Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

"Крутая" жизнь

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Михайлов
"Крутая" жизнь
 
// "Саратовские вести" по субботам (г. Саратов). 1997, 05 июля. С. 11.
Рубрика: Война без победителей
Окончание. Начало в № 119.
* Подготовлено к печати: 18 февраля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Борьба за лидерство между организованными преступными группировками Силкина и Пронина из Заводского района Саратова перешла в 1994 году в непримиримую войну, которая закончилась поражением и тех, и других.
 
В ярости мести
В том, что "форд" расстреляли люди Пронина, у Силкина не могло быть никаких сомнений, но он дал команду своим – узнать, кто именно стрелял. Единственным свидетелем случившегося был Семенов, и он чудом остался в живых. Точно неизвестно, назвал ли Семенов в те дни именно тех, кто стрелял, но известно точно, что в больнице друзья его навещали, а значит, скорее всего, именно Семенов и указал на Рябуху, того самого, кто стрелял из автомата.
Его выслеживали долго. Обычно Рябуха был везде вместе с Кузнецовым. В тот день 10 февраля они увидели Рябуху и Кузнецова на автостоянке. Как рассказывает сторож, на территорию автостоянки вбежали вдруг люди в камуфляжной форме. Набросились на Рябуху и Кузнецова, скрутили их, надели наручники и затолкали в машину.
Их отвезли к берегу Волги и спрятали на пустующей холодной барже. Пытали, били их долго и задавали один и тот же вопрос: "Кто стрелял?". Рябуха, видимо, понимал, что если сознается, то его убьют сразу же. Поэтому тянул время, надеясь, что свои скоро спасут. Действительно, Пронин был обеспокоен исчезновением своих людей, поэтому уже через 5 дней после их похищения, 15 февраля, и потом 18 февраля похитит двух человек из бригады Силкина. Но этот ответный ход был уже бессмысленным, запоздалым. Рябуха и Кузнецов, несмотря на жестокие пытки, избиения молчали. Свои последние шаги, избитые до полусмерти, подталкиваемые теми, кто их держал в плену, они сделали ночью по льду Волги в направлении к проруби. Тела Рябухи и Кузнецова найдут через несколько месяцев в Волге, в районе Энгельса.
О подробностях этого убийства мы узнаем осенью, когда состоится суд над членами группировки Силкина, расследование уголовного дела о совершенных преступлениях этой группировкой близко к завершению.
Сам Пронин тоже опасался за свою жизнь и ждал удара со стороны группировки Силкина. С Проней постоянно были Яковлев, Нарчук и Иванов. Когда он подъезжал к своему дому, они выходили первыми и просматривали подъезд с верхнего до нижнего этажа и только потом Пронина сопровождали к дверям квартиры. Но Силкин схитрил – были похищены Рябуха и Кузнецов, этого Пронин никак не ожидал. Он решил ответить тем же, чтобы узнать, где их прячут, похитить, в свою очередь, силкинских парней.
Они ездили по городу, выслеживали их. Судьбе было угодно, чтобы они увидели Ефимова. Пронин, Яковлев, Нарчук и Иванов, избив его, втащили в машину и отвезли в гараж № 4 гаражного кооператива № 32 в Комсомольском поселке. Его били и спрашивали одно и то же: "Где Рябуха и Кузнецов?". Скорее всего, он и, правда, не знал, где именно их прячут, и сказал им только, что точно знает – они на какой-то барже. Ефимову связали руки тонкой бечевкой и, бросив в холодный погреб, уехали. Он здесь находился без еды и воды больше трех суток, пока не привезли ещё одного силкинского – Марченко.
Его встретили на проспекте Энтузиастов. Марченко ехал на своей машине домой. Он был крепким, занимался боксом, но это обстоятельство его не спасло, справиться с тремя – Прониным, Приходько и Алексеем Лапиным – он не смог. К тому же напали они совершенно неожиданно. Сидевший за рулем Приходько нажал на газ и, приблизившись к машине Марченко, вывернул резко руль, прижав его к бордюру. Марченко вытащили, избили и втолкнули в машину. Отвезли его сначала к овощехранилищу в Комсомольском поселке. Здесь Пронин и Приходько пересадили Марченко в "девятку" Алексея Лапина, в которой сидели Иванов, Нарчук и Яковлев. И Марченко отвезли в тот же гараж, где уже находился избитый и связанный Ефимов. Пронин сказал Марченко: "Вспомни всё". Ему связали руки и спустили в погреб.
19 февраля у Алексея Лапина был день рожденья. Проня изрядно выпил. После застолья решили поехать в гараж и ещё раз, теперь уже "как следует", поговорить с пленниками. Приехали в гараж часов в восемь вечера. Были Пронин, Яковлев, Нарчук и Иванов.
Ефимова и Марченко вытащили из погреба и усадили связанными на бетонный пол друг напротив друга. Стали бить. Пронин пришел в ярость, потому что и Ефимов, и Марченко продолжали молчать и ни слова не говорили о том, где находятся пленники пронинской группировки Рябуха и Кузнецов. Впрочем, их признания уже ничего не могли бы изменить – эти двое парней уже были мертвы, их трупы были подо льдом Волги.
Почему-то Ефимову досталось больше всего – его били особенно жестоко. Ногами, потом лезвием топора по ногам, затем черенком от лопаты, пока тот не сломался… Потерявших сознание парней бросили опять в погреб и уехали, закрыв гараж. Марченко пришел в себя и слышал, как некоторое время лежавший рядом с ним Ефимов стонал. Потом стоны прекратились. Марченко увидел, что Ефимов мертв. Собрав остаток сил, Марченко сумел выбить запертую крышку погреба. Выбрался, подполз к железной двери гаража и стал стучать, звать на помощь. Ему повезло – ведь в любую минуту мог вернуться Пронин с друзьями. Крики Марченко услышали люди, его спасли, и он остался в живых.
Взаимная месть между группировками, казалось, будет ходить по бесконечному кругу. Следующим на очереди был сам Пронин.
Пронин редко ездил на "восьмерке". Но почему-то именно в неё решили подложить гранату. Так как не знали, в какой именно их двух "восьмерок", бывших в группировке, поедет Пронин, то гранаты решено было заложить в обе. Способ был придуман простой, но хитрый. Выдернув чеку из одной и другой гранат, её обильно обмазали пластилином и положили в морозильную камеру холодильника. Замороженные гранаты потом и подложили тайно в печь автомашин.
Пронин ехал в тот день вместе с Приходько, который сидел за рулем. Выехали за город, свернули с асфальта, пошла дорога, покрытая галькой. Печь в машине работала хорошо, становилось всё теплее…
За секунду до взрыва они оба ясно услышали щелчок. В последнее мгновенье, вспоминал потом Пронин, он догадался, что это был за щелчок. Прогремел взрыв, машину подбросило, она встала. Окровавленного Пронина Приходько, которого только слегка зацепило, вытащил на дорогу и, остановив попутную машину, привез его в больницу. Пронину сделали не одну операцию, поврежденную ногу пытались спасти, но дело кончилось всё-таки ампутацией.
После этого взрыва разборки между группировками Силкина и Пронина закончились. Возможно, они бы продолжались и дальше, если бы их лидеры не почувствовали, что РУОП основательно сел им на хвост.
Первым был арестован осенью 1994 года Приходько. Рассказал он много. Как вспоминает следователь Алексей Макаров, показания Приходько давать стал сразу же. До этого, в январе, после расстрела "форда" его и Рябуху задержали на трое суток. Но тогда у органов не нашлось достаточных оснований, чтобы этим двоим было предъявлено обвинение. Хотя оперативная информация была достоверной – и Рябуха, и Приходько имели самое прямое отношение к тому расстрелу "форда". Разумеется, сами они ни в чём тогда не сознались. Правда, Приходько очень нервничал, и уже даже несколько раз подходил к дверям камеры, чтобы постучать, вызвать следователя и всё ему рассказать – боялся, что на чердаке бани его тёщи найдут оружие, которое там было спрятано, и всю вину за расстрел "форда" повесят на него. Но тогда для него всё обошлось, и Приходько выпустили, как выпустили Рябуху, которого потом, меньше чем через месяц после этого задержания, убьют.
Яковлев, Нарчук и Карамышев (последний, напомню, принимал участие в расстреле "форда", а первые двое – в избиении Марченко и убийстве Ефимова) долго скрывались в Астрахани на турбазе одного из островов и жили, как им казалось, безбедно – ели черную икру, пили хорошую водку, общались с девушками… Но однажды их отдых прервала группа захвата из Приволжского РУОПа.
Расследование этого уголовного дела продолжалось шесть месяцев, затем больше года адвокаты и подследственные знакомились с томами дела.
Все вели себя примерно одинаково как на следствии, так и в суде. Карамышев и Александр Лапин не признавали свою вину в убийстве троих человек, находившихся в "форде", в суде от дачи показаний они отказались вообще. У Александра Лапина оказались  довольно крепкие нервы – до самого конца он надеялся, что его оправдают. В камере следственного изолятора он любил цветными фломастерами, которые ему приносили вместе с передачей, рисовать инопланетян. Но Саратовский областной суд "приземлил" его. Александра Лапина приговорили к 15 годам колонии общего режима. Карамышеву дали столько же. Приходько – любимец и преданный друг своего патрона Пронина – получил 10 лет и 6 месяцев. К самому же Сергею Пронину суд проявил, как к инвалиду (без одной ноги), снисхождение – его приговорили к 9 годам.
Те, кто участвовал в похищении, избиении Марченко и убийстве Ефимова, получили сроки тоже большие. Яковлев и Нарчук – по 12 лет каждый, Иванов – 7 лет. Алексея Лапина суд приговорил к 5 годам с условным испытательным сроком в 5 лет, а мера пресечения с залога в 100 миллионов рублей ему была изменена на подписку о невыезде.
Так закончилась эта война между группировками Силкина и Пронина. Война, в которой погибли шесть человек, война, в которой никто не стал победителем, а напротив – все проиграли. И самым главным поражением было то, что одни потеряли жизнь, другие – свободу.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню