Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Локомотивное" дело

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Михайлов С.Ю.
"Локомотивное" дело
 
// Михайлов Сергей Юрьевич. Криминальный Саратов. Сборник очерков – Саратов, 1997 г. Изд. "Слово и К", 160 стр. Тираж 5000 экз. Стр. 51-58.
* Подготовлено к печати: 14 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Бойня в сауне
Следователь областной прокуратуры Советов сидел в своём кабинете и рассказывал мне о подробностях расследования этого уголовного дела, которое стали называть потом "локомотивным". Дело об убийстве пятерых человек из числа руководящего состава спортивного комплекса "Локомотив" тогда ещё только начинали расследовать. Был конец 1994 года.
"А вот этой вешалкой они добивали их", - кивнул следователь в угол кабинета. Там стояла железная вешалка с металлическими рожками наверху. На одном из них висела бумажная бирка с номером. "Вещдок, - пояснил следователь, - Вещественное доказательство по делу. Вешалка была в крови".
Убийство в сауне спорткомплекса "Локомотив" было совершено 21 октября 1994 года.
В бассейне сауны обнаружили четыре трупа. Они плавали в мутно-красной от крови воде. Жертвами кошмарного убийства стали руководящие работники администрации СК "Локомотив". Позже на Кумысной поляне с ножевыми смертельными ранами на шее был найден и труп директора СК "Локомотив" Пичугина.
Убийц задержали довольно быстро. Причем четверых из тех, кто находился в сауне, задержали через 2-3 часа после убийства. Но по другому поводу. Их, ехавших на "Жигулях" с Кумысной поляны, задержали сотрудники ГАИ. Для выяснения личности всех четверых доставили во Фрунзенский отдел милиции. Один из задержанных попросился в туалет. Когда железную дверь комнаты для временно задержанных открыл милиционер, его сбили с ног. До выхода из райотдела было не более 20 шагов. Проскочив это расстояние в одну секунду, все четверо вырвались из здания райотдела. Двоих поймали в эту же ночь, третьему удалось скрыться, и он был арестован в декабре 1994 года. Четвертый, скрываясь от милицейской погони, вбежал в один из многоэтажных домов и там, в подъезде повесился на трубе. Скорее всего, он решился на самоубийство потому, что не надеялся, что за участие в убийстве  пятерых человек суд проявит к нему хоть малейшее снисхождение. Он ошибся.
Забегая вперед, скажу, что по "локомотивному" делу проходило пять человек. Двое из них судом присяжных были признаны невиновными, как сказано в приговоре, "за недоказанностью совершения преступления". Трое – осуждены. Сергей Райкин – к 15 годам лишения свободы. (Суд первой инстанции приговорил его к исключительной мере наказания). Александр Фищенко – к 15 годам. И к такому же сроку – Владислав Горшенин.
Все подсудимые занимались в секции каратэ в СК "Локомотив". Их тренером был Сергей Райкин.
Никто из них судим раньше не был. Наоборот, все они стремились достичь в этой жизни чего-то значительного. Двое учились в Саратовском государственном университете – один на 5 курсе биофака, второй на 5 курсе физфака. Третий закончил институт сельского хозяйства. Четвертый готовился стать детским врачом – учился на 5 курсе Саратовского медицинского университета.
Убивать они пошли сразу после тренировки. Руководители СК "Локомотив" отдыхали в сауне и никаких гостей не ждали. Ученики Райкина ворвались неожиданно. Между Райкиным и руководством "Локомотива" уже давно были напряженные отношения. В сауне состоялся ещё один разговор.  На этот раз – последний. Вердиктом присяжных будет признано доказанным, что конфликт был связан с оплатой аренды за спортзал, где занималась секция каратэ Райкина.
Присяжные признают – убийство Райкин и его ученики совершили в связи с отказом продления срока договора аренды спортзала.
В ноябре 1991 года директор "Локомотива" Пичугин, давая мне интервью, рассказывал, что "Локомотив" с января 1991 года перешел на частичный хозрасчет и что Управление Приволжской железной дороги уже не в состоянии содержать стадион на дотации, поэтому и был выбран путь зарабатывания денег своими силами. Тогда же на "Локомотиве" появился и вещевой рынок, и торговцы с Буровой из Ленинского района переехали в центр.
Деньги решают всё. Их отсутствие – увы, тоже… Секция каратэ, её члены уже были не в состоянии платить более высокую арендную плату. И было решено разобраться с руководством, используя такой весомый аргумент, как кулак…
Райкин, Фищенко, Горшенин ворвались в сауну. В руках у них были металлические ножки от кроватей. Райкин отдал приказ – напасть и бить. Как они будут потом объяснять в суде, ослушаться своего учителя они не могли.
Его слово, слово "сэнсэя" (учителя) было для них законом. Били руками, ногами. Разгоряченные после тренировки, они применяли отработанные приёмы в деле. В кровавом, беспощадном. Били и металлическими прутьями.
Потом всех, уже обессиленных, почти в бессознательном состоянии завели в комнату с бассейном и столкнули туда.
Следствием было доказано, что в убийстве принимали участие ещё двое учеников Райкина. Они были арестованы в декабре 1994 года. Суд, однако, признал их участие недоказанным. И они были освобождены из-под стражи в зале судебного заседания.
Дальше – ещё "интереснее". По логике присяжных – директор СК "Локомотив" был убит вообще неизвестно кем. Следствием было доказано, что Пичугина сразу после кровавой разборки в сауне Райкин и "ученики" затолкали в "Жигули" и отвезли на Кумысную поляну. Это около 9 километров от стадиона "Локомотив".
Директора СК "Локомотив", избитого и со связанными руками вывели из машины, подвели к дереву. Стали опять избивать. Потом кто-то достал нож и ударил в горло… Путая следствие, суд, подсудимые валили вину друг на друга. Вердиктом коллегии присяжных заседателей был признан, как отмечено в приговоре, "доказанным факт совершения убийства". Но в то же время было "признано недоказанным участие в убийстве подсудимых". Поэтому двое были освобождены "за недоказанностью в участии в совершении преступления", а у подсудимых Райкина, Фищенко и Горшенина эпизод убийства Пичугина исключили из обвинения.
Не успела следственно-оперативная группа провести первые допросы по этому уголовному делу, как через 13 дней после убийства пятерых руководителей СК "Локомотив" произошло ещё одно убийство. Это было самое громкое заказное убийство в 1994 году не только в Саратове, но и в России. Был убит начальник Приволжской железной дороги Юрий Циттель.
Дело об убийстве Циттеля и "локомотивное" дело объединили в одно – так как у следствия были основания предполагать о существовании прямой связи между убийством в сауне и убийством во дворе дома по ул. Лермонтова, 29, где жил Юрий Циттель.
В декабре 1994 года по "локомотивному" делу арестовали двух человек.
Эти двое дали следователю письменные заявления о том, что убийство Циттеля было совершено ими по заказу организатора разборки в сауне – Райкина. Пройдёт время, и они откажутся от этих заявлений и скажут, что написали их под давлением…
Ни одна из десяти версий, которые были у следствия, на след убийцы не вывела.
10 ноября, на следующий день после похорон начальника Управления Приволжской железной дороги Юрия Ивановича Циттеля, в коридорах Управления было всё, как всегда: планёрки, совещания. Только было в здании тише, чем обычно…
Дверь его кабинета на втором этаже закрыта. На неброской табличке, на которой написана фамилия человека, руководившего стотысячным коллективом железнодорожников – траурная лента. Непривычно тихо в приемной руководителя, которого ценили и уважали сослуживцы.
Последний рабочий день, 3 ноября, когда Юрий Иванович был убит бандитами тремя выстрелами в спину, начинался, как и обычно. Он пришел на работу в половине восьмого утра. Юрий Иванович не пользовался служебным автомобилем – к Управлению из дома и обратно он ходил пешком.
С 8 и до 9 утра Юрий Иванович был занят в своём кабинете оперативной работой по организации движения, погрузки и выгрузки железнодорожных составов на отделениях Приволжской железной дороги: разговаривал с руководителями по телефону, давал указания.
Как и всегда, общался с коллегами он в привычной манере: требовательно, порою жестко, но без единого намека на грубый начальственный тон, не доходя до эмоций. Словом, по-деловому, конкретно, без лишних слов. За это и ценили, уважали Юрия Ивановича коллеги – в этом руководителе удачно сочеталась требовательность с человечностью. Некоторые коллеги даже сравнивали его с конструктором космических кораблей Сергеем Королевым.
Затем, с половины девятого и до десяти утра, в Управлении проходило селекторное министерское совещание. Проводил его первый заместитель министра путей сообщения РФ О. Мошенко. Подводились итоги работы железнодорожников за октябрь и за десять месяцев года. После завершения селекторного совещания Юрий Иванович Циттель сразу же начал проводить совещание в Управлении с руководителями служб дороги, и оно продлилось до одиннадцати часов. Наряду с претензиями к работе некоторых из них говорилось, что за десять месяцев текущего года в целом на Приволжской железной дороге план по основным показателям выполнен.
Последний рабочий день руководителя железной дороги был насыщен делами до предела. После обеденного перерыва, а на обед Юрий Иванович ходил домой, работа в Управлении продолжалась. В четыре часа дня Ю. Циттель ездил в городскую мэрию, где решил небольшой организационный вопрос.
Потом, вернувшись в Управление, Юрий Иванович с 16.30 до 17.00, как и всегда по четвергам, принимал людей по личным вопросам. В тот день на приём пришел всего один человек. К слову сказать, приёмы по личным вопросам в кабинете Ю. Циттеля всегда были немноголюдны. За решение личных проблем брались его заместители, работу которых и контролировал начальник. Собственно, Юрий Иванович никогда не отделял личное от служебного: так жил сам, так требовал и от подчиненных. И поэтому вопросы, касающиеся быта, жизненных условий, работы, беспокоили руководителя дороги прежде всего.
В приёмный день по личным вопросам 3 ноября в кабинет к Ю. Циттелю приходила бывшая дежурная по станции. Просила пересмотреть её понижение в должности. А понизили в должности её после крушения поезда в 1994 году. После проведенного уголовного расследования прокуратура пришла к выводу о невиновности этой сотрудницы. Свидетели того приёма говорят, что начальник дороги искренне обрадовался за женщину, обещал оказать содействие.
После того, как дела на работе были завершены, Юрий Иванович отправился домой, оставив своё рабочее место навсегда. Он был смертельно ранен в половине седьмого вечера возле подъезда своего дома. В тяжелом состоянии после трех выстрелов из пистолета в спину Ю. Циттель был доставлен в больницу, в реанимационное отделение. В сознание почти не приходил.
Вечером того дня Юрий Иванович должен был уехать в Самару на празднование 120-летия Куйбышевской железной дороги, куда он был приглашен своими бывшими коллегами. После окончания Акмолинского железнодорожного техникума, а затем Новосибирского института  инженеров железнодорожного транспорта Ю. Циттель многие годы работал на Куйбышевской железной дороге: начав с должности дежурного по станции, он стал первым заместителем начальника этой дороги.
В Саратов Ю. Циттель приехал в конце 1989 года, и в должности начальника Управления Приволжской железной дороги Ю. Циттель проработал ровно 5 лет. Коллеги отмечают, что Юрий Иванович был выдающимся организатором, талантливым руководителем. "Настоящий государственный человек", - так говорят сегодня о покойном Ю. Циттеле сослуживцы.
Это был человек сложной судьбы, перенесший немало трудностей, лишений. Ему начисто были чужды какие-либо чиновничьи замашки, привычки. Он весь отдавался работе и фактически не имел каких-то других увлечений в жизни. Работа – это было самое главное для него, а каждую свободную минуту, час он отдавал семье: жене, дочери и сыну, четверым внукам.
Жизнь этого прекрасного человека и профессионала оборвалась, как говорится, на взлёте. В сентябре Ю. Циттелю исполнилось 55 лет, и он был полон сил, энергии, планов.
7 ноября, вечером у Юрия Ивановича Циттеля была запланирована поездка в Волгоград вместе с членами дорожной комиссии для проведения проверки работы этого отделения железной дороги.
6 ноября в восемь утра Юрий Иванович скончался в 1-й горбольнице Саратова.
В ходе расследования было отработано 10 основных версий. В том числе и такая, как убийство по национальному признаку (Циттель был по национальности немец). В отработке этой версии принимали участие сотрудники УФСБ. Версия не подтвердилась.
В деле не появилось самое главное вещественное доказательство – оружие, из которого стрелял убийца. С места убийства были изъяты три гильзы от пистолета "Макаров". Баллистической экспертизой было проверено около полутора тысяч пистолетов. Оружие искали и используя обширную базу данных во Всероссийской пулегильзотеке.
По уголовному делу уже к марту 1995 года было допрошено свыше 300 свидетелей, проведен ряд сложнейших экспертиз.
Оперативно-следственной бригадой отрабатывались особенно такие версии, которые могли вскрыть причины убийства: вопросы акционирования Приволжской железной дороги, перевозка грузов, факты незаконной деятельности некоторых коммерческих структур, о которых мог знать Ю. Циттель, личное неприязненное отношение бывших сотрудников дороги и другие.
Было также и много телефонных звонков, заявлений – люди пытались помочь следствию. Часть из них подтвердилась, и они чем-то помогли следствию, другая часть подтверждения не нашла.
Следствием было досконально изучена хронология последних трех дней жизни Ю. Циттеля. Можно утверждать, что последний день жизни начальника Приволжской железной дороги ничем особенно примечателен не был.
Оперативные сотрудники, проверяя широкий круг лиц, так или иначе связанных с Ю. Циттелем, побывали в многочисленных командировках в различных регионах СНГ, России.
Но увы, несмотря на громадную работу, которая была проделана, убийство Юрия Циттеля осталось до сих пор нераскрытым…
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню