Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Потомки художника Врубеля – в тюрьме

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Михайлов
Потомки художника Врубеля – в тюрьме
 
// "Новая газета" в Саратове (г. Саратов). 1999, 17-23 мая. № 17 (540), с. 4.
* Подготовлено к печати: 03 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
В камере Саратовского следственного изолятора № 1 – правнуки Врубеля – Сергей и Ян. Им нужна срочная медицинская помощь. Выйдут ли они на свободу?
Саратовский следственный изолятор перегружен сверх меры. Даже ввод в действие нового корпуса СИЗО не решает проблемы – по-прежнему камеры переполнены подследственными.
Все ли, кто тут сегодня сидит, так уж на самом деле опасны для общества, что нуждаются в изоляции? На наш взгляд – безусловно нет. Известно немало примеров, когда бандит, как говорится, по жизни, во время следствия живет спокойно дома. И наоборот, человек без денег, связей, что называется, "Ванек", за кражу мешка зерна парится в камере. Это – бесконечно обсуждаемая тема. Заниматься этой проблемой, защищать права людей куда сложнее, хлопотнее, чем, например, ставить проблему легализации проституции.
Сегодня, 19 мая, заканчивается срок следствия по делу Сергея и Яна Врубелей. Сегодня же должен быть решен вопрос об изменении меры пресечения – со взятия под стражу на подписку о невыезде. Произойдет ли это, мы пока не знаем. Но то, что произошло с этими молодыми людьми, мало похоже, мягко говоря, на то, что права человека защищены Законом и Конституцией.
Их отец Сергей Янович Врубель, внук русского художника Михаила Врубеля, жившего некоторое время в Саратове, человек в нашем городе известный. Доктор восточной медицины, он учился в монастырях Тибета и Индии, после этого – 25 лет работал научным сотрудником в противочумном научно-исследовательском институте "Микроб", кандидат наук. Мать Сергея и Яна – В. Врубель, преподаватель вуза с 30-летним стажем.
В письме-жалобе генеральному прокурору родители пишут: "Могли мы воспитать своих детей в нашей благополучной семье преступниками? Я н по окончании вуза готовился для поступления в духовную семинарию, прекрасно овладел компьютерной технологией. Сергей работал массажистом. Теперь они – инвалиды!"
Эмоции родителей к делу не пришьешь. Но то, что им и их сыновьям, людям невероятно далеким от криминального мира, от его чудовищных законов, пришлось столкнуться с не менее чудовищной порочностью, безнравственностью правой системы – это факт. И они оказались в правовом вакууме: ни поддержки, ни помощи, ни защиты… Ничего.
Коротко, произошло следующее.
Сергей и Ян 20 августа 1998 года шли по Набережной Космонавтов. В районе памятника писателю Федину к ним подскочили парни, подъехала машина. Братьев избили и увезли за город. В течение суток Сергея и Яна держали в погребе связанными, с заклеенными ртами и завязанными глазами. Их били. В заявлении в областную прокуратуру старшему следователю В. Карину Сергей и Ян потом напишут: "Били, требовали каких-то признаний… Когда теряли сознание, отливали водой и опять били по голове, животу, почкам. Поднимали наверх, умывали и заставляли повторять слово в слово, что им было нужно. Записали на видеокассету. Когда мы отказывались повторять эту ложь, выключали камеру и опять били, очень жестоко. Мы предлагали деньги, спрашивали, сколько им надо, говорили, лучше бы сразу убили и не уродовали. Нам отвечали: "Нам за вас заплатили 100000 рублей" (далее – называется имя, кто – С.М.). Переломали нам ноги, били затылком об стену. Приходя в себя, слышали спор – убить нас или оставить в живых. Кто-то кричал: "Нам трупы не нужны". Потом нам выбрили волосы на голове и сказали: "Теперь вы смертники, вас везде опознают". Приставляли к голове пистолет, щелкали затвором и говорили: "Молитесь, вы покойники".
Сергея и Яна без сознания бандиты выбросили на Сокурском тракте. Их увидели из проезжающей мимо машины. Подобрали, привезли в 6-ю горбольницу.
В тот же день произошло странное: приехала милиция, и ребят сразу же начали допрашивать не как потерпевших, а как подозреваемых, обвиняемых, несмотря на тяжелое состояние. Ребятам даже показалось, что голос одного из допрашивавших очень похож на один из голосов тех, кто был там, в подвале…
Дикой и странной истории с этим похищением предшествовала не менее странная история с избиением в квартире предпринимателя Андреяна. Случайным образом там оказались братья Врубели. По крайней мере, так они пишут следователю: "Он (некто Петров) обещал нам дать около 1000 рублей взаймы на покраску автомобиля. Дошли до дома, где ему обещали дать зарплату. Петров вошел в дом, попросил нас подождать…" А дальше братья услышали крики Петрова из квартиры. Ребята бросились туда. Сергея ударили чем-то тяжелым и что было дальше, он почти не помнит. Яна била по голове мясорубкой какая-то девушка, Сергей пришел на помощь, выхватил эту мясорубку и ударил ею парня. Братья Врубели поднялись и убежали из квартиры. А через два дня их поймали те самые бандиты возле памятника Федину.
Как выясняется, их нашли по "наводке" того самого "доброго" Петрова, обещавшего одолжить 1000 рублей. Итог – с Петрова взята подписка о невыезде и он на свободе. Братья Врубели – покалечены и в СИЗО.
Заявление о похищении братьев Врубелей было подано отцом в прокуратуру Волжского района. Прошло несколько месяцев. Результатов никаких.
Совершенно очевидно, по нашему мнению, что дело о похищении братьев Врубелей и дело о драке в квартире Андреяна необходимо объединить и расследовать их вместе. Следователь Карин так не считает. И сегодня ведется расследование только по ситуации, случившейся в квартире Андреяна.
Больных, нуждающихся в лечении братьев держат в СИЗО. В больнице все то время, пока они там лежали, их охранял постоянно, как бандитов, наряд милиции. Все время братья были прикованы наручниками к койке.
В следственный изолятор после нескольких месяцев больницы Врубели так и были направлены больными, хотя, правда, соответствующее решение, что в СИЗО находиться могут, есть.
5 мая родители получили из СИЗО письмо от Яна. Сын пишет: "Был у врача, результаты рентгена уже есть – осколок в суставе не сросся, так что болтается там до сих пор". А Сергей Врубель испытывает постоянные головные боли, другое последствие избиений в подвале – у него не сгибается рука в суставе.
Сергею Яновичу Врубелю уже дважды на работу в медицинский центр звонил неизвестный и предупреждал: "Прекрати жаловаться, иначе будет хуже. Тебе и твоим детям".
Куда же хуже? Самое худшее то, что двое молодых ребят, если им сейчас не оказать срочную медицинскую помощь, могут стать инвалидами. Разве следователь Карин с его, как нам известно, немалым опытом работы, об этом не знает? А если, не дай Бог, худшие прогнозы врачей оправдаются, то кто тогда за это ответит?
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню