Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Власов Андрей: генерал, предавший Россию. Часть 8. И. Басик. Между Сталиным и Гитлером. 1994 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 23.07.2021

Опубликовано: 24.07.2021



Иван Басик
Между Сталиным и Гитлером
Несколько эпизодов из последних лет жизни генерала Власова
// "Независимая газета" (г. Москва). 1994, 15 ноября. № 218 (894), с. 5.
Полоса: Идеи и люди. Рубрика: История.
Автор: Басик Иван Иванович – кандидат исторических наук, сотрудник Института военной истории МО РФ.
* Подг. к печати: 23 июля 2021 г. https://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Пятьдесят лет назад в Праге было торжественно провозглашено создание Комитета освобождения народов России (КОНР) со своими вооруженными силами – Русской освободительной армией (РОА). Председателем КОНР и одновременно главнокомандующим РОА стал бывший советский генерал Андрей Андреевич Власов.
Руководство гитлеровской Германии не случайно пошло на риск, предоставляя определенную политическую и военную самостоятельность "неарийской" организации. Возможность создания такой организации была вполне реальной еще в 1942 году. Однако тогда вермахт не нуждался в помощи Власова и других его соотечественников ни на Восточном, ни на Западном фронтах. И хотя Власову и ранее доводилось встречаться с Генрихом Гиммлером, дело с созданием русской антибольшевистской организации топталось на месте. И только на встрече 17 сентября 1944 года тот Гиммлер, который еще недавно называл Власова "русской свиньей", дал добро. Последняя встреча происходила на фоне развала Восточного фронта, растущего недовольства внутри Германии, в условиях тотальной мобилизации. Осенью 44-го фронт требовал пушечного мяса. Русское – для этой мясорубки – тоже годилось.
Отношение руководства Германии к Власову и его инициативам мало изменилось и после пражских торжеств. А.А. Власов не без основания надеялся увидеть на мероприятиях, посвященных провозглашению КОНР и РОА, как минимум первых лиц из окружения Гитлера. Ведь накануне он обещал Гиммлеру создать к середине 1945 года полуторамиллионную армию и двинуть ее против Сталина. Но прибыл лишь советник Риббентропа, протектор Богемии и Моравии Франк, да еще Гиммлер прислал телеграмму. Гитлер промолчал. Для него Власов по-прежнему оставался "унтерменшем", который предал Сталина и так же способен предать его.
Тогда же был принят Пражский манифест, анализ которого дает нам возможность во многом понять истинное лицо власовского движения, взвешенно оценить его материальную и идейную стороны. В манифесте Власов гневно обзывает союзников советской России по антигитлеровской коалиции "империалистами и плутократами из Англии и США", призывает к решительной борьбе с ними на стороне фюрера. Чуть менее через 8 месяцев – в мае 1945 года – он будет всеми силами стремиться попасть в лапы этих "плутократов" для того, чтобы избежать встречи с соотечественниками. Комитет освобождения народов России в манифесте приветствует помощь фашистской Германии, призывает к вооруженной борьбе со своими братьями в угоду "великим" политическим целям Власова. Помощь Гитлеру цинично называется "борьбой за мир и свободу". А были ли вообще какие-то политические цели у власовского движения? Думаю, нет. Прикрытие своих личных интересов политической фразой не может быть отнесено к политике. Никакой "идеи Власова", якобы дорогой и близкой русскому народу, никогда не существовало. И не стоит усматривать во Власове политическую фигуру, да еще достойную "переосмысления" с позиций сегодняшнего дня. Было бы несправедливо связывать с "власовской политикой", с идеями борьбы против большевиков и Сталина судьбы и тех 50 тысяч запуганных, обманутых, иногда справедливо обозленных, купленных за кусок хлеба бойцов двух дивизий РОА, вместо обещанной полуторамиллионной армии.
Другое дело, что в интересах исторической справедливости есть смысл объективно оценить военные заслуги Власова перед Россией, перед восставшими в начале мая 1945 года жителями Праги. К тому же воинская служба Власова в рядах Красной Армии – это та сторона его биографии, которой по определенным причинам уделялось значительно меньше внимания, чем его деятельности после пленения в июле 1942 года.
Маршал Советского Союза К.А. Мерецков, бывший командующий Волховским фронтом (генерал-лейтенант Власов был его заместителем и по совместительству командовал 2-й ударной армией), дал ему следующую характеристику: "Власов был беспринципным карьеристом. Его поведение до этого вполне можно считать маскировкой, за которой скрывалось равнодушие к своей Родине. Его членство в Коммунистической партии – не более чем дорожка к высшим постам. Его действия на фронте, например, в 1941 году под Москвой и Киевом, - попытка отличиться, чтобы продемонстрировать профессиональные способности и поскорее выдвинуться". Во всем ли можно согласиться с данной характеристикой? Вопрос спорный. Никак нельзя отрицать наличия у Власова высоких военно-профессиональных способностей, а стремление отличиться в службе связывать только с карьеризмом.
Полковник Андрей Андреевич Власов в 1938 году принял 99-ю стрелковую дивизию Киевского военного округа. За год дивизия из середняков была выведена в передовые. В июне 1940 года за высокие показатели дивизии в учебе ему было присвоено звание генерал-майора, комдив передового соединения награжден орденом Красного Знамени. Успехи в руководстве дивизии не проходили мимо глаз окружного и Московского военного руководства. В результате в январе 1941 года – повышение по службе. Власов назначается командиром 4-го механизированного корпуса, с которым он под Львовом и встретил Великую Отечественную войну. Части корпуса, ведя тяжелые кровопролитные бои, неоднократно попадали в окружение. Однако, во многом благодаря умелому руководству, неся потери, вырывались из него. Деятельность Власова на посту комкора, результаты боевых действий частей выгодно отличали его от других. Он назначается командующим 37-й армией, армией, героически оборонявшей Киев. Соединения и части армии стояли насмерть, не оставляли столицу Украины, пока противник не обошел их с двух сторон.
В ноябре 1941 года после лечения в госпитале Власов был приглашен к себе Сталиным, который поручил ему сформировать 20-ю армию, отличившуюся в последующем в разгроме немецко-фашистских войск под Москвой. 13 декабря 1941 года все центральные газеты Советского Союза публикуют сообщение об отличившихся военачальниках в битве за столицу. Наряду с портретами Жукова, Рокоссовского, Говорова – фотография командующего 20-й армией генерала Власова. За успешное проведение Клинско-Солнечногорской операции ему было присвоено очередное воинское звание – генерал-лейтенант. Не обошла и очередная награда – орден Красного Знамени. Командующий Западным фронтом Г.К. Жуков в боевой характеристике на Власова, написанной 24 января 1942 года, отмечает следующее: "Лично генерал-лейтенант Власов в оперативном отношении подготовлен хорошо, организационные навыки имеет. С управлением войсками армии справился вполне". Нет никаких оснований не доверять Жукову, который был, как известно, крайне скуп на похвалу. Просто Власов служил и воевал не хуже, а порой и лучше других. В то же время далеки от истины те современные авторы, которые пытаются представить Власова ключевой фигурой в битве за Москву. Не Власов и не 20-я армия решили в то тяжелое время судьбу столицы… Доказать это не составляет большого труда. Стоит только ознакомиться с боевыми документами Ставки ВГК, Западного фронта, приказами, директивам и, донесениями. Становится ясным, что не только поощрения и благодарности получал Власов в ходе боевых действий под Москвой. Так, например, 23 декабря 1941 года командующим Западным фронтом была издана специальная директива за № 0123/оп "О недостатках в действиях войск при прорыве обороны противника". Эта директива издана по результатам боевых действий 20-й армии.
8 марта 1942 года решением Ставки ВГК генерал-лейтенант А.А. Власов назначен заместителем командующего войсками Волховского фронта. Ничего необычного в таком быстром продвижении по служебной лестнице для 1941 года не было. Власов оставался одним из тех немногих военачальников Красной Армии, которые имели за спиной опыт участия в гражданской войне, более чем 20-летний срок службы и которых не коснулись сталинские репрессии. И на Волховском фронте, по свидетельству очевидцев, Власов долго задерживаться не собирался. Он надеялся на быстрое повышение после захвата войсками фронта города Любани. Однако мечтам его не удалось сбыться.
Внезапно заболел командующий 2-й ударной армией генерал-лейтенант Н.К. Клыков. Кстати, грозное название 2-й армии – "ударная" совсем не соответствует действительности. Это была наспех переформированная 26-я армия, не имевшая ни опыта боевых действий, ни соответствующего обеспечения для решения задач прорыва глубоко эшелонированной обороны противника. 20 апреля Б.М. Шапошников с ведома Сталина подписал приказ о назначении Власова командующим 2-й ударной армией "по совместительству".
В это время армия находилась в тяжелейшем, если не сказать трагическом, положении. Из-за просчетов Сталина, Генерального штаба, из-за боязни за свою судьбу командующего Волховским фронтом К.А. Мерецкова, уже знакомого с ведомством Берии, 2-я ударная  оказалась окруженной в лесах и болотах. Закончились боеприпасы, в пищу шла хвоя, листва, березовая кора, кожаные части амуниции… Армии приходилось сражаться в полном окружении. Так Власов оказался ответственным за армию и операцию, которую он не готовил, не планировал и не начинал.
Только 14 мая 1942 года последовал приказ Ставки о выводе армии из котла. Однако горловина шириной не более 4 километров, по которой под непрерывным огнем осуществлялся прорыв войск из окружения, 24 июня была перекрыта немцами окончательно. За линией фронта оказался и штаб армии. Это событие предопределило дальнейшую судьбу командарма Власова.
Разделив оставшихся в живых штабистов на три группы, Власов отдал приказ пробиваться к своим. Как станет известно позже, линию фронта пересекла только одна из трех групп, возглавляемая начальником разведки полковником Роговым. Лишенный всяческих надежд на спасение, в безвыходной ситуации застрелился командир второй группы, член военного совета армии дивизионный комиссар И.В. Зуев. Власов же был пленен (именно пленен, а не сдался в плен) 12 июля 1942 года в деревне Туховежи Оредежского района Ленинградской области. Появившиеся позднее в плену рассказы Власова о преднамеренной  сдаче в плен, о его участии в антисталинском движении с 1937 года являются прямой ложью и обыкновенным проявлением трусости. И неизвестно, как бы сложилась его судьба, пробейся он через линию фронта.
С первых дней пребывания в плену сполна проявились те черты характера Власова, которые ранее скрывались в его душе и проявлялись лишь от случая к случаю. А именно: трусость, эгоизм. В этом плане не случайным покажется донос, состряпанный Власовым еще в 1938 году на командира 99-й дивизии Киевского военного округа. Командира арестовали. Дивизию возглавил он. Уже первый шаг в "блестящей" карьере Власова был замешен на крови товарища. Глубокое отвращение вызывает поведение Власова в плену. Это и подписанные им листовки о проигранной Россией войне, это и лекции перед жителями  оккупированных областей, это и разговоры о великой идее единения с Германией, это и попытки переманить на сторону врага за нищенские подачки своих соотечественников. В этой связи не удивляет факт женитьбы Власова на вдове офицера СС Адель Биленберг, женитьбы, подчеркивающей прочность его связей с Германией.
Предметом жарких споров историков вот уже почти пятьдесят лет остается вопрос об участии Русской Освободительной Армии в оказании помощи жителям восставшей Праги. Сразу оговоримся, что лично Власов к этому делу не имеет никакого отношения. Хотя еще 16 апреля 1945 года офицер РОА С. Фрелих по поручению Власова связался с чешским генералом Клецандой с целью заключения союза с чешским национальным движением. Теоретически возможность такого союза была вполне вероятной, так как для чехов в это время предпочтительней было освобождение Праги американцами, а не русскими. Однако оперативная обстановка развивалась так, что в начале мая стало ясно – первыми у Праги будут русские.
Все это заставило Власова отказаться даже от мысли о временном союзе с чехами. И теперь он никак не мог согласиться с командиром 1-й дивизии РОА полковником Буняченко, надеявшимся на то, что чешское национальное антикоммунистическое правительство предоставит им политическое убежище. Далее, когда на военном совете первой дивизии встал вопрос об оказании помощи Пражскому восстанию, Власов занял позицию невмешательства и, не согласившись с мнением совета, покинул его. Поселившись в небольшом замке западнее Праги, он отслеживал события последующих дней только по донесениям.
Утром 5 мая в результате переговоров между представителями штаба 1-й дивизии РОА и делегацией чешской группы "Бартош" было подписано соглашение о помощи. Командование 2-й дивизии от участия в боевых действиях против немцев отказалось.
Восстание в Праге вспыхнуло 5-го мая. Дивизия Буняченко в составе пяти полков к вечеру была подтянута к городу. Штаб дивизии разместился в пригороде Праги – Йинонице. В сумерках пятого мая в Прагу ворвалось несколько подразделений 2-го полка. Основные же события происходили 6-го мая. Они начались с атаки власовцев на аэродром Рузине. Немцы были крайне удивлены, узнав о переходе РОА на сторону чехов. Давний друг Власова полковник Зорге, пытавшийся в качестве парламентера договориться с Буняченко, был расстрелян. Переговоры сорвались. В ответ на это немцы атаковали первую дивизию на марше с воздуха. В результате 3-й полк дивизии понес большие потери, а немцы организованно оставили аэродром, потерявший для них прежнее стратегическое значение.
Важную роль в успехе боевых действий власовцев в Праге сыграл фактор неожиданности. Солдаты дивизий СС, дислоцированных в городе, были в шоке, увидев перед собой противника, одетого в "родную" униформу, так как многие русские носили форму СС, доставшуюся им от службы в германской армии до официального провозглашения КОНР и РОА.
7 мая в восемь утра пражское радио сообщило, что немецкие части массово сдаются власовцам. К вечеру этого дня РОА овладела основными районами города, за исключением центров немецкого сопротивления в Градчанах, у стадиона Страгов и в Дейвице. Кроме того, 1-я дивизия рассекла Прагу на две части, помешав соединению отступающих немецких частей. Справедливости ради, нельзя не отметить имевшие место факты героизма и самоотверженности власовцев при взятии объектов города. В ходе боевых действий частями РОА было пленено около пяти тысяч немцев. Однако очаги упорного сопротивления в Праге подавлены так и не были.
Последние надежды полковника Буняченко "заработать" политическое убежище рухнули 7-го мая, когда он узнал, что генерал Эйзенхауэр запретил американским войскам продвигаться восточнее  линии Карловы Вары – Пльзень – Ческе Будеёвице. В этот же день Чешский Национальный Совет (ЧНС) объявил по радио о прекращении совместных действий с РОА против немецких войск. Вечером 7-го мая 1945 года 1-я дивизия РОА спешно покинула город и вместе с немцами направилась в сторону Пльзеня.
А в это же время к Праге, ломая последнее сопротивление германских войск, приближались соединения 1-го и 4-го Украинских фронтов. "В 4 утра 9-го мая 3-я и 4-я гвардейские танковые армии передовыми частями ворвались в город Прагу и после упорных боев к 10-ти часам полностью овладели им", - докладывал Сталину командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И.С. Конев.
Осознавая неминуемость приближающейся расплаты, Власов обращается к властям Швейцарии за политическим убежищем. Но получает отказ. Ничего не получилось и с попыткой отправиться на самолете в Испанию с целью найти приют у Франко. 11-го мая советский комбат Якушев вытащил из машины спрятавшегося под ковер, теперь уже бывшего руководителя КОНР и РОА. В беседе с командиром 25-го танкового корпуса генерал-лейтенантом Е.И. Фоминых Власов выразил надежду на то, что советские власти поступят по отношению к нему гуманно, учитывая его "заслуги" в спасении сотен тысяч русских военнопленных. Однако суд решил иначе. 1-го августа 1946 года в 2 часа 2 минуты был оглашен приговор Военной коллегии Верховного суда СССР. Власова и его ближайшее окружение приговорили к высшей мере наказания – смертной казни. Справедливость принятого судом решения пусть оценит история.
Фото, текст:
Прага, 14.11.1944. Банкет в Чернинском дворце. В центре – генерал Власов.
(Басик И. Между Сталиным и Гитлером
// "Независимая газета" (г. Москва). 1994, 15 ноября. № 218 (894), с. 5).
*
23 июля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню