Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Группировка киллеров": приговор за убийства 1999 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 30.11.2015
Опубликовано:
 30.11.2015



Читателям сайта http://криминальныйсаратов.рф. предлагается приговор от 14.10.2002 г. и кассационное определение от 16.04.2003 г. в отношении "Группировки киллеров" г. Энгельса Саратовской области.
28.05.1999 г. в г. Энгельсе Саратовской области т.н. "Группировка киллеров" (название прилипло из СМИ, они же "Покровские" и "Воровские"), под руководством
Сочан Андрей Николаевич, 24.08.1969 г.р., кличка "Веник",
совершила убийство:
1. Мутенин Игорь Валентинович, 23.06.1969 г.р., кличка "Сапара", ранее длительное время руководил группой киллеров в группировке вора в законе "Балаша";
2. Юриков О.В., кличка "Тайсон, телохранитель "Сапары"
При этом телохранитель Котов Дмитрий Васильевич, 01.01.1969 г.р., кличка "Кот", был ранен, а другой телохранитель
Першин Виталий Викторович, 21.03.1971 г.р., не пострадал.
09.06.1999 г. в Энгельсском районе Саратовской области "Группировка киллеров" совершила убийство
Пономаренко Михаил Александрович, 03.01.1949 г.р., кличка "Шеремет", воровской авторитет, который прибыл в Саратов по приглашению Мутенина И.В. из г. Одессы (Украина).
"Шеремет", которого саратовские СМИ называли воровским смотрящим, рассчитывал после укрепления позиций среди группировок г. Энгельса, "короноваться" в воры.
24.06.1999 г. в г. Энгельсе Саратовской области "Группировка киллеров" совершила убийство
1. Каверин Андрей Николаевич, 28.08.1967 г.р., кличка "Клаус", который ранее, как и Сочан А.Н. входил в группировку вора "Балаша". После убийства "Балаша" 05.11.1998 г., "Клаус" и "Веник" сцепились между собой из-за "наследства" убитого вора, в т.ч. никак не могли поделить между собой рыбный цех в районе межрайбазы г. Энгельса.
2. Каверин Николай Александрович, 1931 г.р., отец "Клауса", был убит как опасный свидетель.
Таким образом, в период с 28 мая по 24 июня 1999 г., т.е. менее чем за месяц "Группировка киллеров" убила 5 человек.
За "трудовые подвиги", совершенные только за один месяц 1999 г., "мокрушники" по приговору Саратовского областного суда от 14.10.2002 г., с учетом изменения приговора в кассационной инстанции, получили:
1. Сочан Андрей Николаевич, 24.08.1969 г.р., кличка "Веник" – пожизненное лишение свободы.
2. Веретельников Валери Иннокентьевич, 24.06.1962 г.р., кличка "Хитрый" – пожизненное лишение свободы.
3. Черкасов Олег Евгеньевич, 03.04.1962 г.р., кличка "Чира" – 18 лет лишения свободы.
4. Прохоров Анатолий Викторович, 08.10.1969 г.р., кличка "Прохор" ("Лысый") – 16 лет лишения свободы.
5. Плеханов Сергей Георгиевич, 29.01.1965 г.р., кличка "Угрюмый" ("Плихан") – 16 лет лишения свободы.
6. Авдюхов Сергей Сергеевич, 07.07.1964 г.р. – 12 лет лишения свободы.
7. Аржанухин Александр Николаевич, 04.05.1966 г.р., кличка "Морда" – 11 лет лишения свободы.
8. Доронин Юрий Николаевич, 13.09.1964 г.р., кличка "Цезарь" – 10 лет лишения свободы, освободился 01.03.2011 г.
На судебном процессе в Саратовском областном суде по делу "банды Нефедова – Лысенко":
1. Нефедов Юрий Семенович, 02.03.1963 г.р., кличка "Нефед" ("Юра Бешеный"), лидер группировки "Нефедовские", ранее входил в группировку "Афганцы" г. Энгельса.
2. Лысенко Михаил Алексеевич, 08.03.1960 г.р., глава Энгельсского муниципального района Саратовской области;
который закончился полным развалом уголовного дела, но по приговору суда от 13.10.2014 г. Лысенко М.А. всё-таки получил 8 лет 6 месяцев лишения свободы;
члены "Группировки киллеров" проходили в качестве свидетелей обвинения.
Находясь в местах лишения свободы эти свидетели "размотались" на другие убийства и тяжкие преступления, и отбывая кто пожизненное лишение свободы, а кто длительные сроки заключения, начали подавать себя на процессе в качестве приверженцев воровской идеи и даже смогли убедить некоторых журналистов в том, что в 1999 г. они убили 5 человек - якобы из-за мести за убитого 05.11.1998 г. в г. Энгельсе Саратовской области вора в законе "Балаша" –
Балашов Николай Павлович, 05.05.1963 г.р.
Из уст членов "Группировки киллеров" постоянно звучала фраза, что за убийство вора в законе полагается смерть убийцам, в числе которых якобы были люди, убитые ими в 1999 г.
Вспомните, как с перестроечных времен СМИ неустанно лепили из воров в законе бескорыстных, святых людей, готовых расстаться с жизнью ради воровской идеи. А чего стоят рэкетиры "Робин Гуды", которые якобы восстанавливали справедливость – неустанно грабя кооператоров, а также всех мелких торгашей – вплоть до бабулек с ведром семечек.
Вообще наша интеллигенция постоянно любила, дружила и восхищалась уголовным миром, до той поры, пока их самих не стали грабить и убивать. Вспомните вопли: "Как так можно, артист ведь сыграл в кино тьму ролей различных уголовников, а певец постоянно с эстрады прославляет воров" - а у них вдруг сперли автотранспорт, и у некоторых уже не первый раз, это, мол, не по понятиям и т.д. и т.п. В уголовном мире есть "Люди" – с большой буквы, для которых основная масса населения бараны – лохи, с которых надо стричь деньгу, не зависимо от того, что кто-то воспевает воров – от этого даже больше кайфа.
*
Члены "Группировки киллеров" вдруг "забыли", что сами ранее:
1. 02.12.1995 г. в г. Энгельсе Саратовской области убили воровского авторитета по кличке "Зыряй" –
Зыряев Владимир Юрьевич, 1956 г.р., лидер группировки "Зыряевские".
2. 11.11.1996 г. в г. Энгельсе Саратовской области убили вора в законе "Шота" –
Гагуа Шота Мерганиевич (Мерабович), 02.06.1956 г.р.
3. В январе 1997 г. в г. Москве убили вора в законе "Худо" –
Гасоян Худо Кароевич, 09.08.1953 г.р.
4. 13.02.1998 г. в г. Саратове путем взрыва СВУ в подъезде дома пытались убить вора в законе "Дато" –
Озманов Тенгиз Арамович, 26.01.1966 г.р., но он выжил.
Члены "Группировки киллеров", ранее "работавшие" в группировке вора в законе "Балаша" – с 1994 г. по 1999 г. из-за личных шкурных интересов убили массу людей, в т.ч. приверженцев воровской идеи, но попав "к хозяину" на длительные сроки, сразу же подползли к "Людям", которые негласно правят в зонах, выдавая себя за сторонников "воровского хода".
*
 
Содержание:
*

I. 14.10.2002 г., приговор Саратовского областного суда в отношении Авдюхова С.С., Аржанухина А.Н., Веретельникова В.И., Доронина Ю.Н., Прохорова А.В., Сочан А.Н., Плеханова С.Г., Черкасова О.Е.
 
Приговор
Именем Российской Федерации
 
город Саратов                                         14 октября 2002 года
 
Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда в составе
председательствующего Каневского Б.С.,
народных заседателей Белицкого С.Ю. и Григорьевой Е.Б.,
при секретарях Кашине Д.Г., Зеленцовой О.С., Невесенко В.Н., Поповой А.В.,
с участием государственного обвинителя – прокурора отдела
прокуратуры Саратовской области Лохова Э.А.,
подсудимых Авдюхова С.С., Аржанухина А.Н., Веретельникова В.И.,
Доронина Ю.Н., Прохорова А.В., Сочана А.Н., Плеханова С.Г.,
Черкасова О.Е.,
защитников адвокатов
Покачалова С.В., представившего удостоверение № 251 и ордер № 341,
Янгунаевой Р.Р., представившей удостоверение № 543 и ордер № 6275а,
Шепелева В.И., представившего удостоверение № 308 и ордер № 6016,
Корсуковой Т.П., представившей удостоверение № 928 и ордер № 38,
Кольченко О.В., представившей удостоверение № 657 и ордер № 30,
Кольченко В.П., представившего удостоверение № 156 и ордер № 254,
Бабенко С.А., представшего удостоверение № 323 и ордер № 6772,
Тугулукова С.В., представившего удостоверение № 1052 и ордер № 83,
Кирилюк Л.П., представившей удостоверение № 295 и ордер № 178,
Федяшиной Л.В., представившей удостоверение № 38 и ордер № 1,
потерпевших
Кавериной О.В., Кавериной О.С., Котова Д.В.,Трепецовой Е.В., Юриковой Е.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению
 
Авдюхова Сергея Сергеевича, родившегося 7 июля 1964 года в г. Саратове, русского, гражданина Российской Федерации, с высшим профессиональным образованием, состоящего в браке и имеющего одного малолетнего и одного несовершеннолетнего ребенка, занимающегося частным предпринимательством, проживающего в г. Энгельсе Саратовской области, ул. Проточная, д. 26, а также в г. Саратове, ул. Соколовая, д. 129/141 кв. 74, не судимого;
в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ;
Аржанухина Александра Николаевича, родившегося 4 мая 1966 года рождения, в г. Энгельсе Саратовской области, русского, гражданина Российской Федерации, со средним профессиональным образованием, состоящего в браке и имеющего одного малолетнего ребенка, работавшего экспедитором в кафе "Рушничок", проживающего в г. Энгельсе, Саратовской области, ул. Тельмана, д. 132, кв. 77,
ранее судимого: 10 апреля 2000 года Энгельсским городским судом по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, на основании Постановления Государственной Думы РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" от 26 мая 2000 года срок наказания сокращен до 9 апреля 2001 года,
в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. "а", "ж", "к", "н" УК РФ;
Веретельникова Валерия Иннокентьевича, родившегося 24 июня 1962 года рождения, в г. Балей Читинской области, немца, гражданина Российской Федерации, с основным общим образованием, состоящего в браке, имеющего двух несовершеннолетних детей, занимавшегося частным предпринимательством, проживающего в с. Красный Яр Энгельсского района Саратовской области, ул. Свободы, д. 23, а также в г. Энгельсе Саратовской области, ул. Тельмана, д. 6, кв. 390, не судимого,
в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "е", "ж", "к", "н", 222 ч. 3 УК РФ;
Доронина Юрия Николаевича, родившегося 13 сентября 1964 года в г. Энгельсе Саратовской области, русского, гражданина Российской Федерации, со средним профессиональным образованием, состоящего в браке и имеющего одного малолетнего ребенка, работавшего экспедитором в ООО "Долина-сервис", проживавшего в г. Энгельсе Саратовской области, пр. Строителей, д. 17 кв. 267, не судимого;
в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "е", "ж", "к", "н", 222 ч. 3 УК РФ;
Прохорова Анатолия Викторовича, родившегося 8 октября 1969 года в г. Энгельсе Саратовской области, русского, гражданина Российской Федерации, состоящего в браке и имеющего одного малолетнего ребенка, с начальным профессиональным образованием, частного предпринимателя, проживающего в г. Энгельсе Саратовской области, ул. М. Расковой, д. 8, кв. 9, зарегистрированное место жительства – г. Энгельс, ул. Новороссийская, д. 11, кв. 31,
ранее судимого 14 июня 2001 года Саратовским областным судом по ч. 1 ст. 222 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, неотбытый срок 1 год 6 месяцев 10 дней;
в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п. "а", "е", "ж", "к", "н", 222 ч. 3 УК РФ;
Сочана Андрея Николаевича, родившегося 24 августа 1969 года в г. Магдебурге, украинца, гражданина Российской Федерации, состоящего в браке и имеющего одного несовершеннолетнего ребенка, со средним общим образованием, работающего коммерческим директором ООО "Долина-сервис", проживающего в г. Мурманске, ул. Баумана, д. 5, кв. 334, а также в г. Энгельсе Саратовской области, ул. Полиграфическая, д. 61, кв. 17, судимости не имеющего,
в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "е", "ж", "к", "н", 222 ч. 3 УК РФ;
Плеханова Сергея Георгиевича, родившегося 29 января 1965 года в с. Терса Вольского района Саратовской области, русского, гражданина Российской Федерации, состоящего в браке и имеющего одного малолетнего ребенка, со средним общим образованием, работающего снабженцем в ООО "Долина-сервис", проживающего в г. Энгельсе Саратовской области, ул. Полтавская, д. 5 "Б", кв. 47, а также в г. Энгельсе Саратовской области, ул. Ломоносова, д. 33, кв. 34, судимости не имеющего,
в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "е", "ж", "к", "н" УК РФ;
Черкасова Олега Евгеньевича, родившегося 3 апреля 1962 года в г. Жагань, русского, гражданина Российской Федерации, Состоящего в браке и имеющего двух несовершеннолетних детей, работающего в МП "Алекс" водителем, проживающего в г. Энгельсе Саратовской области, ул. 148-й Черниговской дивизии, д. 14, кв. 57, судимости не имеющего,
в совершении преступлений, предусмотренных ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "е", "ж", "к", "н" УК РФ
 
У с т а н о в и л а :
Подсудимый Прохоров в составе организованной группы совершил общеопасным способом убийство двух лиц.
Подсудимые Авдюхов и Аржанухин в составе организованной группы совершили убийство двух лиц, с целью скрыть другое преступление, неоднократно.
Подсудимые Сочан, Черкасов, Веретельников, Плеханов и Доронин, в составе организованной группы совершили общеопасным способом убийства двух лиц, с целью скрыть другое преступление, неоднократно.
Также подсудимые Веретельников, Сочан и Доронин совершили организованной группой:
Веретельников – незаконные приобретение, передачу, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, неоднократно;
Сочан – незаконные приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов;
Доронин – незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов.
Все эти преступления совершены в г. Энгельсе и Энгельсском районе Саратовской области при следующих обстоятельствах.
 
Во второй половине мая 1999 года Сочан, не выполнивший поручение Мутенина, который за это требовал у него и Плеханова по 100 тысяч рублей, решил устранить Мутенина путем лишения жизни.
Для реализации задуманного он привлек Прохорова, с которым у Мутенина возник конфликт, Веретельникова, Черкасова, а также работников ООО "Долина-сервис", где он являлся коммерческим директором, Плеханова и Доронина.
С этой целью он, в предоставленной Дорониным квартире № 4, д. 147 по ул. Тельмана в г. Энгельсе, предложил им убить Мутенина, убедив Прохорова, которого Мутенин разыскивал для выяснения отношений, а также Веретельникова и Черкасова в том, что Мутенин будет препятствовать им заниматься самостоятельной коммерческой деятельностью и в случае неповиновения расправится с ними.
Прохоров, Веретельников, Черкасов, Плеханов и Доронин, согласившись с Сочаном о необходимости убийства Мутенина, использовали указанную квартиру для своих встреч.
Там Сочан, Прохоров, Веретельников, Черкасов, Плеханов и Доронин разработали план лишения жизни Мутенина, который допускал и лишение жизни сопровождающих его лиц: Юрикова, Першина и Котова. Ими же было решено использовать радиостанции для связи между соучастниками, а в качестве оружия предоставленный Сочаном автомат "АКМ" и имевшийся у Веретельникова пистолет "ТТ". При разработке этого плана ими были распределены роли каждого из участников убийства.
Черкасов предложил использовать неизвестную Мутенину автомашину ВАЗ-21099 под управлением лица, не привлеченного к уголовной ответственности, на которой Плеханов должен был ездить по г. Энгельсу с целью обнаружения Мутенина, следить за его передвижением и сообщать об этом по рации Сочану, Прохорову, Веретельникову, Черкасову и Доронину.
Сочан, Прохоров и Веретельников на автомашине ВАЗ-2105 под управлением Доронина должны были подъехать к месту жительства Мутенина, где Прохоров и Веретельников должны были убить его, а Сочан и Доронин ожидать их и отвезти в кв. № 4, д. 147 по ул. Тельмана в г. Энгельсе, где всех их должен был ожидать Черкасов. При этом Плеханов на автомашине ВАЗ-21099 должен был ехать первым для того, чтобы в случае появления сотрудников милиции предупредить об этом по рации Сачана, Прохорова, Веретельникова и Доронина.
Таким образом Сочан создал организованную группу, состоящую из него, Прохорова, Черкасова, Веретельникова, Плеханова и Доронина, объединившихся для лишения жизни Мутенина, которая стала действовать следующим образом.
Согласно разработанного плана, 27 мая 1999 года около 23 часов Плеханов, передвигаясь по г. Энгельсу на автомашине ВАЗ-21099 под управлением лица, не привлеченного к уголовной ответственности, выяснил, что Мутенин находится в казино "Эльдорадо", о чем по рации сообщил Сочану, Прохорову, Веретельникову, Черкасову и Доронину.
Получив это сообщение, Прохоров, вооруженный автоматом "АКМ", снаряженным не менее чем 17 патронами, и Веретельников, вооруженным пистолетом "ТТ", снаряженным не менее чем 5 патронами, вместе с Сочаном и Дорониным, на предоставленной Дорониным автомашине ВАЗ-2105 под его управлением, прибыли во двор дома № 1 по ул. Советской г. Энгельса, где Прохоров и Веретельников вышли из машины и спрятались в гаражах.
Сочан и Доронин припарковали автомашину у расположенного неподалеку дома № 6 по ул. Тельмана г. Энгельса, где стали ожидать Прохорова и Веретельникова, чтобы увезти их после убийства Мутенина.
Около 1 часа 28 мая 1999 года, Плеханов, следивший за Мутениным, сообщил по рации Прохорову и Веретельникову, что Мутенин и сопровождающие его лица на двух автомашинах: "Волга" и "Нива" направились во двор дома № 1 по ул. Советской г. Энгельса, после чего также стал ожидать их у дома № 6 по ул. Тельмана г. Энгельса.
Прохоров и Веретельников, уведомленные Плехановым о приближении Мутенина, заняли позиции для стрельбы. Прохоров расположился за трансформаторной подстанцией, находящейся напротив подъезда, куда должен был зайти Мутенин, а Веретельников, остался в гаражах.
После того, как Мутенин и сопровождавшие его Юриков, Котов и Першин приехали во двор дома № 1 по ул. Советской г. Энгельса, Першин пошел проверять подъезд дома, где жил Мутенин, Котов стал доставать из багажника вещи Мутенина, а Мутенин и Юриков стояли около автомашины "Волга".
В это время Прохоров, желая лишить жизни Мутенина и допуская, что в результате его действий он может причинить смерть Юрикову, Котову и другим лицам, проживающим в многоквартирном доме, тремя очередями произвел из автомата "АКМ" не менее 17 выстрелов в Мутенина, за которым находился многоквартирный дом и рядом с которым находились Юриков и Котов.
В результате произведенных выстрелов, Прохоров причинил Мутенину опасный для жизни тяжкий вред здоровью: множественные огнестрельные пулевые сквозные ранения левой пахово-поясничной области, правой кисти, правого плеча, правого предплечья, грудной клетки слева, шеи, живота, поясничного отдела позвоночника, с повреждением сосудисто-нервного пучка слева, массивным размозжением мягких тканей и костей правой кисти, повреждением правой плечевой кисти, костей предплечья, с повреждением правого и левого легкого, аорты, пищевода, трахеи, мягких тканей шеи, правой лопатки, петель тонкого и толстого кишечника, большого сальника, почек, желудка, печени, от которого Мутенин скончался на месте.
Также выстрелами Прохорова Мутенину были причинены 3 сквозных огнестрельных пулевых ранения правого бедра с повреждением мягких тканей, слепое огнестрельное пулевое равнение левого бедра с повреждением мягких тканей, сквозное пулевое ранение правой ушной раковины и мягких тканей правой щеки, которые живому человеку могли причинить легкий вред здоровью.
Кроме того, в результате одного из выстрелов Прохорова Юрикову было причинено огнестрельное сквозное пулевое ранение правого коленного сустава, с повреждением мыщелка правого бедра, с массивным кровоизлиянием в мягкие ткани по ходу раневого канала.
В то время, когда раненый Прохоровым Юриков и Котов стали убегать от места расстрела Мутенина, находившийся в гаражах Веретельников, допуская, что может причинить им смерть, произвел в направлении Котова и Юрикова не менее пяти выстрелов из пистолета "ТТ", причинив Юрикову огнестрельное ранение левого бедра и левой голени с повреждением сосудисто-нервного пучка левого бедра, мышц, межмышечных сосудов, с открытым многооскольчатым переломом малоберцовой кости слева, с массивным кровоизлиянием в мягкие ткани по ходу раневых каналов.
В результате выстрелов Прохорова и Веретельникова, Юриков, несмотря на оказание ему медицинской помощи, скончался в больнице 28 мая 1999 года от причиненного ими опасного для жизни тяжкого вреда здоровью: огнестрельных сквозных пулевых ранений левого бедра, левой голени, правого коленного сустава, с повреждением сосудисто-нервного пучка левого бедра, открытым многооскольчатым переломом малоберцовой кости левого бедра и внутреннего мыщелка правого бедра, массивным повреждением мышц и межмышечных сосудов и осложнившихся развитием массивного наружного кровотечения и как следствие, геморрагического шока.
После производства выстрелов Прохоров и Веретельников вернулись в автомашину ВАЗ-2105, где их ожидал Сочан.
Доронин в это время пересел в автомашину ВАЗ-21099, где находился Плеханов.
На этой автомашине, под управлением лица, не привлеченного к уголовной ответственности, Плеханов и Доронин поехали впереди автомашины ВАЗ-2105, в которой следовали Сочан вместе с вооруженными Прохоровым и Веретельниковым, чтобы в случае появления сотрудников милиции предупредить их об этом по рации.
Таким образом Сочан, Прохоров, Веретельников, Плеханов и Доронин скрылись с места происшествия.
Указанными действиями подсудимый Прохоров совершил преступление, предусмотренное п.п. "а", "е", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
 
В начале июня 1999 года Сочан и Черкасов встретились с Пономаренко М.А., который был знаком с Мутениным. В ходе этой встречи Сочан рассказал Пономаренко об обстоятельствах убийства Мутенина и предложил ему участвовать в контроле предприятий, оставшихся после Мутенина. Узнав от Сочана об обстоятельствах убийства Мутенина, Пономаренко попытался подчинить себе Сочана и Черкасова. В этой связи, а также опасаясь разглашения информации об участниках убийства Мутенина, Сочан и Черкасов решили убить Пономаренко.
С этой целью Сочан и Черкасов, ранее объединившиеся вместе с Плехановым и Веретельниковым в организованную группу для убийства Мутенина, привлекли к участию в ней Аржанухина и Авдюхова, вместе с которыми разработали план лишения жизни Пономаренко.
Согласно этого плана Аржанухин, которому доверял Пономаренко, должен был под надуманным предлогом привезти его в лесопосадки на трассе Энгельс – Маркс. Там Черкасов с помощью других участников организованной группы: Сочана, Веретельникова, Авдюхова, Плеханова должен был задушить Пономаренко, после чего там же они планировали закопать его труп.
Реализуя задуманное, 9 июня 1999 года в первой половине дня Аржанухин приехал из г. Энгельса к Пономаренко, проживавшему в г. Саратове, ул. Вольская, д. 32/34, кв. 93, где под предлогом необходимости разобраться с карточными должниками предложил ему поехать на встречу с ними в сторону г. Маркса. Получив согласие Пономаренко, Аржанухин вместе с ним проследовал к кафе, расположенном на 18 км трассы Энгельс – Маркс, где их должны были ожидать участники организованной группы.
В это время Сочан и Веретельников на автомашине ВАЗ-2106 под управлением Плеханова проехали в лесопосадки, чтобы там выбрать место убийства Пономаренко, а Черкасов и Авдюхов, на автомашине Авдюхова "Пежо", съездили на дачу Черкасова, где взяли веревку для удушения Пономаренко и лопату для сокрытия его трупа.
После этого Сочан, Веретельников, Плеханов, Черкасов и Авдюхов вновь встретились у кафе на трассе, где уточнили план своих дальнейших действий по лишению жизни Пономаренко. В соответствии с планом в то время, когда Черкасов и Плеханов должны ожидать Аржанухина и Пономаренко у кафе, а Авдюхов, который знал выбранное Сочаном и Веретельниковым место убийства, - у начала лесопосадок, Сочан и Веретельников должны были выкопать яму для трупа Пономаренко. По прибытии Пономаренко, Черкасов, а затем и Авдюхов должны были сесть в машину к Пономаренко и Аржанухину, и вместе с ними доехать до выкопанной Сочаном и Веретельниковым ямы. Там Черкасов должен был задушить Пономаренко. Плеханов должен был следовать за автомашиной Аржанухина.
Осуществляя этот план Сочан, Веретельников и Авдюхов поехали в лесопосадки, где Сочан и Веретельников выкопали яму для трупа Пономаренко, а Черкасов с Плехановым остались у кафе ждать приезда Аржанухина с Пономаренко.
После того, как Аржанухин привез Пономаренко к кафе, Черкасов сел в машину Аржанухина и, по указанию Черкасова, Аржанухин приехал к месту в посадках, где их ждал Авдюхов. Там Авдюхов также пересел в автомашину Аржанухина и, по указанию Авдюхова, Аржанухин приехал к месту, где их ждали Сочан и Веретельников.
Когда Пономаренко стал здороваться с Веретельниковым, Черкасов, находясь сзади, накинул на шею Пономаренко веревку и стал душить его. В это время Веретельников, повалил Пономаренко на землю, где вместе с Сочаном, Авдюховым и Аржанухиным стали удерживать его за различные части тела, а Черкасов продолжал душить Пономаренко. Через некоторое время Аржанухин отошел от них, а Черкасов передал концы веревки, которой он душил Пономаренко Авдюхову, и тот продолжил удушение потерпевшего. После того, как Пономаренко поместили в заранее подготовленную Сочаном и Веретельниковым яму, Веретельников нанес ему несколько ударов ножом в живот.
Таким образом в результате заранее запланированных совместных действий Сочана, Черкасова, Авдюхова, Веретельникова и Аржанухина наступила смерть Пономаренко.
После лишения жизни Пономаренко Сочан, Черкасов, Авдюхов, Веретельников, Аржанухин и подъехавший Плеханов, который задержался в связи с поломкой автомашины, закопали его труп в яме.
 
Во второй половине июня 1999 года по инициативе Сочана участники организованной группы: Сочан, Черкасов, Веретельников, Плеханов, Доронин, Авдюхов и Аржанухин решили убить Каверина А.Н. в связи с тем, что он мог отомстить за убийство Мутенина, а также в связи с возникшим между Кавериным А.Н. и Сочаном конфликта из-за контроля за коммерческими предприятиями, которые ранее контролировал Мутенин.
Сочан вместе с Черкасовым, Веретельниковым, Плехановым, Дорониным, Авдюховым и Аржанухиным разработал план убийства Каверина А.Н., согласно которому они должны были выследить Каверина А.Н., отвезти его в недостроенные гаражи ГСК "Мотор", где лишить жизни и закопать его труп.
Осуществляя задуманное, Плеханов, Аржанухин и Доронин, по указанию Сочана, в одном из недостроенных гаражей ГСК "Мотор" в г. Энгельсе выкопали яму для сокрытия трупа Каверина А.Н.
24 июня 1999 года в течение дня Авдюхов, Веретельников, Доронин и Аржанухин на автомашине Авдюхова "Пежо", а Сочан и Плеханов на автомашине ВАЗ-2105 под управлением Плеханова, выслеживали Каверина А.Н., общаясь друг с другом с помощью радиостанций.
Вечером 24 июня 1999 года Авдюхов, Веретельников, Доронин и Аржанухин увидев, что Каверин А.В. возвращается на автомашине в гараж, сообщили об этом по рации Сочану, Черкасову, Плеханову и подъехали в гаражный массив "Темп-1" г. Энгельса, куда подошли Сочан и Черкасов.
Плеханов в это время оставался в автомашине ВАЗ-2105 около д. № 12 по ул. Весенней в г. Энгельсе.
Сочан вызвал Каверина А.Н. из гаража, где находился его отец Каверин Н.А., после чего Сочан, Черкасов, Авдюхов, Веретельников, Доронин и Аржанухин, под угрозой применения имевшегося у Веретельникова пистолета "ПСМ", заставили Каверина А.Н. сесть в автомашину "Пежо".
После этого Сочан и Черкасов послали Доронина к Плеханову, чтобы он сообщил ему о нахождении в гараже отца Каверина, о необходимости его вывоза в недостроенный гараж ГСК "Мотор" и лишении его жизни с целью сокрытия убийства сына.
Доронин, выполнив это поручение, вернулся в автомашину "Пежо".
На этой автомашине, под управлением Авдюхова, Веретельников, Доронин, Аржанухин и Авдюхов повезли Каверина А.Н. к запланированному месту его убийства в недостроенный гараж ГСК "Мотор" г. Энгельса.
Вслед за ними туда же на автомашине ВАЗ-2110 поехали Сочан и Черкасов.
Прибыв к недостроенному гаражу в ГСК "Мотор", расположенным девятым по счету от дороги, Сочан, Черкасов, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Доронин заставили Каверина А.Н. спуститься в погреб этого гаража, куда спустились и они, за исключением Черкасова, который остался в гараже наблюдать за окружающей обстановкой.
Там Веретельников произвел из пистолета "ПСМ" выстрел в голову Каверина А.Н., причинив ему огнестрельное ранение головы с повреждением свода и основания черепа, причинившее опасный для жизни тяжкий вред здоровью, а затем подобрав проволоку затянул ее на шее Каверина А.Н.
От причиненных Веретельниковым телесных повреждений Каверин А.Н. скончался на месте.
В то время, как Сочан, Черкасов, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Доронин повезли Каверина А.Н. к месту его убийства, Плеханов, выполняя указание Сочана и Черкасова о лишении жизни отца Каверина, на автомашине ВАЗ-2105 приехал к его гаражу в ГСК "Темп-1", где Плеханов обманным путем убедил Каверина Н.А. поехать с ним, сказав, что его сын задержан сотрудниками милиции.
Плеханов на автомашине ВАЗ-2105 привез Каверина Н.А. к недостроенным гаражам ГСК "Мотор". Там Плеханов подвел Каверина Н.А. к гаражу, где был лишен жизни его сын, и вместе с Черкасовым столкнули его в погреб этого гаража. Вслед за Кавериным Н.А. в погреб, где находились труп его сына, а также Сочан, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Доронин, спрыгнул Плеханов.
Там, желая лишить его жизни с целью сокрытия убийства Каверина А.Н., Сочан, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Доронин стали удерживать Каверина Н.А. за различные части тела, а Плеханов нанес ему не менее двух ударов шилом в область груди и не менее двух ударов в области спины, причинив ему не менее двух повреждений на передней стенке перикарда, относящихся к опасному для жизни тяжкому вреду здоровья, от которого Каверин Н.А. скончался на месте.
После лишения жизни отца и сына Кавериных, Сочан, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин, Доронин и Плеханов затащили их трупы в заранее подготовленную яму и засыпали землей.
В сентябре 2000 года, опасаясь раскрытия убийства Кавериных, Черкасов, Веретельников, Плеханов и Авдюхов попытались перезахоронить их трупы, однако не смогли этого сделать в связи с гнилостными изменениями трупов. Тогда Веретельников отчленил у трупов Кавериных головы и вытащил их из гаража. Черкасов, Плеханов, и Авдюхов в районе ГСК "Мотор" выкопали яму, в которой закопали головы трупов Кавериных.
Указанными действиями подсудимые Авдюхов и Аржанухин совершили преступление, предусмотренное п.п. "а", "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а подсудимые Сочан, Черкасов, Прохоров, Веретельников, Плеханов, Доронин, совершили преступление, предусмотренное п.п. "а", "е", "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
 
В декабре 1998 года Веретельников незаконно, не имея на то соответствующего разрешения, приобрел у лица, уголовное преследование которого прекращено в связи со смертью два пистолета: "ТТ" и "ПСМ", являющиеся нарезным огнестрельным оружием, калибра, соответственно 7,62 мм и 5,45 мм.
При этом, оба пистолета были снаряжены патронами, являющимися боеприпасами к огнестрельному оружию. Пистолет "ТТ" был снаряжен не мене чем 5 патронами, а пистолет "ПСМ" был снаряжен не менее, чем тремя патронами.
Это, снаряженное боеприпасами огнестрельное оружие Веретельников незаконно перенес в кв. 390 д. 6 по ул. Тельмана г. Энгельса, где хранил их.
Пистолет "ТТ", снаряженный патронами он хранил до 27 мая 1999 года, а пистолет "ПСМ", снаряженный патронами – до 24 июня 1999 года.
27 мая 1999 года Веретельников, действуя в составе организованной группы, вооружился пистолетом "ТТ", снаряженным патронами, и незаконно перемещал его, сохраняя при себе, в кв. 4 д. 147 по ул. Тельмана г. Энгельса, а также во двор д. 1 по ул. Советской г. Энгельса, где использовал его при убийстве Мутенина и Юрикова, после чего незаконно передал этот пистолет Прохорову.
24 июня 1999 года Веретельников, действуя в составе организованной группы, вооружился пистолетом "ПСМ", снаряженным патронами, и незаконно перемещал его, сохраняя при себе, по улицам г. Энгельса, в ГСК "Темп-1", а также в ГСК "Мотор", где использовал его для убийства Каверина А.Н., после чего незаконно передал его неустановленному лицу.
Указанными действиями подсудимый Веретельников совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 222 УК РФ.
 
В 1999 году Сочан незаконно, не имея на то соответствующего разрешения, приобрел у Мутенина автомат "АКМ", являющийся нарезным автоматическим огнестрельным оружием калибра 7,62 мм.
При этом, автомат был снаряжен не менее, чем 17 патронами, являющимися боевыми припасами.
Это, снаряженное боеприпасами огнестрельное оружие Сочан незаконно хранил в неустановленном месте до 27 мая 1999 года.
27 мая 1999 года Сочан, действуя в составе организованной группы, незаконно перенес автомат, снаряженный боеприпасами в кв. 4 д. 147 по ул. Тельмана г. Энгельса, где незаконно передал его Прохорову для лишения жизни Мутенина.
28 мая 1999 года после лишения жизни Мутенина и Юрикова Сочан, действуя в составе организованной группы, управляя автомашиной ВАЗ-2105, незаконно перевез, автомат "АКМ", которым был вооружен Прохоров и пистолет "ТТ", которым был вооружен Веретельников, от дома 6 до дома 147 по ул. Тельмана г. Энгельса.
Указанными действиями подсудимый Сочан совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 222 УК РФ.
 
27 мая 1999 года Доронин, действуя в составе организованной группы, управляя автомашиной ВАЗ-2105, незаконно перевез автомат "АКМ", снаряженным патронами, которым был вооружен Прохоров и пистолет "ТТ", снаряженный патронами, которым был вооружен Веретельников, от дома 147 по ул. Тельмана г. Энгельса во двор дома 1 по ул. Советской г. Энгельса для лишения жизни Мутенина.
Указанными действиями подсудимый Доронин совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 222 УК РФ.
 
Исследовав представленные суду доказательства, судебная коллегия находит виновность подсудимых в указанных преступлениях установленной.
 
Доказательства виновности Сочана, Черкасова, Прохорова, Веретельникова, Плеханова и Доронина в убийстве Мутенина и Юрикова.
Подсудимый Сочан свою виновность в убийстве Мутенина и Юрикова не признал, и в ходе судебного следствия показал, что с Мутениным он дружил со школы и каких-либо конфликтов с ним у него не было. Он не планировал убийство Мутенина, не организовывал для этого группу, не предоставлял рации и оружие. Конфликт с Мутениным был у Прохорова. Мутенин просил его найти Прохорова и привезти к нему. Для этого дал ему автомат "АКМ". Он сообщил об этом Прохорову, который забрал у него автомат. Вечером 27 мая 1999 года он встретился с Черкасовым и Веретельниковым. Они пришли в кв. 4, д. 147 по ул. Тельмана, которую он снимал у тещи Доронина. Через некоторое время там же появился Прохоров. Веретельников и Прохоров поехали, как он понял, в магазин за спиртным. Вернувшись, они сообщили, что убили Мутенина.
Подсудимый Прохоров свою виновность в убийстве Мутенина признал, в убийстве Юрикова не признал, и в ходе судебного следствия показал, что обратившись к Мутенину за помощью в производстве посреднических услуг, он помешал ему довести до конца обман предпринимателей, с которыми у него была заключена сделка. Мутенин стал искать его и угрожал расправой. Сочан, который свел его с Мутениным, сказал ему, чтобы он подъехал на квартиру тещи Доронина, обещая решить вопрос с Мутениным. Там Сочан сказал ему, что Мутенин поручил привезти его и показал автомат. Он забрал этот автомат и уехал. Зная Мутенина как криминального "авторитета" он понял, что тот может убить его и решил опередить Мутенина. Для этого он решил использовать Веретельникова. Приехав на ту же квартиру, он застал там Сачана, Веретельникова и Черкасова. Веретельникова он попросил свозить его в одно место и проехать дворами мимо казино, где заметил автомашину Мутенина. С собой он взял автомат, который спрятал под плащ. Во дворе дома Мутенина он вышел и спрятался в мусорный контейнер. Когда подъехал Мутенин, он из-за трансформаторной будки расстрелял его несколькими очередями. После этого увидел, что из гаражей вышел Веретельников с пистолетом в руке, который сказал, что он тоже стрелял и попал, может быть в ноги. Они вернулись в ту же квартиру, где он сказал Сочану и Черкасову, что застрелил Мутенина. Веретельников также сказал, что он стрелял в Юрикова.
Подсудимый Веретельников свою виновность в убийстве Мутенина и Юрикова не признал, и в ходе судебного следствия показал, что 27 мая 1999 года он и Черкасов случайно встретились с Сочаном, который предложил посидеть в квартире тещи Доронина. Там же был Доронин, который ушел, и туда же пришел Прохоров. Через некоторое время Прохоров предложил подвезти его, и о чем-то поговорить. В машине, которой управлял Сочан, Прохоров рассказал о конфликте с Мутениным и попросил поддержки в разговоре с ним, сказав, что убьет его. Он взял из дома пистолет "ТТ", у Прохорова был автомат, который он увидел в автомашине Сочана. Сочан же и подвез их к дому Мутенина. Они с Прохоровым прошли в гаражи, где ждали приезда Мутенина. При этом между ними был разговор, что если придется, то он также должен будет стрелять в Мутенина. Прохоров ушел из гаражей, а он стал в краю прохода, увидел автомашину Юрикова и услышал автоматную очередь. Тогда он тоже стал стрелять в фундамент дома. В то время, когда он стрелял, вдоль дома пробежал человек. Затем к нему подошел Прохоров, они отошли к машине ожидавшего их Сочана, на которой приехали в квартиру тещи Доронина.
Подсудимый Черкасов свою виновность в убийстве Мутенина и Юрикова не признал, и в ходе судебного следствия показал, что в середине мая 1999 года Сочан сообщив ему о конфликте с Мутениным, предложил пересмотреть свое отношение к нему. В это же время Сочан решил пожить на квартире. В конце мая Сочан при встрече рассказал, что его отношения с Мутениным не наладились и предложил участвовать в его убийстве. Он от этого предложения отказался. Вечером 27 мая 1999 года он и Веретельников встретили Сочана, который предложил им выпить и поговорить в квартире тещи Доронина. Там же появился Прохоров. Прохоров и Сочан о чем-то переговорили и попросили Веретельникова отвезти Прохорова в центр. Прохоров, Сочан и Веретельников вышли из квартиры, где он остался один. Вернувшись, Сочан и Прохоров сообщили, что Прохоров убил Мутенина. Утром пришел Веретельников и сказал, что Юриков умер в больнице. Сам он в убийстве не участвовал, план лишения жизни Мутенина не разрабатывал и не предлагал использовать для слежки за Мутениным автомашину под управлением Федотова.
Подсудимый Плеханов свою виновность в убийстве Мутенина и Юрикова не признал, и в ходе судебного следствия показал, что об убийстве Мутенина узнал от Сочана, который сказал, что тот погиб от своего же автомата, который у Сочана забрал Прохоров. Сам он в убийстве не участвовал, план убийства Мутенина не разрабатывал и за Мутениным на автомашине под управлением Федотова не следил.
Подсудимый Доронин свою виновность в убийстве Мутенина и Юрикова отрицал, и в ходе судебного следствия показал, что действительно Сочан снимал квартиру у матери его жены. Однако, он не участвовал в разработке плана убийства Мутенина и не подвозил Сочана, а также вооруженных Прохорова и Веретельникова к месту убийства Мутенина и Юрикова.
 
Таким образом, в ходе судебного разбирательства подсудимые Сочан, Черкасов, Прохоров, Веретельников сообщили, что они встречались в квартире матери жены Доронина перед убийством Мутенина и Юрикова.
Также они сообщили, что именно из этой квартиры Прохоров и Веретельников выехали на убийство Мутенина.
Сочан и Прохоров рассказали, что Мутенин был убит из автомата, который Сочан отдал Прохорову.
Черкасов и Веретельников дали уличающие Сочана показания о том, что Сочан вышел из квартиры вместе с Прохоровым и Веретельниковым и именно он подвозил их на место убийство Мутенина и Юрикова и увез их после убийства в ту же квартиру. При этом Черкасов дал уличающие Сочана показания, что именно Сочан предлагал ему участвовать в убийстве Мутенина, с которым у того был конфликт.
 
В ходе предварительного следствия подсудимые по иному объясняли необходимость своих встреч в квартире матери жены Доронина, характер своих взаимоотношений и обстоятельства убийства Мутенина и Юрикова.
На допросе 22 января 2001 года подсудимый Сочан сообщил о требовании Мутениным у него и Плеханова 100 тысяч рублей, о конфликте Черкасова, Прохорова и Веретельникова с Мутениным, о передаче Черкасову раций Мутенина, о встрече его, Плеханова и Доронина с Черкасовым, Веретельниковым и Прохоровым в квартире тещи Доронина и их намерении разобраться с Мутениным. В ходе этого же допроса Сочан уличил Черкасова и Плеханова в том, что по указанию Черкасова Плеханов вместе с человеком по кличке "Вулкан" должен был найти Мутенина и сообщить им об этом. Тогда же он сообщил, что сам выезжал вместе с Прохоровым, Веретельниковым и Дорониным на место убийство Мутенина и отвез Прохорова и Веретельникова с этого места (т. 4 л.д. 166-171).
На допросе 6 февраля 2001 года Сочан показал, что Плеханов по рации сообщил о нахождении Мутенина в казино "Эльдорадо", после чего Черкасов остался в квартире, а он, Доронин, Прохоров и Веретельников поехали поговорить с Мутениным (т. 4 л.д. 176-179).
На допросе 5 февраля 2002 года Сочан вновь сообщил о требовании Мутениным с него и Плеханова по 100 тысяч рублей (т. 4 л.д. 208-209).
На очной ставке с Дорониным 19 июля 2001 года Сочан сообщил, что Доронин отвозил его, Прохорова и Веретельникова к дому Мутенина, откуда Доронин ушел в машину "Вулкана", а он на его автомашине отвез Прохорова и Веретельникова в квартиру тещи Доронина (т. 6 л.д. 187-189).
 
Таким образом данные в суде показания Черкасова и Веретельникова о соучастии Сочана в убийстве Мутенина подтверждаются и показаниями Сочана, данными в ходе предварительного следствия.
 
Кроме того, Веретельников и Черкасов последовательно уличали Сочана в организации убийства Мутенина, сообщив о предоставлении оружия, раций и организации слежки за Мутениным, которую производил Плеханов на автомашине под управлением Федотова, на допросах Веретельникова 29 мая 2001 года, 8 июня 2001 года, а также при производстве очных ставок с Сочаном (т. 7 л.д. 23-24; т. 7 л.д. 45-46; т. 4 л.д. 189-200).
На этих же следственных действиях, как и на очной ставке с Прохоровым 4 июля 2001 года (т. 7 л.д. 49), Веретельников рассказал о своей роли в убийстве Мутенина и Юрикова, а также о действиях Черкасова, Прохорова, Плеханова и Доронина, направленных на лишение жизни Мутенина.
В тоже время, на допросе 27 августа 2001 года, а также 4 сентября 2001 года на очной ставке с Сочаном и 24 октября 2001 года на очной ставке с Прохоровым, Черкасов сообщил, что именно он предоставил автомашину с Федотовым для слежки за Мутениным, которую производил Плеханов, по рации сообщая о месте нахождения Мутенина (т. 7 л.д. 145-146; т. 4 л.д. 200; т. 7 л.д. 149-152).
Подсудимый Плеханов, выгораживая в какой-то мере Сочана, в ходе предварительного следствия сообщил о том, что инициатива убийства Мутенина принадлежала Черкасову. Также он сообщил о предоставлении Сочаном оружия и раций, о разработке им, Черкасовым, Прохоровым, Веретельниковым, Сочаном и Дорониным плана убийства Мутенина, о роли каждого из этих подсудимых в лишении жизни Мутенина, о выслеживании им Мутенина с использованием раций, о передвижении на место убийства и от него.
Эти сведения он сообщил на допросах 23 января 2001 года, 1 февраля 2001 года, на очной ставке с Прохоровым 25 июня 2001 года (т. 4 л.д. 50-55; т. 4 л.д. 60-63; т. 6 л.д. 105-106).
Подсудимый Прохоров в ходе предварительного следствия сообщил о том, что Сочан и Плеханов должны были Мутенину какие-то деньги, о том, что Сочан, в качестве помощи в разрешении его конфликта с Мутениным, передал ему автомат и давал советы, где лучше убить Мутенина.
Такие сведения он сообщал на допросах 17 мая 2001 года, 23 октября 2001 года, на очной ставке с Веретельниковым 20 июня 2001 года (т. 6 л.д. 50; т. 6 л.д. 110-112; т. 6 л.д. 102).
 
Эти взаимоуличающие показания подсудимых судебная коллегия признает достоверными доказательствами, поскольку они полны, обстоятельны, в меру последовательны, давались ими в разные периоды предварительного следствия и подтверждаются достаточной совокупностью иных доказательств. Эти показания, в своей совокупности опровергают доводы подсудимых Сочана, Черкасова, Плеханова и Доронина о непричастности к убийству Мутенина и Юрикова.
Содержащиеся в них противоречия, касающиеся роли каждого соучастника убийства, вызваны естественным желанием каждого из обвиняемых тем или иным образом повлиять на доказанность именно его действий, желанием каждого из них принизить до возможного предела степень своего участия в убийстве, совершенным организованной группой.
 
Доказательства, подтверждающие взаимоуличающие показания подсудимых.
Потерпевшая Трепецова Е.В. показала, что ночью 27 мая 1999 года она, услышав выстрелы, выглянула в окно. Во дворе дома стояли автомашины "Волга" и "Нива". Спустившись во двор, она увидела убитого Мутенина и дорожку из пятен крови. На следующий день она узнала, что в больнице умер Юриков, охранявший Мутенина.
Свидетель Першин сообщил суду, что он и Юриков на автомашине "Нива" сопровождали Мутенина, которого на "Волге" вёз Котов. Приехав из казино "Эльдорадо" к дому Мутенина, он зашел проверить подъезд. Со двора услышал выстрелы. Выйдя через некоторое время из подъезда, он увидел Мутенина, который еще хрипел.
Потерпевший Котов Д.В. показал, что он вёз Мутенина из казино. Впереди на "Ниве" ехали Першин и Юриков. Остановившись у подъезда Мутенина, он стал доставать из багажника "Волги" вещи. Мутенин стоял рядом с машиной к нему спиной и разговаривал с Юриковым. Когда раздались выстрелы, он побежал к первому подъезду и упал. Некоторое время лежал, а потом забежал в подъезд, где увидел кровь из ботинка и понял, что ему прострелили ногу. Выйдя из подъезда, он уехал домой на такси.
При производстве следственного эксперимента потерпевший Котов на месте события пояснил о расположении автомашин; взаиморасположении его, Мутенина и Юрикова; о направлении, куда он убегал (т. 8 л.д. 37-43).
Из показаний свидетеля Вихарева Е.Н. следует, что подходя ночью 28 мая 1999 года к арке д. 6 по ул. Тельмана он, со стороны д. 1 по ул. Советской, услышал автоматные выстрелы. В это время из арки, где он впоследствии увидел светлую автомашину ВАЗ пятой или седьмой модели, выбежал молодой мужчина, который сел в красную машину ВАЗ-21099, и она на большой скорости уехала (т. 2 л.д. 91, 112-113).
В ходе проведенного с его участием следственного эксперимента свидетель Вихарев показал конкретные места расположения виденных им автомашин (т. 8 л.д. 24-29).
Показания этого свидетеля соответствуют данным на предварительном следствии признательным показаниям подсудимых Сочана и Плеханова о перемещении Доронина из автомашины ВАЗ-2105 в автомашину ВАЗ-21099, и опровергают доводы Доронина и других подсудимых о его непричастности к убийству Мутенина и Юрикова.
Потерпевшая Юрикова Е.В. показала, что ее муж Юриков 27 мая 1999 года собирался вместе с Мутениным в казино "Эльдорадо". Ночевать домой муж не пришел. Утром от сотрудников милиции она узнала об убийстве Мутенина, а Юриков умер в больнице. Муж опасался за свою жизнь и говорил, что если его кто-либо убьет, то это будут Веретельников, который является мужем ее сестры, и Черкасов. Юриков и Веретельников поддерживали отношения до конца 1998 года. Потом они по какой-то причине прекратили общение.
Эти показания потерпевшей Юриковой опровергают доводы Веретельникова, что он не стрелял в направлении Юрикова, поскольку тот приходился ему свойственником.
Свидетель Доронина Н.В. показала, что весной 1999 года Доронин сдал квартиру ее матери Сочану. Также Доронин давал в пользование Сочану свою автомашину.
 
Из протоколов осмотра места происшествия видно расположение автомашин и трупа Мутенина с многочисленными ранениями. В 10 см от правого заднего колеса автомашины "Волга" и в 1 метре от правого переднего колеса автомашины "Нива" обнаружены автоматные гильзы. Также 15 автоматных гильз было обнаружено на поверхности детской площадки, расположенной рядом с трансформаторной будкой. Между двумя металлическими гаражами обнаружено 5 пистолетных гильз. На стене дома и прилегающем к дому асфальте обнаружены следы гильз и их фрагменты. Следы воздействия двух пуль их фрагменты обнаружены на оконном стекле, стене и на полу квартиры № 18 дома 1 по ул. Советской. От 3 подъезда к 1 подъезду этого дома обнаружена цепочка капель крови, длиной 150 метров, заканчивающаяся обширным пятном крови (т. 2 л.д. 2-13, 14-15).
Содержащиеся в этих протоколах сведения об обнаружении двух автоматных гильз у колес автомашин и 15 автоматных гильз у ближнего к дому угла трансформаторной будки, в совокупности с показаниями потерпевшего Котова о взаиморасположении Мутенина и Юрикова, опровергают доводы подсудимого Прохорова о том, что он производил выстрелы, не видя Юрикова, только лишь в Мутенина, находясь за дальним от дома углом трансформаторной будки.
Эти же сведения, в совокупности с данными о попадании пуль в квартиру № 18 дома 1 по ул. Советской, опровергают доводы Прохорова о том, что стрельба очередями в Мутенина, за которым находился многоквартирный жилой дом, не представляла опасности для жизни как стоящего рядом с ним Юрикова, так и других людей, проживающих в этом доме.
 
Согласно заключений судебно-медицинского эксперта смерть Мутенина наступила от опасного для жизни тяжкого вреда здоровью – множественных огнестрельных пулевых ранений грудной клетки, живота, правого плеча, левой пахово-поясничной области, поясничного отделов позвоночника, с повреждением сосудисто-нервного пучка слева, повреждением легких, трахеи, грудного отдела аорты, почек, развитием обильного наружного и внутреннего кровотечения. Помимо этих повреждений на трупе Мутенина имелись 3 сквозных огнестрельных пулевых ранения правого бедра с повреждением мягких тканей, слепое огнестрельное пулевое равнение левого бедра с повреждением мягких тканей, слепое огнестрельное ранение левого бедра с повреждением мягких тканей, сквозное пулевое ранение правой ушной раковины и мягких тканей правой щеки, которые живому человеку могли причинить легкий вред здоровью (т. 2 л.д. 27-31).
Смерть Юрикову наступила от множественных огнестрельных пулевых ранений левого бедра, левой голени, правого коленного сустава, с повреждением сосудисто-нервного пучка левого бедра, многооскольчатым переломом левой малоберцовой кости и внутреннего мыщелка правого бедра, а также массивным повреждением мышц и межмышечных сосудов и осложнившихся развитием массивного наружного кровотечения и как следствие геморрагического шока.
По ходатайству стороны защиты в ходе судебного следствия был допрошен судебно-медицинский эксперт Жигунов В.В. для разъяснения и дополнения данного им в ходе предварительного следствия заключения. Эксперт пояснил, что при рикошете такой раневой канал, который имелся у Юрикова невозможен. Юриков мог находиться к стрелявшим передне-левой (боковой) поверхностью тела. При этом последовательность причинения ранений определить невозможно. Однако, локализация и направление раневого канала № 3 у Юрикова свидетельствует о том, что это ранение было получено им вероятнее всего в движении при развороте налево.
Показания судебно-медицинского эксперта Жигунова В.В. данные в суде, соответствуют показаниям потерпевшего Котова о взаиморасположении Мутенина и Юрикова при производстве выстрелов Прохоровым, и в совокупности с данными протокола осмотра места происшествия о цепочке пятен крови от 3 подъезда к 1 подъезду и месте расположении автоматных гильз опровергают доводы подсудимого Прохорова о том, что стреляя в Мутенина, он не видел Юрикова и не мог попасть в него.
Таким образом, приведенными сведениями, содержащимися в протоколах осмотра места происшествия, заключении и показаниях судебно-медицинского эксперта судебная коллегия считает установленным причинение ранения коленного сустава Юрикова в результате выстрелов, произведенных Прохоровым.
На основании совокупности содержащихся в этих же источниках данных о характере ранений левого бедра и левой голени Юрикова, в частности о месте расположения пистолетных гильз и следов пуль, а также о невозможности причинения ранений в результате рикошета, судебная коллегия считает установленным причинение ранения левого бедра и левой голени в результате выстрелов, произведенных Веретельниковым.
 
Из заключения судебного эксперта-баллиста следует, что пять гильз являются частью патронов к пистолету "ТТ" и стреляны в одном экземпляре этого оружия. Семнадцать гильз являются частью патронов к автомату Калашникова и стреляны в одном экземпляре этого оружия. Шесть пуль являются частью патронов к автомату Калашникова и три из них (при этом две, изъятые из кв. 18 по ул. Советской и одна из трупа Мутенина) стреляны в одном экземпляре оружия (т. 2 л.д. 72-76).
 
Согласно протокола осмотра автомашин на автомашине "Волга" имеется входное пулевое отверстие на правой задней дверце на расстоянии 40 см от нижней ее кромки и выходное пулевое отверстие на левой задней дверце. Автомашина "Нива" повреждений не имеет (т. 2 л.д. 105-109).
 
Согласно заключения судебно-медицинского эксперта у Котова имеются не причинившие вреда здоровью рубцы на подошвенной поверхности левой стопы, которые могли образоваться как от действия пули, так и от действия режущего орудия.
 
Данные осмотра автомашины "Волга" также опровергают показания Прохорова о безопасности произведенных им из автомата выстрелов для других лиц, в частности для Котова, находившегося за крышкой багажника этого автомобиля.
Из заявления Прохорова от 14 мая 2001 года следует, что он добровольно желает выдать автомат Калашникова и пистолет "ТТ", которые применялись при убийстве Мутенина и Юрикова. Это оружие он утопил в реке Волга в районе Энгельсского грузового порта в месте, которое он может показать (т. 6 л.д. 42).
В соответствии с протоколом осмотра обнаруженных в реке Волге предметов, у причальной стенке Энгельсского грузового порта, на берегу реки Волга были осмотрены автомат Калашникова и пистолет "ТТ". Автомат имеет следы коррозии и наслоения ракушек. На пистолете имеются следы коррозии и наслоения ила (т. 6 л.д. 53-56).
Согласно заключений судебных экспертов-баллистов эти автомат и пистолет являются пригодным для стрельбы огнестрельным оружием (т. 6 л.д. 68-73; т. 6 л.д. 89-91).
 
В ходе следственных экспериментов подсудимые Сочан, Плеханов, Прохоров, Веретельников с выходом на место события, по существу, сообщили такие же сведения, как и в ходе их допросов на предварительном следствии. При этом, Сочан и Плеханов показали гараж, где хранились автомат, из которого убили Мутенина и рации, использовавшиеся при слежке за ним, а Прохоров показал место, куда он выбросил оружие (т. 4 л.д. 180-183; т. 4 л.д. 64-68; т. 6 л.д. 47-49; т. 7 л.д. 30-39).
Показания свидетеля Михейкиной Е.А. о том, что в марте или апреле 1999 года она в кафе познакомилась с Сочаном и его другом Игорем, с которыми проводила время в какой-то квартире в доме 147 или 149 по ул. Тельмана не обладают достаточной полнотой и конкретизацией ни о личности Игоря, ни об этой квартире.
Также свидетель Михейкина Е.А. сообщила, что ее родственники живут в доме 145 по ул. Тельсана, а дом, где она находилась с Сочаном и каким-то Игорем расположен на другой стороне улицы.
Поэтому, номер этого дома не может быть нечетным.
В этой связи сведения, сообщенные свидетелем Михейкиной не опровергают признательные показания подсудимых о месте их встреч и разработки плана убийства Мутенина и не позволяют судебной коллегии считать доказанным факт осведомленности Мутенина о предоставленной Дорониным Сочану квартире.
 
Таким образом, судебная коллегия считает представленную совокупность доказательств достаточной для установления виновности подсудимых Сочана, Черкасова, Прохорова, Веретельникова, Плеханова и Доронина в убийству Мутенина и Юрикова, в связи с чем находит их участие в этом преступлении доказанным.
В тоже время, содержащееся в обвинительном заключении утверждение о том, что Прохоров, выйдя из-за трансформаторной будки, произвел в направлении убегавших Котова и Юрикова не менее двух выстрелов из автомата "АКМ", которые не достигли цели, не подтверждается достаточной совокупностью представленных государственным обвинителем доказательств.
В этой связи судебная коллегия исключает это утверждение из обвинения Прохорова.
 
Доказательства виновности Сочана, Черкасова, Авдюхова, Веретельникова, Аржанухина, Плеханова в убийстве Пономаренко.
Подсудимый Сочан свою виновность в убийстве Пономаренко не признал, и в ходу судебного следствия показал, что он, Черкасов, Авдюхов, Веретельников, Аржанухин и Плеханов решили отдохнуть. Аржанухин должен был привезти Пономаренко. Он и Веретельников отъехали в посадки подготовить дрова для шашлыка. Туда приехали Авдюхов, Аржанухин, Черкасов и Пономаренко. Черкасов неожиданно накинул на шею Пономаренко веревку и повалил его. Ему никто не помогал. После того, как Пономаренко умер, подъехал Плеханов. Труп Пономаренко он, Черкасов и Веретельников закопали там же в посадках.
Подсудимый Черкасов свою виновность в убийстве Пономаренко признал частично, и в ходе судебного следствия показал, что инициатива убийства принадлежала Сочану, т.к. Пономаренко мог раскрыть обстоятельства гибели Мутенина. Через два дня после убийства Мутенина он и Сочан поехали к Пономаренко, которого в г. Энгельс пригласил Мутенин. В разговоре с Пономаренко они хотели решить вопрос о контроле коммерческих предприятий, оставшихся после Мутенина. Сочан рассказал Пономаренко об обстоятельствах убийства Мутенина. Пономаренко сказал, что припишет это убийство себе, а Сочан должен будет выполнять его поручения. После этого разговора Сочан высказал недовольство Пономаренко, опасаясь, что тот может поступить не так, как бы хотелось Сочану. 9 июня 1999 года Веретельников и Авдюхов привезли его на встречу с Пономаренко. Сочан предложил ему связать Пономаренко и попугать его, чтобы он не распространял информацию об убийстве Мутенина. Для этого, по просьбе Сочана, он с Авдюховым поехал на дачу, где взял веревку и лопату для того, чтобы выкопать яму. Приехав в кафе, он, Сочан, Веретельников и Авдюхов отъехали в посадки, где Веретельников взяв лопату, остался вместе с Сочаном. Сочан говорил, чтобы он удержал Пономаренко, а там они ему помогут. Когда Аржанухин привез Пономаренко, он сел к ним в машину и они проехали в посадки, где их ждал Авдюхов. Тот также сел в эту же машину, на которой приехали к месту, где их ждали Сочан и Веретельников. Там он накинул Пономаренко веревку на шею сзади и потянул на себя. Веретельников дернул Пономаренко вниз и схватил его за голову, а Сочан и Авдюхов удерживали Пономаренко за ноги. Когда веревка стала выскальзывать из его рук, он передал ее Авдюхову и отошел. В это время подъехал Плеханов. Пономаренко лежал с завязанной на шее веревкой. Плеханов и Веретельников отнесли Пономаренко в заранее приготовленную яму, где Плеханов срезал у Пономаренко брючной ремень, а Веретельников несколько раз ударил его ножом. После этого он, Веретельников, Сочан, Плеханов и Авдюхов закопали и замаскировали яму.
Подсудимый Веретельников свою виновность в убийстве Пономаренко не признал, и в ходе судебного следствия показал, что по просьбе Сочана, сообщившего о необходимости разговора с Пономаренко, который знал об обстоятельствах убийства Мутенина и этим шантажировал Сочана, он вместе с Авдюховым и Черкасовым приехали в придорожное кафе, где были Сочан и Плеханов. Он, Сочан и Авдюхов отъехали в посадки, куда Аржанухин должен был привезти Пономаренко. Черкасов и Авдюхов встретили автомашину Аржанухина с Пономаренко и вместе с ними приехали в посадки. Там Черкасов накинул на шею Пономаренко веревку. Их обступили Сочан, Авдюхов и Аржанухин, завязалась борьба, после которой Пономаренко обмяк и умер. Он и Сочан выкопали яму, вместе с Плехановым подтянули труп Пономаренко к яме и закопали его. Перед этим Плеханов снял с трупа ботинок и срезал брючной ремень. Также они сняли золотые изделия, по которым Пономаренко могли бы опознать. Эти изделия он потом продал в виде лома.
Подсудимый Авдюхов свою виновность в убийстве Пономаренко отрицал, и в ходе судебного следствия показал, что Веретельников попросил его съездить на дачу к Черкасову. Оттуда они вместе с Черкасовым приехали в придорожное кафе, где Веретельников и Черкасов о чем-то переговорили с Сочаном и Плехановым. Он отвез Сочана и Веретельникова в посадки. Они ушли, а он остался, чтобы показать подъехавшим Аржанухину, Черкасову и Пономаренко куда те пошли. Когда Пономаренко встретился с Сочаном и Веретельниковым, Черкасов накинул Пономаренко не шею веревку и повалил его. Веретельников с Сочаном выкопали яму и закопали труп Пономаренко.
Подсудимый Аржанухин свою виновность в убийстве Пономаренко не признал, и в ходе судебного следствия показал, что утром 9 июня 1999 года Сочан попросил его захватить из Саратова Пономаренко, так как была необходимость разобраться с карточными или коммерческими долгами. Он привез Пономаренко к придорожному кафе, где были Плеханов, ремонтировавший машину и Черкасов. Черкасов сел к нему в машину и стал показывать дорогу в посадках. Остановились возле машины Авдюхова, который также сел к нему в машину. Доехали до Сочана и Веретельникова, где Черкасов накинул на шею Пономаренко веревку. Когда Пономаренко обмяк, его начало тошнить. Черкасов подошел к нему, а с Пономаренко была какая-то возня. Он отъехал с этого места, куда подъехал Плеханов.
Подсудимый Плеханов свою виновность в убийстве Пономаренко не признал, и в ходе судебного следствия показал, что в день убийства Пономаренко за ним заехал Сочан и они поехали в придорожное кафе, где встретились с Авдюховым, Черкасовым и Веретельниковым. Должны были подъехать Аржанухин и Пономаренко. Сочан, Авдюхов, Черкасов и Веретельников отъехали, потом Черкасов вернулся и сталь ждать Аржанухина. Когда тот приехал вместе с Пономаренко, Черкасов сел к ним в машину и они уехали в посадки. Он в это время ремонтировал автомашину и когда сделал ее, то поехал вслед за ними. Навстречу ему выехал Аржанухин. В посадках он увидел Сочана, Черкасова, Веретельникова, Авдюхова и лежащего Пономаренко. Они говорили, что с трупа надо снять золото, чтобы его не опознали. Он оттащил труп в посадки, снял с него ботинок и срезал брючной ремень. Они подошли и закопали труп.
 
Таким образом, в ходе судебного разбирательства подсудимые Сочан, Черкасов, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Плеханов сообщили, что по инициативе Сочана они встретились в день убийства Пономаренко, которого по указанию Сочана привез Аржанухин. Все они оказались на месте лишения его жизни и все, кроме Плеханова, были очевидцами этого. При этом Черкасов, рассказывая о своей роли в убийстве Пономаренко, дал показания прямо уличающие Сочана в организации и непосредственном участии, а Авдюхова и Веретельникова в непосредственном участии в лишении жизни Пономаренко.  Также Черкасов, по существу, сообщил и о подготовке убийства Пономаренко: специальным приискании орудия убийства – веревки и заранее подготовленной Сочаном и Веретельниковым ямы для сокрытия трупа.
В тоже время, из показаний этих подсудимых, данных в ходе предварительного следствия следует, что все они были соучастниками убийства Пономаренко.
 
Так, Сочан на допросе 27 декабря 2000 года сообщил о планировании убийства Пономаренко, о том, что он и Веретельников предварительно выкопали яму для его трупа, об удержании Пономаренко остальными подсудимыми, когда его душил Черкасов (т. 4 л.д. 121-131). Об этом же он сообщил и на допросах 9 июня 2001 года и 2 июля 2001 года (т. 4 л.д. 186; т. 4 л.д. 190).
 
На допросе 24 августа 2001 года Черкасов рассказал о планировании убийства Пономаренко, а также о том, что кроме него Пономаренко душил Авдюхов, и как Сочан, Веретельников и Аржанухин удерживали потерпевшего. После того, как Пономаренко поместили в яму, его ножом ударил Веретельников (т. 7 л.д. 142-144).
На очных ставках с Сочаном 4 сентября 2001 года и Веретельниковым 6 сентября 2001 года Черкасов вновь сообщил эти же сведения. Эти же обстоятельства, в том числе и непосредственное удушение Пономаренко Авдюховым подтвердил и Веретельников, отрицая лишь то, что он удерживал Пономаренко во время удушения (т. 4 л.д. 201-204; т. 7 л.д. 52-57).
Подсудимый Веретельников на допросах 29 и 31 мая 2001 года, на очной ставке с Сочаном 9 июня 2001 года уличил Сочана в организации убийства Пономаренко. Он же на допросе 4 марта 2002 года сообщил о том, что ударил Пономаренко ножом (т. 7 л.д. 25-26; т. 7 л.д. 41; т. 4 л.д. 189; т. 9 л.д. 98). На очной ставке с Авдюховым 22 июня 2001 года Веретельников сообщил, что Авдюхов набросился вместе со всеми на Пономаренко (т. 5 л.д. 46-49).
Подсудимый Авдюхов на допросе 11 сентября 2001 года сообщил, что когда Пономаренко душил Черкасов, его удерживали Веретельников и Сочан (т. 5 л.д. 59-60).
Подсудимый Аржанухин на допросе 7 февраля 2001 года показал, что когда Веретельников удерживал Пономаренко, Черкасов задушил его веревкой (т. 5 л.д. 138-141).
Подсудимый Плеханов на допросе 27 декабря 2001 года сообщил о планировании убийства Пономаренко в связи с тем, что он пытался руководить деятельностью их группы, об удержании его во время удушения Черкасовым всеми обвиняемыми. На допросе 4 марта 2002 года Плеханов сообщил, что инициатива поговорить с Пономаренко была Сочана (т. 4 л.д. 7-18; т. 9 л.д. 120-121).
Как и по предыдущему эпизоду преступного деяния организованной группы, подсудимые уличали друг друга в убийстве Пономаренко, уменьшая при этом свою роль и степень своего участия в этом преступлении.
Так, на допросе 10 сентября 2001 года Веретельников отказался от своих показаний, данных на очной ставке с Черкасовым, пояснив, что не видел, чтобы Авдюхов душил Пономаренко. Также он показал, что не реализовывал снятые с Пономаренко золотые изделия, а выбросил их в Волгу (т. 7 л.д. 58-59).
Однако, допрошенный в суде свидетель Волгушев В.А. сообщил, что Веретельников приносил ему тяжелые золотые изделия: цепь, печатку с бриллиантами и красным камнем, и крест, которые он по его просьбе переплавил в слиток. Через некоторое время Веретельников принес эти слиток и камни и продал ему же.
В суде Веретельников подтвердил эти показания Волгушева, пояснив, что эти украшения были сняты с трупа Пономаренко.
Поэтому, приведенные показания Веретельникова, данные им 10 сентября 2001 года, о том, что Авдюхов не душил Пономаренко, как и о том, что снятое с него золото он выбросил в Волгу, судебная коллегия отвергает как недостоверные.
Таким образом последовательные, неоднократно данные в ходе предварительного следствия и в суде показания Черкасова об участии Авдюхова не только в удержании, но и в непосредственном удушении Пономаренко, подтверждаются как показаниями Веретельникова об этих действиях Авдюхова, так и показаниями Аржанухина о том, что когда к нему подошел Черкасов, с Пономаренко продолжалась какая-то возня.
 
Доказательства, подтверждающие взаимоуличающие показания подсудимых в убийстве Пономаренко.
Из протокола следственного эксперимента с участием Плеханова следует, что он показал тот участок местности, где впоследствии с участием Веретельникова был обнаружен труп Пономаренко (т. 8 л.д. 156-160).
Из протокола следственного эксперимента и осмотра места происшествия и трупа, проведенных с участием Веретельникова видно, что Веретельников показал участок местности, где после вскапывания был обнаружен труп мужчины. При этом Веретельников пояснил, что обнаруженные остатки принадлежат Пономаренко (т. 8 л.д. 156-160; т. 8 л.д. 161-164).
Этот же участок местности показал при производстве следственного эксперимента и Черкасов, пояснив на месте о взаиморасположении и действиях участников лишения жизни Пономаренко (т. 8 л.д. 239-246).
Согласно заключения судебно-медицинского эксперта установить причину смерти Пономаренко не представляется возможным из-за гнилостных изменений трупа, частичного скелетирования. При наружном осмотре трупа вокруг шеи обнаружена капроновая веревка, образующая петлю с двойным узлом (т. 8 л.д. 174-175).
При осмотре этой веревки было установлено, что она сложена в два раза, на ней имеется пять узлов. В середине веревки, от узла, отходит петля диаметром около 10,5 см. Длина свободных концов веревки по 30 см (т. 8 л.д. 187).
Наличие этой петли подтверждает показания Черкасова о том, что Пономаренко душил и Авдюхов, поскольку ни он, ни другие подсудимые не сообщали о завязывании именно Черкасовым узла вокруг шеи погибшего.
Из заключения судебных экспертов медиков-криминалистов следует, что представленный им череп принадлежит Пономаренко (т. 8 л.д. 201-211).
В соответствии с заключением судебных экспертов медиков-генетиков вероятность принадлежности останков Пономаренко составляет не менее 99,0% (т. 8 л.д.228-235).
Показания свидетеля Крякина А.П., допрошенного в судебном заседании по ходатайству Аржанухина о том, что 9 июня он встречался с Аржанухиным в 10 часов утра в Саратове, где они договорились о встрече этим же вечером, но Аржанухин не приехал, не являются для Аржанухина оправдывающими. Они не указывают на то, что Аржанухин не был членом организованной группы и не участвовал в убийстве Пономаренко. Напротив, показания этого свидетеля о том, что Аржанухин 9 июня 1999 года куда-то спешил и отказался подвезти Крякина косвенно, в совокупности с другими приведенными доказательствами, устанавливают виновность Аржанухина в этом преступлении.
 
Таким образом судебная коллегия признает взаимоизобличающие показания подсудимых  о разработке их группой плана убийства Пономаренко, о предварительном приискании орудия убийства, подготовке ямы для сокрытия трупа, о непосредственном участии Черкасова, Веретельникова, Авдюхова, Сочана, Аржанухина в лишении жизни Пономаренко достоверными доказательствами.
Совокупность этих показаний с иными подтверждающими их доказательствами, судебная коллегия признает достаточной для установления виновности Сочана, Черкасова, Веретельникова, Авдюхова, Аржанухина и Плеханова в убийстве Пономаренко.
В тоже время, учитывая позицию государственного обвинителя отказавшегося от обвинения Плеханова в том, что он, наряду с другими, удерживал Пономаренко во время удушения, судебная коллегия признает доказанным обвинение Плеханова лишь в оставшейся части, а именно: в сокрытии трупа Пономаренко.
 
Доказательства виновности Сочана, Черкасова, Веретельникова, Плеханова, Авдюхова, Аржанухина и Доронина в убийстве отца и сына Кавериных.
Подсудимый Сочан свою виновность в убийстве Кавериных не признал, и в ходе судебного следствия показал, что 24 июня 1999 года он, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин, Плеханов, Доронин отмечали день рождения Веретельникова. Он остановил проезжавшего мимо кафе Каверина и объяснил ему, что отношений с рыбным цехом иметь не будет. Каверин предложил покурить анашу, которая была у него в гараже и уехал. Все собрались ехать за Кавериным. Авдюхов сбросил на пейджер сообщение Черкасову, который подъехал с Прохоровым. Когда он и Черкасов шли вдоль гаражей, им попался Каверин. Тому нужно было съездить на дачу и они договорились встретиться у въезда на дачные участки. Плеханова он попросил узнать у отца Каверина где был сын, во время хищения стройматериалов со стройки его дома. Когда подъехали к дачам, то увидели стоящего у гаражей Аржанухина, который сказал, что Веретельников стрелял в Каверина. Он спрыгнул в яму гаража, посмотрел на труп Каверина, а когда вылезал, увидел отца Каверина и Плеханова, которые упали в эту яму и Плеханов нанес тому удары отверткой.
Подсудимый Черкасов свою виновность в убийстве Кавериных не признал, и в ходе судебного следствия показал, что после убийства Пономаренко Сочан говорил о попытках Каверина контролировать коммерческие предприятия, которые остались после Мутенина, и которые Сочан не хотел ему уступать. 24 июня 1999 года он и Прохоров приехали по сообщению, полученному от Авдюхова и встретились с Сочаном и Плехановым. Сочан сказал, что Каверин находится в гараже и он едет туда, чтобы поставить точку в их конфликте. Он поехал с ним, т.к. хотел видеть Веретельникова. В гаражах встретили Каверина. Там же стояла автомашина Авдюхова, где были Авдюхов, Аржанухин, Веретельников и Доронин. Он хотел поговорить с Веретельниковым, но увидел, что Каверин сидит в автомашине между Веретельниковым и Дорониным. Для этого он поехал вместе с Сочаном. В районе химкомбината, недалеко от строящихся гаражей увидели автомашину Авдюхова, в которой никого не было. Сочан пошел к гаражам, а он остался. Из гаража вышел Веретельников с пистолетом и сказал, что убил Каверина. Мимо гаражей прошел Плеханов, а за ним пожилой мужчина, которые зашли в гараж. Оттуда послышался шум борьбы. Затем из гаража вышел Плеханов и сказал, что убил мужчину. Сочан пояснил, что это был отец Каверина. Трупы Кавериных закопали Авдюхов, Веретельников и Плеханов.
Подсудимый Веретельников свою виновность в убийстве Кавериных признал частично, и в ходе судебного следствия показал, что 24 июня 1999 года Сочан попросил его приехать в кафе, где также были Плеханов и Доронин. Сочан попросил его поприсутствовать при разговоре с Кавериным о рыбном цехе. Через некоторое время появились Авдюхов, Аржанухин и Черкасов. На автомашине Авдюхова приехали в гаражи, где к ним подошел Каверин. Сочан сказал Каверину, чтобы тот садился в машину. Когда ехали, то у него с Кавериным произошла ссора. Выйдя из машины, они отошли к гаражам, и когда Каверин стал угрожать ему, он достал пистолет и ударил его рукояткой, отчего тот упал в погреб. Он спрыгнул за ним и выстрелил в Каверина. После этого вылез из гаража и отошел к болоту, т.к. его тошнило. Когда вернулся, то в яме оказался отец Каверина, которого привез и убил Плеханов. Осенью следующего года он, Авдюхов, Черкасов, Плеханов и Прохоров пытались перезахоронить трупы Кавериных, но т.к. они разложились, то перезахоронили только головы.
Подсудимый Авдюхов свою виновность в убийстве Кавериных отрицал, и в ходе судебного следствия показал, что 24 июня 1999 года они собрались по поводу дня рождения Веретельникова. Его попросили съездить в гаражи, где к нему в машину, в которой были Аржанухин, Веретельников и Доронин, сел Каверин. Они поехали по дороге к дачам и остановились у строящихся гаражей. Приехал Сочан с Черкасовым и все пошли к гаражу. Он отъехал в сторону, а когда вернулся, увидел стоящих возле гаража Аржанухина и Черкасова. В соседнем гараже находился Доронин. Веретельников и Плеханов закапывали два трупа. Он спрыгнул в яму и помог им.
Подсудимый Аржанухин свою виновность в убийстве Кавериных не признал, и в ходе судебного следствия показал, что находясь в кафе Сочан предложил поговорить с Кавериным по поводу каких-то неясностей с рыбным цехом, которые тот хотел урегулировать. На автомашине Авдюхова он, Веретельников, Авдюхов и Доронин подъехали к гаражам, где к ним подошли Сочан, Черкасов и Каверин. Каверин сел к ним в машину и они куда-то поехали. По дороге между Кавериным и Веретельниковым произошла ссора. Они вышли и подошли к строящемуся гаражу. Он видел из машины, где играла музыка, что Веретельников приставил к голове Каверина пистолет, после чего Каверин упал в подвал гаража. Веретельников спрыгнул туда же. После чего вылез также с пистолетом в руке. Появились Сочан и Черкасов. Сочан спросил что случилось и также спрыгнул в подвал, затем вылез. Минут через пять подошел Плеханов, за ним шел мужчина. Они прошли в гараж и оказались в подвале. Туда же спрыгнули Веретельников и Авдюхов, которые вместе с Плехановым закопали трупы Кавериных.
Подсудимый Плеханов свою виновность в убийстве Кавериных признал частично, и в ходе судебного следствия показал, что проходя мимо кафе он увидел там Сочана, Веретельникова, Авдюхова, Аржанухина и Доронина. Сочан попросил его отогнать на стоянку автомашину Доронина, а сам поехал на встречу с Кавериным. По просьбе знакомой Сочана он нашел его около стоматологического кабинета "Улыбка" вместе с Черкасовым и Прохоровым. Сочан и Черкасов пошли в сторону гаражей, а Прохоров уехал. Минут через двадцать они вернулись и Сочан сказал, что Каверин попросил съездить на дачу. Ему он сказал заехать в гаражи к отцу Каверина и спросить где был сын предыдущим вечером. После разговора отец Каверина захотел увидеть сына и попросил довезти его до дачи. По дороге, около строящихся гаражей, он увидел автомашину, на которой уехали Сочан и Черкасов и пошел в гаражи. Отец Каверина пошел за ним. Подойдя к гаражу, они увидели, что в подвале лежит окровавленный Каверин. Отец Каверина бросился на него с отверткой и они сорвались в подвал. Там в ходе борьбы, он вырвал у отца Каверина отвертку и ударил его этой отверткой несколько раз в грудь. Трупы Кавериных зарыли там же. Спустя года полтора Сочан сказал ему, что надо перезахоронить трупы. Он, Черкасов, Веретельников и Авдюхов смогли перезахоронить только головы.
Подсудимый Доронин свою виновность в убийстве Кавериных не признал, и в ходе судебного следствия показал, что 24 июня 1999 года по просьбе Сочана он подъехал к кафе, где отмечали день рождения Веретельникова. Около кафе Сочан с кем-то разговаривал по коммерческим вопросам, связанным с рыбным цехом. Он, Авдюхов, Аржанухин и Веретельников на автомашине Авдюхова поехали в гаражи кого-то встретить, а свою автомашину он попросил отогнать Плеханова. В гаражах из прохода вышли Сочан и Черкасов. Потом в автомашину сел Каверин и они поехали на дачи.. Подъезжая к дачам, съехали с асфальта, чтобы подождать Сочана. Каверин хотел покурить, поэтому и отъехали к гаражам. Там Веретельников и Каверин вышли из автомашины и пошли разговаривать к гаражам. Вдруг Аржанухин крикнул Веретельникову, что тот творит. Он увидел Веретельникова, который вылезал из ямы строящегося гаража с пистолетом в руке, а заглянув в подвал, увидел там Каверина с простреленной головой. Он спрятался в соседний гараж, а когда вышел оттуда, увидел еще и труп отца Каверина, которого, как он понял, убил Плеханов.
Подсудимый Прохоров свою виновность в убийстве Кавериных отрицал, и в ходе судебного следствия показал, что 24 июня 1999 года он приехал к Черкасову. Тот получил на пейджер сообщение о необходимости подъехать к стоматологическому кабинету "Улыбка". Приехав туда, он увидел Сочана, Плеханова и уехал оттуда. Впоследствии от Черкасова и Плеханова узнал, что Веретельников застрелил Каверина, а Плеханов убил отца Каверина.
 
Таким образом, в ходе судебного разбирательства подсудимые Сочан, Черкасов, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин, Плеханов, Доронин и Прохоров сообщили, что они встретились в день убийства Кавериных. Веретельников сообщил о лишении им жизни Каверина А.Н. в присутствии Авдюхова, Аржанухина, Доронина, а Плеханов сообщил о том, что в том же месте, в присутствии Сочана, Веретельникова, Авдюхова, Аржанухина, Доронина и Черкасова он лишил жизни отца Каверина.
Как и по предыдущим эпизодам убийств, подсудимые выдвинули доводы о том, что они оказались в одном месте совершенно случайно. Их встреча не была обусловлена организацией убийства Кавериных, которое ими не планировалось.
Однако, как следует даже из приведенных выше показаний Черкасова в суде, именно Сочан хотел поставить точку в своем конфликте с Кавериным. Об инициативе Сочана в разговоре с Кавериным сообщил сам Сочан, и все остальные подсудимые.
Доводы подсудимых о случайности убийства Кавериных судебная коллегия отвергает как недостоверные, поскольку они опровергаются достаточно полными и обстоятельными их показаниями, данными на предварительном следствии.
 
В ходе допросов 27 декабря 2000 года Сочан рассказал о планировании им, Черкасовым, Авдюховым, Аржанухиным, Веретельниковым, Прохоровым, Плехановым и Дорониным убийства Каверина, о слежке за ним, о подготовке Аржанухиным и Дорониным ямы для его трупа. Тогда же Сочан рассказал о вывозе Каверина под угрозой применения пистолета в гараж, и том, что Черкасов дал указания Прохорову и Плеханову вывезти туда же отца Каверина, которого убивали несколько человек (т. 4 л.д. 121-131).
Об этом же он сообщил на допросах 4 января 2001 года и 20 апреля 2001 года, дополнив, что яму для трупа Каверина заранее копал и Плеханов (т. 4 л.д. 145-149; т. 4 л.д. 184-185).
18 июля 2001 года на очной ставке с Плехановым Сочан сообщил о планировании убийства Каверина (т. 4 л.д. 193-195).
Черкасов на допросе 11 августа 2001 года сообщил, что именно Веретельников под угрозой применения пистолета, из которого потом застрелил Каверина, заставил того сесть в автомашину Авдюхова (т. 7 л.д. 135-136).
На допросе 26 августа 2001 года Черкасов рассказал об организации Сочаном убийства Каверина, роли в этом других подсудимых, о перезахоронении им, Веретельниковым, Плехановым и Авдюховым трупов Кавериных (т. 7 л.д. 147-148).
Черкасов и Сочан на очной ставке 4 сентября 2001 года взаимно уличали друг друга в организации убийства Кавериных (т. 4 л.д. 196-200).
Веретельников рассказал об организации Сочаном слежки за Кавериным, которые осуществляли он, Сочан, Авдюхов, Аржанухин, Плеханов и Доронин, о вывозе ими Каверина в гаражи, где он застрелил его, об указании Сочана привезти отца Каверина.
Эти сведения он сообщил на допросах 29 мая 2001 года и 6 июня 2001 года, на очной ставке с Плехановым 4 июля 2001 года (т. 7 л.д. 19-23; т. 7 л.д. 43-44; т. 7 л.д. 49-51).
На очной ставке Сочана и Веретельникова 9 июня 2001 года они взаимно изобличали друг друга. При этом Веретельников сообщил, что организатором убийства как Каверина, так и его отца был Сочан, который вызывал Каверина из гаража, где находился его отец (т. 4 л.д. 187-188).
27 декабря 2000 года Плеханов дал обстоятельные показания рассказав, что запланировав убить Каверина он, Доронин и Аржанухин предварительно выкопали яму для его трупа. Выследив Каверина вместе с Сочаном, Дорониным, Веретельниковым, Авдюховым, Аржанухиным и применяя при этом рацию, он остался в машине с Прохоровым, когда Доронин передал ему поручения убить отца Каверина, сказав, что Каверина забрали. Прохоров в убийстве отца Каверина участвовать отказался, но сказал, что не даст ему убежать из автомашины. Тогда он под несуществующим предлогом вывез отца Каверина к месту убийства сына, где он услышал выстрел. Подойдя к гаражу он вместе с Черкасовым столкнули отца Каверина в погреб, где шилом, при помощи находившихся там Сочана, Веретельникова, Аржанухина и Доронина, убил его. Трупы закопали он, Сочан, Доронин, Веретельников и Аржанухин, а в сентябре 2000 года вместе с Прохоровым, Черкасовым, Веретельниковым и Авдюховым перезахоронили головы (т. 4 л.д. 7-14).
На допросе 4 марта 2002 года Плеханов, сообщив о лишении им жизни отца Каверина, рассказал, что привез его по поручению Сочана, которое ему передал Доронин. Тогда же он подтвердил, что вместе с ним трупы Кавериных пытались перезахоронить Авдюхов, Черкасов, Веретельников (т. 9 л.д. 120-121).
На очной ставке с Прохоровым 25 июня 2001 года Плеханов как и ранее, на допросе 27 декабря 2000 года, сообщил о переданном Дорониным поручении забрать отца Каверина. При этом Плеханов подтвердил, что Прохоров отказался убивать его, но сказал, что не даст ему убежать из машины (т. 6 л.д. 105-107).
Авдюхов на допросе 15 марта 2001 года, изобличая других подсудимых, и в частности Сочана и Веретельникова, сообщил, что он был вызван на встречу Сочаном, где были Черкасов, Плеханов, Веретельников, Доронин, Аржанухин. Трое последних сели к нему в машину и, увидев автомашину ВАЗ-2109 или ВАЗ-21099 белого цвета, по указанию Веретельникова он поехал за ней в гаражи, где стал в проезде между гаражами так, чтобы его машину не было видно из гаражей. К его автомашине подошли Сочан, Черкасов и Каверин, который сел в машину между Дорониным и Веретельниковым. По указанию Веретельникова они подъехали к строящимся гаражам. Все пошли в один из гаражей, а он, по указанию Веретельникова, отогнал машину в сторону. Вернувшись, увидел в гараже Сочана, Плеханова, Доронина, Веретельникова, закапывающих трупы Кавериных и помог им (т. 5 л.д. 24-25).
На допросе 2 января 2001 года Авдюхов сообщил, что вместе с Черкасовым, Веретельниковым, Плехановым участвовал в перезахоронении трупов (т. 5 л.д. 4-6).
На очной ставке между Сочаном и Авдюховым 23 мая 2001 года Сочан, рассказывая об убийстве Кавериных, указал, что инициаторами были Черкасов, Веретельников и Прохоров. Авдюхов, уличая Сочана, показал, что именно Сочан вызвал его на встречу (т. 5 л.д. 37-41).
Прохоров на допросе 23 мая 2001 года уличил Сочана в том, что его, а также Веретельникова, Плеханова, Авдюхова, Аржанухина Сочан убеждал в необходимости убийства Каверина (т. 5 л.д. 98).
Аржанухин на допросе 11 января 2001 года сообщил о конфликте Сочана с Кавериным и уличил Сочана в организации убийства Каверина. Он же сообщил о разыскивании Каверина с применением раций, о том, что Веретельников и Сочан под угрозой применения оружия посадили его в машину Авдюхова. Каверина вывезли в гараж, где Веретельников застрелил его. Следом Плеханов привел отца Каверина и убил его ножом или заточкой (т. 5 л.д. 124-128).
На очной ставке с Авдюховым 16 апреля 2001 года Аржанухин подтвердил, что Каверин сел в автомашину Авдюхова после того, как Веретельников направил на него пистолет (т. 5 л.д. 32-36).
Авдюхов на очной ставке с Дорониным уличил его в том, что Доронин также находился в погребе гаража, когда закапывали трупы (т. 6 л.д. 165-166).
На очной ставке с Дорониным Аржанухин сообщил, что когда Веретельников навел на Каверина пистолет, сажая его в машину, Доронин находился в машине (т. 6 л.д. 167-171).
19 июля 2001 года Сочан на очной ставке с Дорониным уличил его в том, что Доронину было известно о намерении убийства Каверина и именно он передал указание Плеханову и Прохорову о вывозе отца Каверина (т. 6 л.д. 187-189).
Таким образом в ходе предварительного следствия подсудимые прямо изобличали друг друга в убийстве Кавериных, совершенном их группой, и эти изобличающие показания подтверждаются другими доказательствами.
 
Потерпевшая Каверина О.С. сообщила суду, что ее сын общался с Мутениным, а Сочан был знаком с ее сыном и мужем. 24 июня 1999 года, в день пропажи мужа и сына, она видела в гаражах автомашину, в которой был Сочан и еще двое парней. В этот же день им обрезали телефон. Когда не вернулся ее муж, она пошла в гараж, который был открыт. Там горел свет. Утром узнала, что сын также не пришел домой.
Из показаний свидетеля Каверина С.Н. следует, что 25 июня 1999 года он узнал о пропаже отца и брата. Также он сообщил о наличии в их семье двух автомашин ВАЗ-2109 цвета "гранат" и ВАЗ-21099 белого цвета (т. 3 л.д. 161-162).
Свидетель Распопов В.А. сообщил суду, что за день до пропажи Кавериных он подъехал в гаражи, где увидел младшего Каверина, уехавшего из гаража на машине. Минут через 15 к гаражу Кавериных подъехал светлый автомобиль ВАЗ-2105, в нем было человека четыре. Они остановились, вышли из автомашины, а потом уехали.
Эти данные подтверждают сообщенные подсудимыми сведения о поисках Каверина.
 
Потерпевшая Каверина О.В. показала, что 24 июня 1999 года ее муж ушел из дома и не вернулся. Наутро от его матери она узнала о пропаже отца мужа. 24 декабря 2001 года ей позвонил какой-то мужчина и сообщил где зарыты трупы ее мужа и его отца. Об этом она сообщила в милицию.
Согласно протокола осмотра места происшествия и трупов в строящемся гараже в ГСК "Мотор" при раскопках были обнаружены два человеческих тела без черепов. В области головы одного из них имелась скрутка из проволоки (т. 3 л.д. 176-177).
Эти трупы были осмотрены и опознаны как трупы отца и сына Кавериных (т. 3 л.д. 180-184; т. 3 л.д. 185, 186).
При дополнительном осмотре этого гаража были обнаружены ботинок и кроссовок, а также остатки волос (т. 3 л.д. 187-188).
 
28 декабря 2000 года в ходе следственного эксперимента Плеханов показал места, где он вместе с Дорониным, а также Сочаном и Прохоровым ждали Каверина для его последующего убийства. При этом, он пояснил, что информацию о передвижении Каверина передавали по рации из автомашины Авдюхова. Также Плеханов показал место, где он остался с Прохоровым, когда взяли Каверина, о чем ему сообщил Доронин ушедший с Сочаном в гаражи. При этом, Плеханов пояснил, что Доронин передал им поручение об убийстве, как свидетеля, отца Каверина. Тогда же Плеханов указал гараж из которого он забрал отца Каверина и гараж, где он, Доронин и Аржанухин предварительно вырыли могилу для Каверина, где произошло убийство Каверина, и где он убил его отца. После этого Плеханов показал кучу мусора, в районе которой они перезахоронили головы Кавериных (т. 4 л.д. 17-24).
При осмотре и поиске в этом месте 29 декабря 2000 года были обнаружены две человеческие головы (т. 3 л.д. 243-245).
Из заключений судебно-медицинских экспертов следует, что установить причину смерти Кавериных не представилось возможным ввиду гнилостных изменений и частичного скелетирования трупов. В тоже время на трупе Каверина Н.А. были обнаружены два щелевидных повреждения на передней стенке перикарда и сгибательный перелом 6 ребра справа. При исследовании черепа Каверина А.Н. были обнаружены дырчатые переломы свода и на основании черепа. Повреждение костей свода черепа является огнестрельным и образовалось в результате выстрела в голову. Дефект кости на основании одного черепа не исключает  возможность образования его в результате выстрела в голову. Дефекты свода и основания черепа при совмещении их на одной линии позволяют считать, что траектория полета пули была спереди назад, снизу вверх относительно вертикального положения головы. Череп другого мужчины мог принадлежать Каверину Н.А. (т. 3 л.д. 204-206; т. 3 л.д. 229-231; т. 8 л.д. 80-95).
В ходе следственных экспериментов Веретельников и Аржанухин показали место, где они встретились с остальными подсудимыми; гаражи, где к ним в машину сел Каверин, а также гараж, в котором произошло убийство Кавериных (т. 5 л.д. 144-147; т. 7 л.д. 30-39).
Таким образом судебная коллегия признает виновность Сочана, Черкасова, Веретельникова, Плеханова, Авдюхова, Аржанухина, Доронина в убийстве Кавериных доказанной.
 
В тоже время, судебная коллегия признает недостаточными представленные стороной обвинения доказательства участия Прохорова в убийстве Кавериных для установления его виновности в этом преступлении.
Эти доказательства, по существу, сводятся лишь к уличающим Прохорова показаниям и пояснениям Плеханова, данным им в ходе предварительного следствия и, в части перезахоронения черепов, к показаниям Веретельникова в суде. Эти сведения, сообщенные Плехановым, который заинтересован в уменьшении своей роли в лишении жизни отца Каверина, и Веретельниковым, питающему неприязнь к Прохорову из-за его показаний по поводу убийства Юрикова, не подтверждаются показаниями других подсудимых.
В то время ни Плеханов, ни кто-либо из других подсудимых не сообщал о каких-либо конкретных действиях Прохорова в составе группы, тем или иным образом направленных на лишение жизни Кавериных.
Потерпевшая Каверина О.С. сообщила, что она видела Сочана в гаражах 24 июня 1999 года, вечером.
Допрошенная в ходе судебного следствия свидетель Прохорова Н.М. сообщила, что в это время Прохоров отмечал ее день рождения вместе с ней и ее сотрудниками.
Поэтому довод Прохорова об отказе участвовать в лишении жизни отца и сына Кавериных, о котором сообщали и Черкасов и Плеханов в ходе предварительного следствия, судебная коллегия не может признать опровергнутым.
В этой связи судебная коллегия исключает из обвинения Прохорова утверждение о его преступном участии в убийстве Кавериных.
 
Доказательства виновности Сочана, Веретельникова и Доронина в незаконных действиях с огнестрельным оружием и боеприпасами.
Подсудимый Сочан свою виновность в незаконных действиях с огнестрельным оружием и боеприпасами признал и в ходе судебного следствия показал, что Мутенин передал ему автомат для того, чтобы он под угрозой этого автомата привел к нему Прохорова. Этот автомат он показал Прохорову, который забрал его.
Подсудимый Веретельников свою виновность в незаконных действиях с огнестрельным оружием и боеприпасами признал и в ходе судебного следствия показал, что Юриков передал ему два пистолета: "ТТ" и "ПСМ", снаряженные патронами, которые он хранил у себя дома. Пистолет "ТТ" он взял 27 мая 1999 года и использовал его при убийстве Прохоровым Мутенина и Юрикова, после чего передал этот пистолет Прохорову. Пистолет "ПСМ" он после убийства Каверина оставил в автомашине Сочана.
Подсудимый Доронин свою виновность в незаконной перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов не признал, и в ходе судебного следствия показал, что 27 мая 1999 года он вооруженных Прохорова и Веретельникова никуда не перевозил.
Признательные показания подсудимых Сочана и Веретельникова подтверждаются показаниями подсудимого Прохорова о наличии у этих подсудимых автомата и пистолета "ТТ", приведенными заключениями судебного эксперта-баллиста о том, что обнаруженные в реке Волга автомат и пистолет являются пригодным для стрельбы огнестрельным оружием калибра 7,62 мм; заключениями судебно-медицинского эксперта о наличии у Мутенина и Юрикова именно огнестрельных ранений; показаниями остальных подсудимых о том, что Веретельников застрелил Каверина из пистолета; заключениями судебно-медицинских экспертов о том, что повреждение свода черепа Каверина является огнестрельным.
Показания Доронина о том, что он не перевозил вооруженных Прохорова и Веретельникова к месту убийства Мутенина и Юрикова опровергаются приведенными выше изобличающими его показаниями других подсудимых, которые судебная коллегия признала достоверными.
 
В процессе судебного разбирательства были разрешены ходатайства стороны защиты об исключении доказательств с исследованием дополнительно представленных доказательств: показаний свидетелей Зарьковой Т.А., Кудрявцевой М.В., Сочан Е.В., Плехановой И.И., материалов проверки заявления Сочана. Представленные суду показания и пояснения подсудимых были даны после уяснения ими своего конституционного права не свидетельствовать против самого себя, без нарушения их права иметь защитника. В результате произведенной судебной коллегией оценки доказательств с точки зрения допустимости, все представленные стороной обвинения в ходе судебного следствия доказательства признаны допустимыми.
 
Квалифицируя признанные доказанными деяния подсудимых судебная коллегия приходит к следующему.
Из приведенных доказательств следует, что Сочан, Черкасов, Веретельников, Прохоров, Плеханов и Доронин для убийства Мутенина, в ходе которого допускалось и лишение жизни сопровождающих его лиц, объединились в группу. Действия каждого члена этой группы были обусловлены единой целью – лишением жизни Мутенина. Для совершения указанного убийства эта группа была оснащена местом для встреч; автотранспортом для выслеживания, а также для выезда на место преступления и убытия с него; радиостанциями для связи между собой и согласованием своих действий; боевым огнестрельным, в том числе автоматическим оружием для непосредственного лишения жизни жертвы. Группа характеризовалась устойчивостью своего основного состава, внутригрупповой субординацией, детальным планированием, распределением ролей.
После лишения жизни Мутенина и Юрикова эта группа не распалась, а пополнилась двумя новыми участниками – Авдюховым и Аржанухиным, и спустя две недели совершила заранее подготовленное убийство Пономаренко.
Через две недели после убийства Пономаренко участники этой же группы, заранее подготовившись, лишили жизни отца и сына Кавериных.
Таким образом, менее чем за месяц, эта преступная группа совершила убийство пятерых человек.
Поэтому судебная коллегия считает, что созданная для убийства Мутенина группа, совершившая еще и убийства Юрикова, Пономаренко и Кавериных, отвечает признакам, предусмотренным ч. 3 ст. 35 УК РФ и является организованной, в связи с чем убийства Мутенина, Юрикова, Пономаренко и Кавериных квалифицирует как совершенные организованной группой.
 
Действия в составе организованной группы Сочана, Черкасова, Прохорова, Веретельникова, Плеханова и Доронина, направленные на лишение жизни Мутенина и Юрикова судебная коллегия квалифицирует еще и как убийство двух лиц, совершенное общеопасным способом, по следующим основаниям.
Сочан, Черкасов, Прохоров, Веретельников, Плеханов и Доронин желали смерти Мутенина и действовали с целью достижения этого результата. При этом Прохоров непосредственно причинил Мутенину множественные огнестрельные ранения, от которых тот скончался на месте.
Поэтому их действия, направленные на лишение жизни Мутенина, характеризуются прямым умыслом на причинение ему смерти.
Все участники организованной группы планировали лишить жизни Мутенина путем применения, в том числе и автоматического оружия в непосредственной близости от многоквартирного жилого дома. Они знали о том, что Мутенина постоянно сопровождают Юриков, Першин и Котов. Тем самым, все участники организованной группы, желая смерти Мутенину, допускали причинение смерти в результате выстрелов, в том числе из автоматического оружия, сопровождающих Мутенина лиц и безразлично относились к возможному лишению жизни иных лиц, которые могли находиться в зоне обстрела. В этой связи, способ причинения смерти Мутенину, заведомо для всех участников организованной группы, представлял опасность не только для него, но и для других лиц, находившихся, в том числе, и в непосредственной близости от Мутенина.
Таким образом, избранный участниками организованной группы, и примененный ими способ лишения жизни Мутенина является общеопасным, о чем свидетельствует как причинение смерти Юрикову и ранение Котова, так и попадание пуль в одну из квартир многоэтажного дома.
Количество и локализация ранений, причиненных Юрикову как Прохоровым, так и Веретельниковым не позволяет судебной коллегии считать, что они желали его смерти.
В тоже время, производя выстрелы из боевого огнестрельного, в том числе автоматического оружия в направлении Юрикова, Прохоров и Веретельников допускали, как это и было обусловлено всеми членами организованной группы, причинение ему смерти.
Поэтому их действия по лишению жизни Юрикова, как и действия Сочана, Черкасова, Плеханова и Доронина характеризуются косвенным умыслом на причинение смерти Юрикову.
Таким образом общеопасный способ лишения жизни Мутенина повлек за собой умышленное лишение жизни и Юрикова, в связи с чем действия Сочана, Черкасова, Прохорова, Веретельникова, Плеханова и Доронина судебная коллегия квалифицирует как убийство двух лиц.
 
Действия Сочана, Черкасова, Веретельникова, Авдюхова, Аржанухина и Плеханова, направленные на лишение жизни Пономаренко, как их же действия и действия Доронина, направленные на лишение жизни отца и сына Кавериных, судебная коллегия квалифицирует как убийство, совершенное организованной группой с прямым умыслом, поскольку они были обусловлены единым желанием этих участников организованной группы – лишением жизни Пономаренко и Кавериных.
Поскольку лишение жизни отца Каверина вызвано желанием скрыть убийство его сына, было запланировано до лишения жизни его сына и совершено сразу же после лишения жизни Каверина Андрея, судебная коллегия квалифицирует действия Сочана, Черкасова, Веретельникова, Авдюхова, Аржанухина, Плеханова и Доронина, направленные на лишение жизни отца и сына Кавериных, как убийство двух лиц.
В связи с тем, что Сочан, Черкасов, Веретельников, Плеханов и Доронин до убийства Кавериных совершили убийство Мутенина и Юрикова, и они же, за исключением Доронина, вместе с Авдюховым и Аржанухиным, в составе организованной группы, до убийства Кавериных совершили убийство Пономаренко, судебная коллегия квалифицирует действия Сочана, Черкасова, Веретельникова, Авдюхова, Аржанухина, Плеханова и Доронина, направленные на лишение жизни отца и сына Кавериных, еще и как убийство, совершенное неоднократно.
Каких-либо достаточных данных, дающих основание судебной коллегии полагать, что Прохоров при непосредственном лишении жизни Мутенина, и Плеханов при непосредственном лишении жизни отца Каверина находились в состоянии необходимой обороны, не имеется.
 
Таким образом судебная коллегия квалифицирует:
- действия Прохорова – как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное организованной группой, общеопасным способом, двух лиц, т.е. как преступление, предусмотренное п.п. "а", "е", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ;
- действия Авдюхова и Аржанухина – как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное организованной группой, неоднократно, двух лиц, с целью скрыть другое преступление, т.е. как преступление, предусмотренное п.п. "а", "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ;
- действия Сочана, Черкасова, Веретельникова, Плеханова и Доронина – как убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное организованной группой, общеопасным способом, двух лиц, с целью скрыть другое преступление, неоднократно, т.е. как преступление, предусмотренное п.п. "а", "е", "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Действия Сочана, Веретельникова и Доронина с огнестрельным оружием и боеприпасами являются незаконными, поскольку они совершены без соответствующего разрешения, выдаваемого в порядке Закона РФ "Об оружии".
Указанный в обвинении Сочана квалифицирующий признак неоднократности совершения им незаконных действий с огнестрельным оружием и боеприпасами, судебная коллегия исключает из обвинения этого подсудимого, как вмененный необоснованно, поскольку последовательные действия с одним и тем же оружием: автоматом Калашникова и пистолетом "ТТ", использовавшимися при убийстве Мутенина и Юрикова, суд не может признать неоднократными.
Поскольку данных о том, что Веретельников занимался транспортировкой огнестрельного оружия и боеприпасов не имеется, судебная коллегия исключает из обвинения этого подсудимого такой состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ, как перевозка огнестрельного оружия и боевых припасов.
Все незаконные действия с огнестрельным оружием и боеприпасами подсудимые Сочан, Веретельников и Доронин совершили в составе организованной группы.
Поэтому судебная коллегия квалифицирует их следующим образом.
Действия Сочана, - как незаконное приобретение, передача, хранение, перевозка и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой, т.е. как преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 222 УК РФ.
Действия Веретельникова, - как незаконные приобретение, передача, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой, неоднократно, т.е. как преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 222 УК РФ.
Действия Доронина, - как незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенную организованной группой, т.е. как преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 222 УК РФ.
 
Судом исследовался вопрос о вменяемости подсудимых. Каких-либо сомнений в том, что во время совершения преступных действий кто-либо из них не мог осознавать физический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими у суда не имеется. В соответствии с заключением экспертов-психиатров их следует считать вменяемыми. Поэтому судебная коллегия признает всех подсудимых вменяемыми, подлежащими уголовной ответственности и наказанию.
Назначая наказание судебная коллегия, руководствуясь принципом справедливости, учитывала характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности каждого подсудимого, роль и степень участия каждого из них в совершении преступлений, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, влияние наказания на их исправление, на условия жизни их семей и на достижение иных целей наказания, таких как восстановление социальной справедливости и предупреждение совершения новых преступлений.
 
Подсудимые в составе организованной группы совершили ряд особо тяжких преступлений против жизни человека.
Сочан организовал убийство пяти человек и непосредственно участвовал в лишении жизни двух из них.
Черкасов и Авдюхов, при непосредственном участии Сочана, Веретельникова и Аржанухина, задушили Пономаренко.
Веретельников непосредственно участвовал в лишении жизни Мутенина, Пономаренко, отца Каверина, вместе с Прохоровым застрелил Юрикова, и сам застрелил Каверина Андрея.
Прохоров застрелил Мутенина и вместе с Веретельниковым застрелил Юрикова.
Авдюхов, помимо удержания и удушения Пономаренко, удерживал при лишении жизни отца Каверина.
Аржанухин непосредственно участвовал в лишении жизни Пономаренко и отца Каверина.
Плеханов непосредственно причинил смертельные повреждения отцу Каверина.
*
Подсудимый Сочан в быту и по месту учебы в школе характеризуется удовлетворительно.
Подсудимый Черкасов по месту учебы в школе характеризуется посредственно, в быту, по местам работ и Федерацией борьбы САМБО характеризуется положительно.
Подсудимый Прохоров по месту учебы в школе, в быту, по месту содержания под стражей, Федерацией борьбы САМБО характеризуется положительно, из кооперативного института был отчислен за академическую неуспеваемость.
Подсудимый Веретельников в быту и по месту работы в совхозе "Кановский" характеризуется положительно.
Подсудимый Авдюхов по месту учебы в школе характеризуется положительно, по месту учебы в техникуме характеризуется отрицательно, по месту работы в "Спорткульторге" и в быту характеризуется положительно.
Подсудимый Аржанухин по месту работы в кафе "Родничок" и по месту отбывания наказания и в быту характеризуется положительно.
Подсудимый Плеханов по месту учебы в техническом училище характеризуется посредственно, с троллейбусного завода был уволен за прогулы, по месту работы в ООО "Долина-сервис", где Сочан является коммерческим директором, характеризуется положительно.
Подсудимый Доронин в ЗАО "Трест № 7" характеризуется положительно.
*
Наличие у подсудимых малолетних и несовершеннолетних детей судебная коллегия признает обстоятельством, смягчающим их наказание.
Наличие у матери подсудимого Авдюхова инвалидности судебная коллегия признает обстоятельством, смягчающим его наказание.
Наличие у Аржанухина гипертонической болезни судебная коллегия признает обстоятельством, смягчающим его наказание.
Наличие у Плеханова туберкулеза, а в прошлом онкологического заболевания, также отца инвалида судебная коллегия признает обстоятельством, смягчающим его наказание.
*
В достаточной степени и полной мере учитывая приведенные обстоятельства, данные о личности каждого подсудимого, и принимая во внимание конкретные обстоятельства лишения жизни Мутенина, Юрикова, Пономаренко, отца и сына Кавериных, судебная коллегия приходит к выводу, что Сочан, организовавший убийство 5 человек и непосредственно участвовавший в лишении жизни двух из них, и Веретельников, непосредственно участвовавший в лишении жизни 5 человек и причинивший двум из них смертельные повреждения, являются лицами с устойчивыми общественно опасными интересами и общественно опасным поведением. Характер совершенных ими убийств и роль каждого из них в лишении жизни пятерых человек позволяет судебной коллегии сделать вывод о наличии особых отягчающих их наказание обстоятельств и исключительной их опасности для общества.
Поэтому, судебная коллегия считает, что за организацию убийства 5 человек и непосредственное участие в лишении жизни двух из них, Сочан заслуживает исключительной меры наказания – смертной казни.
Такой же исключительной меры наказания – смертной казни заслуживает и Веретельников, непосредственно участвовавший в лишении жизни 5 человек и причинивший двум их них смертельные повреждения.
Однако, учитывая, что в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации № 3-П от 2 февраля 1999 года наказание в виде смертной казни в настоящее время назначаться не может, суд считает необходимым, как альтернативу смертной казни, назначить Сочану и Веретельникову пожизненное лишение свободы.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 296-299, 307, 308 и 309 УПК РФ, судебная коллегия
 
П р и г о в о р и л а :
Признать Авдюхова Сергея Сергеевича виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а", "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбывания наказания Авдюхову С.С. исчислять с 31 декабря 2000 года.
Меру пресечения осужденному Авдюхову С.С. оставить заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.
Признать Аржанухина Александра Николаевича виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а", "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбывания наказания Аржанухину А.Н. исчислять с 12 января 2001 года.
Зачесть в срок назначенного наказания, наказание отбытое Аржанухиным А.Н. по приговору Энгельсского городского суда Саратовской области от 10 апреля 2000 года, с 23 августа 1999 года по 12 января 2001 года.
Меру пресечения осужденному Аржанухину А.Н. оставить заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.
Признать Веретельникова Валерия Иннокентьевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "а", "е", "ж", "к", "н"; 222 ч. 3 УК РФ.
Назначить ему наказание:
по ст. 105 ч. 2 п. "а", "е", "ж", "к", "н" УК РФ – в виде пожизненного лишения свободы;
по ст. 222 ч. 3 УК РФ – в виде лишения свободы сроком на 6 лет.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности этих преступлений Веретельникову Валерию Иннокентьевичу определить путем полного сложения назначенных наказаний в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима.
Срок отбывания наказания Веретельникову В.И. исчислять с 29 мая 2001 года.
Меру пресечения осужденному Веретельникову В.И. оставить заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.
Признать Доронина Юрия Николаевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "а", "е", "ж", "к", "н"; 222 ч. 3 УК РФ.
Назначить ему наказание:
по ст. 105 ч. 2 п. "а", "е", "ж", "к", "н" УК РФ – в виде лишения свободы сроком на 9 лет;
по ст. 222 ч. 3 УК РФ – в виде лишения свободы сроком на 5 лет.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности этих преступлений Доронину Юрию Николевичу определить путем частичного сложения назначенных наказаний в виде лишения свободы сроком на 10 лет в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбывания наказания Доронину Ю.Н. исчислять с 1 марта 2001 года.
Меру пресечения осужденному Доронину Ю.Н. оставить заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.
Признать Прохорова Анатолия Викторовича виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а", "е", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ наказание, назначенное по настоящему приговору частично сложить с наказанием, назначенным Прохорову А.В. по приговору Саратовского областного суда от 14 июня 2001 года, и окончательное наказание по совокупности преступлений Прохорову Анатолию Викторовичу назначить в виде лишения свободы сроком на 20 лет в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбывания наказания Прохорову А.В. исчислять с 14 октября 2002 года.
Зачесть в срок назначенного наказания, наказание отбытое Прохоровым А.В. по приговору Саратовского областного суда от 14 июня 2001 года, с 25 октября 2000 года по 14 октября 2002 года.
Меру пресечения осужденному Прохорову А.В. оставить заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.
Признать Сочана Андрея Николаевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. "а", "е", "ж", "к", "н"; 222 ч. 3 УК РФ.
Назначить ему наказание:
по ст. 105 ч. 2 п. "а", "е", "ж", "к", "н" УК РФ – в виде пожизненного лишения свободы;
по ст. 222 ч. 3 УК РФ – в виде лишения свободы сроком на 6 лет.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности этих преступлений Сочану Андрею Николаевичу определить путем полного сложения назначенных наказаний в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима.
Срок отбывания наказания Сочану А.Н. исчислять с 27 декабря 2000 года.
Меру пресечения осужденному Сочану А.Н. оставить заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.
Признать Плеханова Сергея Григорьевича виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а", "е", "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбывания наказания Плеханову С.Г. исчислять с 27 декабря 2000 года.
Меру пресечения осужденному Плеханову С.Г. оставить заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.
Признать Черкасова Олега Евгеньевича виновным в совершении преступления, предусмотренного п.п. "а", "е", "ж", "к", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбывания наказания Черкасову О.Е. исчислять с 7 августа 2001 года.
Меру пресечения осужденному Черкасову О.Е. оставить заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.
*
Вещественные доказательства:
одежду и документы Кавериных,
зажигалки,
скрутку из металлической проволоки,
гильзы и фрагменты пуль,
пять металлических отмычек,
волосы, веревку и остатки одежды с трупа Пономаренко,
образцы сухой крови Шереметьева – уничтожить.
Пистолет "ТТ" заводской номер 30046816 и 4 патрона к нему,
пистолет "ТТ" заводской номер АВ 05625 и
автомат "АКМ" заводской номер ТЛ 262,
хранящиеся в Волжском РОВД г. Саратова передать в ХОЗУ УВД Саратовской области.
Кольцо с трупа Пономаренко М.А. передать его брату Шереметьеву В.А.
Черепа Кавериных передать их родственникам для захоронения.
Фотографии и рентгенограммы хранить при деле.
*
Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденными, содержащимися под стражей, - в тот же срок со дня вручения им копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.
 
Председательствующий                                             Б.С. Каневский
 
Народные заседатели:                                                С.Ю. Белицкий
                                                                                      Е.Б. Григорьева
 
Копия верна.
Председательствующий                                             Б.С. Каневский
**
 
Справка.
Приговор был обжалован. Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 апреля 2003 года приговор Саратовского областного суда от 14 октября 2002 года в отношении
Авдюхова Сергея Сергеевича,
Аржанухина Александра Николаевича,
Веретельникова Валерия Иннокентьевича,
Доронина Юрия Николаевича,
Прохорова Анатолия Викторовича,
Сочана Андрея Николаевича,
Плеханова Сергея Григорьевича и
Черкасова Олега Евгеньевича
изменен:
исключить осуждение Авдюхова С.С. и Аржанухина А.Н. по эпизоду убийства Каверина А.Н. по п.п. "а, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить им наказание по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, н" УК РФ соответственно Авдюхову С.С. до 12 (двенадцати) лет лишения свободы, а Аржанухину А.Н. до 11 (одиннадцати) лет лишения свободы;
исключить осуждение Прохорова А.В. по эпизоду убийства Юрикова О.В. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить ему наказание по ст. 105 ч. 2 п.п. "е, ж" УК РФ до 15 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения данного наказания с наказанием по приговору от 14 июня 2001 года, окончательно назначить Прохорову А.В. к отбытию 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
исключить из осуждения: Сочана А.Н., Плеханова С.Г., Черкасова О.Е. и Доронина Ю.Н. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ эпизод, связанный с убийством Юрикова О.В., а из осуждения Веретельникова В.И. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ исключить эпизод, связанный с убийством Каверина Н.А.
В остальном приговор оставлен без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.
Приговор вступил в законную силу 16 апреля 2003 года.
 
Заместитель председателя суда                                В.К. Журавлев
**

II. 16.04.2003 г., кассационное определение Верховного суда РФ в отношении Авдюхова С.С., Аржанухина А.Н., Веретельникова В.И., Доронина Ю.Н., Прохорова А.В., Сочан А.Н., Плеханова С.Г., Черкасова О.Е.
 
Дело № 32-по03-4
Верховный суд Российской Федерации
Кассационное определение    
16 апреля 2003 г.                                             город Москва
 
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего КОЧИНА В.В.,
судей Верховного Суда ЗЫРЯНОВА А.И., МИКРЮКОВА В.В.,
 
рассмотрела в судебном заседании от 16 апреля 2003 года
кассационные жалобы осужденных Авдюхова С.С., Веретельникова В.И., Доронина Ю.Н., Прохорова А.В., Сочана А.Н., Черкасова О.Е.
и адвокатов Покачалова С.В., Тугулукова С.В., Колбасова О.Ю., Кольченко В.П., Кольченко О.В. и Шепелева В.И. на приговор Саратовского областного суда от 14 октября 2002 года, которым
 
АВДЮХОВ СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ, родившийся 7 июля 1964 года в городе Саратове, ранее не судимый,
осужден по ст. 105 ч. 2 пп. "а, ж, к, н" УК РФ на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
АРЖАНУХИН АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ, родившийся 4 мая 1966 года в городе Энгельсе Саратовской области, ранее судимый:
1). 10 апреля 2000 года по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, на основании Постановления Государственной Думы РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" от 26 мая 2000 года срок наказания ему сокращен до 9 апреля 2001 года,
осужден по ст. 105 ч. 2 пп. "а, ж, к, н" УК РФ на 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
ВЕРЕТЕЛЬНИКОВ ВАЛЕРИЙ ИННОКЕНТЬЕВИЧ, родившийся 24 июня 1962 года в городе Балей Читинской области, ранее не судимый,
осужден по ст. ст. 105 ч. 2 пп. "а, е, ж, к, н" на пожизненное лишение свободы; 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет лишения свободы. По совокупности преступлений, на основании ст. ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем полного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима.
ДОРОНИН ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ, родившийся 13 сентября 1964 года в городе Энгельсе Саратовской области, ранее не судимый,
осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 пп. "а, е, ж, к, н" на 9 лет; 222 ч. 3 УК РФ на 5 лет. По совокупности преступлений, на основании ст. ст. 69 ч. ЗУК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 10 лет в исправительной колонии строгого режима.
ПРОХОРОВ АНАТОЛИЙ ВИКТОРОВИЧ, родившийся 8 октября 1969 года в городе Энгельсе Саратовской области, ранее судимый:
1). 14 июня 2001 года Саратовским областным судом по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, наказание не отбывший,
осужден по ст. 105 ч. 2 пп. "а, е, ж" УК РФ на 19 лет лишения свободы. По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 20 лет в исправительной колонии строгого режима.
СОЧАН АНДРЕЙ НИКОЛАЕВИЧ, родившийся 24 августа 1969 года в городе Магдебурге ГДР, не судимый,
осужден по ст. ст. 105 ч. 2 пп. "а, е, ж, к, н" на пожизненное лишение свободы; 222 ч. 3 УК РФ на 6 лет лишения свободы. По совокупности преступлений, на основании ст. ст. 69 ч. ЗУК РФ, путем полного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима.
ПЛЕХАНОВ СЕРГЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ, родившийся 29 января 1965 года в селе Терса Вольского района Саратовской области, не судимый:
осужден по ст. 105 ч. 2 пп. "а, е, ж, к, н" УК РФ на 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
ЧЕРКАСОВ ОЛЕГ ЕВГЕНЬЕВИЧ, родившийся 3 апреля 1962 года в городе Жагань, не судимый,
осужден по ст. 105 ч. 2 пп. "а, ж, к, н" УК РФ на 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
 
По делу решен вопрос о вещественных доказательствах. Приговор в отношении Аржанухина Александра Николаевича и Плеханова Сергея Григорьевича не обжалован.
 
Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., выступления осужденных Веретельникова В.И., Прохорова А.В., Черкасова О.Е., судебно-медицинского эксперта Жигунова В.В. и адвокатов Покачалова С.В., Колбасова О.Ю., Кольченко В.П., Кольченко О.В., а также прокурора Ерохина И.И., полагавшего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия
 
У с т а н о в и л а :
Во второй половине мая 1999 года Сочан, не выполнивший поручение Мутенина, который за это требовал у него и Плеханова по 100 тысяч рублей, решил устранить Мутенина путем лишения жизни.
Для реализации задуманного он привлек Плеханова Веретельникова, Черкасова, Доронина, а также Прохорова, с которым у Мутенина возник конфликт, а также убедил Прохорова, Веретельникова и Черкасова в том, что Мутенин будет препятствовать им, заниматься самостоятельной коммерческой деятельностью и в случае неповиновения расправится с ними.
Получив согласие указанных лиц, Сочан создал организованную группу, которая разработала план лишения жизни Мутенина, при этом допускалось и лишение жизни сопровождающих его лиц: Юрикова, Першина и Котова. Ими же было решено использовать радиостанции для связи между соучастниками, а в качестве оружия предоставленный Сочаном автомат "АКМ" и имевшийся у Веретельникова пистолет "ТТ". При разработке этого плана ими были распределены роли каждого из участников убийства.
Согласно разработанному плану, участники организованной группы прибыли во двор дома N 1 по ул. Советской г. Энгельса Саратовской области, где около 1 часа 28 мая 1999 года, Прохоров, тремя очередями произвел из автомата "АКМ" не менее 17 выстрелов в Мутенина, за которым находился многоквартирный дом и рядом с которым находились Юриков и Котов. В результате произведенных выстрелов, Мутенину были причинены огнестрельные пулевые ранения, от которых он скончался на месте происшествия.
Кроме того, в результате одного из выстрелов произведенных Прохоровым, Юрикову было причинено огнестрельное сквозное пулевое ранение правого коленного сустава, с повреждением мыщелка правого бедра, с массивным кровоизлиянием в мягкие ткани по ходу раневого канала.
В то время, когда раненый Прохоровым Юриков и Котов стали убегать от места расстрела Мутенина, находившийся в гаражах Веретельников, допуская, что может причинить им смерть, произвел в направлении Котова и Юрикова не менее пяти выстрелов из пистолета "ТТ", причинив Юрикову огнестрельные ранения левого бедра и левой голени с повреждением сосудисто-нервного пучка левого бедра, мышц, межмышечных сосудов, с открытым многооскольчатым переломом малоберцовой кости слева, с массивным кровоизлиянием в мягкие ткани по ходу раневых каналов. В результате выстрелов Прохорова и Веретельникова, Юриков, несмотря на оказание ему медицинской помощи, скончался в больнице 28 мая 1999 года от причиненных ему огнестрельных сквозных пулевых ранений.
В начале июня 1999 года Сочан и Черкасов встретились с Пономаренко М.А., который был знаком с Мутениным. В ходе этой встречи Сочан рассказал Пономаренко об обстоятельствах убийства Мутенина и предложил ему участвовать в контроле предприятий, оставшихся после Мутенина. Узнав от Сочана об обстоятельствах убийства Мутенина, Пономаренко попытался подчинить себе Сочана и Черкасова. В этой связи, а, также опасаясь разглашения информации об участниках убийства Мутенина, Сочан и Черкасов решили убить Пономаренко.
С этой целью Сочан и Черкасов, ранее объединившиеся вместе с Плехановым и Веретельниковым в организованную группу для убийства Мутенина, привлекли к участию в ней Аржанухина и Авдюхова, вместе с которыми разработали план лишения жизни Пономаренко.
В соответствии с этим планом Пономаренко доставили вначале к кафе, расположенному на 18 км трассы Энгельс-Маркс, а затем к началу лесопосадок, и когда Пономаренко стал здороваться с Веретельниковым, Черкасов, находясь сзади, накинул на шею Пономаренко веревку и стал душить его. В это время Веретельников, повалил Пономаренко на землю, где вместе с Сочаном, Авдюховым и Аржанухиным стали удерживать его за различные части тела, а Черкасов продолжал душить Пономаренко. Через некоторое время Аржанухин отошел от них, а Черкасов передал концы веревки, которой он душил Пономаренко, Авдюхову, и последний продолжил удушение потерпевшего. После того, как Пономаренко поместили в заранее подготовленную Сочаном и Веретельниковым яму, Веретельников нанес ему несколько ударов ножом в живот.
 
Во второй половине июня 1999 года по инициативе Сочана участники организованной группы: Сочан, Черкасов, Веретельников, Плеханов, Доронин, Авдюхов и Аржанухин решили убить Каверина Андрея Николаевича в связи с тем, что он мог отомстить за убийство Мутенина, а также в связи с возникшим между Кавериным и Сочаном конфликта из-за контроля за коммерческими предприятиями, которые ранее контролировал Мутенин.
Сочан вместе с Черкасовым, Веретельниковым, Плехановым, Дорониньм, Авдюховым и Аржанухиным разработал план убийства Каверина А.П., согласно которому они должны были выследить Каверина А.Н., отвезти его в недостроенные гаражи ГСК "Мотор", где лишить жизни и закопать его труп.
Вечером 24 июня 1999 года, Сочан вызвал Каверина А.Н. из гаража, где находился его отец Каверин Н.А., после чего Сочан, Черкасов, Авдюхов, Веретельников, Доронин и Аржанухин, под угрозой применения имевшегося у Веретельникова пистолета "ПСМ", заставили Каверина А.Н. сесть в автомашину "Пежо".
После этого Сочан и Черкасов послали Доронина к Плеханову, чтобы он сообщил ему о нахождении в гараже отца Каверина, и о необходимости его вывоза в недостроенный гараж ГСК "Мотор" и лишении его жизни с целью сокрытия убийства сына.
Прибыв к недостроенному гаражу в ГСК "Мотор", расположенному девятым по счету от дороги, Сочан, Черкасов, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Доронин заставили Каверина А.Н. спуститься в погреб этого гаража, куда спустились и они, за исключением Черкасова, где Веретельников из пистолета "ПСМ" совершил убийство Каверина А.Н. посредством производства ему выстрела в голову.
Плеханов, выполняя указание Сочана и Черкасова о лишении жизни отца Каверина, на автомашине приехал к его гаражу в ГСК "Темп-1", где Плеханов, обманным путем убедил Каверина Николая Александровича поехать с ним, сказав, что его сын задержан сотрудниками милиции. Затем Каверин Н.А. был привезен к недостроенным гаражам ГСК "Мотор", где Плеханов вместе с Черкасовым столкнули Каверина Н.А. в погреб этого гаража. Вслед за Кавериным Н.А. в погреб, где находились труп его сына, а также Сочан, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Доронин, спрыгнул Плеханов.
Там, желая лишить его жизни с целью сокрытия убийства Каверина А.Н., Сочан, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Доронин стали удерживать Каверина Н.А. за различные части тела, а Плеханов нанес ему не менее двух ударов шилом в область груди и не менее двух ударов в области спины, в результате чего Каверин Н.А. скончался на месте происшествия.
 
Кроме того, Веретельников, Сочан и Доронин признаны виновными в незаконных действиях с огнестрельным оружием и боеприпасами.
В судебном заседании Сочан, Авдюхов, Доронин и Аржанухин виновным себя не признали, а Черкасов, Веретельников, Прохоров и Плеханов виновными себя признали частично.
 
В кассационных жалобах:
осужденный Авдюхов С.С. ссылается на то, что выводы суда изложенные в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и, что приговор является чрезмерно суровым и не справедливым.
Далее он приводит доводы о том, что суд необоснованно положил в основу приговора показания осужденного Черкасова О.Е., который оговаривает его в причастности к убийству Пономаренко. При этом он указывает, что у Черкасова О.Е. был мотив убийства Пономаренко, поскольку последний узнал о том, что Черкасов причастен к убийству Мутенина, который был другом Пономаренко.
Исходя из этого, осужденный Авдюхов С.С., считает, что судом не правильно установлены обстоятельства смерти Пономаренко и в связи с этим неправильно квалифицированы его действия. Кроме того, осужденный Авдюхов С.С. утверждает, что в состав организованной преступной группы не вступал и о ее существовании не знал и, что по делу не собрано каких-либо доказательств его причастности к убийству отца и сына Кавериных, что в гараж он пришел, когда убийство Кавериных уже было совершено, поэтому просит приговор суда в отношении его отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей.
Адвокат Покачалов С.В. утверждает, что Авдюхов в состав организованной группы не вступал и ничего не знал о ее существовании. К тому же не знал и не догадывался о том, что будет совершено убийство Пономаренко Черкасовым. Это подтверждается показаниями Аржанухина, Плеханова, Веретельникова, Сочана, данными ими как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного заседания. Каких-либо других доказательств, свидетельствующих о совершении преступления Авдюховым С.С., в ходе судебного заседания добыто не было. Приговор вынесен только на умозаключениях и предположениях суда и показаниях Черкасова, которые противоречат другим показаниям осужденных.
Кроме того, адвокат Покачалов С.В. приводит доводы о том, что Авдюхову С.С. не было известно о том, что Веретельниковым будет совершено убийство Каверина младшего. Каверина старшего к месту преступления привез Плеханов один, которого в последствии и убил в погребе гаража. Приговор суда в этой части вынесен только на основании показаний осужденных данных в ходе предварительного следствия, которые противоречат друг другу.
По мнению адвоката Покачалова С.В., судом неправильно установлены обстоятельства убийства потерпевших Пономаренко Каверина А.Н. и Каверина Н.А., и в соответствии с этим необоснованно квалифицированы действия Авдюхова С.С. по ст. 105 ч. 2 пп. "а, ж, к, н" УК РФ, поскольку материалами дела подтверждено лишь его участие в сокрытии следов преступления. Исходя из этого, адвокат Покачалов С.В., просит приговор суда в отношении Авдюхова С.С. отменить и дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.
 
Осужденный Веретельников В.И., не оспаривая факта предварительной договоренности относительно убийства Мутенина, в то же утверждает, что на самом деле он в Мутенина, Юрикова, и Котова не стрелял, а только лишь для создания видимости для Прохорова из пистолета "ТТ" произвел 5 выстрелов в землю и нижнюю часть дома, поскольку к этому времени добровольно отказался от совершения преступления. При этом Веретельников считает, что суд не обоснованно положил в основу приговора противоречивые показания Прохорова и Юриковой, которые оговаривают его в причастности к убийству потерпевшего Юрикова.
Далее Веретельников В.И. указывает, что по делу не собрано каких-либо доказательств о том, что он предпринимал какие-либо действия по лишению жизни Пономаренко и, что в ходе предварительного следствия осужденные оговорили его в совершении преступлений, поскольку ходили слухи, что он погиб. Кроме того, Веретельников также считает, что суд не обоснованно положил в основу приговора и противоречивые показания Черкасова, который оговаривает его в причастности к убийству Пономаренко, тогда как на самом деле Черкасов один задушил потерпевшего Пономаренко. При этом Веретельников утверждает, что в ходе предварительного расследования к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, и он вынужден был оговорить себя в том, что нанес мертвому Пономаренко два удара ножом в живот.
Более того, Веретельников В.И. не отрицая своей вины в убийстве Каверина Андрея, в то же время утверждает, что не имел никакого отношения к убийству Каверина Николая и, что никакой организованной преступной группы не было, поскольку были знакомы всего несколько дней. К тому же никто из осужденных не знал, что он дома хранил два пистолета "ТТ" и один пистолет ПСМ, поэтому считает, что в его действиях наличествует лишь состав преступления, предусмотренный ст. 222 ч. 1, а не ч. 3 ст. 222 УК РФ, как установил суд. Исходя из этого, Веретельников В.И., просит приговор суда в отношении его отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.
Адвокат Шепелев В.И. с приговором суда не согласен по следующим основаниям:
Решая вопрос о виновности Веретельникова В.И. в совершении убийства Мутенина и Юрикова, суд неправильно дал оценку доказательствам исследованным в суде, и признал его виновным в совершении этого преступления необоснованно. А именно в ходе судебного следствия на основании материалов уголовного дела исследованных в суде и по показаниям самого Веретельникова В.И. (которые ничем не опровергнуты) было установлено, что при совершении убийства Мутенина, в последнего из автомата АКМ должен был стрелять Прохоров, а Веретельников В.И. должен был стрелять из пистолета ТТ. В этом эпизоде никто ни кого другого убивать не хотел, эти обстоятельства установлены в суде, и об этом утверждали все подсудимые, как в суде, так и на протяжении всего предварительного следствия.
В судебном заседании Веретельников заявил, что в данном случае ни кого не убивал и ни в Мутенина, ни в Котова, ни в Юрикова не стрелял.
Кроме того, адвокат Шепелев В.И. утверждает, что в материалах дела отсутствуют доказательства и о том, что Веретельников В.И. совершил непосредственные действия направленные на лишение жизни Пономаренко.
Веретельников В.И. не отрицает, что совершил убийство сына Каверина, однако убийство отца Каверина выходило за рамки умысла Веретельникова В.И. и со стороны Сочана и Плеханова является эксцессом исполнителя и подстрекательства. О том, что Веретельников В.И. не знал о готовящемся убийстве отца Каверина, в суде подтвердил непосредственный исполнитель Плеханов. Поэтому в действиях Веретельникова В.И. отсутствует состав преступления в убийстве отца Каверина.
Исходя из этого, адвокат Шепелев В.И., просит приговор суда в отношении Веретельников В.И. отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение.
 
Осужденный Доронин Ю.Н. приводит доводы о том, что выводы суда о его причастности к убийству Мутенина и Юрикова не основаны на материалах дела и, что у него не было умысла на их убийство. Далее он указывает, что он не участвовал в разработке плана по убийству Мутенина и не перевозил вооруженных Прохорова и Веретельникова к месту преступления. Кроме того, осужденный Доронин Ю.Н. считает, что суд в основу приговора и относительно его причастности к убийству отца и сына Кавериных положил также свои предположения и умозаключения, которые не соответствуют материалам дела и показаниям осужденных. Доронин Ю.Н. считает себя виновным лишь в том, что привез Каверина Андрея на место преступления, однако не знал и не предполагал, что будет совершено его убийство. Исходя из изложенного, осужденный Доронин Ю.Н., просит приговор в части его осуждения по ст. 222 ч. 3 УК РФ отменить и дело производством прекратить, а также переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 пп. "а, е, ж, к, н" УК РФ на другую статью уголовного кодекса, поскольку он не знал о существовании организованной преступной группы и не принимал в ней никакого участия. Кроме того, Доронин Ю.Н. просит о смягчении ему меры наказания с учетом его явки с повинной и активного способствования раскрытию преступлений.
 
Осужденный Прохоров А.В. приводит доводы о том, что не производил выстрелов в Юрикова и не причинял ему ранение N 3. При этом он указывает, что проходил службу в десантных войсках и получил навыки профессионального владения боевого оружия, в том числе автоматом АКМ и, имея умысел на убийство Мутенина, стрелял только в последнего. При этом не хотел и не допускал причинения вреда кому-либо кроме Мутенина, поэтому просит переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 2 пп. "а, ж, к, н" УК РФ на ст. 108 УК РФ, поскольку ни в какой организованной преступной группе не состоял, а убийство Мутенина совершил при превышении пределов необходимой обороны, так как последний избил его жену и угрожал убийством членам его семьи и ему, Прохорову, лично. Осужденный Прохоров А.В. также просит о смягчении ему меры наказания с учетом данных положительно характеризующих его личность и наличием на иждивении малолетнего ребенка.
Адвокаты Кольченко В.П. и Кольченко О.В., ссылаются на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции и, что они содержат существенные противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности осужденного Прохорова А.В., на правильность применения уголовного закона и назначение ему наказания.
 
Суд установил, что "Прохоров, желая лишить жизни Мутенина, тремя очередями произвел из автомата "АКМ" не менее 17 выстрелов в Мутенина". Кроме того, суд, в приговоре так же указал, что в результате одного из выстрелов Прохорова, потерпевшему Юрикову было причинено сквозное огнестрельное пулевое ранение правого коленного сустава. Данный довод суда, по мнению защиты, является предположением.
В ходе судебного следствия для разъяснения и дополнения данного в ходе предварительного следствия заключения был допрошен судебно-медицинский эксперт Жигунов В.В., который пояснил, что раневой канал от раны N 3 у Юрикова, которая вменяется Прохорову, не мог образоваться в результате рикошета.
Таким образом, указанное ранение могло образоваться в результате самостоятельного и имело место при нахождении стрелявшего спереди со смещением влево относительно передней части тела Юрикова, в тот момент, когда Юриков находился в движении. Как установлено из показаний Котова и из схемы осмотра места происшествия Прохоров в отношении Юрикова находился практически перпендикулярно слева, Юриков стоял в тот момент, а не находился в движении.
Как следует из протокола осмотра места происшествия (т. 2 л.д. 2) следы крови расположены по направлению от 3 к 1 подъезду дома, на схеме же, приложенной к настоящему протоколу, начало следов крови конкретно обозначено от 2 подъезда, Потерпевшая Трепецова так же пояснила в суде, что дорожки следов крови возле автомашины, стоявшей у 3 подъезда не было.
Из вышеприведенного защита приходит к выводу, что в месте, в котором обвинение и суд предполагает попадание Прохоровым в Юрикова, то есть при расположении Юрикова у правой передней дверки автомашины, Прохоров в него не стрелял.
Далее, Юриков побежал в сторону подъезда N 1. Из заключения экспертизы и допроса эксперта со ссылкой на расположение раневого канала правого коленного сустава, соотношение входного и выходного отверстия пули соответствует "спереди назад", то есть стрелявший, делает вывод эксперт, находился относительно передней части тела Юрикова спереди слева. Прохоров же, как установлено, в этот момент находился сзади убегавшего Юрикова, То единственное повреждение Юрикова сзади — ранение левого бедра (рана N 1), не вмененное Прохорову, по показаниям эксперта возникло при повороте Юрикова в момент падения после предшествующих ранений. Опять же с места, где стоял стрелявший, причинивший прежние ранения. Из этого следует, что находившийся сзади Юрикова в момент движения последнего, Прохоров, не мог причинить те повреждения Юрикову, которые ему вменены.
Таким образом, защита считает, что выводы суда о виновности Прохорова в причинении ранения Юрикову не подтверждаются вышеизложенными доказательствами. В совокупности эти доказательства полностью исключают причастность Прохорова к убийству Юрикова.
Кроме того, защита указывает, что умысел Прохорова был направлен на лишение жизни лишь одного Мутенина. Для того чтобы не создать угрозы для жизни других лиц, он выбрал ночное время суток, когда все жильцы дома спят, на улице безлюдно. Прохоров проходил службу в армии в воздушно-десантных войсках и обладает специальными навыками прицельной стрельбы из автомата. Имея, конкретный умысел на лишение жизни лишь одного Мутенина, и производя выстрелы прицельно, Прохоров не желал, не предполагал и не допускал возможности поражения других лиц. Исходя из этого зашита считает, что общеопасный способ, вмененный Прохорову не нашел своего подтверждения в соответствии с требованиями закона и, указывает также на то, что не добыто доказательств конкретных действий Прохорова, направленных на участие в действиях организованной группы, либо на исполнение организованного преступного намерения.
В суде было установлено, что Сочан предлагал Черкасову убить Мутенина, драматизировал отношения Мутенина и Веретельникова, подбивая последнего к расправе над Мутениным. Сочан, намереваясь вместе с Мутениным обманным путем завладеть имуществом коммерсантов, казалось бы, вопреки своим интересам, сообщил Прохорову о готовящемся обмане, зная особенности характера Прохорова, что он не пойдет на обман своих коммерческих партнеров, к тем самым вызовет гнев и возмущение Мутенина. Более того, используя полученное от Мутенина оружие, вооружил им Прохорова, тем самым, убеждая Прохорова в его же собственном намерении убить Мутенина. Прохоров перед выбором — ждать расправы с ним и членами его семьи со стороны Мутенина или сработать на опережение, превысил пределы необходимой обороны.
Защита полагает, что Прохоров имел свою цель, свой мотив убийства Мутенина, и он его реализовал, не зависимо от желаний и намерений организованной группы, если таковая вообще была. Исходя из этого, защита считает, что из обвинения Прохорова, следует исключить п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Кроме того, защита полагает, что Прохоров совершил убийство Мутенина при превышении пределов необходимой обороны, поскольку посягательство на Прохорова было наличным, то есть Мутенин, передавая Сочану автомат, не двусмысленно приступил к реализации своего намерения по лишению жизни Прохорова. К тому же накануне Мутенин искал Прохорова, угрожал расправиться с ним, ворвавшись в его квартиру, ударил Прохорову Наталью и демонстрировал пистолет, после чего, воспринимая угрозы реально, семья Прохорова вынуждена была скрываться, поэтому защита настаивает на переквалификации действий Прохорова на ст. 108 УК РФ и смягчении ему меры наказания с учетом требований ст. 64 УК РФ.
 
Осужденный Сочан А.Н. утверждает, что не создавал преступной группы, не являлся организатором убийства пяти человек и тем более не участвовал в лишении жизни двух из них. По мнению Сочан А.Н., судом остались не выясненными причины существенных противоречий, на которых основаны выводы суда в приговоре и, что суд не обоснованно положил в основу приговора первоначальные показания его и Плеханова данные в ходе предварительного расследования, поскольку к ним применялись недозволенные методы ведения следствия.
Далее Сочан А.Н. указывает на односторонность и неполноту судебного следствия, выразившуюся в том, что не были допрошены лица, чьи показания имеют существенное значение для исхода дела, в частности, не был допрошен директор рыбного цеха, якобы из-за которого был конфликт с Кавериным Андреем.
Кроме того, Сочан А.Н. утверждает также, что суд не обоснованно положил в основу приговора первоначальные показания Веретельникова и Черкасова о его причастности к убийству Пономаренко, поскольку достаточных доказательств того, что он причастен к убийству Пономаренко, не добыто, равно как не собрано и доказательств того, что он помогал Плеханову в убийстве Каверина Николая. Исходя из этого, осужденный Сочан А.Н., просит приговор суда в отношении его отменить.
Адвокат Тугулуков С.В. приводит доводы о том, что в деле отсутствуют достаточные доказательства, подтверждающие создание Сочаном организованной преступной группой, руководства им этой группой, использования для этой цели конспиративной квартиры, транспорта и средств связи.
К тому же адвокат Тугулуков С.В. указывает, что отдельные материалы уголовного дела сфабрикованы против Сочана, что к убийству Мутенина он не причастен и о намерениях Прохорова ничего не знал, равно как не причастен и к убийству Пономаренко, поскольку никакой помощи Черкасову не оказывал.
Далее адвокат Тугулуков С.В. приводит доводы о том, что Сочан не имел никакого мотива для убийства Каверина А.Н. и тем более Каверина Н.А. и, что никакого участия в их убийстве он не принимал, поэтому просит приговор суда изменить и назначить Сочану А.Н. наказание не связанное с пожизненным лишением свободы.
Адвокат Колбасов О.Ю. ссылается на односторонность и неполноту судебного следствия, а также на отсутствие доказательств, как о создании организованной группы, так и об организаторской роли Сочана в этой группе. Кроме того, адвокат Колбасов О.Ю., указывает на чрезмерную суровость приговора и на то, что суд при назначении наказания Сочану не учел сведения о его явке с повинной, поэтому просит приговор суда в отношении Сочана А.Н. отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.
В дополнительной жалобе адвокат Колбасов О.Ю. приводит подробный анализ доказательств исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре и считает приговор не обоснованным и несправедливым.
В частности, указывает, на несоответствие выводов суда изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела и неправильное применение уголовного закона. По мнению защиты, вменение Сочану организаторской роли и участия в убийстве Мутенина, Юрикова, Пономаренко, Каверина А.Н. Каверина Н.А., как и утверждение, что их убийство вообще было совершено организованной группой, основано на изложенных в приговоре противоречивых данных, извлеченных из протоколов следственных действий, при полном отвержении доказательств, полученных в суде и оставлении неразрешенными имеющихся противоречий, нарушает основные принципы уголовного процесса.
Кроме того, адвокат Колбасов О.Ю. указывает, что суд практически не использовал в приговоре доказательств, полученных в судебном заседании, тогда как на их основании в отношении всех вмененных подсудимым эпизодов обвинения можно сделать лишь однозначный вывод о не доказанности совершения убийств организованной группой и необходимости их квалификации с учетом признания эксцессов на лишение жизни потерпевших в поведении Прохорова и Веретельникова — по эпизоду убийства Мутенина и Юрикова, в поведении Черкасова - по эпизоду убийства Пономаренко, в поведении Веретельникова и Плеханова - по эпизоду убийства Кавериных, тогда как о действиях прочих подсудимых, в том числе и Сочана, с той или иной степенью достоверности можно говорить как, либо о заранее не обещанном укрывательстве, либо о пособничестве в форме предоставления орудий преступления.
Далее адвокат Колбасов О.Ю. ссылается на существенное нарушение процессуального законодательства, выразившееся, по его мнению, в том, что перед допросом каждого из подсудимых по настоящему делу в судебном заседании, после выяснения вопроса, согласны ли они, дать показания, суд должен был специально разъяснить им положения ст. 11 УПК РФ, а не ограничиваться разъяснением подсудимым в подготовительной части судебного заседания положений только статьи 51 Конституции Российской Федерации.
Исходя из изложенного, адвокат Колбасов О.Ю., просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, либо об изменении Сочану А.Н. меры наказания на не связанную с пожизненным лишением свободы.
 
Осужденный Черкасов О.Е. утверждает, о своей непричастности к убийству Мутенина, Юрикова, Каверина А.Н., Каверина Н.А. и указывает, что признает себя виновным лишь в оказании помощи по сокрытию трупов потерпевших Кавериных. Исходя из этого, просит исключить из приговора его осуждение по этим эпизодам, а также смягчить ему меру наказания по эпизоду убийства Пономаренко, как с учетом данных о личности самого потерпевшего, так и с учетом его личного раскаяния в содеянном, активного способствования раскрытию преступлений и наличия на его иждивении двоих малолетних детей.
 
Государственный обвинитель Лохов Э.А. в возражениях на кассационные жалобы, указывает о своем несогласии с ними.
 
Проверив материалы дела и, обсудив доводы кассационных уколов и возражения на них, судебная коллегия находит, что виновность осужденных в совершении указанных действий за исключением: эпизода связанного с участием Прохорова А.В., Сочана А.Н., Плеханова С.Г., Черкасова О.Е. и Доронина Ю.Н. в убийстве Юрикова О.В., а также эпизода связанного с участием Авдюхова С.С., Аржанухина А.Н. и Веретельникова В.И. по эпизоду убийства Каверина Н.А., установлена совокупностью доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.
Виновность осужденных Сочана, Черкасова, Прохорова, Веретельникова, Плеханова и Доронина в убийстве Мутенина, в частности, подтверждается: протоколом осмотра места происшествия о следах преступления; заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупах потерпевших Мутенина и Юрикова и причине наступления их смерти в результате множественных огнестрельных пулевых ранений: соответственно у Мутенина грудной клетки, живота, правого плеча, левой пахово-поясничной области, поясничного отделов позвоночника, с повреждением сосудисто-нервного пучка слева, повреждением легких, трахеи, грудного отдела аорты, почек, желудка, печени, толстого и тонкого кишечника, большого сальника, и развития обильного наружного и внутреннего кровотечения, а у Юрикова ранений левого бедра, левой голени, правого коленного сустава, с повреждением сосудисто-нервного пучка левого бедра, многооскольчатого перелома левой малоберцовой кости и внутреннего мыщелка правого бедра, а также массивного повреждения мышц и межмышечных сосудов и развития массивного наружного кровотечения, и как следствие геморрагического шока; заключением баллистической экспертизы, что добровольно выданные Прохоровым автомат Калашникова и пистолет "ТТ", которые применялись при убийстве Мутенина и Юрикова, являются пригодным для стрельбы огнестрельным оружием; показаниями самих осужденных, данными в ходе предварительного и судебного следствия, в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, где каждый из них в отдельности полностью изобличает друг друга в причастности к убийству Мутенина.
Судом обоснованно установлено, что для убийства Мутенина, именно Сочаном была организована группа, в которую помимо его вошли первоначально, Черкасов, Веретельников, Прохоров, Плеханов и Доронин. Действия каждого члена этой группы были обусловлены единой целью - лишением жизни Мутенина. Для совершения указанного убийства эта группа была оснащена: квартирой для встреч; автотранспортом для выслеживания, а также для выезда на место преступления и убытия с него; радиостанциями для связи между собой и согласованием своих действий; боевым огнестрельным, в том числе автоматическим оружием для непосредственного лишения жизни жертвы. Группа характеризовалась устойчивостью своего основного состава, внутригрупповой субординацией, детальным планированием, распределением ролей.
Сочан, Черкасов, Прохоров, Веретельников, Плеханов и Доронин желали смерти Мутенина и действовали с целью достижения этого результата. При этом Прохоров непосредственно причинил Мутенину множественные огнестрельные ранения, от которых тот скончался на месте.
Все участники организованной группы планировали лишить жизни Мутенина путем применения, в том числе и автоматического оружия, в непосредственной близости от жилого многоквартирного дома. В этой связи, способ причинения смерти Мутенину, заведомо для всех участников организованной группы, представлял опасность не только для него, но и для других людей, находившихся, в том числе, и в непосредственной близости от Мутенина.
Таким образом, судом правильно признано, что избранный участниками организованной группы, и примененный ими способ лишения жизни Мутенина является общеопасным.
Судом также обоснованно установлено, что по инициативе Сочана осужденные Черкасов, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Плеханов встретились в день убийства Пономаренко, которого по указанию Сочана привез Аржанухин. Все они оказались на месте лишения его жизни и все, кроме Плеханова, были очевидцами этого.
При этом судом обоснованно положены в основу приговора о виновности осужденных в убийстве Пономаренко показания самих осужденных: Сочана, Черкасова, Веретельникова, Авдюхова и Аржанухина, данные в ходе предварительного следствия, где они подтверждали свое соучастие в убийстве Пономаренко, к тому же Черкасов и в судебном заседании, рассказывая о своей роли в убийстве Пономаренко, дал показания прямо уличающие Сочана в организации и непосредственном участии, а Авдюхова и Веретельникова в непосредственном участии в лишении жизни Пономаренко. Также Черкасов, по существу, сообщил и о подготовке убийства Пономаренко, специальном приискании орудия убийства - веревки и заранее подготовленной Сочаном и Веретельниковым ямы для сокрытия трупа.
Таким образом, судебная коллегия считает, что суд правильно признал взаимоизобличающие показания осужденных о разработке их группой плана убийства Пономаренко, о предварительном приискании орудия убийства, подготовке ямы для сокрытия трупа и о непосредственном участии Черкасова, Веретельникова, Авдюхова, Сочана, Аржанухина в лишении жизни Пономаренко достоверными доказательствами.
Виновность осужденных Сочана, Черкасова, Веретельникова, Плеханова, Доронина, Авдюхова и Аржанухина по эпизоду убийства Каверина Андрея Николаевича подтверждается протоколом осмотра места происшествия о следах преступления; заключением судебно-медицинской экспертизы о характере, количестве и тяжести телесных повреждений, обнаруженных на трупе Каверина А.Н.; показаниями самих осужденных, данными в ходе предварительного следствия, в той части, в которой суд признал их достоверными и обоснованно положил в основу приговора, поскольку каждый из них в отдельности полностью изобличал друг друга в убийстве Каверина Андрея организованной группой.
Судом также бесспорно установлено, что по инициативе Сочана участники организованной группы: Сочан, Черкасов, Веретельников, Плеханов, Доронин, Авдюхов и Аржанухин разработали план убийства Каверина Андрея, согласно которому вечером 24 июня 1999 года, Сочан вызвал Каверина Андрея из гаража, где находился его отец Каверин Николай, после чего Сочан, Черкасов, Авдюхов, Веретельников, Доронин и Аржанухин, под угрозой применения имевшегося у Веретельникова пистолета "ПСМ", заставили Каверина А.Н. сесть в автомашину "Пежо".
По прибытии к недостроенному гаражу в ГСК "Мотор", Сочан, Черкасов, Веретельников, Авдюхов, Аржанухин и Доронин заставили Каверина Андрея спуститься в погреб этого гаража, куда спустились и они, за исключением Черкасова, где Веретельников из пистолета "ПСМ" совершил убийство Каверина А.Н. посредством производства ему выстрела в голову.
 
Виновность Сочана, Веретельникова и Доронина в незаконных действиях с огнестрельным оружием и боеприпасами полностью подтверждается приведенными в приговоре доказательствами.
 
Вместе с тем судебная коллегия считает, что ссылка в приговоре о том, что участники организованной группы: Сочан, Черкасов, Прохоров, Веретельников, Плеханов и Доронин при разработке плана лишения жизни Мутенина, допускали также и лишение жизни сопровождающих его лиц: Юрикова, Першина и Котова, основаны лишь на предположениях суда, поскольку никаких доказательств подтверждающих этот вывод, суд в приговоре не привел, а из показаний осужденных в ходе предварительного и судебного следствия усматривается, что они разрабатывали план только убийства одного Мутенина, поэтому действия Веретельникова, связанные с производством выстрелов в Юрикова вышли за рамки предварительной договоренности.
При этом суд в приговоре не привел достаточных доказательств виновности Прохорова в том, что в результате одного из выстрелов он причинил Юрикову сквозное огнестрельное пулевое ранение правого коленного сустава.
К тому же из дополнительной судебно-медицинской экспертизы, проведенной в судебном заседании, усматривается, что раневой канал раны N 3 у Юрикова, который вменяется Прохорову, не мог образоваться в результате рикошета и, что огнестрельное пулевое ранение N 3, как и два других огнестрельных пулевых ранения у Юрикова, было также сквозным и могло образоваться при нахождении стрелявшего спереди со смещением влево относительно передней части тела Юрикова, в тот момент, когда Юриков находился в движении несколько левее по отношению к стрелявшему, поэтому образование указанного пулевого ранения N 3 в месте, в котором суд предположил попадание Прохоровым в Юрикова, то есть при расположении Юрикова у правой передней дверки автомашины не могло быть произведено именно Прохоровым. Далее, Юриков побежал в сторону первого подъезда и из заключения экспертиз, со ссылкой на расположение раневого канала правого коленного сустава, соотношение входного и выходного отверстия пули соответствует "спереди назад", то есть стрелявший, делает вывод эксперт, находился относительно передней части тела Юрикова спереди слева. Прохоров же, как установлено, в этот момент находился сзади убегавшего Юрикова, поэтому единственное повреждение у Юрикова сзади — ранение левого бедра (рана N 1), не вмененное Прохорову, по показаниям эксперта возникло при повороте Юрикова в момент падения после предшествующих ранений. Опять же с места, где стоял стрелявший, причинивший прежние ранения. Таким образом, Прохоров, находившийся сзади Юрикова в момент движения последнего, не мог причинить то ранение Юрикову, которое ему вменено с места производства выстрелов в Мутенина.
*
Судебная коллегия также считает, что суд в приговоре не привел доказательств виновности осужденных Авдюхова С.С., Аржанухина А.Н. и Веретельникова В.И. по эпизоду убийства Каверина Николая Александровича, поскольку судом установлено и отражено в приговоре, что они в составе организованной группы заранее договаривались лишь об убийстве Каверина Андрея Николаевича, и именно после того, как последний под угрозой пистолета был помещен в автомашину "Пежо", Сочан и Черкасов послали Доронина к Плеханову, чтобы он сообщил ему о нахождении в гараже отца Каверина, и о необходимости его вывоза в недостроенный гараж ГСК "Мотор" и лишении его жизни с целью сокрытия убийства сына. Таким образом, Авдюхов С.С., Аржанухин А.Н. и Веретельников В.И. не были посвящены о плане совершения убийства Каверина Николая.
Более того, выводы суда о том, что Авдюхов С.С., Аржанухин А.Н. и Веретельников В.И. в последующем принимали участие в удержании потерпевшего, когда ему Плеханов наносил смертельные удары шилом, не основаны на материалах и показаниях самого Плеханова, поскольку последний при даче показаний 27 декабря 2000 года не подтверждал причастность Авдюхова С.С., Аржанухина А.Н. и Веретельникова В.И. в удержании Каверина Николая.
*
С учетом изложенного, судебная коллегия, соглашаясь с доводами кассационных жалоб в этой части, полагает необходимым приговор суда в отношении всех осужденных изменить: исключить осуждение Прохорова А.В. по эпизоду убийства Юрикова О.В. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а из осуждения Сочана А.Н., Плеханова С.Г., Черкасова О.Е. и Доронина Ю.Н. исключить осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ - эпизод связанный с убийством Юрикова О.В., а также исключить осуждение Авдюхова С.С. и Аржанухина А.Н. по эпизоду убийства Каверина Н.А. по пп. "а, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и, соответственно из осуждения Веретельникова В.И. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ исключить эпизод, связанный с убийством Каверина Н.А.
*
Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб осужденных Авдюхова С.С., Веретельникова В.И., Прохорова А.В., Сочана А.Н., и адвокатов Покачалова С.В., Тугулукова С.В., Колбасова О.Ю. об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, протоколы допросов осужденных на предварительном следствии, не признавались судом недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, в том числе не установлено данных об оговоре и применении незаконных методов ведения следствия.
Доводы в жалобах осужденного Сочана А.Н. и адвоката Колбасова О.Ю. об односторонности и неполноте судебного следствия, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании судебного следствия каких-либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, от осужденного Сочана А.Н. и его адвоката не поступило (т. 14 л.д. 57-58).
Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе осужденный Сочан А.Н. и его адвокат были согласны закончить судебное следствие и не возобновляли ходатайств о необходимости дополнить судебное следствие, в том числе и о допросе, указанных в жалобе, дополнительных свидетелей (т. 14 л.д. 57-58).
Вопреки доводам адвоката Колбасова О.Ю. обеспечение прав и свобод участников уголовного судопроизводства, закрепленных в ст. 11 УПК РФ, является составной частью принципиальных положений и требований ст. ст. 47 и 51 Конституции РФ, гарантирующих права и свободы человека и гражданина Российской Федерации, которые были разъяснены всем подсудимым, в том числе и Сочану А.Н. в судебном заседании, поэтому не разъяснение подсудимым в суде только положений ст. 11 УПК РФ не может служить основанием для признания их показаний полученными с нарушением закона и недопустимыми.
*
С учетом внесенных изменений в приговор, судебная коллегия, считает необходимым смягчить наказание Авдюхову С.С., Аржанухину А.Н. и Прохорову А.В., но при этом не находит оснований для смягчения наказания осужденным Сочану А.Н., Плеханову С.Г., Черкасову О.Е., Доронину Ю.Н. и Веретельникову В.И., поскольку наказание им назначено в соответствии со ст. 60 УК РФ, с учетом степени общественной опасности содеянного, всех смягчающих обстоятельств, а также данных о личности, в том числе и тех, которые перечислены в кассационных жалобах, поэтому, и в этой части доводы жалоб о чрезмерно строгом наказании являются не состоятельными.
Оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия
 
О п р е д е л и л а :
приговор Саратовского областного суда от 14 октября 2002 года в отношении
АВДЮХОВА СЕРГЕЯ СЕРГЕЕВИЧА,
АРЖАНУХИНА АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВИЧА,
ВЕРЕТЕЛЬНИКОВА ВАЛЕРИЯ ИННОКЕНТЬЕВИЧА,
ДОРОНИНА ЮРИЯ НИКОЛАЕВИЧА,
ПРОХОРОВА АНАТОЛИЯ ВИКТОРОВИЧА,
СОЧАНА АНДРЕЯ НИКОЛАЕВИЧА,
ПЛЕХАНОВА СЕРГЕЯ ГРИГОРЬЕВИЧА
и ЧЕРКАСОВА ОЛЕГА ЕВГЕНЬЕВИЧА изменить:
 
исключить осуждение Авдюхова С.С. и Аржанухина А.Н. по эпизоду убийства Каверина Н.А. по пп. "а, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить им наказание по ст. 105 ч. 2 пп. "ж, н" УК РФ соответственно Авдюхову С.С. до 12 (двенадцати) лет лишения свободы, а Аржанухину А.Н. до 11 (одиннадцати) лет лишения свободы;
исключить осуждение Прохорова А.В. по эпизоду убийства Юрикова О.В. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить ему наказание по ст. 105 ч. 2 пп. "е, ж" УК РФ до 15 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения данного наказания с наказанием по приговору от 14 июня 2001 года, окончательно назначить Прохорову А.В. к отбытию 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
исключить из осуждения: Сочана А.Н., Плеханова С.Г., Черкасова О.Е. и Доронина Ю.Н. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ эпизод связанный с убийством Юрикова О.В., а из осуждения Веретельникова В.И. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ исключить эпизод связанный с убийством Каверина Н.А.
В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.
*
Вячеслав Борисов,
г. Саратов, 30 ноября 2015 г.
***

Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню