Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Власов Андрей: генерал, предавший Россию. Часть 7. С. Гагарин. Вторая ударная. 1982 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 23.07.2021

Опубликовано: 24.07.2021



Станислав Гагарин
Вторая ударная
Рассказ о малоизвестных событиях войны
// "Советская Россия" (г. Москва). 1982, 17 января. № 14 (7765), с. 4.
Полоса: За далью – даль. Рубрика: Поиск.
* Подг. к печати: 23 июля 2021 г. https://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
Мы летим в вертолете над новгородской землей. Все чаще в облаках разрывы, в них видны небольшие поселки, они окружены лесами и пашнями. Командир вертолета В.А. Олиференко протягивает записку: "Справа остались Любань и Чудово. Скоро – Мясной Бор…"
Что же произошло здесь в суровую зиму 42-го года и позднее, весной и летом? Как была задумана и развивалась та самая операция, которую назовут в истории Великой Отечественной войны "Любаньской" и которая заставила фашистскую группировку армий "Север" отказаться от штурма Ленинграда в самый тяжелый период блокады?
Уничтожить группировку гитлеровских войск на северо-западе и деблокировать Ленинград – вот задача, которую Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед созданным 17 декабря 1941 года Волховским фронтом, руководство им принял К.А. Мерецков. Фронт состоял из четырех армий – 4-й и 52-й, уже испытанных в тяжелых боях за освобождение Тихвина и волховского плацдарма, а также 59-й и 2-й ударной, которые выдвигались из резерва Ставки. Едва их первые соединения прибыли на фронт, началось наступление. Бойцы и командиры Волховского фронта знали: их ждет Ленинград.
Значительный успех наметился у частей и соединений 2-й ударной армии. Возглавляемая генерал-лейтенантом Н.К. Клыковым и членом Военного совета, дивизионным комиссаром И.В. Зуевым, она буквально прогрызла сильно укрепленную оборону на западном берегу Волхова и в напряженных атаках продвинулась вперед. Бойцы 2-й ударной рвались на помощь скованному холодом, зажатому вражеским кольцом блокады, голодному  Ленинграду. Вскоре войска 2-й ударной армии были на подступах к городу Любань. Они глубоко охватили с юга и юго-востока крупные соединения врага. С северо-востока, через Синявинские болота, в это время пробивалась навстречу 2-й ударной 54-я армия Ленинградского фронта, которой командовал генерал И.И. Федюнинский. До позиций армии Клыкова ей оставалось 20-30 километров.
От Мясного Бора смещаемся на запад. Вертолет зависает в воздухе, потом осторожно подбирается к занесенной снегом земле. Бывший штаб 2-й ударной… Обвалившиеся землянки…
Здесь шли кровопролитные бои. Обратимся к свидетельству врага. С 18 января по 5 февраля 1942 года начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта Франц Гальдер в своем военном дневнике писал: "Командование группой армий "Север" принял фон Кюхлер. Положение на Волховском фронте очень тяжелое"…
Известный новгородский следопыт Н.И. Орлов, посвятивший жизнь восстановлению того, что происходило тогда на Волховщине, показывает нам место, где трое суток отбивал атаки немецкой пехоты и танков экипаж бронемашины сержанта Н.И. Гарана.
- У них не было уже ни пищи, ни воды, - говорит Николай Иванович, - а защищала от врага лишь тонкая броня. Но ребята держались. Они сами подбили два танка, уничтожили более полусотни гитлеровцев. Наконец их машину подожгли. "Сдавайтесь!" – кричали фашисты. Только люки бронемашины так и не открылись… Никто не вышел с поднятыми руками. Из объятой пламенем бронемашины слышались звуки песни…
Теперь здесь тишина. И вдруг мы видим памятник, который сама природа поставила над этим вечным покоем. Сквозь направляющие взорванной "катюши" проросла береза… В этих местах погиб, не оставив врагу ни одной боевой машины, 30-й полк гвардейских минометов.
История Любаньской операции изобилует не описанными еще боевыми эпизодами и примерами, ждущими своего историка, летописца.
Внизу под нами Спасская Полисть, Ольховка, Мостки. Здесь шли жестокие бои с целью не дать гитлеровцам, стянувшим все резервы, ликвидировать горловину прорыва 2-й ударной армии, пробившей у Мясного Бора их сильно укрепленную оборону. Насмерть стояла в этих местах 374-я стрелковая дивизия сибиряков под командованием полковника А.Д. Витошкина, прибывшая из Красноярского края. 30 января фашисты попытались превосходящими силами, подкрепленными танками, сбросить сибиряков с их позиций. Солдаты полковника Витошкина были еще необстреляны. Но они отбили атаки, все танки гитлеровцев были уничтожены.
Наступление Волховского фронта, успешный прорыв 2-й ударной армии и ее активное продвижение к Ленинграду, энергичные действия левого соседа волховчан – Северо-Западного фронта в районе Старой Руссы и Демянска поставили в трудное положение группу армий "Север". Гитлеровцы всполошились. Против солдат генерала Клыкова генерал-полковник фон Кюхлер бросает свыше 15 дивизий. Натиск противника в горловине прорыва резко усилился.
По многим причинам не удалось завершить Любаньскую операцию. Но военная история оценивает ее достаточно высоко. Ведь 2-я ударная армия оттянула силы и внимание гитлеровцев от осаждаемого Ленинграда. При этом сама она попала в тяжелейшее положение. Наступила весна. Узкий "огненный коридор" у Мясного Бора не давал возможности в необходимой мере снабжать многотысячную армию боеприпасами и продовольствием. Болота не позволяли рыть ни окопов, ни землянок. Но люди сражались!
Небольшой хуторок Кречно. Неподалеку была редакция армейской газеты "Отвага". Газета выходила до самого последнего дня. А материалы последнего, так и не увидевшего свет номера вынес на себе В.А. Кузнецов.
В редакции был и Муса Джалиль, замечательные поэт Татарии, будущий автор "Моабитской тетради".
Наши славные девушки-медсестры, военные врачи и санитары не могли оставить раненых, даже если сами были в состоянии выйти из окружения к своим. Н.М. Карабанова, медсестра, член совета ветеранов 2-й ударной армии, рассказывает сейчас нам, как она сама и ее подруги Таня Чернышева и Вера Куликова, военврачи Стаканова и Гинзбург отдавали кровь для переливания раненым, как все они погибли, оставшись с ранеными.
Уже позднее, когда армия выходила с боями из окружения, имел место беспрецедентный случай в истории войн. Раненые одного из медсанбатов добровольно двинулись через минное поле противника, чтобы ценой своих жизней проделать в нем проходы для тех, кто был еще в состоянии держать оружие в руках.
2-я ударная армия выполнила свой долг. Раздвигая временные рамки нашего рассказа, следует отметить, что вскоре после завершения Любаньской операции именно 2-я ударная армия, вышедшая из окружения и обновленная свежими силами, в августе-сентябре того же года нанесла серьезные поражения 11-й армии Манштейна, которую Гитлер перебросил из Крыма для новой попытки захватить Ленинград.
Более того, солдаты и офицеры 2-й ударной армии в январе 43-го года прорвали блокаду Ленинграда и полностью освободили от блокады легендарный город в январе сорок четвертого. 2-я ударная армия била фашистов в Эстонии, Польше и закончила войну в составе 2-го Белорусского фронта на севере Германии, в Штральзунде, захватив остров Рюген… Двадцать два раза Верховный Главнокомандующий объявлял в приказах благодарность войскам 2-й ударной армии.
При всем при этом исторические обстоятельства сложились так, что порой из-за недостаточной осведомленности 2-ю ударную армию связывают с именем предателя Власова. Трудно постичь меру несправедливости к памяти тысяч советских солдат, спящих вечным сном в болотистых лесах Мясного Бора, не знающих о том, что презренное имя изменника и предателя-одиночки надолго скроет от народа не только их славный подвиг, но и саму суть их героической жизни и смерти.
Время настоятельно требует отделить имя Власова от 2-й ударной армии. Мы стоим перед бесчисленными примерами массового героизма и трусливым предательством того, кто совершил этот подлый акт в одиночку! Дальнейший черный путь изменника Власова, поднявшего оружие на соотечественников, известен: он был по высшей справедливости  повешен.
Но как попал генерал Власов во 2-ю ударную армию? Он прибыл на Волховский фронт в марте 1942 года. Командующий фронтом К.А. Мерецков предложил ему выехать в армию генерала Клыкова для координации действий при подготовке наступления. В это время тяжело заболевает командарм Клыков, и его срочно вывозят 16 апреля в тыл. И тогда на Власова, старшего по званию и уже находящегося во 2-й ударной армии, временно возлагают обязанности командующего.
К этому времени Ставка ВГК, по достоинству оценив роль армии, но обеспокоенная ее усложнившимся положением, невозможностью подкрепить резервами через постоянно перерезаемый противником "огненный коридор", учитывая значительные потери в технике и живой силе, приняла решение об отводе 2-й ударной армии. Но 30 мая гитлеровцы снова закрыли проход у Мясного Бора.
Десять дней, не прекращаясь на мгновение, гремели бои за овладение горловиной прорыва. Наконец совместным встречным ударом 59-й и 2-й ударной армий был пробит узкий коридор. В течение нескольких дней части героической армии выходили к своим.
Летим над бывшим "огненным коридором"… Где-то внизу река Глушица, скованная сейчас льдом и занесенная снегом. Иван Дорофеевич Соболь склонился к иллюминатору, он будто видит сквозь завесу лет, как выходит со своим полком на берег этой лесной речушки, чтобы броситься на прорыв к Мясному Бору.
Садимся у кромки Замошского болота. Отсюда, через заминированные поля, вышел И.Д. Соболь в расположение 52-й армии. Покидаем вертолет, пытаемся проникнуть мысленным взором в те далекие и такие всем близкие времена.
- Нелегко нам все это досталось, - проговорил бывший комполка. – Нелегко… В последние недели мы питались березовой корой, пили хвойный настой, варили суп из артиллерийской шлеи и с риском для жизни собирали прошлогоднюю клюкву в трясинах. Но, когда из штаба сообщали: "К вам выйдут самолеты У-2 с боеприпасами и сухарями", мои командиры неизменно отвечали: "Сначала патроны – потом сухари…"
И вот был получен приказ об отходе. Измученным голодом и непрестанными боями бойцам 2-й ударной армии надо было пройти несколько километров по коридору в 300-400 метров. Эти километры были кромешным адом. Коридор простреливался изо всех видов оружия. Его засыпали снарядами и минами. Его утюжили сверху пикирующие бомбардировщики. Постоянно просачивались гитлеровские автоматчики, пытаясь поднять панику в наших боевых порядках.
Но солдаты и офицеры 2-й ударной армии упорно пробивались через "долину смерти", предпочитая гибель в бою позорному плену. Они выходили с оружием в руках, неся на себе раненных.
Многим не удалось выйти. Но когда возникало безвыходное положение, они оставляли последний патрон для себя. Застрелился окруженный гитлеровцами любимец солдат, тридцатипятилетний член Военного Совета армии, дивизионный комиссар  И.В. Зуев, не желая подвергать товарищей дополнительному риску, покончил с собой тяжелораненый мужественный чекист А.Г. Шашков, начальник Особого отдела 2-й ударной. Генерал А.В. Афанасьев, начальник связи, сумел пробиться к партизанам. Руководитель армейской разведки А.С. Рогов вышел к Мясному Бору в районе узкоколейки. Погибли, ведя своих бойцов сквозь стену огня, комдивы Буланов и Черный. В том месте после войны в пулеметных ячейках врага обнаружили – в каждой – по 700-1000 килограммов латунных гильз… А пули из них достались героям 2-й ударной.
А Власов сдался в плен…
Но это предательство не может бросить тень на славный подвиг бойцов и командиров 2-й ударной армии, не имеющих никакого отношения к той презренной своре изменников из так называемой "РОА", которую народ называет "власовской".
Величественна оптимистическая трагедия 2-й ударной армии, сражавшейся за Ленинград и, точно птица Феникс, воскресавшей снова в горниле войны. Любаньская операция – одно из тех особых сражений, которые привели нас к Сталинграду, Курской дуге, Красному знамени над рейхстагом.
…Вдоль дороги Новгород-Ленинград, у небольшого поселка Мясной Бор, тянутся братские могилы. На их обелисках – названия частей, входивших во 2-ю ударную армию. Надписи поражают своей трагической простотой. Вот мемориал 24-й гвардейской дивизии. Золотом начертаны всего несколько фамилий… А дальше написано: "И еще 1366 человек…" Кто они, эти герои, спящие вечным сном в братской могиле? Может быть, мы никогда не узнаем имена этих неизвестных солдат. Но память о них не должна быть осквернена именем одного предателя.
Завершен печальный маршрут над волховской землею. Сенная Кересть и Огорели, Любино Поле и Теремец, Спасская Полисть, Коровий Ручей и Финев Луг… Как торжествующий реквием, звучат эти исконно русские названия в сердцах ветеранов 2-й ударной. Ведь за каждым из них – высокие рубежи мужества.  
Станислав Гагарин
На снимке: К.Е. Ворошилов, командующий Второй ударной армией генерал-лейтенант Н.К. Клыков и начальник Особого отдела армии А.Г. Шашков на Волховском фронте.
(Гагарин С. Вторая ударная
// "Советская Россия" (г. Москва). 1982, 17 января. № 14 (7765), с. 4).
*
23 июля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню