Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Бил или не бил помощника депутата Госдумы следователь прокуратуры?

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Юрьевич
Бил или не бил помощника депутата Госдумы следователь прокуратуры?
 
// "Новая газета" в Саратове (г. Саратов). 1999, 31 мая – 06 июня. № 19 (542).
Рубрика: Против милицейского произвола в Саратове
* Подготовлено к печати: 11 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Случай скандальный. Помощник депутата Госдумы В. Десятникова, А. Дворкин, главный редактор газеты Октябрьского района г. Саратова "Реальность и перспективы", по его словам, не обратился бы в редакцию "Новой газеты" в Саратове", если бы не одно обстоятельство. Как он утверждает, ему угрожают. Звонят по телефону, предупреждают: "Не уймешься, башку оторвем". Дворкин убежден, об объективном расследовании того, что с ним произошло, не может быть и речи – все делается для того, чтобы спасти "честь мундира".
Существует две версии случившегося. Одна – журналиста Дворкина, другая – следователя Серегина.
По словам Дворкина, 6 марта около девяти вечера ему позвонил по телефону руководитель одной из общественных организаций и сообщил, что в дверь его же квартиры ломится неизвестный человек и заявляет, что он из уголовного розыска Октябрьского РОВД, называет его фамилию и требует открыть. Звонивший по телефону знает начальника уголовного розыска лично, однако в дверь стучит не он, и к тому же за его спиной стоит человек в форме милиции с оружием. Хозяин квартиры испугался – не бандит ли это?
Дворкин, получив такое сообщение, приезжает в дежурную часть Октябрьского РОВД. Узнает, что по указанному адресу наряд милиции не высылался. Приезжает на место. Возле дома – милицейский автомобиль, в нем два милиционера. Поднявшись на второй этаж, Дворкин видит еще одного милиционера и молодого человека в штатском, который ногами пинает дверь, нажимает кнопку звонка. Дворкин подходит к сержанту, предъявляет служебное удостоверение помощника депутата Госдумы, спрашивает, что происходит. Сержант предъявляет свое удостоверение (Джафаров) и говорит, что его прислало сюда начальство, и, дескать, расследуется убийство.
Дворкин подходит к молодому человеку, представляется, показывает удостоверение. Молодой человек разворачивает свое (старший следователь прокуратуры Октябрьского района В. Серегин). Говорит, что про убийство сказано для убедительности, а на самом деле ему просто "надо тут с одним козлом разобраться".
Далее Дворкин утверждает, что Серегин был нетрезв, и он посоветовал следователю уйти и не хулиганить. Серегин приказывает милиционерам (когда Дворкин уже вышел на улицу) взять Дворкина. Они пытаются втянуть его в салон машины, но Дворкин показывает удостоверение, отказываясь ехать. В райотдел он приходит сам и обо всем рассказывает дежурному капитану. Подходит и Серегин. По словам Дворкина, он стал к нему "приставать, оскорблять нецензурными словами, угрожать, хватать за одежду, не стесняясь сотрудников милиции". Дворкин говорит дежурному, что уходит домой, а вопрос о поведении Серегина будет поднят на уровне администрации.
Дежурный заверил помощника депутата, что о Серегине уже доложено прокурору. Дворкин выходит из здания райотдела. Не успевает он сделать несколько шагов, как его догоняют три человека, среди них Серегин. Хватают за руку. Следователь лезет в карман куртки за удостоверением. Дальше, по утверждению Дворкина, его начинают бить.  Падая, он ударяется головой о стоявшую рядом машину. Подняться не может, и его продолжают бить ногами. Вмешивается проходивший мимо сотрудник милиции в штатском. Дворкину предлагают зайти в райотдел, привести себя в порядок. В отделе дежурный следователь Темирбулатова берет объяснения о случившемся. О том, что произошло дальше, Дворкин пишет в письме в редакцию: "В кабинет (Темирбулатовой – С.Ю.) вошел Серегин сзади, со спины и тут же ударил меня. Я вскочил со стула, он ударил еще раз. И все это на глазах Темирбулатовой. Я вырвался из этой комнаты и обратился к дежурному – что происходит? Уже в присутствии милиции, в отделе избивают, и вы на это смотрите? Дежурный и другие сотрудники отдела опять стали увещевать Серегина, говоря мне, что его начальство в курсе и скоро приедет. Я просил старшего лейтенанта Темирбулатову зафиксировать факт избиения на ее глазах. На это Темирбулатова ответила, что сейчас речь идет о том, что произошло на улице, а не о том, что произошло в ее кабинете. Вот когда ее спросят об этом, тогда она и сформулирует ответ…"
Дворкину дают двух милиционеров для сопровождения, автомобиль. Едут к судмедэксперту, в травмпункт, в больницу. Был поставлен диагноз: сотрясение головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма. Дворкину предложили госпитализацию, он отказался. Лечился амбулаторно – с 7 марта по 5 апреля.
Дворкина уговаривали замять это дело, не поднимать шум. Говорили, что району шум не нужен. Вызывали в прокуратуру Октябрьского района. Дворкин пишет: "Там опять все повторилось – от уговоров к угрозам. До того меня "достали", что я под диктовку зам. прокурору Гладких написал расписку в том, что я прошу не привлекать к уголовной ответственности Серегина, учитывая, что получил в возмещение морального и физического вреда 10 тысяч рублей". Деньги у Серегина Дворкин взял по совету адвоката.
История стала забываться, как вдруг помощника депутата вызвали в областную прокуратуру: там узнали о случившемся. Тогда же, по утверждению Дворкина, начались угрозы неизвестных. Расследование инцидента занимается следственное управление.
Сам же следователь Серегин отрицает именно такую трактовку случившегося. Почему он "ломился" в дверь? Это сугубо личное дело его, Серегина, никак не связанное со служебной деятельностью.
Бил ли он Дворкина? Нет, не бил: "Я вышел из помещения дежурной части и объяснил Дворкину, что я хочу поговорить с Федоровым (хозяин квартиры, куда "ломился" Серегин – С.Ю.) и поэтому приехал в вышеуказанную квартиру, а сотрудники милиции здесь ни при чем, и еще раз попросил назвать его фамилию и показать удостоверение. Он отказался это сделать и вышел из здания. Я вышел вслед за ним. Он быстрым шагом, практически бегом двигался в сторону улицы Чапаева, продолжая что-то возмущенно высказывать. Я попросил его остановиться и поговорить. Не доходя до улицы Чапаева, он споткнулся и упал у автомашин. Я в это время оставался перед входом в РОВД на расстоянии 10 метров от Дворкина…"
Вот и все. И не думал следователь бить Дворкина. Но 10 тысяч рублей все-таки Серегин Дворкину отдал. За что? За то, что просто увидел, как тот упал возле автомобиля и ударился о него головой? Нет. Оказывается, лишь за то, чтобы помощник депутата Госдумы отвязался от него, от старшего следователя, и не мотал ему нервы. Серегин объясняет: "Я встретился с Дворкиным (14 марта, через 8 дней после случившегося – С.Ю.) по его просьбе у здания общежития ПКЦ, где он проживает. Он показал мне медицинские справки, исписанные рукописные листы, пояснив, что это проекты газетных статей, пояснил, что он посоветовался с депутатом Госдумы Десятниковым, который пообещал ему привлечь меня к уголовной ответственности, используя свои связи, и потребовал от меня, чтобы я ему передал 10 тысяч рублей. Я решил передать ему эти деньги, чтобы не предавать произошедшее огласке".
Теперь Серегин жалеет, что залез в долги и дал эти деньги.
Вся эта история произошла не в темной подворотне. Сначала – на глазах трех сотрудников милиции, а потом – в здании Октябрьского РОВД. Недостатка в свидетелях нет. Поэтому на вопрос, вынесенный в заголовок статьи, следователю, который занимается этим делом, ответ найти будет нетрудно. Для профессионала это только вопрос времени.
И, наконец, последнее. Проблем с электрическим освещением в тот вечер в Октябрьском районе не было. В райотделе было тоже светло, видимость была хорошая.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню