Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Банда Соловьева

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Банда Соловьева
 
// "Московский комсомолец" в Саратове (г. Саратов). 1998, 02-09 июля. С. 15.
* Подготовлено к печати: 04 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Впервые за многие годы Саратовским областным судом было рассмотрено дело о бандитизме. На скамье подсудимых давали показания "мастера". Главарь банды – некто Соловьев Владимир Петрович, 1949 года рождения, был судим трижды: грабеж, хулиганство, общий срок под стражей – 9 лет.
В апреле 1997 года шестеро преступников, в том числе и дочь главаря – 18 летняя Марина Соловьева, были осуждены к длительным срокам заключения. Всего – 67 лет на шестерых.
Владимир Соловьев приехал с дочерью Мариной в Саратов в 1994 году. До этого они жили в г. Кировске Мурманской области.
После последней отсидки, а осужден Соловьев был на 2 года за хулиганство, в 1978 году он женился. В 1979 году родилась дочь Марина. Это "яблочко" далеко не упало от яблони, и в 14 лет она уже была осуждена к 2 годам за кражу. Суд, учитывая еще юный возраст, дал тогда отсрочку исполнения приговора на 2 года.
Живя в Кировске, Соловьев нигде не работал. Было установлено, что перед приездом в Саратов он купил в этом городе малокалиберную винтовку ТОЗ-16, дубинку-кастет и нож. Этот классический арсенал дополнил малокалиберным пистолетом, сделанный им самим. С этим багажом и поехал Соловьев в Саратов. Ожидая поезда Москва – Саратов на Павелецком вокзале, он как бы между прочим покупает у незнакомого ему человека гранату. В Саратове Соловьев жил сначала у матери на квартире, потом на его даче в районе Кумысной поляны. А в 1995 году он снял квартиру в частном доме по 1-му Прудному проезду, принадлежащем некоему Куренкову. Здесь Соловьев жил с дочерью – до того самого дня, когда 18 апреля 1996 года всю их банду после несостоявшегося нападения на инкассаторов арестуют.
Понимая, какой большой срок грозит и ему, и его подельникам, Соловьев на суде отрицал факт организации им банды, говоря, что "кто хотел, тот и шел на "дело", а кто не хотел – не шел", и что, мол, никакого принуждения и руководства с его стороны не было, и что все происходило само собой – просто ходили по городу, а когда находился подходящий объект, то нападали. Сумка с "боевым арсеналом" при этом была все время с Соловьевым. Дочь его, как и все другие отрицая участие в банде, говорила, что по предложению отца "просто каталась по городу", не зная, чем занимаются взрослые.
На следствии все они давали совершенно противоположные показания. На одном из допросов Соловьев рассказывал: "Одному действовать несподручно, нужны помощники, поддержка… Как говорится в пословице: "Двоим всегда легче везде". Да и веселее в конце концов. Все, кто был со мной, знали на что идут. Главным требованием к ним было: отсутствие вредных привычек, то есть пьянства, болтовни. Якушкина я не взял в группу, потому что слишком много пил".
На вопрос следователя Александра Овчинникова, для чего была создана банда и кто был  ее участником, Соловьев ответил так: "Проще простого – хотел как можно больше, любым способом добыть денег. Я и Резепов – основные исполнители. Ниженко – роль подсобного, для подстраховки. Федосов – транспорт. Детали оговаривали непосредственно перед нападением. Деньги делили поровну".
Сначала банда Соловьева довольствовалась "мелочевкой" – колбасой, водкой, сигаретами, а спустя несколько месяцев, приобретя "боевой опыт", решили напасть на инкассаторов…
Конечной целью было, как сказал на одном из допросов Соловьев – "собрать побольше денег и убраться с дочерью на Украину". Украина осталась в мечтах, а реальностью – зона. На долгие-долгие годы.
На первое дело банда вышла 22 января 1996 года. Соловьев, дочь Марина и Резепов приехали на 3-ю Дачную. Здесь встретили в пивном баре Якушкина Виктора. "Стрелку" ему здесь заранее назначил Соловьев, в общих чертах объяснив, что есть "дело…" 46-летний Якушкин, судимый несколько раз и отсидевший ровно половину жизни – 23 года, понял без лишних слов, что это будет за дело.
Сумка с оружием была у Соловьева. Сели в пивном баре, пока выпивали по кружке, Соловьев послал дочь в магазин № 14 "Булочная" – разведать, что там есть. Марина, вернувшись, сообщила, что в магазине три продавца-женщины, торговля идет хорошо и там "есть все". Сказав дочери, чтобы она была неподалеку от магазина и наблюдала за обстановкой, Соловьев и его помощники пошли к "Булочной". В магазин они не вошли, а ворвались. "Всем в угол, молчать!" – крикнул Соловьев и, подталкивая перепуганных женщин прикладом винтовки, загнал их в подсобное помещение. Магазин закрыли изнутри, кто-то из бандитов вывесил табличку: "Перерыв на обед". По приказу Соловьева одна из женщин сняла с себя золотые сережки и передала их ему. В кабинете директора  магазина бандиты нашли банку кофе и тушенку, торт, три бутылки водки. Якушкин, порывшись в кассе, выгреб все деньги. Потом, когда пересчитали, оказалось около миллиона рублей. Соловьев был недоволен: "Водка, тушенка, да жалкий "лимон"… Для этого разве рискуем? Это было, конечно, не то, на что рассчитывал Соловьев. Поэтому на следующее дело банда, "отдохнув" и подкрепившись краденой тушенкой и водкой, вышла уже через два дня.
24 января на небольшом базарчике на перекрестке ул. Строителей и Антонова торговали с машины работники АООТ "Мясокомбинат Покровский": водитель Бондаренко и продавец Авдошина. Давно стемнело, было уже почти шесть вечера, и они стали собираться домой. День прошел удачно, продали колбасы, сосисок почти на 4 миллиона. Авдошина, уложив все деньги в сумку, сняла белый халат и села греться в кабину. А Бондаренко укладывал в фургон "Москвича" остатки непроданного товара. Когда все уложил и стал закрывать дверь, услышал над ухом: "Назад!" Повернувшись, увидел в метре от себя мужчину в фуфайке и пистолет, направленный прямо ему в голову. Второго мужчину, появившегося сбоку, он успел заметить только мельком – ударив водителя в плечо, бандит развернул его лицом к будке автомобиля, схватил за волосы, ударил об дверь, потом еще сверху – кастетом. Водителя, потерявшего сознание, забрасывают в фургон, захлопывают двери. Женщина ничего не слышала, поэтому все случившееся в следующее мгновение было для нее полной неожиданностью. Двери были распахнуты одновременно. Испугавшись, женщина даже не успела вскрикнуть. Один из бандитов приставил к груди пистолет и сказал: "Молчи, сука. Васька убит". Они проехали в сторону от базарчика меньше километра. За это время водитель очнулся, открыл двери и выпрыгнул на ходу.
У продавщицы отобрали сумку с деньгами, калькулятор, паспорт. Женщина была ни жива, ни мертва, ждала, что ее вот-вот убьют. В каком-то глухом, темном переулке бандиты притормозили, открыли двери и вытолкнули женщину.
После этого нападения Соловьев и его компания отдыхали до середины марта. Поверив в удачу, они решили специализироваться на ограблении продавцов мясопродуктами.
Следующим объектом нападения был базарчик на кольце трамвайного маршрута № 9. Здесь торговали две работницы АООТ "Мясокомбинат Покровский" – Макарова и Трубникова с водителем Сториевым. Около 16 часов торговлю они закончили. Макрова села в фургон, а Трубникова – в кабину. Опять та же схема действий. Один бандит врывается в автомобиль со стороны водителя, другой – со стороны пассажира. Приказ: "Сидеть, не дергаться", наставили водителю в грудь пистолет. Отъехали к пустырю. Соловьев забрал пакет с деньгами, вышел. Достал из кармана гранату и положил на капот "Москвича". В сумке продавца, как и в предыдущий раз, было без малого 4 миллиона рублей.
Аппетиты и амбиции бандитов росли. Соловьев давно посматривал в сторону филиала "Экономбанка" в Ленинском районе Саратова. 4 апреля в 10.30 он, Марина и Резепов на машине Фофанова приехали к банку. Встали в стороне и начали наблюдать за входом. Сумка с оружием, как и всегда, была у Соловьева. Ко входу в банк подъехал "ЗИЛ-130". Из кабины вышли две женщины. Были там минут пятнадцать, не больше. Вышли с двумя сумками. "Деньги несут?" – спросил Соловьев у Резепова. "Похоже, что да, деньги". Они ошиблись. В сумках были канцелярские бумаги, бланки бухгалтерских отчетов.
Соловьев и Резепов вышли к остановке "Саперная", а Фофанов и Марина сидели в машине. Когда от банка отъехал "ЗИЛ-130", "Жигули" Фофанова медленно поехали за ним, у перекрестка обогнали грузовик, выехали перед ним вперед, не давая возможности проехать на знак светофора. И опять та же схема – Соловьев запрыгивает со стороны пассажира, Резепов – со стороны водителя.
Соловьев выхватывает гранату и кричит: "Если кто-то дернется, взлетим на воздух вместе!" Но усилия бандитов были напрасны. Денег у пассажиров не было, а у одной из женщин оказалось с собой всего 6 тысяч рублей, которые, видимо, она отложила для себя на обед. Резепов повел машину в сторону гаражей, "Жигули" притерлись вплотную к "ЗИЛу". Соловьев, высунувшись, крикнул: "Облом, денег нет". "ЗИЛ" остановился, бандиты вышли…
После этой неудавшейся попытки нападения на инкассаторов Соловьев и его подельники вышли опять на привычное дело. Днем приехали к базару на углу улиц Строителей и Антонова. У продавца мясопродуктами выдался удачный день – около 4 миллионов выручки… Удачным он был и у бандитов, которые, подлетев к женщине, без лишних слов, просто махнув перед ее лицом ножом, выхватили сумку с деньгами…
Финальный "выход" банды Соловьева состоялся 18 апреля 1996 года. Банда решила повторить нападение на инкассаторов, перевозивших деньги из филиала "Экономбанка". Несколько дней подряд они "дежурили" в районе рядом с филиалом. Все ждали, когда появится их заветная жертва. "Дежурных" заметила та самая женщина, на которую несколько дней назад напали бандиты. Увидев их, женщина сообщила в милицию.
При задержании особенно активен был Соловьев – пытался выхватить гранату. Оперативник вовремя перехватил руку, завалил бандита на землю. В сумке, при осмотре машины Фофанова, нашли весь бандитский набор, принадлежавший Соловьеву: нож, дубинку, пистолет.
Судебная коллегия по уголовным делам Саратовского областного суда признала всех шестерых виновными. Они пытались защищаться, но слишком убедительными были улики, данные экспертиз, показания свидетелей.
Соловьев отправлен в зону на 15 лет, Резепов – на 14, Неженко – на 12, Фофанов – на 8 лет. Зек со стажем Якушкин въехал в зону еще на 10 лет. Все будут находиться в ИТК строгого режима.
Дочь главаря банды Соловьева – Марина – не увидит свободы 8 лет.
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню