Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

За что сидел Якорь?

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


За что сидел Якорь?
 
// "Саратовский репортер" (г. Саратов). 2005, 13 декабря. № 45 (156), с. 5.
Рубрика: Криминальные истории Саратова
* Подготовлено к печати: 19 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Специфика профес­сии такова, что журналисту часто приходится быть диле­тантом. Покойный жур­налист и писатель Алек­сандр Бовин говорил, что "журналист, это ди­летант, который знает немного обо всем, и все о немногом".
Приходится быть дилетан­том, когда пишешь и на крими­нальные темы. Все ли журнали­сту расскажет по существу де­ла, про которое он будет пи­сать, следователь? Процентов на пять, да и то, меньше. При­чем расскажет именно о том, что выгодно следствию. Как можно, например, написать о так называемом лидере груп­пировки, когда он сидит за решеткой, и к нему в зале суда не подпускают, ну а в СИЗО лиде­ры ОПГ почему-то на свои бри­финги и круглые столы никогда журналистов не приглашали.
А на улице к лидеру как-то неудобно подойти. "Здрав­ствуйте, лидер, я журналист".
Бывали, случайные, прав­да, встречи. Покойный Лапа, на своем "мерсе" покатал однажды. Видел Чикунова. Не бо­лее того. Вижу (летом) на Набе­режной в Саратове одного из наших воров в законе, с умиро­творенным лицом играющего в карты со старичками...
Но было один раз исключе­ние из правил.
Однажды интервью дал Якорь. Он около двух лет отси­дел в СИЗО, пока шло следствие по убийству Малькова. У него был один из сильных адво­катов Саратова - Павел Кринцов.
14 августа 1997 года Кринцов Павел Александрович до­бился-таки освобождения Яковлева из-под стражи. О том, что Якоря освободят, он сооб­щил мне накануне, и сказал, что может быть, удастся с Яковле­вым встретиться и поговорить на предмет интервью для газе­ты. К условленному часу я подо­шел на следующий день к офи­су, где работал Кринцов. Подъехала "девятка" В ней сидела жена Якоря Ольга, он сам, и Кринцов. Мы поехали к адвока­ту домой.
Якорь был свежевыбрит, в белой рубашке с длинным рука­вом. Ни он, и ни его супруга, ни адвокат и думать не могли, что вечером этого же дня, Якоря снова возьмут, и отправят туда, откуда только что привезли - в СИЗО. Это, согласитесь, выдер­жать надо. После того, как Яко­ря "закрыли" во второй раз, его уже до суда не отпустили.
С Яковлевым мы общались чуть больше часа. Он рассказал достаточно подробно о деле Малькова. Многие места в ин­тервью по понятным причинам, не вошли, хотя в них ничего осо­бенного, так сказать, не для пе­чати не было.
За убийство Малькова был осужден Андреев. Стрелял он. А как заказчика убийства суди­ли Якоря.
Вот, что говорил мне тогда Якорь (этот эпизод, разумеется в интервью, опубликованном в "Саратовских вестях" 23 авгус­та, не вошел):
"Я у Андреева спрашивал: ты хоть мне скажи, из-за чего убили Малькова, сижу почти два года, не знаю, может, помешал кому? Он говорит: "Серый, я убил из-за того, что меня поре­зали. Они начали меня ло­вить... Мне ничего не остава­лось делать... Они искали заказчика... Нужна была фигура, личность..."
На допросе другого свиде­теля, не совсем здорового в психическом плане Козина ("Фильтр"), следователь Можаев спрашивал: "Ну, а Якорь, он же лидер ОПГ? "Ну, да..." "Сколько человек, 40-60?" "Фильтр": "40". Потом были слухи, что за справку о невменяемости "Фильтра" будто бы за­платили 3 тысячи долларов.. Но на суде этот самый "Фильтр" наговорил целый букет показа­ний против  Якоря...
Адвокат Кринцов потом, как ни добивался вызвать свидете­лем хотя бы одного такого "чле­на преступной группировки", ничего не получилось. А сам Якорь на эти заявления о том, что его причисляют к лидеру ОПГ, говорил так: "Меня весь Саратов знает, я здесь родился. Вырос. Боксом занимался. Если знаю, например... (далее идут имена очень известных людей в Саратове - авт.) они что, тоже со мной в преступной группиров­ке? С вами сейчас общаюсь, скажут, что и вы в моей преступ­ной группировке..."
А вот небольшой фрагмент, как содержали Якоря. Тогда все задержанные сидели в подвале здания РУОП за вокзалом.
Якорь: "В подвале провел 60 суток, в камере иней - но­ябрь, декабрь... С 8 утра и до 12 ночи лбом в стену на растяжку. Мыться не водили, пришлось в спичечную коробку вшей нало­вить и кинуть ее оперуполномо­ченному Стрелюхину… Только после этого дали переодеться в чистое белье…". Разумеется, этот фрагмент в текст офици­ального интервью тоже не во­шел.
И, тем не менее, возможно, этот холодный подвал стал для Якоря спасением.
Ему как-то Колдин, сказал: "Серега, то, что ты здесь сей­час сидишь, будешь еще меня благодарить".
Когда убили Чикунова, Якорь еще сидел под следстви­ем. Кто знает, может быть и прав был Колдин, ведь сказала же жена Якоря Ольга, в день, когда ее мужа выпустили из-под стражи, что "Сергей пал жертвой предвыборной игры"…
О том, что случилось в "Гро­зе", и что Чикунова убили, Яков­лев узнал от Колдина. Якорь то­гда сидел уже в "Кобре" (было такое специальное подразделение, где главную работу вел тан­дем Колдин - прокурор Григо­рьев). В "Кобру" поздно вече­ром приехал Колдин, Григорь­ев. Вызвали Якоря.
О том, что случилось даль­ше, Якорь рассказывал мне так: "На столе водка. Колдин спра­шивает: "Сергей, водку бу­дешь?". Я - "Наливай". Стакан мне, "бах", я выпиваю. Знаешь, за что выпил? Чикунова и еще одиннадцать человек застрели­ли. Я ему говорю: "Да че ты гонишь, Вова"! Они меня повезли в морг, на "Ниве", в двенадцать ночи там - одиннадцать человек окровавленных... Вот, мол, смо­три… Водка сразу разо­шлась...".
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню