Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Мордаков Василий Васильевич, вор в законе "Мордак". Часть 3. Материалы 1999-2002 гг.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 06.04.2021

Опубликовано: 07.04.2021



Содержание:
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 1999, сентябрь. № 6, с. 12-13.
10. Григорьев С. "Воровское" счастье
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 09 декабря. № 48, с. 15.
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 18 апреля. № 15 (154), с. 6.
**


9. Михаил Синельников
Организованны и очень опасны. (Выписка).
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 1999, сентябрь. № 6, с. 12-13.
Рубрика: Расклад-2.
* Подг. к печати: 17 октября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
После публикации первого, одноименного материала, где я попытался хоть немного показать степень влияния криминального мира на политическую и экономическую жизнь нашего региона, реакция кое у кого была однозначной – ложь и клевета. Несмотря на то, что многие фамилии, названия фирм и т.д. были изменены, индивидуумы, которых все это касалось впрямую, себя узнали и побывали в редакции в сопровождении накаченных "быков", якобы юристов. Чего они приходили, я так и не понял, т.к. предложенную им, в соответствии с законом о СМИ, форму ответа они категорически отклонили. А жаль, хотелось бы послушать их контрдоводы на мои обвинения, сделанные на основе анализа оперативных материалов местных спецслужб. Правда, один железный аргумент мне все же привел в телефонном разговоре один небезызвестный в городе, гм..., гражданин: "Смотри, козел, допишешься..."
Прошло почти два года, и ситуация мало чем изменилась. Да и с чего ей меняться, если многие ключевые позиции в местном бизнесе давно так или иначе контролируются криминалитетом; все обещания губернатора показать народу коррупцию за "торчащие из правительства уши" так и остались обещаниями. А тут еще выборы на носу, да и бензиновая "лихорадка" только набирает силы. Всего, разумеется, я по независящим от меня причинам огласить не смогу, да, наверное, это и не надо: меньше знаешь – больше живешь. Но вот за "козла" мне обидно. И в заключение, повторюсь, большинство имен собственных в данной статье изменены, т.к. в соответствии с российским законодательством, никто не может быть признан преступником, кроме как по приговору суда.
<…> Вряд ли тому же Семену, предпочитающему иметь дело с "беловоротничковой" преступностью, интересна вопиющая наркотизация собственной епархии. Хоть и прибыльно, но хлопотно и опасно. С ним, пожалуй, согласится и другой "крёстный отец", небезызвестный в Саратове Парамон. Парамоновский клан – один из самых старейших в новой бандитской истории столицы Поволжья, и выстроен он по образцу и подобию итальянской "коза-ностры", где на самом верху криминальной пирамиды располагается семья. У Парамона целиком закрытая структура организованного преступного сообщества. 1998/1999 годы для семьи выдались "неурожайными" из-за перестрелки в Балашове и особенностей воспитания родственников, среди которых считается хорошим тоном поднимать руку на сотрудников милиции. Короче, ряды последних поредели. Кто-то в бегах, кто-то убит. Сам же Парамон является вице-президентом фонда помощи семьям работников правоохранительных органов в Краснодаре (здесь его слишком хорошо знают) и одновременно поддерживает воров в законе армянской национальности, дислоцирующихся в Ростове-на-Дону. Здесь, в Саратове, Парамон в конгломерате с Канапой под крышей важной персоны областного значения претендует на ключевые позиции в алкогольном бизнесе. Рядом находятся и местные воры в законе Дато, Ной и вновь появившиеся Малхаз и Тимур. Еще мечта у Парамона – полностью контролировать Заводской район, но на этом поприще мешают так называемые Парковские. После того, как Парамона избили в ресторане "Олимпия" и позже ранили из "ТТ" в Октябрьском районе в 1991 году – отношения между Парковскими и Парамоном постоянно находятся в стадии вялотекущей  войны. Говорят, что именно из-за этих историй знаменитого Лапу хулиганы чуть совсем зрения не лишили и все-таки выбили ему один глаз. Но это уж так, к слову.
Если брать третью колоритную фигуру в сегодняшнем криминальном Саратове, то это несомненно полулегендарный Канапа. Он начинал еще с Хапалиным, затем после неоднократных покушений несколько "утух", а в 1996 году состоялось его второе "пришествие". К тому времени основные конкуренты и недоброжелатели вроде Якорей, Гвоздей и Чикунов сошли с дистанции, а фигуры более мелкого масштаба (Гульбадян, Апельсин и т.д.) вдруг вспомнили о былых заслугах Канапы и позвали его "на царство". Между прочим, к той самой акции с векселями, осуществленной Семеном, Ростковым и т.д. в 1996 году, Канапа тоже имел непосредственное отношение. Вообще, Канапа банальной уголовщиной больше не интересуется, для этого есть "пешки", от которых он дистанцирован целыми рядами "прослоек", и добраться до него почти невозможно. Структуру Канапы в спецслужбах называют самой грамотной, где каждую проблему решает специалист определенного уровня. Сам Канапа занимается только политико-экономической стратегией и старается держаться в тени. В этом смысле показателен его инструктаж своему советнику, который отправлялся на переговоры в областное правительство: "Вот этот проект необходимо срочно пролоббировать. Скажите (далее следует ряд "высоких" фамилий), что это государственная необходимость, они люди слабые, согласятся.  Обо мне не упоминать". Канапа так же как и Парамон дружит с ворами в законе и теми фигурами, которые за ними стоят. Он вплоть до последнего пользовался советом старейшего и авторитетнейшего Василия Васильевича, обнимается с Дато и трогательно осведомляется о здоровье Ноя – тот недавно "загремел" в реанимацию от передозировки наркотиков. <…>
На этом пока поставим многоточие, хотя не сказано и десятой части всего имеющегося материала. Кто и для чего скупает бешеными темпами недвижимость в Балашове? Грозит ли саратовцам чеченская экспансия? В чем основные особенности местных этнических криминальных группировок? В общем, "Расклад-3" следует...
(Синельников М. Организованны и очень опасны. (Выписка).
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 1999, сентябрь. № 6, с. 12-13).
**


10. Станислав Григорьев
"Воровское" счастье
Немного о быте людей, которых оперативники называют "ворами в законе" и "авторитетами"…
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 09 декабря. № 48, с. 15.
Рубрика: Криминал
* Подг. к печати: 23 сентября 2017 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Русского человека всегда интересовало, как она, жизнь за забором. Что пьют и на чем едят соседи, и сколько "зеленых" у них остается после еды-питья? Этот интерес основывается не только на элементарной зависти. По типу потребления можно су­дить о человеке в целом - серьезен ли, бережлив ли, умен... А вдруг умнее, чем я сам?
Особенно интересно (и в читательских просьбах это то и дело проскальзывает) нашим людям знать, как живут главные ге­рои криминальной страницы "Земского обозрения". Цитата: "Слушай, друг, ты уже запарил писать: Ной, Дато, Балаш, Ти­мур, Тимур, Балаш, Ной... вошли в противо­речия, делят сферы влияния, сходятся, расхо­дятся... Ты напиши лучше, а что они делят, что перепадает им от этих "сфер влияния". К примеру, где они живут и на каких авто­мобилях катаются... Вот что интересно знать! Говорят, что они богачи, а может, они на самом деле нищие и не стоит им завидо­вать, и пусть живут себе, коптят небо..."
Сегодня мы выполняем читательскую просьбу. В распоряжение редакции попа­ли сведения о недвижимости, транспорте и образе жизни людей, которых в оператив­ных документах отчего-то называют всяки­ми похабными словами. То они "воры", то они "авторитеты", то лидеры "организо­ванных преступных сообществ" и "групп".
"Вор" - понятие растяжимое
Начнем с "воров". Вопреки распростра­ненному мнению, что они "жируют" за чужой счет, анализ их бытовой благоустро­енности как раз показывает, что не "жиру­ют". Известный во всем поволжском реги­оне (ныне покойный), авторитет воровской направленности по кличке "Хозяйка" проживал в городе Энгельсе в одноэтажной лачуге в районе рыбзавода на улице Вод­ной. Также покойный, полулегендарный, старейший в России "законник", Мардаков обитал в двухкомнатной квартире в доме "хрущевского типа" на улице Чапаева в Саратове. Мало того, эта скромная даже по меркам обычных людей квартира была "записана" на его сожительницу, которая проживает в ней до сих пор. За более чем 70 лет своей активной противозаконной деятельности Мардаков не нажил ничего, кроме почета и уважения среди себе по­добных уголовников. Застреленный при­верженец старых воровских традиций и "понятий", Шота имел вовсе не шикарную квартиру в Энгельсе и автомобиль марки "Ниссан". И только "воры" новой, постпе­рестроечной формации постепенно начали ценить деньги и комфорт, который приходит с их наличием.
На месте одноэтажного обиталища "Хо­зяйки" в Энгельсе сейчас стоит двухэтаж­ный коттедж из красного кирпича. Этот дом возвел для себя бывший содержатель местного "общака" Анатолий Пестеров (известен в узкоспециальных кругах под псевдонимом "Мужичок"). Досужие болтуны рассказывают, что Пестеров был хо­рошо знаком с "Хозяйкой" и, перед тем как начать строительство, всем говорил, что на улице Водной возведет "музей", посвященный этому человеку. Наверное, Анатолий Яковлевич шутил. А может, музея не полу­чилось из-за недостатка реликвий для экс­позиции...
Бесчеловечно убитый в прошлом году, Николай Балашов (также, по оперативным материалам, человек, претендовавший на звание "вора", и благодаря СМИ известный в Саратовской области) проживал в живописном коттедже на энгельсском берегу Волги на улице Московс­кой, а для ежедневных передвиже­ний пользовался японским джипом (недавно продан ориентировочно за 10 000 долларов) и "ВАЗовской" "десяткой". У жены Балаша (ныне здравствует, и дай бог ей еще здо­ровья) - ВАЗ-21099.
Пользующийся репутацией "дип­ломата" среди "преступного" мира, авторитет Дато, еще летом, словно какой-нибудь чиновник, ездил на "Волге" с водителем. Любимая женщина Дато владела джипом марки "Мерседес". Жилищные условия уважаемого Дато пока оставляют желать лучшего: он проживает в обычной квартире 10-этажного дома по улице Кутякова в Саратове, которая, к тому же, по документам принадлежит его теще. Обес­печить безопасность для жителей такой квартиры чрезвычайно сложно, и этим обстоятельством однажды воспользовались неиз­вестные, которые попытались взорвать Дато в тесном подъезде этого дома.
Вероятно, очень скоро дела с жильем у Дато поправятся: по нашим сведениям, этот человек вот уже 6 лет строит для себя коттедж на улице Калинина в Энгельсе. Строительство близко к завершению. Нео­фициальные оценки стоимости будущего дома в устах завистников Дато расходятся в диапазоне от 250 до 350 тысяч долларов.
Нынешний содержатель энгельсского об­щака "Кабан" коттеджа не имеет, живет в Энгельсе на улице Тельмана и ездил до последнего времени на ВАЗ-21099.
Самым заметным, любящим показуху и шик среди "воров", мы посчитали известного нашим читателям по предыдущим публикациям Ное Александровича Цулая (Ноя). Он живет в прекрасном частном доме в Саратове на улице Соколовой, имеет на зависть всем черный автомобиль представительского типа "Лексус" (возраст авто - 2 года) и по доверенности пользуется "БМВ". Правда, увлечение Ноя наркотиками мешает ему ез­дить на дорогом "Лексусе". По слухам, однажды, Ной, вые­хав из гаража, нетвердой рукой не удержал руль и "со­брал" один за другим несколь­ко соседских автомобилей. Пришлось, чтобы не уронить репутации, компенсировать пострадавшим ущерб. С тех пор Ной побаивается лично водить машины. Впрочем, по статусу, он спокойно может этого и не делать.
Из всех этих сведений делаем вывод: "вор" - понятие растяжимое. Особенно разнятся понятия "старый" и "новый вор". И уж совсем большая разница в имуще­ственном положении между людьми, кото­рых называют "ворами в законе" в Сарато­ве и Москве. По сравнению с московскими авторитетами "воровской направленнос­ти", наши "воры" выглядят нищими, но если сопоставить их благосостояние с другими провинциальными "менеджерами" преступного мира Пензы, Самары, Ростова - они выглядят твердыми середнячками. Быт у них не лучше и не хуже, чем у соседей. Примечательно, что ни один из саратовских "воров" до августа нынешнего года не состоял в учредителях коммерческих струк­тур, т.е. официально не занимался дея­тельностью, которая могла бы принести деньги, достаточные для покупки всяких там "Лексусов" и "БМВ". Есть о чем задуматься налоговой полиции и инспекции. Но это так, к слову.
Подмечено, что авторитеты "воровской" направленности почему-то предпочитают селиться в Энгельсе. Ядреный воздух этого маленького, но не спокойного в криминаль­ном отношении города, наверное, вселяет в них бодрость и веру в благополучное буду­щее.
Лидеры ОПГ
Коренное отличие этих субъектов наше­го исследования чужих кошельков состоит в том, что они прямо-таки лезут, набиваются на участие в легальном бизнесе и потому на любой вопрос со стороны налоговых орга­нов могут ответить: этот дом (машину, квар­тиру) я заработал на перепродаже "сникерсов" и женских прокладок, и точка. Потому у них есть возможность, желание и средства жить куда как более шикарно, чем "воры". Начнем с покойных. Неоднознач­но известный Игорь Владимирович Чикунов в пору своего наивысшего расцвета возвел для своей семьи громадный дом, пародирующий купеческое бунгало. Бунгало воз­вышается над убогими домишками улицы Донской в Саратове. Когда наш корреспондент еще год назад фотографировал его, выяснилось, что обитатели лачуг вовсе не завидовали своему бывшему соседу. Бабушки с завалинки, откуда открывается чудесный вид на этот дом, задумчиво изрек­ли: "Не стремись, сынок, жить, как Игорь - богато, но боязно. Дом ладный, да кому он сейчас нужен?" Старушки рассказали, что с обладателем особняка (когда он еще не получил десяток пуль в голову) у местных жителей сложились добрососедские отношения, и особенно добрым словом помяну­ли первую жену Чикунова - Ларису.
Видимо, не беседовал с такими бабушками Сергей М-кин, по оперативным данным - лидер одной из ОПГ Энгельса, офици­ально - бизнесмен, занимающийся тор­говлей автомобилями. Сочетая автобиз­нес с чем-то еще, он возвел для себя дом - олицетворение гигантомании на энгельсском "Поле чудес" в районе улицы Просторовской. Сам М-кин разъезжает на белом джипе "Тойота" и "Мерседесе", жена М-кина пользуется изящной и экономичной "Дэу-Нексией".
Раньше у М-кина был дом поменьше, на улице Демократической. Сейчас в этом доме живет адвокат, который оказывал услуги М-кину.
Удивительны темпы, с которыми возво­дятся жилища преступных лидеров из так называемой "бандитской" среды. Петр Самородов, вышедший ни с чем из тюрьмы в 1997 году (сидел 10 лет за убийство), сейчас обитает в немаленьком коттедже в Заводском районе Саратова.
Самых значительных успехов на попри­ще строительства "нового русского" быта достиг небезызвестный читателям "Канапа". Его бизнес известен всем хоть сколько-нибудь влиятельным людям в области, с ним за руку здороваются чиновники областно­го правительства. Бывший сотрудник УИН, затем "авторитет" и уж после этого дело­вой человек, ныне живет в двухэтажном коттедже в районе Городского парка и ездит на подобающей вхожим в чиновничьи круги 31-ой "Волге".
Стиль жизни это навсегда
Все же стремление к обособлению и выделению из общей массы состоятель­ных людей постепенно теряет актуальность в так называемой преступной среде. Ду­мается, что в следующем тысячелетии кот­теджи вчерашних бандитов не будут расти в высоту. Малиновые пиджаки и килограммовые золотые цепи как атрибут принад­лежности к определенной тусовке посте­пенно отходят в прошлое. "Воры" и "авто­ритеты" считают их "ушедшей модой". "Новая мода" - внешне казаться простым человеком, "канать под своего" парня, по­вседневно одеваться в (дорогие, правда) джинсы и свитерок. По слухам, именно так довольно часто одевался Балаш, и именно такую одежду чаще всего носит Дато. И только темпераментный Ной отличается не только любовью к дорогим предметам ту­алета, но и экстравагантным вкусом. Од­нажды летом его видели в известной в Саратове бильярдной в помещении кинотеатра "Экран" в чудесном, ослепительно белом костюмчике, с золотой цепью на шее весом примерно 80 граммов.
Сейчас наиболее поощряется и считается почетным тратить основную массу "карманных", "бытовых" денег не на дорогие шмотки или машины, а на детей. Про детей в этой среде говорят: "Они святые". Детей не было только у "старых воров" вроде Мардакова. У "нового русского вора" Балашова остались без отца (но не без средств к существованию) две девочки, "Канапа" уже стал дедушкой, чеченский преступный авторитет по кличке "Тимур", сидя в СИЗО, не забывает о своем малыше.
Саратовские криминальные боссы дела­ют друг другу подарки, ездят в гости. Рань­ше была мода дарить друг другу магазины, а также было поветрие принимать от под­контрольных предпринимателей в "пода­рок" и к "случаю" небольшие предприя­тия. Например, одно предприятие оптово-розничной торговли было подарено семье "Балаша" энгельсским предпринимателем, соучредителем казино "Эльдорадо".
Дежурное времяпровождение у "авто­ритетов" - поездки в различные казино и клубы, где обычно за бутылкой горячитель­ных напитков обсуждаются деловые воп­росы. Со временем бандиты уходят от дел, которые можно обсуждать только в при­ватных уголках, а не в офисах, но "ресто­ранный" стиль жизни, который изматывает и провоцирует на алкоголизм (так говорят сами авторитеты), сохраняется.
...Каждый понимает счастье по своему. Кому-то для комфортного существования вполне достаточно крепкой крыши над головой, вкусного обеда и ужина каждый день. А кому-то: "Пожалуйста, дом, чтобы как у людей, в три этажа! Семга и пончики с сиреневой икрой на обед, ужин, завтрак, полдник, и второй завтрак. Друзей... дру­зей расставить вокруг, но на почтительном расстоянии, чтобы со стола лишнего не хватали, женщин красивых поближе, по­больше и ярких, ярких, как аквариумные рыбки. Каждой по отдельному аквариуму в черте города и по подводной лодке (автомобилю) мощностью не менее 200 лошадей, а главной рыбине (мне) чтобы не менее 300 и чтобы на спидометре красо­вались цифры, которых можно достигнуть, только если специально уложить гладкую бетонку от того сортира до городу Пари­жу..."
Таковы у них, "авторитетов", жизнь и... счастье.
(Григорьев С. "Воровское" счастье
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 09 декабря. № 48, с. 15).
**


11. Сергей Николаев
Предыстория: воры в законе
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 18 апреля. № 15 (154), с. 6.
Рубрика: Бандиты.
* Подг. к печати: 06 апреля 2021 г. http://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.  
Считалось, что в Советском Союзе организованной преступности не существует. Дескать, это явление, наряду с наркоманией и проституцией, присуще только буржуазному обществу. Однако отдел № 6 в УВД в 80-годах почему-то носил название именно отдела по борьбе с организованной преступностью. На базе этого отдела был впоследствии сформирован РУБОП, который до сих пор иногда называют шестым отделом.
Экскурс в историю
Организованные преступные группы были, конечно, еще и при советской власти. Если абстрагироваться от милицейской статистики, которая признает преступной группировкой двух колхозников, похитивших мешок зерна с элеватора, то условно организованную преступность можно разделить на две категории: "экономисты" и "силовики". "Экономисты" разрабатывали и внедряли схемы теневого бизнеса на рынках, оптовых и овощных базах, создавали подпольные цеха, работавшие на похищенном или списанном сырье.
Государство зачастую не только не заботилось о сохранении социалистической собственности, но само создавало условия для хищений. Многие помнят, как летом на улицах Саратова продавался зеленый напиток "Тархун". Концентрат поступал на предприятия  общепита, где его необходимо было разбавлять в пропорции один к трем. Эта норма была разработана в НИИ и утверждена министерством. Но если концентрат разбавляли в утвержденной пропорции, то получался приторно-сладкий напиток. Поэтому работники общепита разбавляли концентрат и присваивали половину выручки, о чем покупатели даже не догадывались.
"Силовики", представители блатного мира, пытались поставить под контроль деятельность "экономистов". Последние, избегая огласки, редко обращались за помощью в правоохранительные органы. "Силовики" контролировали угоны автомашин, подпольный игорный бизнес, корректировали действия "гастролирующих" бригад.
Со временем действия "силовиков" и "экономистов" становились все более согласованными, а различия между ними – все более условными.
В отдельных регионах была своя специфика. Например, в Узбекистане и Грузии организованную преступность возглавляли руководители партийных и хозяйственных органов.
Страна, где показатель количества заключенных на тысячу человек населения – один из самых больших в мире, не может не иметь крепких уголовных традиций. В Советском Союзе хранителем блатных традиций стал институт "воров в законе". Это понятие появилось еще в дореволюционной России. Но по-настоящему воры в законе оформились в мощный преступный орден в конце 20-х годов. И произошло это не без помощи властей.
С усилением репрессий возросло число заключенных. В 1929 году было создано Главное Управление Лагерей (ГУЛАГ). Руководство вновь созданного ведомства активно разрабатывало меры оперативного контроля за уголовной средой в концентрационных лагерях. Контрольные же функции взяла на себя Главная Инспекция ОГПУ.
ОГПУ вербовало в лагерях агентов из числа уголовных авторитетов, которые должны были исключить возможность беспорядков и обеспечить выполнение производственного плана. Для них были разработаны определенные неписанные правила. "Законники" не должны были лично участвовать в насилии над осужденными, запрещалось иметь собственность сверх того, что было положено осужденному. Однако были и существенные послабления в режиме содержания: воры не работали и имели возможность свободного передвижения по лагерю для встреч с нужными людьми и сбора информации; администрация всячески поддерживала авторитет своих агентов. Тогда уголовную аристократию и стали называть "блатными".
С наступлением хрущевской оттепели позиции воровского клана значительно ослабли. Число заключенных резко сократилось, и воры стали не нужны режиму. Для сведения на нет преступного авторитета им предлагалось публично отречься от своего звания.  Наиболее стойкие отправлялись на зоны со специальным режимом. Одна из таких зон – ИТК-6 в городе Соликамске – была прозвана "Белый лебедь", в ней содержались многие воры. Не все выдерживали натиск администрации. Появились "развенчанные" из-за своего отступничества воры.
Почти десять лет "законники" вели законспирированное существование и не оказывали заметного влияния на криминальную среду. Ситуация изменилась в начале семидесятых. С усилением теневой экономики возрастает количество воров и их влияние. В 1988 году число воров в законе достигало 512 человек, в 1990 году их было уже 660, в 1997-м – 740, из них в Москве проживало около 140. В регионах насчитывалось по 10-12 "законников", например, в Саратове в 1995 году их было, по оперативным данным, 12. Но среди самих "законников" появляются первые, пока почти незаметные разногласия. Примерно 65 процентов воров представлены выходцами с Кавказа, в том числе 31 процент – грузины, 8 процентов – армяне. Русских "законников" примерно треть. Предприимчивые кавказцы начали заниматься теневым бизнесом, что противоречит уставу клана. Большие капиталы требовали расширения сфер деятельности, и передавать их надо было в надежные руки. Кавказские воры первыми стали обзаводиться семьями и позволять себе роскошную жизнь, что также противоречит негласным законам. Кавказские "законники" начали продавать воровские короны. По негласным правилам "законника" могут избрать не менее двух воров. Сейчас нередки случаи избрания кандидата после соответствующего взноса в воровской "общак". Так появились "законники" с небольшим стажем отсидки и зачастую не пользующиеся авторитетом в местах лишения свободы. Они получили название "апельсины".
Славянские воры тоже несколько отошли от традиционных устоев. Чтобы сохранить свое влияние в наше время, необходимы капиталы. Поэтому коммерцией в той или иной степени вынуждены заниматься все. Однако славян не может не беспокоить возросшее влияние кавказских кланов, и в последние десятилетия они предприняли попытки объединить свои усилия против "пиковых" (так славянские воры называют кавказцев).
Одним из последних воров старой закалки, придерживавшихся воровских традиций, был Бриллиант (в миру Владимир Бабушкин). Он обладал огромным авторитетом и в 1986 году был задушен в "Белом лебеде". По оперативным данным, убийство организовали кавказские воры.
Сегодня наиболее влиятельные воры славянского крыла – Япончик (Вячеслав Иваньков), находящийся в заключении в США, и Сибиряк (Сергей Липчанский), знаменитый тем, что организовал воровской сход в Бутырской тюрьме.
Местный колорит
В пятидесятых годах по распоряжению Хрущева по всей стране строились объекты химической промышленности. Возводились они руками осужденных, которых прозвали "химиками". "Химики" имели значительные послабления в режиме и жили не в зонах, а в специальных общежитиях. В Энгельсе строилось сразу несколько таких объектов, и концентрация осужденных была высокой. Возможно, поэтому Энгельс до сих пор считается криминальной столицей Саратовской области и большинство "законников" проживают именно там. Но это не означает, что их влияние ограничивается Энгельсом.
Классическими "законниками", придерживавшимися старых воровских традиций, были Березка (Валентин Березин) и Василий Мордаков. Они презирали коммерцию и имели свои воровские специализации: Березка – домушник, Мордаков – карманник. Смотрящим в Саратове был поставлен Мамочка, имевший авторитет союзного значения. На его похороны в конце 80-х съехались воры со всего СССР. Большое влияние на блатную среду имел проживавший в Хабаровском крае уроженец Энгельса Хозяйка (Анкудинов). Он умер в декабре 90-го года и был похоронен в Энгельсе. Организацию похорон, на которые тоже съезжались воры со всего Союза, возглавил известный авторитет Пудель. Пудель имел большие связи во властных структурах, позже вошел в одну из компаний при президенте России.
Уголовный мир нуждается в людях, подобных Пуделю и небезызвестному Отари Квантришвили. Они берут на себя посреднические функции при общении с властями или администрацией ИТК и "законниками" не становятся. В Саратове таким посредником был сводный брат Хозяйки Мужичок (Анатолий Пестеров).
В конце 80-х произошла активизация преступного мира. В Саратове возникает крупная группировка Хапалина, которая не придерживается блатных традиций. У хапалинцев складываются напряженные отношения с блатными. Чтобы уладить свои противоречия с Мужичком, Хапалину пришлось летать в Хабаровский край  к Хозяйке.
Саратов становится привлекательным для криминалитета. В конце девяностого года в Саратов приехал вор Худо (Гасоян Худо Каренович, курд по национальности). Он остановился у Мужичка и пытался, по оперативным данным, с его помощью взять под контроль армянскую общину. Впрочем, попытки Худо окончились неудачей.
Не последнюю роль в воровской общине играл "законник" Василий Васильевич  Мордаков, который не был уроженцем Саратова. Проскитавшись полжизни по лагерям и тюрьмам, он решил отойти от дел и избрал Саратов для поселения. Мордаков не принимал активного участия в делах воровской общины, но своим авторитетом мог повлиять на принятие решений.
С виду Василий Васильевич не походил на уголовника, а выглядел как пенсионер с небольшим достатком. Люди, близко знавшие Мордакова, утверждают, что он был очень эрудированным человеком и мог говорить на любые темы. Будучи уже пожилым человеком, он выезжал на "утренники" – пытался совершать карманные кражи в транспорте. Но годы берут свое, и рабочие навыки уже были утрачены. Его иногда ловили и даже били, однако к уголовной ответственности не привлекали ввиду преклонного возраста. Мордаков до конца жизни сохранил верность воровским традициям и не признавал ни спортсменов-рэкетиров, ни "апельсинов". К нему обращался за советом и поддержкой лидер преступного сообщества Чикунов, у которого складывались напряженные отношения с воровской общиной. Но старый вор отказался с ним говорить, так же как и с представителями кавказского крыла, которых считал "апельсинами" и "законниками" не признавал.
В начале 90-х коронуется в воры в законе Балаш. Одним из его "крестных" был "законник" союзного значения Якутенок. Не последнюю роль в его коронации сыграл Мужичок, который свел Балаша со многими авторитетами. Балаш был не только коронован, но и поставлен смотрящим в Саратовской области. Таким образом Якутенок пытался укрепить позиции славян в Поволжье. В середине 90-х славянские воры, озабоченные возросшим влиянием "пиковых", устроили в Саратове сход, на который съехались три десятка воров со всего Поволжья. Саратов представляли Балаш, Мордаков, Коля Одесский и Хохол. Сход проходил на одном из островов Волги (по некоторым данным, на Зеленом острове). Радикально настроенные делегаты предлагали начать активную работу по компрометации не только "пиковых", но и вообще представителей Кавказа в органах власти и милиции. Они полагали, что кавказские воры укрепляют влияние за счет земляков во властных структурах. С более умеренных позиций выступал Мордаков. Он предлагал просто не признавать "пиковых" ворами и вообще их проигнорировать. Активные действия не остались незамеченными  противоположной стороной, и напряженные отношения могли бы перерасти в открытую войну. А проблем блатному сообществу и без того уже хватало. Выросло уже целое поколение рэкетиров-спортсменов, не признававших никаких авторитетов. Впоследствии кавказских воров Дато и Ноя пытались взорвать, когда они направлялись на встречу с Гулади Пипия. От взрыва пострадал брат Пипия – Роин. Со стороны славян был убит Балаш. Незадолго до смерти Балаша мучили дурные предчувствия, и он говорил в своем окружении, что его должны убить. Но точных данных о том, что эти акты – последствия войны славян и "пиковых", нет.
В конце 80-х в криминальном сообществе появились силы, действующие относительно независимо от всесильных доселе воров. Молодая поросль рэкетиров, выросшая на поборах с первых предпринимателей, не желала принимать сложившиеся за десятилетия блатные традиции. Однако даже самые "отмороженные" рэкетиры понимали, что, избрав своим основным занятием вымогательство, очень просто очутиться в тюрьме, где власть блатных по-прежнему сильна. Поэтому с уголовниками еще считались.
Вот пример, характерный для того времени. Летом 1993 года из колонии освободился криминальный авторитет Лушников. Его встретил помощник Хохла Цыбик и буквально на следующий день повез на разборку. Суть разборки заключалась в том, что два коммерсанта, ранее работавшие вместе, предъявили друг другу взаимные претензии. Как было принято в то время, каждый обратился за помощью к своим криминальным покровителям. Для Лушникова, проведшего много лет за колючей проволокой, были в диковинку не только новые экономические отношения, но и марки автомобилей – "девятки" и "девяносто девятые", на которых приехали участники разборки. Несмотря на это, ему удалось легко решить проблему в пользу своего протеже, с которым он, кстати, познакомился за 2 часа до разборки. Ни один из бойцов передреевской бригады, представлявшей противную сторону, даже не пытался возразить уголовному авторитету.
Впрочем, "решил проблему в пользу своего протеже" – сказано слишком сильно. Разводящие решали тогда все споры прежде всего в свою пользу. Выгода коммерсанта заключалась в том, что он остался при своих, а у его оппонента отобрали машину.
Постепенно обращения к услугам воров становились все реже. Слишком дорого обходилось их посредничество. Оперившиеся бригады бритоголовых "гоблинов" отказывались платить в общак. А один из лидеров парковской группировки, амбициозный Щетина, объявил себя держателем "городского общака". Некоторые бригады совершали "наезды" на фирмы, находящиеся под воровской крышей.
Воры предпринимали попытки вернуть утраченное влияние, но это не всегда удавалось.  Например, кавказские воры пытались предъявить претензии Чикунову, за то, что он не сделал взносов в общак. Чикунов ответил, что денег ему не жалко и он готов "подогреть" зоны продуктами и сигаретами. Однако наличные, якобы необходимые для найма адвокатов и подкупа милиции, выплачивать отказался, поставив под сомнение личное бескорыстие "законников".
Воровское сообщество было вынуждено принимать новые правила игры. "Законники" все более втягивались в ранее столь презираемый ими бизнес. Но если воры славянского крыла обзаводились своими фирмами, то "пиковые" активно использовали свои связи в государственных структурах. Проживавший в Москве "законник" Пипия, по некоторым данным, брат одного саратовского олигарха, оказывал поддержку своим коллегам по криминальному цеху.
Но было бы преувеличением говорить, что блатные только конфликтовали с вновь образованными бандитскими бригадами. Там, где это было выгодно, они успешно сотрудничали и взаимно дополняли друг друга. Например, в бригаду уголовного авторитета Рифата Карандашова по прозвищу Биг-Баш (в переводе с татарского – большая голова), выполнявшую деликатные поручения АО "Нарат", входили и бандиты новой волны. А организованное преступное сообщество братьев Парамоновых пользовалось поддержкой авторитета Василия Васильева.
Балаковский расклад
Балаковский район – единственный донор в нашей дотационной губернии. Балаково дает около половины областного бюджета. Поэтому этот районный город всегда находился под пристальным наблюдением воров всего Поволжья. До 1992 года смотрящим по Балаково был Чек, который умер от передозировки наркотиков. После него курировал Балаково самарский воровской авторитет Удав. До начала 90-х в городе существовали 3 преступные группировки, возглавляемые Золотаревым, Альбертом и Корейцем. Это были блатные авторитеты. Кореец курировал посреднические фирмы при заводе химических удобрений, Золотарев и Альберт аналогичным образом кормились на "Балаковорезинотехнике" и химкомбинате. Таким образом, почти все доходные предприятия Балаково находились под контролем уголовной братвы.
Развернувшееся в 90-х годах бандитское движение не миновало и Балаково. Но блатные сохранили свои позиции и отдали новоявленным бандитам на откуп лишь рэкет мелких коммерсантов. Сами же блатные пытались внедриться даже на атомную станцию. Администрацию БАЭС пытались убедить в необходимости создания совместных фирм, поставляющих на станцию оборудование. Но подобные идеи развития не получили. Государство, в значительной мере ослабленное в годы реформ, контроль за атомными станциями только усилило. (Слишком свежа еще память о Чернобыле.)
Череда разборок затронула и балаковских авторитетов, Золотарев и Кореец были убиты в 2001 и 2002 годах.
Полтора десятка лет рыночных реформ изменили уклад воровского клана больше, чем целенаправленные репрессии пятидесятых. "Законник" Хохол открыто владеет колбасным и лимонадным цехами в районе вокзала. Предприниматель с криминальным прошлым, ранее именовавший себя "купец К-в", сейчас называет себя вором в законе. Гордое раньше звание вора в законе девальвировалось и не вызывает уже трепета даже в криминальных кругах. Но для общества они стали, пожалуй, еще более опасными, чем раньше. Не оставив преступный промысел они все больше опутывают своими сетями органы государственной власти. В Саратове наиболее влиятельные "законники" кавказского крыла Дато и Ной имеют довольно крепкие позиции в областной администрации и курируют целые отрасли.
(Николаев С. Предыстория: воры в законе
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 18 апреля. № 15 (154), с. 6).
**
06 апреля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню