Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Каждый из нас будет здоров, если КГБ будет уничтожен…

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Михайлов
Каждый из нас будет здоров, если КГБ будет уничтожен…
 
// "Саратов" (г. Саратов). 1992, 31 октября, суббота. № 170 (252), с. 2.
Рубрика: Право на бесправие
* Подготовлено к печати: 10 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
В январе 1992 года известный правозащитник Лев Тимофеев писал: "КГБ не организация, которую можно улучшить или ухудшить, - это состояние общества, болезнь общественной совести. Общество выздоровеет только тогда, когда КГБ будет уничтожен".
В справедливости сказанного Львом Тимофеевым убеждаешься после прочтения новой книги "Мина замедленного действия (Политический портрет КГБ)" – по словам редактора "Огонька" Льва Гущина, наиболее полной и подробной на сегодняшний день книги о КГБ.
Это издание, подготовленное известной журналисткой из "Московских новостей" Евгенией Альбац, вышло в свет совсем недавно, в московском издательстве "Русслит", и является первой книгой о КГБ, написанной журналисткой, живущей и работающей в России. Вряд ли книга дойдет до саратовских книжных магазинов: слишком мал ее тираж, всего 50 тысяч экземпляров. И мы сочли необходимым рассказать о ней несколько подробней.
Одними из первых читателей этой, еще пахнущей типографской краской, книги стали участники III Международной конференции "Распространение информации после "холодной войны".
Из книги можно почерпнуть немало о структуре КГБ, о методах работы. Она тем более интересна, что КГБ действовал и действует и сути своей не меняет, хотя и произошла смена вывески (теперь это МБР – Министерство безопасности России). Суть, как доказывается в книге, КГБ-МБР остается неизменной: в основе деятельности организации остаются прежние функции – политический сыск, вторжение в личную жизнь граждан с целью сбора информации. Все это, утверждает автор, - мина замедленного действия, способная в любой момент взорваться.
И, конечно, самой интересной частью книги является публикация архивных документов КГБ, ранее засекреченных. Например, из них можно узнать много любопытного о работе отдела № 4 Управления "Z" (Управления по защите конституционного строя). Евгения Альбац утверждает, что линия отдела № 4 по работе с церковью "благополучно осталась в контрразведке, не поменяв ни названия, ни порядкового номера". Силами своих агентов сотрудники отдела усмиряли непокорных: "В декабре прошлого года группа монахов Псковско-Печорского монастыря высказывала недовольство порядками в монастыре и обратилась с жалобой к патриарху Пимену на наместника Псковско-Печорского монастыря. Через агентов "Дроздова" и "Скалу" проводилась воспитательная работа среди монахов… Обстановка на сегодняшний день нормализовалась", - докладывал т. Зотов в 1983 году. (Фонд 6, дело Т-175. Архив КГБ СССР).
Далее автор книги пишет, что усмирявший монахов агент "Дроздов" – это нынешний патриарх Русской Православной Церкви Алексий II. Как свидетельствую документы, в 1988 году "подготовлен приказ председателя КГБ СССР "о награждении агента "Дроздова" Почетной грамотой". Автор Альбац задается справедливым вопросом: "За усмирение монахов – грамота? Или за многолетнюю службу?" "Ни одна кандидатура епископа, тем более высокопоставленного, тем более члена Священного Синода, не проходила без утверждения ЦК КПСС и КГБ", - свидетельствует в книге бывший председатель Совета по делам религий при Совете Министров СССР К. Харчев.
Есть свои агенты у КГБ и в других конфессиях. И все это несмотря на то, что в августе 1990 года принят Закон о свободе совести, подтверждающий, что государство прекращает борьбу с церковью.
"Замечательно", - пишет автор книги, - "что закон этот годом раньше проходил апробацию в КГБ СССР – то есть там, где с этой "свободой совести" десятилетиями боролись". Далее – цитата из архивного документа, из отчета начальника 4-го отдела Пятого управления полковника В. Тимошевского: "Высказаны соответствующие замечания".
Конечно, свои люди у КГБ были везде, не только среди служителей церкви. Все сферы нашей жизни были под надзором органов безопасности: культура, спорт, пресса. Допустим, еще один отдел - № 11, - курировавший в доперестроечные времена спорт. Всего один пример работы этого отдела: "Отведена от поездки в ГДР в составе спортивной делегации капитан сборной команды по волейболу "Динамо" Маслова И.А., в отношении которой были получены материалы ОТМ (оперативно-технические мероприятия – прослушивание телефона, слежка и т.д. – С.М.) о ее намерении выйти замуж за иностранца. Маслова была отведена с использованием оперативных возможностей в отдел спортивной медицины ЦС "Динамо". Это значит, что под "крышей" отдела спортивной медицины работал либо комитетчик, либо агент КГБ.
Несколько страниц книги посвящено Лаборатории № 12 КГБ СССР, занимавшейся созданием ядов и различных психотропных средств. Отсюда узнаем, что, скажем, ядом может быть намазана рука двери личного автомобиля. Ничего не подозревающего владельца через два дня увозят в больницу, где он умирает с диагнозом "инфаркт".
Много информации любопытный читатель почерпнет для себя также в главе "Стукачи", где рассказывается о теневом штате КГБ.
27 декабря 1991 года первый заместитель нынешнего министра безопасности Анатолий Олейников в своем письме в комиссию Верховного Совета России сообщил, что "в связи с реорганизацией органов госбезопасности действующий резерв КГБ упразднен". Как пишет автор, неправда этого заявления состоит в том, что чекисты продолжают работать под "крышами", только в официальных комитетских бумагах они теперь именуются по-другому – "прикомандированные".
А как же разведчики, шпионы – может быть здесь-то КГБ работало "чистыми руками и холодной головой"? Увы, и разведка, судя по книге, была настроена на волну политического сыска. По свидетельству начальника 7-го отдела ПГУ КГБ СССР подполковника В. Аксенова, "из-за рубежа на территорию  Союза в первую очередь в регионы наибольшей напряженности (Прибалтика, Азербайджан, Молдавия) стали выводиться разведчики и агенты-нелегалы с целью сбора информации и проведения активных мероприятий.
Группа специального назначения, базирующаяся в Балашихе (начальник подразделения контр-адмирал В. Хмелев), принимала участие в бакинских событиях, готовила ввод войск, занималась негласными арестами". (Из материалов комиссии ВС СССР по расследованию обстоятельств августовского переворота в СССР. – С.М.)
Одно четко ясно – КГБ остался силой, и силой, которая явно не на стороне демократии. Евгения Альбац приводит в одной из глав случай, когда ее коллега журналист был приглашен в Высшую школу КГБ на встречу со слушателями старших курсов – нового, молодого поколения чекистов эпохи перестройки. "Вернулся он оттуда, пишет журналистка, совершенно растерянный, только и сказал: "Ты не можешь даже себе представить меры ненависти аудитории к независимой прессе, новым предпринимателям, и демократам".
С книгой познакомил Сергей Михайлов
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню