Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Гибель начальника РУОПа Владимира Еремкина. Часть 10. Статьи СМИ: 2003-2014 гг.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 21.10.2020

Опубликовано: 21.10.2020



В подборке материалов – часть 10, связанных с самоубийством 21.09.1995 г. начальника РУОПа Поволжского экономического региона при УВД Саратовской области полковника милиции Еремкина В.И., 24.09.1947 г.р., читателям сайта www.криминальныйсаратов.рф, предлагаются 8 статей (с № 100 по № 107), опубликованных в СМИ с 15.04.2003 г. по 05.02.2014 г.
*
Содержание:
2003 г.
// "Саратовский репортер" (г. Саратов). 2003, 15-22 апреля. № 19, с. 1, 3.
2005 г.
101. Любимов С. Первый
// "Богатей" (г. Саратов). 2005, 17 февраля. № 6 (285), с. 1, 2.
// "Саратовский репортёр" (г. Саратов). 2005, 13 декабря. № 45 (156), с. 4-5.
2007 г.
23.11.2007 г. 17:25.
2009 г.
// "Газета недели в Саратове" (г. Саратов). 2009, 10 ноября. № 40 (81).
2013 г.
2013, 18 декабря, среда. 19:06.
2014 г.
05.02.2014 г. 12:49.
*


100. Сергей Михайлов
Тайна гибели Юрия Китова
Перед смертью бывший мэр Саратова проклял Аяцкова и Володина
// "Саратовский репортер" (г. Саратов). 2003, 15-22 апреля. № 19, с. 1, 3.
* Подг. к печати: 20 марта 2015 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Судьба этой статьи уникальна. Она готовилась к печати ровно восемь лет назад. Но так и не увидела свет. В 1995 году, то есть уже ровно восемь лет назад, я изучал дело № 32209 "По факту смерти Китова Юрия Борисовича". Так было написано женской рукой старшего следователя прокуратуры Саратовской области, младшего советника юстиции Н. Куличковой на титульном листе небольшого, в 203 листа уголовного дела. Оно было возбуждено 19 февраля 1994 года и закончено, согласно норме УПК, за два месяца, то есть 19 апреля того же года.
Это уголовное дело я, специальный корреспондент областной газеты "Саратовские вести", изучил тогда подробно, благо в прокуратуре никто не торопил, и дали время почитать материалы дела безо всякой спешки. Сделал выписки из протоколов допросов свидетелей: сыновей, супруги, личного водителя, тех, кто общался и видел Китова в последние часы жизни, а также из протоколов допросов тех, кого он проклял в своей записке – Аяцкова, Володина, Наумова. Прочитал и переписал содержание предсмертной записки. Потом пошел в областную библиотеку и долго работал в архиве, изучая областные газеты периода 1992-1994 года. Собрав обширный материал, сел за статью. Сразу же оговорюсь о мотивах, побудивших тогда обратиться к этой теме. Основной мотив, хотите верьте, хотите нет, был в том, что в феврале 1995 года исполнялась годовщина смерти первого в истории Саратова мэра, и поэтому мне хотелось проследить его жизненный путь, хотелось понять, что же произошло в том роковом для него декабре 1993, когда шла борьба на выборах в Совет Федерации, где столкнулись два основных конкурента – Китов и Аяцков, и что же на самом деле произошло в феврале 1994 года, когда Китов, проигравший на выборах Аяцкову, был уволен с должности мэра, и очень скоро после этих событий ушел из жизни. Как я тогда полагал, не обратиться к этой теме было никак нельзя – ведь это История.
Слухов вокруг смерти Китова ходило предостаточно. Вспоминая о гибели Китова, говорили многозначительно примерно так: "Ну ведь ты понимаешь, кому это надо было…" Кстати, говорят и думают так и сейчас.
Когда статья была готова, я отдал ее редактору – Сергею Гришину. Дал почитать и еще одному человеку, работавшему в то время в "Саратовских вестях" заместителю Гришина – Сергею Ислентьеву. А дня через три, уже вечером, в редакцию пришел один мой знакомый. Человек, весьма известный в кругах как уголовных, так и в государственных. И попросил меня отдать ему не только эту статью, но и посоветовал уничтожить даже черновик. Смысл просьбы свелся к одному: "Зачем тебе проблемы?". И еще в разговоре прозвучала фамилия Аяцкова. Мол, Дмитрию Федоровичу сейчас лишний шум вокруг его фамилии будет некстати. Аяцков метил в губернаторы.
Проблемы мне, на самом деле, были не нужны. И машинописный вариант статьи я отдал своему знакомому. Уничтожил и рукописный вариант. Но выписки из уголовного дела № 32209 сохранил. Для Истории.
Смерть как единственный выбор?
В интервью газете "Саратовские вести" в декабре 1993 года, озаглавленном "Трудно быть мэром", Юрий Борисович Китов, будто предчувствуя близкую смерть, скажет о себе в прошедшем времени: "Я счастлив, что прожил эту жизнь именно так, а не иначе…". После 12 декабря, в день, когда проходили выборы депутатов от Саратовской области в Совет Федерации, жизнь Китова резко изменилась. Он не прошел на выборах. Депутатами от Саратовской области стал глава администрации Саратовской области Юрий Белых и первый вице-мэр Саратова Дмитрий Аяцков. Китов тяжело переживал поражение. Но вскоре последовал еще один удар – Китов по просьбе губернатора Белыха пишет заявление об уходе с должности мэра "по собственному желанию". Мэром Саратова назначают бывшего мэра Энгельса Маликова. Китова же переводят руководить транспортной инспекцией. Еще событие. Арестовывают двух работников администрации города Саратова – бывшего первого вице-мэра Анатолия Зотова и руководителя аппарата администрации Александра Фролова. Первому предъявляют обвинение в получении взятки, второму – финансовые злоупотребления с избирательным фондом Китова. Уместно заметить, что в последствии дело Зотова развалилось, и заинтересованной стороне удалось доказать, что оно от начала и до конца было сфальсифицировано, а ключевую роль подсадной утки, то есть "взяткодателя" сыграл один из осведомителей милиции (в качестве взятки в деле фигурировал фотоаппарат "Полароид" и ручка "Паркер"). Самого Китова также вызывали в прокуратуру на допросы по делу, связанному с финансовыми нарушениями в расходовании избирательного фонда. Китов уже знал, что ему будет так же предъявлено обвинение. Оно действительно готовилось, и 21 февраля прокуратура собиралась официально предъявить ему обвинение. Возможно, была бы применена и крайняя мера в отношении Китова – арест. Однако, за три дня до этого, 18 февраля 1994 года, Китова не стало.
Дух смерти будто бы носился вокруг Китова в последний месяц его жизни. Он как бы прощался с друзьями, со своими родными. Об этом говорили и свидетели по уголовному делу 32209.
Из протокола допроса брата, Сергея Китова. (В то время он работал оператором станции обезжелезования в Базарном Карабулаке. Сергей младше Юрия на шесть лет, родился в 1943 году – авт.).
"Утром, часов десять, позвонил брат. Я пришел, на нем не было лица (в это время Юрий Китов находился в своем частном доме в Базарном Карабулаке, куда приехал из Саратова 17 февраля – авт.) Был сильно подавлен. Стал просить меня, чтобы я за сыном Женей следил и в беде не оставлял. Сказал: "Ты его держи поближе к себе". Я понял, что он хочет покончить жизнь самоубийством и как мог успокоил. Он сказал, что ему очень неудобно перед людьми, так как начнут про него писать в газетах, говорить, что связан с мафией… Я сказал, что живому легче доказать невиновность, а на мертвого все спишут. Перед расставанием он попросил привезти молока, так как его очень любил. В часа три я завез три литра молока, побыл минут десять, успокоил брата и уехал, пообещав приехать вечером…"
Из протокола допроса супруги, Ирины Китовой. (С Юрием Китовым Ирина познакомилась, когда он работал директором автопредприятия в Базарном Карабулаке. По ее словам, муж отдавал себя полностью работе, семья его практически не видела. Сын Сергей родился в 1972 году. Сын Евгений – в 1974. – авт.)
"Я чувствовала, что в должности мэра мужу живется несладко. Мужа в феврале вызывали на допрос в прокуратуру. Он сказал, что Зотова и Фролова арестовали. Муж сознательно шел к тому, чтобы лишить себя жизни и избежать позора. Утром 17 февраля он молча ушел из дома. За неделю до этого муж как бы прощался с нами. Играл с сыном, говорил, чтобы слушал меня, предлагал выставить пчел (на даче в Усть-Курдюме Китов держал пчел – 20 семей. Правда, в 1993-м год для пасеки был не совсем удачный – меду принесли пчелы мало – авт.), то есть ясно давал понять, что жить не будет".
За день до смерти, из дома в Базарном Карабулаке по улице 2-ой Лесной Китов позвонил Кудашеву и попросил приехать к нему. Сказал, что ему "очень плохо". Кудашев приехал к нему 18 февраля, в 13.50. Он спросил Китова, почему он здесь, в Базарном, среди недели, а не в Саратове, на работе. Китов сказал, что у него "ностальгия", поэтому, мол, тут.
Из протокола допроса Игоря Кудашева, председателя колхоза им. Крупской Базарно-Карабулакского района.
"Мы были с Китовым как братья, я знал его с 1973 года. Приблизительно с лета 1993 года у Китова почему-то не ладилась работа, у него постоянно происходили какие-то ссоры с Белыхом, Аяцковым. Китов говорил, что "ему плохо". Незадолго до выборов Китов приезжал ко мне на работу с сыном и охраной и в моем присутствии сказал, общаясь к сыну Евгению, что если с ним что случится, то чтобы он всегда обращался ко мне. Так как я лучший друг…" У меня было предчувствие, что Китова я вижу в последний раз. На пороге, когда мы расставались, он обнял меня и сказал: "Прости, брат".
Вечером этого же дня, в 19 часов, Кудашев проводил в своем колхозе планерку. Перед началом планерки он рассказал руководителям своего хозяйства, что был у Китова и что ему очень не понравилось его настроение. И прибавил к сказанному, что Китов в таком состоянии, что или застрелится, или его посадят. После этого началась планерка, а минут через сорок Кудашеву позвонили по телефону и сообщили страшную новость – Китов застрелился…
И только один свидетель поставил под сомнение факт самоубийства. Это был 20-летний сын Китова Евгений.
Из протокола допроса Евгения Китова.
"Отец всегда делился со мной своими радостями и бедами, рассказывал  о своей работе. Я считаю, что мой отец не застрелился, а его убили. Это я думаю так, потому что он любил жизнь и не мог лишить себя жизни".
18 февраля. Последний день
Китов уехал из Саратова 17 февраля. Своего личного водителя Алексея Коннова он освободил от работы в тот день: подвез его к дому, где тот жил, а сам, на служебной "Волге", поехал к себе на родину – в Базарный Карабулак. Перед смертью Китов как бы прощался с родными, друзьями, бывшими сослуживцами. Так было и с Аяцковым, которого он уже при жизни публично в интервью одной из местных газет назвал соперником. Дословно это выглядело так. Китов сказал: "Вместо одной буквы "с" – союзники, появилась другая "с" – соперники. К месту, наверное, припоминается народная мудрость: "Избавь меня Бог от друзей моих, а с врагами я справлюсь сам".
Из протокола допроса Дмитрия Аяцкова.
"Последний раз с Китовым мы виделись 14 февраля 1994 года в мэрии Саратова. Китов был в хорошем настроении, шутил и сказал в мой адрес "Привет, губернатор!" Потом, 16 февраля, я уезжал в Москву и рано утром мне позвонил Китов по телефону домой и сказал: "Прости меня, брат, ради наших детей" Я ему сказал, что "Бог нас простит". Сказал, что мне сейчас некогда, что я еду в Москву и положил трубку. Но вскоре вновь раздался звонок по телефону. Звонил мой родной брат и сказал: "Да скажи ты Китову, что прощаешь его!" Тогда я сам позвонил по домашнему телефону Китову, и сказал, что мы с ним встретимся в субботу. Но больше с Китовым встретиться не пришлось".
Первым, кто увидел, что Юрий Китов мертв, был его родной брат Сергей. Как я писал выше, брат Сергей привез Юрию днем три литра молока. Было это часа за четыре до рокового выстрела. Брат пообещал заехать часов в семь вечера. Однако, Сергей плохо почувствовал себя ближе к вечеру и ехать к брату передумал. Позвонил ему по телефону. На часах было семь вечера.
Из протокола допроса Сергея Китова.
"Я позвонил брату из дома и сказал ему, чтобы не оставлять его дома одного в таком состоянии, сейчас подъеду, и что мне нужно решить с ним с глазу на глаз два вопроса. Он сказал, что сейчас решить их не может, так как у него люди, и чтобы я заезжал к нему утром 19 февраля. Я положил трубку, а сам стал думать, кто это у брата может быть в такое позднее время".
И Сергей поехал к своим сестре и зятю. Рассказал им о разговоре и предложил поехать домой к Юрию вместе, проверить, не случилось ли чего плохого. Перед тем, как выехать, сестра Валя позвонила Юрию. Телефон никто не брал. Все трое – Сергей, Валя и зять Владимир, поехали к дому Китова. Им почему-то запомнилась "Волга" белого цвета, ехавшая навстречу по дороге, ведущей к дому. Когда они подъехали, то увидели, что калитка была раскрыта настежь, дверь дома открыта, все двери в доме были открыты, и во всех комнатах горел свет. Сергей и Владимир пробежали по всем комнатам, но нигде Китова не обнаружили. Сергей заглянул в шкаф и увидел, что охотничьего ружья в чехле нет. Он бросился к входной двери – думал, что брат взял ружье и куда-то ушел с ним. Но зимняя обувь была на пороге. Оставался подвал, куда и спустился быстро Сергей. Двери туалетной комнаты были открыты, а на пороге лежал Китов. Он лежал лицом вниз, рядом валялось охотничье ружье. Сергей приподнял голову брата и понял, что он уже мертв. Машинально, об этом он потом скажет на допросе, взял ружье и поставил его в угол. Вызвали милицию, врачей. Позже из Саратова приехала следственная бригада из прокуратуры Саратовской области, работники Федеральной службы контрразведки.
Так совпало, что в день гибели Китова в "Саратовских вестях" выходит статья под заголовком "Обуздать преступность" за подписью "Д. Аяцков, первый вице-мэр г. Саратова, депутат Совета Федерации Федерального собрания". Процитирую один обзац из этой статьи.
"Преступные группировки продолжают активно вторгаться в политическую жизнь нашего общества. Преследуя свои цели, они сейчас оказывают влияние как на проведение избирательной кампании, так и на законодательные процессы через коррумпированных деятелей и должностных лиц. В сложившейся ситуации… надо принять пусть и непопулярные, но самые радикальные меры".
О каких радикальных мерах в статье шла речь, автор не расшифровал.
В протоколе осмотра места происшествия эксперт запишет:
"На полу в туалетной комнате обнаружен труп, лежащий на левом боку. Слева в груди на уровне сердца имеется сквозное отверстие. К низу от данного сквозного повреждения – второе повреждение диаметром 2 см. После осмотра труп отправлен в Саратовское областное бюро СМЭ для вскрытия". Как и требовалось по процедуре УПК, было вынесено постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы. Прокурор криминалист Моисеев поставил перед экспертами 14 вопросов. Например, вопрос первый: "Время и причина смерти Китова Ю.Б.?". Вопрос десятый: "Имеются ли на теле следы борьбы, или самообороны?"
Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы на теле Китова не было обнаружено следов борьбы или самообороны, не было обнаружено и, как указано в заключении, "следов волочения". Эксперты установили и отсутствие на теле покойного других каких-то телесных повреждений"
Китов был большой фигурой для Саратова и области. Был депутатом Верховного Совета, руководил крупнейшим предприятием области – ПО "Саратовское", в которое входило 50 предприятий области. И в связи с этим, каким-то издевательством, граничащим с кощунством, выглядел некролог, опубликованный в "Саратовских вестях". Опубликован он был на третьей полосе в самом низу. Рядом стояла статья "Фашизм в России – возможно ли это?", а над некрологом – рецензия на спектакль студентов театрального училища. После беглого перечисления должностей в некрологе и фраз типа "активно участвовал в преобразованиях экономики", "проявлял хозяйскую сметку", некролог заканчивался словами: "Память о Ю.Б. Китове навсегда сохранится в наших сердцах". В каких именно сердцах сохранится память, так до сих пор и не ясно, потому что некролог был подписан весьма и весьма "емко": "Группа товарищей". Точно такой же некролог во вторник, 22 февраля, но правда на первой полосе и с фотографией Китова, опубликовал "Саратов".
В доме покойного Китова нашли две предсмертные записки. В Саратовской научно-исследовательской лаборатории провели почерковедческую экспертизу, которая установила, что "рукописный текст двух записок расположенных на страницах 138 и 141 абонентской книжки АТС администрации города Саратова за 1993 год выполнен Китовым Юрием Борисовичем"
О чем шла речь в этих записках?
В первой записке Юрий Китов обращался к жене и сыновьям: "Простите меня за все! Я должен уйти, как ушел с должности мэра, чтобы не раздирать страстями город. Я вас люблю больше жизни и с этой любовью ухожу. Я спешил жить, и может быть, вам не хватало ласки. Познавайте законы жизни, учитесь… Хуже не будет никому. Целую, отец"
И, наконец, была вторая записка. Скорее, это предсмертный крик покойного:
"Будьте прокляты!!! Аяцков, Наумов, Володин. Устал от лжи, предательства, борьбы, травли. Люди, простите меня. Я Вас любил и отдавал себя полностью, но это не могло продолжаться без конца"
В конце записки – подпись Китова.
Разумеется, следствие не могло не обратить внимание на эту записку и поэтому и Аяцкову, и Наумову, и Володину был задан следователем один и тот же вопрос – "Что мог иметь в виду Китов, проклиная их в записке?"
Продолжение следует
(Михайлов С. Тайна гибели Юрия Китова
// "Саратовский репортер" (г. Саратов). 2003, 15-22 апреля. № 19, с. 1, 3).
**


101. Сергей Любимов
Первый
// "Богатей" (г. Саратов). 2005, 17 февраля. № 6 (285), с. 1, 2.
* Подг. к печати: 05 августа 2015 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Анонс, с. 1. Первый мэр Саратова. 11 лет со дня смерти Ю. Китова.
19 февраля исполняется 11 лет с того дня, как двумя выстрелами из ружья покончил с собой первый мэр Саратова Юрий Китов. Люди, знакомые с оружием и понятием "отдача", сомневаются, что это было самоубийство. Хотя это мнение и противоречит официальной версии следствия. Так или иначе, но среди людей близко знавших Китова, хотя и имеются различные точки зрения, все сходятся на одном. Если это было не убийство, то – доведение до самоубийства.
Китов навсегда останется в истории первым мэром Саратова. В этой должности он проработал лишь полтора года. Нельзя не признать, что с первым мэром саратовцам повезло. Китов был таким мэром, которых принято называть "крепкими хозяйственниками". Несмотря на свое прошлое (ранее Китов работал первым секретарем Базарно-Карабулакского райкома партии), его нельзя назвать политиком. Юрию Борисовичу всегда были чужды интриги и неведомы тонкие кулуарные расчеты. Отчасти это и стало причиной его гибели. Он оказался чужаком в собственном окружении.
К очевидным заслугам Китова можно отнести два достижения. При Китове было заменено не менее 30 процентов тепломагистралей города. Было модернизировано большинство теплоузлов. Китов знал о ходе работ в каждой траншее не только от чиновников, которых он заставлял лично туда спускаться. Он сам обследовал большинство траншей. К сожалению, подобный стиль работы не стал традицией в саратовской мэрии.
Ко второму крупному достижению Китова можно отнести размораживание строительства жилья. Сейчас проблема ЖСК стала забываться, а в начале 90-х она была очень актуальна для тысяч саратовцев. Строительство жилья велось тогда, в основном, силами жилищно-строительных кооперативов. В связи с галопирующей инфляцией, средства, собранные членами ЖСК, очень быстро превратились в прах. По всему городу было остановлено строительство большинства кооперативных домов. Для решения этой проблемы российским правительством была принята федеральная программа помощи жилищно-строительным кооперативам. Как это часто бывает, для получения траншей из Москвы, кроме правительственного решения, потребовались немалые усилия с мест. Китов неоднократно ездил в столицу и добивался выделения денег. Тогда это не называли красивым словом "лоббизм". Юрию Борисовичу не приходило в голову широко рекламировать свои заслуги. Вообще распределение бюджетных средств для населения он считал своей работой, а не подарком избирателям. Китов не был специалистом в политической рекламе, это, отчасти, стало причиной его поражения на выборах в Совет Федерации.
Характерно, что большинство близко знавших Китова людей высоко отзывается о его человеческих качествах. Говорят, что он был вспыльчив, но отходчив. Он не предавал своих соратников, что не характерно для современной политической среды. Видя недостатки своих друзей, Китов боролся с недостатками, а не с людьми. Рассказывают, что Китов мог даже побить в кабинете своего высокопоставленного подчиненного, ушедшего в очередной запой. Подобные действия воспринимались не как самодурство, а как своеобразная забота о друзьях.
Как известно, многие современные политики обязаны Китову своей карьерой. В свое время он приблизил и дал возможность проявить себя Дмитрию Аяцкову, Вячеславу Володину и Сергею Наумову. Потом эти люди будут упомянуты в посмертном письме в весьма своеобразном контексте.
Возможно, из-за того, что люди, в свое время участвовавшие в травле Китова, занимают высокие посты, имя первого мэра редко вспоминается в политической тусовке.
В преддверии очередных выборов Аяцков сказал, что, независимо от их результатов, он останется в истории как первый губернатор Саратовской области. Китов уже вошел в историю как первый мэр Саратова. Это был хороший мэр. Нам есть с кем сравнить.
(Любимов С. Первый
// "Богатей" (г. Саратов). 2005, 17 февраля. № 6 (285), с. 1, 2).
**


102. Сергей Михайлов
Неизвестный Саратов. Часть 2.
От политики до криминала
// "Саратовский репортёр" (г. Саратов). 2005, 13 декабря. № 45 (156), с. 4-5.
Рубрика: Криминальные истории Саратова.
* Подг. к печати: 27 июля 2020 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Политика
Вскоре после событий в ав­густе 1991 года в Саратове про­шла сессия областного совета и на этой сессии, был назначен редактором газеты "Саратовские вести" Сергей Евгеньевич Гришин. "Коммунист" был ликвидирован.
Я в то время продолжал ра­ботать в газете "Саратов" - наша редакция после событий в августе переехала в более комфорт­ные условия, на восьмой этаж издательства "Слова". В столо­вой, в коридорах часто встреча­лись с Сергеем Гришиным, и он всегда мне задавал один и тот же вопрос: "Ну, когда, Сергей Юрьевич перейдете к нам на ра­боту?". Я отнекивался, мне было неплохо и в "Саратове", где ра­ботали в основном, молодые журналисты, в отличие от "СВ", где еще много оставалось жур­налистов из старого набора "Коммуниста". Потом я отнеки­ваться перестал, и как-то сказал ему: "Дадите квартиру, перейду". На что Сергей Евгеньевич обещал подумать. Проходит время и он говорит, что "мой во­прос решится положительно", но для этого надо сначала перейти в штат редакции, а потом будет и квартира. "Я никогда ни­кого не обманываю, Сергей" - сказал мне Гришин. И я перешел на работу в "Саратовские вес­ти", и было это в начале 1993 го­да. Расставаясь с Плохотенко, редактором "Саратова", я ска­зал ему, что пора и о хлебе на­сущном подумать - не вечно же за демократию воевать. На что он, тоном картавого батюшки Владимира Ильича Ленина меня пожурил: "Эх, батенька, все о колбасе думаете, нет бы о веч­ном!". Эти его слова я вспом­нил, когда через несколько лет он прислал свое первое письмо из Израиля, куда уехал навсегда со своей семьей. В письме с ис­торической родины он, подроб­но расписывая прелести израильского бытия, рассказывал, как на базаре покупал говядину - как ему ее там разрезали, как подавали, как она великолепно выглядела...
В первый же день работы в редакции "Саратовских вестей" Гришин мне сказал в своем кабинете: "Только никакой критики в адрес правоохранительных ор­ганов, договорились?".
Эту договоренность я сохра­нял пять лет, до увольнения из "СВ". В 1998 году я стал редактором газеты "Московский ком­сомолец в Саратове", и там была политика совсем уже другая.
Я работал в "Саратовских вестях в должности специально­го корреспондента, а потом в должности заведующего отде­лом информации. Работать мне было интересно, был ТОГДА хороший коллектив. Казовский, Разин, Бойко, Костенко, Сторчак, Осовин, Санберг, Агабабян, Блохина, Тишков, Сергиевский, Митрошин, Ильмурадов, Дьяков, Фомичев, Оганезова, Григоренко, Иванов, Бакуткина, Рогожин, Богатырев, Куликов...
Было много командировок по Саратовской области, в Москву, в Волгоград. Писал я в "Саратов­ских вестях" на абсолютно лю­бые темы. От сельских репорта­жей, до отчетов с заседаний в Совете федерации и интервью с политиками федерального мас­штаба...
С фотокорреспондентом Ни­колаем Синегубовым, мы про­шли, как говорится, на перекладных, пешком всю область. Делали репортажи из районных центров, деревень, колхозов. Делали это с удовольствием, по­тому что видели - несмотря на трудности, на такую отврати­тельную жизнь, есть много лю­дей, которые не сдаются. Пыта­ются что-то делать, не падают духом. Поэтому далеко не правы те, кто ассоциирует мое имя в журналистике, как бытописателя бандитской жизни, криминаль­ного репортера.
Кстати, когда я писал мате­риалы, так сказать, на общече­ловеческие темы, и не скандаль­ного характера, то мне говорили коллеги: "Что-то ты исписался. Пишешь ерунду всякую". Да, то­гда чем больше увидишь и заме­тишь "жаренного", чем больше выдашь на страницы газеты критики, тем легче было сделать имя в журналистике.
Разъезды по селам и репор­тажи за жизнь были в основном, летом, весною.
Зимою занимались полити­кой. Особенно, начиная с фев­раля 1993 года.
Поскольку у меня были хоро­шие контакты с некоторыми из­вестными деятелями того времени, то Гришин мне давал за­дания связываться с ними, и брать у них интервью по пробле­ме текущего момента. Писать было о чем и о ком.
В 1993 году политическая об­становка накалилась до предела - все шло к смене власти. Областная исполнительная власть в лице Юрия Белых воевала с вла­стью законодательной в лице Николая Макаревича. Когда они занимались основной работой, и занимались ли ею вообще? Сплошные политические разборки и митинги. В марте 1993 года на Театральной площади собрался огромный, многоты­сячный митинг. Требовали от­ставки Ельцина, Белых и мэра Саратова Китова.
Администрация области сде­лала ответный ход и провела со­вещание руководителей всех ветвей власти, в том числе и ру­ководителей силовых ведомств. Большинство участников под­держали политику Ельцина, за исключением единиц. В апреле состоялся референдум, и 51 процент жителей Саратовской области высказались за то, что "доверяют Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину".
Накануне референдума я взял интервью у лидера Народ­ной партии России Тельмана Гдляна, одного из лидеров Фронта национального спасе­ния, редактора газеты "ДЕНЬ" Александра Проханова, у депу­тата Верховного Совета РФ Зои Ойкиной, экономиста Татьяны Карякиной. Со смешанным чувством читаешь то, о чем говори­ли эти люди 12 лет назад. Да и помнит ли кто уже этих людей? Вот, короткие выдержки из их интервью.
Гдлян: "Сложившаяся ситуа­ция патовая. Пока вся инициати­ва находится в руках президен­та. Время работает на нас, на демократов. Красные бригады в лице ортодоксальных коммунис­тов из парламента попытаются перехватить власть через утвер­ждение законности решения Конституционного суда. Для этого и собирается Съезд на­родных депутатов. Это будет большой российский базар".
Ойкина: "Президент навязы­вает обществу драку. Средства массовой информации поддерживают это. Разве не видно - от того, что творит Ельцин и его ок­ружение, жить стало хуже?"
Проханов: "Скорее всего, Ельцин уйдет. Но здесь есть эле­мент лукавства... Ельцин, уйдя с политической арены, будет воз­вращен на нее демократами на следующих выборах, одновре­менно с этим будет создаваться образ народного мученника".
Карякина: "Мы трижды пере­живали создание образа Ельци­на: в горбачевский период, в дни августовского переворота. Бо­юсь, что и сейчас, то, что с пре­зидентом сделают теперь, мо­жет вызвать к нему очередное сочувствие, народа, и на этой волне он снова может подняться вверх, завоевать доверие наро­да, получить его поддержку. Ель­цин же завел страну в пропасть, положение катастрофическое. Мы реально идем по пути Южной Африки...".
Криминал
Под шум политической борь­бы, под шум митингов голодного и злого населения, в Саратове копили жирок и накачивали мус­кулы все остальные, кого поли­тика интересовала меньше все­го, а привлекало, то, без чего нет и политики - деньги.
В мае 1993 года в Саратове открылось первое казино - "Ро­тонда". О нем мне приходилось писать несколько раз. Когда от­крылось, когда оно имело большую популярность, и когда име­ло проблемы с органами мили­ции. Почти все статьи перед публикацией внимательно читал один из учредителей "Ротонды", ныне покойный Валерий Булга­ков (Лапа)... С такой же пример­но периодичностью, раза три, обращались ко мне и владельцы "Детского мира", имевшего од­но время проблемы с правоох­ранительными органами  (разумеется, надуманными), и осо­бое пристрастие питал к этому магазину небезызвестный Ана­толий Яцков, прошедший путь от опера до большого начальника. Кстати, тогда я заслужил особую нелюбовь со стороны как лично Яцкова, так и его подчиненных, за то, что объективно освещал ситуацию вокруг "Детского ми­ра". Надо отдать должное руководству этого предприятия - они вели борьбу в правовом поле, а не по правилам, которые им хотели навязать. До милицейско­го беспредела со стороны неко­торых сотрудников не дошло, и как я понимаю, не только благо­даря моим своевременным ста­тьям, но и умелой политике Иго­ря Чикунова, умевшего, как я по­нимаю, находить компромис­сные решения с определенными милицейскими кругами в то вре­мя.
Когда пошли массовые аре­сты местных авторитетов, я как-то зашел в РУОП по просьбе подполковника Владимира Колдина. По дороге шел и думал: "Зачем позвал? Опять, может быть, какого-нибудь лидера поймал?".
И точно. Захожу в его огром­ный кабинет, весь светится от радости: "Хотите на Земца посмотреть? И Пилюга здесь!". Мне было явно не по себе. Не в зверинце же. Но Колдин уже звонил по внутреннему телефону. Завели парнишку небольшого роста, в ботинках без шнурков, в телогрейке. Колдин спросил, как кормят, нет ли жалоб. Парень сказал, что все нормально. Ког­да его увели, Колдин спросил: "Знаешь, кто это был? Пилюга! Вот этот маленький такой, и есть сам Пилюга!".
Потом привели Земца. "Ну что, Саша, как жизнь, обо всем подумал?". "Вы же знаете, мы нормально всегда работали...", и покосился на меня. Я сидел за столом. Колдин перехватив взгляд, успокоил: "А это това­рищ из Москвы..."
Давая мне интервью, ныне покойный начальник РУБОП Вла­димир Еремкин в феврале 1995 года, с энтузиазмом, не для пе­чати говорил: "Чикун у нас, Гвоздь у нас... До всех доберем­ся...". Так почти и получилось - Гвоздь застрял надолго, и до сих пор сидит. Чикуна зимой выпус­тили, но уже осенью его убили, а вместе с ним и еще одиннад­цать его помощников в офисе "Грозы" в ноябре 1995 года. Якорь был осужден на 12 лет как организатор убийства в октябре 1992 года председателя Саратовской товарной биржи Владимира Малькова. Уже давно на воле, живет в Саратове. Посади­ли и Силкина с Проней (и тот и другой уже вышли в этом году). Правда, по слухам, у Прони сно­ва проблемы с органами...
По какой причине у Еремкина возникли разногласия с обла­стным руководством (тогда был еще Белых), никто и сегодня не рискнет сказать, но известно, что они были. А в конце сентября 1995 года Еремкин покончил с собой. Последним человеком, с которым он говорил по телефо­ну, была его супруга, которой он сказал: "У меня все нормаль­но...".
Я хорошо помню, как со­трудники РУБОПа хотели объек­тивного расследования причин самоубийства их начальника. Было коллективное собрание, были коллективные обращения к органам власти, была статья в "Комсомольской правде", лей­тмотивом которой стала мысль о том, что в органах пора наво­дить порядок, и смерть Еремкина, это следствие коррупции во властных структурах. Вспоминаю, как меня нашел Владимир Стуров, бывший начальник от­дела по борьбе с организован­ной преступностью (первого в истории Саратова), и мы с ним пошли на набережную, погулять, и поговорить о делах, о Еремкине, и вообще, обо всем, что тог­да происходило в органах. На осенней набережной было пус­тынно, ветер гонял опавшие ли­стья, асфальт покрылся короч­кой льда. Вдруг, ни с того, ни с сего, перед нами возник сержант. Стуров был по гражданке. Сержант попросил у меня доку­менты. Стуров, мне шепнул: "Не бойся, я с тобой". Спросил: "В чем дело, сержант, и показал ему свои красные корочки". Тот отдал честь и сказал: "Операция "Перехват", ищем тут одного... Вот этот гражданин по приметам совпадает..."
Стуров отвел сержанта под локоть в сторонку и что-то ему объяснял, наверное, минуты две.
Сержант удалился, а мы про­должили беседу, даже и, не об­суждая, случайно ли появился сержант на этой абсолютно без­людной аллее набережной, или нет. И так все было ясно без слов.
В "Саратовских вестях" по известным причинам (газета была под правительством), я никак не мог написать того, о чем про­сил Стуров, и о чем просили его коллеги. Поэтому рекомендовал "Комсомольскую правду", и свел Стурова с корреспонден­том "Комсомолки" Михаилом Синельниковым. Они встрети­лись, и появилась статья.
Когда мы прогуливались по Набережной Космонавтов, Сту­ров мне поведал историю о том, как товарищи Еремкина по служ­бе ездили в его родной город (сейчас не помню, кажется, Ка­зань), и просили священника по­хоронить Еремкина, по право­славным обычаям, как убиенно­го, а не как самоубийцу. Священ­ник им отказал. Тогда гости из Саратова дали ему прочесть ко­пию предсмертной записки Еремкина. Служитель Церкви, прочитав её, сказал: "Его уби­ли"... И Еремкина предали земле так, как и полагается по хрис­тианским канонам.
Почти за год до его смерти, мы с ним встречались в его ка­бинете, это было в феврале, и он дал интервью, свое единствен­ное в жизни, в должности этого подразделения.
Повод был подходящим - за­держали Якоря, Гвоздя, Чикуна, Земца...
Но по ходу всего разговора сквозило раздражения началь­ника РУОП: "Работаем. Пашем, ночами не спим, а вся работа псу под хвост..." В интервью это зву­чало более интеллигентно: "Мы провели анализ судебной прак­тики по некоторым уголовным делам. И я могу сказать следую­щее. Народными судами Сара­товской области 89 членам ОПГ были вынесены приговоры, не связанные с лишением свободы. Из них 19 являются лидерами ОПГ".
Владимир Колдин мне пока­зался в первую же встречу идеа­лом милиционера. Подтянут, аккуратен. В то время рука об руку с Колдиным работал Евгений Федорович Григорьев. Склады­валось впечатление, что с Колдиным они не расставались. На самом деле, и так и было - рабо­тали сутками... На столе у Колдина можно было увидеть мно­жество каких-то листочков бу­маг с кружками, фамилиями, стрелочками: "Да вот, с Евгени­ем Федоровичем схемки рису­ем...", и хитро улыбался...
И надо сказать, они очень много преступлений раскрыли. Как они это делали, это профес­сиональная тайна, можно ска­зать, сказать, тайна за семью печатями...
С Григорьевым тогда работа­ла молодежь - Алексей Макаров (сегодня заместитель прокурора города), Дмитрий Петряйкин (работает начальником по рас­следованию особо важных дел в областной прокуратуре. В то время он занимался уголовным делом Гвоздя и его группиров­ки...
Тогда у следователей были совсем иные условия, чем се­годня. Но как работали!
Сергей Михайлов
Фото.
(Михайлов С. Неизвестный Саратов. Часть 2.
// "Саратовский репортёр" (г. Саратов). 2005, 13 декабря. № 45 (156), с. 4-5).
**


103. Александр Елисов
Саратов: грязная слава
Почему саратовские "единороссы" во главе с Вячеславом Володиным вопреки наказу Президента РФ не спешат очищать партийные ряды от проходимцев и ксенофобов?
23.11.2007 г. 17:25.
* Подг. к печати: 12 августа 2015 г.  http://криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
По мнению политолога Александра Кынева, Саратовскую область называют уже не иначе как «регионом победы пиара над здравым смыслом», «заповедником феодализма в России, где вместо выборов проходит спецоперация по навязыванию обществу определенных кандидатов». «Саратов по степени наглости и изощренности – абсолютный лидер, здесь используется целый букет манипуляций: уголовные дела, фальшивые агитационные материалы, угрозы. Такого нет ни на Камчатке, ни в Смоленске, ни в Бурятии», – заявил Кынев, комментируя ход нынешней федеральной избирательной кампании в Госдуму в этом поволжском регионе.
При этом большинство скандалов тем или иным образом связаны с деятельностью местных руководителей «Единой России». И если на сей раз обойдется без летальных исходов, то, как любили приговаривать сталинские следователи: это не ваша заслуга, а наша недоработка.
Своевременное самоубийство
12 декабря 1993 года в Саратовской области состоялись выборы в Совет Федерации по 64-му избирательному округу. Большинство голосов получил тогда первый вице-мэр Саратова Дмитрий Аяцков. Второе место занял губернатор области Юрий Белых, а третье – изначальный фаворит кампании, действовавший саратовский градоначальник Юрий Китов. Но уже в феврале 1994 года, при странном стечении обстоятельств, мэр Саратова (к тому времени бывший) Китов уходит из жизни: его тело с двумя (!) огнестрельными ранениями находят в собственном доме.
Перед смертью Китов оставил две записки.
В первой, адресованной родственникам, говорилось: «...Я должен уйти, как ушел с должности мэра, чтобы не раздирать страстями город...».
Вторая записка была более откровенной: «Будьте прокляты! Аяцков, Наумов, Володин. Устал ото лжи, предательства, борьбы, травли. Люди, простите меня. Я Вас любил и отдавал себя полностью, но это не могло продолжаться без конца».
Почему, уходя из жизни, Китов проклинал эту троицу, было вполне понятно: он проиграл выборы в Совфед, и на его политической карьере был поставлен жирный крест. И здесь не обошлось без участия тех, кто еще три месяца назад работал с ним в мэрии рука об руку, изображая единую команду.
В ходе следствия фигуранты предсмертного послания в один голос выражали крайнее удивление.
«Я не могу понять, в чем я провинился перед Китовым, и почему он так написал», – пожимал плечами Дмитрий Аяцков.
Сергей Наумов, женатый на дочери сводного брата будущего саратовского губернатора, тоже недоумевал по данному поводу: «Почему он такое написал, объяснить не могу. Я думаю, у него не было повода так обо мне писать и отзываться».
Громче всех, отрекаясь от бывшего шефа, возмущался Вячеслав Володин:
«Единственное, что могло обидеть Китова: что я ушел перед выборами за месяц и не остался с ним работать, не оказывал помощь на выборах. Это все, что могло обидеть Китова, другого я не знаю. Но опять же, это не повод, чтобы перед своей смертью посылать в мой адрес проклятья, мне ведь была нужна работа, которая меня интересует, и это он должен был понять».
Впрочем, личный водитель покойного мэра Алексей Коннов рассказал на следствии: «В период после выборов Китов высказался, что на выборах он не прошел потому, что все заранее было подстроено. Как говорил Китов, что бюллетени возят КАМАЗами, а печати можно сделать за один день и сколько угодно выполнить новых «нужных» бюллетеней. ...По телефону один раз пришлось слышать, что Китов об Аяцкове с кем-то говорил, что Аяцков в лицо Китову говорит одно, а за его спиной делает другое. Также в мэрии шли разговоры, что Китов вытащил в люди Наумова, Володина, Аяцкова, а они его предали».
Грязь на Юрия Китова полилась с самого начала предвыборной кампании. В подконтрольной фирме «Гермес» (ее гендиректор г-н Стрижак оказывал финансовую помощь избирательному штабу Дмитрия Аяцкова) газете «Бизнес-новости» вышла клеветническая статья «Мы выбираем, нас выбирают». В ней от имени Аяцкова утверждалось, что «в саратовской мэрии работает 60% бюрократов и бездельников, и все они – в окружении мэра», что «с ним (с Китовым) отношения не простые, и большинство исходящих из его (Аяцкова) кабинета идей не находят поддержки в соседнем, гораздо большем кабинете (Китова)» и т.п.
Сам Юрий Китов, отвечая на вопрос корреспондента газеты «Саратов» о сути его конфликта с вице-мэром Дмитрием Аяцковым, заявил: «Есть только слухи о конфликте. Очевидно, они базируются на выступлениях Аяцкова в СМИ. Получив полное мое доверие, Аяцков стал превышать свои служебные полномочия и нередко злоупотреблял ими, на что ему мною указывалось. А, по сути, он многие заслуги моей команды стал приписывать себе».
Дмитрий Аяцков, в отличие от Юрия Китова, прослыл амбициозным и коварным политиком. В начале 90-х в Саратове развернулась жестокая борьба за власть. Аяцков шел напролом, и в борьбе с бывшим мэром Саратова не гнушался «бить противника ниже пояса».
Неоценимую помощь будущему губернатору Саратовщины оказал его родственник, руководитель секретариата главы саратовской администрации Сергей Наумов. Официально поддерживая действовавшего градоначальника, негласно он «сливал» информацию Аяцкову, работая против Китова.
Вскоре и управделами саратовской городской администрации Александр Фролов, а следом за ним и замглавы Вячеслав Володин увольняются из мэрии. Формально они перешли на другую работу, но фактически в течение последующих месяцев активно участвовали в кампании Аяцкова против Китова.
Кстати, били по Китову не только грязными публикациями. Тогдашнего саратовского градоначальника они уже в ту пору наметили на роль «козла отпущения», решив списать на него собственные грешки.
Из протокола допроса Сергея Китова:
«17 февраля, около 16 часов, мне позвонил брат Юрий, попросил зайти поговорить […] На кухне попили чай. Брат был сильно подавлен, в плохом настроении. Поделился неприятностями. Сказал, что арестовали его зама. Сказал, что Фролов очень подвел его в период предвыборной кампании. Это заключалось в следующем. Фролов через каких-то подставных лиц списал деньги, выделенные для проведения предвыборной кампании. Я понял из разговора, что брат был не в курсе этого. Говорил, что деньги, выделенные, Фролов должен был отдать, а ребята из юридического института при допросах отрицали получение денег. Брат всем этим был расстроен и говорил, что и его будут привлекать к ответственности за то, что сделал Фролов».
Выписка из уголовного дела, возбужденного в отношении гр-на Фролова:
«В процессе следствия обвиняемый Фролов показал, что он в декабре 1993 года по указанию бывшего мэра Китова списал на подставных лиц 9 миллионов рублей, находившихся на счету И-7 в Кировском отделении № 19 Сбербанка РФ и являющихся денежными средствами предвыборного фонда Китова […] Проведенной ревизией использованных денежных средств на счете Китова установлено необоснованное списание денег на общую сумму 8 миллионов 417 тысяч рублей. Кроме того, показания обвиняемого Фролова в этой части подтверждаются показаниями более 30 свидетелей».
Именно эти «свидетельства» и стали причиной для прекращения уголовного дела по самоубийству (?) Юрия Китова. По версии следствия, "одним из основных мотивов самоубийства Китова явилось то, что 1 февраля 1994 года в отношении управляющего делами Администрации Саратова Александра Фролова и первого заместителя главы Администрации Анатолия Зотова было возбуждено уголовное дело. Узнав, что Зотов и Фролов на предварительном следствии дают показания по фактам хищения денежных средств из предвыборного фонда, Китов обращается за помощью к первому вице-мэру и просит оказать влияние на ход следствия и принять меры к освобождению Фролова. Однако Аяцков отказывается помочь Китову […] Понимая сложившуюся обстановку и предвидя, что ему также может быть предъявлено обвинение и избрана мера пресечения – содержание под стражей, Китов сделал для себя вывод, что в данной ситуации, чтобы избежать позора, огласки, выход один – смерть».
Неудивительно, что после смерти «неудобного мэра» карьеры фигурантов его предсмертной записки пошли в гору. Дмитрий Аяцков занял кресло главы области. А за его мощным губернаторским плечом публика неизменно видела скромного, даже слегка застенчивого молодого человека с наигранно печальной улыбкой. Это был Вячеслав Володин, во многом благодаря которому Дмитрий Аяцков и выиграл те самые смертельные выборы.
Травля и шантаж
С той же самой печальной улыбкой Вячеслав Володин через несколько лет устранил с политического поля и своего благодетеля, исподволь подминая под себя саратовский бизнес. Финансовые дела Володина, не обладающего познаниями в сфере экономики и управления бизнесом, постоянно улучшались. И каждая новая победа на политическом поприще оборачивалась для него грандиозными экономическими успехами.
Кстати, не менее скандальной оказалась для г-на Володина и избирательная кампания в Госдуму 2003 года. На нескольких участках в Балаклавском округе Саратовской области, по которому он выдвигался, за Володина якобы проголосовали все 100% избирателей! Причем противостояли ему 8 кандидатов, в частности, от КПРФ, ЛДПР, СПС и «Яблока», в том числе ранее побеждавшие на выборах в облдуму.
Загнав за Можай всех соперников одним махом, Володин приобрел значительный пакет акций холдинга «Солнечные продукты», куда входят саратовский, новосибирский и московский жировые комбинаты, МЖК «Армавирский», «Аткарский маслоэкстракционный завод», «Самойловский комбинат хлебопродуктов», «Хлебная база № 68» и «Калининский элеватор». На какие деньги он приобрел акции, Володин до сих пор не объяснил. Но многим памятно письмо бывшего саратовского министра транспорта Геворга Джлавяна о том, что он на протяжении ряда лет выплачивал Володину откат по 6% с поступлений в областной Дорожный фонд.
Позже Джлавяна «убедили» отказаться от своих слов. Володин даже добился его осуждения за «клевету». Однако вопросы к генсеку «Единой России» не исчезли: задекларировав в 2003 году 2 млн. рублей дохода, всего лишь три года спустя Володин оказался в списке 500 самых богатых людей России с состоянием 2,7 млрд. рублей (100 млн. долларов). И это при зарплате депутата в 70 тыс. рублей в месяц.
Не меньше вопросов возникает и по поводу морального облика членов ближайшего окружения Володина в Саратове. Для полноты криминальной картины в списке местного отделения «Единой России» не хватает, пожалуй, лишь серийных убийц и педофилов. Тот факт, что кандидаты в депутаты Госдумы от этой партии – люди состоятельные, сомнений не вызывает ни у кого. Сомнения вызывает способ повышения благосостояния как действующих слуг народа, так и членов «Единой России», только планирующих обзавестись депутатскими корочками.
Следом за Володиным в рейтинге самых богатых «медведей» идет глава ГУ ЦБ РФ по Саратовской области Юрий Зеленский, заработавший 2 млн. 443 тыс. 259 рублей и тоже, как и Володин, опередивший по доходам Президента РФ.
Предприниматель Александр Соловьев владеет пивкомбинатом «Балаковский», одноименными мясокомбинатом и птицефабрикой, что приносит ему годовой доход в размере каких-то… 827 тыс. 996 рублей.
У сотрудника саратовской администрации Игоря Архипова 701 тыс. 833 рубля задекларированного дохода.
Что интересно, все эти деятели в той или иной степени зависят от главного в области «медвежатника» – Вячеслава Володина. «Вы призвали в ряды своих сторонников людей, о которых много лет вся саратовская пресса пишет как о лицах, замешанных во многих коррупционных скандалах и неблаговидных делах», – бросает обвинение в открытом письме генсеку «Единой России» президент группы компаний "РИМ", независимый депутат саратовской гордумы Леонид Фейтлихер. «Володину удалось создать на территории Саратовской области свою, уникальную партию – партию карьеристов, лизоблюдов и приспособленцев», – говорится далее в письме. И надо признать, что у Леонида Фейтлихера были все основания для подобного рода заявлений.
Также в письме детально описывается один из фигурантов «партии Володина». Это депутат саратовской гордумы Андрей Палазник: по оценке автора письма, «фигура серая, малоприметная». Добавим от себя: в 1998 году г-н Палазник каким-то непостижимым образом умудрился переписать на свое имя 75% акций фирмы «Сартанкер Лтд», принадлежавшей предпринимателю Николаю Гринину. После чего Гринин скоропостижно скончался при невыясненных обстоятельствах.
Видимо, Вячеслав Володин не зря указал в своей декларации о доходах пункт «компенсации по решению суда». Нам сложно судить о деловых и административных качествах знатного «единоросса», но, как нетрудно заметить, процессы «по защите репутации» от неугодных журналистов генсек «Единой России» выигрывал с завидной и подозрительной регулярностью.
Впрочем, травле со стороны г-на Володина и его окружения подвергались не только сотрудники СМИ, на которых было заведено 11 уголовных дел. Ближайший помощник Володина, председатель контрольно-ревизионной комиссии регионального отделения «Единой России» и бывший уполномоченный по правам человека Саратовской области Александр Ландо усмотрел «преступный умысел» в словах Леонида Фейтлихера, о чем и поспешил накатать заявление, больше похожее на донос в духе 37-го года, в Следственный комитет саратовской облпрокуратуры.
Состав преступления, по мнению заявителя, заключался в том, что Леонид Фейтлихер продемонстрировал на пресс-конференции, посвященной борьбе с коррупцией, выпущенный неизвестным издателем журнал с более чем откровенными фото г-на Ландо. На них отставной саратовский омбудсмен предстал перед всем миром в виде разгульного ловеласа, в женском платье отплясывающего с проститутками, пьющего из бокала в виде огромного фаллоса и пр. Что, несмотря на подлинность снимков (признанную, кстати, самим г-ном Ландо), незамедлительно вылилось в возбуждение сразу двух уголовных дел (за оскорбление и вмешательство в частную жизнь), объединенных позднее в одно производство.
А затем уже вступили в действие тяжелые жернова правосудия, из-под которых ранее не ускользал ни один противник Володина и Ко. И как закономерный итог: Леонида Фейтлихера, не собиравшегося ни от кого скрываться, объявили... в федеральный розыск.
Как показала практика, если дело касается «чести и достоинства» Вячеслава Володина и его ближайшего окружения, правосудие в Саратове осуществляется по особым законам. Есть подозрения, что кампания против Леонида Фейтлихера преследует несколько иные цели, нежели желание наказать выскочку, осмелившегося идти наперекор самому «хозяину саратовской берлоги». Возможно, принадлежащая Фейтлихеру группа компаний «РИМ» уже давно стала предметом зависти со стороны конкурентов. Поэтому не исключено, что главным условием прекращения надуманных обвинений станет передача бизнеса Фейтлихера в распоряжение рейдерских структур. По крайней мере, подобная практика шантажа в российском деловом мире довольно распространена.
Уголовные методы
В минувший вторник саратовские «единороссы» все же объявили об отставке с поста руководителя контрольно-ревизионной комиссии регионального отделения партии Александра Ландо. И хотя формулировка обтекаемая: мол, Ландо покинул пост по собственному желанию, совершенно ясно, что это произошло не по его воле. В разгар предвыборной кампании с таких должностей так просто не уходят. Эта отставка была прогнозируема.
Имя отставного саратовского ревизора «Единой России» стал о уже нарицательным не только в самом Поволжье, но и едва ли не по всей стране. Оставалось лишь удивляться, как долго еще Александру Ландо, правой руке генсека «Единой России» Вячеслава Володина, удастся испытывать терпение Кремля?
Впрочем, Александру Ландо не стоит расстраиваться. Теперь он, вероятно, сможет больше времени уделять проституткам, за легализацию которых выступал еще в бытность уполномоченным по правам человека в Саратовской области. К тому же он по-прежнему состоит в списках «Единой России» на выборах в саратовскую облдуму.
Когда «дело Фейтлихера» благодаря его советнику по связям со СМИ Нине Одиноковой получило широкий общественный резонанс, в ее адрес тут же посыпались анонимные угрозы. Неизвестные звонят Одиноковой и дышат в трубку, присылают СМС на иврите, сообщили в милицию о бомбе, якобы заложенной в подъезде, вызвали «скорую», убедив врачей, что у нее случился инфаркт, перерезали телефонный провод и кабель подключения к интернету. Анонимных злоумышленников не остановил даже тот факт, что ложное сообщение о теракте преследуется уголовным законодательством.
«Вопрос римского права: кому это выгодно? – рассуждает Нина Одинокова. - Мы сейчас боремся только с саратовским отделением «Единой России» и ее видными членами: господами Ландо и Володиным. В пользу наших подозрений говорит и грубая попытка сорвать пресс-конференцию в Саратове, посвященную основным нарушениям в ходе избирательной кампании в регионе, допущенным главным образом местными «единороссами». Неизвестный молодой человек, как уже сообщалось, выплеснул в журналистов ведро жидкой грязи и беспрепятственно скрылся».
Кстати, о методах. У верного «володинца» Николая Панкова, депутата-«единоросса» облдумы, числится помощником некто Эдуард Абросимов, журналист с более чем сомнительной репутацией. Рассказывают, что в середине 90-х он умудрился "развести" менеджмент Саратовской табачной фабрики на 5 млрд. неденоминированных рублей. Поскольку долг вернуть ему не удалось (или не хотелось), долгое время Абросимов был вынужден скрываться на Мальте, за что впоследствии и получил прозвище «мальтийский сокол».
Вернувшись в Россию, Абросимов зарабатывал на жизнь публикациями в «желтой прессе». Однажды кто-то выпустил статью о нетрадиционной сексуальной ориентации Вячеслава Володина. Следствие вышло на г-на Абросимова: черновик статьи нашли в его компьютере, в удаленных почтовых отправлениях, но формально его обвинили в клевете на прокурорских работников. За что и посадили. Отмотав на зоне полгода, он устроился на работу к Николаю Панкову. Видимо, «володинцы» и матерый клеветник нашли друг друга, коль скоро Абросимов выполняет в наши дни самые пикантные поручения саратовских «единороссов».
К примеру, именно он привез в Москву группу саратовских журналистов с целью сорвать пресс-конференцию Нины Одиноковой и аналитика движения «За права человека» Евгения Ихлова. По любопытному совпадению, в тот же день на сайте саратовской ГТРК появился высосанный из пальца пресс-релиз, опубликованный с подачи местного отделения «Единой России». Быть может, и звонки в милицию с ложными сообщениями о теракте – дело рук саратовских «единороссов», на которых работает г-н Абросимов? Конечно, прямых доказательств этому нет, но в свете текущих событий параллели невольно напрашиваются.
Присутствует в окружении Вячеслава Володина и такой одиозный персонаж, как проректор Саратовского госуниверситета Дмитрий Чернышевский (праправнук посредственного писателя XIX в., автора романа «Что делать?»). Праправнук этот – кандидат в депутаты облдумы по списку «Единой России», советник генсека партии Вячеслава Володина, недавно опубликовал в местной газете «Земское обозрение» (№ 42 от 24 октября) статью под названием «Разгром мирзехановщины на истфаке».
(Краткое пояснение: декан истфака СГУ Велихан Мирзеханов однажды попенял г-ну Володину за то, что один из корпусов университета сдан с недоделками. Володин тут же предложил недовольному написать заявление об уходе, а ректор университета Леонид Коссович на следующий же день вывесил приказ об увольнении Мирзеханова).
Приведем лишь некоторые фрагменты публикации Чернышевского: «Западные деньги кончились, а администратором Мирзеханов оказался никудышным. Но терять свое маленькое теплое горское княжество на истфаке, видимо, не хотелось…». Или вот еще: «Готовность пожарить свою маленькую яичницу на мировом пожаре характерна для выходцев из небольшого народа, никогда не имевшего собственной государственности. Она сделала Мирзеханова пешкой в большой игре за власть третьих сил». Что, разве такие перлы не подпадают под статью УК о разжигании межнациональной розни?
На ксенофобскую статью Чернышевского, написанную в худших традициях шельмования «врагов народа», незамедлительно откликнулись ученые некоторых вузов. Вот выдержки из их открытого обращения: «…в тексте-доносе значатся и «извилистая дорожка», и «запах денег», и «гнездо порока и обмана», и «израильский след», и бесцеремонно приписываемая Мирзеханову, невзирая ни на какие факты, враждебность к первому лицу страны и руководящей партии, и конечно, обвинения в организации «канала влияния западной идеологии».
Что касается газеты «Земское обозрение», напечатавшей статью Чернышевского, то она уже была отмечена в ежегодном докладе Уполномоченного по правам человека в России Владимира Лукина как издание, регулярно публикующее материалы, разжигающие межнациональную рознь. В связи с этим газета уже получила одно предупреждение. Следующее может закончиться ее закрытием.
А что же г-н Чернышевский? Разумеется, прокуратура не усмотрела в его пещерных антисемитских и антикавказских высказываниях состава преступления. Более того, «володинцы» выдвинули отъявленного черносотенца в состав Общественной палаты РФ. Интересно, пройдет ли на завтрашнем заседании ОП его кандидатура?
Вот такие последователи и верные соратники у генсека «Единой России».
Несмотря на то, что Вячеслав Володин вновь упорно рвется в Госдуму, в Саратовской области этому рады далеко не все. Володин довольно конфликтная фигура не только в родной губернии, но и внутри самой «Единой России». Как отмечают наблюдатели, он не пользуется уважением у многих своих партийных товарищей. А подобное «слабое звено» для партии власти, возглавляемой президентом страны, действительно может оказаться лишним. Перед «единороссами» сегодня встала серьезная и ответственная задача: не дать никому, даже самым видным и активным членам, бросить тень на безупречный имидж национального лидера.
(Елисов А. Саратов: грязная слава
23.11.2007 г. 17:25).
**


104. Елена Иванова
Владимир Колдин: Дайте мне самый коррумпированный регион, и я избавлю его от этого зла
// "Газета недели в Саратове" (г. Саратов). 2009, 10 ноября. № 40 (81).
Рубрика: Расспрос с пристрастием. Человек недели.
* Подг. к печати: 20 августа 2015 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Он работает в правоохранительных органах с 1975 года. В 1995-м возглавил легендарную следственно-оперативную группу по борьбе с особо тяжкими преступлениями "Кобра". В 2006-м избран депутатом Саратовской городской думы. Мы решили поговорить о проблемах в органах МВД с полковником Владимиром Колдиным.
- Как патриот службы, хочу начать нашу встречу с того, что поздравлю всех работников милиции, ветеранов, членов их семей, особенно их жён, с профессиональным праздником - Днём российской милиции.
В милиции, причём на очень небольшой зарплате, работают самоотверженные люди. Один мой знакомый был в командировке в Америке, где останавливался в семье сержанта полиции. Его зарплата позволяет обеспечивать очень приличное существование всей семье, дать образование детям, а его жена вполне может позволить себе не работать. То есть там государство создаёт надлежащие условия для службы блюстителей порядка.
В Америке за 80 лет существования той же ФБР погибло всего 26 сотрудников этой спецслужбы. Государство принимает все необходимые меры для обеспечения безопасности жизни блюстителей порядка во время несения службы, потому что затраты при его гибели могут обойтись казне гораздо дороже.
- Получается, что раз смерть российских сотрудников милиции ничего не стоит, нечего им и хорошие условия для работы создавать?
- Так нельзя говорить, что ничего не стоит. Поддержка оказывается, под определённые даты государство собирает членов семей погибших сотрудников МВД. Никто не брошен. Просто средств, выделяемых им, недостаточно, чтобы они при потере кормильца имели возможность жить на достойном уровне.
Или вот случай: на днях у нас открыли памятник воинам, погибшим в локальных войнах. Ко мне обратилась женщина: сын служил до развала Союза в Армении, а его семья проживала в Казахстане. После развала СССР он в составе нашего контингента оказался в Абхазии. И в 95-м году подорвался на мине. Родители похоронили его в Саратове, но им отказали увековечить имя сына в числе других на памятнике. Я обратился к президенту РФ и губернатору области. Вопрос был решён положительно. А ведь по большому счёту родственники не должны были ходить и просить за сына. Государство должно брать на себя оказание почестей погибшим сынам родины и помощи их семьям.
- Почему в России происходит иначе?
- Если бы мы жили среди песков и гор, это можно было бы объяснить. Но как в богатой стране люди оказываются брошенными, не знаю. Возможно, это результат развала СССР. В наследство достались большие долги. Хотя, конечно, это не оправдание.
- После 90-х настали «тучные нулевые». Но деньги, которые выделяют структуре МВД, используют, например, на дорогостоящую технику для разгона демонстрантов или покупку золочёных кроватей.
- Ну, про кровати дали объяснения. Давайте поговорим о нашем муниципалитете. Например, я обнаружил, что в городском комитете по труду не всё благополучно с размещением заказов на обеспечение нужд малоимущего населения. Я лично провёл мониторинг цен и выяснил, что комитет, который занимается поддержкой малоимущих слоёв населения, покупает продукцию по цене в 1,5–2 раза выше рыночной. Эти материалы я направил в прокуратуру. Председателя комитета уволили.
Или взять детский сад № 95, который до сих пор не принимает детей. Почему? Имеет место нарушение 94-го федерального закона. Комитет капитального строительства за счёт бюджетных средств оплачивал работы, которые на деле или совсем не выполнялись, или выполнялись некачественно. Между тем на ремонт детского сада было потрачено 22 миллиона рублей только за 2008 год. В этом году намечалось выделить ещё 12. Я поставил вопрос о том, что и они будут использованы ненадлежащим образом. Деньги с конкурса сняли.
Почему это происходит? Потому что нет механизмов контроля выполнения муниципальных заказов. Я считаю, что если чиновники будут работать на совесть (чиновниками можно назвать и наделённых властью людей в погонах), то не будет и возмущения населения, и акций протеста.
- В своё время вы руководили следственно-оперативной группой по борьбе с особо тяжкими преступлениями «Кобра».
- "Кобра" создавалась благодаря инициативе Евгения Григорьева как оптимальная форма борьбы с организованной преступностью массового характера. Этот опыт был рекомендован генеральной прокуратурой для распространения во всех регионах России как передовой. В Балакове, кстати, по нашему аналогу была создана оперативная группа «Удав».
В чём был успех «Кобры»? Она создавалась не под конкретные преступления, как это часто бывает, а под направление деятельности, не ограниченное временем. Деятельность группы сочетала следственную и оперативную работу и, конечно, силовые мероприятия. Кроме того, мы обеспечивали физическую безопасность наших свидетелей и потерпевших.
- Не так давно отделы по борьбе с организованной преступностью переформировали в отделы по борьбе с экстремизмом. Получается, для страны нацбол опаснее бандита?
- Упразднение подразделений по борьбе с организованной преступностью — преждевременный и неразумный шаг. Я, как человек, который работал в РУОПе с момента его образования, этот шаг не понимаю. Ведь мы признаём, что оргпреступность негативно влияет на все стороны жизни общества.
- Недавно в Москве прошли пышные похороны Япончика, а на днях произошло убийство Калмановича. Не говорит ли это о том, что организованная преступность возвращается? Или она никуда не девалась?
- В своё время теперь уже бывший генеральный прокурор Устинов признал, что в России две вертикали власти - государственная и криминальная. Возникает вопрос: почему государство позволяет с почестями хоронить криминальных авторитетов? Кстати, один из шефов нью-йоркской полиции сказал: состояние преступности в обществе таково, каким государство позволяет ему быть. Обязанность государства - обеспечить надлежащий правопорядок в обществе.
- Сравнивая своих товарищей по «Кобре» с современными милиционерами, что вы чувствуете?
- Мне неприятно делается, когда я еду в общественном транспорте и вижу на экране бегущую строку: проводится набор в органы внутренних дел. В советское время на службу в правоохранительные органы проводили партийные наборы, наборы по направлению трудового коллектива. И, несмотря на небольшую зарплату, служить в органах считалось честью. А когда я работал доцентом в саратовском юридическом институте, видел, что некоторые поступают благодаря протекции, а некоторые, возможно, и за мзду. В правоохранительной системе этого вообще не должно быть.
При поступлении в академию канадской полиции проводится конкурс из двухсот человек на место. Материальный стимул играет большую роль. Из двухсот человек выберут достойного.
Преступность победить одними только репрессивными мерами невозможно. Важно решить и социально-экономические проблемы - вопросы трудоустройства населения, приемлемой зарплаты. Но самое главное - воспитание нравственности, патриотизма. В Америке - в каждом дворе флагшток, это воспитывает чувство патриотизма. Или, когда спортсмен добивается победы на международных соревнованиях, звучит гимн. У него слёзы на глазах. Он думает не о награде, а о том, что родину представляет.
Когда говорят, что патриотизм, коллективизм, интернационализм, свойственные советским временам, - это вчерашний день, я не согласен. На мой взгляд, это три кита, на которых должно держаться любое нормальное общество.
- С момента убийств, совершённых майором Евсюковым, прошло полгода. Только за это время обществу стало известно о череде кровавых преступлений в разных регионах страны с участием милицейских сотрудников. Что происходит со структурой МВД?
- В этом году и в Саратове был случай, когда работники Ленинского отдела убили и сожгли подозреваемого. Раньше такие случаи представить было невозможно. Были, конечно, исключения. На моей памяти - преступление водителя дежурной части Ленинского РОВД, который оказался серийным насильником. Когда его задержали, начальника милиции сняли сразу. Хотя он был порядочным человеком.
Как бы мы советскую власть ни ругали, но тогда существовала персональная ответственность руководителей за каждого - даже рядового - сотрудника. Какой бы он ни был заслуженный, с него спрашивали. Кадровый подбор стоял во главе угла. А сейчас на некоторые должности существуют определённые расценки. Как такое может быть? Не могу понять.
- Осенью министр МВД Рашид Нургалиев провозгласил месячник по уничтожению коррупции. Вы знаете, как и в какие сроки можно победить коррупцию?
- Отвечу вам словами президента Медведева, который сказал, что для того, чтобы изменить ситуацию с коррупцией, необходимо 10–15 лет. Он имел в виду коррупционность всей системы государственного управления. Но и в отдельно взятой структуре МВД, конечно, за месяц коррупцию не победить. На нынешний день коррупция является серьёзным фактором, подрывающим национальную безопасность страны.
Хочу, чтобы вы знали: я, человек, прошедший все уровни работы в правоохранительной системе, работавший в составе бригад МВД Советского Союза, имеющий почётную грамоту того же Нургалиева («За принципиальность и компетентность»), вынужден был уйти из РУОПа, чтобы заниматься расследованиями преступлений, совершённых рядом коррумпированных работников этого управления. Почему я не востребован в этой системе со своим опытом, со своими знаниями?
Я могу и сейчас пахать сутками, я в хорошей спортивной форме. Мы в СОБРе делали то, что другим не под силу. Мы любили свою работу, работали с энтузиазмом. И главное - мои ребята видели результаты: этого посадили, того взяли. Люди поверили, что правоохранительная система работает.
И потом, как я уже сказал, мы обеспечивали своим потерпевшим, свидетелям физическую безопасность. Это сложная работа. Мы знали: работает закон или не работает, мы обязаны сохранить здоровье и жизнь потерпевшему и свидетелю. Преступники тоже знали, что, если они нанесут им физический вред, мы с них так спросим, что они сто раз пожалеют. Или бывали случаи: едем на задание, случайно попадаем на спонтанную бандитскую «стрелку». Выставляем малочисленную охрану, но никто из бандитов не уходит. Вот авторитет правоохранительных органов какой был.
- Куда делся этот авторитет?
- Да никуда он не делся. Я верю в систему и не хочу кричать о том, что Россию продают налево и направо, что коррупция проела общество, как ржавчина. Да, проблемы есть, но говорить о том, что все органы такие, нельзя. В органах работают и мои ученики, и ребята-«кобровцы», «СОБРовцы», на которых могу положиться как на себя.
Другое дело, что с коррумпированными чиновниками в погонах бороться сложнее, чем с бандитами. Они используют административный ресурс, служебное положение и ставят на должности себе подобных. Вот в чём опасность. Надо разрывать этот порочный круг.
Мы все в этом виноваты. Нередко мы сами ищем возможность обойти закон, даём взятки, приучая чиновников к ним. Если бы мы все были законопослушными, то и коррупции бы никакой не было. Спрашивая с работников правоохранительных органов за чистоту рядов, мы должны просить и с себя: что мы сделали для того, чтобы быть безупречными?
- Во время своей предвыборной кампании вы обещали бороться с коррупцией и взрывать её изнутри. Получается?
- В рамках депутатской деятельности я реагирую на все ставшие мне известными факты нарушений чиновниками закона. Направляю материалы в органы прокуратуры для дачи им правовой оценки. По некоторым должностным лицам администрации города органами прокуратуры и милиции проводятся проверки.
Если бы мне сейчас сказали: бери самый коррумпированный регион, борись с коррупцией, мы с товарищами её победили бы. Я бы обязательно вернул в органы ветеранов, чтобы они приобщали к своему опыту, своим принципам молодёжь. В таком союзе можно горы свернуть.
(Иванова Е. Владимир Колдин: Дайте мне самый коррумпированный регион, и я избавлю его от этого зла
// "Газета недели в Саратове" (г. Саратов). 2009, 10 ноября. № 40 (81).
**


105. Д.Н. Зотиков
К 20-летию образования специальных отрядов быстрого реагирования ГУ МВД России по Саратовской области
* Копир. текста: 27 июня 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
15 ноября 2013 года в 10:00 час., в павильоне музея Боевой Славы в парке Победы на Соколовой горе Саратовское областное отделение "БОЕВОЕ БРАТСТВО" совместно с ГУ МВД по Саратовской области проводят праздничные мероприятия посвященные 20-летию образования специальных отрядов быстрого реагирования ГУ МВД России по Саратовской области.
1. Первым подразделением специального назначения в правоохранительных органах Саратовской области по праву считается отдельная рота милиции специального назначения УВД Саратовского облисполкома, которая была образована в самом начале 90-х годов. Именно сотрудники роты специального назначения в последующем и составили основной костяк личного состава в Саратовском СОБРе.
История же Саратовского СОБРа началась зимой 1993 года, когда при областном УВД на базе 6-го отдела Службы криминальной милиции было сформировано Региональное управление по организованной преступности Поволжского экономического района. В штате РУОП тогда и был создан Специальный отдел быстрого реагирования. Штатная численность подразделения на тот момент составляла 120 человек, а первым фактическим командиром был подполковник милиции Колдин Владимир Алексеевич.
Основными направлениями работы отдела являлись:
- "...Выявление и изобличение деятельности организованных преступных сообществ, формирований, групп;
- Изъятие незаконно хранящегося оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ;
- Выявление и пресечение преступной деятельности лиц, занимающихся квалифицированным вымогательством;
- Сбор информации о «ворах в законе», авторитетах преступной среды, этнических группировках;
- Оказание помощи территориальным органам в раскрытии преступлений в ходе реализации материалов;
- Участие в проведении оперативно-разыскных мероприятий по делам оперативного учета других отделов РУОП..." (цитата из функциональных обязанностей сотрудника СОБР РУОП Поволжского экономического района).
Неофициальной датой рождения Саратовского СОБРа принято считать день проведения первой боевой операции. Это произошло 27 апреля 1993 года, когда сотрудниками СОБР была задержана организованная преступная группа в составе Гордеева Е.А., Свиридова Р.Г., Акрыбая Д.В., и др., за которой числились грабеж и хищение в особо крупном размере. При задержании гр. Гордеев оказал вооруженное сопротивление: несколько раз выстрелил в сотрудников СОБР из пистолета и бросил гранату Ф-1. Жертв помогло избежать, неумелое обращение преступника с оружием: стрелять на бегу его не учили, а у гранаты усик предохранительной чеки от сильного рывка обломился, и заклинил ударник. В дальнейшем в ходе оперативной разработки задержанных и их связей было раскрыто 14 неочевидных преступлений, в том числе 3 убийства, 2 факта хищения в особо крупных размерах, грабежи, кражи личных автомашин. У преступников было изъято 7 единиц огнестрельного оружия (в том числе 1 автомат АКС-74У, 1 пистолет иностранного производства, 2 многозарядные малокалиберные винтовки), 2 гранаты Ф-1, боеприпасы различных видов. При этом сотрудники СОБР не только обеспечивали силовую сторону операций, но и проводили оперативно-розыскные мероприятия. Всего в рамках разработки данной ОПГ было арестовано 19 человек.
В результате деятельности РУОП, специальные операции которого по зад­ержанию противоправных элементов проводили сотрудники СОБРа, преступность получила существенный удар. Было раскрыто большое количество тяжких преступлений, многие преступные авторитеты и члены преступных сообществ отправились в "места не столь отдаленные". Силовые операции СОБРа приводили в ужас преступников, группировки боялись как огня сотрудников спец.подразделения. У народа в лице сотрудников СОБРа появился настоящий защитник. В целом по стране за несколько лет ситуация была поставлена под контроль.
2. Сфера применения СОБРа постепенно расширялась: весной 1994 и 1995 года сотрудники СОБР в рамках операции "Путина" принимали участие в пресечении деятельности организованных преступных групп, занимающихся незаконной добычей и сбытом икры рыбы осетровых пород в Астраханской области и Калмыкии.
3. Вскоре у СОБРа добавилось еще работы: началась первая Чеченская война. С января 1995 года сотрудники отдела регулярно выезжали в командировки в мятежную республику, где в составе сводных отрядов спецподразделений МВД принимали участие в "восстановлении конституционного порядка". Следует отметить, что "вояжи" в горячие точки на Кавказ для подразделения начались еще раньше: в 1994 году группа сотрудников СОБР участвовала в ликвидации последствий осетино-ингушского конфликта.
Завершилась первая чеченская компания для нас относительно удачно: невосполнимых потерь не было, ранения получили 6 человек (в крайней командировке в августе 1996 года группа сотрудников Саратовского СОБРа попала в засаду в Аргуне), но все остались в строю.
4. Осенью 1996 года в ходе реорганизации системы подразделений по организованной преступности РУОП Поволжского экономического района стало самостоятельным подразделением, и было преобразовано в Приволжское РУОП МВД России. Теперь в зоне оперативной ответственности управления находились и территории соседних областей – Ульяновской, Самарской, Пензенской, Волгоградской и Астраханской. Для решения задач борьбы с орг.преступностью в Саратовской области городской отдел по ОП был преобразован в УОП при УВД области. Штатные единицы СОБРа поделили между двумя управлениями: 60 сотрудников вошли в штат СОБР РУБОП, остальные составили костяк СОБРа УОП при УВД.
Летом 1997 года Саратовские собровцы понесли первую потерю: при задержании вооруженного преступника в г. Энгельсе выстрелом из охотничьего ружья был тяжело ранен и через 3 дня скончался старший лейтенант милиции Игорь Юдин, оперуполномоченный СОБР УОП.
5. Осенью 1997 года в копилку славных дел СОБРа добавился солидный взнос: Приволжским РУОП была разработана и во взаимодействии с Главным управлением по борьбе с орг.преступностью МВД проведена крупномасштабная специальная операция "Циклон – АвтоВАЗ" по вытеснению организованных преступных групп, наводнивших всю экономическую инфраструктуру крупнейшего в стране автопроизводителя в г. Тольятти Самарской области (при подведении итогов года Министром ВД Куликовым эта операция была признана наиважнейшим и наиболее результативным мероприятием МВД за 1997 год). Основой "группы первого удара", силовой составляющей операции выступили сотрудники СОБР Приволжского РУБОП, в течение полугода бессменно "зачищавшие" от гангстеров "Чикаго на Волге".
6. Летом 1999 года вновь вспыхнул Кавказ. С сентября сотрудники Саратовского СОБРа вновь регулярно командируются в зону КТО (сперва в Дагестан – г. Буйнакск, затем – в Чечню, г. Шали и ст. Калиновская, далее – Чечен-Аул, Грозный...). "Костлявая" в этот раз не прошла мимо: в феврале 2000 г. в Шали погиб Владимир Миронов, старший оперуполномоченный СОБР РУБОП, в ноябре, в Грозном, от взрыва фугаса – Дмитрий Воротынов и Иван Смирнов из СОБР УБОП. А в Саратове, в октябре 2000, в ходе спецоперации по задержанию сбытчиков драгоценных камней, был смертельно ранен Игорь Павлов, механик-водитель БТР СОБР РУБОП, самый молодой из наших погибших товарищей. Как и Юдин, он прожил в больнице три дня.... В феврале 2001 года, в Грозном, при обстреле блок-поста погиб Дмитрий Климов, старший оперуполномоченный СОБР РУБОП.
Осенью 2001 года история СОБР РУБОП закончилась. Пока воевали в Чечне, кем-то на самом верху было принято решение о свертывании структуры РУБОПов, как не оправдавших возложенных задач. Приволжское РУБОП было расформировано, личный состав СОБР частично влился в ряды расширенного СОБР УБОП, примерно половина сотрудников осталась "за бортом"...
Через год, в сентябре 2002 года, приказом МВД СОБРы были преобразованы в Отряды милиции специального назначения, и выведены из состава УБОПов, оставаясь во "временном оперативном управлении".
В том же году, в ноябре, в Ножай-Юртовском районе Чечни, при обстреле колонны погиб Валерий Гонин, бывший механик-водитель СОБР РУБОП, ставший в СОБРе УБОП оперуполномоченным, водитель-сотрудник ОМСН Алексей Поляков получил тяжелые ранения и лишился руки...
Последние потери Саратовского СОБРа пришлись на 2004 год. Тогда в октябре, при передаче выкупа за заложника, погиб оперуполномоченный СОБР Виктор Пруцких, а два его сослуживца, оказавшиеся "по другую сторону баррикады", получили конкретные тюремные сроки...
ОМСН просуществовал до 2011 года, а затем в рамках реформирования системы МВД в конце 2011 года было принято решение вернуть прежнее и привычное название спецподразделениям МВД и с 1 января 2012 года ОМСН опять становится СОБРом (Специальным отрядом быстрого реагирования).
По месту постоянной дислокации личный состав привлекается для проведения специальных операций по пресечению деятельности преступных элементов, а также по освобождению заложников. Вместе с боевым опытом и профессионализмом сотрудников растет и престиж подразделения. Сотрудники отряда постоянно находятся в состоянии боевой готовности.
За мужество и героизм, проявленные при выполнении служебного долга, сотрудники отряда награждены государственными наградами:
Орденом Мужества - 16 сотр. (8 - посмертно)
Медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" 1 степени - 6 сотр.
Медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" 2 степени - 27 сотр.
Медалью "За отвагу" - 41 сотр.
Медалью "За отличие в охране общественного порядка" - 47 сотр.
Заместитель командира СОБР ГУ МВД России по Саратовской области подполковник полиции Зотиков Дмитрий Николаевич
(Зотиков Д.Н. К 20-летию образования специальных отрядов быстрого реагирования ГУ МВД России по Саратовской области
**


106. Чьи права защищает Колдин?
2013, 18 декабря, среда. 19:06.
* Подг. к печати: 20 августа 2015 г. www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
В каждом городе есть свои, как их в народе называют, «городские сумасшедшие». Так называют тех, кто вечно всем и всеми недоволен: пишет жалобы, выступает на митингах. Когда человек имеет собственное мнение, да при этом еще и может его высказать публично, безусловно, достойно уважения.
Но «городские сумасшедшие» - это люди особенные. Имена и фамилии этих людей в нашем городе хорошо известны. Писание жалоб и кляуз для них стало профессией. Нормальные люди уже давно к ним привыкли и не обращают на них внимания. Например, на то, когда они выступают на каких-либо общественных слушаниях.
Владимир Александрович Колдин наверняка не относит себя к «городским сумасшедшим», хотя иной из «городских сумасшедших» мог бы позавидовать плодовитости Колдина в написании всевозможных жалоб.
Напротив, Владимир Колдин, полагаем, относит себя к числу людей, которых называют правозащитниками.
Так ли это? Может ли бывший мент быть по определению правозащитником и защищать права людей? Известно, что служба в органах внутренних дел ломает психику, и выворачивает ее наизнанку. Как и любая профессия, служба в милиции (полиции) накладывает свой отпечаток на характер человека. Например, врачи люди в основном, достаточно циничные, потому что каждый день видят боль человеческую и привыкают к ней. А что милиционер? Как может защищать людей тот, кто совсем недавно их сажал и даже калечил морально и физически?
Многим известно, что Владимир Александрович Колдин, ныне полковник в отставке, служил начальником СОБРа в РУБОПе (специальный отряд быстрого реагирования в региональном управлении по борьбе с организованной преступностью).
Многим также, очень хорошо и доподлинно известно, чем именно занимались сотрудники этого подразделения в его подвалах и как там издевались над задержанными людьми, как их пытали.
Может ли человек, который руководил таким подразделением, называть себя правозащитником?
Владимир Колдин был одно время депутатом городской думы, что уже само по себе являлось как бы кредитом доверия, полученным от граждан. Но если вспомнить, то Колдин был, пожалуй, самым тихим и самым незаметным депутатом. Это кстати, одна из черт его характера. Сослуживцы отмечают эту его особенность - Колдин обычно старался решать проблемы, используя людей, при этом сам оставался в тени. Что же касается его депутатства в городской думе, то по слухам, там он оказался исключительно благодаря финансовой поддержке одного из саратовских олигархов. Ну, и соответственно, оказавшись там, отрабатывал, как мы полагаем, определенный политический и экономический заказ.
Потом этот всем хорошо известный олигарх покинул Саратов. Без поддержки оказался и Колдин. Вот с тех пор писание жалоб для пенсионера Колдина стало, так скажем, второй, если не первой профессией. Есть некоторые основание предполагать, что олигарх, находясь за пределами Саратова, продолжает «дергать за ниточки» Колдина. Например, недавно прошла информация, что на участие в конкурсе на пост сити-менеджера мог претендовать Колдин. Не думаем, что эта информация появилась просто так. Кому-то очень хочется создавать напряженность в политической обстановке, а отставной полковник становится в очередной раз очень удобным инструментом в этих интригах. Уместны ли интриги, когда политическая и экономическая обстановка достаточно непростая? Это уже, извините, попахивает экстремизмом. Понимает ли это отставной полковник?
Вообще, если мы посмотрим основные этапы служебной карьеры Колдина, то заметим одну четкую закономерность: где бы ни работал и служил этот человек, везде и всем он был недоволен и писал жалобы.
Работая оперуполномоченным в Саратовском аэропорту, как рассказывают его бывшие сослуживцы, он регулярно жаловался и «стучал» на свое руководство.
Не изменился стиль работы и в РУБОПе. После серии доносов руководству УВД, как рассказывают бывшие сослуживцы Владимира Колдина, несколько сотрудников РУБОПа были арестованы, а сам начальник РУБОПа, полковник Владимир Еремкин, не выдержав гонений и проверок, застрелился в своем рабочем кабинете. В результате выяснилось, что донос не имел под собою достаточных оснований, потому что сотрудники РУБОПа были оправданы и вина их большей частью доказана в суде не была. Тоже самое, и с самоубийством Еремкина. Большинство его сослуживцев до сих пор так и считают, что он не покончил с собою, а был убит.
Владимир Колдин продолжил двигаться по протоптанной стезе жалоб и после ухода со службы в СОБРе - уже в Школе милиции. Там объектом его жалоб стал добродушный начальник школы Синюков. Некоторые знающие люди рассказывали, что подоплека тех жалоб в отношении Синюкова крылась в личных неприязненных отношениях между Колдиным и Синюковым.
В 1994 году, когда начались боевые действия в Чеченской республике, из Саратова в свою первую боевую командировку уехали бойцы СОБРа. Начальник СОБРа Владимир Колдин остался в Саратове.
Ни в тот раз, ни позже, Колдин в Чечню не ездил.
Он выбрал то, что ближе ему по духу и по характеру. То, что он всегда и всю жизнь делал. Писал жалобы и доносы.
(Чьи права защищает Колдин?
2013, 18 декабря, среда. 19:06).
**


107. Намедни-Саратов. Год 1994. (Выписка).
05.02.2014 г. 12:49.
* Подг. к печати: 12 августа 2015 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Не в первый и не в последний раз главные события года припасены "под елочку" – в декабре армия и внутренние войска вступают в непризнанную республику Ичкерию, а в новогоднюю ночь идет кровопролитный штурм Грозного. Логичное завершение самого жестокого года девяностых, в котором пик криминального беспредела, крах финансовых пирамид и "черный вторник" завязались в один узел на шее народа.
Год синей собаки по-саратовски: новости, события, горести – в постоянном проекте "Гласа народа".
<…> Дело Зотова-Фролова
Политический год в Саратовской области начинается с двух сенсаций, связанных с одним и тем же человеком. В январе в прессу, еще до официального опубликования приказа, просачивается информация о том, что мэр Саратова Юрий Китов отправлен в непочетную отставку (с переводом на должность начальника Транс­портной инспекции). А уже в феврале область шокируют известия о самоубий­стве Китова. Экс-градоначальник стреляется из охотничьего ружья в своем сельском домике в Базарно-Карабулакском районе. Молва суицид считает "странным": мол, только-только поздравлял с Новым годом и выражал на­дежду на будущее, а тут такое. К тому же, говорят, на теле найдено два огнестрельных ранения. С другой стороны, в пользу самоубийства свидетельствуют оставленная предсмертная записка и несомненный мотив – перспектива ареста и тюрьмы.
Внутренний конфликт в мэрии развернулся на фоне первых выборов сенаторов от Саратовской области в Совет Федерации. Неожиданно для наблюдателей конкурентом Китова в них оказался его зам Дмитрий Аяцков, после чего несколько месяцев между бывшими друзьями шла война компроматов. В аппаратной же борьбе мэр полагался в первую очередь на еще одного своего заместителя Анатолия Зотова, который своим приказом пытался даже отстранить Аяцкова от власти. Однако все вышло по-другому: популярный в народе Аяцков убедительно выиграл выборы, а вскоре после этого в отношении Зотова и управделами мэрии Александра Фролова было возбуждено уголовное дело. Их обвиняли в растрате денег из избирательного фонда Юрия Китова и получении взяток (в том числе автомагнитолами и ручками Parker). На следствии чиновники якобы валили все на своего босса, и Китов, понимая неотвратимость судебного наказания, решил свести счеты с жизнью – так, по крайней мере, формулировалась официальная версия. Суд над Фроловым и Зотовым длился несколько лет и большинство обвинений с них в итоге были сняты.
Новым саратовским мэром стал Александр Маликов, ранее занимавший аналогичный пост в Энгельсе. Как и глава областной администрации Юрий Белых, человеком он был неярким, скорее фигурой компромиссной, чем настоящим политиком. И в печатной аналитике уже во весь голос стали называть сенатора Дмитрия Аяцкова будущим губернатором региона. <…>
(Намедни-Саратов. Год 1994. (Выписка).
05.02.2014 г. 12:49).
*
Вячеслав Борисов, www.криминальныйсаратов.рф
21 октября 2020 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню