Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Нераскрытое убийство (часть 2)

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав
Вячеслав Борисов, Александр Крутов
Нераскрытое убийство
// Богатей, 2002, 20 июня; № 22.
(Продолжение. Начало см. в № 21)


В июле 1991 года, когда уголовное дело по фак­ту вымогательства у фотографов официально ещё не было прекращено, в жизни Александра Наволокина произошло событие, кардинально изменившее его социальный статус. Детсадов­ский сторож в одночасье превратился в круп­нейшего акционера недавно возникшего сара­товского филиала гремевшей в то время биржи "Алиса". Как же это произошло? Если верить публикации Ольги Протасовой в журнале "Обще­ственное мнение", "в Саратове идея открыть филиал "Алисы" пришла в голову студенту I кур­са экономического института Игорь Мальцеву. Дружеские связи привели его в компанию бок­сёров (сам Игорь занимался каратэ), где между тренировками и пивом зрела гениальная идея. Такой вот бизнес-аперкот. Мальцева откоманди­ровали в Москву. По справочной он узнал адрес "Алисы" и заявился к Стерлигову на приём".

"Алиса" и её крёстные


О своей встрече с Германом Стерлиго­вым Игорь Мальцев корреспонденту "ОМ" рассказывал так: "Познакомились на бле­фе. Он блефовал, я тоже. Сказал, что са­мые крупные пупки Саратова заинтересо­ваны продавать через его биржу, под его маркой. Поверил, даже загорелся нашей идеей. На тот момент "Алиса" была толь­ко в Москве и Ленинграде. А после наше­го разговора его реклама стала агитиро­вать за создание филиалов в регионах".

Правда, поначалу "пупки" предпочли не высовываться. По-видимому, во избежание затруднений с правоохранительными орга­нами при регистрации филиала "Алисы" в Саратове была изобретена довольно ориги­нальная двухступенчатая схема. Суть её со­стояла в том, что центральный московский офис "Алисы", согласно учредительному до­говору, был наделён правом в течение ме­сяца с момента регистрации своей саратов­ской "дочки" внести изменения в состав её учредителей с соответствующим пересмотром вкладов в уставной фонд. Исходя из логики дальнейшего развития событий, можно предположить, что этот пункт в учре­дительный договор был заложен изначаль­но теми самыми "пупками" с целью скорей­шей легализации своих капиталов. Офици­ально ТБД "Алиса" в Саратове" был зареги­стрирован 19 июня 1991 года. А четырьмя её первоначальными учредителями были:

Биржа стройматериалов "Алиса", г. Москва (президент Н.Н. Георгиевский) — 10 процентов;

Поволжский коммерческий банк "Стема-банк" (председатель правления В.А. Горшков) — 10 процентов;

Производственно-коммерческая фирма "Стема" (генеральный директор В.В. Полынин) — 10 процентов;

Научно-производственный коопера­тив "Састма" (председатель С.А. Пан­кратов) — 70 процентов.

Однако не прошло и месяца, и 17 июля 1991 года центральная биржа "Алиса" потребовала от своего саратовского филиа­ла передачи не менее 45-процентной доли уставного фонда брокерской конторе "Брок-Плэй" и указанным из Москвы физи­ческим лицам. В итоге из Совета учреди­телей были удалены "Стема-банк", фирма "Стема", кооператив "Састма", после чего уставной фонд перераспределился следу­ющим образом: биржа "Аписа", г. Москва — 10 процентов; "Брок-Плэй" — 47 процен­тов; Булгаков В.А. — 19 процентов; Пятин С.В. — 1 процент; Наволокли А.В. — 23 процента. После тихого переворота со сменой учредителей президентом ТБД "Алиса" в Саратове" был избран управля­ющий "Брок-Плэй" Игорь Мальцев, однако очень скоро студента-первокурсника заме­нил на этом посту мастер спорта по боксу международного класса Иван Новиков.

Подобная "перемена мест" произошла, вероятней всего, по двум причинам. При рождении саратовской "Алисы" её инициа­торы взяли в "Стема-банке" колоссальный по советским временам кредит в 2 млн. рублей, которые, как пишет Ольга Протасо­ва, "ушли Герману (Стерлигову) за брокер­ское место "биржа строительных материа­лов"". Фактически деньгами "Стема-банка" был оплачен своеобразный вступитель­ный взнос за саратовскую "дочку", после че­го "Стема-банк" стал лишним в этой игре. Второй причиной оставления Игорем Маль­цевым поста президента ТБД "Алиса" в Са­ратове" стало то, что истинным хозяевам этого предприятия, через которое пропус­кались огромные потоки "чёрного нала", ну­жен был свой человек, полностью управля­емый и подконтрольный. Таким человеком и стал известный боксёр Иван Новиков. А то, кому принадлежал первоначальный капитал "Алисы" в Саратове", в "Общественном мнении" описано достаточно от­кровенно: "Деньги были у старших товарищей (Но­виков, Булгаков, etc), и удельная масса денег к началу 90-х достигла той критической отметки, ког­да встала проблема — они должны работать. Старшие вложили свою долю в развитие "Алисы", помогли взять кредит, — понятно, что одного честного слова Игоря Мальцева для "Стема-банка" было недостаточно. Взамен они получили красивый модный офис и видимость закон­ного бизнеса". Кто же были эти "старшие"?

Из досье. Булгаков В.А., 1965 г.р., клич­ка Лапа, в начале 90-х годов считался лидером группировки спортсменов, которая первоначально базировалась в районе Городского парка культуры и отдыха ("парковские"). 30 ноября 1990 г. в Саратове на территории Октябрьского района Булгаков В.А. был ранен в голову дробовым зарядом из обреза охотничьего ружья. Основной причиной покуше­ния на Лапу в милицейских кругах принято считать происходивший в сентябре 1990 года передел сфер влия­ния среди группировок, специа­лизирующихся на сбыте фаль­сифицированного алкоголя. По данному факту Октябрьским РОВД г. Саратова 10 декабря 1990 года было возбужде­но уголовное дело № 26552 по ст. 206, ч. 3 УК РСФСР (хулиганство). Считалось, что Булга­кову была хорошо изве­стна личность стре­лявшего, но на следст­вии он его не назвал. В итоге 10 марта 1991 года уголовное дело было приостановлено.

По слухам, в середине 90-х годов Валерий Бул­гаков перебирается в Москву, а его бизнес "рассасывается" среди преемников. По другим данным, Лапа и сейчас нередко наведывается в Саратов, где любит по­сещать созданный его усилиями ночной клуб "Ротонда".

Если же говорить про Ивана Новикова, то ника­ких крупных капиталов у него в "Алисе" не было. Ему отводилась достаточно скромная роль официального должностного лица, которое в слу­чае крайней необходимо­сти можно принести в жертву правоохранитель­ным органам. Этакий сво­еобразный "дядя для би­тья", в фирмовом прикиде и с солидным боксёрским стажем. И, судя по всему, Иван Иванович так глубо­ко вошёл в предложен­ный ему образ, что начал привносить в него извест­ный элемент импровиза­ции. С осени 1992 года в ряде саратовских газет появились объявления о том, что ТБД "Алиса" в Саратове" временно при­останавливает закупку партий оружия и боепри­пасов. В одном из таких объявлений шутники из "Алисы" попросили покупателей побыстрее забрать стоявший под окнами их офиса бронетранспортер. Именно эти объявления стали формальным поводом для проведения обыска в офисе саратовского филиала "Алисы", который на­ходился в то время во Дворце спорта на ули­це Чернышевского. Как пишет Ольга Прота­сова, "обыски участились к концу 92 года, но за всё время найдены были только два па­трона неизвестного происхождения у Ивана Ивановича. Никаких обвинений "Алисе" не предъявлялось".

Приведенная цитата не может не вы­звать удивления и недоумения. Во-первых, обыск в офисе "Алисы" был всего один — в феврале 1993 года. Во-вторых, субъектами уголовного преследования могут быть ис­ключительно физические, но никак не юри­дические лица, каковым являлась "Алиса". Что же касается Ивана Ивановича Новико­ва, "генерального президен­та" ТБД "Алиса", то ему обви­нение не только предъявля­лось, но он был даже осужден за незаконное хранение огнестрельного оружия, бое­припасов и взрывчатых ве­ществ. Произошло это при следующих обстоятельст­вах.

6 февраля 1993 года в ре­сторане "Тройка", принадле­жавшем тогда еще малоизвестному бизнесмену Пипия, был жестоко избит Земец. В криминальной среде по этому поводу мрачно шутили, что об Земца была обломана чуть ли не полови­на находившихся в "Тройке" стульев. Ответ на это избиение последовал незамедлитель­но — 7 февраля в ресторане "Муза", также на улице Чернышевского, произошел расст­рел нескольких спокойно ужинавших клиен­тов. При этом было убито трое или четверо человек. Один из погибших был чеченцем.

Поняв, что после этих событий Саратов стоит на грани масштабной войны преступных группировок, заместитель прокурора области Анатолий Горшков санкционировал обыски в офисах и квартирах всех наиболее значимых криминальных лиц города по предоставленной РУОПом информации. Естественно, был в этом списке и офис "Алисы", где в одном из сейфов оператив­ники обнаружили пистолет "ПМ", две руч­ные гранаты и патроны к пистолетам "ПМ" и "ТТ". Строго говоря, следствию было до­статочно сложно инкриминировать кому-ли­бо конкретно найденный арсенал, посколь­ку многие из сотрудников "Алисы" имели до­ступ к злосчастному сейфу. Однако руково­дителей "Алисы" подвела невысокая компе­тентность собственных юристов. Вместо то­го, чтобы выразить недоумение фактом по­явления этого арсенала в своих апартамен­тах, оперативникам заявили, что это оружие Иван Новиков приготовил для сдачи в ми­лицию. После такого заявления у РУОПовцев появилось желание провести обыск на квартире у Ивана Ивановича. Там они тоже сумели отыскать патроны к пистолету "ПМ".

В ходе предварительного следствия Иван Новиков пояснил, что, как спортсмен, он каж­дое утро совершает кросс по Городскому парку. Во время одной из таких пробежек "генеральный президент" обнаружил в кус­тах свёрток с оружием и патронами, который и принёс в офис "Алисы" в Саратове". На во­прос следователя о том, каким образом па­троны оказались у него дома, Иван Ивано­вич сообщил, что часть патронов из своей находки в офисе он отсыпал и унёс домой. Возможно, эта версия и стала бы фигуриро­вать в протоколе допроса. Однако тут в де­ло вмешался адвокат Новикова, заставив­ший своего клиента изменить первоначаль­ные показания. Называть здесь фамилию этого адвоката не будем. Сообщим лишь, что в кругу близких ему людей сам себя он называл "адвокатом Терразини", по-видимо­му питая известную слабость к персонажу из весьма популярного в те годы в России ита­льянского телесериала "Спрут".

Так вот, под влиянием этого адвоката Иван Новиков изменил свои показания и сообщил следователю, что домашние патроны он также нашёл во время кросса в Горпарке, но только на сле­дующий день после первой находки. В результате такой совме­стной творческой работы "генерального президен­та" и "адвоката Терразини" в уголовном деле Ивана Новикова вместо одного эпизода стало фигурировать два. И в итоге летом 1993 года Но­виков был осужден Октябрь­ским районным судом Сара­това по ст. 218 УК РСФСР: "Незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт оружия, боевых припа­сов или взрывчатых веществ". Вынося этот приговор, суд при­нял во внимание то обстоятель­ство, что обвиняемый уже не­сколько месяцев провёл под стра­жей. А потому оставшаяся часть наказания была условной. В дан­ной связи весьма любопытен и та­кой факт: первый печальный опыт знакомства с деятельностью су­дебной власти президента "Алисы" вылился в то, что ныне "бывший тренер по боксу Иван Иванович Но­виков — советник Управления су­дебного департамента при Верхов­ном суде РФ" ("Общественное мне­ние", № 6 (23) 2001).

Другие коллеги Ивана Ивановича также сумели добиться определён­ного положения в органах власти и управления. Некоторые из бывших "алисовцев" стали даже соискате­лями депутатских мандатов: кто-то более удачно, кто-то менее. Как со­общила Ольга Протасова в том же номере журнала "Общественное мнение", "бывший начальник служ­бы обеспечения Юрий Заигралов сегодня депутат областной Думы". Однако "алисовский" этап своей биографии директор деревообраба­тывающего комбината облпотребсоюза Заигралов, судя по всему, афишировать не любит. Во всяком случае, в его официальной биогра­фии, опубликованной в спецвыпус­ке информационного бюллетеня Саратовской областной Думы в 1997 году, период трудовой биогра­фии с 1988 по 1997 годы отражён всего одной строчкой — "аспирант, старший преподаватель СИМСХ".

Во время избирательной кампа­нии в Саратовскую городскую Думу осенью 2000 года в качестве канди­дата в депутаты по округу № 2 в За­водском районе баллотировался Андрей Геннадьевич Табояков, являю­щийся ныне исполнительным директором ООО "БУЛС". Появление Андрея Табоякова в саратовской "Алисе" Ольга Протасова опи­сывает так: "Исполнительным директором стал Андрей Табояков, молодой инженер, ко­торого А. Наволокин вытащил из прозябания на "Корпусе"". О том, что связывало между собой детсадовского сторожа Наволокина и молодого инженера А. Табоякова, в "ОМ" не говорится. А зря! Дело в том, что Анд­рей Табояков является сы­ном известно­го тренера по боксу Генна­дия Табояко­ва, которого его воспитан­ники любовно называли "дядя Гена". Благо­даря стараниям "дяди Гены" приобщились к искусству бокса братья Наволокины, Игорь Чикунов, Сергей Яковлев (Якорь) и ряд дру­гих известных "бизнесменов" конца 80-х — начала 90-х годов. Правда, попытка попасть в органы местного самоуправления для Андрея Табоякова закончилась неудачно. Он проиграл лидеру городских коммунистов Геннадию Турунтаеву. Лиха беда начало.

Покушение и следствие


Сказать, что убийство Александра На­волокина произвело шок в криминальной среде Саратова — значит не сказать ниче­го. Если произошедшее годом ранее убий­ство Хапалина воспринималось как досад­ная случайность, после которой если не всем, то очень многим партнёрам покойно­го стало легче дышать, и они ощутили не­кую самостоятельность, то убийство Наво­локина было признаком некой складываю­щейся тенденции. Суть этой тенденции лучше всего сформулировал Канапа, за­явивший во время похорон небезызвест­ному Владимиру Барышникову: "Володя, если так и дальше пойдёт, то ты так нас скоро всех перехоронишь". Барышников, официально работавший бригадиром могильщиков и исправно исполнявший свои служебные обязанности, годом раньше организовывал похороны убитого Хапалина.

Из милицейской сводки: 30 ноября 1991 года в 22 ч. 05 мин — 22 ч. 10 мин. око­ло дома № 8 по ул. Барнаульской г. Сара­това был убит 8-ю выстрелами из писто­лета "ТТ" гр. Наволокин А.В., который шёл пешком от автостоянки № 4 у зуборезно­го завода по ул. Пензенской домой — к до­му № 32 по пр. Энтузиастов, где он про­живал в квартире № 11, у родителей же­ны — супругов Рубиных. По данному фак­ту прокуратурой Саратовской области 1 декабря 1991 г. было возбуждено уголов­ное дело № 30052 по ст. 103 УК РСФСР".

Как выяснилось в ходе следствия, мно­гие из допрошенных в качестве свидетелей видели или общались с Наволокиным в по­следний день его жизни. В день убийства Наволокин заезжал в 20.00 к своему знако­мому видеопрокатчику, взял у того посмо­треть видеокассету с фильмом "Агрессор из космоса".

Виделся с убитым накануне покушения и тренер по боксу Игорь Журавлев. Наволоки­на он хорошо знал, поскольку в юности вме­сте обучались боксу, а затем играли в фут­бол в ГПТУ-20. У Журавлева создалось впе­чатление, что в день своей гибели Наволо­кин был какой-то поникший. Сам Игорь Жу­равлев вернулся в этот день домой поздно, где-то около 22 часов и вскоре услышал с улица пять глухих выстрелов (Журавлев проживал в то время неподалёку от места преступления). Многие жители близлежа­щих домов также слышали выстрелы в ука­занное время. При этом некоторые даже ви­дели, как после выстрелов двое парней побежали по направлению к магазину "Садко".

По факту убийства Наволокина срочно бы­ла создана сводная оперативно-следственная бригада. В неё были включены лучшие силы УВД, прокуратуры и даже сотрудник КГБ Сергей Болдырев. Размещалась и рабо­тала сводная группа в здании Заводского РОВД. И вот что любопытно: с первых же ша­гов неоценимую помощь следствию стали оказывать... местные криминальные автори­теты. Примерно через час после совершённого покушения на квартиру Канапе позво­нил тогдашний начальник уголовного розыс­ка Заводского РОВД Павел Кузьмин и сооб­щил о произошедшем. Звонок этот, по-види­мому, был сделан с дальним прицелом и во­зымел необходимое действие. Криминальный мир Саратова стал для следствия актив­нейшим поставщиком информации, которую при иных обстоятельствах собрать было бы весьма затруднительно. Оказалось, что по­сле убийства в сентябре 1990 года Владими­ра Хапалина на Саратов обрушилась волна кровавых криминальных разборок. В среде действующих преступных авторитетов оказа­лось очень немного тех, кто в это время не подвергся бы нападениям, избиениям и не получил бы травм и ранений. Были выявле­ны и случаи совершения покушений с приме­нением огнестрельного оружия, неизвестные правоохранительным органам. Выяснилось, например, что 31 декабря 1990 года за авто­мобилем, в котором находился весьма изве­стный и авторитетный в Заводском районе Парамонов (Сухой), гнался и расстреливал его на ходу из пистолета "ТТ" неизвестный киллер. Парамо­нов был ранен, но всё же сумел не потерять со­знания и ото­рваться от пре­следователя. Если учесть, что в результате этого ранения у жертвы была ампутирована одна из почек, можно считать, что он остался жив по чистой случайности. Так что убийство Александра Наволокина стало грозным напоминанием саратовским авторитетам о том, что все они тоже являют­ся смертными. А потому в целях обеспече­ния личной безопасности надо оказывать следствию всемерную поддержку. Любопыт­но, но поддержка эта заключалась не толь­ко в предоставлении подробнейшей инфор­мации о жизни местного криминального со­общества, но и в чисто технической помощи. В совместном приказе о создании сводной оперативно-следственной бригады в её рас­поряжение формально выделялось 6 авто­мобилей. Однако в реальности следователи и оперативники, работавшие над раскрыти­ем этого сложнейшего дела, не получили ни одной государственной машины. Проблема автотранспорта для нужд следствия реша­лась с помощью местных авторитетов, кото­рые к 9 часам утра ежедневно подгоняли к зданию РОВД несколько личных машин, со­вершенно безвозмездно предоставляя их для нужд следствия.

(Продолжение следует)



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню