Зулы, проживавшего в Кабардино-Балкарии, было возбуждено уголовное дело по факту исчезновения его сына примерно 10 февраля 1984 года. Мы сразу же предположили, что его могли убить. Стали к себе таскать всех с Сенного рынка и не только, отрабатывать связи. В это время отец исчезнувшего каталы провел собственное расследования и обратился с письмом к прокурору области. В нем он изложил свое видение и подсказал имена тех, кто мог что-то знать о его сыне. Когда начальство в прокуратуре и УВД увидело список знакомых Зулы, они пришли в ужас – кроме криминальных элементов там были и действующие сотрудники милиции.
Вот фамилии тех, о ком рассказал пенсионер из Кабарды: Александр Пахомов, сын декана института механизации сельского хозяйства, где отучился Зула; Слава Цыбульский; Юсуп Курбанов – кличка «Юська», работал потом с Чикуном, а позднее сел на наркотики и вел дела с вором в законе Ноем; работник ж/д ресторана по имени Альберт; Борис по кличке «Деревянный»; Саша Земцов по кличке «Земец» (человек Хапалина); Сергей Рябченко (кличка "Хохол"); начальник Заводского РОВД Владимир Пантелеев и сотрудник уголовного розыска Давыдов, которые проводили вместе отпуск у Зулы дома; замначальника управления угрозыска облУВД Анатолий Барцев, с которым Зула частенько гулял в ресторанах; адвокат Николай Луговец – бывший следователь; Воронин – инспектор уголовного розыска Фрунзенского РОВД; всеми известный сотрудник Кировского РОВД Тофик Зейналов – позже возглавил УБНОН; еще один опер – Казарян.
Вот такие связи имел Зула, претендовавший тогда на роль крестного отца и слывший отпетым беспредельщиком. Пришлось всех отработать и даже допрашивать своих коллег, которые, кстати, не сильно пострадали за такие связи. Так у нас появилась оперативная информация, что последним, с кем видели Зулу, был Хохол. Они вместе учились в одном институте. Кстати Хохол в свое время отсидел по хулиганке – подрался. Сергей Рябченко часто бывал с Машуковым в ресторанах и тоже играл в карты.
Но в итоге главное подозрение упало на Хапалина. Мы его взяли и долгое время держали в СИЗО, но доказать ничего не смогли, Отпускать не стали, поэтому отправили по другой статье – хулиганке.
Хапуга вышел из тюрьмы только в 1987 году и сразу же столкнулся с бывшими подельниками - Абакумом и Тормозом. Эти ребята, дружившие с ним с детства, за время отсутствия Хапуги успели подмять под себя большую территорию и самое главное большую часть нелегального бизнеса, связанного с алкоголем. Однако Хапалин их быстро приструнил.
Дело Зулы, между прочим, не раскрыли. При очередной проверке выяснилось, что следствие велось спустя рукава. Могу предположить, что никому не хотелось ворошить все связи этого каталы. А потом вышел Хапалин и развернулся по-крупному, но не надолго – убили, после чего и начался настоящий перед сфер влияния. В орбиту интересов пришедших ему на смену ОПГ попал и Сенной рынок. И ничего удивительного в этом не было.
Рынок – это всегда наличные деньги, ежедневный доход, причем, в большей степени черняком. Наличка и тогда и сейчас всегда ценились. Это своего рода валюта нелегального бизнеса. Ее можно перепродать или отмыть, получив сверху до 15% прибыли. Таким же прибыльным и максимально легальным на первый взгляд мог быть только банковский бизнес. Поэтому ОПГ всегда стремились не только коррумпироваться, но и получить доступ к таким сферам, как рыночная торговля или банк.
Сенной рынок подмять под себя решили «Парковские» во главе с Валерием Булгаковым по кличке «Лапа». О нем здесь мои коллеги уже не раз писали. Однако парковским удалось это сделать не сразу, а лишь в июне 1995 года, когда было принято решение о приватизации «Центрального колхозного рынка». Одним из основных разработчиков операции по захвату рынка стал, по нашим оперативным данным, некий юный талант, выпускник Экономического института – Дмитрий Баранов. Парковские приметили его еще, когда он учился. Ему сильно помогли и в итоге сделали его вечным работником своих легальных структур.
Председателем совета директоров обновленного Сенного рынка стал Алексей Колесников – это тот, который потом кинотеатрами занялся. Директором назначили Юрия Коновского. Сразу же создали охранное предприятие «Святозар». Вообще парковские все провернули быстро. Акции, которые оказались в руках трудового коллектива Сенного рынка, уже через несколько дней были у парковских. Никто даже не пикнул. А кому было охота нарываться на неприятности? Легальной частью операции по захвату рынка занимался как раз Дмитрий Баранов, возглавивший тогда инвестиционную компанию «Промис». Сейчас эта фирма давно ликвидирована.
Фото. Игорь Богданов по кличке "Богдан" ("Лавруша") - ОПС "Парковские".
Силовой часть операции и общим руководством кроме Лапы, занимались Гусь (Дмитрий Гусев), Богдан (Игорь Богданов, еще одна кличка «Лавруша») и Пятак (Андрей Веретенников). Пятак и Богдан сидели вместе в ИТК-33. До освобождения Хапалина входили в группу Тормоза и Тихона, пока Хапуга их не подмял. Впоследствии Богдан и Пятак породнились. Эти же лица тремя годами ранее учредили ТОО «РИМ». Сейчас это ГК «Рим» и располагается все там же – в Мирном переулке, 4.
Фото. Григорий Гейфман.
Учредителями фирмы стали Григорий Гейфман, Михаил Эпштейн, Владимир Глейзер (в 2006 году стал директором ЗАО «Рим»), Илья Барышников, Игорь Богданов, Юрий Милешин, Игорь Давыдов («Зубан», его убьют вскоре после приватизации Сенного рынка, не раскрыли, но были разные версии – не исключалось, что свои), Леонид Фейтлихер («Флинт», картежник, в 80-е спекулировал и торговал электроникой, хороший шахматист), Татьяна Абрамова. Абрамову чуть позднее парковские поставили присматривать за железнодорожным банком «Экспресс-Волга». Банк, как и стадион «Локомотив» достались большой кровью. Не буду вспоминать о жестоком убийстве на стадионе «Локомотив» и убийстве руководителя ПЖД Юрия Циттеля. Дела конечно раскрыли, но главные заказчики остались в тени, хотя мы и понимали, что главными выгодоприобретателями стали именно парковские. Таким образом ОПС «Парковские» получили контроль сразу за двумя наиболее выгодными и при этом легальными сферами – банком и рынком. Для дальнейшего отмыва денег использовались, по оперативным данным, разветвленная филиальная сеть ТОО "РИМ": ТОО "РИМ-1", ТОО "РИМ-2", ТОО "РИМ-3". Вспоминается случай – когда оперативники РУБОПа наведались в «РИМ» и изъяли несколько мешков с документацией. Что это дало – ровным счетом ничего. Операция проводилась, как знали сведущие оперативники, в интересах губернатора Аяцкова. Фейтлихер позднее не раз сокрушался по поводу исчезновения документации.
Фото. Леонид Фейтлихер - (ГК "Рим").
Работа парковских лидеров с евреями принесло значительную прибыль группировке. Дела у ОПС шли в гору – средства от казино, торговли левым алкоголем, рэкета и других операций (чистая неучтенка) быстро отмывались в римовских компаниях и шли на развитие, подкуп сотрудников правоохранительных органов, строительство, подкуп чиновников, которые практически бесплатно отдавали городские земли.
Однако в чем суть любой мафиозной структуры – это смена поколений и приоритетов. Молодые боевики учатся у старших, становятся более самостоятельными, коррумпированные связи разрастаются, все чаще используются легальные способы заработка. В итоге такие преобразований не избежали парковские, тем более сменщикам Лапы, Пилюги, Зубана было где разгуляться. Пилюга ушел на зону. Лапа редко появлялся в Саратове, получил греческое гражданство, пытался развернуться в Москве. Как стало нам известно, уполномоченным на ведение всех парковских дел в Саратове и, в частности, на Сенном рынке был Гусь. Общак шел через "Щетину", который поддерживал связь с ворами в законе. Виталия Попова по кличке «Поп» Пилюга поставил смотрящим за универмагом «Меркурий». Внутренние противоречия в группировке зрели достаточно долго. В 1999 году неформального лидера и организатора финансовых операций Григория Гейфмана сменил Фейтлихер. Дело в том, что история с похищением чеченцами дочери Гейфмана сильно пошатнула его позиции в «Риме», чем тут же воспользовался Флинт. На суде над похитителями Аллы Гейфман ее отец как-то заявил, что когда после освобождения дочери вернулся к делам, то услышал от Фейтлихера, что он уже не у дел. Получив контроль над денежными потоками, Фейтлихер вместе с Гусем и Хохлом, который также занимался Сенным рынком, провели серьезную операцию по захвату активов Лапы. О захвате узнал Булгаков и срочно приехал в Саратов, где в этот же день вечером и был убит. Расследование контролировалось в областном УВД и прокуратуре, куда уже был вхож Флинт. Убийство повесили на водителя Лапы. Через некоторое время такой же участи удостоился и Виталий Попов – его забили битами, дело не раскрыли, списав все на уличную бытовуху.
После этого Флинт развернулся – пошел в политику, занялся издательской деятельностью, притащил с собой целую команду. Гусь с Хохлом стали также управлять захваченными активами, в том числе и Сенным рынком.
Но время течет – молодые учатся у старших, сильные пожирают более слабых. Век Флинта длился недолго – в 2010 году ему пришлось уехать в Израиль – оставаться в городе было опасно и чревато арестом. Хотя первые сигналы, что парковские уже не те стали приходить раньше – примерно во торой половине нулевых. Помню ходили по городу слухи, что парковских уже никто не воспринимает всерьез – кто угодно может их отправить далеко и надолго. Причиной таких слухов стала история, связанная с открытием недалеко от Сенного – нового рынка «Привоз». Хозяином торгового объекта является бывший зять губернатора Дмитрия Аяцкова – Станислав Невейницын – сын небезызвестного застройщика Виталия Невейницына.
Фото. Саратовский бизнесмен Станислав Невейницын.
Когда парковские узнали, что рядом с ними откроется конкурент, они прислали гонца в лице тогдашнего директора одной из компаний, управляющих Сенным рынком, Алексея Персова. Лучше кандидатуры найти они не могли - брат Персова работал на Невейницына. Гонец попросил не открывать рынок и заняться другим бизнесом, намекал на возможности своего начальства. Невейницын ответил, что ему наплевать на Сенной рынок и всех парковских вместе взятых. В итоге «Привоз» работает, принося владельцу изрядную прибыль.
Фото. Рынок "Привоз" в Саратове (владелец С. Невейницын).
В 2012 году беда пришла с другой стороны – от Богдана, который к этому времени занимался своими делами. Ранее у него из-за денег произошел конфликт с Гусем и он забрал себе спорткомплекс с хорошим футбольным полем «Молодость». На этот раз Игорь Богданов вдруг решил, что его обманули и заявил в полицию, что у него обманом забрали несколько акций римовской компании «Аркады-С». Отвечать перед законом пришлось партнерше Флинта – Марине Шуляк, являвшейся директором «Аркады-С».
Фото. Директор фирмы "Аркада-С" Марина Шуляк на суде.
Такой выпад в адрес парковских сам по себе Богдан не мог себе позволить. По оперативной информации, на это его и еще одного бывшего римовца Эпштейна, ведущего тогда разгульный образ жизни, мог подтолкнуть только один человек – партнер по некоторым строительным проектам и бывший член ОПС «Парковские» Сергей Курихин по кличке «Мелкий». Дело по его просьбе сфабриковал замначальника ГУ МВД Сергей Полтанов.
Фото. Сергей Полтанов - бывший замначальника ГУ МВД по Саратовской области.
У Мелкого уже был вес и авторитет. К этому времени он проявлял большой интерес к городским рынкам, в том числе Крытому и Сенному. Занимавшемуся строительством Курихину явно не хватало наличности, а рынки могли решить эту проблему. Торговые центры и другая недвижимость не давали стабильных доходов. Орудием выступил Богдан, который является до сих пор номинальным владельцем и директором компании «Нельсон», управляющей известным рестораном в «Братиславе» на Вольской. В Саратове многим известно, что настоящим владельцем ресторана является Мелкий.
Фото. Депутат областной думы, застройщик Сергей Курихин.
2 года потребовалось, чтобы отбить Шуляк. Парковские вложили значительные средства, чтобы ее откупить.
Но и на этом все не закончилось. Когда судебное разбирательство еще шло, в феврале 2014 года сгорел Сенной рынок. Гусь с Хохлом конечно же молчали, ограничиваясь небольшими намеками и вбросами информации в СМИ о том, что к этому могли быть причастны конкуренты. Такая страусиная позиция выглядела смешно, так как на самом Сенном рынке каждый продавец знал, что за этим может стоять только один человек – Мелкий. Якобы хотел получить землю рядом с рынком для застройки, а Сенной мешал… Как обычно полиция нашла крайнего – мигрантку из Узбекистана. То, что она непричастна к происшествию говорили все и даже менеджемент рынка, но кого-то надо было осудить. Ее осудили за поджог, потом амнистировали, Сенной восстановили, но осадок остался…
Фото. Пожар на Сенном рынке, уничтоживший весь комплекс.
И совсем незаметно в этот же 2014 год произошла другая история – не менее трагическая. 25 июня в своей квартире при странных обстоятельствах скончался Владимир Викторович Кошкин. Он возглавлял Сенной рынок еще в советские времена и ушел с должности в 1991 году. Был в хороших отношениях с Хапалиным, пережил убийство Акчурина и дело мясников (проходил по делу свидетелем), но не устоял – убил жену и сел. Потом работал на чиновничьих должностях и привлекался за взятку. Командовал рынком в Юбилейном. По некоторым данным до последнего владел акциями рынка. Пенсионер собирался продать акции. Но кому-то это не понравилось. В полиции, которая расследовала дело о наследстве по заявлению сына умершего, оперативники говорили, что накануне смерти Кошкин общался с Гусем и Хохлом, а затем собирался встретиться с кем-то из Сенного рынка у себя дома, поэтому даже попросил свою сожительницу Галину Крупнову не приходить. Когда она пришла на следующий день, то нашла его мертвым. В прессе эта история прошла незаметно и была представлена в ином свете. Сын умершего заявил на Крупнову в полицию – спор возник из-за наследства. Крупнову осудили за мошенничество – она якобы подделала вместе со знакомым нотариусом подписи Кошкина. Сын утверждал, что он является наследником, а Крупного мошенница. По его показаниям, он в день смерти отца оставил его с Крупновой, а потом ему сообщили, что он умер на руках у нее. Причем об акциях никто нигде больше не говорил. Весьма странная история, но я почему-то догадываюсь, кто мог стоять и за этой странной смертью.
Фото. Современный Сенной рынок, восстановленный после пожара.
Сейчас Сенной рынок вновь расцвел, приносит стабильную прибыль Гусю, Хохлу и Флинту, который стал наведываться в Саратов. Сейчас под их контролем работают две фирмы, управляющие рынком – ООО «Сенной рынок» (учредитель Алексей Персов) и ООО «Центральный рынок» (учредители Сергей Рябченнко «Хохол», Сергей Барабанов и Сергей Лосев). Работавшая с 1995 года компания ОАО «Центральный рынок» парковские закрыли в 2012 году. Кроме этого продолжает работать и «Рим», который является сейчас группой компаний. Там Хохол командует вместе с Гусем. Предположу, что парковские продолжают работать по старым схемам – рынок опорный бизнес, а «Рим» занимается финансовыми операциями, арендным бизнесом и строительством. Вроде все успокоилось, но на долго ли? Кто еще заявит свои права на этот исторический центр торговли?
(Рыночные разборки. Кого 30 лет кормит Сенной рынок?
2020, 26 декабря. 16:28).
*
24 января 2022 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню