Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Кто оплачивает рэкет?

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


С. Михайлов, обществ. корр. "Труда",
Ю. Казаков, соб. корр. "Труда"
Кто оплачивает рэкет?
 
// "Труд" (г. Москва). 1989, 11 марта.
Рубрика: Внимание: проблема
* Подготовлено к печати: 19 февраля 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Эта трагическая история произошла прошлой осенью. Средь бела дня двое неизвестных явились домой к заведующему секцией игровых автоматов при Саратовском цирке и потребовали десять тысяч рублей. У него в наличии было только шесть, остальные он пообещал принести на следующий день к зданию цирка. Всю ночь не спал и к утру решился позвонить в милицию. В назначенное время вымогатели уже поджидали его у цирка. И тут произошла осечка: милиция захватить их не смогла…
Пытаясь скрыться, преступники открыли огонь на многолюдном проспекте. Один человек убит, несколько ранено. Брошенная в толпу людей граната не разорвалась лишь благодаря счастливой случайности…
Бандиты от погони ушли. Но "имя" главного преступника известно – рэкет.
Это слово вошло в наш лексикон совсем недавно. Вымогатели, правда, существовали у нас и раньше, но "рэкет" означает более широкое явление в мире организованной преступности. Во многом ему "способствовало" бурное развитие кооперативной, индивидуальной трудовой деятельности…
Исключительность саратовской трагедии даже не в том, что произошла она днем в центре города, что преступники применили гранату и что сотрудники милиции так бесславно провалили операцию захвата. Необычнее всего, что пострадавший обратился за помощью к правоохранительным органам. Случай редкий… Чаще всего жертвы (в основном это кооператоры) подобные факты от милиции скрывают.
Органами внутренних дел Саратова сейчас рассматривается несколько случаев  вымогательства денег – с угрозами оружием, с похищением владельца крупной суммы… Но ни один из тех, кому угрожали, официальных заявлений в милицию не делал. Хотя, казалось бы, в статье 8 Закона о кооперации прямо сказано: "Кооперативная собственность как форма социалистической собственности неприкосновенна и находится под защитой государства. Она охраняется законом наравне с государственной собственностью…" Почему же кооператоры не прибегают к этой защите?
Как-то разговорились с председателем кооперативного кафе. Собеседник был немногословен, но намекнул, что после нападения кое-какие контрмеры предпринял, правда, от подробностей удержался. Сказал: "Если бы милиция гарантировала безопасность, непременно бы обратился за помощью, но увы… Куда проще нанять двух парней  с револьверами". Заметив удивленный взгляд, посоветовал: "Сходите на Сенной рынок, там воочию увидите рэкетиров. Почему милиция спокойно смотрит на них?" "Вероятно, распознать этих людей непросто", - предположили мы. "Да нет, не очень – широкие плечи, рослые и наглые…"
Пошли мы на Центральный колхозный рынок, или, как его называют, Сенной. Здесь в выходные дни, по подсчетам работников Кировского РОВД, бывает до 10 тысяч кооператоров и индивидуалов. Съезжаются со всех союзных республик. Торгуют в общих с колхозниками рядах. Уследить за обстановкой, конечно, непросто.
Из многочисленных разговоров с индивидуалами и кооператорами (надо сказать, откровенничают они очень неохотно) выяснилось, что на рынке время от времени появляются "бойцы". Спортивного вида парни приезжают сюда на личных автомашинах, ведут себя по-хозяйски, не остерегаясь. По рассказу очевидцев, к примеру, дюжие молодцы присмотрели жертву – индивидуала из Москвы. Несколько раз подходили к продавцу, требовали плату за место. Он отказался. Тогда на виду у многих свидетелей у него отобрали весь оставшийся товар и деньги – рублей 100…
Ни здешний участковый – капитан Н. Климов, ни его подчиненные ничего о том случае не знают – за помощью к ним никто не обращался. Свое безучастие объясняют так: "А что делать? Да, мы видим, как ходят по рядам 5-6 подозрительных молодцов, предполагаем, что именно они берут с кооператоров "дань". Но ведь ни одного официального заявления у нас нет…" А устные жалобы, видимо, в расчет не берутся. Индивидуалы из Риги пришли в милицию, говорят: "С нас потребовали три тысячи". Однако оформить свою жалобу в установленном порядке отказались. Так и уехали домой ни с чем…
Складывается парадоксальная ситуация: вымогатель буквально перед глазами участкового занимается преступным промыслом, а тот ничего не может поделать, потому что нет официально оформленного заявления. Боятся продавцы. И не найдя иного выхода, начинают думать: лучше отдать сто рублей вымогателю, зато есть гарантия, что тебя не тронут…
Вот такие "тихие" грабежи стали едва ли не нормой на рынках. Хотя в органах милиции нас уверяли, что всё это – отдельные эпизоды, о которых и писать-то не стоит. Конечно, такой утешительный самообман куда приятнее честного признания, что к борьбе с рэкетом органы внутренних дел абсолютно не готовы. Одно из свидетельств тому - трагедия, с которой мы начали разговор. К каким ещё плачевным последствиям может привести противоборство стремительно развивающейся кооперации и не менее стремительно наглеющего рэкета – предсказать трудно. Но вот только один штрих. Журналисты задали вопрос выступавшему перед ними президенту ассоциации кооператоров "Россия" В. Корчагину: "Какие меры вы принимаете для борьбы с рэкетом?" Он подумал и ответил: "Рэкет есть уголовный и бюрократический. С первым бороться проще, на худой конец можно самим нанять уголовника. В Москве формируется своя дружина для защиты кооператоров. А вот как бороться с бюрократом? Выплачивать взятки?.."
Думаем, что такое решение вопроса не может удовлетворить общество. Не по себе становится от этой перспективы. Да и следовало бы разобраться, откуда у кооператоров деньги для расплаты с теми и другими. В. Корчагин хитрить не стал: "Эта сумма входит в общую цену товара…"
А теперь подумаем: так где же и когда происходят "тихие" грабежи? Только ли по ночам в квартирах, когда напуганный кооператор выплачивает дань вымогателю? Увы, и средь бела дня – в кооперативном кафе или на базаре – при покупке понравившейся вещи у индивидуалов… Это мы с вами, покупатели кооперативных товаров, потребители кооперативных услуг, платим "дань" организованной преступности, причем совершенно открыто. Это из нашего кармана оплачивается спокойствие предприимчивых людей, которые сумму "выкупа" уже закладывают в стоимость вещи. В конечном итоге получается, что именно мы "кормим" вымогателей?!
Где же выход? Думается, недавние поправки к Уголовному кодексу, которые нам "подарили" без всякого предварительного обсуждения законодатели, - не панацея от этих бед. Ужесточение мер к рэкетирам? Но для начала их надо хотя бы изобличить, а заявлений от кооператоров как не было, так и нет.
Меры нужно принимать. Может, стоит, в частности, обратиться к опыту некоторых соцстран, где установлен предельный процент превышения кооперативных цен над соответствующими государственными? Тогда кооператор и индивидуалы окажутся перед необходимостью обращаться в органы милиции: ведь брать деньги для "откупа" будет просто неоткуда. Но главное, конечно, абсолютно необходим действенный, продуманный закон о борьбе с вымогательством, а не те куцые и осторожные "поправки", которые ничего, по сути, не решают. Рэкет стал, не исключением, а явлением нашей действительности – и относиться к нему, и бороться с ним надо соответственно. Пора прекращать эти "тихие" грабежи средь бела дня всех нас, общества…
Саратов  ***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню