Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Почему исчез Александр Скорынин

Авторы - статьи > Михайлов Сергей


Михайлов С.Ю.
Почему исчез Александр Скорынин
 
// Михайлов Сергей Юрьевич. Криминальный Саратов. Сборник очерков – Саратов, 1997 г. Изд. "Слово и К", 160 стр. Тираж 5000 экз. Стр. 117-123.
* Подготовлено к печати: 14 марта 2015 г. Вячеслав Борисов.
 
Для людей из мира бизнеса этот вопрос покажется по меньшей мере наивным: конечно, президент крупнейшего некогда в Саратовской области концерна "Поволжье-С" исчез потому, что слишком много кому в Саратове должен.
Александр Викторович был в зените славы бизнесмена. В результате проведенного газетой "Саратовские вести" конкурса "Человек года" Александр Скорынин стал одним из его победителей в 1994 году. Этого звания, по формулировке "Саратовских вестей", он был удостоен "за инвестирование проектов, позволяющих расширить спектр и увеличить объем выпускаемой продукции на целом ряде предприятий Саратовской области".
Агентством "Элеком" в тот же примерно период времени был проведен анкетный опрос 100 директоров и ведущих менеджеров наиболее крупных саратовских фирм. Первое место в рейтинге самых преуспевающих и влиятельных саратовских предпринимателей занял опять он – Александр Скорынин.
И вдруг первый среди первых исчезает. Что произошло? Руководство "Поволжья-С" отвечало, что Александр Викторович в командировке. О целях поездки за границу, о сроках его возвращения ничего определенного не говорили, отделываясь общими фразами и ссылаясь на коммерческую тайну. На совсем уж прямой вопрос, правда ли, что Скорынин попросту бросил концерн и исчез из поля зрения, отвечали, что это просто слухи. Говорили, что семья Александра Викторовича живет в Саратове и что сам он гражданства не поменял, но действительно находится за границей и должен вернуться.
Его персоной заинтересовалось Управление по борьбе с экономическими преступлениями УВД Саратовской области (УБЭП). Но слишком заметной фигурой был Скорынин, чтобы его смогли так просто забыть… Кажется, что ответы на некоторые вопросы можно отыскать в его прошлом. Каким он был? Давайте вспомним.
Генетические корни у него довольно сильны. Сам он – человек волевой, крепкий и уравновешенный. Его предки родом с Кубани. До революции прадед был войсковым старшиной, дед – кадровым офицером. Несколько лет назад многие входили в бизнес благодаря своему или партийному, или комсомольскому прошлому. У Александра Скорынина путь в бизнес был несколько иным, возможно, потому, что вырос он в семье технической интеллигенции. Отец работал механиком на одном из заводов в Саратове, а мать – инженером. Пример для будущей карьеры был, так сказать, перед глазами. После окончания Московского университета он работал на "Нитроне" начальником смены. Потом был секретарем комитета комсомола, инструктором райкома комсомола. Но от карьеры партноменклатурщика он все же вскоре отказывается и возвращается на "Нитрон". Он пробует себя буквально в полярных сферах деятельности. Работает аппаратчиком в одном из цехов "Нитрона", главным инженером жилищно-коммунального отдела, затем – заместителем управляющего трестом "Горгаз". И, наконец, последнее его место работы в госструктурах – облкниготорг, где он был заместителем директора. Работая здесь, он, по его словам, "получил основные навыки коммерческого подхода к делу".
Вот как он рассказывает о своих первых шагах бизнесмена: "Именно тогда мы – Саша Строгович и Леша Федоров – создали фирму, торговое объединение "Саратовское". Начали мы с 50 тысяч рублей. Где-то через месяц наши доходы уже перевалили за миллион. Эта же фирма постепенно превратилась в промышленно-банковский концерн, в который сейчас входят 82 предприятия – банки, страховые компании и так далее".
Вскоре деятельность концерна, возглавляемого Скорыниным, вышла далеко за пределы не только Саратовской области, но и России. В составе правительственной делегации в марте 1993 года Александр Скорынин побывал в США. Тогда было принято решение конгресса США об оказании гуманитарной помощи России. Согласно этому решению вся гуманитарная помощь из США в Россию проходила именно через концерн "Поволжье-С", который и по сей день является учредителем Международного фонда гуманитарной помощи России.
Скорынин заявил тогда: "Будущее – за промышленностью. Торговля отходит в прошлое, сверхприбыли она уже не дает. Ныне, чем больше вложишь в промышленность, тем больше завтра получишь дивидендов". В 1993-1994 годах "Поволжье-С" вкладывает в развитие промышленности сотни миллионов рублей.
Конечно, таким концерном руководить было далеко не просто. Работал он обычно с 8 утра и до 12 ночи. Это был нормальный график для него: встречи с партнерами, представителями зарубежных фирм. В концерн приезжали, например, представители таких фирм, как "Мерседес-Бенц", "Дженерал-Моторс", "Феррари".
Концерном "Поволжье-С" был куплен пакет такого крупного предприятия, как "Тантал". На Саратовском зуборезном заводе был освоен выпуск новой уникальной продукции.
Были вложены средства в развитие марксовского пивзавода, балаковской швейной фабрики фирмы "Мадонна", в целый ряд хозяйств, занимающихся сельским производством.
Прошло после этого всего три года. Скорынин вышел из игры. На вопрос газеты "Руководитель", что для него является самым неприятным явлением жизни, Александр Скорынин отвечал: "Когда не возвращают долги".
 
Концерн "Поволжье-С": империя "мыльных пузырей"
Когда предыдущую – "Почему исчез Александр Скорынин" – заметку я опубликовал в "Комсомольской правде" в 1995 году, то никак не подозревал, что на нее отзовется никто иной, как сам Александр Викторович. Да и откуда – из Лондона. Так появилось продолжение этой темы…
В один и тот же день в редакции корпункта "Комсомолки" в Саратове раздались два телефонных звонка. Один – из Лондона. Другой – из Саратова, из Заводского района.
Из Лондона звонил Александр Скорынин, из Саратова – Юрий Шурыгин, ставший президентом концерна "Поволжье-С" в августе 1994 года.
Согласитесь, что мнение и высказывания этих двух людей как раз и относятся к тому, что мы обычно называем "из первых уст".
Александр Скорынин сообщил, что намерен вернуться в Саратов к Новому году. Он никуда не исчезал. По крайней мере, судя по его словам, удивлен происхождению той искаженной информации, появлявшейся в газетах. Только что, сказал А. Скорынин, он защитил докторскую диссертацию в университете имени Кеннеди в Сан-Франциско. Тема его труда "Негативное влияние Центрального банка России на развитие промышленных предприятий России в постперестроечный период". В Лондоне Скорынин находится на стажировке в Международном банке реконструкции и развития. За все это время (а это уже больше года), пока А. Скорынин живет за границей, он издал, опять же, судя по его словам, 10 книг по бизнесу в Ливане, Панаме, других странах. В этих книгах он обобщил свой опыт работы на Западе.
Что касается "Поволжья-С", он сказал, что не является президентом концерна с 28 августа 1994 года, так что за всю деятельность концерна после этого периода ответственности не несет.
В конце разговора Александр Скорынин сообщил, что в ближайшее время в газете "Коммерсант Дейли" будет опубликовано интервью. (Насколько мне известно, никакого интервью со Скорыниным опубликовано в этой газете не было…)
Ю. Шурыгин и А. Скорынин знакомы более 20 лет. Последние три года они практически не поддерживали отношений. Тем удивительнее был звонок Скорынина летом 1994 года Шурыгину, бывшему в то время руководителем МПКП "Колор". Скорынин в начале разговора употребил свое любимое выражение: "Вопрос на засыпку…" "Вопросом на засыпку" было предложение возглавить концерн.
Встретившись на следующий день в концерне со Скорыниным, Шурыгин обещал подумать над предложением. На другой день им было дано согласие.
Скорынин сообщил Шурыгину, что концерн имеет долги: примерно 4,5 миллиарда рублей. Но при этом он успокоил, сказав, что концерну должны около 8 миллиардов рублей и что на подходе решение вопроса по двум федеральным кредитам в сумме 10 миллиардов рублей. "Объясняя выбор моей кандидатуры, Скорынин сказал: "Хочу, чтобы концерн попал в белые руки".
Всего один штрих из жизни концерна. Через московский банк "Аэрофлот" концерном был оформлен кредит в сумме 5 миллиардов рублей. На ссудный счет было перечислено 4 миллиарда рублей. Три миллиарда взял банк, 1 миллиард остался у концерна. Из этих денег, как рассказывает Ю. Шурыгин, 100 миллионов рублей ушло на погашение старых долгов, 100 – на аренду помещения концерна. Остальные деньги – 800 миллионов – были отправлены на Кипр, где Скорыниным была открыта фирма: кредит через банк "Аэрофлот" брался под поставку дешевых продтоваров с Кипра в районы Сибири и Крайнего Севера. Неясна дальнейшая судьба этих денег. По крайней мере, редакция "КП" не располагает данными о том, что в Сибирь пришли продукты с Кипра.
В марте 1995 года Ю. Шурыгин написал заявление в совет промышленно-банковского концерна "Поволжье-С": "В связи с искажением информации о состоянии финансово-хозяйственной деятельности концерна, данной Скорыниным А.В. при передаче дел, а также его действия в отношении федерального кредита по соглашению № 3/122 от 8 декабря 1994 года, решениями арбитражного суда, исполнением этих решений Октябрьским народным судом, считаю невозможным дальше исполнять обязанности президента концерна.
Принятые мною обязательства по вышеуказанному соглашению берусь исполнить в рамках возглавляемого мной предприятия МПКП "Колор".
Во Фрунзенскую налоговую инспекцию Саратова Ю. Шурыгиным было написано письмо, где он доводит до сведения, что "деятельность ПБК "Поволжье-С" практически остановлена с 1.04.95. Сотрудники уволены в связи с ликвидацией предприятия", что он, Ю. Шурыгин, "выполняет свои функции лишь в части обеспечения необходимых контактов с официальными органами".
Очень многое стало бы на свои места, находись Александр Викторович Скорынин в Саратове.
Приводим отрывок из пояснительной записки директора МПКП "Колор" Ю. Шурыгина, которую он направил в Москву, председателю АБК "Промрадтехбанк" А. Кузьмину:
"Моя работа в Москве с Министерством РФ по делам национальностей и региональной политике и рядом банков Москвы привела к тому, что было подписано уже мной соглашение № 3/12-2 от 8 декабря 1994 года на сумму 5,0 млрд. рублей через АБК "Промрадтехбанк". Я дал согласие на все условия банка и убедил в необходимости этого Скорынина А.В. Его условием было требование производить закупки продуктов питания через предприятие "Эридан К", с которым ПБК "Поволжье-С" заключил договор на поставку продуктов. Также он обещал и выслал контракт на поставку продуктов питания по низким ценам с Кипра. Под этот контракт он получил на Кипр около 135 тысяч долларов. В феврале 1995 года он вылетел на Кипр для решения вопросов поставки продуктов, но оттуда не вернулся. Мой факс остался без ответа…"
Такая вот грустная история. Флагман саратовской экономики, о котором с гордостью писали газеты, оказался на поверку "мыльным пузырем". Лопнув, пузырь этот потопил десятки фирм, многих оставил без надежды.
 
Что входило в концерн "Поволжье-С"
1. ТОО "Коммерсант"
2. ТОО "Реванш"
3. ТОО "Виола"
4. ПТО "Саратовское"
5. ТОО "Поволжьеаудит"
6. ТД "Саратов"
7. НВСК (Нижне-Волжская страховая компания)
8. Пенсионный фонд "Поволжье"
9. ТОО "Охранное агентство "Поволжье"
10. ТОО "Экипаж"
11. АО "Алмазы Поволжья"
12. АО "Мадонна"
13. СП "Саратов-Таврия"
14. ТОО "Джалинад"
15. МФГПР
16. АО "ПБЖ-Банк"
17. Брокерская контора "Поволжье"
18. Газета "Биржевые вести"
19. ТОО "Фермер-сервис"
20. ТОО "ПРВЛ"
21. ТОО "Скарабей"
22. ТОО "Трансфер"
23. ТОО "Рояль"
24. Филиал "Мегаполисбанка"
А что осталось?
***


 
Назад к содержимому | Назад к главному меню