Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Группировки Саратова. Часть 1.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 03.12.2015
Опубликовано:
 03.12.2015



Часть I. Открытые источники
Читателям сайта http://криминальныйсаратов.рф. предлагаются 15 аналитических статей СМИ о группировках Саратова, которые приводятся или в полном объеме, или частично. Тексты статей полностью соответствуют оригиналам и даны без каких-либо изменений, со всеми неточностями, а то и умышленными изменениями в датах, личных данных героев, названий фирм, банков и т.п.
Материалы СМИ (кроме вступительной цитаты) приводятся в хронологическом порядке и поэтому читатели могут самостоятельно определить - без какой-либо подсказки со стороны, кто у кого и чего именно "позаимствовал", а попросту говоря "слямзил".
Составитель Вячеслав Борисов,
г. Саратов, 03 декабря 2015 г.
*
 
27.09.2010 г., газета "Время" – в рубрике "Легенда" за подписью "П.К." вышла статья "Никто не забыт, пока не зарыт" (подзаголовок "Для тех, кто выжил в 90-е"), где перед перечислением заметных саратовских убийств, автор пишет:
"Ныне о лихих 90-х в Саратове вспоминать как-то непринято. Суровые были годы. Переходный период, первоначальное накопление капитала, кровавый передел собственности, криминальный беспредел, разгул организованных преступных сообществ (ОПС) и организованных преступных групп (ОПГ). Жестокие разборки с перестрелками и трупами. Невиданный разгул бандитизма, вымогательства, заказных убийств. Через кровавую мясорубку 90-х прошли многие, но не все. И сегодня в Саратове живут люди, которые в те далёкие годы дружили, пили водку, хранили общак с теми, кого уже нет среди живых. Одни ушли, другие остались. Те, что ушли, покоятся на кладбищах. Те, что остались – ничего общего с бандюками не имеют. Осталась только память. Её не сотрёшь, как файл на жёстком диске. В память о тех, кого нет, мы адресуем эту жуткую хронику оставшимся в живых. <…>".
(П.К. "Никто не забыт, пока не зарыт"
// "Время" (г. Саратов). 2010, 27 сентября. № 33 (241), с. 16).
*
 
17.09.1997 г., газета "Земское обозрение" - Станислав Григорьев в статье "Бандитская кухня" (подзаголовок "Кто готовит на ней горькие яства сегодня? Кто будет шеф-поваром завтра?"), пишет:
"... На улицах как бы поутихло. Не стреляют. Последняя крупная разборка с применением автоматического оружия и штабелями трупов была уже не помню когда. Последнее громкое убийство "вора в законе" по кличке Шота случилось в ноябре прошлого года. Одного из главарей "парамоновского" сообщества хлопну­ли в октябре. Некогда произносимые с благоговением молоде­жью окраин имена и клички теперь ничего не значат. Иных носителей звучных имен уж нет в живых, а кое-кто прошел через залы областного суда, получил (небольшие, правда) сроки и отправился "далече". Ряд бывших бандитов теперь занимается легальным бизнесом, и назвать их бандитами уже как-то язык не поворачивается. Однако значит ли это, что местная организован­ная преступность ныне переживает жесточайший кризис, а на "криминальной кухне" более не варятся горькие кушанья для честных людей и честных сотрудников правоохранительных ор­ганов?
 
Основные крутые
В последние год-два в местном криминальном мирке произошли ра­зительные изменения. Довольно "плотная" работа милицейских и про­курорских структур привела к тому, что только лишь "грубым" вымога­тельством, работать по технологии "парового катка" бандитам стало экономически невыгодно, и это занятие оставили черни. Те из лидеров ОПГ, которые по скудости ума не смогли приспособиться к новым условиям, "выпали в осадок", умные и распола­гающие значительными средствами, наоборот, выдвинулись на новый уровень криминальных отношений - за­нимаются как бы легальным бизне­сом, а на самом деле используют подконтрольные банки, фирмы для "отмывания" "грязных денег", полу­ченных на торговле наркотиками, ору­жием, махинациях с нефтепродукта­ми, в кредитно-финансовой сфере. Технология, в общем, не новая: наша "братва" идет по пути своих москов­ских и заграничных собратьев. И лишь на случай войны, конфликтов между собой боссы (бывшие профессио­нальные мошенники и рэкетиры) раз­водят вокруг себя небольшие, но мобильные и хорошо оснащенные "армии" боевиков. Таким образом, ныне действительно крут не тот, кто с пушкой, а тот, у кого чист воротни­чок.
Некогда разрозненные преступные группы, по сведениям, полученным редакцией в разное время из различ­ных источников (как от сотрудников УВД Саратовской области, облпрокуратуры, так и от самих участников ОПГ), сегодня объединены в четыре мощных сообщества.
"Парковские". Название произо­шло от Детского парка, где в младен­честве "тусовались" участники ОПС. Сообщество группировок образова­лось в 1990-91 годах. Лидеров на настоящий момент трое - некто С-лин по кличке "Слепой", П-ин - "Пилюга" и Б-ов по кличке "Лапа". Сообщество включает в себя несколь­ко десятков боевиков. Действительная деятельность - мошенничество, выбивание долгов в интересах находящихся "под крышей" фирм. Про­блемы с конкурентами решаются пу­тем похищений людей, убийств. Бос­сы сообщества вхожи либо состоят учредителями известного во всем регионе казино, предприятий, специа­лизирующихся на торговле аудио-ви­деотехникой, автостоянок и т. п. Казино активно используется для отмывания "грязных денег".
Сообщество группировок "Земца". Образовалось в 1990 году путем слияния мелких преступных групп. Сегодня численность "земцовских" – 40-50 человек. Занятия: незаконная торговля (в т. ч. и краде­ными) автомобилями, "отжимание" и последующая перепродажа недвижи­мости с помощью легально существу­ющих фирм, сомнительные операции в финансово-кредитной сфере и в сфере торговли ГСМ, рэкет. До недавнего времени у "земцовских" был банк в Саратове, но он шумно "лопнул". Помогли "накрыться" банку правоохранительные органы. В активе "земцовских" известная фирма, специализирующаяся на торговле при­возной московской водкой и... газета, которая последовательно, в каждом номере отстаивает интересы конгло­мерата.
ОПС, основание которого припи­сывают небезызвестному Игорю Чикунову. Численность - около 20 че­ловек. Состоит из нескольких групп, владеющих довольно крупными фир­мами.
"Парамоновские" - мощное со­общество из более чем пяти хорошо организованных, оснащенных техни­кой групп, делает упор на игорный бизнес, изготовление фальшивой водки. По некоторым сведениям, "парамоновские" причастны к раз­бойным нападениям на дорогах об­ласти и торговле наркотиками. У со­общества налажена связь с южными странами СНГ.
 
Хорошо жить бандитам
Таким образом, Саратовская об­ласть, имея на своей территории че­тыре "могучих кучки" преступников, занимает второе место в регионе из шести областей по уровню развитости криминального мира. Первое, безус­ловно, за Самарской областью. Надо думать, бандитам "столицы Повол­жья" никогда не догнать по уровню крутости соседей из Тольятти и Новокуйбышевска, потому что в Тольятти - завод ВАЗ, выпускающий более чем половину автомобилей в стране, а в Новокуйбышевске - крупные пред­приятия нефтехимии. Только вокруг АвтоВАЗа вертятся несколько ОПС, имеющих годовой доход более 30 миллионов долларов (по самым скром­ным оценкам печати). Однако и тех доходов, которые есть, главарям на­ших местных сообществ хватает на "скромное прозябание". Многие стро­ят роскошные особняки на Усть-Курдюмском шоссе, на других выездах из Саратова, имеют счета в зарубежных банках (преимущественно швейцар­ских и канадских). Представление о "сахарности" жизни саратовских ма­фиози дает тот факт, что некоторые из них (видимо, наиболее интеллигент­ные, романтичные натуры) дошли до того, что стали приобретать в личную собственность произведения искусст­ва (не всегда легально добытые), ста­ли вкладывать деньги в антиквариат.
Саратовские ОПС многого доби­лись в смысле слияния и сотрудничест­ва с местными властными и силовыми структурами. Припомним хотя бы нашумевшую "засветку" заместителя на­чальника Саратовской таможни по делу о контрабанде нефтепродуктов. В уже ставшем достоянием истории составе областной Думы, по предоставленной нам конфиденциальной информации, был лидер одной ОПГ. Просиживал депутатское креслице, голосовал, со­действовал продвижению тех или иных законопроектов в своих интересах...
Бандитские лидеры с упорством ста­да слонов ломились и в нынешнюю Думу, раскидывая налево и направо листовки со своими малоинтеллектуальными физиономиями. На одной, помнится, было написано что-то типа: "Господин Задвижкин - его знают многие". Действительно, его знают многие сотрудники органов внутрен­них дел. Попытки "врастания" во власть страшат даже бывалых "профи" из правоохранительных структур, ведь нетрудно догадаться, чем это чревато.
 
За кем будущее?
Этот вопрос волнует многих. Из вышеперечисленных сообществ более всего котируются "парковские" и "парамоновские". У "парамоновских", судя по отрывочным данным из прес­сы и источников в УВД, есть довольно крепкие связи с сообществами из соседних областей, а также с Ростов­ской областью, приближенными "вора в законе" по кличке "Кирпич". "Пар­ковские", после того как их лидер Пилюга был недавно арестован и эко­номическая база подорвана, несколь­ко потеряли "в весе". Тяжело прихо­дится так называемым "чикуновским" бригадам, которых после печальнопамятного расстрела лидеров в МП "Гро­за" объединяют лишь общие чисто коммерческие интересы. Возможно, в ближайшее время эти группы уйдут каждая "в свободный полет" либо вольются в более сильные ОПС.
Таков прогноз на самое ближайшее будущее. Что касается далекой перспективы, то тут прогнозы самые мрач­ные. Специалисты-силовики твердо уверены, что в ближайшее время на улицах Саратова опять начнется пальба по двум причинам. В среде самих ОПС "подрастают" неформальные лидеры, для которых нет свободных мест на "бандитской кухне", всякие "Липаны", "Апельсины" и "Сизые". Значит, эти места они будут отвоевывать. Но главное: на "лакомые кусочки" крими­нального бизнеса в области претен­дуют стремительно растущие группи­ровки выходцев с юга - в первую очередь чеченцы и азербайджанцы. Обычная специализация кавказских группировок - наркотики и "левая", преимущественно осетинская водка. В осетинской водке можно утопить Са­ратов, она "конкурентоспособна" с "левой" водкой местного производст­ва.
"И если чеченцам, - цитирую вы­сказывание одного из лидеров мест­ной ОПГ, - удастся подвинуть на на­шей земле местную братву, тут такое начнется..."
Чеченские группировки куда более агрессивны, чем русские, причем под­час нелогично агрессивны. Известная история астраханского чеченского авторитета Н-ова, державшего до поры в своих руках тамошний икорный бизнес. Его арестовали по подозрению в совершении вымогательства. Дело почти довели до суда. Тейп предпринял все возможное и невозможное, чтобы он вышел на волю. Когда все средства были исчерпаны, а огромные взятки соответствующим лицам из милиции и прокуратуры были отклонены, родня Н-ова пообещала убить начальника местного УВД. Для исполнения приго­вора вызвали из Чечни группу профес­сиональных террористов, пообещали им за работу сумму, эквивалентную стоимости 60 тысяч ящиков водки. Одновременно закупили в Осетии "ле­вую" водку и погнали караван грузови­ков сбывать ее в Россию. Но в России этот караван, что называется, "при­хлопнули". Водка тю-тю. Боевики при­езжают в Россию, а аванса, который им обещали за убийство, нет. Тогда боевики поклялись "грохнуть" уже не начальника милиции, а несостоятель­ных родственников. Последние удари­лись в бега.
С чеченцами на порядок труднее бороться и правоохранительным органам. Внедрять агентуру в группировки практически невозможно, потому что они формируются, как правило, на родовой, семейной основе. Подслушивать переговоры чеченских банди­тов дело неблагодарное, говорят-то они не на русском, а на многочислен­ных кавказских диалектах...
Вдобавок чеченские группировки имеют огромную материальную базу в лице всей Чечни. В общем, будем дожидаться массированной чеченской экспансии с замиранием сердца...".
(Григорьев С. Бандитская кухня
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1997, 17 сентября. № 37).
*
 
19.09.1997 г., газета "Саратовская мэрия" – Михаил Ржевский в статье "Расклад" (рубрика "Организована и очень опасна"), пишет:
"Картину влияния организованной преступности на общественно-экономическую жизнь Саратовского региона, которую я ниже представлю на суд читателя, удалось воссоздать с помощью самых разнообразных информационных источников (в том числе и с "той стороны"). Разумеется, о целостности и законченности всего портрета этого явления речь пока идти не может по целому ряду обстоятельств, которые каждый думающий человек легко отгадает. Тем не менее, все описанные события реальны, мертвые и арестованные криминальные авторитеты, а также ряд коммерческих фирм, контролируемых ими, названы своими подлинными именами. Что же касается остальных, то автор их несколько "закамуфлировал", чтобы не слишком осложнять себе жизнь.
 
Краткий и приблизительный словарь основных терминов, использованных в материале:
Организованная преступ­ность - создание и функцио­нирование организованных преступных сообществ (ОПС) и ор­ганизованных преступных групп (ОПГ); их криминальная деятель­ность.
ОПГ - устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений, как правило, по какой-то одной, уз­кой криминальной специализа­ции (например, рэкет).
ОПС - объединение орга­низаторов, руководителей или других участников преступных организаций для совместной разработки и реализации мер по ко­ординации, поддержанию, развитию преступной деятельности, либо для создания благоприятных условий, для нее, а также по ор­ганизации совершения наиболее тяжких по своим последствиям преступлений в различных сфе­рах общества. Обычно в состав ОПС входит несколько ОПГ; име­ются солидная экономическая база и связи с коррумпированными чиновниками.
Легализация преступных доходов ("отмывка") - со­крытие происхождения преступных доходов, придание им в любых формах видимости законного происхождения.
 
Соревнование, в котором лучшее место - последнее
Поволжский экономический регион включает в себя 6 облас­тей:
Астраханскую,
Волгоград­скую,
Саратовскую,
Пензенскую,
Самарскую и
Ульяновскую. В структуре промышленности здесь преобладают прежде всего предприятия военно-промышленного комплекса, машиностроения и нефтехимии, в том числе
круп­нейшие в стране Саратовский и Ульяновский авиазаводы;
про­изводственные объединения АвтоВАЗ и АвтоУАЗ, изготавли­вающие более половины автомо­билей в России;
нефтехимический завод в Новокуйбышевске (Самарская область) и
Астраханский газоконденсатный ком­бинат. Все эти "монстры" - объ­екты пристального внимания со стороны оргпреступности. Самой спокойной в этом плане является Ульяновская область, самой "ахо­вой" - Самарская. Своим ли­дерством она прежде всего обязана знаменитому автогиганту. За два последних года "вокруг ВАЗа" произошло 78 (!) заказных убийств. Четыре крупнейших в стране организованных преступ­ных сообщества, пиявками при­сосавшихся к заводу, ежедневно получают колоссальную прибыль, измеряемую сотнями миллионов рублей. По данным информиро­ванных источников, если этот коррупционный клубок потянуть, то ниточка может привести на са­мый верх: в Правительство РФ; Совет Безопасности РФ и т.д. На этом фоне примечателен тот факт, что за 7 месяцев текущего года в Самарской области было возбуждено всего лишь 2 (!) уголовных дела по мошенническим операциям в сфере автобизнеса. Сегодняшняя Самара напоминает Саратов образца 92-93 годов: те же локальные городские перестрелки, произвол "братвы" и т.д. Однако предполагаемой столице Поволжья особо нос задирать не следует, скорее наоборот, есть повод для пессимистических на­строений - по степени влияния организованной преступности на общественно-экономическую жизнь следом за Самарой идет... Саратов.
Удивлены? Признаться, я тоже был слегка ошарашен этим фак­том, хотя, как потом мне объяс­нили, ничего особо странного в этом нет. Просто в Саратове бы­стрее закончилось перераспределение собственности, и преступления стали приобретать ла­тентный (скрытый) характер. Сейчас "наши" ОПС больше тя­готеют к "беловоротничковой" преступности (махинации на рынке ценных бумаг; аферы в банковских системах; слияние теневого капитала с промыш­ленным и т.д.).
В то же время все виды пре­ступной деятельности, сулящие громадные и, главное, быстрые барыши, ранее считавшиеся "эк­зотическими" (наркотики,  кон­трабанда, торговля оружием) продолжают успешно расши­ряться. Такой нюанс: в течение последних лет правоохранитель­ными органами были заметно ослаблены позиции славянских группировок, однако освободившиеся "места под солнцем" мо­ментально занимают кавказские и среднеазиатские преступные формирования,  отличающиеся куда более жесткими средствами в достижении намеченных целей.
Можно еще долго рассуждать на эту тему, однако пора перехо­дить от общего к частному, а именно: кто же и что же скрыва­ется под маской колючей аббревиатуры: саратовские ОПГ и ОПС?
 
ОПС "Парковские"
До октября 1996 года это ОПС оставалось одним из наиболее ак­тивных сообществ города и области. Сформировалось оно в 1990-1991 годах по территори­альному признаку. Имеет меж­региональные связи (в Москве, Екатеринбурге, Санкт-Петер­бурге и т.д.). Первоначально пре­ступным промыслом мелких групп, входящих в ОПС, являлись квалифицированное вымогательство и криминальные "разборки", свя­занные с расширением сфер вли­яния. Сейчас положение изменилось, и основными стали пре­ступления, совершаемые в инте­ресах коммерческих фирм, - выбивание долгов и связанные с этим похищения, убийства, незаконные лишения свободы, а также мо­шенничество, привлечение де­нежных средств коммерческих структур в подконтрольные фир­мы с последующим обманом. Рэ­кет же, в чистом виде, практичес­ки сошел на нет.
В период 94 - 95 годов лиде­рами и авторитетами сообщества были учреждены или взяты под контроль такие крупные коммер­ческие фирмы, как ТОО "МИР" и одно из самых известных в городе казино. Наибольшее влияние в ОПС имеет объединение лидеров ОПГ при  ТОО "МИР".
ТОО "МИР; ПКФ «Центр»; банк "Экспресс" являлись основными коммерческими структурами "Парковского" ОПС. В течение 1996 года ПКФ "Центр" прекратила свое существование, а финансовая деятельность других фирм, работа­ющих на ОПС, оказалась суще­ственно подорванной.
В настоящее время ОПС не представляет собой целостную структуру, а состоит из двух крупных ОПГ, лидерами которых яв­ляются
С - н по кличке "Слепой" и
П - н (кличка "Пилюга"). "Пилюгу" недавно арестовали, он содержится в СИЗО и теряет авто­ритет, большая часть членов от его ОПГ отошла. Имеются также разрозненные группы по 5 - 7 человек без общего руководства, которые при случае представляются "парковскими".
Одна из крупнейших ОПГ су­губо бандитской направленности (лидер "Самоха") была разобщена в мае этого года. "Самоху" соби­рался застрелить его собственный заместитель. Теперь "Самоха" и 7 активных участников гоп-компании арестованы за незаконное хранение оружия и наркотиков.
Лидер ОПС Б - ков по кличке "Лапа" общим руководством практически не занимается, яв­ляясь по сути эдаким "свадебным генералом". По некоторым под­счетам, общее количество "парковских" составляет около 60 че­ловек.
 
ОПС "Земца"
Наиболее стабильное из са­ратовских сообществ. Имеет об­ширные межрегиональные связи. Примерная численность - по­рядка 50 человек. Специализация - рэкет, незаконный автобизнес, махинации в топливно-энергетическом комплексе, торговле не­движимостью, финансово-кредитной сфере. Это ОПС отличает глубина проникновения в важ­нейшие сферы социально-экономической жизни Саратова и области, наличие коррумпированных связей в органах власти и управления. ОПС контролирует крупнейшие фирмы по торговле недвижимостью, под прикрытием которых занимается вымогательством квартир, а также "курирует" фирму оптовой торговли "Аэроплан ".
Существенным ударом по ОПС явилось прекращение деятель­ности крупного коммерческого банка "Порто", используемого для "отмывания" денег. Однако тен­денция к легализации бизнеса на основе использования капиталов нажитых преступным путем, благодаря дружеским и деловым связям в органах власти самого "Зем­ца" и его подручных, продолжает прослеживаться.
 
ОПС «Чикуна» (убит 20.11.95 г. неизвестными киллерами)
В конце 1996 года численность ОПС составляла около 40 человек. После смерти своего лидера в ОПС произошел раскол, и сообщество поделилось на несколько самостоятельных группировок:
ОПГ Л - ва "Липан";
ОПГ С - кова "Апельсин";
ОПГ К - ва "Сергобка";
ОПГ Е - нова "Профес­сор";
ОПГ "Тимошки" (в недавнем прошлом - сотруд­ник органа представительной власти)
и ОПГ Г - нова "Горба­тый". Объединяет эти разроз­ненные группы общность экономических интересов - со­владение многими коммерческими структурами. Расстрелян­ный в офисе малого предпри­ятия "Гроза" лидер ОПС "Чикун" являлся одним из учреди­телей крупнейших торговых предприятий Поволжья:
АО Торговый дом "Центральный" и АО «Белый аист», за контроль над которыми теперь ведется конкурентная борьба с пере­менным успехом и "жертво­приношением".
 
ОПС «Парамона»
Первоначально это была просто преступная группа, за­нимающаяся вымогательством и спекуляцией ликеро-водо­чными изделиями. В настоящее время в сообщество входит уже 8 ОПГ численностью более 60 человек.
В прошлом году ОПС предпринимает значительные попытки утвердиться на российском рынке торговли нар­котиками. С этой целью налаживаются связи и контакты с республикой Таджикистан. Все эти вопросы регулирует один из авторитетов ОПС – С - кий по кличке "Алик".
В настоящий момент лидеры ОПС разрабатывают операции по мошенничеству в кредитно-финансовой сфере, игорном бизнесе, имеют отношение к разбойным нападениям на трассах, а также специализи­руются на торговле иномарка­ми, числящимися в европей­ском угоне, и изготовлении фальсифицированных спирт­ных напитков.
"Парамоновские" конкурируют с ОПС "Чикуна" и ОПГ "Канапы".
В 1994 году, во время разборки, был убит "Антон" - лидер одной из ОПГ, вхо­дящих в ОПС "Парамонские",
19 октября 1996 года убит гр. А. Анисимов, которого многие считали одним из ближайших сподвижников "Парамона".
В текущем году пресечена дея­тельность ОПГ "Толстого" - экономической базы ОПС.
В результате внутренних конфлик­тов прекратила существование  группа А. Барцева - полковника милиции (!) запаса, работавшая под видом охранного агентства.
Авторитеты и лидеры ОПС ак­тивно поддерживают связь с "ворами в законе" и, несмотря на многочисленные потрясения, продолжают удерживаться на плаву.
 
Этнические группировки
Информации о них крайне мало, так как среди ОПС, сформированных по национальному признаку, действуют "ножевая" дисциплина, слепое подчинение, и круговая порука.
Тем не менее...  - ОПГ А - ева. Общая численность группы - 20 человек.  Сфера деятельности: экономические и общеуголовные преступления. Не исключено, что лидер имел отношение к вербовке наемников.
ОПГ "Митяса". Общая численность группы - около 40 человек. Сфера деятельности: под видом сбора денег на благотво­рительные мероприятия, проводимые неким местным "Исламским фондом", осуществля­ется вымогательство денег с предприятий и у частных лиц.
Так, в январе 1996 года аресто­ван и впоследствии осужден некто Курбанов за вымогатель­ство 14 миллионов рублей для "Исламского фонда".
В июле 1996 года была арестована группа Халилова за аналогичное преступление, только сумма здесь фигурировала гораздо более высокая.
Про другие этнические ОПГ рассказать не представляется возможным по причинам, также не подлежащим огласке.
 
Некоторые прогнозы и вывод пессимистически настроенного реалиста
Ближайшее будущее особого успокоения не принесет. Продолжится укрепление межрегиональных и международ­ных контактов ОПС. Интеграция оргпреступности в экономическую сферу с целью получения сверхприбыли станет еще интенсивнее, ну а благодаря начавшемуся процессу акционирования и приватизации предприятий ВПК криминальные капиталы смогут проникнуть в ранее недоступную для них отрасль. Произойдет политизация преступной  дея­тельности за счет непосредственного внедрения лидеров ОПС во властные структуры (на состоявшихся недавно вы­борах в саратовскую областную Думу второго созыва такая попытка уже была предпринята).
При таких, достаточно пессимистичных, прогнозах вы­вод напрашивается только один. Реальные сдвиги в сфере борьбы с оргпреступностью произойдут только тогда, когда знаменитая жегловская фраза: "Вор должен сидеть в тюрь­ме!" будет воспринята нашим государством не как афо­ризм, а как руководство к действию. Существенному облег­чению этих задач могут служить наметившиеся попытки глав некоторых местных администраций к повышению суве­ренитета субъектов Федерации. Самостоятельность плюс реальное, а не показное желание навести порядок, могут дать шанс региональным руководителям хотя бы для отно­сительной стабилизации уровня оргпреступности в своих регионах и, соответственно, помогут притормозить даль­нейшую криминализацию государства в целом.
Тогда и Глеб Жеглов снова будет у нас в почете".
(Ржевский М. Расклад
// "Саратовская мэрия" (г. Саратов). 1997, 19-25 сентября. № 37 (230), с. 4).
*
 
30.10.1998 г., газета "Земское обозрение" - Станислав Григорьев в статье  "Воровской ультиматум" (подзаголовок "...Он может быть предъявлен каждому беспредельщику. Невыполнение будет караться смертью."), пишет:
"Эту встречу редакция готовила очень давно. Сначала на наши наглые попытки установить контакт уголовная среда отвечала молчанием. Иного на первых порах мы и не ожидали. Мало-мальски значительным лицам из уголовного мира с журналистами говорить не о чем. И даже не потому, что представители "второй древнейшей" считаются в воровской среде чем-то хуже падали. (Даже честные "менты" в воровской табели о рангах стоят куда как выше, чем журналисты.) И не потому, что общение с прессой может нанести серьёзный урон авторитету вора и его безопасности. Мы и они – люди из разных миров. У нас разные цели в жизни и даже разный язык. Понятия разные. Некоторых вопросов, логичных для обывателя, уголовник со "стажем" может даже не понять или счесть ненужными, несущественными. И всё-таки мы рискнули...
Не буду рассказывать подробно, какими средствами, за счёт чего стал возможен этот контакт. Для особо любопытных только поясню: Саратов – город хоть и большой, но имеет удивительную особенность, присущую малым городам и деревням. Здесь все друг друга знают.
По понятным причинам не могу назвать ни имени, ни даже клички (достаточно известной в определённых кругах) своего собеседника. Мне запретили также оглашать сведения о его судимостях (их несколько) и приближённости к каким-либо крупным авторитетам воровского мира. Скажу только, что мой собеседник является авторитетом в уголовной среде.
Слово "вор" мой собеседник понимает однозначно, как "уважаемый человек, авторитет, третейский судья, бог и царь для преступников в тюрьме и на воле". Вора избирают из числа прославившихся уголовников люди, уже получившие звание "вора". Процедура избрания называется пародийно – "коронация". Воровской мир в России существует давно, ещё со времён нэпа, и имеет богатые и очень живучие традиции.
... Наш разговор как-то привычно начался с вопроса о том, кто сейчас "правит бал" в криминальном мире, кто "в силе" а кто нет. И оказалось, что не всё то золото, что блестит...
М.: ... Я не понимаю, что вы о бандитах всё время пишите – это же совершенно другой уровень. В уголовном мире никогда не ценились люди, которые зарабатывают на жизнь такими грубыми способами. Почему-то их сделали героями, но я тебе честно скажу: одной грубой силой, без "системы" сегодня много не наработаешь. Рано или поздно эти люди, возомнившие о себе бог знает что, кончают плохо. Вспомни Чикуна, например. "Бессистемные" люди напоминают мне бабочек-однодневок, которые летят к деньгам, обжигаются, падают. Когда бандит садится в тюрьму, о нём сразу же забывают. Деньги, которые он скопил, кончаются быстро – их сжирают адвокаты. Но даже если деньги остаются, в "зоне" бандит, особенно если он раньше не сидел, - никто. Куда бы он не пришёл, в колонию общего, строгого режима или даже в "крытку" (крытую тюрьму. – Авт.), его судьбой начинают распоряжаться тамошние старые, умудрённые зэки. Именно они – авторитеты. Именно они пользуются поддержкой и уважением – в "зоне" это особенно отчётливо осознаёшь. Как только человек вошёл в камеру, они начинают решать, кем ему быть: ходить в опущенных или в фраерах, быть мужиком или шнырём, блатным (тюремные "касты". – Авт.). Возмутись этот "бандюк" местом, которое ему определили блатари, и его порвут, как промокашку.
Конечно, я говорю о порядках в тех колониях и тюрьмах, в которых реально правит не администрация, а сидельцы. У нас в области почти все "зоны" считаются "красными". Их администрация очень сурово относится к блатным.
Во всём мире действует принцип: если человек не сидел, то он не имеет никакого веса в жизни.
<…> Корр.: В Саратове кто "правит бал"?
М.: Четвёрка наиболее влиятельных здесь воров: курд Дато (читатели наверняка читали в газетах о том, как его пытались взорвать весной этого года. – Авт.), Балаш, Ной, Мардак. Они устраивают отношения между "братками" в области, решают конфликты и прочее. Между ними нет жёсткого разделения сфер влияния. Нет такого, чтобы один вор решал одни вопросы, другой – другие. По любому вопросу каждый "браток" может обратиться к тому вору, который ему больше нравится...
Корр.: Расскажите поподробнее про какого-нибудь саратовского вора.
М.: Мне хорошо известны Ной, Дато и Мардак, которого ещё величают по имени-отчеству, но как именно, этого я говорить, естественно, не буду.
Ной – здоровый кавказец с примечательными острыми чертами лица, выходец из достославного грузинского города Хони, из которого вышло аж 56 воров в законе. Первый срок получил в 17 лет у себя на родине, кажется, за разбой.
Дато сидел на "белом лебеде", в спецзоне для рецидивистов и приверженцев "отрицаловки" ("отрицаловка" – неповиновение администрации "зоны". – Авт.). Был коронован известным вором-курдом Худо (убит в Москве в 1997 году). Когда вышел на свободу, получил поддержку энгельсских авторитетов и, как говорят, вырос из этого города.
Мардак – самый старый из тех воров, кого я знаю, - ему 87 лет. Свой первый срок этот старец получил ещё в сталинские времена, будучи мальчишкой. В тюрьме провёл всю свою молодость, воспитывался среди воров. Выйдя на свободу, он уже точно знал, чем будет заниматься. Потом был второй срок, третий. В годы войны, когда все воевали, он сидел в тюрьме. После войны наступил его звёздный час... Сейчас Мардак вследствие неважного здоровья постепенно отходит от дел, но всё же продолжает решать кое-какие вопросы и весьма успешно.
В разговорах с приближёнными Мардак честно признаётся: "Был вором и хочу умереть вором". Очень часто Мардак говорит, что крайне недоволен новыми порядками, установившимися как вообще в стране, так и в уголовном мире. Поругивает Ельцина, который распустил ментов и чиновников. Ему не нравится, когда другие воры целью своей жизни делают обогащение, гонятся за красивой жизнью и забывают по остальных "братьев".
Мардак живёт в центре города Саратова, один, очень скромно, и вряд ли его соседи догадываются, чем этот человек в действительности занимается. Может быть, они знают, что он старый уголовник, но то, что от него что-то в этом мире ещё зависит, - вряд ли. Вообще, должен тебе сказать, все саратовские воры живут достаточно скромно. Не бедствуют, конечно (Ной катается на новой "Волге", до последнего ареста у него был "мерседес"), но и не гонятся за деньгами. Никто не имеет "прихвата" в коммерческих структурах. Все средства к существованию добываются, так сказать, своей воровской деятельностью. Наверное, это оттого, что они прошли хорошую школу в северных "зонах", в Пермской области, в республике Коми и знают, что почём в уголовной среде. Любой из них мог бы со своим жизненным опытом хорошо работать в бизнесе, но им этого не надо. Вместо больших денег они обладают большой, более реальной, осязаемой, чем государственная, властью над себе подобными. Слаще власти ничего не бывает...
<…> Корр.: Были ли попытки со стороны известных саратовских бандитов и авторитетов не подчиниться власти воров?
М.: Были, конечно. Но они плохо заканчивались. Покойный Чикунов кричал на всех углах, что на воров ему наплевать, что ему море по колено. Но когда воры вызвали его на сходку, он признал свои ошибки, обещал исправиться, .. но тут его убили. Кто – не знаю. Но точно знаю: он умер, потому что неправильно жил. Известный вам Гульбадян был крайним беспредельщиком. Про его ребят говорили, что они грабили и убивали без разбору. Воры не раз предупреждали Гульбадяна, указывали ему на его неосторожное, мягко говоря, поведение. Итог известен – взрыв в подъезде.
Корр.: ... То есть воры могут предъявить бандиту своего рода ультиматум?
М.: Да. Невыполнение будет караться. Необязательно смертью.
Чаще всего бандиты стараются не противиться напрямую ворам, а входить с ними в партнёрские отношения и извлекать из этого выгоду. Так же, как действуют воры по отношению к государству, власти, чиновникам и ментам.
Корр.: А не легче вора убить?
М.: Воров убивают. Шота пал жертвой разборок между бандитами и ворами в Энгельсе. Опять же Дудука в Жигулёвске, Захар в Волгограде, Якутёнок, который получил 60 пуль из автомата в голову, находясь в Перми. Может быть, вора убить и легче, да кому от этого лучше?
Корр.: Вы рассказали о том, что часто возникают конфликты между ворами славянами и кавказцами. Не припомните такой конфликт, связанный с Саратовской областью?
М.: <…> ... Вообще, я так думаю, что без воров в Саратове было бы очень некомфортно жить. Они выполняют роль своего рода "буфера" между лидерами разных группировок, регулятора взаимоотношений. Не будь их твёрдой руки – тут бы такая стрельба началась! Пилюгинские, Самохинские, Парковские и всякие разные другие принялись бы палить друг в друга и садиться в тюрьмы. От бестолковой стрельбы плохо всем.
При ворах все бешеные собаки сидят на цепи и каждая грызёт свою кость. Хорошо, когда есть кому сказать: "Кончайте, ребята, весь этот базар и слушайте меня".
<…> В последние шесть-семь лет героями книг и газетных сообщений стали бандиты-беспредельщики, эти выскочки с рабочих окраин, вчерашние пэтэушники, подучившиеся в боксёрских школах. Они зарабатывают на рэкете баснословные состояния, катаются на "мерсах", носят золотые цепи, строят шикарные дома и содержат в них гаремы любовниц. Но ни один из них не оставил хоть сколько-нибудь заметного следа в истории криминальной России. Беспредельщики однообразны, как инкубаторские птенцы, и... Посмотрите, как один за другим они растрачивают свои капиталы, погибают в безумных разборках с себе подобными. Оставшиеся в живых после стрельбы благополучно садятся за решётку. Сколько их было в Саратове с начала 90-х годов...
Похоже, что время героев-однодневок ушло. В этом я полностью согласен со своим собеседником.
Осенний кризис ненадолго вдохнул новую жизнь в мощные преступные группировки военизированного типа (т.е. состоящие в основном из тупоголовых ребят, которые не умеют ничего, кроме как метко стрелять из "Калашниковых" друг в друга и больно бить кулаками), для них нашлась работа на поприще выбивания долгов и проч., но это временное явление. На дворе не "кооперативные" 1992-93 годы, а времена крепчающей "ворократии" – власти тех, кто умён, хитёр, не стреляет по пустякам и знает, как жёстко спать на нарах.
... Однако в силу своей принадлежности к определённому кругу людей мой собеседник уж слишком идеализировал образ вора в законе. Вор может удерживать на цепи бешеных бандитских собак, может играть роль полезного для общества буфера, может быть справедливым судьёй для преступников, но от этого он не перестаёт быть вором, преступником. А преступник, как известно, не должен быть героем в глазах людей. Все порядочные люди знают, где его место".
(Григорьев С. Воровской ультиматум
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1998, 30 октября. № 43, с. 14-15).
*
 
19.03.1999 г., газета "Земское обозрение" - Иван Иванов в статье "Волжские разбойники возвращаются", пишет:
"Диктатура закона" не убережёт Саратов от новой криминальной волны. К такому выводу можно прийти, если проанализировать криминальные события последних лет.
 
Криминальные княжества
Расправа с Чикуновым сама по себе – лишь кровавая точка в большой книге криминальной истории, которую ставят сильные люди, когда вдруг необходимо прервать слишком затянувшуюся песню какой-либо группировки или сообщества. За последние пять лет таких точек было расставлено немало.
Как известно, после убийства Чикунова боксёры зареклись заниматься нефтебизнесом. Сообщество, сформированное  и выпестованное Игорем Владимировичем развалилось.
Коммерческие предприятия города и области поделили между собой так называемые Парковское, Земцовское, Наволокинское, Парамоновское сообщества. "Земское обозрение" в 1997 году публиковало материал, в котором давался расклад деятельности этих сообществ. Как правило, деятельность сообществ строилась по следующей классической схеме: лидеры ОПС либо их доверенные лица входили соучредителями в крупные коммерческие структуры, которые условно можно разделить на два сектора – легальный и частично легальный. При коммерческих структурах на случай войны (а также для локальных силовых акций – например, выбивания долгов) содержались группы головорезов. Боевой потенциал некоторых сообществ насчитывал более сотни человек. Каждое из ОПС стремилось развивать легальный сектор своей экономической деятельности путём вливания в него денег, добытых через мошенничество в финансово-кредитной сфере, с недвижимостью, торговлю оружием, наркотиками. В легальном бизнесе ставка делалась прежде всего на освободившуюся нишу нефтепереработки и торговли ГСМ, а также торговлю зерном и продуктами.
В число саратовских коммерческих структур, контролируемых бандитами на тот момент, попали несколько ночных клубов, фирмы по торговле недвижимостью, аудио-, видео- и бытовой техникой, спиртными напитками, автомобилями иностранного производства и запчастями в масштабе области. Кроме этого в активе Парковского сообщества имелась популярная у жителей области газета, которая в каждом номере последовательно отстаивала интересы своих боссов. (Одно время интересы в основном сводились к отвоеванию рынков сбыта у местного водочного монополиста ГП "Ликсар", контролируемого губернатором, и, соответственно, к нападкам на Аяцкова.) Казалось, этот порядок будет действовать очень долго. Но уже в 1998 году между различными ОПС Саратова постепенно стали нарастать противоречия, которые нельзя было разрешить мирным путём.
 
Война с ворами
Своеобразным буфером между сообществами "спортсменов", выросших из окраинных районов Саратова и не признающих уголовных понятий, стала прослойка людей, именующих себя тюремными авторитетами или ворами в законе. Характерными представителями воровской среды в Саратове являлись не раз уже упомянутые на страницах нашей газеты представители воровского движения – славянские уголовные авторитеты: 87-летний Василий Мардаков, Николай Балашов (Балаш), кавказец Ной и курд Дато. По оперативной информации органов милиции, в какой-то момент незавидная функция буфера и третейского суда перестала устраивать саратовских воров (в первую очередь, Балаша). Воры попытались "поставить под себя" презираемых всеми "честными арестантами" бандитов, в одночасье поднявшихся из грязи на самом примитивном для уголовников ремесле – рэкете. С подачи Балаша в Саратове и особенно в соседнем с ним Энгельсе начался передел – группировки из представителей уголовной среды стали "отжимать" предприятия легального коммерческого сектора у "спортсменов". Подобные действия не могли не вызвать ответную и чрезвычайно жесткую реакцию со стороны бандитского мира. И вот в ноябре 1998 года Балашов был застрелен двумя киллерами в масках в собственной автомашине. Убийство до сих пор не раскрыто, хотя работники силовых структур говорят, что весьма противоречивой информации о мотивах и исполнителях – представителях одной энгельсской ОПГ – у них предостаточно.
Спустя месяц в своей квартире погиб один из ближайших сподвижников Балашова – Новиков.
Оставшиеся воры, которых и ворами (в общепринятому у уголовников смысле) большинство представителей саратовской криминальной "тусовки" называть не хотят, благоразумно ушли в тень и стали заниматься "миротворческой" деятельностью. Стан воров потерпел окончательное поражение в разборках с бандитами после того, как в новогодние праздники от сердечного приступа скончался главный хранитель "понятий" г-н Мардаков.
 
Разборки в стане бандитов
Отодвигая в сторону представителей воровской среды, "спортсмены" и бандиты не прекратили разборки внутри своего стана. Причём разборки эти носят чрезвычайно кровавый и ожесточённый характер и происходят в основном из-за дележа распадающихся бандитских "империй". Так, например, нашумевшее убийство во 2-й городской больнице уголовного авторитета Фадеева (Фани) теперь однозначно связывают с дележом наследия некогда чрезвычайно крупного Наволокинского ОПС. Известно, что те, кто более всего был близок к обоим братьям, не получили после их гибели и десятой доли того, чем они владели. Нашлись "приватизаторы", которые увели значительные активы у бывших особо приближённых прямо из-под носа. Фаня стал взывать к совести "приватизаторов", но, как оказалось, у них её не было вовсе.
Есть хорошие для всех честных людей сведения о том, что исполнители неслыханно дерзкой силовой акции известны, находятся в розыске. Есть и тревожный сигнал: при работе по раскрытию убийства Фадеева выяснилось, что разработкой силовой акции в лечебном учреждении по заказу местного криминалитета занимались бывшие сотрудники специальных подразделений милиции.
Последняя крупная разборка с трупами, о которой слышали читатели, случилась в январе текущего года: в пригороде Саратова были обнаружены три обезглавленных трупа с многочисленными огнестрельными ранениями. Эксперты установили, что одному из убитых отрезали кисти рук и голову живьём. В числе наиболее вероятных версий убийства есть такая: обезглавленные получили заказ от одного из преступных сообществ на устранение лидера другого сообщества, весьма приближенного к чиновникам правительства Саратовской области, но по каким-то причинам отказались убивать его. Представители заказчиков произвели расправу для ужесточения дисциплины.
 
Окончательная смена приоритетов
И вот сегодня в результате ужасающих натуралистическими подробностями разборок и "дисциплинарных акций" в последние месяцы в криминальном мире Саратова окончательно выстроилась новая система сдержек и противовесов.
Теперь, по нашим сведениям, главенствующие позиции в Саратове занимают Парамоновские. Причём, как мы и предсказывали в 1997 году, сохранить влияние этому сообществу удалось только за счёт форсированной легализации и перекачки большей части капитала  в легальный бизнес.
Александр Земцов, предводитель известного по 1997 году Земцовского ОПС, сколотивший первоначальное состояние на махинациях с "фермерскими" кредитами, розданными неизвестно кому представительством одного из московских банков, тоже пытался легализоваться, но неудачно. В 1996 году ходили слухи, что Земец активно поддерживал предвыборную кампанию Дмитрия Аяцкова. Однако на практике именно после прихода Аяцкова к власти группировка Земца сошла на нет и сейчас практически не существует.
Парковское ОПС, названное так из-за того, что его лидеры в младенческие годы входили в молодёжную группировку, базировавшуюся в районе главного городского парка имени Горького, слишком тесно ввязалось в борьбу за контроль над водочным бизнесом. Водка же в современной России – любимое детище губернаторов. В ожесточённой борьбе с поддерживавшимся Дмитрием Аяцковым ГП "Ликсар" парковские развалились на мелкие группы. Каждая группа выбрала для себя узкую специализацию (от чисто криминальной стези – грабежей и квартирных разбоев – до полукриминальной – "доения" многочисленных "досуговых" агентств, предоставляющих жителям Саратова услуги проституток). Несмотря на то, что эти группы разрозненны, они не стали менее опасными – по заявлениям руководителей местной милиции, в последние месяцы в Саратове наблюдается всплеск уличной преступности.
Процессы, которые развёртываются в судах области (процесс по банде боксёров, совершившей летом неудачный налёт на ювелирный магазин на проспекте Кирова), лишнее тому подтверждение.
Увеличение количества грабежей и разбоев ожидается ещё и вот почему: из тюрем и колоний начинают выходить криминальные лидеры конца 80-х, начала 90-х, которые в своё время получили небольшие сроки – в основном за хулиганство и незаконное хранение оружия. Глупо думать, что в нынешних условиях эти люди станут жить законопослушно. Мало того, в начале 90-х они не научились, как их собратья, оставшиеся на свободе, заниматься мало-мальски цивилизованным бизнесом – следовательно, к решению любых денежных проблем они будут подходить с топорными методами, которые давно уже изжили себя. Яркие представители беспредельного бандитского крыла – некто Цыганков (бывший активный участник ОПГ "Чайки", ранее входившей в сообщество группировок Земца), а также восходящая "звезда" саратовского криминального мира, ранее неоднократно судимый Павел Л-нко по кличке Армеец. Группировка Армейца, впрочем, недавно провела ряд неудачных операций по добыче денег в свою кассу, а сам Армеец объявлен в федеральный розыск за организацию идиотского уличного грабежа.
Значительную деятельность на территории Саратовской области развернули чеченские, азербайджанские и армянские преступные группировки, которые взяли под себя продуктовую торговлю, а также нелегальный импорт оружия и наркотиков. Из этнических группировок чеченцы в Саратовской и Волгоградской областях чувствуют себя особенно вольготно. По сути, эти группировки представляют собой хорошо организованную и щедро финансируемую мятежной Ичкерией разведсеть.
Совершенно особую роль в криминальном мире Саратова занимают лидеры, в начале девяностых по каким-либо причинам уехавшие искать счастья в Москву и Санкт-Петербург, а теперь вернувшиеся на историческую родину, а также те, кто занимается  легальным бизнесом в Саратове и Москве под прикрытием чиновников. К числу последних принадлежит авторитет по кличке Канапа (в миру – уважаемый бизнесмен, имени которого назвать в газете нельзя, чтобы не нарваться на судебный иск). Было время, когда Канапа, поссорившийся с местными криминальными лидерами, исчез из Саратова, жил за пределами СНГ. Теперь Канапа вернулся и стал главой достаточно большой по саратовским меркам корпорации, которая занимается автобизнесом. Никого не удивляет тот факт, что документы, относящиеся к деятельности корпорации, пестрят подписями важных саратовских чиновников. Видимо, в городе, именующем себя столицей Поволжья, изобретён новый способ борьбы с организованной преступностью путём её... приручения.
 
Резюме
Во всех существующих ОПС Саратова за последние годы произошли значительные изменения. Время массовых армий "гоблинов" прошло. Теперь лидеры ОПС срослись с легальным бизнесом и больше не нуждаются в услугах бритоголовых пехотинцев. Вместо них теперь – небольшие, мобильные и хорошо оснащённые отряды киллеров, а также связи с чиновниками властных структур. Поэтому пехоту просто выбрасывают за ненадобностью. Но пехота не сдаётся. Сбиваясь в стаи, она пополняет ряды обыкновенных уличных уголовников – количество преступлений растёт.
С другой стороны, начатая в Москве кампания по борьбе с коррумпированными чиновниками, кажется, достигла Саратова. Губернатор уже публично пообещал "несколько громких дел" против лиц, сидящих в высоких кабинетах – в том числе и на Московской, 72 (здание правительства Саратовской области). Прокуратура, со своей стороны, уже возбудила уголовные дела в отношении ряда должностных лиц из известных в городе фирм и банков. Возможно, врасти во власть по красноярскому образцу местным бандитам и не удастся, однако, в любом случае спокойная жизнь в столице Поволжья заканчивается".
(Иванов И. Волжские разбойники возвращаются
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 19 марта. С. 15).
*
 
1999 г., ежемесячный альманах "Саратовский криминал" № 6 - Михаил Синельников в статье "Организованы и очень опасны" (рубрика "Расклад-2"), пишет:
"После публикации первого, одноимённого материала, где я попытался хоть немного показать степень влияния криминального мира на политическую и экономическую жизнь нашего региона, реакция кое у кого была однозначной – ложь и клевета. Несмотря на то, что многие фамилии, названия фирм и т.д. были изменены, индивидуумы, которых всё это касалось впрямую, себя узнали и побывали в редакции в сопровождении накаченных "быков", якобы юристов. Чего они приходили, я так и не понял, т.к. предложенную им, в соответствии с законом о СМИ, форму ответа они категорически отклонили. А жаль, хотелось бы послушать их контрдоводы на мои обвинения, сделанные на основе анализа оперативных материалов местных спецслужб. Правда, один железный аргумент мне всё же привёл в телефонном разговоре один небезызвестный в городе, гм..., гражданин: "Смотри, козёл, допишешься..."
Прошло почти два года, и ситуация мало чем изменилась. Да и с чего ей меняться, если многие ключевые позиции в местном бизнесе давно так или иначе контролируются криминалитетом; все обещания губернатора показать народу коррупцию за "торчащие из правительства уши" так и остались обещаниями. А тут ещё выборы на носу, да и бензиновая "лихорадка" только набирает силы. Всего, разумеется, я по независящим от меня причинам огласить не смогу, да, наверное, это и не надо: меньше знаешь – больше живёшь. Но вот за "козла" мне обидно. И в заключение, повторюсь, большинство имён собственных в данной статье изменены, т.к. в соответствии с российским законодательством, никто не может быть признан преступником, кроме как по приговору суда.
Вор в законе Тимур в частной беседе посетовал: "Вот морока, теперь чиновники отказываются почему-то брать валюту. Может, подстав боятся?" "И как же обходитесь?" "А мы к каждому индивидуальный подход ищем и, как правило, находим".
Кто такие авторитеты уголовного мира без коррумпированных связей? Ну вымогательство, ну грамотно проведённый "разгон", ну максимум крупное мошенничество, и то без блеска. Сейчас большие деньги на этом не сделаешь, и уж тем более не отмоешь. Без экономической стратегии и связанной с ней политики, будь ты хоть "трижды заслуженным" бандитом Российской Федерации, влияния и положения в высших слоях общества не добиться. Давно уже криминалитет переключился с физических на экономические методы борьбы с конкурентами, куда как более эффективные, чем автоматная очередь.
Взять хотя бы простое как всё гениальное местное "ноу-хау" – "трубную войну". Допустим, мне нужно "зажать" своего оппонента. Вместо того, чтобы посылать к нему "гоблинов", я тихо сниму трубку телефона, и через каких-нибудь пару дней у складов или магазинов моего "обидчика" вдруг начнутся ремонтные работы. Отмазка "железная" – трубы прорвало, да и вообще, к зиме готовимся. Перекопают всё так, что ни один грузовик с товаром и близко не подберётся, а затем всю деятельность потихоньку свернут. Неделю канавы зияют, другую, месяц проходит, второй и так далее до тех пор, пока противник не поумнеет и не согласится на все требования. Как только "добро" будет получено, на следующий же день все подъездные пути приведут в первозданный вид. И, заметьте: никакой крови, и всё благодаря нужному человечку в нужной администрации. Казалось бы, мелочь, а дела проворачиваются громадные.
Латентная (скрытая) преступность и экономические "разборки" сейчас любимый конёк многих местных авторитетов. Да вот Миша Семенов, он же Семен, он же Шарик, он же Хохол, начинал-то с пустяков, а до каких вершин поднялся в компании Алексея Росткова, Профессора и иже с ними. Любопытно проследить на примере хотя бы одного Ленинского района г. Саратова за целой криминальной эволюцией. Давайте пробежимся пунктирно.
В 1985 году в одном из самых пролетарских городских районов гремела слава банды некоего Майорова. Да что там, её гастроли с успехом проходили во многих уголках бывшего СССР, включая Москву и Ленинград. Мастера "разгонов" (т.е. грабежей под видом обысков), бандиты в милицейской форме "бомбили" цеховиков и подпольных миллионеров. Тогда всё это было ещё в диковинку, и Майорова с компанией посадили. Среди прочих присутствовали молодые Юрий Факиров и Андрей Ламин (будущий "Профессор"). В 1992 году "оперившаяся" молодёжь освободилась, и Факир, несмотря на репутацию "автоматной рожи" (служил когда-то во внутренних войсках), прибирает к рукам Ленинский район. Тогда же начинается его дружба с Алексеем Ростковым, который показывает ему свет, вывозит в Канаду, берёт в вояж по Германии и т.д. Факиру новые впечатления кружат голову, и он настолько утрачивает чувство реальности, что начинает использовать общаковую кассу целиком в личных целях, покупает себе "Джип", начинает строить коттедж. Своим же "браткам" он привозит из заграничных командировок по спортивному костюму и, по-видимому, считает, что им и этого много. Больше всего не везёт Филарету, которого Факир вообще отстраняет от "общака", и в конце концов терпение его лопается. Захватив с собой сына, Филарет, побегав вокруг автомобиля "Нива" за Факиром, наконец-то попадает и убивает последнего.
Безвластие длилось недолго, ибо после неудачных фокусов Факира на сцене появляется бывший его подручный, тот самый Михаил Семенов, он же Семен и т.д. С виду – представительный господин, по манерам респектабельный бизнесмен, любящий передвигаться на "Джипе-Чероки". В кармане у Семена "корочки" помощника депутата Государственной думы от ЛДПР, по его словам удостоверение ему вручал сам Владимир Вольфович. Обожает играть в большой теннис, не раз партнёром Семена был Борис Немцов, ещё в свою бытность первым вице-премьером России. В криминальном бизнесе круг интересов Семена широк, но предпочтение отдаётся ГСМ. Махинация Семена с векселями миллиардных казначейских обязательств администрации Саратовской области, которую он провернул вместе с Ростковым, Апельсином, Профессором под "крышей" высших местных чиновников в 1996 году, широко известна в узких кругах и для многих мошенников является образцом для подражания. Чтобы сэкономить место, не стану описывать все подробности – скажу только, что всё крутилось вокруг топлива. Было несколько взрывов в Москве  и Самаре, тамошние воры в законе неплохо заработали на этой афёре, но кое-что перепало и "нашим". В конце концов из Тольятти на Московскую, 72 прибыл коммерсант с требованием оплатить векселя. Снизу он позвонил, чтобы его пропустили, но сидящий на другом конце провода человек ответил: "Скоро обед, давайте увидимся через час". Когда коммерсант появился вновь, на ступеньках областной администрации его уже поджидало несколько чиновников и суровый Ростков в окружении плечистых ребятишек. Ростков, козырнув какой-то бумагой, представился обомлевшему тольяттинцу, что векселя-то фальшивые и надо проехать в УВД. Испуганного предпринимателя под белы рученьки втолкнули в машину и отвезли к высотному зданию, мол, это и есть наше управление. Там в одной из комнат у него забрали все бумаги и опять предложили "проехать". На перекрёстке Радищева и Б. Казачьей коммерсанту дали под зад хорошего пенделя, после чего лже-оперативники скрылись на двух "девятках". Когда тольяттинец пришёл в себя, он тут же побежал в ближайшее Волжское РОВД. С грехом пополам отыскали то здание, где якобы располагалось УВД, но когда вошли в злополучную комнату, то там стояла совершенно другая мебель, а на машинках печатали не хмурые крупногабаритные дяди, а очаровательные девушки, сразу же заявившие, мол, знать ничего не знаем, тут всегда была тихая, скромная контора. Оперативники сочувственно посмотрели на тольяттинца, дескать, у тебя, мужик, от переживаний, наверное, крыша съехала, и тихо вышли. Самое интересное то, что параллельно вышеописанным событиям два областных министра радостно обсуждали по телефону детали всей этой истории и, чуть не повизгивая от восторга, рассказывали, как ловко они кинули "лоха" на миллион (!!!) долларов. Действительно, ловко, ведь в конечном итоге пострадал только Ростков, да и то чуть-чуть, получив, правда, за другие "подвиги" год условно. Зато какое мощное лобби его защищало, подследственного в буквальном смысле приходилось прятать, перевозя из одного СИЗО в другое. Сам Ростков давал интервью в газетах, где подробно расписывалось, как он любит и заботится о своей родине, что, впрочем, не мешало ему переводить огромные суммы за границу, ну так, знаете, на всякий случай. Зря волновался, болезный. Провалявшись не один месяц в суде, уголовное дело завершилось смешным приговором, да и тот Ростков уже успел опротестовать, считая себя полностью невиновным. Да, но мы совсем забыли про Семена.
К 1997 году Семен создал, не без помощи Росткова, свою маленькую империю, опорные базы которой находились в Ленинском районе. Возникли солидные коммерческо-финансовые структуры и целые экономические союзы. Семен с помощью одного из своих советников, а точнее, его близкого родственника решил качать ГСМ, ни много ни мало, как из Приволжского территориального управления государственных резервов Российской Федерации, т.е. прямо из закромов Родины, её неприкосновенного запаса. И всё почти получилось, не вмешайся налоговая полиция. Саратовцы, думаю, уже слыхали о фирме "Сантоза" и её директоре Иване Кулакове, которого впервые за всю историю УФСНП, по крайней мере в нашей местности, отправили за решётку за сокрытие налогов в особо крупных размерах. Несмотря на то, что работу оперативники провели колоссальную, её результаты удались только процентов на 10, а ведь ниточки впрямую вели к Семену и К*, позволяя нащупать их коррумпированные связи. Между прочим, среди бухгалтерских документов "Сантозы" была любопытная зелёная тетрадочка с очень характерными записями, типа "Мусор", "ГАИ", "Семен", "РОВД", "СЭС", где напротив каждой графы стояла цифра с нулями. Позже эта тетрадочка загадочным образом исчезла. Тем не менее, Семена задержали. Сотрудникам спецслужб очень уж хотелось послушать его на предмет реализации им продуктов питания фирмам, которых не существует в природе.
Но буквально через два месяца прокуратура освобождает Семена. Говорят, что "по его душу" звонили аж из Госдумы, уж не Жириновский ли вспомнил?
Пока Семен парился в СИЗО, в Ленинском районе поднял голову некий Вова Альфредо. В начале 90-х годов он был самым заурядным шутом, развлекавшим "крутизну" блатными песнями, а вот теперь, поди ж ты... Альфредо поднялся на дружбе с таджиками и, как следствие оной – торговле наркотиками. Страшно сказать, цена за грамм героина в отдельно взятом Ленинском районе упала до 400 рублей, а ведь ещё совсем недавно за дозу "геры" запрашивали 50 "баксов". Таджикский этнос до такой степени освоил саратовский транзитный рынок дурмана, что ни один азиат не рискнёт приехать сюда торговать чем-либо, не заручившись "благословением" наркодилеров и не получив от них в качестве боевого крещения партии того же героина для провоза. Свой негласный штаб таджики решили устроить на базарчике возле ж/д вокзала. Это ведь только на первый взгляд там тишь да гладь и мирные тётки торгуют шмотьём, а если копнуть поглубже... Бывало, местные спецслужбы и копали, и порой даже в их сети попадала крупная рыба. Так, в марте задержали четверых таджикских лидеров, помимо наркотиков занимавшихся пропагандой исламизма и обустройством на нашей территории таджикских моджахедов, прошедших войну. Кстати, с одним из этой четвёрки имел контакты арестованный в прошлом году сотрудниками ФСБ заместитель начальника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков при УВД Саратовской области, самолично попавшийся при продаже героина. Последствия всех этих громких разоблачений не замедлили сказаться – резко подскочила цена за грамм "геры" до полутора тысяч рублей.
Вряд ли тому же Семену, предпочитающему иметь дело с "беловоротничковой" преступностью, интересна вопиющая наркотизация собственной епархии. Хоть и прибыльно, но хлопотно и опасно. С ним, пожалуй, согласится и другой "крёстный отец", небезызвестный в Саратове Парамон. Парамоновский клан – один из самых старейших в новой бандитской истории столицы Поволжья, и выстроен он по образцу и подобию итальянской "коза-ностры", где на самом верху криминальной пирамиды располагается семья. У Парамона целиком закрытая структура организованного преступного сообщества. 1998/1999 годы для семьи выдались "неурожайными" из-за перестрелки в Балашове и особенностей воспитания родственников, среди которых считается хорошим тоном поднимать руку на сотрудников милиции. Короче, ряды последних поредели. Кто-то в бегах, кто-то убит. Сам же Парамон является вице-президентом фонда помощи семьям работников правоохранительных органов в Краснодаре (здесь его слишком хорошо знают) и одновременно поддерживает воров в законе армянской национальности, дислоцирующихся в Ростове-на-Дону. Здесь, в Саратове, Парамон в конгломерате с Канапой под крышей важной персоны областного значения претендует на ключевые позиции в алкогольном бизнесе. Рядом находятся и местные воры в законе Дато, Ной и вновь появившиеся Малхаз и Тимур. Ещё мечта у Парамона – полностью контролировать Заводской район, но на этом поприще мешают так называемые Парковские. После того, как Парамона избили в ресторане "Олимпия" и позже ранили из "ТТ" в Октябрьском районе в 1991 году – отношения между Парковскими и Парамоном постоянно находятся в стадии вялотекущей  войны. Говорят, что именно из-за этих историй знаменитого Лапу хулиганы чуть совсем зрения не лишили и всё-таки выбили ему один глаз. Но это уж так, к слову.
Если брать третью колоритную фигуру в сегодняшнем криминальном Саратове, то это несомненно полулегендарный Канапа. Он начинал ещё с Хапалиным, затем после неоднократных покушений несколько "утух", а в 1996 году состоялось его второе "пришествие". К тому времени основные конкуренты и недоброжелатели вроде Якорей, Гвоздей и Чикунов сошли с дистанции, а фигуры более мелкого масштаба (Гульбадян, Апельсин и т.д.) вдруг вспомнили о былых заслугах Канапы и позвали его "на царство". Между прочим, к той самой акции с векселями, осуществлённой Семеном, Ростковым и т.д. в 1996 году, Канапа тоже имел непосредственное отношение. Вообще, Канапа банальной уголовщиной больше не интересуется, для этого есть "пешки", от которых он дистанцирован целыми рядами "прослоек", и добраться до него почти невозможно. Структуру Канапы в спецслужбах называют самой грамотной, где каждую проблему решает специалист определённого уровня. Сам Канапа занимается только политико-экономической стратегией и старается держаться в тени. В этом смысле показателен его инструктаж своему советнику, который отправлялся на переговоры в областное правительство: "Вот этот проект необходимо срочно пролоббировать. Скажите (далее следует ряд "высоких" фамилий), что это государственная необходимость, они люди слабые, согласятся.  Обо мне не упоминать". Канапа так же как и Парамон дружит с ворами в законе и теми фигурами, которые за ними стоят. Он вплоть до последнего пользовался советом старейшего и авторитетнейшего Василия Васильевича, обнимается с Дато и трогательно осведомляется о здоровье Ноя – тот недавно "загремел" в реанимацию от передозировки наркотиков.
В 1998 году в Саратовской области начался большой передел, затронувший высшие сферы по перераспределению и аккумуляции средств в нужные карманы. Перемены касаются прежде всего сельскохозяйственного и алкогольного рынков. Думаю, что читатель, следивший за развитием местных событий, поймёт, к чему я клоню. Все спешат окунуться в большую политику в преддверии выборов, и даже те, кто один раз уже обжёгся. К примеру, Парамон ещё в 1993 году делал попытки финансово  поддержать РНЕ, но быстро убедился в ближайшей бесперспективности этого движения и помощь свернул. Почему бы сейчас не поэкспериментировать вновь, благо, желающих в местной  политической тусовке предостаточно... Какие симбиозы у нас ещё образуются, мы увидим уже в ближайшем будущем, но вряд ли журналисты станут скучать. Вон, как и предполагалось, даже бывший начальник УВД генерал-лейтенант В. Булгаков уже вроде бы определился с округом и собирается идти в Госдуму от Балакова. Может, там он, наконец, помирит жестоких балаковских врагов – криминального лидера новой формации Альберта и ставленника "воров в законе" Корейца?
На этом пока поставим многоточие, хотя не сказано и десятой части всего имеющегося материала. Кто и для чего скупает бешеными темпами недвижимость в Балашове? Грозит ли саратовцам чеченская экспансия? В чём основные особенности местных этнических криминальных группировок? В общем, "Расклад-3" следует...".
(Синельников М. Организованы и очень опасны
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 1999. № 6, с. 12-13).
*
 
09.12.1999 г., газета "Земское обозрение" - Станислав Григорьев в статье "Воровское" счастье" (подзаголовок "Немного о быте людей, которых оперативники называют "ворами в законе" и "авторитетами"…"), пишет
"Русского человека всегда интересовало, как она, жизнь за забором. Что пьют и на чем едят соседи, и сколько "зеленых" у них остается после еды-питья? Этот интерес основывается не только на элементарной зависти. По типу потребления можно су­дить о человеке в целом - серьезен ли, бережлив ли, умен... А вдруг умнее, чем я сам?
Особенно интересно (и в читательских просьбах это то и дело проскальзывает) нашим людям знать, как живут главные ге­рои криминальной страницы "Земского обозрения". Цитата: "Слушай, друг, ты уже запарил писать: Ной, Дато, Балаш, Ти­мур, Тимур, Балаш, Ной... вошли в противо­речия, делят сферы влияния, сходятся, расхо­дятся... Ты напиши лучше, а что они делят, что перепадает им от этих "сфер влияния". К примеру, где они живут и на каких авто­мобилях катаются... Вот что интересно знать! Говорят, что они богачи, а может, они на самом деле нищие и не стоит им завидо­вать, и пусть живут себе, коптят небо..."
Сегодня мы выполняем читательскую просьбу. В распоряжение редакции попа­ли сведения о недвижимости, транспорте и образе жизни людей, которых в оператив­ных документах отчего-то называют всяки­ми похабными словами. То они "воры", то они "авторитеты", то лидеры "организо­ванных преступных сообществ" и "групп".
<…> Подмечено, что авторитеты "воровской" направленности почему-то предпочитают селиться в Энгельсе. Ядреный воздух этого маленького, но не спокойного в криминаль­ном отношении города, наверное, вселяет в них бодрость и веру в благополучное буду­щее.
 
Лидеры ОПГ
Коренное отличие этих субъектов наше­го исследования чужих кошельков состоит в том, что они прямо-таки лезут, набиваются на участие в легальном бизнесе и потому на любой вопрос со стороны налоговых орга­нов могут ответить: этот дом (машину, квар­тиру) я заработал на перепродаже "сникерсов" и женских прокладок, и точка. Потому у них есть возможность, желание и средства жить куда как более шикарно, чем "воры". Начнем с покойных. Неоднознач­но известный Игорь Владимирович Чикунов в пору своего наивысшего расцвета возвел для своей семьи громадный дом, пародирующий купеческое бунгало. Бунгало воз­вышается над убогими домишками улицы Донской в Саратове. Когда наш корреспондент еще год назад фотографировал его, выяснилось, что обитатели лачуг вовсе не завидовали своему бывшему соседу. Бабушки с завалинки, откуда открывается чудесный вид на этот дом, задумчиво изрек­ли: "Не стремись, сынок, жить, как Игорь - богато, но боязно. Дом ладный, да кому он сейчас нужен?" Старушки рассказали, что с обладателем особняка (когда он еще не получил десяток пуль в голову) у местных жителей сложились добрососедские отношения, и особенно добрым словом помяну­ли первую жену Чикунова - Ларису.
Видимо, не беседовал с такими бабушками Сергей М-кин, по оперативным данным - лидер одной из ОПГ Энгельса, офици­ально - бизнесмен, занимающийся тор­говлей автомобилями. Сочетая автобиз­нес с чем-то еще, он возвел для себя дом - олицетворение гигантомании на энгельсском "Поле чудес" в районе улицы Просторовской. Сам М-кин разъезжает на белом джипе "Тойота" и "Мерседесе", жена М-кина пользуется изящной и экономичной "Дэу-Нексией".
Раньше у М-кина был дом поменьше, на улице Демократической. Сейчас в этом доме живет адвокат, который оказывал услуги М-кину.
Удивительны темпы, с которыми возво­дятся жилища преступных лидеров из так называемой "бандитской" среды. Петр Самородов, вышедший ни с чем из тюрьмы в 1997 году (сидел 10 лет за убийство), сейчас обитает в немаленьком коттедже в Заводском районе Саратова.
Самых значительных успехов на попри­ще строительства "нового русского" быта достиг небезызвестный читателям "Канапа". Его бизнес известен всем хоть сколько-нибудь влиятельным людям в области, с ним за руку здороваются чиновники областно­го правительства. Бывший сотрудник УИН, затем "авторитет" и уж после этого дело­вой человек, ныне живет в двухэтажном коттедже в районе Городского парка и ездит на подобающей вхожим в чиновничьи круги 31-ой "Волге".
 
Стиль жизни это навсегда
Все же стремление к обособлению и выделению из общей массы состоятель­ных людей постепенно теряет актуальность в так называемой преступной среде. Ду­мается, что в следующем тысячелетии кот­теджи вчерашних бандитов не будут расти в высоту. Малиновые пиджаки и килограммовые золотые цепи как атрибут принад­лежности к определенной тусовке посте­пенно отходят в прошлое. "Воры" и "авто­ритеты" считают их "ушедшей модой". "Новая мода" - внешне казаться простым человеком, "канать под своего" парня, по­вседневно одеваться в (дорогие, правда) джинсы и свитерок. По слухам, именно так довольно часто одевался Балаш, и именно такую одежду чаще всего носит Дато. И только темпераментный Ной отличается не только любовью к дорогим предметам ту­алета, но и экстравагантным вкусом. Од­нажды летом его видели в известной в Саратове бильярдной в помещении кинотеатра "Экран" в чудесном, ослепительно белом костюмчике, с золотой цепью на шее весом примерно 80 граммов.
Сейчас наиболее поощряется и считается почетным тратить основную массу "карманных", "бытовых" денег не на дорогие шмотки или машины, а на детей. Про детей в этой среде говорят: "Они святые". Детей не было только у "старых воров" вроде Мардакова. У "нового русского вора" Балашова остались без отца (но не без средств к существованию) две девочки, "Канапа" уже стал дедушкой, чеченский преступный авторитет по кличке "Тимур", сидя в СИЗО, не забывает о своем малыше.
Саратовские криминальные боссы дела­ют друг другу подарки, ездят в гости. Рань­ше была мода дарить друг другу магазины, а также было поветрие принимать от под­контрольных предпринимателей в "пода­рок" и к "случаю" небольшие предприя­тия. Например, одно предприятие оптово-розничной торговли было подарено семье "Балаша" энгельсским предпринимателем, соучредителем казино "Эльдорадо".
Дежурное времяпровождение у "авто­ритетов" - поездки в различные казино и клубы, где обычно за бутылкой горячитель­ных напитков обсуждаются деловые воп­росы. Со временем бандиты уходят от дел, которые можно обсуждать только в при­ватных уголках, а не в офисах, но "ресто­ранный" стиль жизни, который изматывает и провоцирует на алкоголизм (так говорят сами авторитеты), сохраняется.
... Каждый понимает счастье по своему. Кому-то для комфортного существования вполне достаточно крепкой крыши над головой, вкусного обеда и ужина каждый день. А кому-то: "Пожалуйста, дом, чтобы как у людей, в три этажа! Семга и пончики с сиреневой икрой на обед, ужин, завтрак, полдник, и второй завтрак. Друзей... дру­зей расставить вокруг, но на почтительном расстоянии, чтобы со стола лишнего не хватали, женщин красивых поближе, по­больше и ярких, ярких, как аквариумные рыбки. Каждой по отдельному аквариуму в черте города и по подводной лодке (автомобилю) мощностью не менее 200 лошадей, а главной рыбине (мне) чтобы не менее 300 и чтобы на спидометре красо­вались цифры, которых можно достигнуть, только если специально уложить гладкую бетонку от того сортира до городу Пари­жу..."
Таковы у них, "авторитетов", жизнь и... счастье".
(Григорьев С. "Воровское" счастье
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 09 декабря. № 48, с. 15).
*
 
03.04.2000 г., журнал "Вне закона" - Дмитрий Соколов в статье "Бандитский Саратов" - немного изменив фамилии "героев", пишет:
"Этот город называют столицей Поволжья. За самый лакомый кусок в центральной полосе России не прекращается кровавая война между бандитскими группировками.
 
Платиновая болванка
Первая криминальная война в Саратове  случилась в конце 1992 года. До этого времени город был мирно поделен между несколькими немногочисленными группировками. Заводской район города контролировала бригада Александра Ж. по кличке Гвоздь. Ж. в своей жизни кем только не работал: и таксистом, и приемщиком стеклотары, и инструктором рукопашного боя, и даже директором магазина. Но в итоге попал в рэкет. И всё бы ничего, да одного района Гвоздю оказалось мало. Он захотел весь Саратов.
В то время в городе существовал объединенный общак. Вклады в него братва делала, как правило, не деньгами, а драгоценными металлами. Гвоздь, который коллег не ставил ни во что, уже тогда взял из общака платиновую болванку ценой около полумиллиона долларов, и уехал с ней в Германию.  А когда вернулся, окна его квартиры обстрелял из автомата неизвестный.
Гвоздь решил, что его хочет покарать Сергей Я., более известный в городе как Якорь. Гвоздь взял под своё крыло команду "отмороженных" киллеров во главе с неким Дмитрием Р. Те в начале 1993 года убили телохранителя Якоря – Янина. Его похитили, пытали за городом, потом застрелили и труп зарыли в поле. Янин некоторое время считался пропавшим без вести, пока в разгар посевной его случайно не обнаружил тракторист.
Следующей жертвой киллеров должен был стать сам Якорь. После боксерского турнира в городском цирке люди Дмитрия Р. с гранатометами поджидали его машину на дороге к дому. Но авторитет с супругой решили поехать в гости, и покушение сорвалось. Через несколько дней Якорю сообщили о планах конкурента, и тот скрылся.
Тогда люди Гвоздя похитили шофера Якоря Малова. Его долго пытали в районе аэродрома авиационного завода, но тот местонахождение шефа не выдал. Или просто не знал. Когда Малов попытался убежать, по нему открыли стрельбу. Раненого в затылок, но ещё живого водителя положили в машину, облили бензином и сожгли.
К этому времени в бандитскую разборку вмешались милиционеры. После обнаружения трупа Янина они задержали несколько людей Дмитрия Р. Один из них признался в убийстве Янина и Малова и дал показания против Гвоздя. При обыске у Гвоздя одних только гранатометов изъяли четыре штуки, а кроме того – автоматы, пистолеты, гранаты.
Первый суд над членами группировки Гвоздя состоялся в 1997 году. Семь человек посадили, четверых, включая самого Гвоздя, оправдали. Приговор был обжалован и защитой, и обвинением.
Пока готовились к следующему процессу, в изоляторе от туберкулеза умер Дмитрий Р. Но даже без его показаний в конце 1999 года Гвоздя приговорили к четырнадцати с половиной годам лишения свободы. Его подельникам, оправданным два года назад, тоже досталось. Группировка Гвоздя перестала существовать.
Вскоре в СИЗО оказался и Якорь по обвинению в организации убийства председателя Саратовской товарно-сырьевой биржи Владимира М., расстрелянного вместе с начальником своей службы безопасности в центре города. Правда, сам авторитет себя виновным не признает, а доказать обратное следствие не может.
 
"Два бригадира"
Ещё две группировки оставили в криминальной истории Саратова заметный след. Их лидеры – бывшие друзья, но в последнее время вели друг с другом войну на уничтожение. Своеобразно понимаемое честолюбие привело обоих за решетку.
Александр С. и Сергей П. вышли из одного саратовского спортклуба. Вышли, правда, не в большой спорт, а в большой рэкет. В начале девяностых они влились в группировку Гвоздя. Вскоре Александр С. и Сергей П. вышли в бригадиры и им захотелось самостоятельности. Отделиться от Гвоздя удалось без крови, но конфликт произошел внутри группировки, лидеров которой стали называть "двумя бригадирами".
Александр С. тяготел к грабежам и разбоям, а Сергей П. – к установлению контроля над коммерческими структурами. Вскоре Александр С. с четырьмя единомышленниками переключились на "автобизнес". Так цинично бандиты называли свой промысел: остановить за городом попутку, убить её водителя и продать автомобиль. Навар, правда,  был небольшой. А тут ещё бандой убийц всерьез заинтересовались милиционеры, и от "автобизнеса" пришлось отказаться. А чем заняться молодым "отморозкам", до стона душевного полюбившим убивать, если не оказанием "крышевых" услуг. Но к 1994 году сферы влияния в Саратове были поделены. Тогда люди Александра С. решили отобрать часть лакомого пирога у бывших компаньонов – братвы Сергея П.
Как и следовало предположить, консенсусом переговоры "двух бригадиров" не кончились. Тогда заговорило оружие. 19 января 1994 года на улицах Саратова был расстрелян автомобиль с четырьмя членами группировки Александра С. Трое из них были убиты, а четвертый тяжело ранен. Он-то позднее и рассказал товарищам, что всех четырех киллеров он узнал. Это были боевики Сергея П. Милицию из дальнейших событий выключили: потерпевший сказал, что нападавшие были в масках и кто они – неизвестно.
Двоих стрелявших люди Александра С. выследили и похитили на автостоянке. Их увезли на берег Волги и долго избивали. Никакой полезной информации узнать не пытались – просто лупили смертным боем. Потом в февральскую стужу сбросили обоих в прорубь. Прошло ещё две недели, и уже люди Сергея П. похитили двоих конкурентов. Им устроили допрос с пристрастием, чтобы выяснить, кто осуществил похищение на автостоянке и где сейчас заложники. Один из пленников умер под пытками, а второй рассказал, что заложники в проруби. Его также собирались прикончить, но непосредственно перед казнью пленник бежал. После этого Александр С. решил, что громить соперника надо с головы.
В один из летних дней 1994 года Сергей П. сел в свой автомобиль и машина взлетела на воздух вместе с водителем. Взрывной волной авторитету оторвало ногу, но он выжил, несмотря на огромную потерю крови. Пока Сергей П. восстанавливал пошатнувшееся здоровье, был арестован один из его боевиков, участвовавших в расстреле четырех людей Александра С., с чего в своё время и начался весь сыр-бор. Дома у боевика нашли оружейный склад. Поняв, что положение у него хуже не придумаешь, киллер начал сотрудничать со следствием. Вскоре почти вся группировка Сергея П. во главе  с недолечившимся шефом оказалась в следственном изоляторе. Поначалу Сергей П. решил, что его сдали милиции конкуренты, и дал показания на Александра С. и его группировку.
Операцию против Александра С. и его братвы готовили долго и тщательно. Задержание бандитов было поручено бойцам недавно созданного в Саратове спецподразделения "Кобра". Всех членов банды удалось задержать в течение суток без единого выстрела. Правда, самого главаря среди задержанных не оказалось.
По его следам были пущены лучшие сыщики города, но выйти на Александра С. удалось лишь через два месяца. Его телефон в Санкт-Петербурге, где авторитет пытался скрыться, нашли в записной книжке одного из его подельников. Брал Александра С. петербургский СОБР, как всегда, без накладок.
На допросах Александр С. с самого начала и до сих пор с удивительной  последовательностью отрицает любую свою причастность к преступной деятельности. Дело его бригады пять раз (!) отправлялось на доследование. Поэтому приговор его врагам – бандитам Сергея П. – был вынесен раньше. Главарь банды, с учётом тяжелого увечья, был приговорен всего к 9 годам лишения свободы. Его подельники получили от 5 до 15 лет.  Приговор по делу банды Александра С. также не за горами.
(Все фамилии изменены.)".
(Соколов Д. Бандитский Саратов
// "Вне закона". 2000, 03 апреля, понедельник. № 14 (118), с. 22-23).
*
 
16.05.2002 г., газета "Богатей" - Сергей Николаев в статье "Конец 80-х: начало большого пути" (рубрика "Бандиты"), пишет:
"Хапалин
Александр Хапалин – одна из самых загадочных фигур криминального Саратова. Имеющий за плечами "ходку" на зону, Хапалин не примкнул к воровской общине, а создал собственное криминальное сообщество нового типа. Новаторство Хапалина заключалось в том, что он набирал в свою группировку спортсменов, многие из которых не имели судимостей. Хапалинская группировка активно занималась бизнесом и рэкетом. Рэкет легальных коммерческих структур стал новым в криминальном промысле.
Будучи человеком волевым и незаурядного ума, Хапалин окружил себя подобными людьми. Его ближайшие помощники
Канапа,
Якорь (Яковлев),
Земец (Земцов),
Лапа (Булгаков) стали впоследствии лидерами собственных группировок. Даже некоторые бойцы, бывшие при Хапалине на вторых ролях, создали после его смерти свои крупные группировки:
братья Наволокины,
Чикунов,
Рудик (Руденко),
Гвоздь (Жуков).
В конце 80-х, когда появились первые ростки предпринимательства, Хапалин оценил выгоду, которую можно было из этого извлечь. На деньги, добытые рэкетом, Хапалин строил собственную империю. Ему принадлежал кооператив "Планета", в котором многие его бойцы хранили трудовые книжки. Через этот кооператив проворачивалась легальная часть бизнеса. Хапалину принадлежали цветочные ларьки, одно из первых в городе кооперативных кафе и даже небольшое швейное производство.
Организованное преступное сообщество Хапалина было крупнейшим криминальным образованием в Саратовской области. Растущие, как грибы после дождя, коммерческие ларьки сразу же попадали под пристальное внимание его боевиков. Почти каждый коммерсант, начавший свое дело, вскоре получал предложение, от которого, как говорится, "трудно было отказаться". Авторитет Хапалина был так велик, что ему не надо было держать большую армию для сбора дани. Например, Крытый рынок "обслуживали" три бригады, по 3-4 человека в каждой. Почти весь рынок был поделен между Копченым и Малышом, незначительную часть рынка и вещевые ряды на Сакко и Ванцетти "обслуживала" бригада Геры Вертолета. Личности бригадиров дают представление о том, насколько неоднородным был состав группировки.
Копченый – уголовный авторитет,
Малыш – боксер, отсидевший несколько лет за драку,
Гера Вертолет – бывший вертолетчик, майор Советской Армии.
Социальное происхождение и заслуги перед блатным миром Хапалиным в расчет не принимались. Кадровую политику он строил только по принципу целесообразности.
Растущее влияние хапалинского сообщества не могло не беспокоить воровскую общину. У Хапалина были серьезные разногласия с блатным авторитетом Мужичком. Чтобы их уладить, ему даже пришлось съездить в Хабаровский край к брату Мужичка, вору в законе Хозяйке (Анкундинову).
Комсомольский поселок находился под контролем блатной группировки Петра Самородова, и хапалинцев туда не допускали. В остальных районах влияние Хапалина было практически не ограничено.
Озабоченность воров вызывали не только территориальные амбиции Хапалина, но и его связи в органах власти. То, что эти связи были прочными, сомнений не вызывает. После убийства Хапалина их унаследовали его ближайшие помощники Канапа и Земец. Канапа получил впоследствии доступ к бюджетным деньгам. Земец поддерживал дружеские отношения с коммерсантом, ставшим впоследствии высокопоставленным сотрудником Совета безопасности области. Внезапное назначение на столь высокий пост трудно объяснить чем-нибудь иным, кроме как криминальной поддержкой.
Очевидцы описывают случай, ставящий под сомнение самостоятельность Хапалина. При посещении государственного учреждения Хапалина встретил в коридоре крупный хозяйственный руководитель, занимающий и сейчас влиятельный пост. Не стесняясь присутствующих, руководитель обругал Хапалина и в выражениях, далеких от парламентских, порекомендовал больше здесь не появляться. Хапалин молча выслушал ругань и ушел. Не правда ли, не похоже на всемогущего крестного отца? Скорее эта сцена похожа на поучения пахана бригадиру, забывшему основы конспирации.
Конечно, у Хапалина было много скрытых и явных врагов. В ноябре 1990 г. Хапалин был убит около собственного гаража. Убийца дважды выстрелил из пистолета "ТТ". Пули попали в руку и в голову. Официальным расследованием убийца найден не был. Но само расследование выявило любопытные факты.
Среди бандитов быстро распространилась версия, что Хапалина убрали спецслужбы. Причастность спецслужб была установлена и следствием. Пули и гильзы с места убийства Хапалина были направлены в пулегильзотеку в Москву. Оказалось, что пули, выпущенные из этого пистолета, уже направлялись в пулегильзотеку сотрудником УФСБ по Саратовской области. Этот сотрудник пояснил следствию, что, находясь за городом, был обстрелян неизвестными. Он якобы подобрал гильзы и направил их в пулегильзотеку. Однако официально по данному факту уголовное дело не возбуждалось. Это объяснение не представляется убедительным, тем более что подобное не могло бы остаться незамеченным со стороны руководства управления. По некоторым данным, ФСБ располагало не только гильзами, но и самим пистолетом еще до убийства.
Среди сотрудников правоохранительных органов и бандитов бытовала версия, что исполнителем убийства Хапалина был некий лидер небольшой преступной группировки. Впоследствии он тоже был убит.
Все обстоятельства убийства Хапалина подтверждают версию о том, что он не был самостоятельным лидером, а лишь исполнял волю некоторых руководителей в органах управления, возможно, до сих пор находящихся у власти.
Пышная церемония похорон как бы иллюстрировала прижизненное влияние Хапалина. На его могиле раздавались клятвы о мести. Криминальное сообщество продемонстрировало сплоченность, которая, впрочем, длилась недолго.
 
Канапа
После гибели лидера группировку возглавил его ближайший помощник Канапа. Про него известно, что он некоторое время работал водителем у начальника колонии. То есть имел непосредственное отношение к правоохранительным органам. Этот факт еще раз подчеркивает, насколько далека была хапалинская группировка от блатных традиций.
Возможно, когда-нибудь станет известно, как проходило замещение вакансий. Занял ли ближайший помощник крестного отца его место с молчаливого согласия коллег или его кандидатура обсуждалась и утверждалась на сходняке? Но более вероятной представляется версия, что это было назначение. Связи Канапы в правоохранительных органах и администрации уже секретом не являются.
Стиль руководства Канапа перенял у своего предшественника. Без его одобрения не проходило ни малейшего кадрового изменения. Характерна ситуация, возникшая при замене бригадира Геры Вертолета. Кроме Геры в его группе было всего двое бойцов: бывший борец Бобок (Бобков) и Догай (Догаев). Гера, чрезмерно увлекшийся спиртными напитками, в первую неделю месяца собирал с предпринимателей в торговых рядах сумму, необходимую для взноса в общак, а остальное время пьянствовал, вызывая естественное недовольство своих подчиненных. Бобок, решивший сам стать бригадиром, подыскал нового бойца и обратился через одного из бригадиров к Канапе. Непосредственного выхода на лидера он не имел – субординация и конспирация в группировке соблюдались неукоснительно. Канапа приехал к Крытому рынку, выслушал доводы Бобка и Догая, утвердил кандидатуру нового бойца, дал добро на смещение Геры и уехал. После этого Бобок с товарищами отобрали у Вертолета кожаную куртку и намяли бока. Проделать эти несложные манипуляции без высочайшего одобрения они не решались. Бобку, занявшему место бригадира, необходимо было вносить ежемесячно в общак 2000 рублей. Сумма (довольно внушительная для 1990 года) на самом деле не превышала всех денег, собираемых бригадой.
Примерно год Канапе удавалось оставаться лидером крупнейшего криминального сообщества. Но постепенно он утратил контроль над ситуацией в городе и собственной группировкой. Помощники, набравшие свои многочисленные бригады, начали вести себя все более независимо. Недостатка в бойцах не было. Они рекрутировались из рядов молодежи с рабочих окраин. Спортивный образ жизни, популярный в определенных молодежных кругах, сыграл злую шутку. Физически крепкие парни прельщались красивыми атрибутами бандитского движения, особенно привлекательными на фоне ухудшающегося уровня жизни. Молодежь, не попавшая в группировки, стихийно объединялась в "дикие" бригады.
"Дикие" не признавали никаких авторитетов и беззастенчиво вторгались в заповедные зоны. Например, в торговых рядах, когда после привычного сбора дани бригада Бобка удалялась на отдых, появлялась бригада Бони. Коммерсанты, уже заплатившие "крыше", отказывались второй раз раскошеливаться. Пререкания с бандитами часто кончались избиением. Сбитые с толку предприниматели отказывались платить Бобку. Сборы падали. Но "диких" бригад насчитывались уже десятки. Их приходилось брать в долю.
В октябре 1992 года на улице Шехурдина два киллера обстреляли машину директора Саратовской товарной биржи Владимира Малькова. Мальков и находившийся в машине мужчина погибли, их спутница с серьезными ранениями была доставлена в 3-ю городскую больницу. В больнице ее взяли под двойную охрану милиция и бандиты, причем последних было гораздо больше. Бандиты контролировали даже входы в корпус, где лежала раненая. Мальков принадлежал к ближайшему окружению Канапы.
Один из нападавших – Анатолий Андреев – был известен женщине. Он даже среди бандитов пользовался дурной славой. Андреев мог убить не только по заказу, но и просто застрелить собеседника в пылу спора, а потом "зачистить" свидетеля. Женщина решилась назвать его имя только после ареста Андреева за другие убийства. Следствие по делу Малькова было возобновлено и длилось очень долго. Заказчиком убийства был признан Якорь. На суде Якорь отрицал свою причастность к убийству, но совершенно очевидно, что Андреев был из его ближайшего окружения. Эти факты были известны Канапе задолго до того, как они стали достоянием следствия. Но принять ответные меры он не успел.
Вскоре состоялась "стрелка", которая стала новой вехой в криминальной истории Саратова. Про эту "стрелку" ходило много разных, порой противоречивых слухов, но достоверно известно одно: Гвоздь открыто выступил против Канапы и ударил его. Поскольку после этого Гвоздь продолжал успешно трудиться на ниве бандитизма, авторитет Канапы сильно пошатнулся. Крупнейшее криминальное сообщество распалось на несколько группировок. Помощники Канапы отделялись и создавали собственные группировки с такой скоростью, что он даже не успевал отслеживать этот процесс. Естественно, каждая группировка стремилась закрепить за собой наибольшую зону влияния.
Директор одной коммерческой фирмы рассказывал, как в конце 1992 года в его офис пришли два молодых бандита и поинтересовались, есть ли у него крыша. Директор ответил на всякий случай утвердительно и поинтересовался в свою очередь, с кем он имеет дело. "Мы из "городского общака", - хмуро ответили ребята, назначили "стрелку" для крыши и ушли. Директор, никогда не слыхавший о городском общаке, кинулся к своему более осведомленному другу. Тот тоже ничего пояснить не смог, но свел его с Канапой. Каково же было удивление коммерсанта, когда Канапа, пожав плечами, задумчиво переспросил: "Городской общак? Никогда не слышал про таких. Наверное, новые". Так заявила о себе парковская группировка.
Агрессивный Гвоздь стремительно расширял свою сферу влияния. Множество ларьков, плативших раньше Канапе, поменяло крышу. Большинство из них перешли под опеку Гвоздя. Среди бандитов пошли слухи, что Канапу "опустили".
На самом деле Канапа, не оставив криминального бизнеса, вышел на новый качественный уровень. Он возглавил крупную ассоциацию фермерских хозяйств. Через его ассоциацию шли бюджетные средства на сельское хозяйство. Получить крупный кредит под 8 процентов годовых, когда инфляция составляла 10-15 процентов в месяц, было большой удачей. А кредиты распределял Канапа.
Свои связи в милиции он не только не утратил, но и укрепил. Некоторые милицейские начальники ездили даже к нему советоваться по щекотливым вопросам.
Но отношения с коллегами по бандитскому цеху у Канапы оставались напряженными. Однажды вечером, когда Канапа ставил на стоянку машину, на него было совершено нападение. Неизвестный нанес ему серьезные ножевые ранения. Канапа долго лечился и в целях безопасности был вынужден даже переехать в Москву. В Саратове он бывал наездами, когда дела требовали его личного присутствия. В один из таких наездов около его дома на бордюре была найдена пластиковая взрывчатка. Кто готовил покушение и почему оно сорвалось, точно неизвестно. Но после этого случая Канапа стал еще более осторожен.
Благодаря своей осторожности Канапа остался в живых. Он один из немногих лидеров преступных группировок, которые не только выжили, но и не растеряли своих связей в эшелонах власти. Интересы Канапы сейчас переместились в сферу легального бизнеса, где он успешно взаимодействует с некоторыми высокопоставленными представителями областной администрации".
(Николаев С. Конец 80-х: начало большого пути
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 16 мая. № 17 (156), с. 6).
*
 
29.08.2002 г., газета "Богатей" - Сергей Николаев в статье "Раздор среди верных" (рубрика "Бандиты"), пишет:
"В начале цикла о бандитах (см. "Богатей" № 15 от 18.04, № 17 от 16.05 и № 20 от 06.06) мы уже писали о Владимире Хапалине, как о создателе криминальной империи. Чтобы по­нять, как набирала силы его организация и по­чему она все-таки рассыпалась, вернемся к ис­тории ее создания.
 
Приход спортсменов
Хапалин - первый в Сарато­ве преступный лидер, который при создании своей группировки сделал ставку на спортсменов. Но он не просто объединил вок­руг себя боксеров. Каждый из ближайших помощников Хапалина сам был незаурядной лич­ностью, и каждый из них после его смерти создал собственную группировку.
Хапалин убедил свое окруже­ние в необходимости открытого выступления против крими­нальных лидеров конца 80-х. Их имена: Василий Тихонов, Белов, Тормозов - широкой публике так и остались неизве­стными.
По сложившейся традиции крёстные отцы каждое воскре­сенье играли в футбол на ста­дионе "Торпедо". В один из воскресных дней во время иг­ры на стадионе появился Хапалин со своими соратниками. Спортсмены использовали не только фактор внезапности и численное превосходство, но и предусмотрительно захва­ченные с собой палки и арматурины.
Началось избиение "автори­тетов". Вместо заряда бодрости в это воскресенье крёстные от­цы получили травмы и перело­мы. Официально это происше­ствие не расследовалось, так как ни одного заявления в ми­лицию не поступило.
После избиения оппонентов Хапалин взял Саратов под свой контроль. Его правление длилось недолго - всего 2 года. После убийства Хапалина осенью 1990 года лидером созданной им орга­низации становится Канапа. Организация разрослась уже до та­кой степени, что в ней выдели­лось несколько бригад, которые возглавили бывшие помощники Хапалина. Постепенно сложились несколько группировок, меж­ду лидерами которых возник конфликт интересов. Опасность для империи крылась прежде всего внутри самой империи. Ли­деры, сколотившие свои бригады, не смогли ужиться друг с другом. На момент распада созданной Хапалиным империи выделялись 4 группировки:
1.  Канапа, Земец, Зенин;
2.  Гвоздь (Жуков), Якорь (Яков­лев);
3.  Александр Наволокин и Игорь Чикунов;
4.  Парковская группировка: Ла­па (Булгаков), Зубан (Зубанов).
 
Смертельная вражда
Гвоздь, наиболее скрытный и хитрый из лидеров, первый выс­тупил против Канапы. Формаль­ным поводом для предъявления претензий послужил тот факт, что Канапа когда-то работал во­дителем начальника СИЗО-1, то есть фактически служил в систе­ме УИН. Хотя это и противоре­чило "понятиям", истинные при­чины конфликта были другие. Передел сфер влияния - эта идея не давала покоя не только Гвоздю, но и другим возмужав­шим бригадирам.
На "стрелке", где присутство­вали почти все бригадиры, после объявления своей претензии Гвоздь ударил Канапу. Подрать­ся им не дали. Но после истори­ческой "стрелки" Гвоздь развер­нул бурную деятельность, и фир­мы, платившие раньше дань Ка­напе, стали переходить под его "крышу". Канапу поддержали Зе­мец и Зенин. Якорь выступал тогда как соратник Гвоздя. Последовавшие после этого убий­ство брата Канапы, избиение Земца, стрельба в кафе "Муза" - лишь некоторые отголоски застарелой вражды.
Постепенно между Гвоздем и Якорем тоже обозначились про­тиворечия. Конфликт носил вначале скрытый характер. Гвоздь вообще по натуре человек хладнокровный, а импуль­сивного Якоря сдерживал его советник Лозовский. Он, кстати, как и Зенин, впоследствии про­пал без вести. По некоторым данным, Лозовский скрылся за границей.
Но всё-таки дело дошло до то­го, что Якорь собственноручно покушался на жизнь своего не­давнего друга. Гвоздь проживал на первом этаже старого пятиэ­тажного дома около "Дворца Хи­миков". Якорь, неоднократно бы­вавший у него, прекрасно знал расположение комнат. Одно из окон находилось напротив вход­ной двери. Это окно Якорь счёл наиболее удобным для стрельбы. Однажды вечером в квартире Гвоздя раздался звонок. Гвоздь пошёл открывать дверь. В это время стоявший на улице Якорь несколько раз выстрелил в окно своего оппонента из пистолета ТТ. Гвоздь, прежде чем открыть дверь, заглянул в глазок и увидел помощника Якоря. Тот, ожидая выстрелов по двери, внезапно нагнулся. Гвоздь среагировал мгновенно и тоже пригнулся. Это и спасло ему жизнь.
Понимая, что покушений не из­бежать, Гвоздь попытался перей­ти на конспиративный образ жиз­ни. Он переехал на другую квар­тиру. Но новый адрес становится известен Якорю. Ночью на дере­во, напротив окон второго этажа, где располагалось новое приста­нище Гвоздя, забрался посланец Якоря Петр Лало. С собой он имел гранатомет. Вообще грана­томет станет любимым сред­ством в улаживании конфликта между двумя авторитетами. Поз­же Гвоздь тоже попытается его применить. Но в ту ночь что-то спугнуло Лало и он, оставив на дереве гранатомет, ретировал­ся. Утром гранатомет обнаружи­ли дети и отнесли его участково­му. Тот, в свою очередь, передал опасную находку в военкомат Заводского района. Гранатомет взялся разряжать один прапор­щик, незнакомый с его устройством. Дело в том, что гранато­мет "Муха" сконструирован так, что разрядить его можно только выстрелом. К счастью, обошлось без жертв, только в военкомате потом долго чинили крышу.
Гвоздя стали покидать его не­давние сторонники Пронин, Ла­пин (Джоник), Силкин.
Процесс разделения стал уже необрати­мым. Впоследствии Силкин отделится от Пронина и затеет с ним смертельную распрю. Гвоздь не стал дожидаться но­вых покушений, а скрылся, прих­ватив с собой общак группиров­ки. С брошенными на произвол судьбы сторонниками Гвоздя Якорь жестоко расправился. Не­которых бойцы Якоря находили даже за пределами области и из­бивали.
Гвоздь же спустя несколько лет тайно вернулся в Саратов и начал готовить покушение на Якоря. Никакой прагматичной цели Гвоздь, видимо, перед со­бой не ставил. После убийства Якоря он не смог бы занять вы­сокого положения в криминаль­ном бизнесе. Ему никогда бы не забыли того, как он бежал, бро­сив на произвол судьбы своих людей. Да и шуток с общаком в этом мире не прощают.
Для расчетов с Якорем Гвоздь приготовил гранатомет. Он плани­ровал сделать выстрел по маши­не, когда Якорь поедет с турнира по боксу, посвящённого памяти Наволокина. Но Якорь поехал по другой дороге, и Гвоздю, чтобы разрядить гранатомет, пришлось сделать выстрел на пустыре. С оружием он обращался грамотнее некоторых кадровых военных.
Когда Гвоздя задержали опера­тивники, то в арендуемом им га­раже нашли целый арсенал ору­жия, которого хватило бы не только на Якоря, но и на ликвида­цию всей его бригады. Кроме гра­натомета он припас автоматы и гранаты. Кроме статей за убий­ство и хранение огнестрельного оружия Гвоздю вменили редко применяемую статью "Банди­тизм". В совокупности он получил срок 14 с половиной лет. Некото­рое время содержался в ИК-33. Сейчас отбывает срок за преде­лами Саратовской области.
 
Начало заката
А расплодившиеся бандитские группировки тем временем наби­рали силу и проникали во все сфе­ры деятельности. Лидеры обзаво­дились связями даже в правоохранительных органах и умудря­лись внедрять туда своих людей.
В сентябре 1994 года УВД Са­ратова провело секретную опера­цию. Сотни сотрудников из райот­делов были направлены в городс­кое управление. Милиционеры, собравшиеся вечером во дворе УВД, не знали, какую задачу им предстоит выполнять. Сотрудников разделили на группы, и стар­шим групп вручили запечатанные пакеты. Каждая группа должна была взять под охрану какую-ни­будь автостоянку. Операцией ох­ватывались в том числе и стихий­ные автостоянки около жилых до­мов. Подежурив ночь на автосто­янке, каждая группа должна была досматривать все автомобили на предмет наличия оружия, наркоти­ков или трупов в багажнике. Кро­ме того, должны были сверяться номера кузова и двигателя с дан­ными техпаспорта. После этого владельцу должен был выдавать­ся специальный талон, в котором указывалось, что машина осмот­рена. ГАИ тоже работала в уси­ленном режиме. Операция была направлена прежде всего против преступных группировок.
Промерзнув всю ночь на автос­тоянке, группы милиционеров встречали утром пришедших за своими машинами автовладель­цев. Некоторые хозяева машин спортивной наружности и с харак­терными причёсками, увидев милиционеров на стоянке, добро­душно интересовались: "Что, ре­бята, операция?" - и предъявля­ли специальные талоны о досмот­ре, которыми их кто-то заблагов­ременно снабдил.
Группировки активно вторглись в политику. Даже губернатор в од­ном из интервью рассказывал, что он приезжал на встречу с лидера­ми преступных группировок и пы­тался их образумить. Цель, конеч­но, благородная. Но если учесть, что не лидеров ОПГ привезли в наручниках к главе губернии на беседу, а он сам выезжал на "стрелку", - это означает, что он принял их правила игры.
Многочисленность и разобщён­ность преступных группировок несли в себе семена их гибели. Но первыми это осознали не правоох­ранительные органы. Отодвину­тые на задний план "блатные" первыми предвосхитили крушение бандитских империй и начали постепенно готовиться занять освободившуюся нишу в преступном бизнесе. Не все дожили до луч­ших времен. В середине 90-х был убит молодой вор Балаш. Но дру­гие "законники" - Дато и Ной - прочно заняли свои позиции".
(Николаев С. Раздор среди верных
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 29 августа. № 32 (171).
*
 
30.01.2003 г., газета "Богатей" - Сергей Николаев в статье "Бандитские судьбы" (рубрика "Бандиты"), пишет:
"У бандитского движения, расцветшего в Саратове в сере­дине 90-х, были свой пик и свой спад. Пик этого движе­ния, когда бандиты достигли наибольшего могущества, связывают с именем Игоря Чикунова. Возглавляемая им группировка отличалась дерзостью и многочисленностью.
 
Создание империи
Биография Чикунова характерна для боль­шинства лидеров ОПГ. Он вырос в Заводском районе, занимался в секции бокса. С детства дружил с братьями Наволокиными, особенно теплые отношения у него были с Александром. С Наволокиными он начинал свою бандитскую карьеру под руководством Владимира Хапалина, естественно, на вто­рых ролях. После убийства Хапалина друзья активизировались. Пользуясь отсутствием единого руководства, они создали собствен­ную группировку. При жизни Александра Наволокина фамилия Чикунова не часто назы­валась в связи с лидерством в ОПГ. Группи­ровку чаще называли "наволокинской". Хотя по данным правоохранительных органов у руля группировки стояли Александр Наволокин и Чикунов. Алексей Наволокин хоть и участвовал в делах преступного сообщества, держался несколько особняком.
После убийства в 1991 году Александра Наволокина Чикунов стал единоличным лидером группировки. В то время как в других преступных сообществах бригадиры отделялись, создавая собственные группировки, Чикунов продолжал укреплять свою власть. Рядом с ним находились люди с задатками лидеров, но авторитет Чикунова был гораз­до значительнее, чем у его окружения. Дер­зость Чикунова принесла ему соответствую­щую репутацию и за пределами группиров­ки. Он отказался делать взносы в воровской общак и поставил под сомнение честность его держателей; не задумываясь, затевал ссоры с любыми авторитетами. Но с ним предпочитали не связываться. При этом Чи­кунов столь стремительно расширял сферу своего влияния, что даже обгонял слухи о своем могуществе. Один предприниматель рассказывал, как в Самаре при обсуждении деловых вопросов разговор коснулся "кры­ши". Самарские партнеры заявили, что их крышует Чикун, и очень удивились, узнав, что их саратовский коллега ничего о нём не слышал. Но вскоре имя Чикунова было на устах всего Саратова. Казалось, не было от­расли, в которой не присутствовали бы его интересы. Чикунов контролировал всю про­дажу валюты через обменные пункты и 90 процентов торговли золотом. Быстро сколо­тив огромный капитал, Чикунов начал вкла­дывать деньги в легальный бизнес. Подлинные доходы Чикунова были тайной даже для его ближайшего окружения. Своим помощ­никам он доверял курировать отдельные участки криминального или легального биз­неса, но весь масштаб империи Чикунова стало возможным оценить только после его смерти, когда окружение лидера легализова­ло и поделило бизнес.
Сама же ликвидация Чикунова стала круп­нейшей по числу жертв мафиозной разборкой. Чикунов был убит 20 ноября 1995 в офи­се малого предприятия "Гроза" вместе с один­надцатью помощниками. В маленькую ком­натку, где располагалась вся компания, вош­ли двое мужчин и перестреляли всех прису­тствующих из пистолетов ТТ. Стрелявшие действовали очень хладнокровно: почти все выпущенные пули попали в головы жертв. В живых остался лишь охранник, сидевший в коридоре. В последние дни своей жизни Чи­кунов опасался за свою жизнь и предприни­мал повышенные меры безопасности. Он ез­дил с многочисленной охраной и не ночевал два раза подряд в одном месте.
А опасаться ему было чего. Следствие по этому убийству затруднялось тем, что выде­лить кого-либо, более других заинтересо­ванного в смерти Чикунова, было невозмож­но. Слишком много врагов он нажил. Среди множества версий выделяются две. Первая связана с невозвратом долгов за нефтепро­дукты некой московской коммерческой структуре. По другой версии, убийство бы­ло организовано ближайшим помощником Чикунова с академическим прозвищем. По некоторым данным, Чикунов опасался его в последние дни своей жизни. Есть версия, как бы объединяющая первые две. Упомя­нутый помощник, занимавшийся экономическими вопросами, намеренно затянул возврат долгов за нефтепродукты, спровоцировав тем самым москвичей на активные действия. После убийства долг был сразу же отдан. Не исключена и политическая по­доплека. В последнее время Чикунов всё больше влезал в политические дела, опос­редованно участвуя в выборах депутатов разных уровней и губернаторских выборах.
 
Делёж наследства
После убийства Чикунова его окружение приступило к дележу империи. Поскольку бизнес Чикунова носил полукриминальный характер, а руководство осуществлял он единолично, кураторы отдельных направле­ний поспешили воспользоваться этими обстоятельствами. Зачастую вся документация по бизнесу представляла собой тетрадку с записями куратора. Последовали новые разборки, в ходе которых были ликвидиро­ваны еще несколько представителей "сило­виков". Одинаковым способом (взорваны в подъездах) были убиты
Алексей Наволокин и
Олег Гульбадян,
застрелен Фаня. Как де­лить наследство Чикунова, решалось колле­гиально, не обошлось и без банального под­лога при перерегистрации акций. Было ли связано дальнейшее истребление чикуновцев с дележкой наследства или это были происки конкурентов, точно не известно. Именно в это время спортивный поставщик Наволокиных и Чикунова - Табаяков - по­лучил оптовую базу "Буле" и бутик "Николь". Остальное поделили между собой "экономисты". На базе ранее контролируемых ОПГ объектов ныне функционирует несколько успешных предприятий. Один из близких знакомых Чикунова Алексей Ерусланов ру­ководит универмагами ЦУМ и "Детский мир". Часть Крытого рынка, ранее опекав­шаяся ОПГ, перешла под контроль Алекса­ндра Ч-ва. По мнению специалистов, сеть магазинов "Добин Нобин" и бутиков "Раритет" (названия изменены) - тоже часть чикуновского наследства. Бригадиры, не пользующиеся большим влиянием" вроде Крику­на и Михаила Шабанова, не решились на активные действия, видимо, памятуя об учас­ти их старших товарищей.
Поскольку при жизни Чикунов был скрыт­ным человеком и не доверял важных секретов никому из своего окружения, то его свя­зи и во властных структурах и правоохранительных органах не перешли ни к кому. Соз­данное им крупнейшее в Саратове преступ­ное сообщество перестало существовать.
 
Добровольный уход
Судьба иногда всемогущих преступных авторитетов складывалась по-разному. Одних убили, другие сидят. Один из лиде­ров парковской группировки, Булгаков, про­живает за границей, другие "парковские" успешно занимаются бизнесом и даже по­литикой. Земец после вытеснения его из криминального бизнеса безвредно живет на ранее накопленные (или награбленные) средства. Однако судьба одного из неког­да могущественных лидеров ОПГ настоль­ко сильно отличается от остальных, что заслуживает отдельного упоминания.
Бывший боксер Виктор Передреев (Передрей) сколотил свою бригаду в самом начале 90-х. Вначале он "крышевал" кон­церн "Поволжье", руководимый Александ­ром Скорыпиным. По крайней мере, так считалось в определенных кругах, хотя за­нимавшиеся организованной преступ­ностью сотрудники милиции до сих пор не составили единого мнения, кто из них ко­го крышевал. Бригада Передреева успеш­но развивалась и вскоре прочно заняла свою нишу. Передреев контролировал значительную часть Волжского района.
Как известно, занятия подобного рода от­личаются повышенным риском. Серьезные разборки происходили не только на почве передела сфер влияния. Бытовая стычка могла привести к серьезным последствиям, так как лидерам для поддержания своего ав­торитета нельзя было прощать даже мелкие выпады. Так и произошло при ссоре Перед­реева с одним из парковских авторитетов Зубаном в казино "Братислава". Словесная пе­репалка быстро перешла в драку. Точнее, Передреев просто избил пьяного Зубана, и тот удалился, поклявшись отомстить своему обидчику. Когда Передреев вышел ночью из "Братиславы" и сел в свой "Мерседес", то был обстрелян. Кто-то выпустил в него це­лый рожок из АКМ. Причастность Зубана к этому происшествию доказана не была.
Передреев был серьезно ранен. Ему спасли жизнь врачи военного госпиталя. После ранения он вернулся к своей преж­ней деятельности. Вроде бы внешне он не изменился. Но в один прекрасный день Передреев решил удалиться от дел. Он не готовился к этому шагу заранее, просто сложил с себя полномочия. При этом Пе­редреев совершенно не воспользовался плодами деятельности своей группировки. Он выбрал жизнь обычного человека.
С тех пор Передреев работает на низкооплачиваемых работах, не требующих образования и квалификации. И ведет соответствующий образ жизни. Он пользуется общественным транс­портом, одевается как самый обычный работяга. К своей прошлой жизни Пе­редреев подчеркнуто не желает иметь никакого отношения. Когда к нему обра­щаются его бывшие бойцы с просьбой трудоустроить их, полагая, что он сох­ранил кое-какие связи, Передреев от­вечает, что он им больше не командир и вмешиваться в их судьбу не будет. Возможно, произошедшие с ним пере­мены связаны с религией, но точных сведений на этот счет нет.
Случай с Передреевым, пожалуй, - един­ственный пример добровольного отказа не только от определенной деятельности, но и от материальных благ, полученных от нее".
(Николаев С. Бандитские судьбы
// "Богатей" (г. Саратов). 2003, 30 января. № 3, с. 6).
*
 
Июль 2003 г., журнал "Общественное мнение" - Наталья Маус в статье "Саратов рыночный – история с географией" (рубрика "Тема"), пишет:
"<…> Рынок – место встречи двух якобы дураков – продавца и покупателя, а также двух неучтенок – товара и денег, которые после секундного контакта снова растворяются в хаосе нерегламентированного бытия. Рынок – прореха на теле государства, потому что в рядах торгуют без кассового аппарата. Базарный пятачок всегда покрыт толстым-толстым слоем черного нала, и чтобы это увидеть, не надо обладать инфракрасным зрением налоговых инспекторов. С торжища каждый уносит свое, и это свое измеряется у кого в сотнях, а у кого в сотнях тысяч. Стартовые площадки в богатую жизнь всегда заполнены жадным суетливым народом, и борьба за эти космодромы не прекратится никогда.
 
Предмет описи
По данным комитета по потребительскому рынку администрации Саратова, на территории города функционирует 50 рынков и 31 торговый ряд. По данным райадминистраций Саратова, оптовую торговлю осуществляют 457 предпринимателей, среди которых есть как юридические лица, так и физические. Площадь под открытыми рынками и рядами составляет 14 гектаров. А всего на рынках и торговых рядах размещено 16 тысяч 177 торговых мест, в том числе на открытых рынках 8434 торговых места. <…> А на базаре кассы не надо.
 
Истории смутных времен
В сущности, торговая элита Саратова сформировалась в те времена нескромные, теперь – почти былинные, когда в городе гремели выстрелы и взрывались джипы. И если за спиной более цивильной стационарной торговли бритые затылки только маячили, то на базарах данные затылки гуляли, не таясь. По милицейской версии, уже почти легендарный Игорь Чикунов, известнейший "авторитет" из Заводского района, имел большое влияние в вопросе, кому быть акционером ЗАО "Крытый рынок". Группировка открыто крышевала этот клондайк, влияние Чикуна простиралось и на "Детский мир". После убийства лидера империю растащили по кусочкам. Кусочки в виде того же "Детского мира", оптовок, престижных магазинов стали в свою очередь краеугольными камнями в бизнесе весьма известных сегодня саратовских предпринимателей. Помимо хрестоматийно-известного Профессора (Ерусланова) и фирмы "Астэк", назовем еще владельца нескольких бутиков Андрея Табоякова и "патронно-паритетного" магната Аркадия Барулина.
В Заводском районе есть два рядом стоящие рынка, в просторечии именуемые "Шариком". На самом же деле есть собственно "Шарик" – вещевые ряды, а есть ряды продуктовые, и это совсем другое предприятие, учредитель которого – ЗАО "Заводской торговый центр". Долгое время ЗАО и рынок возглавлял тоже очень легендарный Сергей Сергеевич Парамонов. В отличие от Игоря Чикунова – это живая легенда, пусть и раненая в боях за частную собственность (говорят, что у г-на Парамонова прострелены почки). Сергей Сергеевич с братьями были хорошо известны многим, в том числе и правоохранительным органам, в первой половине 90-х. Братья имели крепкие связи в мэрии и ставили кафе на территории суперпрестижных строек в центре города, там, где земля даже не отводилась. По слухам, и сейчас у братьев ряд магазинов в хороших местах, а в личном владении Сергея Парамонова, оформленном, возможно, на других людей, - крупнейшая оптовая база Саратова. Ну, вот еще и половинка "Шарика", земля под которой выкуплена еще в 1994 году… Ныне этот рынок возглавляет супруга авторитетного предпринимателя Лариса.
Центральный колхозный рынок, более известный как Сенной, был акционирован в начале 90-х годов трудовым коллективом. Однако простые продавцы акциями владели недолго. В течение трех суток бумаги были скуплены представителями парковской группировки под предводительством Валерия Булгакова (Лапы). В отличие от чикуновских, у парковских было коллегиальное руководство, хотя репутацию человека умного имел только Валерий. Булгаковское царствие длилось беспрецедентно долго – как минимум десять лет. Однако в апреле этого года вся администрация рынка, поставленная Булгаковым, ушла в скоропостижный отпуск и из него уже не вернулась. Публика, трудившаяся в рынке на второстепенных должностях, неожиданно выдвинулась на первые. Лапа, живший к тому времени то в Москве, то в Греции, то на Кипре, срочно выехал в наши неласковые земли, где и был застрелен. Город взбудоражился: все-таки у нас такие штучки стали в диковинку. Но тут же пошли слухи, что состав акционеров Сенного практически не сменился. Впрочем, это версия, и, как всякая версия, в дальнейшем она либо будет подтверждена самой жизнью, либо опровергнута.
Но в целом эпоху вооруженных переворотов в базарно-рыночной истории можно считать законченной. Хотя есть еще у нас места темной, прямо инстинктивной розни, настоящий Кавказ, который всегда будет трясти, невзирая на экономику, ментов и общие соображения приличия.
 
Монтыкки и табулетти
Старый наркоманский анекдот про конфликт любителей колес и поклонников иглы не должен обижать фигурантов нижеследующего рассказа. Не шекспировскими же именами их в самом деле называть…
Рынок "Славянский", принадлежащий ассоциации предприятий "Славянский мир", и рынок "Элвис", принадлежащий Александру Росличенко, разделяет кирпичная стена. "Славянский" говорит, что сосед отжал этой стеной у него полметра. "Элвис" на замечания не реагирует. Но дело тут даже и не в полуметре торговой площади, хотя о бешеной рентабельности каждой пяди рыночной земли нельзя забывать. История этого антагонизма гораздо глубже.
Базар на 3-й Дачной – прямое порождение рыночной стихии – был классическим творчеством масс с газетками, ящиками, домашними весами и разномастными хулиганами, терроризующими продавцов. Сейчас торговая территория, вмещающая три рынка и простирающаяся от остановки "Торговый центр" до собственно 3-й Дачной, выглядит не в пример благообразнее. Из каждый из трех рынков внес свою лепту в цивилизаторскую миссию.
По словам президента ассоциации предприятий "Славянский мир" Олега Комарова, на территории, занимаемой сегодня "Славянским рынком", в свое время резвились свыше 20 группировок, начиная от мелкой шпаны и кончая вполне серьезными людьми. В процессе наведения порядка и защиты собственности сам Олег Комаров поймал пулю в ногу, а один из ближайших его сподвижников сел в тюрьму на семь лет и только недавно вышел.
Олег Комаров – колоритная личность, бывший кандидат в депутаты облдумы, отказавший во встрече губернатору Аяцкову, дабы не сорвать встречу с избирателями, - родился как предприниматель отнюдь не в результате непорочного зачатия. Ранее он был главным госналогинспектором Саратова, потом занимался бизнесом в родном Ленинском районе. А район этот в начале 90-х был прелюбопытный. Два здешних "авторитета" – Факир и Лапин, в прошлом квартирные воры – разработали идею "Ленинской братвы". Согласно этой идее, братва не лезла на чужие территории, но и на свою никого не пускала, давила кавказцев и поощряла участие славян в бизнесе. Был даже составлен и издан типографским способом "Кодекс пацана", расписывавший правила поведения на стрелке, на чужой территории, при встрече со старшим в иерархии и другие насущные вещи. Идейные насильно кодировали своих бойцов от алкоголизма, заставляли заниматься спортом, следили за чистотой бизнеса (паленой водкой торговать было можно, а вот наркотиками – ни-ни) и проповедовали национальную славянскую исключительность. Исходя из этих соображений местный бригадир Поклончик мог среди бела дня палить из обреза в подвернувшихся азербайджанцев, но с другой стороны, от наркотиков в то время район был действительно чист.
После отстрела Факира у "Ленинской братвы" начался трудный период, во время которого на сцене возник бывший егерь Николай Каракулько. Каракулько сколотил охранную фирму и начал ратовать за возрождение казачества. В конце концов апостол сел на нары, но в орбиту этой идеи попал коммерсант Комаров. Столкнувшись с егерем по бизнесу, он навсегда прикипел душой к нагайке и лампасам. Казачки и помогли ему, небогатому, незнатному и даже не братку, удержать рынок в своих руках. Ну, может быть, еще кто-то помог, но Комаров не признается…
Иное дело Александр Росличенко. Влиятельный бизнесмен, имевший (по слухам) дела с Канапой (известный в криминальных кругах Сергей Мальков, в 1993-95 годах возглавлявший фермерскую ассоциацию "Возрождение") и Профессором (Еруслановым), благодаря связям в обладминистрации рулил поставками ГСМ для областных нужд. В уголовном деле, возбужденном против него в середине 90-х фигурировали обвинения в мошенничестве с областными векселями, выпущенными для погашения долгов перед "Саратовэнерго", присвоение кредитов Сбербанка и контрабандный ввоз иномарки с использованием поддельных документов. Однако суд счел все эпизоды, кроме последнего, недоказанными, а по доказанному к моменту приговора уже истек срок давности (эта история почерпнута из газеты "Богатей", № 38, 2002 год). Лакомый кусок в виде подряда на ГСМ для Александра Ивановича добыл Владимир Константинов, одно время трудившийся в областном правительстве на нефтегазовом посту. Угадайте с одного раза, чей рынок чувствовал себя лучше, когда г-н Константинов возглавлял администрацию Ленинского района? Александр Росличенко очень хотел бы расширить свои владения, Олег Комаров – тоже. Но других способов роста, кроме как давить соседа, коммерсанты, похоже, пока не придумали.
 
Свой интерес
Но не обязательно у колыбели рынка стояли крестные отцы из преступной или околопреступной среды. Есть торговые площадки, где верховодят и собирают основные деньги люди, либо близкие к чиновникам, либо устраивающие всех. Если производить градацию по этому признаку, то самый "белый" у нас – Крытый рынок. Это не значит, что здесь все замечательно, просто, как утверждают люди сведущие, все мясо, которое продается в Крытом, так или иначе поставляется через замдиректора рынка Ашота Бахчичана, бывшего акционера ЗАО Александра Чарбаева и дружественного предпринимателя Виткина. Колбасы исходят от того же г-на Бахчичана, рыба – только от Чарбаева, от них обоих – основная масса фруктов и овощей. Интересно, правда это или нет?
Кстати, далеко не все, что мы воспринимаем как Крытый рынок, им и является. Например, большой массив "ракушек" на аллеях от кинотеатра "Победа" до касс Аэрофлота принадлежит фирме "Гигиена". Ее владелец Симон Кагиян знаменит тем, что первым в Саратове открыл платные туалеты. На туалетах г-н Кагиян не очень разбогател. Зато дружба с генералом Громовым открыла для него дверь в московский бизнес. Говорят, что сегодня человек, задержанный в далеком 1995-м за вымогательство завышенной арендной платы у своего же ракушечника, владеет в Москве гостиницей и казино. Однако же и Саратов Симон Кагиян не обделяет вниманием. А с 1999 года, как пишет газета "Богатей" в номере от 24 апреля этого года (С. Любимов, "Аллея без роз"), влияние Крытого простерлось и на знаменитую Аллею роз. Когда Аллея принадлежала администрации Фрунзенского района, здесь торговали люди как с официальными патентами от администрации, так и неофициальными (незарегистрированными), были и просто отстегивавшие постовому. А при Мокеенко и Кагияне, фактических хозяевах предприятий, арендовавших Аллею и рынок "Саратовская горбушка", предприниматели платят фирмам-арендаторам. "Богатей" пишет, что от перемены хозяев порядки не изменились: торговец по-прежнему вносит сумму больше официальной ставки аренды, но районной администрации пенки больше не достаются. Не потому ли мэр Аксененко собирается подвергнуть Аллею реконструкции как несоответствующую архитектурному облику города? Остается только добавить, что большое влияние на рынок имеет губернатор Аяцков, чье доверенное лицо – заместитель председателя облкомимущества Евгений Усков – служит своего рода связным между губернатором и руководством рынка. На территории Крытого есть неприметные ворота, ведущие в дешевенькую, обитую пластиком сауну. Неприхотливый Евгений Иванович в бытность свою главой Фрунзенской райадминистрации в эту сауну часто хаживал.
Про рынок "Губернский" говорить особо не будем: правильней его было бы назвать "Губернаторским".
А вот с рынком "Привокзальным" коллизия посложнее. Зимой беднейшая его часть была едва не ликвидирована под предлогом террористической угрозы, усмотренной областными силовиками. Однако неприятности счастливо миновали и молодого арендатора рынка Романа Ковша, возглавляющего благотворительный Фонд социального развития, по слухам, двоюродного племянники Юрия Аксененко, и торгующих на "Привокзальном" цыганок. Однако этим летом проблемы начались вновь. В прессе даже появились материалы, описывающие схемы занижения доходов и уклонения от уголовной ответственности за неуплату налогов, практикуемые на "Привокзальном" и рынке Навашина, тоже принадлежащем Фонду (все тот же "Богатей", 26 июня, 2003 г.). Опубликованы и весьма характерные подсчеты: скромный рынок Навашина на 180 мест при арендной плате в 1200 руб/мес дает месячный доход в 200 с лишним тысяч, раскрученный "Привокзальный" в конце прошлого года давал полтора миллиона в месяц. При простом занижении количества мест можно без проблем положить в карман несколько десятков тысяч деревянных… Вопрос: в чей карман падает возможная неучтенка? Только ли в карман молодого директора, или неказистые рыночки, в одном из которых трудится бухгалтером и теща мэра, питают кого-нибудь еще? Впрочем, мы пока можем только предполагать и про неучтенку, и про карманы.
 
Узок круг этих миллионеров…
По последним данным налоговой инспекции, количество легальных миллионеров в Саратовской губернии перевалило за 60. В это число, может быть, входит пара-тройка владельцев рынков. А может, и не входит, ведь могучий вал черного нала кого угодно введет в грех. "Богатей" вот сопоставил оклад того же Романа Ковша, получающего по трудовому договору семь тысяч рублей, с возведенным в селе Поповка комплексом построек стоимостью, по некоторым оценкам, в полтора десятка миллионов рублей. С другой стороны, автору этих строк довелось познакомиться с директором рынка, который за неимением личной машины ездит на работу на троллейбусе. Это Ольга Юнанидзе, директор рынка "Волжский", в просторечии именуемого "Пешкой". Популярность "Пешки" достигает пика летом, когда здесь воцаряются садоводы, с которых, по словам директора, за место берут сущие копейки. Да и вообще аренда места для ЧП на этом рынке официально стоит 30 рублей в сутки, с бабушек берут только по 5 рублей. По словам директора, рынок приносит доход только летом, а зимой здесь функционирует один торговый павильон, принадлежащий владельцу рынка – ООО "РИМ-1". Зимой "Пешка" едва сводит концы с концами, и это несмотря на то, что городу этот рынок, арендующий муниципальные площади, не платит ничего. В 1993 году договор был составлен так, что "РИМ-1" получает рынок, а взамен только лишь производит благоустройство. Срок действия этого замечательного договора – 25 лет. Сегодня мэрия пытается опротестовать документ в арбитраже, но ничего у нее не получается.
Что интересно, при всем обилии базаров в "столице Поволжья", арендную плату в городскую казну (2,5 млн в год) вносит только рынок "Северный". Все остальные, кроме "Пешки", располагаются на выкупленных у муниципалитета землях.
Как еще, помимо занижения числа торговых мест, можно получить нелегальные доходы? У администраций рынков к тому есть масса возможностей. Еще одна известная уловка – сбор податей сверх официальных. И здесь наблюдается интересная картина: торговцы вещевой части Крытого рынка говорят, что администрация рынка с них не взымает ничего сверх арендной платы, вносимой в кассу, с другой стороны, источники, заслуживающие доверия, передают с того же Крытого жалобы бабульки с огурцами, у которой ежедневно забирают треть дохода некие вроде бы административные люди. А треть дохода огуречной бабушки – 300 рублей. Мы не утверждаем, что так оно и было, нас ведь там не стояло. Но сколько можно за день насобирать со всех помидорных дедушек?
Отдельная и труднодоказуемая часть – взимание платы за то, чтобы встать за прилавок. На том же "Привокзальном" был задержан предприниматель с 25 тысячами рублей, которые якобы предназначались руководству рынка за решение вопроса о месте. Правда, доказать это не удалось. По слухам, в Крытом, где желающих торговать, конечно же, больше, чем мест, за данный вопрос берут гораздо меньшие суммы. Но там зато якобы существует практика внутренней продажи. К примеру, один арендатор намерен отказаться от места и заранее договаривается с претендентом, получает от него 50-70 тысяч рублей и порядка пяти отдает человеку в администрации, чтобы прилавок получил не очередник, а именно тот человек. В "Губернском" внутренняя стоимость места доходит до 100 тысяч. Но это, подчеркнем, одни только слухи.
О доходах предпринимателей можно судить косвенно: по итогам продажи, при всех сборах-поборах, каждая третья шмотка, привезенная с московской оптовки, получается бесплатной. Но это у кого как. С продуктами и того проще: обвесы, к сожалению, стали уже нормой базарного сервиса. Вещевики точат зуб на владельцев магазинчиков, утверждая, что те, имея многовидовой бизнес, приспособились пропускать затраты через сверхдорогие псевдобутики. Магазинчики попадают под единый налог на вмененный доход, и в итоге по налогам и сборам выходит значительная экономия. Торговцы продовольствием ни на кого бочку не катят: в период свежих овощей они вне конкуренции, да и в остальные сезоны – тоже. Для беднейших слоев населения.
 
За базар – ответишь?
Конечно, не одни только владельцы рынков желают иметь денежку. В Заводском районе свирепствует ОИАЗ – грозное подразделение межрайонного отдела криминальной милиции по борьбе с правонарушениями на потребительском рынке. Проверяющие ходят без всяких предписаний, к отдельным бедолагам – по четыре раза в неделю. "Славянский мир" Олега Комарова в прошлом году проверяли 268 раз. Но на его рынке, кстати, служба безопасности сама проверяет проверяльщиков. Любой предприниматель может сообщить в службу о том, что к нему пришла проверка. Липовых контролеров с рынка выдворяют сразу же. Но та же служба безопасности регулярно проводит рейды по рядам, вылавливая высверленные гирьки, намагниченные весы.
Но, помимо рвения инспекторов и милиции, существуют еще аппетиты районных чиновников. К примеру, торговцы с Крытого регулярно сдают по сто рублей за бесплатную справку о дислокации места во Фрунзенскую райадминистрацию. То есть, конечно, не за дислокацию, а в какой-нибудь фонд развития то ли природы, то ли человека. А для того, чтобы поставить кафешку или лоток в этом районе, нужно получить семь согласований, хотя специальное постановление мэра Аксененко требует получить только три автографа. В Волжском число инстанций достигает одиннадцати.
Эти данные предоставил редакции новый председатель комитета потребительского рынка администрации города Ришат Туктаров. Он же сообщил нам, что из 1159 мест мелкорозничной торговли в Саратове только половина официально утверждена. К примеру, многие "очкарики" на проспекте Кирова стоят без всяких бумаг, регулярно извлекая из кармана купюры для урегулирования вопроса. И за самовольными точками чаще всего скрываются интересы чиновников.
Но есть и вообще несусветная борзота. Недавно свежеиспеченный заместитель мэра решил в одиночку проверить рынок в Комсомольском поселке. Из административной будки на г-на Тухтарова выскочила тетка и понесла так, что даже этот бывалый работник торговли опешил. Откуда-то вывернулись плечистые ребята-охранники, но их г-н Тухтаров отогнал служебным удостоверением. Однако на тетку даже "корочки" не произвели впечатления… А директор данного рынка И. Мещеряков приглашение начальника всей городской торговли явиться на беседу просто проигнорировал. А Тухтаров ведь обнаружил у него целых два неоформленных официально торговых ряда.
Вот такие нравы царят на наших базарах. Ришат Тухтаров полон решимости бороться с беспределом и грязью на рынках, заставить зарегистрировать все точки, места под кафешки выделять на тендерной основе и покончить с практикой распределения мест в районных администрациях. Новый начальник, сам недавно работавший в торговле, говорит, что и предпринимателя, и покупателя нужно защитить прежде всего от чиновника. "Мы меняем курс корабля", - провозглашает руководитель, замахнувшийся на "святое" – на левые доходы толстой паразитирующей прослойки. Посмотрим, хватит ли на это характера у него и его патрона – мэра города Саратова Юрия Аксененко".
(Маус Н. Саратов рыночный – история с географией
// Общественное мнение. Июль 2003 г., № 7 (47), с. 40-42).
*
 
06.12.2005 г., газета "Саратовский репортер" - Сергей Михайлов в статье "Неизвестный Саратов" (рубрика "Криминальные истории Саратова"), публикует отрывок из будущей книги, которая так и не вышла в свет, где пишет:
"Собственно говоря, а была ли настоя­щая власть в те времена, власть для лю­дей, для города и для Саратовской области? Пришедшие к власти тог­да думали о самом глав­ном - о собственном бла­гополучии, как бы поско­рее набить карманы. А для этого в ту пору, как ни крути, надо было до­говариваться с теми, в чьих руках тогда были деньги, ну, а кто не хо­тел договариваться, того клали под каток власти. Тогда все основные во­просы власти и криминального бизнеса реша­лись на "стрелках", в ре­сторанах и офисах бан­дитов.
 
Аяцков на Алтынке и в "Тройке"
Аяцков, не скрывая, расска­зывал в одном интервью, что ез­дил в район Алтынной горы на стрелку с бандитами. И, кажется, был горд своей смелостью, да ещё тем, что вот такой он, совре­менный руководитель, что даже не брезгует и не боится с отмо­розками на равных говорить.
Но такое политическое пани­братство привело к обратному результату. Аяцков едет на стрелку с бандитами. Черно­мырдин договаривался с террористами в Буденновске... Жизнь показала, что с отморозками не договариваться надо, их давить надо...
Один из очевидцев мне рас­сказывал про Аяцкова такой эпи­зод. Как бы кто не решал в Крем­ле, а от местных мальчиков на красных девятках в чёрных кепоч­ках очень много тогда зависело, потому что в их руках было почти всё... Поэтому, когда решался вопрос, быть или не быть Аяцкову губернатором, то среди множес­тва прочих ходатаев из разных структур и диаспор, была интересная встреча у будущего гу­бернатора с главными героями оперативных разработок сило­вых ведомств. Эта встреча состо­ялась ресторане "Тройка" (угол улиц Московской и Вольской), о ней многие знают, она обросла легендами и небылицами.
Туда пришли Чикун, Земец, Лапа... Было ещё много "друзей народа". На этой встрече был Аяцков, и он встречался с этими людьми, и державшими, без преувеличения, весь город и об­ласть под своим контролем. Ви­димо, эта встреча нужна была ему, чтобы и с этой "элитой" Са­ратова обсудить вопросы, как ЕМУ брать власть, и как ЕМУ по­мочь. Очевидец рассказывает, что Аяцков в тот вечер прилично набрался, и на него было не сов­сем приятно смотреть. Лапа подошёл тогда к Чикуну и сказал: "Игорь, блин, ты посмотри на не­го...". На что Чикунов ответил: "Всё решено, Валера, он обещал нам поддержку". Какая была по­том поддержка, они почувство­вали очень скоро, когда к власти пришел он, Аяцков...
Но до тех пор, как появился этот очень жадный до власти че­ловек в 1996 году, молодые гоб­лины продолжали накачивать мускулы, и делали это не без по­мощи власти, а если говорить прямо, - при полном её молча­нии и бездействии.
Начинали они с маленьких ларьков и маленьких бизнесме­нов. Начало девяностых - начало конца для страны в самом широ­ком смысле, и начало рынка, первые ростки предпринима­тельства, приватизация, и начало крестового похода на пред­принимателей бритоголовой го­лодной саранчи из Заводского района. В те годы, казалось, только и видно было, что одни бритые головы. Они торчали по­среди улиц как буйки в море. По центральному проспекту, и по грязным саратовским улицами мелькали их модные и яркие кроссовки. Одежда была как вы­ходная, так и деловая одна и та же - спортивные костюмы. Чем этот бандитский карнавал за­кончился для этих героев, мы знаем - в лучшем случае, тюрьма. В худшем - могила.
Ренессанс бандитских вре­мён в Саратове совпадает с правлением весьма серой, безликой, и даже такой бесфор­менной фигуры в политике, как Юрий Белых. Правда, тогдашний пресс-секретарь Анатолий Саблин скажет, что "Юрий Васи­льевич был талантливым поле­мистом". А на мой простой во­прос пресс-секретарю (тогда я был корреспондентом ИТАР-ТАСС): "Скоро ли погасят долги по зарплате?", следовал витие­ватый и долгий ответ, после которого я даже чувствовал себя виноватым, что задал такой бестактный вопрос в такое сложное для страны время. Может быть, Белых и был "прекрасным поле­мистом", но тогда именно они, "полемисты" и демократы пер­вой волны всё и погубили. По­пов, Станкевич, Собчак...
Мало кто знает, но губерна­тором Саратовской области уже как без пяти минут, должен был стать не Белых, а покойный ны­не Юрий Китов. <…>
 
Бизнесмен Стерлигов и генерал КГБ Стерлигов
"Алиса". Кто помнит эту фир­му, которая была создана во многих крупных городах Рос­сии? Я был на презентации тор­гового дома "Алисы", и там был весь цвет, так сказать, спортив­ной молодежи. Все боксёры в строгих костюмах, в галстуках. Чикунов, Булгаков, Наволокин...
Презентация проходила на втором этаже административно­го корпуса Дворца спорта на Чернышевской. Был священник, освятил благое начинание.
"Тогда мы приезжали в Сара­тов, чтобы заработать деньги, тогда все мы были вовлечены в обман" - спустя три года скажет мне Герман Стерлигов, основа­тель "Алисы", когда мы с ним приватно, один на один встрети­лись осенью 1993 года в Сарато­ве.
После этой презентации "Алиса" устроила ужин в ресто­ране "Олимпия". Если учесть, что в то время народ получал продукты и водку по талонам, и то, отстояв часы в очереди, то можно представить, каким счас­тьем было оказаться на этой презентации.
Гостей было много, человек, наверно, двести. За централь­ным столом сидело руководство местной "Алисы", и гости из Москвы, из центрального пред­ставительства "Алисы". Герман Стерлигов прилетел на личном самолете в Саратов, и его у тра­па, встречали не хуже, чем пре­зидента России. Пресса, чинов­ники, известные люди города, красавицы с цветами… О Герма­не Стерлигове, главе "Алисы", писала тогда вся российская и зарубежная пресса. Его фото­графии были размещены на пер­вых страницах столичных жур­налов. Это был феномен бизне­са. Кто бы мог подумать, что с этим самым феноменом я буду стоять в кафе "Аромат" возле магазина "Чай" и угощать его ко­фе (об этом чуть ниже).
В центре стола на званном вечере в "Олимпии" было блюдо с огромным осетром. На столах - шампанское, водка, горячее, за­куски. Были тосты, поздравле­ния, выступления артистов. На первых порах, до пятой рюмки, было всё чопорно, но потом, по­шло гуляние.
Я был откомандирован на этот вечер от газеты "Саратов", и как-то так                      по-настоящему рас­слабиться мне там не пришлось. В середине застолья ко мне по­дошёл Дима Котов, он был тогда в "Алисе" ответственным за прессу, и попросил выйти пого­ворить. Я уже знал, что разговор будет неприятным. Подошел Ан­дрей Табояков, и он мне долго рассказывал, какой Саша Наволокин был классный парень. "Был", потому что незадолго до презентации Александра за­стрелили возле автостоянки, ко­гда он возвращался поздно но­чью домой. На вечере, кстати, за него все выпили стоя, поминая.
Ну, а потом у меня был в уз­ком коридоре, ближе к ресто­ранной кухне, не очень прият­ный разговор с братом покойно­го Александра Наволокина, Алексеем (его убили в 1996 го­ду, когда он возвращался до­мой. Радиоуправляемая бомба взорвалась в подъезде, как только он туда вошёл). Никто ме­ня бить не собирался. Никто не угрожал. Просто, поговорили, так сказать по душам.
А предыстория этой неболь­шого разговора с братом покой­ного, была такой. Как-то совер­шенно случайно, я стал свидете­лем задержания на проспекте Кирова Александра Наволокина. Картина такая - возле магазина "Чай" на проспекте Кирова, в ма­леньком проулке возле "Пионе­ра" стоят "Жигули". На багажни­ке - лицом вниз, и в наручниках на руках завёрнутых назад - па­рень в спортивном костюме. Ря­дом несколько человек в гражданской одежде, а среди них - мужчина средних лет. Коренас­тый, седая, белая голова... Потом я узнал, что это был Валерий Стуров, начальник только что организованного тогда 6-го отдела по борьбе с организованной преступностью. Наволокина за­держали, но отпустили через три дня. Совпадение, или нет, но прокурор Фрунзенского района Кондусов был все эти дни на да­че, как мне рассказывал Стуров, поэтому возникли непреодо­лимые проблемы с дальнейшим арестом Наволокина, который должен был последовать после задержания. Наволокин был задержан по заявлению граждани­на, у которого он, Наволокин, якобы вымогал деньги. Увидев сцену задержания, я написал не­большую заметку, но сделал ошибку в фамилии Наволокина. Мне потом звонил возмущён­ный Дима Котов из "Алисы". По­том в редакцию приходил сам Стуров, и успокаивал, что, мол, всё будет нормально, не пере­живай. В то время такая даже на первый взгляд безобидная пуб­ликация была слишком дерзким поступком, а тем более, с упо­минанием фамилии человека, о котором город говорил полушёпотом...
После той памятного вечера презентации "Алисы" меня на проспекте Кирова задержали два милиционера и препроводи­ли в медвытрезвитель. Глупо им было говорить, что запах - это ещё не основание для задержа­ния, да и вообще, тем более глу­по было пытаться объяснять, что я иду с работы, что я журналист, и что сидеть на званном вечере и выпивать, это тоже часть профессии. Спорить было беспо­лезно. В камере оказался ещё один такой же, как и я с того ме­роприятия в "Олимпии", пред­приниматель средней руки. Ка­залось, весь город гулял по слу­чаю появления в Саратове "Али­сы"… Было хоть с кем обменять­ся впечатлениями. Курить хоте­лось, я полез к лампочке над дверью, попытался прикурить. Дверь открылась, и прикурить мне уже дал сержант - пару раз дубиной по спине.
<…> По поводу этой истории, од­на из местных газет потом напи­сала фельетон: "И вот, два ма­леньких муравья с дубинками подходят к классику саратов­ской журналистики и предлага­ют ему пройти в вытрезвитель"...
"Алиса" просуществовала недолго. И очередной визит Гер­мана Стерлигова в Саратов ос­тался незамеченным для мно­гих. Пока мы шли по проспекту Кирова, его так никто и не уз­нал. Он примчался в Саратов в сентябре 1993 года на своём чёрном джипе. <…>".
(Михайлов С. Неизвестный Саратов
// "Саратовский репортёр" (г. Саратов). 2005, 06 декабря. № 44 (155), с. 4-5).
*
 
13.12.2005 г., газета "Саратовский репортер" - Сергей Михайлов в статье "Неизвестный Саратов" (подзаголовок "От политики до криминала"), в рубрике "Криминальные истории Саратова" пишет:
"Политика
Вскоре после событий в ав­густе 1991 года в Саратове про­шла сессия областного совета и на этой сессии, был назначен редактором газеты "Саратовские вести" Сергей Евгеньевич Гришин. "Коммунист" был ликвидирован.
<…> Расставаясь с Плохотенко, редактором "Саратова", я ска­зал ему, что пора и о хлебе на­сущном подумать - не вечно же за демократию воевать. На что он, тоном картавого батюшки Владимира Ильича Ленина меня пожурил: "Эх, батенька, все о колбасе думаете, нет бы о веч­ном!". Эти его слова я вспом­нил, когда через несколько лет он прислал свое первое письмо из Израиля, куда уехал навсегда со своей семьей. В письме с ис­торической родины он, подроб­но расписывая прелести израильского бытия, рассказывал, как на базаре покупал говядину - как ему её там разрезали, как подавали, как она великолепно выглядела...
В первый же день работы в редакции "Саратовских вестей" Гришин мне сказал в своем кабинете: "Только никакой критики в адрес правоохранительных ор­ганов, договорились?".
Эту договоренность я сохра­нял пять лет, до увольнения из "СВ". В 1998 году я стал редактором газеты "Московский ком­сомолец в Саратове", и там была политика совсем уже другая.
<…> Поэтому далеко не правы те, кто ассоциирует мое имя в журналистике, как бытописателя бандитской жизни, криминаль­ного репортера. <…>
 
Криминал
Под шум политической борь­бы, под шум митингов голодного и злого населения, в Саратове копили жирок и накачивали мус­кулы все остальные, кого поли­тика интересовала меньше все­го, а привлекало, то, без чего нет и политики - деньги.
В мае 1993 года в Саратове открылось первое казино - "Ро­тонда". О нем мне приходилось писать несколько раз. Когда от­крылось, когда оно имело большую популярность, и когда име­ло проблемы с органами мили­ции. Почти все статьи перед публикацией внимательно читал один из учредителей "Ротонды", ныне покойный Валерий Булга­ков (Лапа)... С такой же пример­но периодичностью, раза три, обращались ко мне и владельцы "Детского мира", имевшего од­но время проблемы с правоох­ранительными органами  (разумеется, надуманными), и осо­бое пристрастие питал к этому магазину небезызвестный Ана­толий Яцков, прошедший путь от опера до большого начальника. Кстати, тогда я заслужил особую нелюбовь со стороны как лично Яцкова, так и его подчиненных, за то, что объективно освещал ситуацию вокруг "Детского ми­ра". Надо отдать должное руководству этого предприятия - они вели борьбу в правовом поле, а не по правилам, которые им хотели навязать. До милицейско­го беспредела со стороны неко­торых сотрудников не дошло, и как я понимаю, не только благо­даря моим своевременным ста­тьям, но и умелой политике Иго­ря Чикунова, умевшего, как я по­нимаю, находить компромис­сные решения с определенными милицейскими кругами в то вре­мя.
Когда пошли массовые аре­сты местных авторитетов, я как-то зашел в РУОП по просьбе подполковника Владимира Колдина. По дороге шел и думал: "Зачем позвал? Опять, может быть, какого-нибудь лидера поймал?".
И точно. Захожу в его огром­ный кабинет, весь светится от радости: "Хотите на Земца посмотреть? И Пилюга здесь!". Мне было явно не по себе. Не в зверинце же. Но Колдин уже зво­нил по внутреннему телефону. Завели парнишку небольшого роста, в ботинках без шнурков, в телогрейке. Колдин спросил, как кормят, нет ли жалоб. Парень сказал, что всё нормально. Ког­да его увели, Колдин спросил: "Знаешь, кто это был? Пилюга! Вот этот маленький такой, и есть сам Пилюга!".
Потом привели Земца. "Ну что, Саша, как жизнь, обо всём подумал?". "Вы же знаете, мы нормально всегда работали...", и покосился на меня. Я сидел за столом. Колдин перехватив взгляд, успокоил: "А это това­рищ из Москвы..."
Давая мне интервью, ныне покойный начальник РУБОП Вла­димир Еремкин в феврале 1995 года, с энтузиазмом, не для пе­чати говорил: "Чикун у нас, Гвоздь у нас... До всех доберем­ся...". Так почти и получилось - Гвоздь застрял надолго, и до сих пор сидит. Чикуна зимой выпус­тили, но уже осенью его убили, а вместе с ним и еще одиннад­цать его помощников в офисе "Грозы" в ноябре 1995 года. Якорь был осужден на 12 лет как организатор убийства в октябре 1992 года председателя Саратовской товарной биржи Владимира Малькова. Уже давно на воле, живёт в Саратове. Посади­ли и Силкина с Проней (и тот и другой уже вышли в этом году). Правда, по слухам, у Прони сно­ва проблемы с органами...
По какой причине у Еремкина возникли разногласия с обла­стным руководством (тогда был еще Белых), никто и сегодня не рискнёт сказать, но известно, что они были. А в конце сентября 1995 года Еремкин покончил с собой. Последним человеком, с которым он говорил по телефо­ну, была его супруга, которой он сказал: "У меня всё нормаль­но...".
Я хорошо помню, как со­трудники РУБОПа хотели объек­тивного расследования причин самоубийства их начальника. Было коллективное собрание, были коллективные обращения к органам власти, была статья в "Комсомольской правде", лей­тмотивом которой стала мысль о том, что в органах пора наво­дить порядок, и смерть Еремкина, это следствие коррупции во властных структурах. Вспоминаю, как меня нашёл Владимир Стуров, бывший начальник от­дела по борьбе с организован­ной преступностью (первого в истории Саратова), и мы с ним пошли на набережную, погулять, и поговорить о делах, о Еремкине, и вообще, обо всём, что тог­да происходило в органах.
<…> В "Саратовских вестях" по известным причинам (газета была под правительством), я никак не мог написать того, о чем про­сил Стуров, и о чём просили его коллеги. Поэтому рекомендовал "Комсомольскую правду", и свёл Стурова с корреспонден­том "Комсомолки" Михаилом Синельниковым. Они встрети­лись, и появилась статья.
Когда мы прогуливались по Набережной Космонавтов, Сту­ров мне поведал историю о том, как товарищи Еремкина по служ­бе ездили в его родной город (сейчас не помню, кажется, Ка­зань), и просили священника по­хоронить Еремкина, по право­славным обычаям, как убиенно­го, а не как самоубийцу. Священ­ник им отказал. Тогда гости из Саратова дали ему прочесть ко­пию предсмертной записки Еремкина. Служитель Церкви, прочитав её, сказал: "Его уби­ли"... И Еремкина предали земле так, как и полагается по хрис­тианским канонам.
Почти за год до его смерти, мы с ним встречались в его ка­бинете, это было в феврале, и он дал интервью, свое единствен­ное в жизни, в должности этого подразделения.
Повод был подходящим - за­держали Якоря, Гвоздя, Чикуна, Земца...
Но по ходу всего разговора сквозило раздражения началь­ника РУОП: "Работаем. Пашем, ночами не спим, а вся работа псу под хвост..." В интервью это зву­чало более интеллигентно: "Мы провели анализ судебной прак­тики по некоторым уголовным делам. И я могу сказать следую­щее. Народными судами Сара­товской области 89 членам ОПГ были вынесены приговоры, не связанные с лишением свободы. Из них 19 являются лидерами ОПГ".
Владимир Колдин мне пока­зался в первую же встречу идеа­лом милиционера. Подтянут, аккуратен. В то время рука об руку с Колдиным работал Евгений Федорович Григорьев. Склады­валось впечатление, что с Колдиным они не расставались. На самом деле, и так и было - рабо­тали сутками... На столе у Колдина можно было увидеть мно­жество каких-то листочков бу­маг с кружками, фамилиями, стрелочками: "Да вот, с Евгени­ем Федоровичем схемки рису­ем...", и хитро улыбался...
И надо сказать, они очень много преступлений раскрыли. Как они это делали, это профес­сиональная тайна, можно ска­зать, сказать, тайна за семью печатями...
С Григорьевым тогда работа­ла молодежь - Алексей Макаров (сегодня заместитель прокурора города), Дмитрий Петряйкин (работает начальником по рас­следованию особо важных дел в областной прокуратуре. В то время он занимался уголовным делом Гвоздя и его группиров­ки...
Тогда у следователей были совсем иные условия, чем се­годня. Но как работали"!
(Михайлов С. Неизвестный Саратов
// "Саратовский репортер" (г. Саратов). 2005, 13 декабря. № 45 (156), с. 4-5).
*
 
13.12.2010 г., газета "Время" - Мария Ремезова в статье "Недоразобщённые" (подзаголовок "Девяностые ещё аукаются Саратовской области"), в рубрике "Тенденции" пишет:
"Арест главы Энгельсского района Саратовской области Михаила Лысенко, которого обвиняют в тяжких уголовных преступлениях, вызвал широкий резонанс в обществе. Многие по этому поводу стали вспоминать лихие девяностые. "Время" попыталось систематизировать доступную информацию об организованных преступных группах, орудовавших на территории региона.
Сначала определимся с тем, что же такое ОПГ. Организованная преступная группа – это устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Организованная преступная группа выступает в качестве одной из форм соучастия. Группа создаётся до совершения преступлений путём предварительного сговора её участников, который может предполагать как направленность на совершение конкретных деяний, так и ориентацию на общее направление преступной деятельности.
Криминологами в качестве признаков организованной группы называются выработка в группе особых норм поведения, ценностных ориентиров, выполнение отдельным участником роли лидера, наличие иерархии и распределения социальных ролей и тому подобное. Судебной практикой в случаях, когда преступление совершается организованной группой, все участники организованной группы признаются соисполнителями преступления, независимо от того, принимали ли они непосредственное участие в совершении преступления.
Помимо этого, создание организованной преступной группы в определённых случаях само по себе может рассматриваться как уголовно наказуемое деяние, независимо от того, успела ли группа совершить хотя бы одно преступление. Например, по статье 209 Уголовного кодекса Российской Федерации, создание вооружённой группы признаётся бандитизмом.
Наиболее известной организованной преступной группировкой Саратова являлись так называемые "парковские". Считается, что ОПГ "парковские", как и некоторые другие саратовские ОПГ, образовалась в 1992 году. Незадолго до этого, в сентябре 1990 года, был убит один из наиболее известных преступных лидеров Саратова – Владимир Хапалин. Тогда его осиротевшие "бригадиры" и начали создавать собственные команды.
"Парковские" быстро развивались и выросли из "крыши" во владельцев ряда саратовских предприятий. Этот процесс сопровождался криминальным переделом собственности. Именно так был убит Валерий Булгаков ("Лапа"), один из лидеров "парковских". Вскоре был убит ещё один из старых деятелей "парковской" группировки – Виталий Попов.
Осенью 1995 года в Саратове совершён расстрел "чикуновских", ещё одной из влиятельных ОПГ города. В офисе малого предприятия "Гроза" были обнаружены 11 трупов с огнестрельными ранениями и следами от "контрольных" выстрелов в голову. Всего в этот момент в помещении находились четырнадцать человек: одиннадцать погибли, трое выжили. Из них один впоследствии скончался, другой был признан невменяемым, а третий спустя восемь лет рассказал, что узнал одного из стрелявших. В момент нападения бандиты во главе с их лидером Игорем Чикуновым играли в карты. Согласно открытым источникам, к числу объектов, крышуемых чикуновской ОПГ, относились оптовая база "Буллс", "Детский мир", ТДЦ, часть Крытого рынка и магазины "Робин Бобин".
Точной информации о ликвидации ОПГ Чикунова нет. Однако в прессе попадаются упоминания о ней в 1998 году. Разобщена ли она на текущий момент, неизвестно.
Сейчас организованные преступные группы уходят в легальный бизнес, а их место занимает молодое поколение, большинство из "новых" групп имеют в своём составе бывших или действующих сотрудников правоохранительных органов. Так, Константин Молчанов, Валерий Быков и два подполковника УБОП ГУВД области – Николай Торгашов и Валерий Жирнов – были признаны виновными в том, что, начиная с 2000 года, в составе организованной Молчановым банды совершали вооружённые нападения, похищения людей с последующим вымогательством имущества у их родственников, а также убийства.
Наиболее громким преступлением этой ОПГ стало похищение руководителя медицинской службы ООО "Югтрансгаз" Евгения Бандорина в одном из пригородов Саратова. За его освобождение похитители требовали выкуп в миллион евро. При попытке передачи денег были убиты брат похищенного, банкир Алексей Бандорин, и сотрудник милиции.
Также доказана вина членов этой группы в похищении с целью выкупа супруги руководителя одной из крупнейших строительных организаций области Галины Шамхаловой. Удерживая её в качестве заложницы несколько дней, они требовали у её мужа 100 тысяч долларов. После передачи похитителям части суммы женщина была отпущена. Помимо этого, подсудимым предъявлено обвинение в хищениях автомашин и незаконном хранении огнестрельного оружия, взрывчатки, гранат и мин. Группа была разобщена в 2004 году, а её участники осуждены.
Банда Аникеева была создана в 2004 году, занималась разбоем на дорогах. В группировку из одиннадцати человек, кроме главаря, входили два бывших омоновца, офицер ППС и сотрудник ДПС. Бандиты работали в масках и милицейской форме. В качестве "специализации" выбрали разбойные нападения на автомобили, которые останавливали, пользуясь внешним видом, и грабили водителей и пассажиров. Ликвидирована группировка в мае 2006 года. За время существования её члены нанесли потерпевшим ущерб почти на 14 млн. рублей.
С августа 2003 года в городе действовала ещё одна банда, получившая поэтическое название "банда девятнадцати". Просуществовала она до апреля 2007-го. Согласно открытым источникам, в банду входили действующие капитан и майор УБОП ГУВД области, остальные – бывшие сотрудники того же управления. Доказано 20 эпизодов, которые числятся за этой группировкой.
В сентябре текущего года правоохранительные органы обезвредили банду, занимавшуюся насильственным вовлечением жительниц Саратова, области и других регионов России в занятие проституцией, а также организацией притонов по оказанию интимных услуг. Спецоперация находилась под личным контролем начальника ГУВД по Саратовской области генерал-лейтенанта милиции  Сергея Аренина.
Была установлена иерархическая структура преступного сообщества: от сутенеров, водителей, охранников до непосредственных организаторов, всего – 28 человек. Сообщество было разделено на четыре группы. В арсенале группы было несколько единиц автотранспорта и средства связи. По подозрению в соучастии в деятельности преступного сообщества были задержаны трое сотрудников правоохранительных органов.
Другими словами, от больших организаций, которые контролировали все сферы жизни в "лихие" девяностые, Саратовская область плавно перешла к мелким организованным группам. Именно поэтому разобщение ОПГ старого образца в Энгельсе многим напоминает о 90-х годах. Имеет ли Михаил Лысенко отношение к вменяемым ему в вину преступлениям – установит суд, но то, что криминал проник во власть, - плохая тенденция. Станет ли восстановление УБОПов панацеей от этой опасности? Вопрос остаётся открытым, особенно в свете тенденции участия сотрудников правоохранительных органов в совершении тяжких преступлений".
(Ремезова М. Недоразобщённые
// "Время" (г. Саратов). 2010, 13 декабря. № 44 (252), с. 9).
*
 
17.10.2011 г., газета "Наша версия в Саратове" - Сергей Мезенцев в статье "Все дороги ведут в "РИМ" (подзаголовок "Или в чём секрет непотопляемости крупнейшей ОПГ Поволжья"), в рубрике "Общество / ситуация" пишет:
"Правоохранительные органы Саратовской области объявили войну организованной преступности, становление которой, как и во всей стране, пришлось на лихие 90-е. Только за 2011 год здесь реанимировано 111 "бандитских" уголовных дел, задержано и арестовано 59 участников ОПГ. Но об окончательной победе над поволжской "коза ностра" говорить ещё рано: многие фигуранты уголовных дел давно обзавелись корочками депутатов, городских и областных чиновников и, как признаются местные правоохранители, привлечь их к ответственности без поддержки федерального центра практически невозможно. Мы попробовали оценить масштабы этого криминально-административного ресурса.
Не так давно на депутата Саратовской областной думы Сергея Курихина было совершено дерзкое покушение. Неизвестные расстреляли его служебный "Мерседес" из автоматического оружия. Курихин получил касательное ранение, не опасное для жизни. Но одному из охранников повезло меньше: пуля попала в голову и через несколько дней он скончался в больнице. Подобные происшествия в России сегодня мало кого удивляют. Стреляют в депутатов, губернаторов, банкиров и даже прокуроров, разрешая таким радикальным способом "возникающие вопросы". Это уже стало приметой нашего времени. Любопытна по поводу данного ЧП реакция эксперта по организованной преступности доктора юридических наук Владимира Овчинникова:
"Достаточно набрать в поисковом окне имя депутата и всем известную аббревиатуру – ОПГ, как сразу выскочат материалы о криминальном "авторитете" Саратовской области по кличке Мелкий. Это и есть Сергей Курихин, герой криминальных сводок середины и конца 90-х. За ним целый букет классических правонарушений".
Фамилия депутата упоминалась и в связи с убийством саратовского областного прокурора Евгения Григорьева. Следствие считало, что причиной громкого преступления стал конфликт вокруг завода "Серп и молот", часть акций которого скупил Курихин и якобы претендовал на его территорию. Директор предприятия Максимов был уверен, что у него хотят отнять завод и что помощь в этом оказывают парламентарию сотрудники областной прокуратуры. Правда, затем он отказался от своих показаний и повесился в Бутырке, унеся с собой тайну смерти прокурора Григорьева. Кто же занимает сегодня ключевые позиции на криминальном олимпе Поволжья?
 
Пик криминальных войн пришёлся на середину 90-х годов
По данным правоохранительных органов, отцами-основателями организованной преступности Саратовской области стали преступные "авторитеты"
В. Хапалин по кличке Хапуга,
С. Мальков (Канапа),
А. Христофоров (Доктор), которые фигурировали в милицейских сводках ещё в далёкие 80-е годы. Бандиты грабежами и вымогательством прокладывали свой путь к лидерству. Позже Хапалин и его подельники были арестованы за совершение разбойного нападения и осуждены к различным срокам заключения.
После освобождения он сумел объединить саратовских криминальных "авторитетов" - Чикунова (Чикун), Жукова (Гвоздь), Булгакова (Лапа), Горшенина (Горшеня), Яковлева (Якорь), каждый из которых стал отдельным звеном в подконтрольной ему ОПГ. Но 28 сентября 1990 года Хапалина застрелили в собственном гараже. После чего последовала целая серия заказных убийств со стороны его бывших подельников, которые начали передел сфер влияния.
Отдельную когорту составляли в те годы воры в законе
Цулая (Ной),
Балашов (Балаш),
Озманов (Дато),
Гогуа (Шота). Они изначально выступали третейскими судьями в разрешении возникающих конфликтов между криминалитетом. Словом, наряду с официальной властью в Саратовской области возникли "параллельные миры" со своей разветвлённой сетью теневых структур.
В сентябре 1995 года в Саратове было совершено громкое убийство 11 человек – был уничтожен костяк группировки Чикунова, включая самого лидера. После этого ОПГ возглавил Алексей Ерусланов по кличке Профессор, который понемногу легализовал свою деятельность, создав целую сеть предприятий с различной формой собственности.
Ещё одним "авторитетом" криминального мира на Волге называют А. Силкина. Дерзость и решительность при решении силовых вопросов позволили ему встать в один ряд с более взрослыми  преступными "авторитетами". Несмотря на потерю многих рядовых членов  и массированную атаку со стороны областных силовых структур, группа Силкина сумела выжить и, как говорят в полиции, продолжает действовать на территории Заводского района города Саратова.
 
Крупнейший актив саратовских "братков" – группа компаний "РИМ"?
Но самой масштабной ОПГ считают  здесь "парковских". Говорят, её лидер – В. Булгаков по кличке Лапа – успешно претворял в жизнь полученные в молодости от Хапалина уроки выживания. Группировка ещё продолжала действовать в духе 90-х, организовывая при этом легальный бизнес. Одной из подконтрольных структур Булгакова называли группу компаний "РИМ", её филиалы и дочерние структуры, в том числе в кредитно-финансовой системе. Но во время очередного приезда на родину Булгаков был застрелен. Дело весьма тёмное и запутанное.
Основателем "РИМа" считается в том числе один из известных на Волге предпринимателей – Леонид Фейтлихер.
Говорят, в своё время "парковские" якобы обратились в структуры города с просьбой ввести Приволжскую железную дорогу в состав акционеров созданного ими банка. А начальник дороги Ю. Циттель, который занял должность председателя совета директоров, крайне отрицательно относился к такому союзу. 3 ноября 1994 года Циттель был убит тремя выстрелами в спину. Убийство до сих пор не раскрыто. А летом этого года на сайте СУ СКР появилось сообщение, что производство по уголовному делу возобновлено. В его рамках проведены обыски в корпорации "РИМ".
Действия оргпреступности в конце 90-х, как щупальца гигантского спрута, охватили не только областной центр, но и крупные города – Энгельс, Балаково и другие. По оперативным данным, бывшего главу Энгельса Лысенко в своё время выдвигал на эту должность один из известных преступных "авторитетов". После своего "избрания" господин Лысенко, по данным местных СМИ, активно начал  "распределять" бюджетные средства, муниципальную недвижимость, земельные участки, вовлекая в это прибыльный "бизнес" сотрудников районной администрации, коммерческих организаций и даже членов группировки некоего Нефедова. Только на продаже двух муниципальных участков в городе Энгельс, по данным полиции, Лысенко заработал в прошлом году более 150 млн. рублей. Ещё 92 млн. получил в качестве вознаграждения за предоставление выгодных территорий строительным компаниям.
Такая же ситуация сложилась и в другом промышленном центре – Балакове. На протяжении многих лет ОПГ, возглавляемые Козловым, Конновым, Бережным, держали в страхе жителей города. Сегодня значительная их часть привлечена к уголовной ответственности, некоторые убиты в криминальных войнах.
 
На вооружении современных ОПГ – массмедиа и "свои люди" во властных структурах
Понимая, что в биографиях ныне известных в Саратове предпринимателей, общественных деятелей и политиков имеется криминальный след 90-х годов, правоохранительные органы подняли старые уголовные дела, в том числе и нераскрытые. Только за последний год, как мы говорили выше, реанимировано 111 дел, задержаны и арестованы 59 участников ОПГ, в том числе два высокопоставленных чиновника администрации Саратова. Восстановлен ущерб на сотни миллионов рублей, нанесённый областному бюджету, выявлено 15 тяжких преступлений, среди которых убийства, телесные повреждения, грабежи, разбои и незаконный оборот оружия.
В частности был арестован глава администрации Энгельсского района Лысенко, который подозревается в тесной связи с ОПГ. У "братков" обнаружили целый арсенал оружия: три автомата с подствольными гранатомётами, две нарезные винтовки, большое количество боеприпасов и взрывчатых веществ. Мы уже говорили, что многие бывшие бойцы и рядовые "пехотинцы" ОПГ стали вполне респектабельными бизнесменами. А некоторые, помня заветы дедушки Ленина насчёт "коллективного пропагандиста и агитатора", обзавелись собственными медиахолдингами и вполне организованно дают отпор своим конкурентам "по цеху" и даже представителям правоохранительных органов, пытающимся вести борьбу с криминалом.
Говорят, что подобным успешно пользуются лидеры "парковских", мимикрировавшие под предпринимателей. Параллельно используются коррумпированные связи в органах власти, как на региональном, так и на федеральном уровнях, чтобы дискредитировать местных силовиков. Ведь куда проще демонизировать "противника", чем оправдываться перед ним за свои грешки и тем более нести наказание.
Вот что сказал в своём интервью об "авторитетном предпринимателе" Леониде Фейтлихере председатель правления региональной общественной организации "Чистый город" профессор Александр Фролов:
"Этот человек довольно деятелен и агрессивен с весьма завышенным "я". Он явно пытается доказать свою значимость и величие, но в его действиях проглядываются попытки заранее запугать своих оппонентов с единственной, на мой взгляд, целью – чтобы его не трогали, а давали возможность без контроля вести бизнес за счёт освоения бюджетных средств и присвоения муниципального имущества. Тем более что известен и тот факт, что законы у нас есть, а неизбежности наказания – нет".
Сказанное подтверждается и многочисленными связями Фейтлихера в муниципальных и областных структурах, где стараниями известного на Волге предпринимателя и депутата создана целая "артель" из преданных людей. Почти все они продолжают находиться на своих должностях, снимая криминальные сливки с областного бюджета. И, как говорят в Саратове,  пока они сидят во властных кабинетах, изменений к лучшему ждать не стоит.
Конечно, силы у ОПГ уже не те. Многие группировки сильно пообтрепались, а главари их свалили за границу. Хотя при этом кое-кто ещё сохранил своё влияние. По крайней мере, говорят здесь, со стороны криминала ещё чувствуется огромное сопротивление".
(Мезенцев С. Все дороги ведут в "РИМ"
// "Наша версия в Саратове" (г. Саратов). 2011, 17-23 октября. № 40 (315), с. 18).
**
 
И с т о ч н и к и:
 
1. П.К. "Никто не забыт, пока не зарыт"
// "Время" (г. Саратов). 2010, 27 сентября. № 33 (241), с. 16.
2. Григорьев С. Бандитская кухня
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1997, 17 сентября. № 37.
3. Ржевский М. Расклад
// "Саратовская мэрия" (г. Саратов). 1997, 19-25 сентября. № 37 (230), с. 4.
4. Григорьев С. Воровской ультиматум
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1998, 30 октября. № 43, с. 14-15.
5. Иванов И. Волжские разбойники возвращаются
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 19 марта. С. 15.
6. Синельников М. Организованы и очень опасны
// "Саратовский криминал" (г. Саратов). 1999. № 6, с. 12-13.
7. Григорьев С. "Воровское" счастье
// "Земское обозрение" (г. Саратов). 1999, 09 декабря. № 48, с. 15.
8. Соколов Д. Бандитский Саратов
// "Вне закона". 2000, 03 апреля, понедельник. № 14 (118), с. 22-23.
9. Николаев С. Конец 80-х: начало большого пути
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 16 мая. № 17 (156), с. 6.
10. Николаев С. Раздор среди верных
// "Богатей" (г. Саратов). 2002, 29 августа. № 32 (171).
11. Николаев С. Бандитские судьбы
// "Богатей" (г. Саратов). 2003, 30 января. № 3, с. 6.
12. Маус Н. Саратов рыночный – история с географией
// Общественное мнение. Июль 2003 г., № 7 (47), с. 40-42.
13. Михайлов С. Неизвестный Саратов
// "Саратовский репортёр" (г. Саратов). 2005, 06 декабря. № 44 (155), с. 4-5.
14. Михайлов С. Неизвестный Саратов
// "Саратовский репортер" (г. Саратов). 2005, 13 декабря. № 45 (156), с. 4-5.
15. Ремезова М. Недоразобщённые
// "Время" (г. Саратов). 2010, 13 декабря. № 44 (252), с. 9.
16. Мезенцев С. Все дороги ведут в "РИМ"
// "Наша версия в Саратове" (г. Саратов). 2011, 17-23 октября. № 40 (315), с. 18.
*
Составитель Вячеслав Борисов,
г. Саратов, 03 декабря 2015 г.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню