Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

КГБ умирает, но не сдается

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Сергей Михайлов
КГБ умирает, но не сдается
 
// "Саратов" (г. Саратов). 1991, 26 сентября. С. 3.
Рубрика: Без обиняков
* Подготовлено к печати: 23 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Наш собеседник – Александр Кичихин. Подполковник КГБ. Сотрудник так называемого Управления "З" – Управления по защите советского конституционного строя.
От Лубянки до Саратова далеко, однако Александр Кичихин хорошо осведомлен о то, что происходило и происходит в наших краях. Он был здесь не один раз в служебных командировках. Занимался и продолжает активно заниматься проблемой немцев Поволжья. Демократически настроенного чекиста особо невзлюбила партийно-государственная верхушка области.
В своем недавнем выступлении по "Радио России" А. Кичихин еще раз подтвердил тот факт, что в разжигании межнационального конфликта в Саратовской области первую скрипку играли как раз-таки партийные верхи Саратова. "Музыку" заказывало мелиоративное ведомство Кузнецова.
Но при нашей очередной встрече в Москве разговор с Александром Кичихиным перешел от национальных проблем к разговору о КГБ. Вещи, в общем-то, очень близко связанные.
…Куда как легче было свергнуть памятник Дзержинскому. Но… Но тень "железного Феликса" продолжает висеть над Лубянкой. Вот это страшно…
 
"Во время строительства Балаковской АЭС в фундамент вместо гравия закладывали известковую крошку"
- Александр, не кажется ли вам, что мы слишком много зная, продолжаем опять же много рассуждать и говорить на эту тему. Я имею в виду проблему немцев Поволжья и главного противника возрождения исторической справедливости в лице Кузнецова и его ведомства. Не уходим ли мы в сторону от конкретных мер?
- Действительно, разговоров много. Но был разработан в Прокуратуре РСФСР конкретный план проведения проверки ведомства Кузнецова. Предполагалось привлечь к этому ученых, специалистов из Москвы. Весной этого года прокурор отдела по контролю за исполнением законов в области межнациональных отношений республиканской прокуратуры Г. Филипенков еще раз послал указание в Саратовскую областную прокуратуру – продолжить такую проверку. Но чувствуется – ничего не сделано. В ближайшее время, я это знаю точно, Геннадий Александрович предпримет более конкретные шаги и сам приедет в Саратов, чтобы лично проконтролировать и проверить, как идет проверка деятельности ведомства Кузнецова.
- Александр, я помню, вы как-то при нашей встрече в прошлом году обмолвились, что располагаете вполне конкретными фактами о работе саратовской мелиорации. Тогда вы их не спешили сообщать…
- Все дело в том, что информации о работе Кузнецова и его ближайшего окружения достаточно иного. Но кроме этого, вы понимаете, нужны четкие факты. Мало, допустим, сказать, что на территории трех районов области ведомство Кузнецова имеет на 500 миллионов рублей незавершенных работ. Необходим анализ экономистов, почему это произошло. Как чекист я знаю другое. Из Саратова, а именно из главка мелиорации, в Москву шли строительные материалы для строительства дач некоторых сотрудников ЦК КПСС. Юридически все документы были оформлены так, что не придерешься. Но ведь эти же стройматериалы выделялись мелиорации для собственных нужд. Вот вам и "незавершенка"…
В свое время, когда Муренин был в обкоме компартии заведующим отделом промышленности и строительства, он рука об руку работал с Кузнецовым. Вы знаете, несколько лет тому назад Муренина чуть не исключили из КПСС. Обошелся строгим выговором. А дело было серьезным. Об этом, к сожалению, забыли. Во время строительства Балаковской АЭС в фундамент станции вместо гравия закладывали известковую крошку. Гравий же шел на строительство дач для руководителей области…
- Наше саратовское КГБ занималось этим?
- Есть сведения, что саратовские чекисты проявляли интерес к делам мелиорации по некоторым вопросам, связанным с организованной преступностью.
Конкретных дел нет. Тут тоже далеко не все просто…
- Вы, наверное, имеете в виду давление на КГБ со стороны обкома компартии. А дальше цепочка простая: Муренин – Кузнецов…
 
"О каких переменах в аппарате КГБ можно говорить?"
- Вас ведь тоже, насколько я знаю, пытались блокировать в Саратове, не говоря уже о Москве. Все время, пока вы занимались изучением проблемы немцев Поволжья, давление на вас шло постоянно.
Что теперь – станет легче? Ведь, как мы слышим, в КГБ грядут большие перемены?
- Все очень непросто. В КГБ сейчас, по сути, никто ничего не делает – все в ожидании перемен. Прием на работу новых сотрудников заморожен.
Сейчас на Лубянке работает комиссия по расследованию о причастности КГБ к путчу.
Именно наше Управление по защите советского конституционного строя должно было бы заниматься выявлением фактов подготовки КГБ переворота. Но мы этим не занимаемся. Более того – продолжается ликвидация документов. Сейфы сотрудников не опечатаны. Даже откровенные участники переворота – до сих пор на работе в Комитете.
Это – начальник управления Федосеев, народный депутат РСФСР. Он давал указания о формировании оперативных групп. Заместители начальника управления Добровольский, Перфильев возглавляли оперативные группы.
Так что, видите, перемен пока никаких.
- Что и кто мешает начать их?
- Прежде всего – Закон о КГБ. Я думаю, первым актом Горбачева должен бы быть Указ о приостановлении действия этого закона. Ведь по сути он узаконил всю деятельность КГБ, которая в итоге и привела к попытке переворота.
- Как по-вашему, какую роль играл во всем этом Крючков?
- На мой взгляд, Крючков был фигурой, которой играл второй эшелон власти центрального аппарата КГБ. Это те люди, которые закалились и воспитались в борьбе с так называемыми диссидентами. Заместитель Крючкова Лебедев ведь не уволен. Он в свое время "боролся" с евреями, диссидентами.
Заместитель начальника контрразведки Шаронин вел дела по Сахарову, Солженицыну… И ничего, продолжает работать, руководить людьми. О каких переменах в аппарате КГБ можно говорить?
В КГБ много таких людей – воспитанных в духе ненависти к демократии. Еще задолго до августовских событий у нас в КГБ – через партийные организации – высшим руководящим составом велась активная обработка сотрудников Комитета. Неоднократно на всевозможных совещаниях, собраниях говорилось, что демократы рвутся к власти. Обстановка в Комитете складывалась нездоровая – поэтому из КГБ стали увольняться молодые сотрудники. Оставались, в основном, реакционно настроенные люди, проще говоря, держиморды.
- Александр, все это очень тревожно. Если в Комитете не происходит перемен, тогда что же – нам жить все время под "колпаком" КГБ, под страхом будущих переворотов?
- То, что произошло в августе – не переворот, а спектакль. Естественно, КГБ был причастен к этим событиям самым непосредственным образом. Ведь КГБ – это единственная организация в стране, которая обладает полной информацией обо всем, что происходит внутри и вне страны.
- Но нас, особенно журналистов, на разных брифингах в КГБ уверяли с простодушной миной на лице, что КГБ давно не вмешивается во внутренние дела граждан, не контролирует деятельность общественных организаций…
- Это совершенно не так. КГБ имеет своих людей (причем не агентов – агенты само собой) во всех государственных структурах. Это, как правило, офицеры. Работают они на предприятиях, в организациях. Помимо "основной" работы ведут сбор информации. Этих людей называют еще по-другому – "подкрышники".
- А есть ли такие люди в редакциях газет, радио, телевидения?
- Разумеется. Особенно в больших газетах. Обязательно есть люди, работающие на КГБ, выполняющие его заказы, задания. Например, написать статью определенного характера. КГБ снабжает всеми необходимыми сведениями, и журналист выполняет "социальный" заказ. Идет, таким образом, манипуляция общественным сознанием. Очень страшная вещь…
- Точнее – целенаправленная дезинформация.
- Именно.
- То, что вы сказали сейчас, - новость, конечно, интересная. Еще, нас уверяли, что КГБ политическим сыском уже не занимается…
- Да, говорилось о ликвидации 5-го Управления. Но ведь вместо него создано Управление по защите государственного и конституционного строя. Цели, задачи, структура остались такими же, как в бывшем 5-м Управлении.
- Получается, что кругом ваши люди? Есть мнение, что прошлогодний форум демократических сил в Саратове развалили агенты КГБ. Что вы об этом думаете?
- Вполне, возможно. Помните, весной прошлого года в Воркуте проходило Всесоюзное совещание представителей рабочего движения.
Есть официальный документ, свидетельствующий о деятельности КГБ в то время. Этот документ был подписан начальником нашего управления, где я работаю. Из этого документа ясно, что на то совещание были откомандированы наши сотрудники со своей агентурой. Эти люди были на совещании в качестве наблюдателей, участников. И именно им удалось тогда не допустить создания Всесоюзного стачечного комитета.
Так вот, чтобы подобные вещи не повторялись, нужен новый закон о КГБ, который бы не допускал вмешательства органов госбезопасности в социальные и политические процессы.
- Кроме этого, что еще нужно поменять в работе КГБ?
- Прежде всего – обновить кадры. Надо убрать весь так называемый партийный набор, людей, кто пришел в КГБ из партийных структур.
Еще из КГБ надо обязательно убирать всех "детей". Смешно? Дело в том, что у нас, в центральном аппарате, да и на периферии, работает очень много детей парт- и госруководителей. Особо престижные места для них – разведка и контрразведка.
- То есть строгости подбора кадров, о котором нам толковали, в КГБ не было?
- Да, страшно, что эти выдвиженцы-дети будут всегда подыгрывать своим родителям, родственникам, работающим в государственных структурах. Вот это и есть коррумпированность.
- Александр, и все же, у вас в КГБ есть настоящие люди, чекисты-профессионалы. От них, видимо, и будет зависеть, каким станет КГБ.
 
"Я был все те дни в Белом доме, выполняя чисто чекистскую работу"
- …Коротко – расскажите, как вели себя ваши коллеги в дни путча?
- 19 августа я подал рапорт об увольнении. Он, правда, был подписан 21 августа, но уже тем человеком, которого уволили потом самого. Так что продолжаю работать.
Сам я был все те дни в Белом доме, выполнял чисто чекистскую работу.
Доходило до парадоксальных, комичных вещей. Мои коллеги находились днем в Управлении – "честно" отсиживали рабочий день, а вечером ехали на защиту Белого дома.
- Как вы думаете, возможно ли повторение чего-то подобного?
- Предполагаю, все должно решиться осенью этого года или весной будущего. Будем надеяться, здравый смысл победит…
Поблагодарив Александра Кичихина за беседу, я расстался с ним в метро.
Он ехал в Белый дом…
Москва, сентябрь.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню