Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Обыкновенные вымогатели

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Михайлов С.Ю.
Обыкновенные вымогатели
 
// Михайлов Сергей Юрьевич. Криминальный Саратов-2. Сборник очерков – Саратов, 2000 г. Изд. "Слово и К", 168 стр. Тираж 1000 экз. Стр. 32-39.
* Подготовлено к печати: 21 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Вся эта история, закончившаяся для троих парней переменой "вида на жительства" и тем, что они отправлены этапом в зону на долгие и долгие годы, началась с банальной драки.
Был погожий майский день. В воздухе пахло сиренью. На крыше "комка" сидели голуби, сонно грелись на солнце. Птиц вспугнули крики. Драка вспыхнула из-за какой-то мелочи, о которой сейчас уже толком никто из тех, кто дрался, и не вспомнит.
Это случилось в Саратове, на углу улиц Навашина и Городской, там, где стоит несколько коммерческих ларьков, кафе "Еда".
Все участники драки, а вернее, непродолжительной потасовки, большую часть своего как свободного, так и рабочего времени крутились в этом районе у базарчика на СХИ и друг друга знали давно. С одной стороны подравшихся был предприниматель Рыбаков и брат его жены, а с другой – Яковлев или, как все звали его в этом районе – Яшка. Он был с друзьями.
У Рыбакова в этом районе стояло два коммерческих ларька – в 1992 году он и еще два его приятеля учредили фирму "Андрей и К". Прежде чем открыть в этом районе торговлю и чтобы избежать возможных наездов со стороны криминальных группировок, они с партнерами, как рассказал в суде Рыбаков, встали под "крышу" некоего Калоши (некоторые фамилии и кличке в материале изменены – авт.). Калоша был тренером по боксу, но спорт в начале 90-х уже стал для него не самым главным занятием: он собрал небольшую, но сплоченную группировку в основном из боксеров и борцов и взял под "охрану" часть коммерсантов района "Молочки" и СХИ. К нему-то и обратился начинающий предприниматель Рыбаков. За "крышу" "от Калоши" он платил ему миллион рублей в месяц. Торговля у Рыбакова шла удачно, место было бойким. "Крыша" честно отрабатывала свои деньги и прикрывала Рыбакова, когда возникали какие-нибудь неприятности.
На следствии Калоша в качестве свидетеля будет давать показания, что действительно получал от Рыбакова деньги за охрану, и что эти деньги шли на содержание секции по боксу.
Потасовка между Рыбаковым и Яшкой в погожий майский день, когда даже сама природа не давала никаких причин для агрессии, все-таки возникла не на пустом месте. Рыбакова давно пытались оттеснить с выгодного торгового пятачка и использовали малейший повод, чтобы хоть как-то ему навредить.
Те, кто избил Рыбакова в тот день – Яковлев (Яшка) и его друзья – были, как пишут в милицейских протоколах, "нигде не работающими". Но это не значит, что они сидели сложа руки. Как раз-таки именно руками они и работали. Яшка, так же, как и бойцы группировки Калоши, охранял некоторые "комки", но только других, не калошинских коммерсантов.  Так что он уже своим положением как бы заранее находился в оппозиции с Рыбаковым, работавшим под "крышей" Калоши.
Та драка во-вот заканчивалась, и все собирались разбегаться в стороны. Но подскочила машина ППС. Всех взяли. Привезли в 5-й отдел милиции Кировского РОВД Саратова. Жена Рыбакова, бывшая свидетелем драки, написала заявление о привлечении к уголовной ответственности всех, кто избивал ее мужа и ее брата.
Когда протокольные милицейские формальности были соблюдены, участников драки отпустили по домам до выяснения обстоятельств дела.
Рыбаков, придя в себя, остыл, взвесил все "за" и "против". Через два дня пошел в милицию и заявление жены забрал. На этом, как ему казалось, конфликт будет исчерпан, и этот благородный жест его обидчики не забудут. Он не ошибся. Они и правда не забыли и вспомнили об этой истории уже в середине лета. Яковлев знакомится с Ивановым, которого знали на СХИ по кличке Малек. С ним был его старинный друг, с которым они дружили с первого класса – Железнов. Иванов и Железнов долгое время тренировались в секции дзю-до. Тоже, как и Яковлев, "нигде не работали". Их бывший тренер, занявшись коммерцией, вспомнил о своих воспитанниках и пригласил охранять торговые павильоны. Платил по миллиону рублей в месяц. Железнов и Иванов в районе СХИ имели кое-какой авторитет еще и потому, что им покровительствовал отчасти имевший вес в криминальном обществе Саратова некий Кучер.
Познакомившись с Ивановым, Яшка рассказывает ему как-то между делом за бутылкой водки о той драке с Рыбаковым. Иванов, он же Малек, быстро сообразил, что Рыбаков как раз из тех, с кого можно что-то взять – стоит лишь слегка надавить. И предложил Яшке взять с Рыбакова миллион рублей за "моральный вред". Прикинули – такой вариант пройдет – проще будет заплатить, чем наживать себе лишние проблемы.
И вот Иванов, инициатор идеи, Яковлев и еще один парень по кличке Должик в последних числах августа 1995 года подъехали к офису одной фирмы на пересечении улиц Соляной и Мичурина и встретились с Рыбаковым. Они не ошиблись – предприниматель явно занервничал, испугался. Пока с ним – разговаривали по поводу возмещения "морального ущерба", кто-то из компании вымогателей тихо попросил у проходившего мимо малыша пистолет: "Дай дяде поиграть". Взял его и, постучав сзади по плечу Рыбакова, вежливо так спросил: "Ты что, Рыбаков, так ничего и не боишься?". Коммерсант оглянулся и при виде черного ствола пистолета чуть было не упал в обморок. Но почти тут же к нему вернулся дар речи, и он пообещал, что в ближайшие дни миллион рублей им передаст.
Верна пословица "Дай палец, откусят руку". Рыбаков этот "палец" дал. И через два-три дня на него опять "наехали". В кафе "Еда". Малек и Яшка, увидев Рыбакова за обедом, зацепили его и, спровоцировав ссору, потребовали с него уже не один, а два миллиона. Самое время было вспомнить о "крыше", и Рыбаков сказал Мальку и Яшке, что теперь все вопросы он будет решать только через Калошу.
На разборку возле пивной на СХИ, куда Малек и Яшка велели Рыбакову подвезти деньги, поехал не он, а Калоша с несколькими своими парнями. Начался мордобой. Калоша, человек немногословный и сильный, выслушивал обидчика своего клиента – Яшку не больше минуты. Так и не дождавшись паузы в монологе, Калоша перебил его. Не словами. Нескольких коротких ударов Яшке хватило. Остальные, кто был с ним, в том числе и Иванов, сочли за лучшее для себя удалиться. И на этом разборка у пивной закончилась. Но Яшка затаил зло. Самолюбие Малька было ущемлено и задето – на его глазах друга колотили как грушу, а он стоял и не вступился за него – даже то, что Калоша был гораздо сильнее Малька, не оправдывало его. А Рыбаков тем временем успокоился, узнав, что "крыша", которой он исправно платил, благополучно разрулила его проблемы с беспредельщиками-вымогателями. И вечером Рыбаков позволил себе слегка расслабиться. К нему пришли друзья – муж и жена Казаковы. Накрыли стол, посидели. За ужином намеренно обходили тему вымогательства, которая, как казалось Рыбакову и его друзьям, уже была в прошлом. Но Рыбаков ошибся. Когда закончился ужин, Рыбаков с другом вышли во двор покурить. А к дому предпринимателя приближался Малек с обрезом за поясом. Рыбаков и Казаков сели в "девятку", включили радио, закурили, стали ждать, когда выйдет из дома жена Казакова.
Обрез Малька был заряжен патроном с мелкой дробью. Он подошел к окну, где сидел Рыбаков. Постучал по стеклу пальцем: "Я же говорил, Рыбак, что пристрелю тебя?" После этого далеко не риторического вопроса грохнул выстрел. Малек выстрелил сидящему на переднем сиденье "девятки" Рыбакову в область паха. Предпринимателю повезло – ранение оказалось легким. В милицию о случившемся Рыбаков заявлять не стал. Не сообщил он о ранении и своей "крыше", видимо думая, что за утряску этого конфликта будет назначена дополнительная сумма. Но это был не самый последний наезд. Со своими вымогателями Рыбаков встретился через полгода – весной 1996 года. А пока Малек и Яшка решили рассчитаться с главным, с тем, кто им мешал. С самим Калошей.
Около трех ночи в районе СХИ, у базарчика, было совсем безлюдно. Два сторожа охраняли арбузы, лежавшие тут же на земле огромной горой. Как они вспоминают, примерно в 2 часа 45 минут залаяла собака, и мимо базарчика в сторону интерната прошмыгнули две тени. Немного погодя незнакомцы пробежали обратно. Один из сторожей на всякий случай окликнул их. До неизвестных, а это был Малек и Яшка, было не более десяти шагов. В ответ на окрик сторожа прозвучали  три выстрела.
Яшка и Малек в прямом смысле слова дали маху. Они подумали, что возле автомашины УАЗ-469 стоит Калоша, и выстрелили. Один сторож был ранен дробью легко, у него задело только лицо, плечо. Второму досталось куда больше. Заряд попал в грудь, ранение было тяжелым. Если бы не продавец из "комка", вызвавший "скорую", не исключено, что сторожа спасти бы не смогли.
Ни один, ни второй сторож заявлять в милицию о том, кто в них стрелял, не стали. Хотя и тот и другой хорошо разглядели стрелявших и узнали их. Залечив раны, они предъявили счет "охотникам", разумеется, сообщив о случившемся Калоше и заручившись его поддержкой. Малек пообещал заплатить 8 миллионов рублей.
Парни из группировки Калоши, узнав, кто стрелял в их патрона, начали вылавливать Малька с Яшкой. И поймали бы, и наверняка рассчитались бы с ними по "полной программе", но сам Калоша остановил их. Он хотел выяснить: Малек и Яшка решились на убийство сами или за ними кто-то стоял? Перед тем, как пойти на убийство Калоши, Малек заручился поддержкой у одного из авторитетов криминальной среды. Именно с ним и встретился Калоша. Состоялся разговор, они сумели договориться мирно и разошлись без разборок.
Прошло полгода. Весной 1996 года Малек узнает, что его знакомые парни купили у Рыбакова торговый павильон. По какой-то причине, вроде бы, из-за того, что Рыбаков  затягивает с передачей ключей от павильона, эти парни не могут организовать там торговлю. Эту ситуацию Малек решает использовать как повод еще раз "наехать" на Рыбакова. На этот раз по-крупному.
Малек приходит к своему знакомому Железнову и говорит, что есть план, как "отжать" у Рыбака "девятку". Железнов соглашается, и они назначают "стрелку" предпринимателю. Рыбаков едет на эту встречу как на прогулку, прихватив покататься четырехлетнего сына. Малек и Железнов после вялого и ехидного приветствия сразу же перешли к делу: либо Рыбаков отдает "девятку" и оформляет ее на Железнова, либо они его и сына прикончат, потому что он, Рыбак, их уже окончательно "достал". Видя, что с этой публикой лучше не шутить, тем более что Рыбакову еще был памятен тот выстрел Малька в пах, он отдает ключи от машины. Поездили вымогатели на ней всего около недели – до задержания в середине июня 1996 года. После передачи ключей Рыбаков обратился за помощью уже не к "крыше", а к милиции.
Судебной коллегией областного суда была признана вина Иванова и Железнова еще в одном вымогательстве – квартиры у некоего Веретенникова.
Судебное заседание по делу Иванова – Железнова – Яковлева было закрытым по той причине, что они обвинялись еще и в совершении ряда изнасилований в 1995-1996 годах.
В деле есть показания девушек. Одна из них рассказывала: "В домике один из парней под угрозой убийства заставил раздеться и изнасиловал в естественной и извращенной формах. В другой комнате второй парень насиловал подругу, а третий наблюдал за этим. Потом парни поменялись местами. Когда закончили, заставили заниматься лесбиянством и поливали при этом вином и пивом…" Девушка, дававшая эти показания, потребовала в суде взыскания морального и материального ущерба в сумме 50 миллионов рублей.
Судебная коллегия не согласилась с выводами следствия и решила, что "никакого насилия при совершении половых актов и иных действий сексуального характера Яковлев и Иванов в отношении женщин (в деле фигурирует пять молодых женщин – авт.) не совершали, доказательств в изнасиловании не имеется".
Поэтому иск в 50 миллионов рублей о возмещении морального и материального вреда судом был отклонен.
Обыкновенные вымогатели получили в совокупности за все эпизоды преступлений, совершенных ими, больше, чем ожидали. Иванов – 11 лет, Яковлев – 8 лет, Железнов – 9 лет.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню