Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Расстрел двенадцати

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Михайлов С.Ю.
Расстрел двенадцати
 
// Михайлов Сергей Юрьевич. Криминальный Саратов. Сборник очерков – Саратов, 1997 г. Изд. "Слово и К", 160 стр. Тираж 5000 экз. Стр. 69-77.
* Подготовлено к печати: 14 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
История криминальной России, да и мирового масштаба, до сих пор не знала подобной кровавой разборки, которая произошла 20 ноября 1995 года в Саратове.
Впрочем, это была даже не разборка в её классическом варианте, когда группировки выясняют отношения при помощи оружия. Это был расстрел, это было массовое убийство. Как установлено следствием, стрелявших было двое.
Сигнал о случившемся в офисе малого предприятия "Гроза", расположенного по улице Маркина, д. 2, в районе Алтынной горы, поступил в областную прокуратуру примерно в 17.30. В это же время о происшествии сообщили по "03". По вызову выехало 6 бригад "скорой помощи", два реанимационных автомобиля. Десять человек скончались до приезда "скорой помощи", одиннадцатый умер на руках врачей. А 55-летний Т. от полученной огнестрельной раны в височную часть головы, не приходя в сознание, умер в больнице через несколько дней.
Как удалось криминалистам восстановить картину при самом первом осмотре места происшествия, произошло примерно следующее.
В офисе малого предприятия "Гроза", в небольшом одноэтажном кирпичном домике, больше с виду похожем на сарай, находились 13 человек. Один из них, самый молодой, ему ещё не было и двадцати лет, дежурил в маленьком коридорчике – охранял вход в комнату, где находились все остальные.
Судя по обстановке внутри комнаты, а она очень маленьких размеров – 4 на 5 метров, все присутствующие ни к какой разборке готовы не были. Все 12 человек играли в карты. В центре на диване сидела группа людей во главе с Чикуновым, и они расписывали "пульку" – играли в преферанс. После убийства тетрадный листок с "пулькой" останется лежать на полу.
Слева и справа в углах комнаты также сидели и играли в карты. Слева – за маленьким журнальным столом, справа – за большим письменным.
Стрелявшие, безусловно, использовали эффект неожиданности. Войти, ворваться в комнату можно было только через двухстворчатые и, кстати, довольно узкие двери. Стреляли, как предполагают эксперты, не со входа в комнату, ибо это было бы просто невозможно, а выскочив на середину комнаты. Стреляли без промаха. В комнате абсолютно не видно следов стрельбы. Стекла двух окон целы. Только в диване несколько аккуратных следов от пуль. По тому, как лежали тела убитых, можно было заключить, что для них всё произошло слишком неожиданно: у некоторых убитых остались не вынутыми руки из карманов курток.
Что делали люди Чикунова и он сам в "Грозе" в этот день?
Сам Чикунов официального отношения к "Грозе" не имел, учредителем её не состоял. Однако здесь он появлялся довольно часто. Видимо, это было одно из тех тихих, укромных мест, где он мог спокойно обсудить с партнёрами свои дела. Но, как оказалось, убийцы знали, где искать Чикунова. У убитых при себе оружия не было. Судя по обстановке в комнате, они могли в тот день кого-то ждать на "стрелку" – в ту, последнюю свою встречу они даже не выпивали. На столах после убийства стояло всего две бутылки из-под пива.
Об убийстве первым сообщил один из работников "Грозы". Офис же самой "Грозы" – не более чем в ста метрах от КП ГАИ...
В ночь с 20 на 21 ноября практически весь личный состав милиции Саратова был поднят по тревоге. В крупномасштабной операции участвовало более тысячи сотрудников милиции. Подверглось досмотру около 5 тысяч автомобилей. А наутро в Саратов уже прибыл первый заместитель министра внутренних дел России генерал Владимир Колесников. И устроил в Саратове уже свои, милицейские, "разборки".
В тот же день, 21 ноября, об убийстве в "Грозе" сообщили российские и мировые информационные агентства, центральное телевидение, радио.
Начальник милиции Заводского района от занимаемой должности был освобожден. Через некоторое время после убийства в районе, примыкающем к "Грозе", где-то возле дороги, в кустах, были найдены два пистолета системы "ТТ" с изображением китайских иероглифов на них. Пистолеты китайского производства исследованы в криминалистической лаборатории и идентифицированы – наёмники стреляли именно из них. Отпечатков пальцев обнаружено на оружии не было. Ясно, что работали "профессионалы".
Итак, орудие убийства было найдено, но этого слишком мало, чтобы найти ответ на главный вопрос: почему раздались выстрелы в "Грозе"? Конец этих 12 человек, среди которых был и лидер криминального Саратова Чикунов, трагичен. Как же они начинали?
Убийство известного в Саратове и за его пределами уголовного авторитета Хапалина осенью 1990 года потрясло тогда весь только что организовавшийся в более-менее сплочённую структуру криминальный мир Саратова. Сам Хапалин, по отзывам тех, кто по долгу службы, пытался как-то бороться против него, был умным и талантливым организатором. В Саратове в 1988-1989 годах только-только зарождалось кооперативное движение. Хапалин, имея за плечами уголовный опыт, сумел создать в Саратове систему контроля над кооперативами. Поскольку в то время большинство из них имели "чёрные деньги", то Хапалину и его помощникам можно было их требовать без риска для себя. Нет, не вымогать, а именно требовать, потому что на первых порах в кооперативное движение влились легализовавшиеся "теневики", которые давным-давно имели свой нелегальный бизнес. Какой – об этом Хапалин прекрасно был осведомлен.
Как рассказывают эксперты-криминалисты и как видно на видеоплёнке съемок, сделанных на месте происшествия после убийства, именно в Игоря Чикунова стреляли несколько раз – так, что опознать труп сразу было нелегко. Ему досталось больше всего пуль.
Между убийствами Хапалина и Чикунова, а это расстояние в несколько лет, существует если не прямая, то довольно явная связь. Как, впрочем, существует она и между многими другими заказными убийствами. Почему?
Потому, что именно после убийства Хапалина начался раскол в криминальной среде Саратова. И те парни, которые раньше работали рядом с Хапалиным, из друзей (или, как они себя называли, "братья") превратились вольно или не вольно сначала в противников, а потом врагов.
Примерно через месяц после того, как возле гаража, неподалёку от своего дома, находившийся почему-то именно в тот день без охраны Хапалин был убит, пришло в Саратов печальное известие из Хабаровска. Там умер большой авторитет в уголовном мире, вор в законе по кличке Хозяйка. Его хоронили в родном для него Энгельсе. На похороны проводить друга в последний путь приехали многие уголовные авторитеты. В их числе был и вор в законе по кличке Пудель. Его встречали в аэропорту среди многих других молодые люди из окружения погибшего Хапалина. В их числе был и Чикунов, и Лапа, и Щетина.
После похорон Хозяйки было организовано что-то наподобие общего собрания. Тогда вроде бы удалось договориться, кто после Хапалина возьмёт дела в Саратове в свои руки.
Преемником стал небезызвестный Канапа. В отличие от Хапалина за его спиной не было уголовного прошлого, однако этого человека в Саратове в определённых кругах уважали и считались с ним. Да и потом, он был гораздо старше хапалинских бойцов.
Но раскол уже тогда наметился: Якорь и Гвоздь, всегда отличавшиеся своим непредсказуемым и независимым поведением, стали отделяться от общей массы.
В этот же примерно период в Саратове всё чаще стал появляться, приезжая из Москвы, вор в законе Худо. Ведь и в Саратове, и в России вообще остро стояла в то время проблема - как найти компромисс, как ужиться по возможности мирно, без кровавых разборок двум противоположным лагерям: тем, кто представлял уголовную среду, тем, кто прошёл тюремную школу, кто познал жизнь в колонии, и тем, кто вышел на волне рэкета, занятия, считающегося самым примитивным среди прочих уголовных "специальностей".
Худо так и не удалось найти тогда общий язык с бойкими хапалинскими людьми. Он и раньше пытался договориться о совместной работе и с самим Хапалиным, но, как говорят, тоже без особого успеха. И Саратов остался беспредельным городом. Было много и других попыток примирить начинавших уже тогда враждовать между собой бывших единомышленников из Хапалинской "организации". И раз Саратов остался беспредельным городом, то в нём буквально как грибы начали появляться новые группировки, новые лидеры.
В Энгельсе в рядах признанных авторитетов вдруг появился некий Рудик. Наделал немало шума и исчез. В Ленинском районе Саратова – совсем молодой, но дерзкий Факир. Потом он был убит в профилактории "Сокол". Непонятно, откуда выскочил и Передрей. И пошли разборки. Мелкие, потом – покрупнее. Была драка в ресторане "Тройка", где избили одного из сильнейших авторитетов города – Земца. Была стрельба из автоматов в кафе "Муза", где убили двоих. Всё это – громкие дела, но была и масса "тихих": человек уезжал из дома и пропадал. А через некоторое время его труп находили где-нибудь в посадках неподалёку от черты города Саратова.
А в 1993 году Саратов и Энгельс стояли на грани грандиозной разборки между двумя группировками, которая могла перерасти в настоящую войну.
Конфликт  вспыхнул между очень авторитетным в Энгельсе Никушором (убит в 1994 году) и Чикуновым. Точно не известно, что они именно тогда не смогли поделить. Говорят, что поводом для ссоры послужило взаимное оскорбление друг друга, как говорится, "по пьяной лавочке". Ссора двух авторитетов грозила перейти в войну, и в милиции, зная о ней, не на шутку были встревожены: за стволы одновременно могли взяться десятки людей. И только вмешательство авторитетных и сильных людей помогло тогда примирить две стороны. Конфликт был улажен. Вот из таких штрихов – крупных и более мелких, но весьма опасных для жизни – и состояла сама их жизнь, само существование. Всех этих людей закружило в том мире, из которого практически не бывает свободного выхода.
Или – ты, или – тебя. Только такой закон действует в нём.
Понимая это, они стремились уйти от разборок и, накопив на рэкете значительные деньги, начинали вкладывать их в легальный бизнес.
Благо, что в это время начался передел собственности – приватизация.
Признанным лидером в Саратове стал в 1992-1995 годах Чикунов. Но, разумеется, как и у всякого лидера, у него были и скрытые, и явные недруги. Однако Чикунов обладал большой силой и влиянием, и против него не решались поднять голос те, кто им был недоволен. Он имел самый большой общак в городе в отличие от других группировок. Его группировка также была самой многочисленной: десятки человек. Они были готовы на любой приказ своего командира и лидера. Таким же бойцом был когда-то у Хапалина и сам Чикунов.
Пожалуй, самым слабым местом у Чикунова было то, что он почти не общался, не имел общих дел с уголовной массой Саратова, а также не помогал этим людям и, выражаясь уголовным языком, не "грел" эту массу. И она, в свою очередь, так и не приняла Чикунова, поскольку он был человеком не их круга – ни разу не был на зоне, не прошёл через тюрьму, жил не по уголовным понятиям. В последнее время, всё же, видимо, желая сблизиться с этими людьми и, наверное, видя, что уголовная среда в отличие от той, из которой вышел он сам, живёт по "правильным понятиям" и решает многие проблемы мирным путем, Чикунов довольно активно начал помогать одному из воров в законе, отбывавшему наказание в одной российской колонии. Он "грел" этого вора в законе, надеясь, конечно, заручиться в дальнейшем его поддержкой.
Убийство Чикунова и его людей в "Грозе", как это не прискорбно для людей, близких к нему, - преступная закономерность. Он, имея очень большие деньги и вложив их в легальный бизнес, попал в тот самый мир, где уже никак не мог быть лидером. Это – мир финансовый. И его законы совершенно иные, чем в мире криминальном. С другой стороны, те люди, которые работали у Чикунова, с кем он начинал свои дела, после легализации его денег могли, так сказать, воочию увидеть, как велика их сумма. Они к своему немалому удивлению могли увидеть, что она значительно больше той, о которой они предполагали. Значит, обманывал? И недовольство своим лидером могло возникнуть именно на этой почве. Дальше – больше. Недовольство могло перейти к озлоблению, зависти, наконец, к заговору, Но это всего лишь предположение.
То, что произошло в "Грозе", происходит по всей России. Разница лишь в количестве жертв. Ещё ни разу не убивали сразу двенадцать человек.
Это – новая волна разборок, которая поднимается снизу. Те, кто работал на своего лидера, уже недовольны своими второстепенными ролями. Схема здесь везде одна. "Пехота" видит, что их лидер зарвался, что он их уже в открытую обманывает. Они видят те сотни миллионов и миллиарды, которые легализовал их лидер. Финансовые партнёры лидера, вошедшего легально в их дело и, скажем, ставшего членом совета директоров, улавливают недовольство его "пехоты". Часть денег, вложенных в фонд предприятия лидером, его финансовые партнёры отдают "пехоте", и она убирает его. Это -  один из возможных вариантов, приведших к расстрелу в "Грозе". Месть "пехоты" лидеру – ни больше, ни меньше.
Раскрытие убийства в "Грозе" осложняется именно из-за той же "пехоты". Она очень много знает. Знает и молчит.
Было убито двенадцать человек. Это значит, что следствию необходимо отработать связи всех двенадцати человек: выяснить круг общения, знакомств. А поскольку все они вращались в однородной среде, то сбор правдивых свидетельских показаний почти невозможен. Кому выгодно рассказывать следователю то, что в конечном счете может обернуться против тебя самого? Те, кто ещё вчера буквально набивался в друзья к Чикунову,  кто готов был выполнить любое его поручение, кто гордился своей причастностью к его группировке, сегодня делают вид, что впервые о нем слышат. История повторяется. Когда убили Хапалина, все, кто был вокруг него, клялись отомстить за его смерть и быть вместе. Но слова остались словами. Они, кто клялся, стали потом даже предавать друг друга.
Что толку сейчас говорить о том, что оперативно-следственная бригада провела огромную работу? И в российской, и в мировой уголовной практике известно очень немного случаев, когда раскрывались заказные убийства. Даже если найдут убийц – что изменится? В Саратове зарегистрировано около 200 организованных преступных группировок. Это – та критическая масса, которая рано или поздно должна взорваться. Бандиты без боя своих принципов не меняют. А значит, гром, подобный тому, что прогремел в "Грозе", ещё, похоже,  разразится в Саратове. И не один раз. Это стало обыденной реальностью жизни.
До расстрела двенадцати и после него произошло два трагических события. Прямой связи между ними нет. Но, безусловно, все три события были "волнами" одного шумного моря – "криминального".
В конце сентября 1995 года покончил с собой начальник Приволжского регионального управления по борьбе с организованной преступностью Владимир Иванович Еремкин. Последним человеком, с кем он говорил, была его жена – он позвонил ей и сообщил, что на работе всё "нормально".
Его самоубийство, совершённое им в рабочем кабинете из пистолета, до сих пор остаётся загадкой. После себя Еремкин оставил предсмертное письмо. Из него можно было понять, что у руководителя РУОП не сложились отношения с некоторыми чиновниками из бывшего теперь областного руководства.
Вспоминаю, с каким оптимизмом, энтузиазмом в 1994 году Еремкин, давая мне интервью, говорил: "Чикун здесь, Гвоздь здесь... Всех посадим..." Имелось в виду то, что РУОПом тогда был задержан Чикун, Гвоздь, несколько других очень влиятельных лидеров.
Большинство из них, отбыв 30 суток по известному Указу Президента России по борьбе с организованной преступностью, вернулись по домам. Кто-то залёг на дно и до сих пор жив, кто-то, окончательно поверив в свою неприкосновенность, стал вести себя ещё более свободно и дерзко. Прошло несколько месяцев после расстрела в "Грозе", как в Саратове было совершено ещё одно заказное убийство. На этот раз прогремел взрыв. Он раздался в шестом часу вечера, 9 февраля в подъезде панельного дома на улице Симбирцева. При взрыве погибли двое – проживавший в этом доме Алексей Наволокин – старший брат известного боксера Александра Наволокина, убитого в 1991 году, и сопровождавший его Курмышев.
Взрыв произошёл в результате применения радиоуправляемого устройства, помещённого у входа в подъезд между отопительной батареей и стеной.
Алексей Наволокин был человеком в Саратове известным и влиятельным. В правоохранительных органах склонны видеть между его гибелью и расстрелом в "Грозе" некоторую связь.
Уголовное дело об убийстве двенадцати остается нераскрытым.
Хотя, как сообщают в прокуратуре, информации по этому делу собрано очень и очень немало...
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню