Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Боня" и компания

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Преображенский  
"Боня" и компания
Часть вторая
 
// "Саратовский репортёр" (г. Саратов). 2005, 22 ноября. № 42 (153). С. 4-5.
Рубрика: Криминальные истории Саратова
* Подготовлено к печати: 15 февраля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Образ бандита, сло­жившийся в нача­ле девяностых го­дов - такого отважного справедливого защитни­ка слабых и "правильно­го пацана", самое боль­шое заблуждение и миф. Это только в "Бригаде" бандиты очень симпатич­ные ребята, которые и убивают других красиво, и сами умирают трога­тельно, да так, что слёзы прошибают...
На самом деле, и реальные и киношные бандиты, самые что ни на есть омерзительные отмо­розки, для которых - убить чело­века, что муху прихлопнуть.
Образ "бонинских" из той же серии. "Правильные пацаны" и "справедливые" парковские парни из "бонинской" группи­ровки стояли на службе у Лапы. Эдакий летучий отряд силовой поддержки, который был в лапинском сообществе. Но кроме "справедливых" наездов на биз­несменов и предпринимателей, "бонинские" не гнушались и ба­нальными грабежами. Ну, разве что не трогали бабушек, торго­вавших семечками.
Среди таких криминальных страничек "эпохи" - преступле­ния совершённые преступной группировкой "Бони" в 1995-1996 годах: это и разбойное на­падение на частных предприни­мателей –
мужа и жену Евлентьевых,
нападение на дом торговца наркотиками Чураева,
нападе­ние на квартиру гражданина Сластихина и его убийство... Опас­ность совершения этих преступлений была в том, что члены "бо­нинской группировки" чувство­вали за собой прикрытие со сто­роны преступной организации. Они были не просто бандиты с большой дороги, а представите­ли преступного сообщества...
Но, не смотря ни на что, все эти преступления всё равно бы­ли раскрыты, и произошло это именно благодаря усилиям следственно-оперативной груп­пы, которой руководили Влади­мир Колдин и прокурор Волж­ского района Николай Никитин, а также, начальник УОП УВД Владимир Жаворонков, старший оперуполномоченный по ОВД УУР УВД майор Александр Забирко и начальник МО РПТ СОГ УВД Саратова Юрий Золота­рев...
Результатом работы группы стало, повторим, раскрытие ря­да преступлений, которые уже два - три года числились в ряду нераскрытых...
 
Женские шубы из нутрии для братвы…
Жирнов (тот, кто участвовал в похищении на предпринимате­ля Данилова - см. "Саратовский репортёр" № 41 от 15 ноября) и Самигуллин провели "разведку" на стадионе "Локомотив" и по­добрали "кандидатов", на кого можно было бы "наехать". Уви­дев Евлентьеву, торгующую шу­бами, Жирнов шепнул Самигуллину, когда они прошли лоток с шубами: "Она, по ходу, "слад­кая"...". Супруги Евлентьевы бы­ли бывшими инженерами. Когда их предприятие, на котором они отработали не один год, пере­стало существовать, супругам надо было как-то подумать о своём существовании, и они стали челноками. Труд тяжёлый. Но, и ещё, как на себе потом по­чувствовали Евлентьевы - небезопасный…
Дальнейшее было делом тех­ники. Жирнов и Самигуллин пос­ле окончания базарного дня се­ли на "хвост" "девятке" супругов Евлентьевых, и выследили, где они проживают. Разработали план нападения на супругов, и уже на следующий день, не от­кладывая дела в долгий ящик, в половине шестого утра, подъ­ехали к дому № 6 по улице Серо­ва, что напротив дома № 97 по улице Чернышевского, где про­живали супруги Евлентьевых. С Жирновым и Самигуллиным был еще некий Максим и Павел. Ста­ли наблюдать.
После того, как из подъезда вышел Евлентьев, и направился за своей автомашиной, вся тро­ица вышла из своей засады в ав­томашине, и направилась в сто­рону подъезда. Оружия при себе они не имели, взяли на дело что орудие "пролетариата" - моло­ток. Через полчаса Евлентьев подъехал почти вплотную к подъезду на машине, закрыл её и зашёл в подъезд. Четвёрка бандитов проследовала тихо и незаметно вслед за ним.
Евлентьев прошёл в лифт и стал подниматься. Жирнов и Максим прошли на лестничную площадку между первым и вто­рым этажами, притаились там, и стали поджидать Евлентьевых. Через несколько минут, сработа­ли дверцы лифта и на лестнич­ную площадку первого этажа вы­шли супруги Евлентьевы с тремя сумками, в которых было 39 шуб. Супруга осталась возле лифта сторожить сумки, а Евлентьев подхватил одну, и понёс к машин­е. Тут поставил на асфальт и быстро вернулся за остальными. За ним устремился Самигуллин и Максим. Одновременно - Па­вел и Жирнов бросились к суп­руге Евлентьева. Евлентьева оглушили молотком, потом, его, лежавшего без сознания, изби­ли ногами. В это время, пока из­бивали мужа, то же самое сдела­ли и с его супругой. Когда супру­ги очнулись, сумок уже не бы­ло…
Супруги написали заявление в милицию. Но преступников найти тогда никто не сумел, прошло три года, и, расследовани­ем преступлений, совершённых группировкой "Бони" стала за­ниматься следственно-опера­тивная группа. Базовым эпизо­дом для раскрытия серии пре­ступлений стал эпизод похище­ния и убийства предпринимате­ля Данилова, и мы писали об этом подробно в предыдущем номере. Те, кто участвовал в по­хищении и убийстве Данилова начали говорить на следствии. И помимо данного эпизода начали рассказывать и о других пре­ступлениях, ими совершённых...
Что касается эпизода по раз­бойному нападению на супругов Евлентьевых, то спустя три года была устроена очная ставка с грабителями... Что здесь было важно - объяснить процессуаль­ные права потерпевших, которыми являлись супруги Евлен­тьевы. Им очень подробно, в де­талях объяснили весь механизм опознания... И они, опознали, спустя три года среди несколь­ких присутствовавших человек на процедуре опознания - имен­но того, кто нападал...
 
Нападение на дом Чураева
Другой член бригады "Бони", Ендовицкий (тот, что участвовал в похищении Данилова), в отли­чие от своих "бонинских" коллег, напавших на предпринимателей торговавших шубами, решил сы­грать по-крупному и напасть на дом некоего Чураева, у которо­го, по предположениям Ендовицкого, должно было быть немало денег, так он наверняка знал, что Чураев торговал наркотиками. Поучаствовать в деле он предложил Самигуллину, и еще нескольким "брат­кам". Чураев жил в доме №15, 1-го Слободского проезда, на "Монастырке". Ендовицкий и Самигуллин несколько дней на­блюдали за домом Чураева с чердака многоэтажного дома напротив. Наблюдая, что они сделали предположение, дом Чураева охраняет несколько че­ловек. Поэтому, нападение на дом Чураева решили отложить на пару месяцев. Предложили поучаствовать в деле ещё Жирнову, Колесникову и некоему Иванову. На дело пошли 5 марта. Сначала собрались на дне рож­дения знакомой Скоблиловой. Здесь как следует "заправи­лись", и здесь же предложили ещё одному парню - Костину, пойти с ними на "штурм" дома Чураева. Костин согласился.
И вот все шестеро на "де­вятке" Жирнова подъезжают в дому Чураева. Договорились, что Костин изобразит покупате­ля наркотиков и позвонит в дверь дома Чураева. Нападали на дом в масках, потому что хо­зяин всех, кроме Костина, знал в лицо. Самигуллин взял в багажнике своей машины "Вальтер", и чёрную маску, а Жирнов воору­жился топором, и тоже маской. Взяли по маске и Ендовицкий с Колесниковым, и по отвёртке. Ну, а шестой, Иванов, прихватил обрезок трубы и тоже, как и все - маску. Экипировавшись, таким образом, вся гоп-компания тихо вошла во двор дома Чураева. Костин, прикинувшись наркоманом, постучал в дверь дома Чу­раева. Открыл сам хозяин. Самигуллин, держа на вытянутой руке "Вальтер", выскочил из-за спины Котина, и, направляя пис­толет на Чураева, приказал ему пройти вглубь дома.
Кроме Чураева в доме было двое мужчин и двое женщин.
Приказав пройти Чураеву в зал дома, Самигуллин ударил хозяина дома ногой по ноге, и по­требовал, чтобы Чураев сел на пол и опус­тил голову вниз. Хозяин дома подчи­нился. Жирнов с топором в это время прошёл на кухню. Увидев здесь находившегося в доме Агишева, ударил его обухом по голове. С открытой черепно-мозговой травмой Агишев упал, и потерял сознание надолго.
Иванов с трубой то же вре­мени не терял - трижды огрел обрезком трубы второго мужчи­ну, Трашкова, который тоже, как и Агишев, был на кухне. А Сами­гуллин занялся женщинами, и, наведя на них пистолет, прика­зал пройти в соседнюю комнату и лечь на пол лицом вниз.
Жирнов наступил ногой на голову Юрьевой. А Самигуллин ударил в область тела Зайцеву.
У женщин спросили, где спрятаны деньги. Они сказали, что не знают. Тогда принялись за Чураева. Сказали, что если не покажет, где деньги, убьют. Ви­дя, что дело принимает слишком серьёзный оборот, Чураев говорит, что деньги находятся в од­ной из книг, в шкафу, в комнате.
В эту комнату, пока Чураева держали под прицелом пистоле­та, зашёл Жирнов. Нашел эту книгу. Открыл - в книге было 6 миллионов рублей (1996 год).
Кроме денег в тот вечер "бра­таны" взяли вещей на сумму бо­лее 10 миллионов рублей. А ухо­дя из дома, один из членов бри­гады, Колесников, так по "ходу", врезал молотком по экрану теле­визора "Panasonik" и разбил его.
Когда эта вся гоп-компания выбежала из дома Чураева, то они посрывали с себя маски. Де­ло сделано, чего боятся! Но ра­дость была преждевременная. Как раз к дому Чураева подходил некто Багацкий (кстати, сын очень известного в прошлом, сотрудника милиции).
Багацкий шёл к Чураеву. Он также знал в лицо и всех "бонинских", которые выбежали из до­ма. Сами "бонинские" не раз по­купали наркоту у Чураева... И тут такая ситуация. Лоб в лоб столк­нулись. "Бонинские" понимают, что другого выхода у них нет - надо "валить" свидетеля Багацкого. Его убивают ударами обуха топора, и он умирает, не приходя в сознание...
Как и в случае с шубами, это преступление так бы и осталось не раскрытым, не подключись к его расследованию группа Колдина и Никитина. Но тогда, в 1996 году, сотрудники милиции, выехавшие на место убийства Багацкого, мудрствовать долго не стали, и оформили факт смерти не как возможное убий­ство, а по статье 206 УК РФ "Ху­лиганство", чтобы не портить статистическую отчетность лиш­ним нераскрытым убийством... Всерьёз раскрытием этого пре­ступления, похоже, так и никто тогда не занимался...
Интересна была судьба са­мого Чураева. Когда "бонин­ские" попали в серьёзную разра­ботку, вызвали в милицию и Чу­раева... Заявление, как потерпевший, он написать отказался, сказав, что сам разберётся с обидчиками по своим поняти­ям... Но, вскоре и сам Чураев по­пался органам, и взял его на наркотиках Евгений Новиков. Это был один из самых первых оперативников СОБРа, который начинал работать ещё на Некра­сова, 17, на месте первой дислокации этой структуры... Когда небольшого роста, щупленький Новиков пришёл на работу в СОБР, увидев его, Колдин уди­вился: " Как же ты такой, будешь со "шкафами" бандитскими справляться?". Новиков не сму­щаясь ответил: "Большие шка­фы громко падают...".
После ареста Новиковым Чу­раева, его осудили за хранение и распространение наркотиков. Чураев долго не протянул, и умер на зоне. Умерла очень ско­ро и жена Чураева, наркоманка.
Мораль такова - о притоне Чураева знал весь город. Все знали, что у Чураева можно было в любое время дня и ночи купить наркоту. Знали... И ничего никто не делал. Милиция в первую очередь.
После нападения на дом, Чу­раев усилил охрану. Поставил сигнализацию, установил теле­камеры. Был выстроен двойной забор. Был укреплен забор со стороны соседей...
Но все эти меры безопаснос­ти ему не помогли... Чураев сам нашёл свою смерть, а не она его...
 
В масках и медицинском халате
Ну, и ещё один эпизод из до­сье "бонинской" бригады. Это было в июне 1996 года. Лица все те же - Жирнов, Самигуллин. Они узнали, что их знакомый Сластихин обменял квартиру и получил дополнительно после сделки 30 миллионов рублей. Договорились сходить в "гости". Взяли маски. Белый медицин­ский халат, топор и нож. Перед тем, как позвонить, надели мас­ки. А Самигуллин, который будет убивать хозяина через несколь­ко минут - надел медицинский халат. Ворвались в квартиру, хо­зяина положили на пол и стали требовать деньги.
Сожительница Сластихина, видя, что к его горлу приставили перочинный нож, решается по­казать, где лежат деньги. Но это не спасает Сластихина. Женщи­на отдаёт бандитам радиопри­емник, внутри которого были спрятаны деньги, всего 27 мил­лионов рублей. Сластихин пыта­ется вырваться, и срывает с Самигуллина маску... и узнает в нём своего давнего знакомого... Одиннадцатью ударами обухом топора по голове хозяина квартиры Самигуллин решает проб­лему... Свидетель мертв.
Напомним, что после совер­шения всех трёх преступлений, о которых мы рассказали выше, прошло почти три года. В район­ных отделах милиции они числи­лись в ряду нераскрытых. И так бы и оставались нераскрытыми, если бы не усилия специальной оперативно-следственной груп­пы, которая была создана в 1998 году. Все "бонинские" надолго ушли на зону, а вот судьба самого "Бонн" до сих пор неизвестна...
Сегодня криминогенная обста­новка в саратовской области ухудшается с каждым днем. Рас­тёт количество нераскрытых преступлений. Мало того, создаются преступные группировки, подвижные бандитские группы... Ещё немного, и наш город может утонуть в таких потоках крови, что та кровь, которая была пролита в середине девяностых годов, покажется жалким ручейком... По­смотрите только на один Завод­ской район. Повальная безрабо­тица, наркомания, алкоголизм...
В связи с этим, не пора ли вернуться к опыту работы таких следственно-оперативных групп? Пока не поздно. Правда, здесь требуется одно условие. Заинтересованность руководящего состава правоохранитель­ных структур - УВД, прокурату­ры, ФСБ... Но самое главное - за­интересованность со стороны областной власти и лично губер­натора Ипатова.
Пока мы её не видим...
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню