Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Старинов Илья Григорьевич, диверсант. Часть 2. Н. Барабаш. Дедушка русского спецназа. 1996 г.

Авторы - статьи > Борисов Вячеслав

Автор: Вячеслав Борисов
Написано: 25.07.2021

Опубликовано: 27.07.2021



Наталья Барабаш
Дедушка русского спецназа
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Москва – г. Саратов). 1996, 15 марта.
* Подг. к печати: 25 июля 2021 г. https://www.криминальныйсаратов.рф. Вяч. Борисов.
95-летний Илья Григорьевич Старинов лично пустил под откос 18 вражеских эшелонов и сотни составов с техникой и живой силой противника, под его руководством было взорвано 256 мостов. А его ученики уничтожили минами, созданными учителем, свыше 12 тысяч поездных составов…
Сейчас Илья Григорьевич – почетный пенсионер и самый старый полковник в мире, полковничьи погоны он носит ровно 60 лет. Ученики называют его нежно – "дедушка спецназа".
- Илья Григорьевич, вообще-то как-то странно – обычно люди гордятся тем, что что-то построили. А вы всю жизнь только взрывали и других учили этому делу…
- Я же взрывал врагов. На войне как на войне – ты не взорвешь, тебя взорвут.
- Ну все же к такого рода деятельности надо склонность иметь. У вас что, с детства тяга к диверсиям?
- Ничего подобного. Просто еще в гражданскую, когда я был рядовым пехотинцем, я попал в плен и бежал. Пять дней я один путешествовал в тылу врага и выжил только потому, что еще в детстве прочитал в журнале "Нива" о приключениях героя, удравшего из плена. Уже тогда подумал, солдат выживанию и диверсиям в тылу противника надо учить.
А потом попал в инженерные войска, обучался минно-подрывному делу. Увлекся. Словом, уже в 1927 году предложил первые мины своего изобретения для крушения поездов, которые можно было сделать прямо из подручных материалов.
- Это из каких?
- Ну, например, из кнопки звонка. Из… Да нет, не буду рассказывать, вашу газету разные люди читают… Главное, что мои мины можно было соорудить из того, что валяется под ногами. Всего до войны, я придумал 7 взрывных устройств, и одно из них так и называлось ПМС – поездная мина Старинова. Идеальное средство для партизанской войны…
- А не знаете, сейчас чеченцы их не применяют?
- Слава Богу, нет.
- И вы на самом деле были дедушкой российского спецназа или эта фраза – дань уважения вашему возрасту?
- Вообще специальные подразделения появились сразу после гражданской войны для уничтожения банд, и я преподавал в них методы борьбы с диверсантами. Затем в 1929-1933 годах готовил подразделения для диверсий в тылу врага. Но официально, наверное,  я действительно стал одним из родоначальников спецназа.
В 1936 году я добровольно поехал в Испанию. Стал готовить пятерых испанских подпольщиков. Наша группа так успешно действовала, что скоро превратилась в отряд. И в феврале 1937 года мы осуществили акцию, которая прогремела на весь мир. Нам удалось пустить под откос целый штаб итальянской авиационной дивизии. Я тогда предложил вместо нескольких мин, как это обычно делается, заложить под поезд одну, но очень мощную. А сделать это над 15-метровым обрывом. От взрыва все 8 вагонов свались под откос и сгорели. Об этом крушении тут же написали ведущие газеты мира, у нас в "Известиях" заметку опубликовал Эренбург.
После этого командование и переименовало наш отряд в батальон специального назначения, который стал первым официальным формированием спецназа не только в Советском Союзе, но и в Европе…
- И этот спецназ был похож на нынешний – владел рукопашным боем, умел захватывать военные объекты и так далее?
- Все это нам нужно было уметь, но упор делался на другое – действия в тылу врага, вывести из строя коммуникации противника, не попасться и проявить выдумку. В Испании, например, мы как-то умудрились так поставить мину, что паровоз прихватил ее буфером и въехал с ней в туннель, а уже там, как мы и рассчитали, мина рванула. В результате таких взрывов, мы отрезали Мадридский фронт от Южного, а батальон переименовали в бригаду, бригада развернулась в партизанский корпус. Меня по приезде в Союз наградили орденом Ленина.
А что касается выслеживания, то я этой дешевкой никогда не занимался. Поезда ведь каждый день ходят, их выслеживать не надо. Я вообще люблю крупные операции…
- Одна из них, харьковская, когда вы какого-то немецкого барона радиоуправляемой миной взорвали, насколько знаю, вошла в учебники для диверсантов…
- Ну, насчет учебников не скажу. А хрестоматийным этот случай стал. Было это в ноябре 1941 года, когда наши войска оставляли Харьков. И Хрущев дал задание поставить в городе минное заграждение и взорвать особняк, в котором он сам частенько жил. А я решил заманить туда командование… Для этого на виду у всего города мы делали вид, будто минируем все городские особняки. Шпионы, конечно, немецкому командованию об этом донесли. И генерал, прежде чем в красивом доме поселиться, дал команду его разминировать. Минеры рыщут по особнякам – ну нет мин. А в хрущевском подвале с углем сразу нашли – 130 килограммов взрывчатки я не пожалел – и обезвредили, мы нарочно разряженную батарею поставили. Фашисты посмеялись и даже шифровку отправили: мол, русские, ставят в Харькове много мин, но плохо их маскируют, и бояться нечего. Наши шифровку перехватили, и это чуть не стоило мне головы: какой же Старинов подрывник, если его даже немцы критикуют. Я говорю: подождите немного. 13 ноября начальник гарнизона, командир 68-й немецкой дивизии, генерал-лейтенант Георг фон Браун со свитой въехал в особняк. А на следующий день мы послали через воронежскую радиостанцию сигнал-шифр – определенную мелодию. Настоящую-то радиоуправляемую бомбу в 350 килограммов, я в том же подвале спрятал, но под фундаментом!
Она и рванула – немцы сразу на том свете оказались. Потом, уже в 1943 году, я приехал в Харьков и увидел вместо дома – бассейн, в нем ребятишки купаются. Удовольствие получил… А радиоуправляемыми минами и я, и мои ученики потом много раз пользовались…
- Илья Григорьевич, я знаю, что после войны вы долгие годы передавали свой опыт во всяких закрытых учреждениях, вам даже присвоили звание профессора по спецдисциплинам. А что, учеников у вас не осталось, чтобы Дудаева вот так же обезвредить? Ну раз у спецназа такие навыки накоплены…
- Дело не в спецназе, дело в "голове". Спецназ может быть отличный, а результаты его действий незначительны. Я знаю очень многих в сегодняшнем спецназе, это умные, толковые люди. Но кто ими руководят… А то, что меня просто возмущает, как это дали заминировать мост, под которым ехал командующий?! Немыслимо! Ведь это азы диверсионной работы, и ничего не стоило предупредить катастрофу. Да за всю Отечественную войну не было случая, чтобы под мостом ехал командующий, а партизаны бы его убили… И своих командующих мы, слава Богу, тогда уберегли…
- Но есть мнение, что мы просто не можем победить в такой войне, потому что, как свидетельствует история, победить в войне с партизанами нельзя…
- А где в Чечне вы видели партизан? Партизаны никогда не будут брать в заложники женщин и детей, налетать на роддом и больницу. Это бандиты. Здесь и тактика должна быть особой. Но этим же надо уметь заниматься. А спецназ как во время войны недооценивали, так и сейчас. Хотя именно сегодня, когда создана такая совершенная техника, все больше возможностей наносить удар противнику, не вступая с ним в бой.
Или вот еще одна проблема – пленные. Вы знаете, почему в гражданской войне почти не было пленных, а во время Отечественной их оказалось 5 миллионов? Потому что в старой армии до 1937 года солдат специально учили, как вести себя в тылу противника и как в случае пленения бежать. А в 37-м году началось шапкозакидательство - советские люди в плен не сдаются!
И всю учебу свернули – вплоть до сегодняшнего дня.
Да если бы наши ребята перед Чечней прошли бы минимальные курсы, как в тылу противника скрываться, как питаться, как передвигаться, они бы в лапы бандитам так часто не попадали.
- А вы не думали сегодняшнему руководству армией такие спецкурсы предложить?
- Советчиков и без меня много, нет тех, кто бы принимал советы к действию. А я уже для такой работы стар – я вообще заблудился здесь с прошлого века…
Фото № 1, текст:
Илья Григорьевич в молодости.
Фото № 2, текст:
- Я заблудился здесь с прошлого века.
(Барабаш Н. Дедушка русского спецназа
// "Комсомольская правда" в Саратове" (г. Москва – г. Саратов). 1996, 15 марта).
*
25 июля 2021 г., г. Саратов.
***



Комментариев нет
 
Назад к содержимому | Назад к главному меню