Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Крестный отец" из Энгельса

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Михайлов, спец. корр. "СВ"
"Крестный отец" из Энгельса
Совершив преступление, они говорили: "Мы выполнили твое задание, папа"
 
// "Саратовские вести" по субботам (г. Саратов). 1997, 15 ноября. С. 6.
Рубрика: После приговора
* Подготовлено к печати: 18 февраля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
В Энгельсе многие спокойно вздохнули, когда в июле 1994 года был арестован Анисин – главарь банды, которая беспредельничала в городе с января по июль 1994 года.
30 октября 1997 года приговором Саратовского областного суда Анисин был осужден по статье 77 УК РФ, статье 102 УК РФ (в старой редакции Уголовного кодекса – "Бандитизм" и "Убийство") к 15 годам лишения свободы в колонии общего режима с отбыванием первых 10 лет в тюрьме. Осужден и его ближайший помощник – Дугин, получивший по приговору суда срок куда меньший – 5 лет и штраф в 500 тысяч рублей. Четверо других, троим из которых не было и 18 лет, погибли 4 июля 1994 года – их обгоревшие трупы обнаружили за Энгельсом в сгоревшей закрытой автомашине. По одной из версий, их убрала конкурирующая преступная группировка.
Анисин всех тех, кто "работал" в его банде, а это были в основном молодые пацаны, которым едва исполнилось по 17 лет, заставлял называть его "папой". И не только потому, что был гораздо старше и ему было далеко за тридцать. Анисин обожал героя романа Марио Пьюзо "Крестный отец". Он любил часами смотреть фильм "Крестный отец". В книге итальянского писателя, изъятой у него во время обыска, все места с высказываниями Дона Карлеоне Анисиным были подчеркнуты. "Придет время, и я стану Доном", - говорил он своему ближайшему помощнику Дугину, которому, по его же признанию, Анисин не менее 30 раз показывал фильм про итальянского Дона и обещал сделать своим адъютантом. Малолеткам из своей банды он также не раз ставил кассету с фильмом и, делая свои комментарии, говорил, что вот с таких "нью-йоркских крутых парней им и надо брать пример".
Сюжеты их собственного "бандитского романа", некоторые из которых написаны кровью, были не менее ужасны, чем те, что описаны в "Крестном отце".
Имея законченное высшее педагогическое образование, Анисин знал, как можно подобрать "ключики" к молодым пацанам, и постоянно заводя разговоры на тему романтики преступной жизни (сам Анисин познал ее, отсидев 8 месяцев по статье УК РФ "Хранение оружия"), он подвел их к своей главной идее, которой был маниакально одержим сам: стать, по его выражению, "хозяином города". От разговоров он начал переходить к делу. В январе 1994 года Анисин купил 5 пистолетов системы Токарева, 3 пистолета  системы Макарова, один автомат, патроны к ним и несколько гранат.
Теоретически подготовив своих юных бойцов к захвату лидирующих позиций в Энгельсе, вооружив их, Анисин решил теперь проверить "воспитанников" в деле. В начале февраля он взял в подсобном помещении магазина "Сизарь" гранату Ф-1, "торжественно вручил" ее Дугину и приказал подорвать на платной автостоянке на улице Республики. Парень удивился – ведь стоянка принадлежит знакомому Анисину. "Ничего, пусть боятся все", - ответил он. И Дугин выполнил то, что велел его "хозяин". Он бросил гранату, и от ее взрыва пострадали две машины – "Нива" и "Жигули". Вернувшись с задания, он сказал Анисину: "Я выполнил твое указание, папа".
Таким же образом Анисин устроил бандитское крещение и еще для двух своих "учеников". (Они все будут в числе той четверки убитых и сожженных в автомобиле летом 1994 года). Получив гранаты от "папы", они бросили их на автостоянку по улице Весенней. От взрыва пострадала одна машина. За выполнение этих заданий Анисин выдал каждому из троих "премию" по 200 тысяч рублей.
Это было только начало. Дальше – кровь. 19 февраля 1994 года без всяких серьезных причин бандой Анисина был убит молодой парень. Анисин в тот день приехал в ДК "Строитель" "развеяться" на дискотеке. В баре столкнулся с неким парнем по кличке Бирюля.
Слово за слово, кулаками по столу, и началась драка. Случайным свидетелем ее на свою беду стал Чеботарев, которого все знали как спокойного, уравновешенного парня, никогда не встревавшего без причины в чужие дела. Анисин был слабее, и он отступил перед Бирюлей, вытирая на лице кровь. Уходя из бара, он сказал, что этого просто так не оставит. И еще ему показалось, что во время драки будто бы Чеботарев, стоявший рядом, показывал на него, Анисина, пальцем. И это он запомнил. Не остыв еще после драки – такого оскорбления, нанесенного непосредственно по лицу не кому-нибудь, а будущему "Дону" Энгельса, Анисин простить не мог. Еще не протрезвев, с синяком под глазом он приходит наутро к одному из банды и берет пистолет. Он и еще двое едут к дому Чеботарева. Вызывают. Под предлогом купли-продажи автомобиля просят его поехать с ними. Он соглашается, и они едут. По дороге Чеботарев уже начал понимать, для чего к нему приехали. Анисин расспрашивает о драке в баре, говорит, что он, Чеботарев, как-то очень нехорошо показывал в его сторону пальцем. Чеботарев пытается убедить, что Анисину это показалось, но если бы даже он и показывал пальцем, то это ровным счетом ничего не значило… Анисин не верит. Во время разговора он уже сжимает в кармане куртки пистолет. И ждет, когда они приедут на место. Чеботарева убивают в районе 2-го песчаного карьера за Энгельсом. Анисин выпускает всю обойму и бросает пистолет на снег. Так молодые пацаны, решившие связать свою судьбу с "крестным отцом", стали свидетелями убийства. Анисин велел им молчать, иначе, сказал он, с ними будет то же самое. Труп Чеботарева обнаружили около 12 часов в тот же день. В метрах тридцати от убитого нашли и пистолет.
Сразу же после убийства Чеботарева Анисин, решив немного отсидеться, вместе со своим помощником из банды Дугиным, приезжает к знакомой. Привезли коробку водки, закуску, конфет. Знакомая спросила, что у Анисина с рукой, где порезал. Анисин ответил, что так, "немного похулиганили". Они заночевали у подруги, а утром Анисин велел Дугину съездить за деньгами и за новыми вещами. Пока тот ездил, Анисин, опохмелившись, рассказывает знакомой, что он убил Чеботарева, выпустил в него всю обойму. Привезли деньги, новую одежду, старую – сожгли, Анисин переоделся, и для него начался новый день. Он ничего хорошего тем, кто встречался на пути этого бандита, не сулил. Через несколько дней он и несколько его "воспитанников" подъезжают к дому, где жил Чеботарев, и Анисин бросает во двор гранату. "Так, для устрашения", - расскажет он потом следователю.
В тот же день, когда он бросил гранату во двор Чеботаревых, вечером Анисин чуть было не застрелил насмерть еще двух парней. Лавры американского "крестного отца" никак не давали ему покоя. Поздно вечером, а точнее, уже в ночь с 25 на 26 февраля Анисин позвонил по телефону своему знакомому и возбужденно-торжествующим голосом спросил, не слышал ли он о том, что случилось сегодня, 25 февраля, поздно вечером возле ДК "Строитель". Знакомый отвечает, что нет, пока не слышал. Тогда Анисин говорит ему: "Об этом напишут скоро в газетах, читай". В местной газете, действительно, скоро написали в сводке "Криминал" о стрельбе из пистолета, которую устроил "неизвестный" и, "тяжело ранив двоих человек, с места преступления скрылся". Анисин "неизвестным" будет оставаться до середины лета 1994 года и еще немало распишет кровавых сюжетов, вдохновившись не только романом "Крестный отец", но и тем, что каждое его новое преступление долгое время оказывалось неразгаданным ребусом для милиции из Энгельса. Кроме того, знавшие близко Анисина рассказывали: стоило ему выпить, он тут же хватался за пистолет и, разгоняя им воздух, кричал, что "всех перестреляет". И в тот вечер Анисин приехал к ДК "Строитель" далеко не трезвым и тоже с намерением "всех перестрелять". Двух парней, подъехавших к торцу здания ДК "Строитель", скорее всего и спасло то, что вооруженный пистолетом Анисин был слишком нетрезв. После своего поражения в баре ДК "Строитель" Анисин все никак не мог успокоиться. В тот вечер его подвезли к ДК "Строитель" на "Волге". Анисин достал пистолет. Возле торца здания он увидел красную "девятку" и направился к ней. Там он увидел друзей - некоего парня по кличке Ус, и посчитал, что и они тоже могли быть причастны к той драке в баре. Подошел к машине, прошел возле правой стороны, потом вернулся. Остановился метрах в трех и начал стрелять. Сидевшие видели, как Анисин стал что-то доставать. Потом услышали глухие хлопки. Один парень был ранен в живот и ногу, другой в плечо. Несмотря на тяжелые ранения, они смогли уехать и добраться до ближайшей больницы. А в этот день перед вечерней стрельбой банда Анисина уже успела "размяться" утром тем, что устроила пожар в магазине. Анисин и двое парней взяли в гараже бензин, разлили его в три пластиковые бутылки. К магазину на улице Весенней они подъехали в десятом часу. Анисин вышел из машины с бутылками, подошел к магазину. Разбил стекло в окне и бросил туда бутылки с бензином. Продавец, находившийся в этот момент в подсобном помещении магазина, услышал крик "Выходи" и сильный хлопок. Когда вышел, увидел, что пол и прилавок горят. Магазин уцелел – продавцу удалось загасить огонь. Своим "воспитанникам" Анисин сказал, что поджог был устроен для устрашения "слишком необязательного должника" – хозяина магазина.
Таким же образом банда Анисина вскоре решила испугать руководителя одного из похоронных бюро Энгельса. По указанию "папы" – Анисина – его "крестные дети" подъезжают ночью к частному дому. Вытаскивают канистры с бензином и, облив его стены, поджигают. К счастью хозяйки, дом не весь сгорел. После пожара на руководителя похоронного бюро банда Анисина выходит уже через посредника. Назначают "стрелку" на 8-м квартале. Анисин, отделившись от толпы своих – человек в двадцать, подходит и говорит: "Если пожара мало, получишь пулеметную очередь…". И поясняет, что хочет навести "свой порядок на кладбище". На вопрос руководителя похоронного бюро, а не боится ли случайно он милиции, Анисин ответил, что знает одного из руководителей ГОВД, который спросит его: "Саша, что ты так шалишь? Дай честное слово, что не будешь так делать", и он такое слово "даст", и из "милиции его отпустят". Эти слова Анисин повторил потом еще раз, примерно через полгода. Но уже на допросе, у следователя в кабинете.
В досье банды Анисина еще ряд преступлений:
вымогательство автомобиля, хозяин которого, боясь быть "утопленным в туалете", как грозили ему "анисинцы", подписал все необходимые документы на оформление купли-продажи;
жестокое избиение предпринимателя за то, что тот не спросил "разрешения" у Анисина и разместил офис свой фирмы в центре города. За "самоуправство" Анисин и его "подельники" отобрали у предпринимателя "ВАЗ-21099". Брала банда Анисина под контроль и работу частных таксистов в Энгельсе. Один раз в неделю кто-то из "анисинских" приезжал к "Пельменной", и ему послушно отдавали недельный оброк. Три тысячи в день с каждого таксиста. Таких, кто платил Анисину, было чуть больше 50 человек. Кто-то попробовал отказаться, но это обошлось для него ремонтом изуродованной монтировками машины…
После гибели четверых своих наиболее активных помощников в июле 1994 года Анисин поминал их недолго и нашел других. Но это уже была агония "крестного отца", и от нее пострадали, к счастью, единицы. В середине лета Анисин и его помощники приехали к дому фермера в Энгельсском районе. Конечно, они были не "пустыми" – с пистолетом, гранатами. В обмен на жизнь и фермера, и его семьи они потребовали передать им на правах личной собственности двухквартирный дом стоимостью 36 миллионов рублей. Фермер подписал все документы, и блоки дома вывезли с фермерского участка. Может быть, Анисин хотел продать фермерский дом? А может быть, он хотел там жить? Ни первое, ни второе желание, если они были такими, не сбылись. Фермер обратился в милицию. Это была последняя "глава" из бандитского "романа" энгельсского "крестного отца", и его домом стала тюрьма. Теперь – очень надолго. А дом фермеру вернули.
Троих других, кроме осужденных Анисина и Дугина, которым следствием было предъявлено обвинение за укрывательство преступления, за хранение оружия, суд признал невиновными. По формулировке суда, "за недоказанностью".
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню