Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

На АОЗТ "Саратоврыба" траур: убит генеральный директор Руслан Машуков

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Михайлов
На АОЗТ "Саратоврыба" траур: убит генеральный директор Руслан Машуков
 
// "Саратовские вести" (г. Саратов). 1997, 02 октября. С. 3.
Рубрика: Трагедия
* Подготовлено к печати: 05 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Поздняя осень. Время, ставшее традиционно трагичес­ким: именно осенью больше всего совершается в России заказных убийств.
22 сентября генеральный директор АОЗТ "Саратоврыба" 35-летний Руслан Машуков (11 ноября ему бы исполнилось 36 лет) был застрелен тремя выс­трелами из пистолета утром, в подъезде дома № 20а по улице Рабочей - в то время, когда спускался по лестнице к выхо­ду, где его, как и обычно, у подъезда ждала "Волга".
Следствие пока высказыва­ется осторожно по поводу вер­сии, было ли это убийство за­казным.
Не вызывает сомнений, что это убийство подготовлено было тщательно.
Приказом № 82 по АОЗТ "Са­ратоврыба" в формуляре о при­еме и увольнении на работу сделана запись: "Исключен из списков членов ЗАО в связи с трагической смертью".
В тот день, когда я побывал в управлении АОЗТ "Саратовры­ба", здесь был траур. Сотрудни­цы, женщины в черном, готови­ли поминальный стол. Ждали гостей из организаций и пред­приятий Саратова - тех, кто был близким другом, товарищем по­койного. Поминали в прошлый четверг директора и на рыбной базе, где он начинал работать 15 лет назад и где все, от рабо­чего до директора, помнили, ува­жали и любили его.
"Это убийство - шок для всех нас. Мы не знаем, как теперь жить и работать без Руслана Башировича. У него не могло быть врагов - это был необыкновенно добрый, чуткий человек, всем старался помочь..." Так, букваль­но слово в слово мне говорили многие, к кому бы я ни обращал­ся с просьбой рассказать о Рус­лане Машукове.
Рассказывают, что один из следователей после допроса одной сотрудницы и ее расска­за о том, каким замечательным человеком был Руслан Машу­ков, сказал следующее: "Если убивают таких хороших людей, значит, они не нужны России?"
 
Водитель служебного автомобиля директора: "День начинался, как и обычно"
Последний номер газеты "Спорт-экспресс" водитель "Волги" Сергей сохранил, как он сказал, в память о своем дирек­торе, которого уважал и любил. Этот номер "Спорт-экспресса" Машуков так и не прочел, хотя газета была куплена Сергеем специально для него. Перед тем, как заехать за шефом, он все­гда ее покупал в киоске. Сергей подгонял "Волгу" вплотную к подъезду, Машуков спускался, открывал дверцу, бросал дипломат на заднее сиденье, брал све­жий номер газеты и просматри­вал ее, пока серая директорская "Волга" ехала через весь Саратов на 6-й квартал, к ресторану "Оке­ан", где находилось управление АОЗТ "Саратоврыба".
Так было и в четверг, 18 сен­тября, когда Сергей приехал за директором. Но ему сказали, что Машукова нет, он в командиров­ке, будет в понедельник, и Сер­гею следует приехать за ним, как и обычно, к 8 утра.
По каким делам отправлялся на три дня в Москву Машуков, точно никто не знает. Его секре­тарь говорит, что он улетел в Москву, но командировочные не выписывал и, якобы, там нахо­дился по делам личным.
В понедельник, примерно в 7.50, Сергей подогнал "Волгу" к подъезду и стал ждать. Вдруг по­дошел мужчина и попросил ото­гнать "Волгу" от дома, так как подъездная дорога слишком узка, чтобы могли разъехаться две машины. Сергей отъехал метров на 30 от дома и пропустил крас­ную "девятку". Видел, как в нее садилась женщина с ребенком, выходившая из крайнего подъез­да. Пропустив эту машину, он снова подогнал свою "Волгу" к подъезду и стал ждать Машуко­ва. Закурил "Приму", включил радиоприемник. Прозвучали по­зывные "Европы плюс".
Вдруг Сергей увидел, как из окна первого этажа ему машет руками женщина. Водитель поду­мал, что просят выключить му­зыку. Выключил. И тут он увидел, что к дому подъезжают две ми­лицейские машины и оттуда выскакивают милиционеры, во­оруженные автоматами. "Ты кто?" - спросил один из них. "Во­дитель, жду шефа". "Нет больше твоего шефа", - услышал он.
Вспоминая детали, водитель рассказывает, что Машуков с семьей - жена, сын -девятикласс­ник и совсем маленький двухлет­ний сын, все лето жили за горо­дом и только 1 сентября верну­лись в свою городскую квартиру. Почти каждый день, приезжая к дому директора, Сергей видел в скверике во дворе у кленов и то­полей сидевшего на небольшом деревянном столике парня - спи­ной к дому. Эта картина уже была как примета. Кого он ждал здесь по утрам и кто он?.. Был этот па­рень на "своем" месте и в то пос­леднее для директора утро.
Водитель не заметил, выходил ли из подъезда кто-нибудь ему незнакомый в промежутке вре­мени между 7.50 и 8.05. Выходил мужчина - сосед Машукова по подъезду. Возможно, убийца смог проскочить в тот момент, когда водитель отгонял свой автомо­биль от дома, давая проехать красной "девятке"? Маловероят­но, так как это не стыкуется с тем, что говорят соседи с первого эта­жа, вызвавшие милицию.
 
Свидетель, который не умеет говорить
Примерно в 7.40 - 7.45 ушли в школу дети из подъезда, где жил Машуков.
Позднее соседи с первого эта­жа услышали громкие выстрелы. Это было в начале девятого утра. Грохот был таким сильным, что проснулась соседка-бабушка. Другая соседка спешила на ра­боту и поэтому нарушила свой обычный распорядок: выпустила собаку погулять во дворе одну. Примерно в 8.05 хозяйка услы­шала ее лай. Обычно собака не лаяла, так как всех в подъезде знала. Она наверняка видела убийцу и облаяла его. Другая со­седка, из противоположной квар­тиры, попыталась открыть дверь, но она только приоткрылась: на площадке лежал убитый Машу­ков. Тут же вызвали милицию, а от Октябрьского райотдела к дому езды - не более минуты.
Машуков спускался с третье­го этажа. Вероятнее всего, убий­ца ждал его в небольшом подва­ле под лестничным пролетом, между 1-м и 2-м этажами - ког­да выключен свет, там совер­шенно темно и никого не видно. Именно на ступеньках, ведущих в подвал, и были обнаружены сотрудниками опергруппы три гильзы от пистолета импортного производства.
Первый выстрел был в заты­лок, два других - в грудь. Машу­ков упал на лестничной площад­ке первого этажа.
Его похоронили в среду в род­ном селе Малка под Нальчиком по кабардинскому обряду.
 
Смерть на взлете
Руслан Машуков приехал в Саратов в 1982 году. Рано же­нился - едва исполнилось 19 лет. Когда уходил в армию, в 1983 году, у него уже был сын. Служил здесь же, в Саратове, в одной из частей МВД.
На работу в объединение "Са­ратоврыба" устроился в 1982 году - кладовщиком на рыбопере­рабатывающую базу. После служ­бы в армии вернулся в объедине­ние "Саратоврыба", поступил на заочное отделение экономическо­го института. Стал заведующим отделом на базе. Позже, в 1993 году, организовал свою фирму "Морепродукт" и работал ее ди­ректором до 15 мая 1997 года, до дня, когда его избрали на совете директоров АОЗТ "Саратоврыба" генеральным директором, а поз­же - утвердили в этой должности на общем собрании акционеров.
На предприятии "Саратовры­ба" отметили в этом году 20-лет­ний юбилей. До 90-х годов пред­приятие держало высокую мар­ку и считалось одним из лучших в стране. Акционирование пред­приятия прошло в 1992 году, и в основном была сохранена его инфраструктура - 5 фирменных магазинов, рыбоперерабатывающая база, ресторан "Океан", га­раж. Но панацеей от рыночных "сюрпризов" акционирование не стало - с 92-го года резко уменьшились объемы произ­водства, на предприятии про­изошло сокращение рабочих и служащих, ассортимент стал настолько скудным, что он был представлен в то время едва ли не единственным продуктом - свежемороженой скумбрией. Постоянные оптовые покупате­ли, видя такой развал, стали прибегать к услугам других фирм, возникших в Саратове и Энгельсе и специализировав­шихся на рыбопереработке, торговле рыбной продукцией.
Изменения произошли, и об этом говорят в коллективе в один голос - от рабочих до руко­водителей, с приходом на дол­жность гендиректора Руслана Машукова.
Рассказывают, что когда он занял директорское кресло, то заявил, что никого из старой команды притеснять не будет, и люди могут работать спокой­но. Тем не менее, некоторые все-таки ушли.
Производство на АОЗТ "Са­ратоврыба" Руслан Машуков оживил за считанные месяцы. Расширился ассортимент про­дукции. Объем производства по переработке рыбы достиг 12 тонн в сутки. Если раньше он составлял не более 10 видов рыбы, то сейчас - более 20. Рыба свежемороженая, копче­ная, соленая. Расширились свя­зи с поставщиками рыбы Даль­него Востока, Сахалина, Мур­манска.
В планах нового генерально­го директора было строитель­ство рыбоперерабатывающего цеха, установка еще одного большого холодильника, техни­ческое перевооружение уста­ревшего оборудования.
С приходом Руслана Машу­кова зарплата была увеличена примерно вдвое, была введена система талонов, и каждый из работающих на "Саратоврыбе" получал еженедельно по кило­грамму рыбы. Начали ходить два маршрутных автобуса, которые возили рабочих от дома к месту работы.
В тот трагический и после­дний день его жизни на работе ждали Руслана Башировича Ма­шукова многие неотложные дела.
Кабинет, небольшой, уют­ный, теперь пуст. Окно закрыто занавесками, и сюда не попа­дает солнце. На занавесках колышатся от сквозняка подве­шенные на тонкие, незаметные ниточки разноцветные пласт­массовые рыбки.
На рабочем столе - компью­терная распечатка с данными о последних результатах работы. Сверху отчета - калькулятор. Пустая, чисто вымытая пепель­ница. Рабочий день для Русла­на Машукова так и не начался...
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню